Ревенко Д.С.

 

ВВЕДЕНИЕ

Дворянские усадебные владения, количество которых в Российской империи к началу XX века составляло порядка восьмидесяти  тысяч объектов, несомненно, являются  ключевым феноменом отечественной культуры. Да и сама внутренняя культурная среда усадеб даёт поводы для того, чтобы вновь и вновь обращаться к ней для проведения исследований в различных областях - архитектура, история, искусство. Ведь она представляет собой довольно сложную систему, которая вобрала в себя и особенности жизненного уклада и национального мировоззрения, и притягательность русского пейзажа, и многообразие ремёсел, через которые складывался её неповторимый мир.

В Тверской области на данный момент насчитывается свыше 2000 памятников архитектуры и культуры. Доля усадеб, по данным Главного управления по государственной охране памятников культуры Тверской области,  составляет 134 объекта.

Актуальность данной статьи обусловлена необходимостью наглядной демонстрации того, как можно открыть усадьбы для общества сегодня, передав их заинтересованным лицам или организациям, которые взяли бы на себя обязательства по сохранению такого рода объектов. 

Ведь на сегодняшний день, очевидно, что государству невозможностью поддерживать их жизнеспособность на должном уровне, тогда как лица или структуры – собственники этих объектов, имеющие перед государством обязательства по сохранению усадебных комплексов , имеют, помимо этого и возможность обеспечить в них приток народных масс в экскурсионных и прочих целях. А это, в свою очередь, способно повлиять на развитие туризма в регионе.

Говоря о краткой историографической характеристике статьи, нужно  отметить, что преимущественно использовались работы по истории культуры усадьбы, которые главной идеей несут мысль о том, что усадьба сама по себе уникальный культурный организм, без которого немыслимо восприятие облика провинциальной России.

Усадьба рассматривалась как центр формирования личности в среде интеллигенции, она несла на себе воспитательно – просветительские функции. Это положение нашло отражение в трудах историков, которые занимались изучением культуры и быта обитателей усадеб, места и роли усадьбы в художественной культуре. Это исследования Д. С. Лихачёва[1], Д. О. Швидковского[2], Н. А. Евсиной[3], Т. П. Каждан[4], Л. В. Ивановой[5] и др.

Предметом анализа становится и усадебная повседневность. В своих работах авторы В. Н. Батажкова[6], И. А. Бартенев[7], Р. М. Байбурова[8], Т. М. Соколова[9] изучают всё в совокупности – живопись, мебель, интерьеры, прикладное искусство.

Нельзя так же обойти вниманием и современные культурологические публикации по тверским усадьбам, в частности, по истории усадьбы князей Куракиных Волосово - Степановское. Авторами материалов по данной теме являются В. Н. Биберин[10], а также А. Г. Введенская[11], А. А. Галашевич[12], А. Н. Горбунова[13], Н. В. Скорнякова[14], П. Н. Петров[15].

Второе направление исследований объединяет работы, посвященные архитектуре усадебных комплексов. Общие тенденции развития архитектуры дворянского усадебного дома будут присущи и усадьбе Степановское, в связи с чем определённый интерес будут представлять работы следующих авторов: Е. А. Борисовой[16], Ю. А. Веденина и И. П. Чалой[17], а также коллективная монография «Архитектура русской усадьбы» [18].

§ 1. Законодательный аспект охраны, сохранения и использования Тверских усадебных комплексов

 

 

Вопросы охраны, сохранения и использования Тверских усадебных комплексов призвано регламентировать законодательство по данным аспектам. Сюда можно отнести все те законодательные нормы, которые оговаривались в историографической части работы.  Безусловно,  нужно сказать о том, что применительно к Тверским усадебным комплексам будут относиться как федеральные законодательные акты, так и законы местного, регионального уровня. Безусловно, здесь нельзя обойтись без упоминания в первую очередь Федерального закона 73 ФЗ, который призван регулировать  отношения в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации и направлен на реализацию конституционного права каждого на доступ к культурным ценностям[19].

Соответственно, усадебные комплексы, как объекты, подпадающие под юрисдикцию данного закона не должны иметь препятствий для:

посещения общественности этих комплексов, проведения осмотров, экскурсий, экспертиз для сотрудников компетентных органов, и т. д, словом, всего, что    присуще правовому полю, в котором находится усадьба.

Ни в коем случае, нельзя забывать о наличии в нашей области целого ряда законов, которые, в общем контексте охраны культурного наследия должны охранять и усадебные комплексы.

В этой связи, нужно акцентировать внимание на перечне мер охраны комплексов.

В соответствии с отчетами об осуществлении переданных полномочий по сохранению, использованию, популяризации и государственной охране объектов культурного наследия федерального значения Тверской области за 2010 и 2011 г.г. проекты зон охраны объектов культурного наследия федерального значения не разрабатывались и не утверждались. Однако согласно справке от 18.01.2013 г. за подписью начальника отдела государственного учета и историко-культурной экспертизы Беляковой О. Д. за период IV кв. 2010 г. – 2012 г. в рамках ведомственной целевой программы разработаны проекты зон охраны на 272 объекта культурного наследия федерального значения. Проекты зон охраны в соответствии с государственным контрактом № 13 от 25 июля 2012 г. и государственным контрактом № 15 от 30 октября 2012 г. проходят историко-культурную экспертизу. Разработка зон охраны, в данном случае усадеб – залог успешного их существования, так как при выработке подобных норм, определяются и границы самого памятника.

В соответствии с местными законодательными актами, в частности с Законом Тверской области от 23 декабря 2009 г. № 112-ЗО «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) в Тверской области» и Законом Тверской области от 17 июля 2013 года № 63-ЗО « О внесении изменений в закон Тверской области об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры)» Тверской области, органом, отвечающим за охрану усадебного наследия является. Главное управление по государственной охране объектов культурного наследия области. В области охраны усадеб проводятся следующие меры по защите:

 - выдача разрешений на производство работ по сохранению объектов культурного наследия[20].

 - контроль за состоянием объектов культурного наследия[21].

 - разработка зон охраны[22].

 - государственный контроль за соблюдением законодательства в области охраны объектов культурного наследия[23].

 - государственный учет объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия, ведение реестра[24].

 - согласование проектной, градостроительной и иной документации[25].

 - государственный учет объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия, ведение реестра[26].

Пунктами 10, 11 и 12 Положения о разработке охранных зон установлены конкретные рекомендации по разработке режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах охранных зон, которые позволят обеспечить сохранность объекта культурного наследия в его исторической среде.

Подводя итого сказанному по поводу функционирования законодательства, в этой сфере, нельзя не отметить того, что на сегодняшний день создано немало предпосылок и принято немало мер для осуществления эффективной охранной деятельности по Тверским усадьбам. Есть положительные стороны, есть и спорные моменты, как например,  то, что большинство исторических объектов находятся в муниципальной собственности, а согласно ФЗ-73 областная служба не оформляет охранных обязательств у памятников муниципального значения, что вызывает много вопросов у заинтересованных лиц. На сегодняшний день общество однозначно не пришло к единому мнению по поводу того, как наилучшим образом организовать и наладить функционирование усадеб, должна ли это быть частная собственность с облегчённой процедурой передачи владельцу, либо государство должно возложить на себя эти функции? Возможно ли ведение совместного усадебного хозяйства со стороны федеральных, муниципальных властей, совместно с органами на местах? На эти и другие вопросы пока не получено чёткого ответа, однако по тому, как проходит обсуждение этих проблем, с привлечением широкой общественности, существенные сдвиги в этом направлении есть.

Исходя из заявленной  темы, необходимо упомянуть и о туристическом потенциале Тверских усадебных комплексов, в случае их передачи в частную собственность. На сегодняшний день подобных прецедентов не так много, однако факт их наличия позволяет надеяться на то, что в будущем они послужат достойным примером для дальнейшего распространения тенденций усадебного возрождения.     

На территории Тверской области расположено достаточно весомое количество усадебным памятников, однако далеко не самое эффективное их использование на сегодняшний день даёт повод задуматься о том, насколько важно сейчас привлечь заинтересованную в их сохранении общественность для полноценного использования в качестве туристического, либо объекта, имеющего большую культурную ценность.

§ 2. Характеристика мероприятий по возрождению усадьбы «Волосово – Степановское»

 

 

На примере усадьбы князей Куракиных «Волосово[27]» в Зубцовском районе можно ознакомиться с тем, как осуществляется работа по возрождению бесценного усадебного наследия. Ведь в Тверском регионе на грани разрушения находится более половины усадебных комплексов, которые могли бы в случае их рационального использования, служить весомым источником информации, например, об образе жизни тверского дворянства.

Актуальность данного вопроса заключается в рассмотрении того, насколько пригодны усадьбы Тверского региона к использованию в наше время.

Потенциально усадебные комплексы можно использовать и как пример музейной экспозиции по отражению принципиальных особенностей жизни тверского дворянства, для превращения их в туристические объекты, которые при условии привлечения туристов вполне способствовали бы популяризации посещения усадеб.

На отдельно взятом примере необходимо будет рассмотреть, что представляют собой комплексы тверских усадеб сегодня. Для этого необходимо его изучение в нескольких ипостасях, которые, так или иначе, будут пересекаться с культурно – исторической сферой.

При обращении внимания на данную сферу, лучше непосредственно обратиться к следующим аспектам: а) исторические этапы существования усадеб тверского региона; б) владельцы и лица, которые напрямую были причастны к тому, как развивались эти комплексы; в) эксплуатация усадеб – то есть то, как использовалось поместье от момента своего возведения до наших дней; г) развитие усадьбы на современном этапе, то есть отражение того, насколько сегодня данный комплекс задействован в общественной жизни.

Также немаловажным фактором является архитектурный облик усадьбы, её ландшафтное оформление и, безусловно, её исторический потенциал.

На примере данной, отдельно взятой усадьбы, которая совершенно недавно была реконструирована и полностью восстановлена, можно увидеть методы возможной реализации культурно – туристического потенциала тверских усадебных комплексов.

Дворянские усадьбы – отражение неотъемлемой части культурного наследия. Этот факт обоснован в первую очередь тем, что обитателями усадебных комплексов являлись в первую очередь представители высшего света, те, кто диктовал модные тенденции всем стоящим по рангу ниже. Это те, кому суждено было руководить, распоряжаться, осуществлять свою власть на местах. Соответственно и жилища они должны были создавать такие, по которым чётко можно было бы различить их превосходство в социальном положении. К тому же, для того, чтобы подчеркнуть собственную исключительность, практически каждый помещик – дворянин обустраивал своё жилище таким образом, чтобы выделиться на фоне остальных представителей своего сословия. Для большей красноречивости, можно провести аналогию с тем, как жили представители городского сословия. Если в их мещанских жилищах по большому счёту преобладала тенденция к унификации жилища по одному и тому же стандарту, то в дворянской среде мы наблюдаем явление, когда каждая, отдельно взятая усадьба являлась, по сути, уникальнейшим организмом, который на другие совершенно не походил[28].

Этот факт можно отнести и к усадьбе Волосово.

 

 

 

 

§ 3. Из истории усадьбы «Волосово –Степановское»

 

 

В XIX в. село Степановское (Волосово) входило в состав Зубцовского уезда Тверской губернии. Оно располагалось при реке Шоше, от уездного города отстояло в 49 верстах[29].

Усадьба Степановское в селе Волосово принадлежала князьям Куракиным. По документам, землями в Тверской губернии Куракины владели с сер. XVII столетия. По семейному преданию – со времен присоединения Тверского княжества к Москве. Согласно некоторым источникам, эти земли были выделены Петром I князьям Куракиным, которые были приближены ко двору[30].  Согласно документальным материалам, можно судить о том, что усадьбы Степановское была одной из самых больших усадеб в Тверской губернии,  общая площадь построек достигала порядка 3 000 кв.м., а непосредственно территории – 30 га[31]. Характерно, что  самого возникновения усадьба с прилегающими землями ни разу не была продана, а передавалась исключительно по наследству внутри рода.

Точное время основания главного дома неизвестно, но из письма к брату первого владельца – генерал – майора Степана Борисовича Куракина становится возможным проследить, что это время не ранее 1792 г. и не позднее 1798 г[32]. Это время и является начальным этапом жизни усадьбы. За это время проведена отделка дома и закончена разбивка парка. Вторым этапом формирования данного усадебного комплекса является время с 1818 г. по 1850 г, когда после смерти Александра Борисовича имение переходит по наследству к его племяннику Борису Алексеевичу, который продолжает масштабное строительство вплоть до 30-х годов XIX столетия.

Именно в этот период окончательно формируется архитектурный облик усадьбы[33]. Следующим владельцем усадьбы являлся сын Бориса Алексеевича, Алексей Борисович Куракин 2 – ой, который владел имением до 1872 года[34] при котором строительства как такового не проводилось, за исключением постройки в 1864 году в западной части здания, отдельно от жилых комнат, домовой церкви Бориса и Глеба.

Уже к концу XIX века деревянный городок и увеселительные сооружения почти полностью исчезли. На месте городка в сторону реки Шоши был разбит обширный фруктовый сад. Основу озеленения парка составляли ели, липы, березы, возраст которых достигает порядка 100 лет. Таков путь усадьбы Степановское с конца XVIII по конец XIX века, во время своего логичного расцвета и постепенного заката.

В начале XX века, усадьба вступает в новую фазу своего существования – существования в новых, быстроменяющихся реалиях молодого советского государства[35]. В имении после 1917 года располагался совхоз, главный дом использовался под различные хозяйственные нужды.

С 1970 по 2003 год здесь располагался психоневрологический диспансер. В 2005 году здание главного дома сильно пострадало от пожара.

Что касается сегодняшнего состояния памятника, то с 2009 года здесь ведутся активные реставрационные работы, которые приносят свои, значительные результаты. Ещё 5 лет назад парк был сильно заросшим и выглядел как лесной массив. В настоящее время ведутся работы по озеленению. Много здесь декоративного кустарника – сирени, спиреи, акации. Была сильно нарушена планировка парка[36]. Проведены работы по исправлению планировки (см. приложение 1).

Говоря отдельно о владельцах, нужно сказать о тех людях, которые наиболее явно оставил свой след на развитии данного поместья.

Строительство здания главного дома было начато в конце XVIII века человеком, который являлся очень влиятельной тогда фигурой при императорском дворе, Степаном Куракиным. У Степана Борисовича было три брата, и после его смерти имение перешло в собственность Александра Куракина[37]. Примечателен факт, что в своё время тот являлся послом России в наполеоновской Франции. После его смерти поместье унаследовал его брат Алексей, в его бытность министром внутренних дел страны, а затем оно перешло Борису Алексеевичу Куракину, его сыну[38].

Его роли в жизни усадьбы Степановское нужно уделить особое внимание. Воспитывался будущий владелец уникального поместья как и подобает представителям высшего света, недаром одним из его духовных учителей является не кто иной, а Сперанский. Блестящая государственная служба была для него предопределена судьбой.

13 января 1822 года Куракин был назначен сенатором и произведён в чин тайного советника. В своей работе ему были присущи верность долгу и неподкупность, что не могло не сыграть хорошую службу для его репутации.

В 1833 году Борис Куракин навсегда оставляет государственную службу. Располагая достаточными материальными ресурсами, все свои силы в это время он обращает на благоустройство своих усадебных владений. За очень короткий срок возле дома выросли театр, башня – каланча, обелиски, шлагбаумы, улицы с работающими в усадьбе людьми, что очень напоминало импровизированный городок[39]. По сути дела, усадьба тогда являлась настоящим скоплением удивительных ценностей и очень напоминала музей[40]. Стоит отметить, что  усадьба Волосово Степановское являлась одной из любимейших его усадеб[41].

Достигнув при Борисе Алексеевиче своего пика, после его смерти в 1850 усадьба вступает в фазу своего постепенного увядания. Это время связано с именем его старшего сына – Алексея Борисовича Куракина. Масштабные строительные работы в поместье постепенно прекращаются, а впоследствии и вовсе сходят на нет. Производился лишь небольшой ремонт, который осуществляли только при острой необходимости[42].  Занятый служебными делами князь большую часть времени проводил в столице, а имение навещал очень редко. Являясь тайным советником, а также почётным членом Императорской Академии художеств, он оставил после себя несколько живописных картин, судя по которым можно составить впечатление о том, как усадьба выглядела в I – ой половине XIX века[43]. В основном, все его усилия по обустройству имения, сводились к работам в церкви святых Бориса и Глеба, которые помимо всего прочего являлись покровителями рода Куракиных[44] [45] [46]. Алексей Борисович практически все иконы этой церкви написал собственноручно, это были зачастую копии с известных образов. В начале 1860 – х годов церковь была освящена, хотя работы по её благоустройству продолжались вплоть до смерти Алексея Борисовича.

Последними официальными владелицами стали дочери Алексея Борисовича – Александра Алексеевна Козен (1840-1919), и Елизавета Алексеевна Нарышкина (1848-1928)[47]. При деятельном участии Елизаветы Алексеевны была  учреждена Елизаветинская община, которая располагалась в восточном флигеле главного дома усадьбы. Помимо этого, в двухэтажном флигеле, так почитаемой её отцом церкви, была открыта церковноприходская школа, которая была хорошо известна на всю округу[48], её открыла княгиня Е. А. Нарышкина  для детей обслуживающего общину и княгинь персонала. Со своими семьями княгини пребывали здесь в основном в летний период времени.  Прежнее, традиционное производство кисеи и сыра в усадьбе перестало приносить постоянную прибыль, поэтому цехи, где они изготавливались, частично были разрушены, частично переданы под скотные дворы Елизаветинской общины. В домах для слуг проживали фельдшер, священник, небольшой лазарет, а также аптека. Главный дом всё больше начинал походить на летнюю дачу[49].

Касательно эксплуатации усадьбы можно сказать, что она не стала исключением из общего числа усадеб того времени и использовалась по назначению с момента основания до времени собственно перехода в государственную собственность [50].

С передачей в государственную собственность в 1918 году, усадьба начинает полностью приходить в упадок начинается гибель её богатых художественных коллекций. Предпринимались даже попытки обустройства на территории комплекса полноценного музея, но и они успеха не получили, а стимулировали дальнейшее расхищение культурных ценностей. Последовали попытки организовать в усадьбе коммуну, санаторий но они также не оправдались. Усадьба находилась на достаточно периферийном положении от ключевых транспортных узлов, поэтому доступ в неё был затруднён. Во время Великой Отечественной войны и после погибает богатый сад, хозяйственные постройки в большинстве разграбили. В 1970-х годах комплекс передаётся в собственность областного Дома инвалидов. Тогда же была проведена перепланировка, а также строительство на территории жилых и подсобных помещений, которые ставили парк под угрозу полного уничтожения.  

Развитие усадьбы на современном этапе позволяет надеяться на то, что в будущем она полностью преобразится в образец того, как можно путём немалых усилий довести заброшенный усадебный комплекс до уникального архитектурного сооружения, которое полностью соответствует архитектуре усадеб XVIII века.

Ведь в последнее время, используясь под психдиспансер, усадьба приходила в довольно плачевное состояние, а после пожара и вовсе находилась в полуразрушенном состоянии.  К счастью, она не превратилась в сгоревшие руины, сохранилось много архитектурных составляющих, которые давали возможность провести восстановление. Находясь после пожара в открытом, не охраняемом виде, усадьба подвергалась разграблению несгоревшего паркета. Примерно в то же время она была взята в аренду, а затем, в 2009 году полностью выкуплена. Сейчас это частная собственность. Был восстановлен фамильный герб Куракиных, который повесили на фронтон, где он исторически находился. Были восстановлены стелы, обелиск в честь Александра I.

Усадьба имеет центрально осевой принцип планировки, основанный на системе двух взаимно перпендикулярных осей[51].  Центром композиции является главный дом, образующий с двумя симметричными флигелями единый архитектурный ансамбль, выстроенный в стиле классицизма[52]. Сейчас здание полностью реконструировано и восстановлено. Это кирпичное оштукатуренное здание, объединенное с флигелями крытыми галереями с ротондами в центре. По главному юго-западному фасаду ансамбль образует единую линию.

Центральный корпус двухэтажный, с мезонином, в плане почти квадратный. Со стороны парка имеет полуротонду с колоннадой. Флигели двухэтажные с полуподвалами и плоскими перекрытиями. В плане прямоугольные, вытянутые по продольной оси ансамбля. В галереях также плоские потолки, в ротондах – купола.  К юго-западу от дома был парадный двор, окруженный ажурной металлической оградой с белокаменными обелисками при въезде[53] [54] [55]. За пределами двора на одной оси с домом расположен Александровский проспект с площадью, в центре которой поставлен обелиск в честь Александра I. Обелиск также отреставрирован. Вдоль Александровского проспекта располагался жилой центр усадьбы, предназначенный для гостей, слуг, домашнего врача, управляющего имением – так называемый деревянный городок. Он был разделен на четыре квартала по четыре двухэтажных дома в каждом. Здания были деревянные, оштукатуренные, двухэтажные. Выстроены в стиле позднего классицизма[56].

Домами была обстроена и площадь вокруг Александровского обелиска [57].

С юго-запада перспектива проспекта замыкалась готическим деревянным замком[58]. Продолжением оси Александровского проспекта по другую сторону от усадебного дома является одна из аллей усадьбы. Начинается она обширным партером и проходит через весь парк (см. приложение 2).

Перпендикулярно ей в парке проходит еще одна аллея, также пересекающая его от одного края до другого. Пейзажный парк с юго-востока  и северо-востока ограничен земляным валом с небольшим рвом и аллеями из смешанных пород деревьев. С севера и северо – запада парк заканчивается огромным Люкшинским прудом.  Берега водоема изрезанной формы, на них располагались многочисленные беседки (тоже не сохранившиеся)[59]. Была и пристань. По пруду плавала действующая модель военного парусника[60].

К юго – западу от главного дома (в сторону бутафорского городка), параллельно его главному фасаду проходит вторая планировочная ось усадьбы – Борисоглебский проспект (Борис – родовое имя Куракиных). Он отделял господскую часть усадьбы от «городской»[61] [62]. С одной стороны заканчивался Люкшинским мостом с деревянными «китайскими» беседками, которые не сохранились; с другой стороны – мостом через реку Шошу. За мостами начинались подъездные березовые аллеи: из села Дорожаева, другая (за рекой Шошей) – из села Ошурково (оба села принадлежали Куракиным) [63].

        Исторический потенциал использования данной усадьба огромен, и работу по её восстановлению можно оценить как показатель того, что культурное наследие является важнейшей формой выражения преемственности в историческом развитии общества. Появление новой культуры, с её специфическими особенностями, нельзя представить без уважительного  отношения к культуре прошлого. А уважение это можно проявить только путём  сохранения тех ценностей, которые были созданы в разных культурных областях.

Неоспоримым фактом является и то, что дворянские усадьбы  - это отражение неотъемлемой части культурного наследия как Тверской области, так и России в целом. История восстановления усадьбы Куракиных лишний раз свидетельствует о том, что сегодня существуют реальные способы восстановления усадебных объектов, находящихся на грани полного разрушения. Катастрофическое состояние неиспользуемых усадебных памятников сегодня повсеместно, однако пути решения данной проблемы существуют и на примере данной конкретной усадьбы можно увидеть, что они далеко не иллюзорны.

Помимо прочего, очень действующим рычагом сохранения усадебного наследия является туризм. Ведь привлечение широкой общественности даёт множество возможностей для поддержания туристических объектов, к коим при необходимости можно отнести усадьбы, на должном уровне. Положительный опыт использования туризма для сохранения культурного наследия очевиден и лишний раз в доказательстве не нуждается. Хоть данная усадьба и не является в полном смысле слова объектом туристическим, однако, её нынешний владелец предполагает периодически устраивать в ней разного рода мероприятия, тем самым открывая усадьбу для доступа общественности. Предполагается устраивать показы картин князей Куракиных, которыми была накоплена одна из крупнейших портретных галерей в России, которая легла в основу некоторых, музеев, в том числе и тверских[64].

Существенно проблемой данного мероприятия, безусловно, может оказаться оценка того, как проходило восстановление архитектурного облика. Ведь исторический характер здания говорит о том, что неприемлемо строить новодел, а необходимо по крупицам восстанавливать утраченный облик, насколько это возможно, хоть на это и придётся тратить на порядок больше времени и сил. На сегодняшний день в усадьбе проведена реставрация, которая говорит о том, что если внутренне убранство усадьбы и подверглось изменениям, то внешний облик здания сейчас максимально близок к оригиналу.

Доступность для населения владелец ручается обеспечить, работа в этом направлении ведётся довольно кропотливая, вплоть до обеспечения подъезда к главному дому, так как удалённость от районного центра затрудняет возможности для посещения комплекса.

Таким образом, можно констатировать, что потенциально возможности для использования дворянских усадеб сегодня очень велики. Возможны многие варианты того, как может использоваться усадьба и конкретным примером усадьбы Куракиных диапазон восстановления усадебного наследия страны не ограничивается. Ведь существует много усадеб – музеев, которые привлекают множество желающих окунуться в прекрасный мир русской дворянской жизни.

Рассмотрев тенденции развития одной, отдельно взятой усадьбы с момента основания до наших дней, можно сделать вывод о том, что сегодня все общественные структуры, сообща, могут изменить положение всего усадебного наследия. Масштабы самого настоящего бедствия сегодня просто потрясают. Более половины из всего ресурса усадебного наследия Тверской области сегодня находятся за чертой уничтожения. 52 % усадеб в неудовлетворительном состоянии, от общего количества состоящих на учёте памятников, весьма красноречиво говорит о том, что мы стоим на пороге полной утраты как своей культурной, архитектурно - исторической базы, так и просто исторической памяти.

Изучение усадебного наследия в саамы разных проявлениях, в самых разных аспектах, сегодня может дать основополагающий стимул для дальнейшего препятствования к утрате нашей истории и культурно – исторического наследия. Создание подобного рода баз данных например, в расположении не одной области, а всего Центрально – Европейского региона России, а в перспективе, и ещё шире, может дать своего рода ключи для выдвижения усадеб в число первостепенных атрибутов исторической идентификации нашего социума. Ведь такие подвижки могут способствовать открытию  специальных фондов, учреждению специальных федеральных программ по обеспечению жизненного цикла усадеб сегодня.

Привлечение даже нескольких новых исследователей к данному вопросу, может открыть поистине очень заманчивые горизонты для того, чтобы усадьбы в современном мире развивались и процветали.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

 

Острая необходимость сохранения усадебного наследия продиктована новыми реалиями сегодняшнего дня, когда мы можем воочию наблюдать, как в нашу культуру снова возвращается интерес к национальным богатствам, а уж без усадебной культуры эти богатства сложно представить.

Таким образом, на примере воссоздания утраченного некогда потенциала усадебного строительства и использования комплексов усадеб для широкого спектра целей, можно достичь определённого эффекта и в воспитании подрастающего поколения без отрыва от традиционных культурных ценностей.

К современным функциям усадебных комплексов можно отнести рекреационные (семейный отдых владельцев), образовательные (приобщение к миру художественной культуры посредством знакомства с произведениями живописи и литературы), хозяйственные. Огромная культурная ценность этих многогранных произведений искусства может выйти на принципиально новый образовательно – культурный уровень, уровень, который в нынешних социально – политических условиях способен стать одним из фундаментальных факторов, формирующих такую основополагающую часть национального самосознания и самоидентификации, как возврат к культуре своих предков.

Отдавая, таким образом, дань прошлому, мы полноценно можем двигаться в будущее, сочетая уже имеющееся наследие Отечества с возникающими новшествами.  Поставленные, по сути, на грань выживания, усадьбы, на сегодняшний день остаются тем зовом прошлого, который может и обязательно должен быть услышан уже в настоящем и стать определяющим фактором для культурного развития в будущем. В будущем, где сохранение традиций прошлого не должно подавляться бюрократическими проволочками, недобросовестностью чиновников или работников определённых сфер, недобросовестно выполняющих свои обязанности. Историческая роль усадеб в том, чтобы мы не утратили на стыке эпох то, что испокон веков формировало культурный облик наших предков. Только от нас зависит, пройдёт ли это наследие прошлого свой исторический путь дальше, к нашим потомкам, или прервётся, не в силах сопротивляться из-за безучастности тех, кто способен изменить эту ситуацию в лучшую сторону.

Исходя их вышеизложенного, можно с уверенностью констатировать, что сегодня туризм является очень весомым фактором, способствующим сохранению усадебного наследия как отдельно взятых регионов, например, Тверского Верхневольжья, так и страны в целом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ:

 

Список источников:

Неопубликованные материалы:

  1.        1.       Волосово – Степановское. Усадьба. Паспорт 1241. Архив Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области.
  2.        2.       Обращение председателя Общества изучения русской усадьбы А. Н. Греча в Тверской музей о необходимости охраны усадеб в Степановском-Волосове и Васильках Зубцовского уезда 20 ноября 1928 г. // ГАТО. Ф. Р-56. Оп. 1. Д. 57. Л. 176–176 об.
  3.        3.       ТОКГ, Фонд № 11ю л.32. Опись имущества «Волосово». Доклад  агента  - специалиста Тверского губернского п/отдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины Н. Е. Фартунатова по командировке в «Волосово» Зубцовского уезда. 5 ноября 1919 года.
  4.        4.       Сайт главного управления по государственной охране объектов. культурного наследия. Б. м., б. г. // [Электронный ресурс]. URL: http://gokn.tvercult.ru/(дата обращения: 01.07.2014).
    1.        5.       База данных Тверская усадьба. Дворянство. Гербы 18–20 веков. Электрон. опт. диск. (CD). Тверь, 2008
    2.        6.       Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Тверская область Часть 1. М.: Наука, 2003. 816 с.
    3.        7.       Тверская область Часть 2. М.: Наука, 2006. 744 с.
    4.        8.       Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Тверская область. Часть 3. М.: Индрик, 2013. 752 с.
    5.        9.       Памятники архитектуры Тверской области. Книга 1. Тверь, Литера-М, 2000. 315 с.
    6.      10.      Памятники архитектуры Тверской области. Книга 2. Тверь, ОАО «Тверское княжество», 2002.  300 с.
    7.      11.      Памятники архитектуры Тверской области. Книга 3. Тверь, Литера-М, 2004. 380 с.   
    8.      12.      Закон Тверской области от 23 декабря 2009 г. № 112-ЗО «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) в Тверской области»
    9.      13.      Федеральный закон от 25.06.2002 № 73-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2014).
    10. 1.    Байбурова Р. М. Памятники русской архитектуры и монументального искусства. Стиль, атрибуции, датировки. М., 1983.
    11. 2.    Бартенев И. А. Конструкции русской архитектуры 18–19 вв. М., 1982.
  5.     Батажкова В. Н., Бартенев И. А. Русский интерьер XVIII–XIX веков. М., 2000.
  6.     Биберин В. Н. Художественные коллекции усадьбы Степаново-Волосово // Русская усадьба: Сборник ОИРУ. Под ред. М. В. Нащокиной. М., 2003. Вып. 9. С.282–297.
    1.     Биберин В.Н. Усадьба князей Куракиных Волосово-Степановское и её художественные коллекции: обзор // Русская культура XVII-XX вв.- Тверь, 2001.- Вып. 2.- С. 84-116.
    2.     Биберин В.Н. О портретной галерее князей Куракиных в усадьбе Степановское-Волосово и о некоторых происходящих из нее фамильных портретах XVIII века  // Русская культура XVII-XX вв. Тверь, 2005. Вып. 3. С. 34–41.
    3.     Введенская А.Г. Их рисовали художники: Усадьба князей Куракиных Степановское-Волосово Тверской области // Мир Русской усадьбы. М.: Знание, 1995. С. 202–213.
    4.     Вергунов А. П., Денисов М. Ф., Ожегов С. С. Ландшафтное проектирование. М.: Наука, 1991. 216 с.
  7.     Галашевич А. А. Степановское (Волосово) // Русская усадьба: сб. ОИРУ. М., 2003. Вып. 9.
  8. Глушков С. В. Степановское-Волосово // Глушков С. В. Былой России острова. Тверь, 2001. С. 72–77.
  9.  Горбунова А. Н. Свидетели минувших лет: мемориальные сооружения в дворянских усадьбах Тверского края: Домовая Борисоглебская церковь в усадьбе князей Куракиных Степановское-Волосово Зубцовского уезда // Тверские ведомости. 2005. 12-18 авг. (№33). С. 6–9.
  10.  Горбунова А. Памятники тверских усадеб: Обелиск в честь Александра I в усадьбе князей Куракиных Степановское-Волосово Зубцовского уезда // Тверские ведомости. 2005. 28 янв. 3 февр. (№4). С. 6.
  11. Греч А. Н. Степановское – Волосово. Венок усадьбам // Памятники Отечества. М., 1994. Вып. 32. С. 62-69.
  12.  Евсина Н. А. Архитектурная теория в России XVIII в. М., 1975.
  13.  Згура В. В. Общество изучения русской усадьбы // Русская усадьба: сб. ОИРУ. Под ред. М. В. Нащокиной. Вып. 4 (20).  М., 1998.
  14.  Иванова Л. В. Вывоз из усадеб художественных ценностей //  Памятники Отечества: Мир русской усадьбы. М., 1993.
  15.  Каждан Т. П. Художественный мир русской усадьбы. М., 1997
  16.  Петров П. Н. Князья Куракины // история родов русского дворянства. В двух книгах. Кн. 1. М. 1991. С. 359 – 361.
  17.  Скорнякова Н. В. Степановское-Волосово в картинах князя А.Б. Куракина // Наше наследие. 1994. № 29-30. С. 86–89.
  18.  Соколова Т. М.  Очерки по истории художественной мебели XV–XIX веков. М., 1967.
  19.  Торопов С. А. Памятники архитектуры и методы их реставрации. М.: Наука, 1947. 320 с.
  20.  Швидковский Д. О. Дворянские гнезда России: история, культура, архитектура. Очерки. М., 2000; Его же. Усадьбы старые таинственной Руси. М., 1994.
  21.  Лихачев Д. С. Поэзия садов: К семантике садово-парковых стилей: Сад как текст. М., 1999

Опубликованные материалы:

Список использованной литературы:



[1] Лихачев Д. С. Поэзия садов: К семантике садово-парковых стилей: Сад как текст. М., 1998.

[2] Швидковский Д. О. Дворянские гнезда России: история, культура, архитектура. Очерки. М., 2000; Его же. Усадьбы старые таинственной Руси. М., 1994

[3] Евсина Н. А. Архитектурная теория в России XVIII в. М., 1975.

[4] Каждан Т. ПХудожественный мир русской усадьбы. М., 1997

[5] Иванова Л. В. Вывоз из усадеб художественных ценностей // Памятники Отечества: Мир русской усадьбы. М., 1993.

[6] Батажкова В. Н., Бартенев И. А. Русский интерьер XVIII–XIX веков. М., 2000.

[7] Бартенев И. А. Конструкции русской архитектуры 18–19 вв. М., 1982.

[8] Байбурова Р. М. Памятники русской архитектуры и монументального искусства. Стиль, атрибуции, датировки. М., 1983.

[9] Соколова Т. М.  Очерки по истории художественной мебели XV–XIX веков. М., 1967.

[10] Биберин В. Н. Портретная галерея князей Куракиных в усадьбе Волосово-Степановское Зубцовского уезда Тверской губернии // Тверская усадебная культура. Тверь, 2004; Его же. Усадьба князей Куракиных Волосово-Степановское и её художественные коллекции: обзор // Русская культура XVII–XX вв. Тверь, 2001. Вып. 2; Его же. О портретной галерее князей Куракиных в усадьбе Степановское-Волосово и о некоторых происходящих из нее фамильных портретах XVIII века  // Русская культура XVII–XX вв. Тверь, 2005. Вып. 3.

[11] Введенская А. Г. Их рисовали художники: Усадьба князей Куракиных Степановское – Волосово Тверской области // Мир Русской усадьбы. М., 1995.

[12] Галашевич А. А. Степановское (Волосово) // Русская усадьба: сб. ОИРУ. М., 2003. Вып. 9.

[13] Горбунова А. Н. Памятники тверских усадеб: Обелиск в честь Александра I в усадьбе князей Куракиных Степановское-Волосово Зубцовского уезда // Тверские ведомости. 2005. 28 янв. 3 февр. (№4); Её же. Свидетели минувших лет: мемориальные сооружения в дворянских усадьбах Тверского края: Домовая Борисоглебская церковь в усадьбе князей Куракиных Степановское-Волосово Зубцовского уезда // Тверские ведомости. 2005. 12–18 авг. (№33).

[14] Скорнякова Н. В. Степановское-Волосово в картинах князя А. Б. Куракина // Наше наследие. 1994. № 29–30.

[15] Петров П. Н. Князья Куракины // история родов русского дворянства. В двух книгах. Кн. 1. М. 1991. С. 359 – 361.

[16] Борисова Е. А. Русская архитектура второй половины XIX в.  М., 1979.

[17] Веденин Ю. А., Чалая И. П. Культурно-ландшафтное районирование Тверской области. М., 1997.

[18] Бондаренко И. А., Бусева-Давыдова И. Т., Гуляницкий Н. Ф. [и др.]. Архитектура русской усадьбы. М., 1998.

[19] Торопов С. А. Памятники архитектуры и методы их реставрации. М.: Наука, 1947. 320 с.. С. 70.

[20] Сайт главного управления по государственной охране объектов культурного наследия. Б. м., б. г. // [Электронный ресурс]. URL: http://gokn.tvercult.ru/ (дата обращения: 03.12.2014).

[21] Там же.

[22] Там же.

[23] Там же.

[24] Там же.

[25] Сайт главного управления по государственной охране объектов культурного наследия. Б. м., б. г. // [Электронный ресурс]. URL: http://gokn.tvercult.ru/ (дата обращения: 03.12.2014).

[26] Там же.

[27] Волосово. Усадьба. Паспорт 1241. Архив Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области.

[28] Биберин В. Н. Усадьба князей Куракиных Волосово-Степановское и её художественные коллекции. С. 84–116; Его же. О портретной галерее князей Куракиных в усадьбе Степановское-Волосово и о некоторых происходящих из нее фамильных портретах XVIII века. С. 114–147.

[29] Глушков С. В. Степановское-Волосово // Глушков С. В. Былой России острова. Тверь, 2001. С. 72–77.

[30] Горбунова А. Памятники тверских усадеб: [Обелиск в честь Александра I в усадьбе князей Куракиных Степановское-Волосово Зубцовского уезда] // Тверские ведомости. 2005. 28 янв. 3 февр. (№4). С. 6.

[31] Усадьба Волосово // Архив Главного управления по охране объектов культурного наследия Тверской области. Паспорт № 1241.

[32] Глушков С. В. Степановское-Волосово // Глушков С. В. Былой России острова. Тверь, 2001. С. 72–77.

[33] Бондаренко И. А., Бусева-Давыдова И. Л., Гуляницкий Н. Ф. Указ. соч. С. 90–93.

[34] Петров П. Н. Князья Куракины. С. 359.

[35] Греч А. Н. Степановское – Волосово. Венок усадьбам // Памятники Отечества. М., 1994. Вып. 32. С. 65.

[36] Згура В. В. Указ соч.. С. 103.

[37] Беляева Н. М. Раец, Раёк, Рай // Русская усадьба: сб. ОИРУ / Под ред.М. В. Нащокиной. СПб., 2013. № 18 (34). С. 7.

[38] Скорнякова Н. Указ. соч. С. 88.

[39] Скорнякова Н. Степановское-Волосово в картинах князя А. Б. Куракина // Наше наследие. 1994. № 29–30. С. 86–89.

[40] Там же. С. 86–89.

[41] Галашевич А. А. Степановское (Волосово) // Русская усадьба: Сборник ОИРУ. М., 2003. Вып. 9. С.459–478.

[43] Биберин В. Н. Портретная галерея князей Куракиных в усадьбе Волосово-Степановское Зубцовского уезда Тверской губернии. С. 11–21.

[44] Вергунов А. П., Денисов М. Ф., Ожегов С. С. Указ. соч. С.55..

[45] Биберин В. Н. Усадьба князей Куракиных Волосово-Степановское и её художественные коллекции. С. 93.

[46] Биберин В. Н. О портретной галерее князей Куракиных в усадьбе Степановское-Волосово и о некоторых происходящих из нее фамильных портретах XVIII века. С. 109.

[47] Волосово. Усадьба. Паспорт 1241. Архив Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия Тверской области.

[48] Глушков С. В. Степановское-Волосово. С. 72–77.

[49] Галашевич А. А. Указ соч. С. 475.

[50] Горбунова А. Памятники тверских усадеб: Обелиск в честь Александра I в усадьбе князей Куракиных Степановское-Волосово Зубцовского уезда. С. 6.

[51]Володарский Я. В., Иванова Л. В., Истомина Э. Г. Указ. соч. С. 362.

[52] Усадьба Волосово // Архив Главного управления по охране объектов культурного наследия Тверской области. Паспорт № 1241.

[53] Греч А. Н. Степановское – Волосово. Венок усадьбам // Памятники Отечества. М., 1994. Вып. 32. С. 65.

[54] Згура В. В. Общество изучения русской усадьбы. С.24

[55] Усадьба Волосово // Архив Главного управления по охране объектов культурного наследия Тверской области. Паспорт № 1241.

[56] Бондаренко И. А., Бусева-Давыдова И. Л., Гуляницкий Н. Ф. Указ. соч. С. 90–93.

[57] Горбунова А. Свидетели минувших лет: мемориальные сооружения в дворянских усадьбах Тверского края: Домовая Борисоглебская церковь в усадьбе князей Куракиных Степановское-Волосово Зубцовского уезда // Тверские ведомости. 2005. 12–18 авг. (№ 33). С.6.

[58] Усадьба Волосово // Архив Главного управления по охране объектов культурного наследия Тверской области. Паспорт № 1241.

[59] Усадьба Волосово // Архив Главного управления по охране объектов культурного наследия Тверской области. Паспорт № 1241.

[60] Усадьба Волосово // Архив Главного управления по охране объектов культурного наследия Тверской области. Паспорт № 1241.

[61] Горбунова А. М. Памятники тверских усадеб: Обелиск в честь Александра I в усадьбе князей Куракиных Степановское-Волосово Зубцовского уезда. С. 6; Её же Свидетели минувших лет: мемориальные сооружения в дворянских усадьбах Тверского края: Домовая Борисоглебская церковь в усадьбе князей Куракиных Степановское-Волосово Зубцовского уезда. С. 8.

 

[63] Усадьба Волосово // Архив Главного управления по охране объектов культурного наследия Тверской области. Паспорт № 1241.

[64] Введенская А. Г. Их рисовали художники: Усадьба князей Куракиных Степановское – Волосово Тверской области // Мир Русской усадьбы. М., 1995. С. 202–213.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top