Шаборшин С.С.

Пусть и в жизни красивое будет,

И красивое снится во сне…

Я хочу вам хорошего, люди…

Пожелайте хорошего мне

В. П. Омельченко

 

Стихи и проза в биографии В. П. Омельченко

 

В мае 2014 года нашему учебному заведению было присвоено имя Виталия Прокофьевича Омельченко, и я как студент Магнитогорского технологического колледжа решился рассказать о судьбе этого удивительного во всех смыслах человека.

Крупный организатор профессионального образования, активный общественник, пример для подражания, суровый и справедливый руководитель, все это можно прочитать о Виталии Прокофьевиче Омельченко в десятке разных изданий. Но каким был знаменитый Омельченко в реальной жизни, сегодня уже практически мало кто помнит, уходят поколения, уходит память о минувших событиях, но остается система, по сути, созданная им, по-прежнему работают преподаватели и учатся дети в зданиях, построенных им, успешно функционирует дворец «Смена», инициатором создания которого он был. Сухие и скупые строчки энциклопедических изданий не могут показать человека во всех его проявлениях, да это и невозможно сделать в рамках нескольких страниц. Я постараюсь максимально полно представить биографический портрет легендарного педагога и руководителя, рассмотрев вехи его нелегкой жизни и блестящей трудовой карьеры.

Виталий Прокофьевич Омельченко происходил из простой семьи трудящихся. Родился в 1926 г. в станице Темиргоевской Краснодарского края РСФСР. Его отец, простой труженик, Прокофий Григорьевич до 1917 г. работал учеником машиниста на мельнице, после революции трудился на той же мельнице механиком, к моменту окончания Великой Отечественной войны работал мотористом Темиргоевской МТС. Мать Анастасия Илларионовна, была домохозяйкой, в 1947 г. в результате несчастного случая она умерла. Помимо Виталия в семье Омельченко было четыре брата, двое из которых погибли в боях за Родину, а также три сестры Полина, Анна и Любовь.

В 1933 г. Виталий поступил в Темиргоевскую среднюю школу №1. Здесь, в станице Темиргоевской Виталий встретил свою настоящую любовь. Шурочка Глущенко – круглая отличница, тоненькая, кареглазая, учила уроки в саду на берегу горной речки Лабы. Сидели за одной партой, их контрольные работы учителя всегда отмечали как образцовые.

Они дружили с детства. Жили по соседству. Вместе росли. На Кубани.  «Я нашел ее на вишне с книжкой», - говорил про жену Виталий Прокофьевич. Рядом с домом был водопад, над которым Шурочка любила читать. С пятого класса учились с Виталием вместе. Однажды в контрольной по математике сделали одну и ту же ошибку, и оба получили по пятерке. Учительница у своих отличников не стала работы проверять. Но от этой незаслуженной оценки они тогда дружно отказались. В школьном саду Виктор (так его все звали в детстве) рвал для Шурочки ее любимые мотики – зеленые абрикосы. Нес портфель, провожая домой.

Из десятого класса Темиргоевской средней школы Виталий добровольцем отправился на фронт, участвовал в Великой Отечественной войне. Службу в Красной армии начал солдатом-минометчиком, а окончил старшиной батареи управления. С домом и невестой Виталия связывала только переписка. Она сохранилась и поныне. Писал он везде: на крыше вагона, на прикладе винтовки, на котелке, на всем, что под руку попадало. В пути и на привале. Куда бы ни приезжал, как бы ни измучила дорога. «Все, больше писать не могу. Замерзли чернила. Родная моя, у меня так заледенели руки, так охолодело сердце. Дай согреюсь и  потом допишу» - писал он Александре. «Моя дорога – дорога бури! – писал он в другой раз. – Вот мой жизненный девиз, которому я буду верен до конца дней своих».

Именно на войне раскрылся истинный мужской характер Виталия Омельченко, проявив недюжинную выносливость, он во время воинской службы сумел окончить школу. На занятия ходил за несколько километров от военного лагеря пешком, занимался ночью в палатке, с фонариком, спал по три-четыре часа в сутки, своей возлюбленной писал в письме: «в 6 часов встаю, времени ни кусочка, я страшно жадный на жизнь, наверное, потому, что она так дорого достается».

Война оставила тяжелые, болезненные воспоминания, унесла жизнь двух братьев Виталия Прокофьевича, поэтому ее он всячески старался вычеркнуть ее из своей памяти. Дочь Виталия Прокофьевича Елена Омельченко вспоминала, что «отец, прошедший всю войну, служивший в разведке, участвовавший в военных операциях, описанных в романе В. Богомолова «В августе 44-го», не любил книги и фильмы о войне, не выступал перед пионерами, не рассказывал о подвигах, редко надевал ордена и медали. Хотя любимым праздником был День Победы, и он обязательно приводил внучат на военный парад. Болело сердце, болела память. На руке у него был шрам от осколочного ранения. Я трогала его, спрашивала: «Пап, уже не больно?» Он молчал, серьезно и пристально смотрел мне в глаза и говорил: «Провались она пропадом, эта война».

Дальнейшая судьба Виталия Прокофьевича была тесно связана с Магнитогорском. В далекий от места рождения металлургический город, Омельченко привела судьба, а вернее будущая жена, направленная в город металлургов по комсомольской путевке. Дочь Виталия Прокофьевича Елена писала: «мама окончила Кубанский медицинский институт, стала врачом и вслед за сестрой приехала «поднимать Магнитку». После демобилизации в 1950-м году туда приехал и папа. Так сложилась семья – крепкая, дружная, счастливая». Семейная жизнь поначалу складывалась непросто, Александра привезла в Магнитогорск всего три платья, пять книг и пачку писем Виталия с фронта. В 1953 г. в семье появился ребенок – сын Николай, первое детское пальто которого было перешито из отцовской шинели.

Успехи мужа – это во многом успехи жены, так было и в случае с Виталием Прокофьевичем. Жена Александра поддерживала и помогала, иногда проявляла необходимую строгость. Елена Омельченко вспоминала: «мама – вечная отличница – приучала к прилежности отца. В Магнитогорске, когда она, внешне совсем еще девочка, заведовала отделением в больнице, папа еще учился на историко-филологическом факультете, работал в комсомоле. Контролировала, проверяла конспекты, заставляла учиться только на «отлично». И так всегда.

На начало 1950-х гг. приходится период активной общественной деятельности Виталия Прокофьевича Омельченко. Его карьера развивается стремительно. В 1950 г. сразу после демобилизации Омельченко поступил на заочное отделение исторического факультета Магнитогорского педагогического института, закончил которое в 1953 г. Трудовую деятельность начал преподавателем ремесленного училища № 1. В 1950 г. был избран секретарем комитета комсомола ремесленного училища № 1. В сентябре 1951 г. Омельченко был назначен заведующим военно-физкультурным отделом Магнитогорского горкома комсомола.

Именно на общественной работе раскрылся незаурядный организаторский талант Омельченко, который станет визитной карточкой его дальнейшей трудовой деятельности. Характеристика, составленная на В. П. Омельченко в комсомоле, сообщала, что «тов. Омельченко с большим желанием взялся за порученную ему работу, физкультурная и спортивно-массовая работа в городе значительно оживилась, настойчив в решении вопросов, горячо берется за порученное дело, много работает над повышением своего общеобразовательного и политического уровня». Но в этот период в работе нашего героя проявляются и чрезмерная горячность, поспешность, которые также будут спутниками Омельченко в дальнейшей работе. О горячности характера молодого Омельченко мне приходилось читать и слышать от очевидцев. Как-то раз на гражданке он схватил за грудки известного в Магнитогорске человека, к тому же своего начальника: «Если еще хоть раз вы это сделаете (тот резким словом обидел подростка), я вас выброшу в окно». Директор оторопел, но назавтра перед младшим по должности коллегой извинился. А потом они даже подружились.

Общественную работу Омельченко никогда не забрасывал, даже будучи уже начальником городского управления профтехобразования. На протяжении 1960-х гг. Виталий Прокофьевич занимался большой общественно-политической работой, являясь членом Магнитогорского горкома КПСС, депутатом городского совета депутатов трудящихся, председателем комиссии по народному образованию Магнитогорского горсвета. В 1964 г. он был назначен начальником областного управления профтехобразования и его общественная работа вышла на более высокий уровень – на уровень обкома и Центрального комитета партии СССР.

Боевитого Омельченко, «партизана» (и так его называли) знали в широком круге лиц. Но был еще и другой Омельченко, малоизвестный, о чем знали только близкие люди и его семья.

Мало кто из окружающих Виталия Прокофьевича людей знал, что он писал стихи, стихи лирические, открывающие душу и сердце. Подобная открытость была не в духе начальника областного управления, поэтому о его увлечении знали только члены семьи и очень близкие друзья. Стихи он начал писать еще на фронте, казалось бы, в самое неподходящее время, но возможно именно стихи помогли сохранить лучшие человеческие качества, с которыми многие с легкостью расставались в военное время. Стихи он писал для себя. И только после его смерти они стали появляться на страницах местных газет. Его стихи унаследовали простоту и образность строк Сергея Есенина, поэзию которого он очень любил. По-есенински любил Виталий Прокофьевич природу, которая отражала состояние его души, настроение.

О неизвестной стороне жизни Виталия Прокофьевича также рассказывала Людмила Алексеевна Денисюк, знавшая его по работе в управлении и после его ухода на пенсию: «мне посчастливилось часто встречаться с Омельченко после того как он перестал быть начальником областного управления. Вне работы это был совершенно другой человек, тонкой душевной организации, любящий и любимый. Тесные узы связывали его с женой и детьми. О том, что Виталий Прокопьевич писал стихи, я узнала от его дочери Лены уже после смерти Омельченко, она подготовила и подарила мне выборку из его стихотворений, которую  я храню до сегодняшнего дня».

Еще одной страстью Омельченко было садоводство. Выросший на земле, Виталий Прокофьевич тянулся к природе. На четырех сотках своего сада Виталий Прокофьевич посадил две рябины, две калины, боярышник. Не стал рубить и березу. Всякое время года принимал с радостью, но весну любил особенно. «Весной пахнет!» − говорил уже в феврале. Искренне радовался цветущим яблоням. Гуляя с дочерью по саду имени А. С. Пушкина отмечал красоту окружающей природы, напоминавшую ему родную Кубань.

Семейная жизнь Виталия Прокофьевича сложилась счастливо. Вместе с женой Александрой Федоровной они воспитали сына и дочь, дождались внуков, прожили вместе 45 лет. Жена Виталия Прокофьевича была известным в Челябинске врачом-невропатологом и как это часто бывает с профессионалами, временами засиживалась на работе, уделяя пациентам внимания больше, чем своей семье. Однако к этой профессиональной особенности деятельности супруги Омельченко относился спокойно, т.к. работа тоже была основным смыслом его жизни.

Семейная жизнь четы Омельченко нередко подвергалась испытаниям, но мудрость, которую проявляли супруги, позволила сохранить семью. Дочь Елена вспоминала: «мама приобщилась к хозяйству только после смерти нашей бабушки. Непритязательный, нетребовательный в быту, папа великодушно прощал ей пригоревшую кашу, холодные котлеты, недоглаженные рубашки, поздние приходы с работы. Он понимал ее усталость, «замотанность» и так искренне хотел, чтобы она работала меньше, комфортно отдыхала. Терпеливо ждал у окна. Выходил встречать вечерами».

Характерной чертой Виталия Прокофьевича была удивительная благодарность и привязанность к родственникам, друзьям, коллегам по работе. Он не только навещал сестер и братьев, но и поддерживал с ними постоянную связь, поздравлял с праздниками, исписывая горы открыток, отсылал подарки. Глухонемой сестре Любе и ее мужу помог отремонтировать дом в родной станице. Виталий Прокофьевич поддерживал тесные контакты с коллегами, с которыми начинал свой трудовой путь, да и они были от него в восторге до самых последних лет его жизни. Они ходили к нему в гости, пили чай, пели песни, рассматривали фотографии, вспоминали прошедшие годы. Их связывало одно общее увлечение – любимая работа в системе профтехобразования. Работа, по-моему, и была их жизнью.

Жизнь Виталия Прокофьевича никогда не была простой, но возможно трудности позволили выковать характер незаурядного человека, великого организатора и педагога. Судьба отмерила Омельченко недолгий век, и он не дожил немного до семидесяти лет, оставив по себе добрую память и неиссякаемое наследие. По-прежнему продолжает работать система профтехобразования, развитию которой он посвятил жизнь.

Елена Витальевна Омельченко после смерти отца напишет: «он воспитывал своим примером. Четкий, аккуратный, собранный. Он заставлял жить других так же. Нет, не заставлял. С ним по-другому было нельзя, потому что это было бы нечестно. Что-то не так – никаких выговоров, грубых слов, скандалов. Просто отпустил глаза, поник, как-то сгорбился: «Ну, ладно… Думал. Мы с тобой друзья, с тобой можно в разведку…» И тогда хотелось что-то изменить, становилось даже не стыдно, а пусто. Пусто в мире без его настоящей дружбы».

В целях увековечения памяти В. П. Омельченко постановлением губернатора Челябинской области от 16 сентября 1999 г. № 435 учреждена премия имени В. П. Омельченко, которая ежегодно присуждается одному из региональных учреждений профессионального образования – победителю областного смотра-конкурса «Училище года».

 

 

Трудовые будни и становление В. П. Омельченко как руководителя

 

Трудовая биография В. П. Омельченко стремительна, как и сама его жизнь. За короткий отрезок времени он прошел путь от преподавателя ремесленного училища до руководителя региональной системы профессионального образования, одной из самых эффективных в Советском Союзе.

В 1950 г. В. П. Омельченко поступил на работу в РУ № 1 преподавателем, совмещая при этом учебу в Магнитогорском педагогическом институте. Через четыре года Виталий Прокофьевич был назначен директором технического училища № 4. ТУ № 4 готовило специалистов по механизации строительства и электромонтажного дела: машинистов башенных кранов, машинистов экскаваторов, машинистов бульдозеров и скреперов, слесарей-механиков по ремонту строительных машин и механизмов, электромонтеров по монтажу электрооборудования, электромонтажников вторичной коммутации. Это учебное заведение в городе пользовалось нехорошей репутацией, так как там учились в основном отъявленные хулиганы, но Омельченко это не смутило. Бывший фронтовик и человек высокой организованности Омельченко привнес в работу училища стройный порядок. Его боялись и уважали одновременно, так как интересы учащихся для него всегда находились на первом месте.

Закономерным результатом деятельности Виталия Прокофьевича на посту директора стал благоприятный микроклимат, сложившийся в учебном заведении, в период с 1954 по 1962 гг. ТУ № 4 неоднократно побеждало в областных смотрах художественной самодеятельности и в смотрах технического творчества профтехобразования работников и учащихся. За это время не было зарегистрировано ни одного случая правонарушений со стороны учащихся или работников училища.

На руководящей работе у Омельченко проявились самые сильные стороны: организаторский талант, творческий подход к порученному делу, собранность и организованность. В период руководства училищем Омельченко сумел вывести учебное заведение в число лучших в области и республике, училище четыре раза становилось победителем всесоюзного и республиканского социалистических соревнований, семнадцать раз занимало первое место в областном социалистическом соревновании.

Слава ТУ № 4 и его директора становились всесоюзным достоянием. Об опыте работы учебного заведения и его коллектива директор докладывал на Первых Всероссийских педагогических чтениях в июне 1961 г. в г. Москве и на коллегии Главного управления профтехобразования при Совете Министров РСФСР 23 февраля 1962 г. Коллегия Главного управления профессионально-технического образования при Совете Министров РСФСР 23 февраля 1962 г. приняла специальное постановление: «Об опыте работы ученических общественных организаций по оказанию помощи педагогическому коллективу в обучении и воспитании учащихся в техническом училище № 4 г. Магнитогорска Челябинской области». Доклад директора ТУ № 4 Омельченко В. П. и решение коллегии были направлены во все учебные заведения профтехобразования РСФСР и во все краевые, областные, республиканские (АССР) управления профтехобразования.

Очевидцев далеких событий 1950-60-х гг. осталось не так уж и много, крайне мало остается людей, которые помнят В. П. Омельченко еще в роли директора, но мне удалось разыскать человека, столкнувшегося с ним в 1956 г. Людмила Ивановна Щепакина вспоминала: «с Виталием Прокофьевичем Омельченко я познакомилась совершенно случайно, будучи абитуриенткой. Виталий Прокофьевич был директором лучшего на тот период в городе профессионального училища. Я знала, что в этом учебном заведении дают очень хорошие знания, что там сильные преподаватели. На собеседование к директору я попала весной 1956 г., и этот разговор привел меня в полнейший восторг. Омельченко говорил со мной на равных, поинтересовался моими профессиональными устремлениями и вообще планами на жизнь. В училище я не пошла, т.к. поступила затем в строительный техникум и по его окончании проработала на стройке на различных инженерно-технических должностях. Но в училище я вернулась вновь, уже в качестве преподавателя специальных дисциплин. И тогда фамилия Виталия Прокофьевича уже гремела в системе».

Талантливого, одаренного организатора не могли не заметить, в 1962 г. Омельченко был назначен заместителем начальника областного управления профтехобразования по городу Магнитогорску, а в 1964 г. Виталия Прокофьевича назначили начальником областного управления профессионально-технического образования. На этом посту наиболее ярко раскрылся талант Виталия Прокофьевича как руководителя: глубокое знание технологии педагогического труда, личностный подход к кадрам, настойчивость и принципиальность в достижении намеченных целей.

В советское время не принято было руководителям представлять личный вклад в какое-либо дело решающим фактором. Всю жизнь строго следовал этому принципу и В. П. Омельченко, поэтому за статистическими данными по работе профтехобразования мы, сегодня практически уже не сможем увидеть человека. Я взялл на себя задачу: определить каким руководителем был В. П. Омельченко, каков был его личный вклад в развитие системы профтехобразования.

Природа, казалось бы, сделала все для того, чтобы Виталлий Прокофьевич стал руководителем. Он обладал солидной внешностью, громким командным голосом, вызывал уважение даже у незнакомой для него аудитории. Очевидцы отмечали, что стоило только Омельченко войти в бурлящий от разговоров большой актовый зал, сразу же воцарялась тишина. С. Ф. Дзюбинская, известный в системе руководитель дополнительного образования вспоминала: «впервые с Омельченко я столкнулась, как руководитель дома культуры «Трудовые резервы» города Магнитогорска. Это был крупный, рослый, красивый мужчина, вызывающий уважение».

Несомненные деловые качества Омельченко отмечали все, кто когда-либо с ним работал. «Никогда не сталкивалась с безответственностью и непунктуальностью отца. Четкий режим. Ни минуты времени. Безукоризненный порядок в кабинете. Как в библиотеке, каталоги литературы, выписки на карточках, факты, афоризмы (для лекций и выступлений)» - вспоминала Елена Омельченко.

Омельченко был очень дальновидным руководителем. По его рекомендации многие руководители училищ смогли сформировать фонд оплаты практических занятий учащихся, часть средств из которого уходила на оформление кабинетов и поддержание хорошего технического состояния мастерских. Те руководители, которые не последовали советам Омельченко, вскоре поняли свою ошибку. Система ПТО начала переходить на новый порядок работы, приведший к сокращению практических занятий и соответственно выплат за них, важный источник финансирования иссяк, и часть училищ потеряла возможность обновить материальную базу.

Также разумно решил Омельченко вопрос с оздоровительными лагерями для детей системы ПТО. Дети в систему профтехобразования приходили в те времена сложные, и помимо обучения их приходилось активно отвлекать от пагубных привычек и асоциальных занятий. С этой целью и были созданы загородные лагеря, на строительство которых В. П. Омельченко также выбил деньги из фонда оплаты практических занятий учащихся. Финансовые ресурсы он также распределял своеобразно, не всегда равномерно, видел тех, кто работает и именно им старался выделить деньги в первую очередь.

Многие отмечали требовательность и щепетильность В. П. Омельченко в решении ежедневных профессиональных вопросов. Л. И. Щепакина вспоминала: «он был очень требовательным человеком по отношению к себе и людям, когда мне случилось быть исполняющим обязанности начальника управления ПТО по Магнитогорску, он мне звонил каждый день и требовал постоянного отчета. Его интересовало все: от вновь поступившего ученика до состояния дел на чердаке какого-нибудь училища».

Одним из направлений работы начальника системы профтехобразования Челябинской области были систематические проверки качества работы образовательных учреждений и здесь В. П. Омельченко не имел себе равных. Он приезжал всегда раньше директора на час или два и все досконально осматривал, был и на чердаке и в подвале, осматривал туалеты и гардероб, посещал библиотеку, учебные кабинеты и мастерские и к прибытию директора уже встречал его с набором замечаний и предписаний. При проведении проверок Виталий Прокофьевич избегал нравоучительного тона и требовал, чтобы руководители учитывали результаты проверок и учились на допущенных ошибках.

В. П. Омельченко прослыл в Челябинском управлении профтехобразования руководителем авторитарного типа. Многим он запомнился тяжелым в обращении человеком. Елена Омельченко писала: «Думаю, отца боялись. Возвращаясь из школы, я поднималась по ступеням в подъезде, слышала раскаты его голоса. С кем-то говорит по телефону: они там что-то недоделали. Казалось, стены тряслись от этого разговора, хотя он не кричал, говорил четко и ясно. В разговорах с подчиненными он, мне казалось, никогда не нервничал. Л. А. Денисюк, вспоминала один из случаев в их взаимоотношениях с Виталием Прокофьевичем: «Меня отправили на собеседование с начальником областного управления профессионального образования Виталием Омельченко. Перед отправкой меня предупредили, что Омельченко человек своеобразный, и что как бы он меня не отговаривал, я не должна отказываться от работы в училище. Войдя в кабинет, я увидела человека, внешне очень приятного, аккуратно одетого, губы поджаты, глаза смотрят строго. Состоялся весьма напряженный диалог:

− Почему Вы вдруг захотели быть директором училища? – спросил Виталий Прокопьевич.

− Горком считает, что должна – ответила я.

− Вы знаете, что это за училище, знаете что-то о специфике его производства, сталкивались когда-нибудь с его работой – парировал Омельченко.

− Нет, не приходилось – теряя терпение, ответила я.

− Вам приходилось работать с директорами швейных и обувных фабрик, как вы будете налаживать с ними контакт? Как же так, вы не работали в системе профессионального образования, вы ничего не знаете!

Я была готова все бросить и уйти, но вспомнила, что дала слово Панину и прямо об этом сказала Омельченко. После этого он смягчился, и разговор приобрел более конкретный характер. Виталий Прокопьевич начал мне говорить, что необходимо серьезно подходить к организации учебного процесса, учитывать, что в системе ПТО обучение производится с акцентом на практику и производство. Собеседование закончилось, но я еще неоднократно возвращалась к этому разговору, прокручивала его в своей памяти. Только спустя много лет, я случайно узнала, что Омельченко с подозрением относился к партийным выдвиженцам, а также крайне аккуратно расставлял на руководящие посты женщин».

Люди, которые много лет проработали бок о бок с Омельченко вспоминали, что с кадрами он обращался порой очень жестко. Мог вызвать человека, рекомендованного на должность директора, на собеседование в Челябинск и продержать весь день в кабинете. При этом периодически выходил из кабинета по делам, и было непонятно, получит человек в этот день аудиенцию или нет. Но, наверное, это была у него такая своеобразная «проверка на вшивость», выдержит или нет, сломается ли перед ли первыми трудностями, или перенесет испытание с честью. Но вместе с тем была у Омельченко черта, которая поражала многих, если он ставил человека директором, то человек оказывался на своем месте, тоже можно сказать, и о заместителях директоров, у Омельченко был «нюх» на кадровые решения.

В. П. Омельченко был человеком жестким, но справедливым. Никогда не отчитывал директора какого-либо училища в присутствии подчиненных, был скупым на похвалу, не любил льстецов. Например, С. Ф. Дзюбинская описывает один интересный случай: «делегация Челябинской области выехала в Болгарию на фестиваль, возглавлял коллектив Виталий Прокофьевич. Это был настоящий праздник, мы получ5ке4или множество призов, хорошо отдохнули и получили множество впечатлений. Скопив командировочные, мы руководители, решили сделать небольшой подарок Омельченко, презентовать ему корабль-сувенир. Купив подарок, мы командировали к начальнику одного из директоров, он зашел к Омельченко, объяснил нашу позицию и попытался вручить подарок. Мы увидели, что через несколько минут, из палатки Омельченко выбежал директор с красными щеками, а вслед ему полетел наш подарочный корабль и раздалась тирада выражений Омельченко на повышенных тонах».

 «Омельченко умел ставить самые амбициозные планы и добиваться их исполнения. Он отстаивал интересы системы профтехобразования на самых разных уровнях: на уровне республиканского министерства, областного комитета партии и исполкома, на уровне городских партийных и советских органов власти» – вспоминала Л. И. Щепакина. Власти его не любили, он был очень неудобным человеком для них, но Омельченко всегда умел доказать свою точку зрения без эмоций, опираясь только на логику и здравый смысл. Он всегда добивался своего, система профтехобразования при В. П. Омельченко процветала. При этом начальник управления никогда не гордился своим положением, никогда не был позером, слова у него никогда не расходились с делом.

Работа для Виталия Прокофьевича была вторым домом, а порой и первым. Система профтехобразования или просто «система» в то время - это было явление, которое объединяло многих единомышленников «под крылом» В. П. Омельченко. Люди системы ПТО словно проверенные бойцы одного отряда. Отец говорил: «Это мои ребята». У многих «ребят» уже была седина, но этим словом точно передавалась их необыкновенная жизненная энергия и юношеский задор. В сложной для подчиненных ситуации отец в любое время суток ехал к ним, звонил им и задавал самый нужный вопрос: «Чем я могу помочь?» – вспоминала дочь Виталия Прокофьевича.

Результат профессиональной деятельности Виталия Прокофьевича впечатляет. По итогам Всероссийского социалистического соревнования Челябинскому областному управлению ПТО в семидесятые годы присуждалось первое место с вручением Переходящего Красного Знамени. Опыт работы управления был одобрен коллегиями профобразования СССР и РСФСР.

Много внимания уделял В. П. Омельченко подготовке и повышению квалификации педагогических кадров. По его инициативе был организован инженерно-педагогический факультет при горно-металлургической институте Магнитогорска. В 1976 г. был открыт Челябинский филиал Всесоюзного института повышения квалификации инженерно-педагогических работников профтехобразования.

За плодотворную работу в системе профтехобразования В. П. Омельченко был отмечен правительственными наградами: орденом Октябрьской Революции. Тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Монгольской Народной Республики «За дружбу». Как участник Великой Отечественной войны награжден орденом Отечественной войны II степени и многими медалями: «За взятие Вены», «За Победу над Германией в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список источников и литературы:

 

Архивные источники:

1) ОГАЧО. Ф. 288. Оп 112. Д. 269. Личное дело № 269. Омельченко Виталий Прокофьевич (1952-1954 гг.)

2) Архив Музея истории Магнитогорского технологического колледжа Омельченко В. П. Воспитание рабочего (материалы к докладу)

3) Архив музея Магнитогорского строительно-монтажного техникума. Опыт работы ТУ № 4 в 1954-1962 гг. (доклад директора тов. Омельченко В. П.)

4) Народное образование в СССР: сб. нормативных актов – М., 1987. – 346 с.

Источники личного происхождения:

5) Интервью с Денисюк Людмилой Алексеевной. Личный архив автора

6) Интервью с Дзюбинской Софьей Филипповной. Личный архив автора

7) Интервью с Щепакиной Людмилой Ивановной. Личный архив автора

Литература:

8) Вехи становления и развития начального профессионального образования в России, на Урале, в Челябинской оласти: 1701-1997 гг. / Н. И. Голендухин, Ф. М. Крылов, Е. М. Донских. – Челябинск, 1998. – 59 с.

9) Во главе профессионального образования Челябинской области: Летопись имен и достижений первых руководителей профессионального образования Челябинской области в период 1940-2003 гг. / Авт-сост. Н. И. Голендухин, Е. М. Донских, Ф. Н. Клюев. – Челябинск, 2003. – 48 с.

10) Во имя тех, кто из «профтех»: События и люди в истории начального профессионального образования Челябинской области / сост. Н. И. Голендухин, Копейкина Ю. А., Донских Е. М. – Челябинск, 2005. – 336 с.

11) Выпускники и работники учреждений начального профессионального образования Челябинской области – Герои Социалистического труда / сост. Н. И. Голендухин, Ф. М. Крюков, Е. М. Донских. – Челябинск, 1999. – 63 с.

12) Журавлева С. Любитель стихов и стихий // Челябинский рабочий. 27 ноября 1999 г. С. 7.

13) Их родина за труд наградой одарила / сост. Н. И. Голендухин, Е. М. Донских. – Челябинск, 2002. – 63 с.

14) Кирин Ф. Я. Хозяйство Челябинской области. – Челябинск, 1978. – 158 с.

15) Куренных Б. И. Кузница рабочих кадров. – Челябинск, 1980. – 201 с.

16) Летопись добра: о тех, кто нас выводит в люди (к 70-летию системы профессионального образования Челябинской области) / Под ред. А. Лобашева. – Челябинск. 2010. – 321 с.

17) Омельченко В. П. Экономическое воспитание – процесс многогранный // Профессионально-техническое образование. 1978. № 11.

18) Омельченко В. П. Воспитание надежной трудовой смены: о развитии сети учебных заведений профтехобразования в Челябинской области // Профессионально-техническое образование. 1984. № 6.

19) Очерки истории профессионально-технического образования в СССР / Под ред. С. Я. Батышева. – М., 1981 – 352 с.

20) Урал: век двадцатый. Люди. События. Жизнь. Очерки истории. Научные редакторы – д.и.н. Кириллов А. Д., д.и.н. Попов Н. Н.. – Екатеринбург, 2000. – 416 с.

21) Челябинская область и региональная система начального профессионального образования: Справочные материалы / Сост. Л. В. Коваль. – Челябинск, 1998. – 21 с.

22) Челябинск: энциклопедия / сост. В. С. Боже, В. А. черноземцев. – Челябинск, 2001. – 1112 с.

23) Челябинская область: Вчера, сегодня, завтра: К 70-летию со дня образования Челябинской области / Ред. А. П. Финадеев. – Челябинск, 2003. – 28 с.

24) Челябинская область: энциклопедия / гл. ред К. Н. Бочкарев. – Челябинск, 2008. Т 4. – 864 с

425-428

 

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top