Митькин М.А.

 

Введение

Отечественная война 1812 года стала величайшим испытанием для России. Вторжение французов в пределы России, сражение при Бородино, пожар Москвы, напряженная борьба с Великой армией Наполеона вызвали могучий народный подъем. Именно в эти дни проявились высокие чувства патриотизма и мужество народа нашей страны. Наши предки развеяли миф о непобедимости Наполеона, освободив своё Отечество от иноземных захватчиков.

Наполеон был одним из самых великих государственных деятелей и полководцев не только уровня Франции, но и всей Европы. Он собрал под своими знаменами плеяду блестящих французских и европейских маршалов и генералов, создал мощную боевую машину – «Великую армию». В борьбе наполеоновской Франции и России решалась судьба будущего мирового порядка.

В памяти народoв России эта война сохранилась как борьба за жизнь России. Она приняла всенародный, национально-освободительный характер, и по этой причине и получила название Отечественной. Фактически это была цивилизационная схватка, борьба России со всей Европой, с Западом. Под началом Наполеона и его маршалов были итальянские, испанские и прочие европейские соединения. В союзе с Францией были великие державы ‑ Австрия и Пруссия, которые выделили вспомогательные корпуса для войны с Российской империей.

Существовавшая военная организация в России не обеспечивала возможность ведения активной борьбы с армией наполеоновской Франции силами одних только регулярных войск.

Созыв народного ополчения явился наглядным проявлением национально-освободительного характера Отечественной войны 1812 года. На основании манифеста Александра I ополченцы набирались в помощь действующей армии для отражения натиска наполеоновской армии на Россию. Олонецкая губерния также принимала участие в войне 1812 года. Набор в олонецкие стрелки проводился в июле-августе 1812 года по решению Кабинета министров. Неслыханное поражение наполеоновской армии в России послужило сигналом к освобождению народов Европы. Вместе с армией олонецкие ополченцы выступили в заграничный поход и приняли участие в освобождении народов Западной Европы от наполеоновского гнета.

Интерес к проблемам формирования ополчения 1812 года на региональном уровне проявляется уже много десятилетий. Об этом свидетельствуют научные издания, статьи, материалы конференций, в работе которых принимают участие не только историки, но и краеведы, писатели. Это, безусловно, доказывает актуальность выбранной темы «Олонецкие стрелки в Отечественной войне 1812 года».

Основными источниками по выбранной теме являются манифесты Александра I. «Манифест о сборе внутри Государства земского ополчения от 6 июля 1812 года»[1] предписывал дворянам формировать ополчение из своих крепостных, самим вступать в него и выбирать командующего над собой. Второй манифест «О составлении временного внутреннего ополчения от 18 июля 1812 года»[2] ограничивал сбор ратников 16 губерниями.

Сборник «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года»[3] является документальной базой для исследования роли ополчения в Отечественной войне 1812 года.

Для изучения юбилейных торжеств в Олонецкой губернии, посвященных столетию Отечественной войны 1812 года были использованы «Журналы Петрозаводского уездного Земского Собрания и доклады Управы очередной и чрезвычайной сессий за 1912 год»[4].

Особый интерес вызывают подборки документов о войне 1812 года в сборниках «История Карелии в документах и материалах»[5] и «Петрозаводск: 300 лет истории»[6], которые содержат данные о формировании олонецких ополченцев, переписку олонецкого губернатора с горным начальником Олонецких заводов, касающейся вопроса осмотра стрелков, а также материалы об участии олонецких стрелков в заграничном походе 1813-1814 годов. Ряд важнейших документов для изучения формирования олонецкого ополчения помещен в публикации «Из истории формирования вологодской и олонецкой дружин С.-Петербургского ополчения»[7] в журнале «Исторический архив».

Проблема изучения истории народного ополчения 1812 года занимала особое место в дореволюционной историографии. Прежде всего, это связано со столетним юбилеем начала Отечественной войны 1812 года, отмечавшимся в 1912 году. Тогда вышла брошюра краеведа И.И.Благовещенского «Памяти Императора Александра I Благословенного и Отечественной войны для жителей Олонецкого края»[8], где автор повествует о наборе и обучении олончан в Петербурге. Примечательна статья краеведа Н.С. Шайжина «Из жизни Олонецкого края в Отечественную войну»[9], в которой описаны разные стороны жизни Олонецкого края в 1812 году.

В советский период было издано большое количество научных монографий и публикаций, однако стоит выделить основополагающие работы на тему войны 1812 года. В монографии Л.Г. Бескровного «Отечественная война 1812 года»[10] рассматривается понятие «народной войны» и большое внимание уделяет раскрытию роли народа в войне 1812 года. Монографии П.А. Жилина «Гибель наполеоновской армии в России»[11] и «Отечественная война 1812 года»[12] посвящены героической борьбе народов России с наполеоновской агрессией, а также боевым действиям русской армии, героизму и мужеству ее воинов. Несомненно, стоит отметить монографию В. Бабкина «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года»[13], в которой автор на основе материалов, привлеченных из архивов и опубликованных источников, исследует патриотический подъем народа в 1812 году и боевые заслуги ратников всех ополченских округов России.

О подвигах олонецких стрелков писали в разное время архивисты, историки и краеведы Карелии. Первым из советских историков в изучении темы участия олонецких стрелков в войне 1812 года стал историк Я.А.Балагуров. В 1962 году вышли его статьи «Карелия в Отечественной войне 1812 года»[14] и «Олонецкие ратники под Парижем»[15]. Эти статьи стали основой, на которую опирались последующие исследователи данной темы.

К 180-летию Отечественной войны 1812 года вышла статья историка А.М.Пашкова «Карелия в 1812 году»[16]. Эта статья примечательна тем, что автор, изучив различные источники, привел сведения о наборе ополченцев, статистические данные, а также выявил некоторые неизвестные доселе факты. Особый интерес вызывают статьи Н.П. Кутькова «Не нам, не нам, а имени твоему»[17] и «Триумфальная арка для олонецких стрелков»[18]. Автор подробно повествует о возвращении олончан в родной край после заграничного похода 1813-1814 года.

В последние годы проявился интерес к проблемам формирования ополчения 1812 г. в связи с 200-летним юбилеем. Особый интерес вызывает ряд публикаций А.М.Пашкова. В статье «В стрелянии зверей упражняющихся...: мобилизация приписных крестьян Олонецкой губернии в ополчение в 1812 году»[19] автор анализирует набор олонецких ополченцев в ряды освободительной армии. Другая статья А.М. Пашкова «Олонецкие стрелки: неизвестный эпизод истории Карелии в эпоху Отечественной войны 1812 года»[20] приводит сведения о заграничном походе олонецкой дружины в 1813-1814 гг.

В исследованной литературе рассматриваются вопросы, связанные с организацией созыва народного ополчения, порядком формирования и обучения ополченцев, а также боевыми заслугами олонецких стрелков.

Целью работы является изучение роли олонецких стрелков в отечественной войне 1812 года и заграничном походе 1813-1814 гг.

Для достижения данных целей необходимо решить несколько исследовательских задач: изучить формирование ополчения в Олонецкой губернии в 1812 году, ознакомиться с эпизодами участия олонецких стрелков в войне 1812 года и заграничных походах русской армии, проанализировать войну 1812 года в исторической памяти жителей Карелии в XIX-XX веков.

Данная работа содержит оглавление, введение, три главы, заключение, а также список использованных источников и литературы.

Глава 1. Формирование ополчения в Олонецкой губернии в 1812 году

§1.1. Ополчения 1806 и 1812 гг. и их роль в период наполеоновских войн

Бурные события начала XIX века оторвали крестьян от мирных занятий и заставили вспомнить о воинских традициях отцов и дедов. Борьба с Наполеоном потребовала от Российской империи напряжения всех ее материальных и людских ресурсов. Существовавшая военная организация не обеспечивала возможность ведения активной борьбы с армией наполеоновской Франции силами одних только регулярных войск.

В 1806 году русский народ, призванный к оружию, чтобы противодействовать возможному вторжению французской армии в пределы государства, выставил ополчение в количестве 612 тысяч ратников, численность которого значительно превосходила народные ополченные части 1812 года (около 320 тысяч) и государственное ополчение 1855 года (до 350 тысяч)[21]. Но вооружение получили и принимали участие в боевых действиях только 200 тысяч ополченцев.

По манифесту от 27 сентября 1807 года оно было распущено. Но в нарушение своего обещания, царь разрешил из 200 тысяч воинов, подлежащих возвращению домой, перевести в рекруты 177 тысяч.

Это вызвало вспышку недовольства, а в отдельных местностях бунты. Антинародные методы руководства земским войском бросили мрачную тень на финал ополчения 1806-1807 гг. Словно стремясь рассеять гнетущее впечатление, оставшееся в обществе после роспуска ополчения, царь осыпал наградами офицеров и чиновников[22].

Подобный факт не мог, конечно, пройти бесследно в памяти народной — тяжелый осадок недоверия остался у народа, и правительство, через 6 лет, в памятный 1812 год, вызванное к формированию новых чрезвычайных сил, не могло не считаться с этим настроением.

Правительство Российской империи учитывало опыт созыва ополчения 1806-1807 гг. и объявило, что ополчение формируется только на время войны. Оно обязывалось распустить все ополчения немедленно по окончании военных действий[23]. Ополчение 1806 г. было своего рода «репетицией» созыва ополчения 1812 г., внесшего немалый вклад в победу Российской империи над Наполеоном.

Народное ополчение 1812 г. – временные вооруженные формирования, собранные в помощь действующей армии для отражения нашествия наполеоновской армии на Россию на основании Манифеста Александра I от 6 июля 1812 г. и его воззвания к жителям «Первопрестольной столицы нашей Москвы» с призывом выступить зачинателями этого «народного вооружения»[24]. Манифест был очень общий, почти не дающий указаний о способах сбора: «полагаем мы, необходимо, — говорилось там, — собрать внутри государства новые силы, которые нанося новый ужас врагу, составляли бы вторую ограду в подкрепление первой и в защиту домов, жен и детей каждого и всех». Далее указывалось, что ополчения должны собираться по всем губерниям, что дворянство само выбирает начальника ополчения и о количестве собранной силы дает знать в Москву.[25] Подобная неконкретность манифеста, конечно, нуждалась в толковании, и правительство 18 июля выпускает новый манифест, которым ограничивает сбор ратников 16 губерниями[26].

Народное ополчение предназначалось для замены регулярных войск во внутренних районах и их подкрепления в случае вторжения французских интервентов вглубь страны [27].  Это одно из проявлений патриотизма населения и стало одним из источников пополнения русской регулярной армии, так как при рекрутском наборе и 25-летнем сроке военной службы в стране не было обученного резерва. В отличие от рекрутов, ополченцы после окончания войны должны были не продолжить службу, а вернуться домой к прежним занятиям. Ополченцы выставлялись помещиками из крепостных крестьян (около 5 человек возрастом 17-45 лет из 100 душ). Так же число ополченцев составляли добровольцы из ремесленников, мещан и духовного сословия. Возможно, что сильное желание крепостных вступить в ряды ополченцев связано с шансом стать свободными после войны[28].

Сбор ратников, их вооружение и снабжение осуществлялись комитетами уездных (губернских) дворянских собраний на средства добровольных пожертвований (их сумма в 1812-1814 гг. составила 83 млн. руб.), а с марта 1813 г. ‑ за счёт казны. Офицеры назначались из добровольцев-дворян, ранее служивших в армии. Командующие округами избирались дворянскими собраниями. Общее руководство формированием ополчений осуществлял Особый комитет при императоре, в который входили генерал от артиллерии А.А. Аракчеев, министр полиции генерал-лейтенант А.Д. Балашов и государственный секретарь вице-адмирал А.С. Шишков. Начальники трех округов ополчения были назначены указами императора, а все руководство губернских ополчений, от командующего до командиров полков (дружин), избиралось местным дворянством и представлялось на высочайшее утверждение. По манифесту от 18 июля районы формирования народного ополчения ограничивались 16 центральными губерниями: Московской, Смоленской, Калужской, Тульской, Рязанской, Тверской, Ярославской и Владимирской губерний составило 1-й округ (командующий генерал Ф.В. Растопчин) и предназначалось для обороны Москвы. Во 2-й округ (командующий генерал М.И. Кутузов, с 27 августа ‑ генерал П.И. Меллер-Закомельский, с 22 сентября ‑ сенатор А.А. Бибиков) входило ополчение Петербургской и Новгородской губерний, прикрывавшее петербургское направление. Ополчения Костромской, Вятской, Казанской, Нижегородской, Симбирской и Пензенской губерний входило в 3-й округ (командующий генерал П.А. Толстой) и составляло резерв. Позже было сформировано конное и пешее ополчение в Полтавской и Черниговской губерниях (командующий генерал Н.В. Гудович). По инициативе местных властей создавались отряды народного ополчения в Олонецкой, Вологодской, Тамбовской, Псковской, Киевской, Курской губерниях. Остальным губерниям предписывалось оставаться «без действия», пока «не будет надобности употребить их к равномерным Отечеству жертвам и услугам». Всего было собрано около 300 тысяч ополченцев. Из ополченцев создавались пешие 4-батальонные полки (по 2500 чел.), конные полки (по 1400 чел.) и дружины (по 820 чел.)[29]

Создание пехотных, кавалерийских, артиллерийских резервов,    массовый характер ополчения дали возможность М.И. Кутузову успешно решить одну из центральных стратегических проблем, заключавшуюся в комплектовании  армии[30].

Основным вооружением были пики, топоры и сабли, небольшое число ратников было вооружено ружьями. К концу 1812 г. большинство ополченцев получило ружья. Одежда ратника состояла из суконного кафтана, шаровар, рубахи, сапог и фуражки с медным крестом. Полки народного ополчения участвовали в Смоленском и Бородинском сражениях, в боях под Полоцком, Чашниками, на р. Березине. Также ополченцы участвовали в заграничном походе 1813-1814 гг., где их использовали при осаде крепостей Данциг, Торн и Гамбург.

Таким образом, изучив вопрос о наборе ополчения, можно сделать вывод, что в сложных условиях войны одних рекрутских наборов было недостаточно для комплектования армии, и правительство вынужденно приступило к формированию ополчения. Бойцы народного ополчения отличались стойкостью и храбростью духа. Боевые заслуги ополченцев внесли неоценимый вклад в победу России над вражескими французскими захватчиками.

§1.2. Олонецкое ополчение 1812 года

В 1811 году проводился 81-й рекрутский набор из расчета четыре человека с 500 душ. Угроза новой войны с Францией заставила правительство объявить чрезвычайный 82-й набор в начале 1812 года, не ожидая окончания 81-го набора.  По 82-м набору предполагалось собрать по два человека с 500 душ. Сразу после начала войны был объявлен 83-й рекрутский набор из расчета восемь человек с 500 душ. К сожалению, этого чрезвычайного набора было недостаточно, поэтому в ноябре был объявлен 84-й набор. Этот набор также проводился из расчета восемь человек с 500 душ[31]. Всего из Олонецкой губернии в армию было направлено около 650 человек.

19 июля Комитетом министров было принято решение о наборе в ополчение из охотников Олонецкой и Вологодской не менее чем по 500 человек. Генерал-губернатор Петербурга С.К. Вязмитинов направил губернаторам Олонецкой губернии В.Ф. Мертенсу и Вологодской губернии Н.И. Баршу предписания, чтобы они набрали по 500 человек из обитающих в губерниях народов «в стрелянии зверей упражняющихся» и направить их на подводах в Петербург для причисления их к ополчению[32].

Губернатор В.Ф. Мертенс собрал губернское правление, которое распределило этот набор по уездам. Так, из приписных крестьян Петрозаводского уезда было решено набрать 126 стрелков. Все стрелки шли в зачет 83-го рекрутского набора.

Приписные крестьяне являлись государственными крестьянами, которые были переданы в ведение казенных Олонецких горных заводов. Данная категория крестьян не платила подушной подати и оброчного сбора, а отрабатывала их на заводах. Олонецкие горные заводы поставляли корабельную и крепостную артиллерию для русской армии и флота. В их состав входило два завода: Александровский пушечный завод в Петрозаводске и его филиал ‑ чугунолитейный завод в селе Кончезеро. Во время войны было усилено производство снаряжения для сухопутной армии. В 1812-1814 году завод поставил 900 орудий в армию и 330 во флот. Пушки, мортиры, гранаты, ядра, картечь - все это отправлялось на войну с Францией.

Историки отмечают особенность Петрозаводска конца XVIII начала XIX века ‑ существование в городе двоевластия. Город был одновременно губернским и горнозаводским. Губернатор был подчинён министру внутренних дел, а горный начальник ‑ Департаменту горных и соляных дел Министерства Финансов. В связи с этим постоянно возникали противостояния между губернатором и горным начальником[33].

При наборе ополченцев тоже возник конфликт между губернатором В.Ф. Мертенсом и горным начальником А.В. Армстронгом. Инициатором конфликта выступил В.Ф. Мертненс. При смотре стрелков он обнаружил, что они совершенно не умеют заряжать ружье. В.Ф. Мертненс сообщил горному начальнику, что в ополчение должны быть направлены стрелки, «в стрелянии зверей упражняющиеся». А.В. Армстронг ответил, что эти стрелки, хоть и заявили, что никогда не стреляли зверей, однако набор проводился заводским правлением на основе показаний волостных правлений и крестьянских обществ. А также, если принимать во внимание все отговорки, то будет потеряно много времени на набор стрелков[34].

Слухи о наборе, по свидетельству одного горного офицера, распространялись по деревням, «сильнее ветра». Некоторые из крестьян вступали в ряды стрелков по собственному желанию. Среди добровольцев ополчения числились приписные крестьяне Заонежья разных возрастов: 18-летний Никифор Варшуков из деревни Воевнаволок, 32-летний Иван Букин из Середки, 22-летний Аксен Иванов из деревни Селецкая и даже 60-летний Сулажгорский охотник Иван Иванов, который во время обучения ополченцев проявил себя метким стрелком[35].

Однако в среде богатых крестьян находились желающие откупиться, они нанимали за себя рекрутов из числа беднейших односельчан, уплачивая им за это до 1400 рублей за рекрута[36]. Правда, таких было мало. Крестьянство понимало значение этой войны, и большинство зачисленных по решению сельских сходов в ратники спешило явиться на сборные пункты. Всего было собрано 575 ополченцев, в том числе в уездах: Петрозаводском ‑ 126, Олонецком ‑ 80, Пудожском ‑ 62, Повенецком ‑ 52. Кроме того в остальных уездах Олонецкой губернии было собрано в ополчение еще 250 ратников.

Многие записывались в ополчение добровольно. В Петрозаводском уезде при наборе в ополчение «проявили ревность и собственное желание» крестьяне Дорофей Курчин (д. Анхимовская), Степан Ураев (д. Спасская губа), Иван Шляккиев (д. Виданы), Кузьма Кондратьев (д. Декнаволок), Мелентий Семенов (д. Нелмогозеро), Исак Тестов (д. Римская), Петр Круглый (д. Илемсельга), Кузьма Труховой (д. Липовицы) и другие[37].

В литературе до 1960-х годов было известно всего несколько имен олонецких ополченцев 1812 года. Историку Я.А. Балагурову удалось установить имена около 200 олонецких стрелков, в том числе десяти ‑ награжденных военными орденами и медалями[38].

Сельские общества снабдили уходивших на войну провизией и денежным жалованьем по 10 рублей каждому. Одеты ополченцы были по-крестьянски: кафтан и сапоги. И лишь, спустя полгода, по распоряжению М.И. Кутузова они получили казенное обмундирование. Помимо ружья были вооружены плотницким топором, который держали в специальном чехле, также как и штык в ножнах. Форменными были ранцы с широкими ремнями крест-накрест, серые шинели из грубого сукна и высокая фуражка с кожаным козырьком и медным крестом на тулье. На красном околыше крепился медный императорский вензель Александра I. Номер своей дружины (17-й) олончане носили на красных погонах[39].

В отличие от солдат, ополченцы бород не брили. Французские мемуаристы позднее их называли "бородатыми воинами". Из волостей ополченцы следовали в уездные города, затем на сборный пункт в Лодейное Поле. В конце августа 1812 г. набор ополченцев в Олонецкой губернии был завершен, и их отправили в Петербург. Они были зачислены в состав 17-й дружины Петербургского ополчения[40].

Итак, набор стрелков среди приписных крестьян Олонецкой губернии проводился достаточно быстро и организованно, согласно предписанию Комитета министров. В Петрозаводском уезде набор среди приписных крестьян прошел успешно благодаря активности, требовательности, деловым качествам и умелой распорядительности нескольких горных офицеров (А.В. Армстронга, Ф.И. Бутенева, Чернышева и др.).

Глава 2. Олонецкие стрелки в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах русской армии 1813-1814 годов

§ 2.1. Олонецкие стрелки в Отечественной войне 1812 года

Обучение в Петербурге Олонецких и Вологодских ополченцев продолжалось менее месяца. Командование Петербургским ополчением состояло из отставных военных и гражданских чиновников, которые пожелали служить в ополчении. Командиром был назначен выходец из Вологодских дворян И.М. Аклечеев. По состоянию на октябрь 17-я дружина состояла из 20 офицеров и 533 нижних чинов.

Обучение ополченца было несложное — требовалось знание своего места в строю, навык маршировки, умение заряжать ружье и стрелять из него, а также грамотно действовать штыком.  Однако начальники не всегда руководствовались данными правилами. Если ополченцы попадали под начало армейского генерала, тот не всегда считался с их особым положением в армии и требовал от них большего: «Строго соблюдать чинопочитание и дисциплину, нижним чинам не позволять брить бороды». Р. Зотов, известный в свое время писатель, служил в петербургском ополчении и оставил нам свои записки. В них он говорит, что лишь только дружины перешли на театр военных действий, как с них стали требовать строго военных знаний. Жалованье ополченцы получали оттуда, где прежде служили. Иногда некоторые из урядников и низших офицеров получали особые пособия. Начальники полков и дружин жалованья не получали, служба их считалась почетной.

Начальник стрелков генерал-майор И.М. Аклечеев писал: «При спрашивании же мною упомянутых стрелков, чем они укомплектованы: все единогласно показали, что отправлены они без всякого награждения в собственной своей одежде, а на путевое довольствие дано по десять рублей»[41].

Большинство ополченцев прибыли в столицу со своими ружьями. Но не менее половины ружей офицеры забраковали, и ополченцам выдали казённые ружья и по 40 патронов на каждого. Формированием Петербургского ополчения руководил М.И. Кутузов, возможно, данным фактом объясняется столь достойное вооружение.  Из высшего командования он первым понял значение ополченцев в войне. Остальной генералитет боялся крестьян, поэтому некоторые дружины ополченцев были вооружены процентов на 80 топорами и рогатинами.

Краевед Н.С. Шайжин привел интересный эпизод, однако не основанный на достоверных источниках, о пребывании олонецких стрелков в С.-Петербурге. На императорском смотре особенно отличились три стрелка, заслуживших монаршее благоволение. Александр I приказал генерал-майору Моренталю, чтобы тот пригласил лучших стрелков. Вызвали трех бравых стрелков. Все трое попали точно в яблоко, стреляя друг за другом: всадили три пули – пуля в пулю. Александр I сказал Моренталю: «Если все твои мужички стреляют так, как эти добры молодцы, то ученых учить – только портить»[42]. Недаром об олончанах ходила и такая поговорка: «Олонцы – добры молодцы».

Командующий ополчением П.И. Меллер-Закомельский требовал обмундировать «поступающих из губерний Вологодской и Олонецкой стрелков как возможно скорее». Ополченцы получили единообразное обмундирование черного цвета: кафтаны, шинели, шаровары и фуражки с ополченским крестом (как у остальных воинов Петербургского ополчения)[43].

Сохранился документ о закупке амуниции от 19 октября 1812 года, т. е. накануне выступления ополченцев из Петербурга. Смета состояла из девяти видов обмундирования:

«кафтанов тёмно-зелёного сукна 1080 шт. по 15 руб. каждый,

ранцев 1100 шт. по 5 руб. каждый,

сумок патронных 1033 шт. по 2 руб. 75 коп. каждая,

шапок с кожаными верхами 1092 шт. по 3 руб. 25 коп. каждая,

сапоги 1137 пар по 6 руб. 15 коп. каждая,

чулков шерстяных 1157 пар по 1 руб. 25 коп. каждая,

галстуки чёрные суконные 1100 шт. по 75 коп. каждый,

рукавицы кожаные с варежками 1140 пар по 1 руб. 50 коп. каждая,

полушубки 600 шт. по 10 руб. 50 коп.»[44]

Стоит напомнить, что при выступлении ополченцев уже наступили холода. Полушубков не хватало и пришлось закупать их за границей по 6 талеров за штуку. В июне 1813 были закуплены 25 кафтанов, шаровар и киверов; было заплачено портным города Альтенбурга 276 талеров и 2 гульдена что в пересчете на рубли составило 995 руб. Всё же за границей закупки такого рода делались очень редко и только в случае действительно крайней необходимости, т. к. это было очень дорого и Комитет такие закупки не одобрял (немецкие портные и мастера завышали цены и требовали оплату «в валюте»). К тому же под Лейпцигом была утеряна батальонная казна. По получении приказа батальону стрелков вступить в бой, и. о. казначея поручик Ширжецкий был назначен адъютантом для связи батальона. Решив, что сундучок с деньгами и отчётными ведомостями будет ему мешать в сражении, он отдал его казаку из конвоя Главного Штаба. После битвы найти казака не удалось, и домой после Заграничного похода он не возвращался (числился, как пропавший без вести ‑ видимо погиб при атаке). По данному делу было следствие, но благодаря вмешательству командира батальона стрелков, Ширжецкий был оправдан[45].

Некоторые историки и краеведы, в частности, Я.А. Балагуров, пишут, что первый боевой опыт олонецкие ополченцы получили в битве под Полоцком 6-8 октября 1812 года[46]. Однако современные авторы, например, А.М. Пашков, оспаривают эту точку зрения, так как на тот момент ополченцы находились в Петербурге. Известно, что «бригада олонецких крестьян» под командованием И.М. Аклечеева присоединилась к русской армии уже Витебске, откуда вступила 22 ноября на соединение с корпусом П.Х. Витгенштейна[47].

§ 2.2. Олонецкие стрелки в заграничных походах русской армии

Необходимо упомянуть, что после поражения Наполеона в России боевые действия в декабре 1812 были перенесены в Восточную Пруссию и герцогство Варшавское. Кардинальным образом изменилась и политическая расстановка сил в Европе. События 1812 года вызвали антинаполеоновское национальное движение в Европе. В феврале Пруссия присоединилась к силам коалиции (Россия, Англия, Швеция), а затем в конце июля в войну против Франции вступила Австрия, сначала придерживавшаяся нейтралитета.

Перед заграничным походом 16-я, 17-я и 18-я дружины Петербургского ополчения составили бригаду под командованием И.М. Аклечеева. Бригада выступила из Петербурга в сторону Новгорода 19 октября (7 октября французская армия покинула Москву), где вошли в отряд генерал-майора И.И. Новака, который прикрывал дорогу из Москвы на Петербург, а также из Гжатска на Ржев и Осташков[48]. Затем ополченцы двинулись в Белоруссию и подошли к Витебску. Здесь 16-я дружина отделилась от бригады и часть олонецких стрелков вошла в партизанский отряд Ф.Ф. Винценгероде.

К Витебску стрелки подошли 21 ноября, а 22 ноября выступили к р. Березине. Далее бригада И.М. Аклечеева двинулась на северо-запад, где соединилась с 1-м отдельным пехотным корпусом генерала от кавалерии П.Х. Витгенштейна в Виленской губернии. Олончане участвовали в изгнании из Курляндии корпуса французского корпуса маршала Э. Макдональда.

Олонецкие стрелки уникальны были тем, что являясь отборными охотниками, в отличие от остальных ополченцев, на равных могли сражаться с хорошо подготовленными французскими войсками. Данный факт отметил и генерал-фельдмаршал П.Х. Витгенштейн. Он включил батальон в конвой Главной квартиры, т. е. в охрану штаба. Фактически, олончане уже не подчинялись командованию петербургского ополчения[49].

Многие командиры олонецкого батальона получили офицерские звания в конце 1812 года: А.В. Быстров, Л.Р. Цепелев, Т.Я. Башинский и И.В. Рукавишников стали подпоручиками, а Л.П. Митошин, М.В. Голенищев-Кутузов и В.И. Залетнов ‑ прапорщиками.

В апреле ополченцы двинулись в составе конвоя П.Х. Витгенштейна через Польшу в Германию. Весной 1813 олончане участвовали в боях в Саксонии. Сражение на реке Солли в Саксонии 4-6 апреля, в неудачных битвах при Лютцене 20 апреля и Бауцене 8-9 мая. При Лютцене батальон И.М. Аклечеева дислоцировался на правом фланге армии. В течении дня ополченцы конвоировали в тыл взятых в плен вражеских солдат. Помимо этого они вылавливали и возвращали в строй дезертиров «как российских, так и прусских, более 1000 человек», а к вечеру были брошены в атаку против французской артиллерии[50]. После боя И.М. Аклечеев представил к награде офицеров олонецкого батальона А.Д. Ширжецкого (адъютант И.М. Аклечеева, казначей и квартирмейстер бригады) и Т.Я. Башинского, которые посылались к пехотным колоннам с приказами командующих, а так же для разведки.  За сражение при Лютцене Т.Я. Бажинский, С.В. Гуторов и Л.Р. Цепелев получили ордена Св. Анны 3-го класса[51].

За сражение при Бауцене коллежский секретарь Грибанов получил орден Святой Анны 3-го класса, прапорщик И.А. Путинский ‑ чин поручика, Л.С. Федоров ‑ чин прапорщика, а Т.Я Башинский и Л.Р. Цепелев были представлены к прусскому ордену "За достоинство". Также получили награды и рядовые стрелки олонецкого батальона: Василий Черепанов, Иван Хрусталев, Мартемьян Григорьев, Трифон Костопалов, Иван Киселев, Петр Евдокимов и другие были награждены орденами.

Олонецкие и вологодские стрелки под Лейпцигом стояли цепью в тылу союзной армии, выносили раненых, конвоировали пленных, вылавливали дезертиров. Тяжелая кавалерия Наполеона 4 октября под командованием Мюрата в составе 10 тысяч солдат прорвала фронт союзников, оказалась в тылу и устремилась на захват холма, где располагался штаб армии союзников во главе с Российским императором Александром I, королем Пруссии Фридрихом-Вильгельмом III и кронпринцем Швеции Бернадотом. На защиту штаба бросили все войска, находящиеся рядом. Олонецкие стрелки под командованием майора Данилевского атаковали метким огнём французскую конницу и приостановили натиск французских эскадронов. Окончательно остановили французов, когда подоспел полк полковника И.Е. Ефремова. Инициатива в битве перешла на сторону союзников, а батальон И.М. Аклечеева вернулся к несению охранной службы[52].

За битву при Дрездене титулярный советник В.Г. Гладков был награжден орденом св. Анны 3-го степени, а за битву у Лейпцига орденом Владимира 4-ой степени с бантом, но, к сожалению, был ранен в ногу и контужен. Многих храбрых бойцов награждали за свои подвиги: прапорщик Л.С. Федоров получил звание подпоручика, а Н.Н. Штемпель – прапорщика; Тимофей Иванов и Матвей Юлгин получили «прусские медали». К концу 1813 года союзные войска перешли границу Франции. В январе 1814 года М.В. Голенищев-Кутузов получил чин подпоручика, И.А. Путинский – орден Св. Анны 3-го степени, С.В. Гуторов чин титулярного советника, а А.А. Потехин – чин коллежского секретаря.

Олонецкий батальон вошёл в состав корпуса генерала Н.Н. Раевского. Дальнейшее участие олончан в заграничном походе: взятие французского города Саверна 15 января 1814 года, неудачное сражение при Бар-сюр-Обе 15 февраля, сражение при Арси-сюр-Обе 9 марта, преследование французов от города Витри до Парижа, сражение на Монмартре 18 марта и 19 марта вступление в Париж.

Т.Я. Башинский и Т.С. Грибанов получили звания штабс-капитанов за сражение при Бар-сюр-Обе, а за битву на Монмартре генерал Н.Н. Раевский представил С.В. Гуторова к ордену Святого Владимира 4-й степени. Командир олонецкого и вологодского батальона И.М. Аклечеев был награжден орденом Святой Анны 1-го класса и прусским орденом Красного орла 2-й степени.

На родину ополченцы двинулись в апреле 1814 года. В госпиталях Европы оставались 174 олончанина. В Россию вернулось 204 рядовых, 6 музыкантов, 26 фельдфебелей, 16-обер и 1 штаб-офицер[53].

Олонецкие и вологодские стрелки прибыли в Псков в сентябре 1814 года. В рапорте командира бригады И.М. Аклечеева отмечалось, что стрелки прошли весь боевой путь от границ Российской империи вплоть до самого Парижа[54]. В Пскове стрелки сдали оружие. На память «за похвальную службу» им оставили «кафтаны и прочие мундирные вещи, пришедшие в ветхость, равно кивера с ополченными крестами с надписью «”За веру и Царя”!»

В Петербург в честь ратников ополчения у Исаакиевского собора состоялся торжественный молебен. Ополченцы, одетые в одинаковую форму, выстроены вокруг храма по периметру всей Исаакиевской  площади. У каждого, кто сражался в конце 1812 года в отряде Ф.Ф. Винценгероде, на груди была серебряная медаль на голубой ленте. На аверсе медали было изображено «Всевидящее око» и дата «1812 год», на реверсе ‑ слова «Не нам, не нам, а Имени Твоему»[55]. Медаль получили 3 офицера, 21 унтер-офицер и 50 рядовых из числа олонецких стрелков.

В конце сентября под командованием титулярного советника С.В. Гуторова олонецкий батальон двинулся в поход из Петербурга на родину. Согласно рапорту С.В. Гуторова 240 ополченцев находились на лечении в госпиталях, а более 80 были убитыми. По архивным данным, собранным Я.А. Балагуровым оказалось, что батальон потерял 275 стрелков. Из 575 стрелков, отправленных сражаться на войну 1812 года, обратно вернулось 242 воина, а в последующие полтора года ещё 60 вернулись из госпиталей[56].

Однако на этот счет есть разные точки зрения. Краевед Н.П. Кутьков считает, что вернулось только 232 стрелка[57]. Для них на окраине города, недалеко от моста через Неглинку (ныне это пригорок перед магазином «Спортландия»), была сооружена деревянная триумфальная арка[58]. Архивист И.С. Петричева пишет, что ворота эти существовали до конца 1820-х годов и назывались жителями «трухмальными воротами». Встречали ополченцев по высшему разряду: гражданский губернатор, духовенство, чиновники. Городской глава поднёс командиру хлеб-соль, в программу встречи входили так же водоосвящение и окропление воинов. В соборной церкви была отслужена Божественная литургия. Затем – обед в зале дворянского собрания. Офицеров и чиновников принимал губернатор. К вечеру стрелкам подготовили сюрприз – любительский спектакль «Крестьянский офицер, или Изгнание французов из Москвы». На третий день праздника, 20 октября, купец Стахий Жданов угощал обедом чиновников, офицеров, стрелков. Так закончилась для Олонецкой губернии война 1812 года[59].

Олонецкие стрелки участвовали в многочисленных боях в Европе в 1813-1814 годах. Олончане метко поражали врага и сражались не хуже профессиональных солдат. Много погибло в боях ополченцев, ушедших из Олонецкой губернии. Но эти жертвы не были напрасными! Мужество и героизм народов России в Отечественной войне 1812 года спасли нашу Родину от наполеоновских захватчиков.

Глава 3. Отечественная война 1812 года в исторической памяти жителей Карелии в XIX-XX вв.

Первая попытка собрать сведения об участии жителей Олонецкой губернии в войне 1812 года была предпринята в связи с подготовкой военным историком А.В. Висковатовым большого труда «Историческое описание одежды и вооружения Российских войск». Чтобы собрать сведения об обмундировании и вооружении олонецких стрелков в 1846 году А.В. Висковатов сделал запрос олонецкому губернатору. Губернатор распорядился найти и опросить бывших ополченцев. Так возникло архивное дело «По сообщению Олонецкого губернского правления о доставлении сведений о временно сформированных в 1812 году ополчениях», в котором хранятся записи 20 опрошенных волостными правлениями ополченцев. Большинство ополченцев заявили, что они служили в Олонецком батальоне, некоторые указали точнее – в первом Олонецком батальоне, в 17-й дружине, под командованием Ивана Матвеевича Аклечеева.

Показания ополченцев об их непосредственных ротных командирах также не вызывают сомнения. Алексей Семенов из деревни Важинская Пристань, Михайла Лаврентьев из деревни Нинисельга, Кирила Евстифеев из деревни Афанасьева Сельга, Антон Афанасьев из деревни Улялега служили в 1-м Олонецком батальоне, в 4-й роте капитана Бажинского.

В архивном деле сохранился и билет, «выданный участнику народного ополчения Кириллу Евстефееву в связи с его возвращением на родину» от 18 июня 1815 года. В билете сообщается, что Кирилл Евстефеев отпущен «по высочайшему повелению Его Императорского Величества» домой в деревню Афанасьеву Сельгу[60].

Кирик Михайлов из деревни Барановской, Терентий Ануфриев из деревни Нимпельды, Емельян Ананьев из деревни Пелдожи в 3-ей роте капитана Грибанова. Савелий Михайлов из деревни Каскеснаволок – во 2-й роте капитана Кутузова. Михей Черепов из деревни Лариковой и Никифор Варшуков из деревни Воевнаволок служили под командованием ротного офицера Софрона Гутарова (рота не указана). Исак Яковлев из деревни Римской, Евсей Кастьянов из деревни Салменижской, Василий Павлов из деревни Декнаволок, Терентий Лукин из деревни Катчалы, Никита Арефьев из деревни Сулажгоры указали только о своей службе в 17-й дружине. Обмундирование ополченцев было, в основном, следующее: казакины из черного сукна, полушубки из простой овчины, серые панталоны, на голове кивер из черного сукна, верхушка и козырек из черной кожи, спереди на кивере прикреплен медный крестик с надписью «За веру и царя», стрелки были вооружены ружьями и ранцами. Ополченцы указывали, что их вооружение было «наравне с егерями»[61].

Несколько отличалась одежда ополченцев 3-й роты: «Обмундирование имели они вместо мундиров казакины или полукафтаны темно-зеленого сукна с такими же пуговицами… белые полушубки, на руках коротенькие кожаные рукавицы, вместо ранца – кожаные сумки. Из сведений Шуйского волостного правления, не указывающего принадлежность ополченца к определенной роте, бойцы были одеты в мундиры синего сукна, вроде казакина, с красными воротниками и красными кушаками… кивера были синего сукна, верхушки кожаные лакерованные».

Одежда ополченцев к 1846 г., в основном не сохранилась, за исключением медных крестиков. Только Кирик Михайлов представил в Остреченское волостное правление «кивер, вместо ранца кожаную сумку и галстук темно-зеленого сукна».

Олонецкие стрелки храбро сражались, наравне со всеми остальными русскими войсками теснили армию Наполеона через всю Европу вплоть до Парижа и внесли неоценимый вклад в победу над французами.

Новый взлет интереса к участию жителей Олонецкой губернии в Отечественной войне 1812 года относится к 1912 году, когда вся Россия отмечала 100-летие этой войны. Олонецкая губерния принимала в ней активное участие. В 1812-1814 гг. местные заводы работали на нужды фронта, кроме того, наш край был источником пополнения армии рекрутами и ополченцами. Из-за удаленности от района военных действий Олонецкая губерния стала местом эвакуации людей и ценностей из Москвы и Петербурга, а также регионом, где размещали французских военнопленных. Спустя сто лет со дня окончания Отечественной войны никто не забыл о героях, павших за нашу страну. Поэтому Олонецкой губернии, и в первую очередь Петрозаводскому уезду, в этом юбилейных торжествах, посвященных 100-летию войны 1812 года нельзя было быть безучастным. Сохранились сведения в «Журналах Петрозаводского уездного земского собрания» за 1912 год «О командировании в Москву на предстоящее торжество празднования столетия Отечественной войны". На это торжество со всех концов великой России соберутся в Москве земские деятели, которые должны были представлять всю необъятную Россию.

23 июня 1912 года была «избрана депутация», которая состояла из председателя губернской земской управы И.Г. Лазука и двух гласных: Г.Е. Пименова и А.А. Федоткова. Был заказан серебряный венок стоимостью в 195 рублей. Венок был недорогой, но изящный. В докладе Петрозаводской уездной земской управы достаточно подробно описывается путь нашей делегации на Бородинское поле. На пароходе плыли до Петербурга, затем до Москвы, по железной дороге до Можайска, а из Можайска на автомобиле до села Бородино. Делегации от регионов из-за отсутствия организаторов не знали, куда возложить венки и брали их с собой с места на место. Петрозаводская делегация была в восторге от масштабности торжества: громадная масса духовенства, огромная свита Николая II, чудное хоровое пение. Затем начался церемониальный марш, а перед этим французская колонна возложила венок к подножию Бородинского памятника[62].

«Депутация» из Петрозаводска была огорчена тем, что не было организованного торжественного возложения венков у подножия памятника и «все венки были сложены без всякого порядка».

Все лица, входившие в состав «депутации», в память Бородинских торжеств были награждены бронзовыми медалями с Владимирской лентой.

Торжества по случаю годовщины Отечественной войны 1812 года не обошли и Олонецкую губернию. Главная задача земства в этом торжестве должна заключаться в широком ознакомлении всего населения с историей и памятниками Отечественной войны. Средства были различными: раздача населению брошюр с  описанием различных моментов войны и народные чтения. Губернское земство обещало финансовую поддержку мероприятия, а уездные земства должны были распространить брошюры среди местного населения.

На этом мероприятия не заканчивались. 26 августа было решено провести во всех земских школах народные чтения на тему Отечественной войны. Поскольку учебный год начинался 1 сентября, некоторые учителя отсутствовали в школах. Уездная управа обещала принять меры по устранению данного неудобства.

В соответствии с «Программой празднования дня Бородинской битвы» в селениях, где имелись церкви, ученики земских училищ во главе с учителем должны были присутствовать на Божественной литургии, а вечером в земских школах должны были пройти народные чтения. В селениях, где церкви отсутствуют, в этот день церковная служба должна была пройти в школах, а вечером там же должны были состояться народные чтения, после которых ученикам должны были раздавать брошюры[63].

Финансовая поддержка, опять-таки, должна была исходить от губернского земства. Уездному земству необходимо запастись материалом для чтения и выдать вознаграждение учителям и священникам. На всё это было выделено около 150 рублей[64].

Олонецкая губерния с ответственностью отнеслась к празднованию столетия со дня Отечественной войны 1812 года. Была направлена делегация от Олонецкой губернии на место Бородинской битвы, отслужены молебны в церквях и проведены народные чтения.

В Заонежском селе Хашезеро, которое располагается в нескольких километрах от Шуньги, двести лет тому назад на перекрестке главных дорог стоял придорожный резной деревянный крест высотой более двух метров. Н.П. Кутьков в своей статье «Не нам, не нам, а имени твоему» пишет, что таких крестов на Русском Севере было великое множество[65]. Большая часть с течением времени не сохранилась, однако данный крест перевезли на остров Кижи в 1975 году. Отличительная черта его ‑ дата, которая вырезана на нем: «1812 год». Были предположения, что возможно речь идет о наборе ратников в середине лета. Однако дата, написанная на кириллице, была растолкована, как «3 октября» и она не связана с важнейшими победами. После детального анализа фотографий поклонного креста, историки сделали вывод, что дата на кресте означает «10 октября». Н.П. Кутьков предполагает, что эта дата ознаменовала окончательный уход французов из Москвы.

Также на кресте вырезано слово «победа». Можно сделать вывод, что данный крест поставлен в память погибших за победу олонецких бойцов, но установлен он в 1812 году или, возможно, спустя сто лет (к юбилею окончания войны) остаётся лишь только догадываться.

В современном Петрозаводске установили монумент Олонецким полкам и народным ополчениям русской армии 1698-1920 годов в преддверии Дня народного единства, который отмечается в России 4 ноября, и была приурочена к 200-летию Победы России в Отечественной войне 1812 года и Году российской истории. В основании памятного знака заложена верхняя часть от памятника Александру II Освободителю, установленного в Петрозаводске в 1885 году, но разрушенного в 1918 году. Она опирается на фрагмент от утраченной центральной части этого же пьедестала, найденного в 2009 году во время рытья котлована для прокладки коммуникаций в МВД по Республике Карелия. Тогда же было установлено, что эта часть пьедестала памятника царю-реформатору была грубо обрублена с двух сторон[66].

Установленный в Петрозаводске в сквере на пересечении улиц Луначарского и Промышленной памятник представляет собой обелиск из габродиабаза с закрепленными на нем каменными плитами. На лицевой стороне памятника перечислены все Олонецкие полки, просуществовавшие вплоть до 1918 года. На боковых частях обелиска – полки, принимавшие участие в Северной войне 1700-1721 годов, и полки, участвовавшие в I Мировой войне. На задней грани обелиска отдана дань памяти народным ополчениям Олонецкой губернии, в том числе и 17-й дружине Петербургского ополчения 1812-1814 гг. Вокруг обелиска разместились макеты артиллерийских орудий, а окаймляет композицию цепное ограждение.

На основании изученной литературы можно сделать вывод, что Отечественная война 1812 года оставила глубокий след во всех слоях общественно-политической жизни. Торжества по случаю годовщин Отечественной войны 1812 года не обходили стороной и Олонецкую губернию. Жители Карелии  долгие годы будут помнить об этих событиях, о героизме участников этой войны, о славных олонецких ополченцах 17-ой дружины.

Заключение

Формирование народного ополчения явилось наглядным проявлением национально-освободительного характера Отечественной войны 1812 года. Ополчение стало серьезным источником резервов для армии. Система комплектования русской армии путем набора рекрутов из крестьян и горожан, а также 25-летний срок солдатской службы не позволяли иметь достаточное количество подготовленных резервов. Армия постоянно имела значительный недобор людей. Во время войны 1812 года только призыв народного ополчения мог усилить военную мощь страны.

В обстановке патриотического подъема, охватившего всю страну, правительство не могло воспрепятствовать участию широких народных масс в войне. Народное ополчение создавалось ещё раньше, в 1806-1807 годах, на основе которого было создано в 1812 году новое ополчение, которое, несомненно, внесло свой неоценимый вклад в победу русского народа. Император Александр I обнародовал два манифеста, от 6 и 18 июля 1812 г., о создании ополчения для подкрепления войск и защиты Отечества.

В этой войне с Наполеоном себя показали с самой лучшей стороны все народности России, все жители ее бесчисленных городов, в том числе и население Олонецкой губернии, оставшихся в исторической памяти как олонецкие стрелки. Это, без сомнения, были отважные люди, прошедшие заграничные походы 1813-1814 гг., и сумевшие отстоять свои земли, свою Родину.

Олонецких стрелков-ополченцев набирали из крестьян «в стрелянии зверей упражняющихся с теми самыми ружьями, какие они употребляли в своих промыслах» и направляли на подводах в Петербург для причисления их к ополчению. Тем самым 575 отборных ополченцев сформировали 17-ю дружину. Олонецкие стрелки храбро сражались, наравне со всеми остальными русскими войсками, теснили армию Наполеона через всю Европу вплоть до Парижа и внесли свой вклад в победу над французами.

Роль олонецких стрелков в заграничном походе была значительной. Включение ополченческих формирований в военные действия позволило освободить полевые войска от охраны коммуникаций, конвойной службы и других подобных обязанностей, требовавших большого числа людей. Все эти обязанности взяли на себя ополченческие части. Помимо этого, олончане принимали участие в ожесточенных боях в Саксонии и боевых действиях во Франции.

Несмотря на то, что русская армия понесла жестокий урон в Отечественной войне 1812 года, нельзя не признать, что сила русских людей, в том числе и из Олонецкой губернии, под командованием талантливых военачальников сумели спасти Россию от очередного нашествия неприятеля.

Подводя итог, хочется сказать, что война 1812 года, несомненно, отпечаталась в памяти жителей Карелии. В наш непростой, как и другие для России времена, XXI век обязательно стоит помнить отвагу, стойкость и единение русских людей перед лицом врага. Наверное, никакой другой народ в мире не сможет похвастаться своей несокрушимой силой как русский народ.

Список использованных источников и литературы

1. Источники

1.1. Журналы Петрозаводского уездного Земского Собрания и доклады Управы очередной и чрезвычайной сессий 1912 г. Петрозаводск: Олонецкая губернская типография, 1913. 109 с.

1.2. Из истории формирования вологодской и олонецкой дружин С.-Петербургского ополчения. Июль-октябрь 1812 г. / Жмодиков Ю.Л. [и др.] // Исторический архив. 2013. № 4. С. 145-171.

1.3. Карелия в период Отечественной войны 1812 года // История Карелии в док. и материалах: (с древнейших времен до начала XX в.) / сост.: Т.А. Варухина [и др.]. Петрозаводск, 2000. 412 с.

1.4. Манифест о сборе внутри Государства земского ополчения от 6 июля 1812 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. СПб., 1830. Т. 32. № 25176. С. 388.

1.5. Манифест о составлении временного внутреннего ополчения от 18 июля 1812 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. СПб., 1830. Т. 32. № 25188. С. 397-398.

1.6. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года: сборник документов / А.Е. Альтшулер [и др.]; под ред. Л.Г. Бескровного. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1962. 545 с.

1.7. Отечественная война 1812 года // Петрозаводск: 300 лет истории: документы и материалы: В 3 кн. / [сост.: Т.А. Варухина, Е.В. Вдовинец, Д.З. Генделев и др.]; Кн. 2, 1803-1903. Петрозаводск, 2001. 435 с.

2. Литература

2.1. Бабкин В.И. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. М.: Изд-во соц.-эконом. литературы, 1962. 212 с.

2.2. Балагуров Я. Карелия в Отечественной войне 1812 года // На рубеже. 1962. N 4. С. 89-93.

2.3. Балагуров Я. Олонецкие ратники под Парижем // Комсомолец. 1962. 18 октября.

2.4. Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 года. М.: Изд-во соц.-эконом. литературы, 1962. 610 с.

2.5. Благовещенский И.И. Памяти Императора Александра I Благословенного и Отечественной войны для жителей Олонецкого края: к 100-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года / сост. И.И. Благовещенский; под ред. А.Ф. Шидловского. Петрозаводск: Изд. Олонец. Губерн. Тип., 1912. 54 с.

2.6. Богданович М.И. История Отечественной войны 1812 года, по достоверным источникам: сост. по высочайшему повелению. Т. 2. СПб., 1859. С. 74-75.

2.7. Жилин П.А. Гибель наполеоновской армии в России. М.: Наука, 1974. 403 с.

2.8. Жилин П.А. Отечественная война 1812 года. М.: Наука, 1988. 495 с.

2.9. Жмодиков Ю.Л. Олонецкие стрелки // Отечественная война 1812 года: энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2004. 878 с.

2.10. Кутьков Н. Не нам, не нам, а имени твоему: [из истории участия олонец. стрелков в войне 1812 г.] // Петрозаводск. 1995. 18 августа.

2.11. Кутьков Н. Триумфальная арка для олонецких стрелков: [в Отеч. войне 1812 г. принимали участие ополченцы из Олонец. губ.] // ТВР-Панорама. 1997. 19 июня.

2.12. Морозов А. Из Олонца в Париж: [об участии стрелков из Олонец. губернии в войне 1812 года] // Комсомолец. 1987. 5 сентября.

2.13. Пашков А.М. Карелия в 1812 году // Север. 1992. N 8. С. 138-142.

2.14. Пашков А.М. Отечественная война 1812 // Карелия: энциклопедия. В 3 т. Т. 2. К-П. Петрозаводск, 2009. 462 с.

2.15. Пашков А.М. В стрелянии зверей упражняющихся..: мобилизация приписных крестьян Олонецкой губернии в ополчение в 1812 году // Ученые записки ПетрГУ. 2012. N 7 (128). Т. 1. С. 25.

2.16. Пашков А.М. Олонецкие стрелки: неизвестный эпизод истории Карелии в эпоху Отечественной войны 1812 года // И будет помнить вся Россия про день Бородина! Петрозаводcк, 2012. С. 5-13.

2.17. Шайжин Н.С. Из жизни Олонецкого края в Отечественную войну // Памятная книжка Олонецкой губернии на 1912 год. Петрозаводск, 1912. 136 с.

3. Интернет-ресурсы

3.1. Безотосный В. Все сражения русской армии 1804-1814. Россия против Наполеона // Сайт «История государства». [Электронный ресурс] URL: http://statehistory.ru/books/Viktor-Bezotosnyy_Vse-srazheniya-russkoy-armii-1804-1814--Rossiya-protiv-Napoleona/71 (Дата обращения 05.04.2015).

3.2. Как ополчалась харьковская губерния // Сайт «Военно-историческая страница». [Электронный ресурс] URL: http://warstar.info/kharkovskie_polki/milizia_1806_goda.html (Дата обращения 23.03.2015).

3.3. Карелия в эпоху наполеоновских войн // Карелия в эпоху наполеоновских войн [Электронный ресурс]. URL: http://kaz2.docdat.com/docs/index-130840.html (дата обращения: 21.12.2014).

Кузьмичёва О.В. Государственное ополчение 1806-1807 гг. // Сайт «Забытая Кострома». [Электронный ресурс]. URL: http://starina44.ru/predislovie-k-publikacii-dokumentov#_ftn1 (Дата обращения: 23.03.2015).

3.4. Олонецкие стрелки // Сайт «Военно-исторический форум» [Электронный ресурс] URL: http://www.reenactor.ru/index.php?showtopic=73708 (дата обращения 01.03.2015).

3.5. Ополчения 1812 года // Отечественная война и Русское общество [Электронный ресурс] URL:http://www.museum.ru/1812/library/Sitin/contents5.html# book5_00 (Дата обращения: 06.04.2015).

3.6. Памятник олонецким ополченцам в Петрозаводске сделали из монумента Александру II 1885 года / Интернет-журнал «Карелия». [Электронный ресурс] URL:http://old.rk.karelia.ru/news/pamyatnik-olonetskim-opolchentsam-v-petrozavodske-sdelali-iz-monumenta-aleksandru-ii-1885-goda (дата обращения 20.12. 2014).

3.7. Петричева И.С. Документы НАРК об участии посланцев олонецкого края в сражениях с Наполеоном (1812-1814 гг.) [Электронный ресурс] URL: http://www.rkna.ru/index.php/2013-g (дата обращения: 10.03.2015).D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-1.html (дата обращения: 21.12.2014).

3.8. Центральный государственный архив С.-Петербурга. Ф. 189, оп. 1, д. 332, л. 226 // Сайт «Военно-исторический форум [Электронный ресурс] URL: http://www.reenactor.ru/index.php?showtopic=73708 (дата обращения 01.03.2015).


[1] Манифест о сборе внутри Государства земского ополчения от 6 июля 1812 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. СПб., 1830. Т. 32. № 25176. С. 388 (далее ПСЗРИ).

[2] Манифест о составлении временного внутреннего ополчения от 18 июля 1812 г. // ПСЗРИ. Собр. 1. СПб., 1830. Т. 32. № 25188. С. 397-398.

[3] Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов. М., 1962. 545 с.

[4] Журналы Петрозаводского уездного Земского Собрания и доклады Управы очередной и чрезвычайной сессий 1912 г. Петрозаводск, 1913. 109 с.

[5] Карелия в период Отечественной войны 1812 года // История Карелии в документах и материалах (с древнейших времен до начала XX в.) / сост.: Т.А. Варухина [и др.]. Петрозаводск, 2000. 412 с.

[6] Отечественная война 1812 года // Петрозаводск: 300 лет истории: документы и материалы: В 3 кн. / [Т.А. Варухина и др.]; Кн. 2, 1803-1903. Петрозаводск, 2001. 435 с.

[7] Из истории формирования вологодской и олонецкой дружин С. Петербургского ополчения. Июль-октябрь 1812 г. / Жмодиков Ю.Л. [и др.] // Исторический архив. 2013. № 4. С. 145-171.

[8] Благовещенский И.И. Памяти Императора Александра I Благословенного Отечественной войны для жителей Олонецкого края: к 100-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года. Петрозаводск, 1912. 54 с.

[9] Шайжин Н.С. Из жизни  Олонецкого края в Отечественную  войну // Памятная книжка Олонецкой губернии на 1912 год. Петрозаводск, 1912. 136 с.

[10] Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 года. М., 1962. 610 с.

[11] Жилин П.А. Гибель наполеоновской армии в России. М., 1974. 403 с.

[12] Жилин П.А. Отечественная война 1812 года. М., 1988. 495 с.

[13] Бабкин В. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. 212 с.

[14] Балагуров Я. Карелия в Отечественной войне 1812 года // На рубеже. 1962. N 4. С. 89-93.

[15] Балагуров Я. Олонецкие ратники под Парижем // Комсомолец. 1962. 18 октября.

[16] Пашков А.М. Карелия в 1812 году // Север. 1992. N 8. С. 138-142.

[17] Кутьков Н. Не нам, не нам, а имени твоему // Петрозаводск. 1995. 18 августа.

[18] Кутьков Н. Триумфальная арка для олонецких стрелков // ТВР-Панорама. 1997. 19 июня.

[19] Пашков А.М. «В стрелянии зверей упражняющихся..»: мобилизация приписных крестьян Олонецкой губернии в ополчение в 1812 году // Ученые записки ПетрГУ. 2012. N 7 (128). Т. 1. С. 25-29.

[20] Пашков А.М. Олонецкие стрелки: неизвестный эпизод истории Карелии в эпоху Отечественной войны 1812 года // И будет помнить вся Россия про день Бородина! Петрозаводcк, 2012. С. 5-13.

[21] Кузьмичёва О.В. Государственное ополчение 1806-1807 гг. // Сайт «Забытая Кострома». [Электронный ресурс] URL: http://starina44.ru/predislovie-k-publikacii-dokumentov#_ftn1 (Дата обращения: 23.03.2015).

[22] Как ополчалась харьковская губерния // Сайт «Военно-историческая страничка». [Электронный ресурс] URL: http://warstar.info/kharkovskie_polki/milizia_1806_goda.html (Дата обращения 23.03.2015).

[23] Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов. М., 1962. С. 3.

[24] Манифест о сборе внутри Государства земского ополчения от 6 июля 1812 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. СПб., 1830. Т. 32. № 25176. С. 388 (далее ПСЗРИ).

[25] Ополчения 1812 года // Отечественная война и Русское общество [Электронный             ресурс] URL:http://www.museum.ru/1812/library/Sitin/contents5.html# book5_00 (Дата обращения: 06.04.2015).

[26] Манифест о составлении временного внутреннего ополчения от 18 июля 1812 г. // ПСЗРИ. Собр. 1. СПб., 1830. Т. 32. № 25188. С. 397-398.

[27] Бабкин В. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. М., 1962. С. 10.

[28] Жилин П.А. Гибель наполеоновской армии в России. М., 1974. С. 25.

[29] Бабкин В. Указ. соч. С. 10-25.

[30] Жилин П.А. Отечественная война 1812 года. М., 1988. С. 30.

[31] Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 года. М., 1962. С. 200.

[32] Пашков А.М. «В стрелянии зверей упражняющихся..»: мобилизация приписных крестьян Олонецкой губернии в ополчение в 1812 году // Ученые записки ПетрГУ. 2012. N 7 (128). Т. 1. С. 25.

[33] Пашков А.М. В стрелянии зверей упражняющихся.... С. 26.

[34] Там же.

[35] Пашков А.М. Олонецкие стрелки: неизвестный эпизод истории Карелии в эпоху Отечественной войны 1812 года // И будет помнить вся Россия про день Бородина! Петрозаводcк, 2012. С. 6.

[36] Балагуров. Я. Карелия в Отечественной войне 1812 года // На рубеже. 1962. N 4. С. 91.

[37] Балагуров. Я. Карелия в Отечественной войне 1812 года. С. 92.

[38] Там же.

[39] Кутьков Н.П. Не нам, не нам, а имени твоему // Петрозаводск [газета]. 1995. 18 августа.

[40] Балагуров. Я. Карелия в Отечественной войне 1812 года. С. 92.

[41] Олонецкие стрелки // Сайт «Военно-исторический форум» [Электронный ресурс] URL: http://www.reenactor.ru/index.php?showtopic=73708 (дата обращения 01.03.2015).

[42] Шайжин Н.С. Из жизни  Олонецкого края в Отечественную  войну // Памятная книжка Олонецкой губернии на 1912 год. Петрозаводск, 1912. С. 40 (далее ПКОГ).

[43] Пашков А.М. «В стрелянии зверей упражняющихся…»: мобилизация приписных крестьян Олонецкой губернии в ополчение в 1812 году С. 26.

[44] Центральный государственный архив С.-Петербурга. Ф. 189, оп. 1, д. 332, л. 226 // Сайт «Военно-исторический форум [Электронный ресурс] URL: http://www.reenactor.ru/index.php?showtopic=73708 (дата обращения 01.03.2015) (далее ЦГИА СПб).

[45]         ЦГИА СПб. Ф. 189, оп. 1, д. 332, л. 226 // Сайт «Военно-исторический форум [Электронный ресурс] URL: http://www.reenactor.ru/index.php?showtopic=73708 (дата обращения 01.03.2015).

[46]         Балагуров Я. Карелия в Отечественной войне 1812 года // На рубеже. 1962. N 4. С. 92.

[47] Пашков А.М. Карелия в 1812 году // Север. 1992. N 8. С. 140.

[48] Пашков А.М. Карелия в 1812 году. С.141.

[49] Пашков А.М. Олонецкие стрелки: неизвестный эпизод истории Карелии в эпоху Отечественной войны 1812 года / И будет помнить вся Россия про день  Бородина! // Петрозаводcк, 2012. С. 5-13.

[50] Пашков А.М. Отечественная война 1812 // Карелия: энциклопедия. В 3 т. Т. 2. Петрозаводск, 2009. С. 334.

[51] Пашков А.М. Олонецкие стрелки: неизвестный эпизод истории Карелии в эпоху Отечественной войны 1812 года. С. 5-13.

[52] Пашков А.М. Олонецкие стрелки: неизвестный эпизод истории Карелии в эпоху Отечественной войны 1812 года. С. 5-13.

[53] Кутьков Н. Не нам, не нам, а имени твоему // Петрозаводск [газета. 1995. 18 августа.

[54] Балагуров. Я. Карелия в Отечественной войне 1812 года. С. 92.

[55] Кутьков Н. Не нам, не нам, а имени твоему.

[56] Балагуров Я. Карелия в Отечественной войне 1812 года. С. 92.

[57] Кутьков Н. Не нам, не нам, а имени твоему.

[58] Кутьков Н. Триумфальная арка для олонецких стрелков // ТВР-Панорама. 1997. 19 июня.

[59] Кутьков Н. Триумфальная арка для олонецких стрелков.

[60] Карелия в период Отечественной войны 1812 года // История Карелии в док. и материалах: (с древнейших времен до начала XX в.) / сост.: Т.А. Варухина [и др.]. Петрозаводск, 2000. С. 91.

[61] Петричева И.С. Документы НАРК об участии посланцев олонецкого края в сражениях с Наполеоном (1812-1814 гг.) [Электронный ресурс] URL: http://www.rkna.ru/index.php/2013-g (дата обращения: 10.03.2015).

[62] Об участии Петрозаводского уездного земства в праздновании столетия Отечественной войны: доклад от 4 июля N 632 // Журналы Петрозаводского уездного Земского Собрания и доклады Управы очередной и чрезвычайной сессий 1912 г. Петрозаводск, 1913. С. 6-8.

[63] Там же. С. 89-91.

[64] Об участии  Петрозаводского уездного земства в праздновании столетия Отечественной войны: доклад от 4 июля N 632. С. 89-91.

[65] Кутьков Н. Не нам, не нам, а имени твоему // Петрозаводск. 1995. 18 августа.

[66] Памятник олонецким ополченцам в Петрозаводске сделали из монумента Александру II 1885 года / Интернет-журнал «Карелия». [Электронный ресурс] URL:http://old.rk.karelia.ru/news/pamyatnik-olonetskim-opolchentsam-v-petrozavodske-sdelali-iz-monumenta-aleksandru-ii-1885-goda (дата обращения 20.12. 2014).

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top