Трегубова М.С.

 

В течение всего XVI века в Русском государстве возникло много новых городов. На окраинах страны такие города первоначально служили крепостями. Но со временем они обрастали посадами, жители которых занимались ремеслом и торговлей.

Однако не все города этого периода переживали расцвет. Отодвигалась государственная граница и охранявшие ее города теряли свое военное значение. Изменялось направление торговых путей, утрачивалось «международное» торговое значение многих городов расположенных на границе государства. Возникновение и рост городов XVI столетия способствовал расширению торговли как внутри страны, так и за её пределами. Укрепленные городов в военных функциях, позволило отбить натиски врагов (Смутное время). Развитие городов является важным моментов для расширения административных центров, а так же освоению новых территорий, а в связи с этим развитию экономики.

Однако многие города были изучены в общем масштабе, с выделением определенных аспектов, отличающих их друг от друга.

Данная является актуальной является актуальной, так как XVI в. был важной вехой в возникновении и развитии новых городов. В этот период  государство начинает разрастаться, присваивая себе новые территории, на которых возникают пограничные города для охраны. Именно с XVI в. большинство сегодняшних городов начинают отсчет, совей истории. Многие города со временем не потеряли своих первоначальных названий. Эти города составили основу государства в экономическом, культурном и политическом плане.                                                                                                              

Источники: важными источниками по данной теме являются произведения иностранных путешественников, послов и купцов. Так как в XVI в. иностранцы активно прибегали к описанию и созданию трудов о России, прибегая к помощи летописей, законодательных актов и архивных данных. Среди источников важны законодательных акты - это судебники 1497 г. и 1550 г. данные приказов, перечень служилых людей, данные из кабальных книг, историческая хроника.                                                                                                                             

     Одним из первых, кто посвятил работу изучению городов России XVI в. был Сигизмунд Герберштейн (1486—1566 гг.) – немецкий барон дипломат и путешественник. В 1517 г. прибыл в качестве посла императора Максимилиана I в Москву. Вторично он прибыл в Москву в 1526. Обе его миссии не увенчались успехом. В 1549 г. выпустил книгу «Записки о московитских делах»[1], в которых пытался дать изложение русской истории с древнейших времён, а также описание экономики, быта, религии страны; основная часть труда — землеописание России: её городов, торговых путей, сёл, рек. Тенденциозно рисует жизнь русского общества начала XVI в. Его произведение является ценным источником, однако, далеко не полным,  для описания городов России  XVI столетия. В этом источнике содержатся названия всех городов Русского государства, их географическое месторасположение (карта Москвы и ряда других городов), с перечислением исторических событий и основных отраслей экономики городов.                                                       

        Флетчер Джайлс (1549-1611 гг.) – английский писатель и дипломат. В 1588–89 гг. был посолом в России, добивавшийся расширения привилегий Московской компании. В своем сочинении «О государстве русском»[2], описал природные условия и государственный строй России, а также быт, нравы различных слоев русского общества. Сочинение его одно из самых подробных и всесторонних среди сочинений иностранцев о России XVI в.  Некоторые сообщения Флетчера (например, цифровые данные о составе русского бюджета) уникальны и важны для понимания ряда проблем русской истории. Ценность труда Флетчера снижают многочисленные фактические неточности, а также стремление изобразить русские порядки в возможно более мрачном виде. Так же в сочинение есть указания на развитие управления в центре и на местах, природные особенности, полезные ископаемые, развитие отраслей экономики и промыслов, а так же торговых отношений с иностранными государствами.

Однако в источниках не уделяется внимания каждому городу в отдельности. Но в них достаточно подробно сообщается об исторических событиях городов, о внешнем виде городов,  о занятиях горожан, месторасположении городов.                                                                                                                            

Цель работы – проследить генезис древнерусских городов XVI в. по сведениям путешественников С. Герберштейна и Дж. Флетчера.                        Задачи данной работы – Выделить главные отрасли хозяйства и промыслов, проследить динамику управления и смены местной администрации, показать внешний вид городов и внутреннее устройство. Определить какое значение имели города в общегосударственном масштабе. В работе рассмотрен генезис городов в нескольких аспектах. Исследованы социально-экономическое положение городов, их политическое стояние (управление в них) и культурное развитие. объяснить чем был обусловлен в данный период рост городов и какое значение они оказали в дальнейшем.

Историография:  Соловьёв Сергей Михайлович (1820-1879 гг.), русский историк, член Петербургской АН. Посвятил множество работ по изучению русской истории всех её периодов[3], в которых изучал правление русских царей, возникновение городов, политическую ситуации разных веков, социально-экономические и культурные.

      Василий Осипович Ключевский (1841-1911 гг.) -  русский историк, посвятивший работы по истории Росси нескольких столетий. Один из курсов лекций посвящен истории России XVI в[4]. В ней имеются сведения о политической сфере государства, о центральном и местном управлении в городах, о торговле городов, их географии, развитии экономики и социальном составе.

       Александр Александрович Кизеветтер (1866-1933 гг.) — русский историк, Им были написаны работы по истории Росси XVI-XVIII[5] вв.  В которой изучено местное самоуправление, относимое к проблеме данной работе. В ней рассмотрены должности наместников, волостелей, воевод с момента возникновения, их функции, права, сроки службы и её характер.

      Пронштейн Александр Павлович (1919-1992 гг.) – советский историк, изучал древнерусские города XVI-XVII столетия, занимался изучением истории Новгорода[6]. В них подробно изучены социально-экономические аспекты городов, управление в Новгороде, содержит подробный список воевод и наместников, показаны культурные достояния города.

     Рабинович Михаил Григорьевич (1916—2000 гг.) — советский археолог и этнограф, первый начальник Московской археологической экспедиции, доктор исторических наук. Основные его работы посвящены археологии городов XII-XVI вв.[7] и истории русских городов XI-XIX вв., в которых содержится информация о демографической ситуации в городах, развитие экономики и ремесла, отличительные особенности городов разного периода.

     Пашкова Татьяна Ильинична – современный ученый, занимавшиеся проблемой местного управления в городах XVI в.[8], содержит изучение работы местной администрации, их военно-политические, судебные и хозяйственный задачи.

      Стоит отметить, что большинство работ посвящено городам XII-XV вв., где детально исследованы города и с помощью археологического материала и с помощью архивных источников. 

Глава I. Социально-экономическое положение городов в XVIвеке

 

       По упоминаниям С. Герберштейна в первой половине XVI в. существовали такие города как[9]: Москва, Владимир, Нижний Новгород, Рязань, Тула, Мценск, Кашира, Коломна, Калуга, Серпухов, Смоленск, Можайск, Ржев Дмитровский, Волок, Тверь, Великие Луки, Торопец, Торжок, Новгород Великий, Ладога, Ивангород, Старая Русса, Псков, Дмитров, Белоозеро, Углич, Переяславль, Ростов, Ярославль, Вологда, Холмогоры, Чернигов, Путивль, Дмитровск, Суздаль, Кострома, Вятка, Пермь. Они достигли в начале XVI в. значительных размеров, зачастую превосходя по величине современные им западноевропейские города. Возникали они в основном в западных и центральных районах, через которые велась торговля с западными государствами. Население большинства городов в первой половине XVI в. сильно выросло. Другой современник этого периода Дж. Флетчер выделяет наиболее значимые города[10]: Москва, Новгород, Ростов, Владимир, Псков, Смоленск, Ярославль, Переяславль, Нижний Новгород, Вологда, Устюг, Холмогоры, Казань, Астрахань, Каргополь, Коломна. Оба эти автора рассказывают историю развития этих городов.                                                        

Однако у авторов отсутствуют данные о социальной прослойке в городах. Они в своих записках указывали на те города, которые были наиболее развиты в экономическом плане. Так в описании Москвы Герберштейн и Флетчер указывали на её торговые отношения с иностранными государствами. Через Москву-реку осуществлялись доставка товаров и всего, ввозимого иностранцами, производится на судах. Река не слишком рыбна; кроме дешевой и обыкновенной рыбы в ней нет ничего другого. Московская область также не слишком пространна и плодоносна; ее плодородию препятствует песчаная повсюду почва, губящая посевы то излишней сухостью, то слишком большой влажностью. К этому присоединяется неумеренная и чересчур жестокая суровость климата, от которой при перевесе зимнего холода над солнечной теплотой посевы иногда не доходят до зрелости. Таким образом, климат Москвы был не таким благоприятным для посева зерновых, Герберштейн отмечает суровость климата, что влияло на экономику города. Ветви плодовых деревьев совершенно погибли от суровой зимы. Холоду соответствовала и жара, которая наносила значительный урон урожаю города, так по известиям Герберштейна в 1525 г. почти все посевы были выжжены, затем последовала такая дороговизна хлеба, что за стоившее прежде 3 деньги платили потом 20 или 30. Город изобилует хлебом и обыкновенными овощами, однако во всей области нет сладких вишен и орехов, кроме лесных, сеют дыни, однако многие продукты привозятся из других областей. Меду и диких зверей в Московской области нет[11]. Нижний Новгород был плодородным и славился произведениями торговли. Он по сообщениям иностранцев был удивительно большим городом, в середине XVI в. было 5096 дворов, а число жителей превышало 20 000 человек. Сам город вел обширную торговлю не только со многими городами России, но с европейскими странами, такие как Литва, Польша, Швеция, Дания и Германия. Рязань отмечалась как плодоноснее всех прочих областей московских; в ней, как говорят, одно зерно пшеницы приносит иногда по два колоса и больше: их стебли растут так густо, что лошади не могут свободно переходить через поле, ни перепелы свободно вылетать оттуда. Меду, рыбы, птиц и диких зверей там множество, а древесные плоды гораздо нежнее московских. Город Мценск расположен на берегу Оки, по берегам ее тянутся леса, которые изобилуют медом, белками, горностаями и куницами. Все поля, которые она орошает, очень плодоносны. Эта река преимущественно славится множеством рыбы (белуга, стерлядь, севрюга, осетр),  которая предпочитается рыбе всех остальных рек Московии. В Калуге искусно делают резные деревянные чащи и другие вещи из дерева для домашнего обихода; они вывозятся оттуда в Московию, Литву и другие окрестные страны.                                                                            Основным занятием горожан было - огородничество и садоводство, скотоводство и рыболовство. Смоленск  лежащий в долине, окружен со всех сторон плодоносными холмами и опоясан весьма обширными лесами, в которых добывается много различных мехов. Можайск был богат промыслами (множество разноцветных зайцев)[12]. Старая Русса находилась на озере Ильмень, город имеет соленый источник, который граждане запирают в широкий бассейн наподобие озера, а оттуда каждый для себя проводит воду в свой дом каналами и вываривает из нее соль. Через Дмитров него дотекает река Яхрома, которая впадает в реку Сестру. Кроме того, Сестра принимает Дубну и сама изливается в Волгу, удобное расположение рек представляет большие выгоды купцам, которые без большого труда ввозят товары из Каспийского моря по Волге в различные страны и даже в самую Москву. В Белоозеро основными  промыслами были добыча рыбы1. Хотя зима там бывает дольше, однако плоды поспевают и собираются в то же время, как и в Москве. В Переяславль поля довольно плодоносны и обильны; На тех же полях есть озеро, из воды которого вываривается соль. Ростов имел плодоносную почву и преимущественно изобиловал рыбою и солью. Ярославль достаточно плодоносен, в особенности в той части, где он прилегает к Волге. Хлеба в Великом Устюге очень мало или почти и совсем нет; пищею служит рыба и дичь. Соль получается из области Двины. Соболей там не много, да и те не из отличных; однако другие меха находятся в изобилии, особенно меха черных лисиц1.

Однако торговля встречала ряд препятствий, такие как громадные расстояния, между городами, пустынные дороги, которые были не безопасны[13].

         В больших городах было по нескольку рынков, один из которых считался главным, а остальные имели местное значение, обслуживая районы города. Основную массу горожан составляли посадские люди[14]. Они в большинстве своем занимались ремеслом и торговлей, но не утрачивали связь с сельским хозяйством. В городах имелось много огородов, садов, разводился крупный и мелкий скот. В XVI в. имущественное расслоение среди посадских людей было большим, это зависело от уплаты налогов.

Наиболее богатые купцы, объединенные в гостиную сотню, пользовались рядом привилегий. Мелкие торговцы по своему имущественному и правовому положению приближались к рядовым ремесленникам Положение таких ремесленников отягощалось повинностями и податями, число которых возрастало.

Ремеслом занимались и городские служилые люди (воротники, пушкари), которых было много в пограничных городах-крепостях. Население Москвы имело не больше 30 тысяч населения, в Смоленске,  Новгороде и Пскове — по 20 тысяч жителей. Так служилое сословие в Новгороде Великом составляло 298 дворов, церковные, монастырские и зависимые от них люди 824 дворов, посадские люди 4355 дворов. Число жителей Новгорода XVI в. определяются произведение 3-х цифр, числа дворов в городе, по данным «Разрядного и разметного списков»[15]. Данные так же можно получить из писцовых и лавочных книг, в этих книгах при указании фамилии владельца дома или лавки, отмечалась профессия городских жителей, которая характеризовала их общественное положение. По своему составу население Новгорода выделялись 3 группы: служилые люди, духовенство и посадские люди. Выделяются 4 основных групп посадского населения: ремесленники, торговцы, лица, занимающиеся сельским хозяйством и лица занимающиеся извозом. Посадские люди в Новгороде, как и в других городах, жили на земле, составлявшей собственность государства и обязаны были платить с этой земли налог, подвергались денежному обложению, нести натуральные повинности. Ремесленники играли значительную роль в экономической жизни Великого Новгорода с давних времен, так кварталы города получали наименование от ремесленных профессий.                                                                                                           В XVI веке Новгород достиг высокого уровня экономического развития, ремесленники превращались в мелкого товаропроизводителя или же они становились профессиональными купцами. Основной формой труда ремесленника долгое время оставалась работа по заказу потребителя. Значительно число жителей занималось земледелием, огородничеством, садоводством и подсобными промыслами. Занятие этими видами хозяйственной деятельности завесило о климатических условий каждого города в отдельности, так как земледелие было широко распространено в южных городах, в отличие от северных. 

Так же в Новгороде было некоторое количество и вотчинных ремесленников, проживавших в городских владениях светских и духовных феодалов. Черные тяглые люди составляли основную массу трудового населения, являлись непосредственными производителями материальных благ.

        Основной единицей застройки являлся двор – комплекс жилых и хозяйственных построек, находившиеся во владении одного хозяина[16].  Двор являлся и учетной податной единицей. Население его было различным в зависимости от положения хозяина. Во дворе рядового посадского человека жила обычно одна семья. Двор феодала населяла многочисленная дворня, обслуживавшая все потребности хозяина. Помимо барских хором и дворов для дворни, во дворе феодала находился ряд хозяйственных помещений и служб – конюшни, поварни, погреба-ледники, бани. Все это окружалось прочным тыном и представляло как бы небольшую крепость. Были в городах и крупные земельные участки с множеством дворов, находившихся во владении крупных монастырей и светских феодалов, имеющих тарханные грамоты – иммунитеты. На этих участках во дворах селились горожане, платившие за пользование дворами не великому князю, а владельцу земли, иногда и обязанные ему выполнением повинностей. Так зачастую складывались целые слободы, принадлежавшие крупным землевладельцам.                        

       Во второй половине XVI в. в Русском государстве усилилось значение городов как центров ремесла и торговли. Растущее значение города стояло в связи с развитием товарного производства в стране, а так же присоединение  южных районов, где и возникали многие города. В них происходило развитие морской торговли, например, Новые Холмогоры, вскоре получившего имя Архангельска (1584). За этот период были построены рад новых городов: Свияжск (1551), Лаишев (1557), Чебоксары, Самара (1586), Саратов (1590), Царицын (1589), в Сибири – Тюмень, Тобольск, Пелым, Соль-Камская (1558), Тюмень (1586), Тобольск (1587), Воронеж (1586), Уфа (1586), Сургут (1594), Алатырь (1552). Всего источники второй половины XVI в. указывают более на 50 новых городов, часть которых были экономически очень развитыми[17].                                                                                                           Города, возникшие на южных рубежах государства играли важную военную роль в жизни государства. В восточных областях стали возникать города после покорения Сибири, границы стали отодвигаться все дальше, там создавались первые промышленные центры по добыче полезных ископаемых и драгоценных камней. На севере получили большое развитие города, расположенные по пути от Москвы к Белому морю.  Если правительство для своих целей ставило новые города на западной и южной границе, то на востоке, куда по прежнему двигалось народонаселение, новые городки появлялись сами собой[18]. Строгановы собственными средствами построили несколько городов на Урале.                                                                                  Так же большими ремесленными и торговыми центрами были Ярославль и Переславль. Эти города в период XVI в. переживают свой расцвет. В них строится ряд прекрасных каменных зданий, служилого населения в них было мало, т. к они далеко отстояли о границ и  были подвержены опасности нападений. Особое развитие получили в них ямские и ремесленные слободы.  Центральные города, расположенные в непосредственной близости от Москвы, утратили характер крепостей. Поэтому военный элемент не играл в них значимой роли. Не было в центральных городах и значительных стрелецких гарнизонов. В центральных городах больше, где-либо находилось монастырей и церквей[19]. Основным занятием посадского населения в таких городах было, как и в других, ремесло и торговля. Сельское хозяйство служило лишь подсобным занятием. Посадское население в этих городах сильно убывало, прежде всего, потому, что множество черных людей, не вынося тяжести феодального гнета, уходило в окраинные города. Так, например, в Коломне в 1577-78 гг. было до 3 000 жителей. Так же в Коломне было 5 монастырей и 33 церкви. Духовенство и зависимые от церкви люди составляли 330 человек, посадских людей 42 человека, пустых оброчных дворов было 54, дворовых мест 249. на торгу Коломны было 427 лавок и иных торговых помещений, имелся гостиный двор, таможенная изба. Соляной амбар Строгановых, а так же производственные помещения – зелейня и вощечня. 

        Ремесленники в городах составляли  в среднем 20—25% всего населения города. Всего встречено 210 названий профессий[20]. Наиболее значительная группа - характеризует производство разного рода еды: хлебники, калачники, пирожники, пряничники, блинники, мучники, крупяники, мясники, рыбники, сметанники, сырники, квасники, кисельники. Ряд других профессий связан с изготовлением одежды и обуви: шелковники, суконники, холщевники, ветошники, сырейщики, сыромятники, кожевники, сапожники, башмачники, лапотники, шляпники, рукавичники. Много строителей: плотники, каменщики, кирпичники, оконнишники. Металлистов и оружейников: кузнецы, замочники, лучники,  мечники, сабельники, котельники, золотари, серебряники, медники, оловянники, колокольники и гончары, горшечники, черепенники. С обработкой дерева связаны бочарники, токари, столяры, веретенники.

       Прилив населения, связанный с усилением феодальной эксплуатации и обострением классовой борьбы, начался во второй половине XVI в. и неуклонно возрастал. В Серпухове в 1552 г. было жилых дворов черных людей 623, а пустых дворовых мест – 143, в Муроме в 1566 г. жилых дворов было – 587, пустых 151. Иную картину можно наблюдать в это время в городах, расположенных на южных и юго-восточных окраинах государства, куда все время шел приток населения. Переселялись сюда ремесленники, дворяне и дети боярские и стрельцы. Торговля и ремесло в таких городах развивалась быстрее, причем большую роль играла торговля, с окрестным нерусским населением. Так, например Казань, вошедшая в состав России,  представляла собой цветущий город, с населением 15 000 жителей, на торгу состояло 386 лавок, 240 иных торговых помещений и 19 кузниц, черных тяглых людей насчитывалось 610, купцов 22, 474 ремесленника. Тула представляла собой каменную крепость, которая была построена в 1514-1521 гг., жителей 2500-3000, на городском торгу состояло 218 лавок, посадских людей 97 человек, город имел значительный гарнизон стрельцов и боярских детей. В 1564 г. был построен город Орел, в 1586 г. возникли Воронеж, Кромы, Белгород и Оскол. Эти города, расположенные на узлах водных и сухопутных путей из южнорусских степей в центральные области, первоначально строились как крепости – опорные пункты в борьбе с набегами крымских татар, но вскоре они приобрели значение ремесленных и торговых пунктов. Сведения Герберштейна указывают на природное богатство русских городов, Флетчер же дает подробное описание промыслов.                                                                                                       Среди ремесел важно отметить литейное дело, гончарство, ткачество, обработка дерева, производство кожи и художественные.  В городах происходит развитие промыслов. Так  Галич и Углич изобиловали рысьими, беличьими и горностаевыми мехами. Соболиные меха привозились из Сибири и Перми. Бортничество развивалось в Рязани, Муроме, Казани, Вязьмы, откуда мед продается довольно в большом количестве за границу. Лучшее сало добывалось в областях, Смоленской, Ярославской, Новгородской, Тверской, до нескольких тысяч пудов сала вывозилось за границу[21]. Важную роль в промыслах составляла выделка лосиных и коровьих кож. Иностранные купцы вывозили за границу до 100000 кож из Ростова, мурома, Перми[22]. Через морскую торговлю отправлялись за рубеж значительное количество козлиных кож. Добыча икры происходила в городах, расположенных по берегам реки Волги. Икра белуги, осетра, севрюги и стерляди отправлялась купцами в Италию и Испанию. Добыча льна производилась почти только в Псковской области, пеньку доставляли из Смоленска и Вязьмы. Лучшая соль добывалась в Старой Руссе, где было устроено много соленных варень. В Астрахани соль содержалась в морской воде, где она скоплялась большими пластами. Так же соль добывалась в Соловках, Перми, Кинешме. Деготь довивался в Двине и Смоленске. Селитру изготовляли в Угличе, Ярославле, Устюге[23]. Слюду добывали в Корнели. Железо в Каргополе, Устюге Железном. Рыбным промыслом занимались в Белоозере, Новгороде, Астрахани и Казани.                       

      Таким образом, за XVI столетие за западных и южных рубежах государства, а так же в центральной части появляются новые города. Иностранцы называли Русское государство страной городов. В городах возрастала численность населения, возникали новые ремесленные профессии из-за чего развивалась торговля, как с соседними городами, так и с иностранными.

Глава II. Политическое управление в городах XVI в.

 

            Вся территория Русского государства делилась на уезды, станы и волости[24]. Крупной единицей административного деления был уезд с городом. Уезды делились на станы и волости. Четкости во взаимоотношении между станами и волостями не было, иногда они считались равнозначными, иногда волость делилась на станы. Государственное управление на местах находилось в ведении наместников и волостелей[1]. Наместник управлял городом, а уездом или волостью волостель. Наместники в основном были выходцами из знати.  

          Институты наместников и волостелей являлись одними из важнейших в системе местного управления Русского государства[25]. У большинства лиц, занимавших должности наместников, административная деятельность тесно переплеталась с военной, чаще всего их можно встретить в качестве городовых и полковых воевод. Встречалось длительное сидение на кормлениях, когда служилый человек либо помногу находился в одном городе с перерывами и без них. Так, например Б.И. Горбатый – был наместником в Смоленске, Муроме, Новгороде; Г.Ф. Давыдов – в Новгороде, Пскове; Ф.Ю. Щука Кутузов – в Туле, Нижнем Новгороде, Рязани; кн. И.М. Шуйский – в Двине, Новгороде, Владимире2. Для кормленщиков исполнение должностей наместников и волостелей было эпизодом в их военно-служилой деятельности. Наличие или отсутствие главы городской администрации, так же как и сроки его пребывания в качестве наместника, целиком и полностью зависели от царского пожалования.                                                                                                      

        Из 300 лиц, бывших в первой половине XVI в. наместниками разных городов, большинство являлись членами Государева Двора2. Обладатели думских чинов чаще всего получали наместничества в Новгороде и Пскове, но встречаются они и в других городах – Белоозере, Великих Луках, Двине, Кашире, Коломне, Костроме, Рязани, Смоленске, Устюге. Тем не менее, не было ни одного города, в котором наместничество являлось исключительной привилегией членов Думы2. Однако около 2-х десятков городов можно отнести к смешанному типу, в которых должности наместников занимали как думцы, так и служилые люди, не имевшие боярина или окольничего. Наместничества давались боле знатным служилым людям, боярам, волостельства – людям менее родовитым[26]. Волостели управляли уездом. На должности волостелей лица могли находиться до 3-х лет. В качестве волостелей находились служилые люди, представители нетитулованных фамилий. Информации о деятельности не достаточно много. Волостели стояли несколько ниже на социальной лестнице, чем наместники.                             

         Оба этих должностных чина находились на кормлении у местного населения. Кормление – не вознаграждение за правительственный труд, а награда за службу придворную и военную. Управление городом или волостью не считалось службой[1]. Такая награда была одним из средств содержания служивого человека.

Доход их, основанный и на кормлениях в том числе, состоял из нескольких частей: корм собирался по случаю прибытия кормленщика на место, а так же 3 раза в год на праздники – Рождество Христово, Петров и велик день и другие поступления (поборы, пошлины, штрафы). Иногда прямо в самой кормленой грамоте содержалось перечисление прав и поборов жалуемого лица. Размер кормов на протяжении столетия оставался неизменным для разных районов страны как в натуральном (мясо, овес, хлеб, сено, сыр), так и в денежном и выражался от 60 до 80 денег с единицы обложения. Размер и количество кормов строго оговаривались уставными грамотами и доходными списками[27]. Некоторые дополнительные средства, шедшие в пользу наместников и волостелей, были связаны со спецификой подведомственной им территории: в местах соляных промыслов, продавцов соли, с каждой вари соли, за дрова, рыболовы должны были ловить рыбу для наместника и волостеля. Важным доходами местных властей были различные пошлины: судебные, свадебные, торговые, явка с гостей, штрафы за нарушение меж, порубку леса, проезд ездоков в неположенном месте. Сбор корма зависел от территории, которой управлял наместник и волостель.

Таким образом, кормленная сторона пожалования наместничеством или волостельством была для служилого человека весьма существенной. Спектр его кормов и доходов, обусловленный получением подобной должности, был достаточно широк и выходил далеко за пределы официальных установлений. Кроме того, каждый кормленщик стремился, очевидно, максимально использовать преимущества, связанные с положением, в том числе и путем злоупотреблений.                                                                                                                             

          Хозяйственно-административные функции наместников и волостелей были в области поземельных отношений на пожалованной в управление им территории, контроль за торговыми операциями и выдача грамот, оформляющих холопскую зависимость или освобождение от нее[1].

Дела по поводу спорных земель, деревень, пожен, рыбных ловель, рассматривались не самими наместниками, а их ближайшими помощниками – дьяками и подьячими. Однако конфликт с боем и грабежом, разбирательства о беглых холопах, судное дело по поводу убийства требовали присутствия наместника. Местные власти решали дела о вопросе купле, мене даче и разделе земель. Ведали пустующими землями на своей территории, контроль за сельскохозяйственными угодьями. Так же наместники и волостели занимались оформлением поступления в холопство, освобождение от холопства, розыск беглых холопов, разборе исков между холопами и господами[28]. Однако у наместников и волостелей были не в равной степени осуществляемые функции, наместникам по-прежнему отводилась главенствующая роль.

Местные органы власти принимали участие в строительстве городов и новых городских укреплений. Так, например, под руководством наместников и дьяков восстанавливались после пожара постройки в Новгороде. Наместники занимались организацией повседневной сторожевой службы: посылали гонцов к государю с различными донесениями, предупреждением об опасности, передвижении вражеских войск[1]. Так, путивльский наместник С.В. Шереметьев сообщал, об опасности войск с Украины. В случае надвигающиеся опасности городские власти отправляли в разведку особые дозоры, они подготавливали город к осаде. В связи со съездом в города во время осады всего уезда особенно возрастала роль городовых приказчиков, которые должны были осуществлять общий надзор за общественным порядком внутри города. Для подкрепления в осажденные города посылались воеводы и служилые люди.                                                     Наместники активные действия за пределами города, посылали в погоню, участвовали в военных походах на соседние территории[29]. В столкновениях с Литвой обычно принимали участие наместники Новгорода, Пскова, Владимира, Брянска, Стародуба, Вязьмы, с немцами Ивангорода, Корелы, Орешка, Новгорода, в южных границах – Вятки, Рязани. На местах им приходилось выполнять политику государя, что превращало их в самостоятельных лиц. Местной администрации приграничных районов принадлежала организация дипломатических церемоний и внешнеполитических контактов[30]. Они обеспечивали безопасный проезд государевых гонцов и посольств, снабжали их транспортом, кормами, провожатыми. Помимо этого наместники и волостели исполняли и судебные функции. Так на суде должны были присутствовать представители местного населения: сотские, старосты, целовальники. В оформлении судебных дел составлялись оригинал и копия, затем стороны обменивались документами. Подлинник хранился у судьи – наместника, копия – у представителей местного населения. Однако трудно установить соотношение судебной компетенции городской и волостной администрации, а так же взаимодействие между старыми (наместники и волостели) и новыми (городовые приказчики, губные старосты) органами местно управления.                      

        С проведением губной реформы дела о разбойниках новым органом местного управления – губным старостам. По-видимому, эта реформа была проведена в связи с тем, что кормленщики не обладали достаточными средствами, чтобы осуществлять сыск и расправу над лихими разбойниками. Губное управление образовало сложную сеть руководящих и подчиненных полицейских органов, раскинувшихся по всему уезду[31]. Во главе их стояли губные старосты, избираемые на губном съезде из служилых людей. Губной староста вел дела розыскным или следственным порядком, в его функции, прежде всего, входило обеспечение общественного порядка.

        Однако если в первой половине XVI в. представителями местной администрации были наместники и волостели, то уже во второй половине XVI в. они ликвидируется и на их место вводится выборные должности. Им  поручался не только надзор за уголовными делами, но и все местное управление.  Это произошло из-за укрепления власти и прав наместников, злоупотребления своими полномочиями. Это было совершено земской реформой 1555-56 гг., которая и была направлена на ликвидацию кормлений, наместничества и волостелей. Местное управление осуществлялось местными выборными представителями, которые вели дела по указаниям правительства[32]. Затем уже в конце XVI в. вводится должность воеводы. Однако это процесс не происходил моментально, иногда в городе был и наместник и воевода[33]. Один ведал гражданским управлением, а другой – гарнизоном и укреплениями. Воеводы в конце XVI в. назначались в пограничные города, но затем воеводское управление устанавливается во всем государстве, заменив полностью наместничество. В руках воеводы сосредотачивались военное командование, административные и судебные функции. Его компетенция простиралась на весь уезд. Земские старосты превращаются во второстепенных агентов воеводы, исполнявших его указания. Воевода – не земский, а приказный человек[34]. Он назначался московским приказом. Воеводой запрещалось определять в те города, где у них имелись вотчины и поместья. Каждый воевода при отправлении на должность получал наказ, т.е. инструкцию, в которой перечислялись его обязанности. Однако воеводы не всегда придерживались данные предписаний. Обычный срок воеводской службы был 3 года1. Этим достигались 2 цели: 1) воеводы смещали, прежде чем, он успел награбить на месте, 2) смещающий его должен был сообщить о всех проступках предыдущего в Москву. Воеводам запрещалось брать с собой родственников и знакомых, из-за опасения, что они будут грабить казну и притеснять жителей. Им разрешалось брать с собой определенные имущество. Функции воевод заключались в охране уездного округа от внешних нападений, мобилизации местных служилых людей при вызове их на службу, приеме на службу стрельцов, пушкарей, совершении суда по гражданским и уголовным делам, починки дорог, регистрации проезжих людей, надзоре за торговлей, сборе податей и пошлин[35]

     Управление в городах XVI в. осуществлялось в начале века наместниками и волостелями, в конце века воеводами. По сути дела функции у них были одинаковыми (хозяйственные, судебные и военные), их замена произошла из-за усиления их власти на местах, а так же в несоответствии соблюдения политики государства. 

Глава III. Культурное развитие городов XVI столетия

 

         В культурном развитии городов XVI в. главное место отводится их архитектуре. Архитектурные сооружения данного периода отличаются большим богатством и разнообразием форм. Не смотря на увеличение каменных построек в городах, деревянная архитектура продолжала оставаться господствующей. В деревянной архитектуре вырабатывались композиции зданий, отвечавшие бытовым запросам и художественным вкусам русского народа[36]. Поколения зодчих-плотников совершенствовали свои композиционные и конструктивные приемы, строили определенные виды зданий, среди которых находились односрубные и трехсрубные жилые постройки, сложные комплексы дворцовых помещений, шатровые церкви.  Излюбленной формой покрытия деревянных сооружений являлся шатер, он придавал зданию высоту и хорошо гармонировал с русским равнинным пейзажем. В строительстве наблюдалось слияние церковного зодчества с крепостной архитектурой. Примером является покровский собор в Москве (Храм Василия Блаженного) – был построен в честь взятия Казани в 1552 г., состоит из 9-ти башен-церквей, поднимающихся на цокольным этажом – подклетом и соединенных между собой галереей, идущей вокруг центрального столпа храма, над всей композицией возвышается центральный восьмигранный столп, увенчанный шатром. Церковь Вознесения в селе Коломенском была построена в 1532 г. Василием III в честь рождения сына Ивана IV.  Однако многочисленные монастыри превращались в опорные пункты, военные крепости. В оборонительную систему государства на севере вошел Соловецкий монастырь, построенный в 1558 г. и огромный по своим масштабам. Так у стен монастырей-крепостей враги не раз встречали достойное сопротивление. На грандиозную строительную деятельность отводилось большое количество рабочей силы.                                                              

         В связи с этим в 80-х гг. XVI в. создан «Приказ каменных дел». Он осуществлял созыв рабочих из посадов к месту строительства и вел заготовку строительных материалов. Одной из первых работ, проводимых приказом, было возведение в 1586 г. третьей линии укреплений Москвы для защиты слобод. Еще одно монументальное здание этого периода Смоленский кремль, его архитектор Федор Конь, был известным каменных дел мастером. Архангельский собор был построен в 1505-1508 гг. итальянским архитектором Алевизом Новым[37]. В декоративном убранстве собора он применил венецианские мотивы. Продолжают строиться башни Московского Кремля, их строительство длилось 30 лет. Строительство крепостных стен начал Пьетро Антонио Солари, а закончил Алевиз Новый. Крепостные башни крылись деревянными шатровыми кровлями, увенчанные иногда смотровыми вышками. Много внимания зодчие уделяли и виду крепостных стен с городской стороны. Вдоль стен со стороны города или монастыря в строгом ритмичном порядке располагались арки с бойницами для пушек. Такие арки оберегали стены по внутреннему периметру. Именно в XVI в. начинают скидываться определенные принципы и приемы древнерусского градостроительства.                                                                     

        В конце XVI в. церковное строительство продолжало занимать значительное место в русской архитектуре. Была изобретена новая система кирпичных перекрытий, так называемый «крещатый свод», он устранял необходимость применения «столпов» (колонн) внутри храма и создавал единое внутренне пространство здания. Москва по-прежнему оставалась центром, где возникали и осуществлялись многие архитектурные замыслы. В архитектурном стиле этого периода ориентируется на памятники древних городов. Среди архитектурных памятников выделяются собор города Дмитрова, собор в Вологде, собор в Ростове-Великом. Храмы в городах в основном имеют форму крестовокупальную.

       Городом в XVI в. называли крепость. Среди крепостей преобладали деревянные, которые оборонялись оружейно-пушечным огнем. Широкие и прочные обламы – брустверы, прикрывали защитников города от огня неприятеля и служили препятствием в его штурме. Башни в крепостях строились различных форм и видов, они подразделялись на проезжие, глухие и сторожевые или дозорные с вышками для караула и с колоколом, подающего сигнал всему городу. Подступам к воротам крепости защищали отводные стрельницы, а подступы к самой крепости глубокие рвы. Деревянные крепости нового типа возводились и в старых городах на западных рубежах государства. Так, крепость Можайска имела 112,5 городен и 5 стен длинною 201,5 сажень с двумя воротами и пятью башнями[38]. С открытой для противника стороны крепость окружал ров, в бойницах стояло 4 больших пушки и железными ядрами. Деревянные крепости XVI в. выполняли своё боевое значение. Преимуществами их была дешевизна, быстрота возведения и ремонта в случае разрушения. Материалами для сооружения таких крепостей служили дубовые и сосновые бревна, песок, галька, глина. Русские крепости были красивы и изящны.

      Так же происходило строительство каменных крепостей. Были перестроены ряд древних крепостей Новгорода Великого. Крепостные сооружения Пскова были окружены каменными стенами с окованными железом воротами, высокими башнями. Для обороны Пскова важны были и 6 мостов, переброшенных через реку Пскову в окрестностях города. Укрепления делили город на 3 части: окруженные каменной стеною с башнями Кремль и Кром, стоявшие на слиянии рек Великой и Псковы; впереди них стоял Средний город, затем располагался Большой город. На правом берегу Псковы была расположена часть города, называемая Запсковьем, с каменной стеною, примыкавшей к ограде Кремля, а с другой стороны к ограде Большого города. Крепостная стена Коломны была толщиной в полторы сажень и протяженностью около 2-х км, с 4-мя воротами и 12-ю башнями, имела сотни бойниц на 3-х ярусах крепости. В крепости хранились запасы оружия и пороха. В городе имелся постоянные гарнизон, кроме стрельцов там насчитывалось 300 дворян, 44 пушкаря и защитники, 5 воротников и 17 каменщиков. Одним из самых выдающихся по мощи и красоте сооружений была крепость Смоленска. Её кирпичные стены были протяженностью 6,5 км, толщиной 6-8 м и высотой в 12-16 м, имела 24 трехъярусные башни до 22 м каждая, 10 ворот и 10 четырехугольных и 14 круглых башен. Крепости строились по планам русских зодчих, но нередко приглашались и мастера из-за границы.

     Развито широко иконописание, в основном было распространено в монастырях. Значительно выросла в XVI в. потребность в иконах[39], поэтому в городах появлялись специальные мастера иконописного дела. Произведения живописи становятся одним из украшений городов. Многочисленные фрески и иконы украшали монастыри и храмы городов, палаты царские и знати. Изображения появляются пред зрителем как олицетворение грехов и добродетелей[40]. Такие изображения украшают Благовещенский собор Кремля 1563-64 гг., Троицкий собор Ипатьевского монастыря в Костроме.                                                                                                В живописи, как и в архитектуре, появляются произведения, посвященные отдельным лицам и отдельным знаменитым событиям века. Так, например, икона «Благословенно воинство небесного царя», написана в 1552-53 гг. для Успенского собора Кремля по случаю взятия Казани и возвращения победоносного войска в Москву.  В ней сливаются воедино образы небесной и земной власти. В иконописи того времени преобладали образы святых, имеющие аскетический характере в изображении. Создаются многочисленные списки с чтимых святых, хранящихся в столице, в крупных городах и монастырях – иконы Богоматери Владимирской, Боголюбской, Смоленской. Местные городовые и монастырские мастера пишут иконы с изображением основателей монастырей. 

        С развитием городов, увеличением объема торговли, развивается ремесло серебряников, резчиков, кузнецов, литейщиков, ткачей. В Москве и городах Поволжья работают художники из Новгорода, Пскова, Смоленска. Появляется новый вид ремесла – книгопечатание. В мастерских при царском дворе, на посаде, в крупных монастырях создаются произведения прикладного искусства. Все ювелирные изделия, даже предметы бытового назначения напоминают священные обрядовые и литургические сосуды.

      Независимо от особенностей происхождения города в нем возникали свойственные этому типу поселений общественные и частные сооружения для благоустройства, которые принято называть сооружениями городского хозяйства: водоотводы, мостовые, набережные, мосты, колодцы, позднее — водопроводы[41]. Определенный вклад внесли русские городские ремесленники-строители в развитие русской национальной архитектуры, и в особенности в складывание внешнего облика русских городов с высокими шатрами крепостных башен и церквей, затейливыми кровлями домов. Но и гончары прибавили к этому рельефные терракотовые и сверкающие поливные изразцы, сочетавшие лучшие достижения мастеров Запада и Востока со специфически русскими сюжетами и традиционным орнаментом. Из художественных ремесел, которыми славились русские города, можно отметить еще вышивание шелком, золотошвейное производство в Торжке, Дмитрове и Калуге, плетение кружев в Вологде.

     Дополнительным украшением зданий и сооружений в городах была резьба по дереву и кости. Из кости изготавливали флаконы, кресты, шахматы, печати, гребни, прялки.  

     Художественные ремесла в городах способствовали становлению и развитию русского народного искусства в целом. Города в XVI в. имели не только развитую сеть торговых путей и ремесла, но с помощью них преображались в целом. Новые стройматериалы, привезенные из-за границы вносили новые детали в постройки, тем самым, делая их выразительнее. Это же вносилось в быт и убранство домов и дворцов.

                                                 

 

                                                 Заключение

          В течение всего XVI века возникло много новых городов. На окраинах страны такие города первоначально служили крепостями. Но со временем они обрастали посадами, жители которых занимались ремеслом и торговлей.

Однако не все города этого периода переживали расцвет. Отодвигалась государственная граница и охранявшие ее города теряли свое военное значение. Изменялось направление торгового пути — и утрачивалось «международное» торговое значение многих городов.

 В городах возрастала численность населения, возникали новые ремесленные профессии из-за чего развивалась торговля, как с соседними городами, так и с иностранными. Управление в городах XVI в. осуществлялось в начале века наместниками и волостелями, в конце века воеводами. По сути дела функции у них были одинаковыми (хозяйственные, судебные и военные), их замена произошла из-за усиления их власти на местах, а так же в несоответствии соблюдения политики государства.  Художественные ремесла в городах способствовали становлению и развитию русского народного искусства в целом.                                                                 Города в XVI в. имели не только развитую сеть торговых путей и ремесел, но с помощью них преображались в целом. Новые стройматериалы, привезенные из-за границы вносили новые детали в постройки, тем самым, делая их выразительнее. Это же вносилось в быт и убранство домов и дворцов.

                               Список источников и  литературы

  1.     Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Сигизмунд Герберштейн. Записки о московитских делах. Л., 1989.
  2.     Флетчер Д. О государстве русском. СПб. 1905.
  3.     Ключевский В.О. Сочинения. Курс русской истории. Т.2. М., 1988.
  4.     Кизеветтер А.А. Местное самоуправление в России IX-XIX столетия. М., 1910.
  5.     Пронштейн А.П. Великий Новгород в XVI веке. Харьков, 1957. 
  6.     Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978.
  7.     Пашкова Т.И. Местное управление в русском государстве первой половины XVI в. М., 2000.
  8.     Очерки истории СССР. XVI в. М., 1952.
  9.     Очерки русской культуры XVI в. М., 1978.
  10. Русское искусство X – начала XX вв. М., 1989.

                 

 

 


[1] Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Сигизмунд Герберштейн. Записки о московитских делах. Л., 1989.

[2] Флетчер Д. О государстве русском. СПб. 1905. с. 3-4.

[3] Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. IV. Т.7-8. М., 1963.

[4] Ключевский В.О. Сочинения. Курс русской истории. Т.2. М., 1988.                                                   

[5] Кизеветтер А.А. Местное самоуправление в России IX-XIX столетия. М., 1910.

[6] Пронштейн А.П. Великий Новгород в XVI веке. Харьков, 1957. 

[7] Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978.

[8] Пашкова Т.И. Местное управление в русском государстве первой половины XVI в. М., 2000.

[9] Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Сигизмунд Герберштейн. Записки о московитских делах. Л., 1989. с. 60-78.

[10] Флетчер Д. О государстве русском. СПб. 1905. с. 16-18.

[11] Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Сигизмунд Герберштейн. Записки о московитских делах. Л., 1989. с. 86-90.

[12] Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев.  Сигизмунд Герберштейн. Записки о московитских делах. Л., 1989.

[13] Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. IV. Т.7-8. М., 1963. с. 50-54.

[14] Очерки истории СССР.М., 1952. с. 84-85.

[15] Пронштейн А.П. Великий Новгород в XVI веке. Харьков, 1957.  с. 34-36.

[16] Очерки истории СССР. XVIв. М., 1952. с. 81-84.

[17] Очерки истории СССР. XVI в. М., 1952. с. 261-263.

[18] Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. IV. Т.7-8. М., 1963. с. 54-56.

[19] Флетчер Д. О государстве русском. СПб. 1905. с.18-20.

[20] Рабинович М.Г.. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978.

[21] Флетчер Д. О государстве русском. СПб. 1905. с. 12-13.

[22] Там же с. 14-16.

[23] Флетчер Д. О государстве русском. СПб. 1905. с. 12-13.

[24] Очерки истории СССР.  XVI в. М., 1952. с. 266-267.

[25] Пашкова Т.И. Местное управление в русском государстве первой половины XVI в. М., 2000. с. 26-43.

[26] Ключевский В.О. Сочинения. Курс русской истории. Т.2. М., 1988. с.315-316.

[27] Пашкова Т.И. Местное управление в русском государстве первой половины XVI в. М., 2000. с. 44-52.

[28] Пашкова Т.И. Местное управление в русском государстве первой половины XVI в. М., 2000. с. 78-88.

[29] Флетчер Д. О государстве русском. СПб. 1905. с.36-38.

[30] Пашкова Т.И. Местное управление в русском государстве первой половины XVI в. М., 2000. с. 95-114.

[31] Ключевский В.О. Сочинения. Курс русской истории. Т.2. М., 1988. с. 335.

[32] Флетчер Д. О государстве русском. СПб. 1905. с.37-39.

[33] Очерки истории СССР.  XVI в. М., 1952. с. 266-267.

[34] Кизеветтер А.А. Местное самоуправление в России IX-XIX столетия. М., 1910. с. 72-78.                                                                                    

[35] Флетчер Д. О государстве русском. СПб. 1905. с.39-41.

[36] Очерки истории СССР, XVI в. М., 1952. с. 246.

[37] Очерки русской культуры XVI в. М., 1978. с. 283.286. 

[38] Очерки русской культуры XVI в. М., 1978. с.322-323.

[39] Очерки русской культуры XVI в. М., 1978. с.130-132.

[40] Русское искусство X – начала XX вв. М., 1989. с. 120-128.

[41] Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top