Шишкина Н.А.

Без прошлого мы не можем оценивать настоящее и делать прогнозы на будущее. История одной семьи может рассказать про быт и нравы целого села. Мотыгинский район был образован в 1925 году и до 1963 года назывался Удерейским. Некоторые из сел и поселков района насчитывают не одну сотню лет: Слюдрудник основан в 1657 году, Кулаково – в 1635 году, Мотыгино – в 1670-е годы. Самое старое село - Рыбное, заложенное Петром Бекетовым в качестве острога в 1628 году и названное Рыбинский острог, откуда берет одно из начал мое родовое древо.

С Мотыгинским районом связана вся моя жизнь: здесь прошло моё детство, наступила прекрасная пора юности. Мои предки по линии отца - коренные мотыгинцы, а по линии матери - репрессированные, высланные из Чувашии и Украины. На ангарской земле переплелись судьбы этих замечательных людей. Истории купеческих семей Башуровых и Сусловых мне поведала моя бабушка - Андреева Вера Петровна и старожилы Мотыгинского района, использованы материалы районного архива, фотографии семейных альбомов и Мотыгинского краеведческого музея.

Целью научно-исследовательской работы является изучение особенностей быта купеческих семей Удерейского (Мотыгинского) района Енисейского уезда (Красноярского края) на примере семей Башуровых и Сусловых.

Достижение поставленной цели потребовало решения ряда логически взаимосвязанных научных задач:

  1. собрать информацию о быте купеческих семей Удерейского (Мотыгинского) района Енисейского уезда (Красноярского края),
  2. выявить особенности быта купеческих семей Удерейского (Мотыгинского) района Енисейского уезда (Красноярского края) на примере семей Башуровых и Сусловых,
  3. воссоздать элементы устного народного творчества – «былички» о купечестве Удерейского (Мотыгинского) района Енисейского уезда (Красноярского края),
  4. обобщить информацию о быте жителей села Рыбное Удерейском (Мотыгинском) районе Енисейского уезда (Красноярского края) на примере семей Мелединских и Андреевых.

Ценность данной работы заключается в том, что при пожаре в Мотыгинском краеведческом музее сгорели материалы, и информацию я собирала в течение десяти лет. В работе обеспечен целостно-системный подход к проблеме сохранения и воссоздания истории быта купечества Удерейского (Мотыгинского) района Енисейского уезда (Красноярского края) на примере семей Башуровых и Сусловых.

Конкретное приращение исторического знания представлено следующими элементами:

  1. описан быт купеческих семей Башуровых и Сусловых, проживавших на территории Удерейского (Мотыгинского) района Енисейского уезда (Красноярского края) на примере семей конца девятнадцатого – начала двадцатого века;
  2. воссозданы «былички» - элементы устного народного творчества – о купечестве Удерейского (Мотыгинского) района Енисейского уезда (Красноярского края),
  3. воссоздана зимняя дорога («зимник»), по которой купец Башуров Д.А. вез товары на прииска Гадалова в Удерейском (Мотыгинском) районе Енисейского уезда (Красноярского края);
  4. рассмотрен быт жителей села Рыбное Удерейском (Мотыгинском) районе Енисейского уезда (Красноярского края) на примере семей Мелединских и Андреевых.

Яявляюсь продолжательницей славного рода купеческих семей Башуровых и Сусловых.

Основатель рода Башуровых Башуров Дмитрий Алексеевич, мой прапрадедушка. Башуров Дмитрий Алексеевич был купцом, у него был свой магазин и богатый дом с мезонином в селе Рыбном. Построенные из дерева дома, дворовые постройки: амбары, бани, - выразительность строений создавалась рубкой стен, красивой кровлей, умеренным расположением и формой окон, наличием мезонина.

Первые русские поселения на Енисее, а потом и на Ангаре относятся к семнадцатому веку. В 1618 году по велению царя Михаила Федоровича Романова на Енисее был основан первый острог (военное поселение) - Енисейск. В 1628 году для укрепления своих владений в Сибири были построены ещё два острога: один на реке Ангаре в ста десяти километрах от её устья - Рыбинский острог, другой - вверх по Енисею - острог Красный Яр. Эти новые военные поселения на Енисее и Ангаре послужили опорными пунктами для дальнейшего освоения Восточной Сибири. Особое значение в развитии Рыбинского острога сыграл торговый путь из России в Китай, составным звеном которого была река Ангара. Продукты земледелия и животноводства служили товаром для торговли. В больших количествах купцы скупали пушнину и перепродавали её на сибирских и российских ярмарках. Обратно они везли разнообразные «заморские» и русские товары - ткани, стеклянную посуду. Из Китая поступали табак, чай, бумага. Село Рыбное стоит на скалистом берегу реки Ангары. Существует множество легенд, связанных с этими скалами. Один из величественных утесов назван Кровавым Камнем. В тысяча шестьсот двадцать первом году здесь возникло первое военное столкновение между тунгусами и русскими казаками. Как это произошло: в 1619 году казаками был организован острог в городе Енисейске, с этого момента их стало привлекать богатое рыбой место со скалистым берегом. Каждый год они приплывали сюда, закидывали сети и увозили с собой полные бочки осетров. Тунгусам, коренным жителям, не нравилось подобное поведение «гостей», ведь они считали это место своим и принимали казаков за воров, разорявших их рыбные и охотничьи угодья. В тысяча шестьсот двадцать восьмом году здесь появились Иван Кольцов и Иван Галкин. Закинув сети, они решили подняться на скалы и посмотреть окрестности. Пока они взбирались, оказались в окружении тунгусов, которые за ними следили. Коренные жители решили раз и навсегда покончить с грабежом казаков: они столкнули их с вершины скалы. Кровь, которая пролилась, дала название этому месту. Когда Петр Бекетов поставил здесь свой острог, то в отчете написал: «Поставлен казацкий военизированный острог на Кровавом Камне».

Особое значение в развитии села сыграл торговый путь из России в Китай, составным звеном которого была река Ангара. Продукты земледелия и животноводства служили товаром для торговли. Купцы в больших количествах скупали пушнину и перепродавали на сибирских и российских ярмарках. Обратно они везли ткани, стеклянную посуду, из Китая поступали табак, чай, бумага.

В конце восемнадцатого века жители отказывались от хлебопашества, расширяли промысловые и торгово-ремесленные занятия. Купцы Рыбинского острога торговали на Туруханской и Енисейской ярмарках. Туруханская ярмарка открывалась в день Святых Петра и Павла, и главным образом, на ней торговали пушниной. Выбор мехов на ярмарке был весьма разнообразным: белки, соболя, медведи, среди которых ценились шкуры молодых медведей с Нижней Тунгуски и нижнего течения Ангары, черные и рыжие лисы, волки. Пушнина попадала отсюда на августовскую ярмарку в Енисейск. Сюда же прибывали купцы от китайской границы с китайскими товарами. Ярмарку в Енисейске посещали купцы из Тасеевского острога, сел Казачинское, Бузимское, Каргино.

Семья Башуровых переехала из села Казачинское. Дмитрий Алексеевич (умер в 1922 году) носил кожаные сапоги до колен, рубаху сверх штанов, подпоясанную красным поясом - настоящий купец. Зимой товары привозили на лошадях через села Сметанино, Тасеево, а летом - на илимках, которые тянули по берегу бичевой, по воде - на веслах. Дмитрий Алексеевич заказал для своей жены швейную машинку фирмы «Зингер» - роскошь, которую могли позволить себе купцы и золотопромышленники.

Основной товар, которым торговал Башуров - высококачественная мука - крупчатка, которую завозили из села Тасеево. Соль, базарные чулки, сахар и многие другие товары первой необходимости можно было найти в лавке прапрапрадеда.

По «зимнику» он возил товары на прииск Гадалова по зимнему тракту из Стрелки через Кулаково, Сметанино, Денисово, Рыбное, Асташевск и дальше в тайгу. По этому тракту потоком шли обозы с грузом для приисков: продовольствием, фуражом, промышленными товарами. Позднее была проложена так называемая Климовская дорога, которая непосредственно связывала Стрелку с Южно-Енисейскими приисками. Эта дорога начиналась от «Климовской резиденции» - трех деревянных изб, построенных на правом берегу Ангары против поселка Стрелка. Состояла она из нескольких перегонов:

  • первый, от Климовского зимовья до зимовья Рассоха равнялся 39 верстам;
  • второй - от Рассохи до зимовья Татарка- 20 верст;
  • третий - от Татарки до зимовья Сухая Половина;
  • четвертый - от Сухой половины до Подголечного зимовья- 18 верст;
  • пятый, самый длинный и самый трудный, от Подголечного зимовья до прииска Александро-Ивановска (ныне поселок Южно-Енисейск).

Всего от Климовского зимовья до Александро-Ивановска насчитывалось около 150 верст. Маршрут был не простой, тем не менее практически всё мужское население села Рыбного занималось извозом.

Дмитрий Алексеевич был женат на Марии Федоровне Сусловой, представительнице другой купеческой семьи. У Марии Федоровны и Дмитрия Алексеевича родилось - пятеро четверо детей: Мария, Борис, Алексей, Людмила и Гавриил. Гавриил Дмитриевич родился в 1898 году. Нашел единственную любовь в доме своего отца Антонину, которая работала поварихой в семье Башуровых. Гавриил и Антонина переехали в поселок Южно - Енисейск, где у них родился сын Виктор и две дочери Ольга и Валерия. До войны он работал бухгалтером па драге. Война забрала и сына, и мужа у Антонины. Гавриил ушел на фронт в 1941 году. В 1943 году в звании младшего сержанта пропал без вести. Его сын Виталий Гавриилович, призванный в марте 1942 года, погиб в бою 17 января 1944 года в звании младшего сержанта, похоронен в Красносельском районе Ленинградской области.

Алексей Дмитриевич возил на лошадях груз из села Рыбное на прииска. В двадцатилетнем возрасте он женился на ангарке Елене, у них родилась дочь Майя.

С Борисом Дмитриевичем случился несчастный случай: когда он возвращался от своей невесты, в него выстрелил сотрудник милиции, находясь в нетрезвом состоянии.

Людмила Дмитриевна вышла замуж за дьякона Рыбинской церкви Андрея Устинина. Вскоре они переехали жить в Город Москву. У них родились сын Павел и дочка Лилия. Их дети и внуки сейчас проживают в столице нашей Родины - Москве.

Сохранились сведения, что в семье Башуровых исполнялись следующие традиции: обедали все вместе за одним столом, ели из общей чашки. Начинать есть можно было только после того, как глава семьи стукнет о край миски. Башуровы были людьми верующими, поэтому православные посты соблюдались в обязательном порядке всеми.

До раскулачивания праздники справляли большой роднёй - весело, широко, с большим застольем и богатой закуской. Праздников ждали, чтобы отдохнуть от работы. Тогда женщины выходили посидеть на лавочке, поговорить, пощелкать семечки, мужики играли в карты. Дети играли в народные игры: «В ворона», «Лапту», «Кости», водили хороводы.

Род Сусловых идет из села Казачинское. Федор Суслов (пробанд родословной семьи Сусловых) мой прапрапрадедушка один из богатейших купцов Удерейского района. В семье Сусловых было четверо детей: Иннокентий Федорович (1876 – 1937гг.), Мария Федоровна, Степан Федорович, Федор Федорович (1887 – 1937гг.).

В селе Рыбное находилась большая лавка, где Сусловы торговали изделиями из кожи, расписными тканями, сладостями, солью и виноводочными изделиями. Помимо этого во времена «золотой лихорадки» Иннокентий Федорович открыл питейную лавку, где дражные рабочие спускали всё заработанное до копейки.

Данный период в истории района позволил ожить Нижнему Приангарью. Открытие золотых россыпей в Приагарской тайге произошло в конце тридцатых годов девятнадцатого века. Интересна легенда, повествующая об открытии золота в Южно - Енисейской тайге. Золото открыл в тайге глухарь. Местный тунгус, убив глухаря, стал его потрошить и обнаружил в зобу у него желтые крупинки. Русские, узнав об этом, попросили тунгуса показать место, где он убил глухаря. Этим местом оказалась река Малый Шаарган. 7 июля 1837 года в истории Мотыгинского (Удерейского) района начинается новый большой этап, оказавший огромное влияние на развитие экономики района - “золотая лихорадка”. В этот день на реке Малый Шаарган (приток Удерея) в Южно - Енисейской тайге был открыт первый прииск Петропавловский.

В 1839 году на Удерее было оформлено уже 39 золотоносных отводов, в середине пятидесятых годов девятнадцатого века число заявок на отвод под прииски в Удерейской тайге достигло уже 553. За пятьдесят лет в Удерейской тайге было заложено 310 приисков, добыто 89 тонн золота.

С периодом «золотой лихорадки» связаны семьи Башуровых и Сусловых. Башуров Д.А. возил продукты на прииска, брат Иннокентия Суслова, Федор Федорович тоже занимался извозом товаров на прииска в Южно-Енисейскую тайгу.

Особенно славилась питейная лавка Сусловых, описанная выше, потому что рабочие после тяжелой работы расслаблялись с помощью алкогольных напитков. Золотопромышленность потребовала значительного количества наемных рабочих. На приисках от 74 до 86 % рабочих составляли жители Сибири, остальные прибывали из Европейской России. Основным источником пополнения рабочей силы с самого начала разработки приисков были ссыльные переселенцы, но их удельный вес в приисковом контингенте со временем стал падать. Возрастал процент рабочих из крестьян и мещан. Золотопромышленники стали нанимать рабочих в Европейской России. В сороковых – пятидесятых годах девятнадцатого века количество губерний поставлявших работников на сибирские золотые прииски, колебалось от 28 до 39. Недостатка в посетителях питейной лавки не было.

До 1913 года в селе Рыбное типовой школы не было: здание арендовали у частников,- она называлась церковно-приходской. С 1913 года школу начали строить здание школы на денежные средства государства, поэтому она стала называться министерской. После окончания данного учебного заведения продолжить учиться можно было в селе Богучаны в шестом классе или в гимназии города Красноярска.

Степан Федорович организовал при церкви, которая содержалась на деньги семей купцов Гадаловых, Сусловых и Башуровых, четырехклассную школу (двухклассное училище) и стал учить детей грамоте. Программа обучения предусматривала следующие учебные предметы: молитвы, Ветхий и Новый Завет, историю церкви, церковно­славянский язык, духовное пение, чтение, письмо, счисление (арифметика). Первое, второе, третье отделения назывались первым классом. Четвертое, пятое отделения - подготовительные, они назывались вторым классом. Второй класс и пение вел Суслов С.Ф. Уроки Закона Божьего вел Успенский Семен Алексеевич.

В 1801 году была построена каменная церковь двухпрестольная, во имя апостолов Святых Петра и Павла. Туда ходили молиться и причащаться мои предки. Из книги «Краткое описание приходов Енисейской епархии» изданной в 1916 году.

«Рыбинский на Ангаре Спасский приход существует с начала 18 века. На месте с. Рыбинского ранее был так называемый Рыбинский острог, основанный в 1628 году сотником Петром Бекетовым. С. Рыбное расположено по р. Рыбной, впадающей в Ангару в 100 верстах от впадения последней в Енисей.

Приход расположен по обеим сторонам р. Ангары на протяжении 50 в. в гористой и таежной, но здоровой по климату местности. Село Рыбинское находится отКрасноярска в 400 в., от Енисейска в 180 в., от пароходной пристани в с. Стрелковском в 120 в., от врачебного пункта в Казачинском в 180 вер.

В селе имеется почтовое отд. и волостное правление. В приходе семь деревень: Бельская в 4 в., Мотыгина в 12 в., Кокуй в 37 в., Зайцево в 12 в., Пашенная в 7 в., Денисова в 3 в., Сметанина в 12 в. Сообщение с деревнями затрудняется Ангарой. Церковь в с. Рыбинском каменная, двухпрестольная с пределом во имя ап. Петра и Павла, построена в 1801 году на месте сгоревшей деревянной церкви.

Библиотека при церкви небольшая. Летопись ведется с 1855 года. в церковном архиве имеются две грамоты Митрополита Павла Тобольского от 1760 и 1763 г. и две грамоты Архиепископа Тобольского Варлаама от 1797 и 1801 г. В д. Мотыгиной имеется молитвенный дом с алтарем, построен в 1882 г., а в д. Пашенной часовня, построена в 1914 году.

Церковные школы имеются в с. Рыбинском и в д. Мотыгиной. В селе имеется и министерское училище. Из гражданских учреждений в Рыбинском имеются мировой участок, почта и кредитное товарищество. Причт состоит из священника с жалованьем в 300 р. И псаломщик с жал. В 100 р. Кружечных доходов причтом получается около 450 р. Дом имеется только для священника.

Капитала причтового нет, церковного каптала 2600 р. Земли сенокосной 55 дес. Населения 1063 д. м. п. и 1067 д. ж. п., в том числе 4 католика, 7 магометан и 6 евреев. Занимается население земледелием, извозом, пушным и рыбным промыслом.

Михалевский Николаевский приход открыт в 1770 году; он образовался самостоятельно из участков, расположенных по реке Тасеевой; название свое приход получил от И.П. Михалева (отставного поручика, впоследствии воеводы одного из сибирских городов), помогавшего прихожанам строить первую церковь, деревянную, а потом выстроившего на свой кошт и каменную, когда в 1775 году 17 октября первая сгорела от неизвестной причины (храмозданная грамота Пресв. Варлаама, Епископа Тобольского и Сибирского, от 1777 года хранится при храме). Михалевский храм находится на левом берегу реки Тасеевой, на 5 верст выше того места, где стоял первый деревянный, сгоревший храм; местоположение села ровное, а по климатическим условиям здоровое.

Село Михалево находится от Красноярска в 500 верстах, от у. г. Канска в 250 вер., (он же и ближайшая железнодорожная станция) от пароходной пристани в 125 в., от почтового отделения Тасеевского, волости и врачебного пункта в 105 верстах.

В приходе 4 деревни: Кондакова в 25 в., Кулакова в 50 в., Устье в 25 в. и Нижняя в 40 в.; сообщение очень неудобное, потому что между селом и деревнями находятся горы и речки, через которые весной нельзя проехать. В приходе церковь одна, каменная, построена в 1777 г. с одним престолом во имя свят. Николая. Храм подвергался два раза пожарам, и один раз заливало его водою так, престол и жертвенник сносило с места. При церкви имеется библиотека, она достаточна.

В Михалевском приходе пользуется особым благоговейным поклонением образ святителя Николая Чудотворца, почитаемый народом за явленный и чудотворный. Предание говорит, что он появился на речке против того места, где впоследствии выстроена была церковь. Ежегодно 6 декабря бывает большое стечение богомольцев, приходящих в Михалево для поклонения св. иконе и служению молебнов Святителю. Часовни есть в дер. Кулаковой и Кондаковой, но нет сведений об основании их.

В приходе имеется одна открытая в 1884 году церковная школа, помещающаяся в старом деревянном доме; в ней обучается до 14 человек. Из приходских учреждений имеются попечительство о раненых воинах и их семьях и школьное попечительство. Штатный притч состоит из священника и псаломщика, с жалованием священнику 600 руб. псаломщику 225 рублей в год; за требоисправление причтом получается до 200 рублей в год.

Причтовый дом, притом негодный для жилья имеется только один – для священника. При церкви имеется 32 д. сенокосной земли, приносящей причту 40 рублей.

Капитала у причта нет, а церковный капитал состоит из 556 р. 54 коп. Население (442 муж. пола и 412 жен. пола) состоит из крестьян, выходцев из Пермского края, и тунгусов. Все православные. Прихожане занимаются хлебопашеством, звероловством и рыболовством, а зимою еще и извозом».

Когда были большие религиозные праздники, то съезжались люди на богослужение из Богучанского района, из села Стрелка . В храме было десять колоколов, звон которых раздавался в радиусе двадцати километров. Церковь окружена была железной оградой с зеленью во дворе. Верующие посещали церковь в основном в воскресные дни, чаще зимой, чем летом. В страдную летнюю пору рыбенцы в церковь почти не ходили. Для посещения церкви надевали лучшие одежды, в храме вели себя «чинно, благопристойно, степенно». На большие праздники рыбенцы, возвращаясь из церкви, танцевали «Барыню» под звон колоколов.

Моя бабушка Вера Петровна рассказывала, что духовным центром дома Башуровых была икона в переднем углу. Икону рыбенцы называли «Богом», а полку под нее в переднем, святом, углу — «божницею». Здесь же, на божнице, находились «Священная верба», пучки «Троицкой березки», небольшой сосуд со «святой водой», а также книги. Купленную на базаре икону прапрапрадед Дмитрий Башуров сначала отнес в церковь для освещения.

По данным Мотыгинского краеведческого музея, в церкви служил батюшка Поротов Александр, при храме был дьяк Устинин. Последним батюшкой был Устинин Семен Алексеевич, который был расстрелян партизанами во времена Гражданской войны возле деревни Пашино.

Моя бабушка Вера Петровна говорила, что её бабушка называла некоторые приметы, связанные с иконами: даст трещину икона или упадет на пол — в доме будет беда: покойник или несчастье с кем-нибудь из домашних. Во время пожара икону выносили из огня. Верили здесь и в Чудотворные образа: вдруг ни с того ни с сего потемневшая икона становится как новая, с чистым ликом, или начинает «плакать». Считалось, что такой водой, смывшей икону, можно вылечить больного. В «святом углу» стоял стол. На самом почетном месте под иконой усаживали гостя, здесь садился глава семьи. Мне хотелось бы подробнее остановиться на семье Гадаловых. Гадаловы были типичными представителями делового российского мира, талантливо сочетавшими в себе качества крупных предпринимателей. Шестьдесят лет они кровно были связаны со всеми сферами жизни Красноярска и Енисейской губернии, первенствуя во всех полезных начинаниях. Хлопоты деловых людей не помешали им сохранить цельный образ жизни и высокое движение души. Николай Николаевич Гадалов имел свои золотопромышленные прииски в Удерейском (Мотыгинском) районе. Он был другом моего прапрадеда Башурова Дмитрия Алексеевича.

Моя бабушка Андреева Вера Петровна рассказывала мне, что Хавронья Егоровна Мелединская (прапрапрабабушка) работала на приисках Гадалова, в качестве стряпухи. По рассказам бабушки, там её обучили грамоте и кулинарии. Бабушка помнит, как в детстве Хавронья Егоровна толкла в ступке сахар на тесто, говоря, что этому она научилась на приисках.

Род Мелединских - один из древнейших родов села Рыбное, основал его один из казаков, прибывших в эти места в 1671 году. Прапрадед Егор Мелединский и его супруга Мария занимались хлебопашеством, охотой и мелкой торговлей. Вскоре после ледохода реки Ангары, семья Мелединских занималась рыбной ловлей неводами или «мордами». Важнейшим весенним занятием был сбор черемши, первого средства от цинги. Собирали ее главным образом в праздничный день, когда было грех выполнять иную работу, набирали мешками: ее квасили, солили, употребляли свежей. В это же время в лесу собирали лиственничную серу. Едва сходил снег, начинали заготавливать дрова на следующую зиму. Работали топором, вручную, заготавливая при этом десятка три кубических аршин дров. «Зимнее тепло» доставалось большим напряжением сил и здоровья. Еще не сошел снег, а на первую траву выгоняли скот. А в конце мая начинался период, весьма неприятный для скотины массовый лет гнуса. Спасение от мошки, комаров, рассказанное Верой Петровной Андреевой: из конского волоса ткут личины, от мошки, комара, шьют комарники — рубахи без нагрудного разреза, «мажутся» дегтем. Прапрапрабабушка занималась ручным тканьем, которое было сопряжено и с художественным мастерством. Тонкая пряжа шла на холсты для белья, рубашек, полотенец. Из более грубой пряжи ткала рядна на рукавицы, портянки, мешки. Прапрапрабабушка могла выткать «узорницу», «строчи» или «продольницу», то есть ткани со сложным узором.

В браке у Егора Мелединского и Марии родилось четверо детей: Татьяна, Анна, Хаврония и Егор. Моя прапрапрабабушка, Мария Мелединская, после смерти мужа жила с семьей сына. По воспоминаниям моей бабушки, Андреевой Веры Петровны: « Твоя прапрапрабабушка была настоящая русская женщина: пышногрудая, с длинными густыми волосами. Носила юбку до полу, вязаную шерстяную кофту и модные калоши». Прожила она девяносто шесть лет, до последнего момента помогая своей семье. Её дочь Анна Егоровна Мелединская переехала жить в поселок Мотыгино, где вышла замуж за Садовского Егора, судьба их детей сложилась по-разному: Георгий и Александр, вернувшись с фронтов Великой Отечественной войны, остались жить на Украине, Владимир погиб в боях на Курской дуге, Иван похоронен в Мотыгино. Татьяна Егоровна Мелединская вышла замуж за Безруких Семена Панфутьевича, управляющего на прииске золотопромышленника Гадалова. С именем Егора Егоровича Мелединского вспоминается праздник Масленицы.

Последняя неделя накануне Великого поста отмечалась как праздник Масленицы. Каждый год обязательно устраивали горку — катушку. Катушка была обязательно пролита водой и заморожена. С первого дня Масленицы в Рыбном начиналось на ней катание людей всех возрастов на санях и санках, а чаще — на коровьих шкурах. Затем происходили массовые катания по улицам на разряженных лошадях в кошевах, мальчики катались на жеребятах - лончаках. Брат моей прапрабабушки, Хавроньи Егоровны Мелединской, Егор Егорович выигрывал соревнования по переезде реки Рыбной на лошадях. Потом начинались всеобщие «гостевания» — пирования с обильными кушаньями. Ездили в гости к «теще на блины», «на посиделки к золовкам». Непременными масленичными кушаньями на столах были разнообразные блины. В дни Масленицы по улицам Рыбного ездили на разряженных «худыми» рогожами и лохмотьями санях и возили «Масленку» на бревне с колесом.

В последний день Масленицы было «Прощеное воскресенье». Ближе к вечеру все начинали просить друг у друга прощенье за все обиды, слова и поступки, со слезами каялись «за помышления и ябеды». Со следующего дня начинался значимый Великий пост. Первый понедельник после Пасхи, сибиряки называли его «чистым понедельником, мылись в банях — «очищались от грехов масленичных».

Хочется рассказать про сватовство к Хавронье Егоровне Прокопия Александровича Андреева. Перед свадьбой к Мелединским пришла сватья от имени Прокопия Александровича Андреева. На первой ступеньке крыльца она сказала: «Как твердо и крепко стоит нога моя, так будет крепко и твердо слово мое. Чтоб что я думаю, то и исполнилось». Сватунья сначала завела разговор «ни о чем», а потом сообщила: «Я к вам пришла не пировать, не столовать, а с добрым делом, со сватаньем! У вас невеста, а у меня — жених. Станемте-ка родство заводить!» Отец Егор Мелединский отправлял мать за загородку, в куть к невесте — дело-то девичье. От Хавроньи Егоровны было получено согласие, и сватанье Мария Мелединская передала платок невесты. Затем назначался особый день рукобития. В этот день родители жениха Александр и Мария Андреевы и сватанья зашли в дом невесты удостоверились, что невеста именно та, что нужна их сыну, и скрепляли рукобитием важное событие. Это был старинный обычай народной «скрепы» серьезного дела. Отцы били по рукам. «Господи, благослови, в добрый час». Молились.

Род Андреевых – старинный род села Рыбное, но прославил его Александр Схалинский (Сташевский, Асташевский), родившийся в Польше, в небольшой деревушке на берегу реки Висла. В 1860 – х годах в Польше было восстание, и по политическим мотивам его сослали сначала на остров Сахалин, а затем - в село Рыбное Енисейской губернии. Происхождение фамилии Схалинский возможно связано с тем, что он прибыл в село Рыбное с Сахалина.

Александр Схалинский, исповедовал католичество. По приезде в Рыбное он хотел обвенчаться с Марией Андреевой, но батюшка в церкви отказывался посвящать в одно из семи таинств приверженца иной религии. Александр женился на Марии Андреевой, дети назывались по фамилии матери. Александр Сталинский был ковалем, имел кузнецу. Как гласит русская поговорка: «Кузнец - всем ремёслам отец». Инструменты и материалы для многих ремёсел делались в кузнице. Иголки и гвозди, молотки и топоры, ножи и крючки - все это делал кузнец. Кузница прапрапрадеда выглядела так: это было довольно просторное рубленое здание с черными от копоти степами. Там размещались сложенный из камня горн, толстый чурбан с наковальней, чан с водой для закалки поковок, кожаные мехи для нагнетания воздуха, емкость для древесного угля, небольшой столик и топчан. Здесь же аккуратно развешивались, вкладывались инструменты: клещи, ручники, кувалда, молотки разных размеров, кочерга, железная лопатка.

Сначала Александр один выполнял все работы, ведь заказов у него было не очень много. Потом кузнецы разделились на более узкие специальности: брат его ковал подковы, свояк - мечи, кум - доспехи, племянник - узорные решётки для оград. Я представляю себе прапрапрадеда. работающим в кузнице: он разжигает горн, берёт в одну руку молоток, в другую - клещи, зажимает в клещах кусок до красна разогретого металла - и начинает работу. Звенит молоток, потрескивает огонь в горне, шипит вода! Мастер он был отличный, ценили его, как лучшего кузнеца на деревне. Получая за труд чаще всего натуральные продукты, прапрапрадед чинил оружие, наваривал сошники, делал к боронам зубья, ковал ножи, серпы, ухваты, светцы, дверные пробои, гвозди. Однако у него было и более существенное дело, — он подковывал лошадей. Для этого около кузницы был сделан станок: четыре столба с боковыми перекладинами и засовами.

В браке у Андреевой Марии и Схалинского (Андреева) Александра родилось трое детей: Татьяна, Меланья и Прокопий.

Меланья Александровна жила с родителями в селе Рыбное. Грамоты она не изучала негде было, да и некогда: десятина земли, хозяйство, работа по дому. В семнадцать лет вышла замуж за Безруких Андрея и уехала жить на прииска в Южно - Енисейск. Детей у них в браке не родилось, но у Андрея был сын, которому Меланья заменила мать. Моя бабушка рассказывала мне о том, как она ездила к ней в гости. «Лет десять было, мала ещё, папка на лодке привозил. Помню, дом, небольшой такой, из круглого леса срублен. Цветы на окнах, горшки ещё глиняные, новенькие. В доме чистота, порядок, на полу домотканые дорожки, она их на станке ткала, как приданое. А сама тетка невысокого роста, темные густые волосы, прибранные в косу. Глаза, как сейчас помню, открытые, большие, очень ласковый взгляд. Юбка широкая длинная, черная, как зола, кофта с красными цветами, на ногах сандалии. Когда я приезжала, мы ходили собирать бруснику на гору, неподалеку от дома. Магазин посередине поселка стоял, сейчас-то нет уж его, меня туда тетка приводила, на день рождения сандалии купила, красивые, необычные, да для нас в то время всё необычно было». По словам бабушки, в 1942 году Меланья Александровна переехала жить в село Рыбное, на малую Родину, туда, где она родилась и выросла. Муж к тому времени умер, сын погиб на фронте. Жила она одна, работала в колхозе. Бабушка моя, Вера Петровна, ездила к ней на лодке по Ангаре, возила продукты, помогала колоть дрова. В те годы в нашем районе не выращивали помидор, а на её небольшом огороде ютились грядки с томатами. Умерла она в возрасте восьмидесяти лет, похоронена в селе Рыбное.

Прокопий Александрович продолжил род Андреевых. Он пошел по стопам своего отца: закончив четыре класса церковной школы, он стал работать подмастерьем, со временем у него появилась собственная кузница, которая располагалась в селе Рыбном на высоком берегу реки Ангары. Прапрадед «надевал» на колеса телег железные шины, «насекал» серпы (нарезал насечку). Круглый год не прекращался стук-перестук молота в его кузнице, но особенно горячая пора наступала весной: задолго до сева и сенокоса жители приводили в порядок орудия труда и инвентарь.

Во время раскулачивания беда не обошла и их семью: в 1929 году Хавронию Егоровну и Прокопия Александровича, Петра Прокопьевича и Башурову Марию (невестку) раскулачили и сослали на лесоповал в село Богучаны вместе с семьями Сусловых и Лысенко. Конфисковали дом, кузницу, лошадей, коров. Из семьи не раскулачили только Николая Прокопьевича, который писал письма за незаконное раскулачивание родителей, и через год их оправдали. Из села Богучаны до поселка Мотыгино они сплавлялись на плотах, в село Рыбное они так и не вернулись. По приезде жили на улице Советской, рядом в доме с семьей Садовских (Семен Садовский, муж Анны Егоровны Мелединской, родной сестры Хавроньи Егоровны). Прокопий Александрович работал в кузнице в колхозе «Сибиряк», а Хавронья Егоровна была домохозяйкой. Жили за счет домашнего хозяйства и кузницы.

Прожила Хавронья Егоровна 76 лет (умерла 25 февраля 1956 года), Прокопий Александрович умер в 1951 год от язвы желудка. Похоронены на старом кладбище в поселке Мотыгино.

В браке у них родилось семеро детей: Анна Прокопьевна (умерла 4 мая 1989 г.), Александра Прокопьевна (3 мая 1916 – 26 ноября 1985 гг.), Алексей Прокопьевич (умер 6 августа 1961 г.), Николай Прокопьевич, Иван Прокопьевич ( умер 6 августа 1961 г.), Анатолий Прокопьевич ( умер 22 августа 1994 г.) и мой прадед Петр Прокопьевич Андреев ( 22 января 1905 – 2 июля 1984гг.). В то время, когда незаконно семью Андреевых выслали в Богучаны, прадед уже был женат на Башуровой Марии Дмитриевне, и у них родилась дочь Алла, но когда они ехали на лесоповал, она заболела и умерла, похоронена на берегу реки Ангара в ста километрах от села Богучаны.

У Петра Прокопьевича была нелегкая судьба. Человек он был простой, работящий кузнец, но среди других был заметен сильным и соразмерным сложением и красотой. В сентябре 1941 года отправлен на фронт вместе с тремя братьями: Николаем, Алексеем и Иваном. Воевал Петр Прокопьевич два года, будучи минометчиком, помимо этого он изготавливал печки-буржуйки. Но случилось несчастье, во время боев на Курской дуге его ранил немецкий снайпер, когда он бежал по траншее, в левое плечо и пробил легкое. Шесть месяцев прадед пролежал в госпитале. Последствия ранения были тяжелы: левая рука оказалась неподвижна. В 1943 году Петр Прокопьевич возвращался с фронта! « От папки письмо пришло, чо домой возвращается. Радехоньки были. Помню, в церкви, ту чо снесли, служба шла, душно было, народ) полно, как в Рожество. Слышим гудит, выбегаем, а по Ангаре катер идет за собою илимки тащит, думаю, ну, это папка. Побежали к берегу, а я в воду кинулась и слышу голос отца-то: «Вера! Вера! Утонешь ведь», - прокричал он со слезами на глазах»,- рассказывала мне моя бабушка. Старшим брат моего прадеда, Николай Прокопьевич Андреев погиб на фронте: по дороге в Москву поезд, в котором он ехал, разбомбили немцы. Его объявили без вести пропавшим... Но он оставил продолжателей своего рода дочь Галину и сына.

На долю среднего брата, Алексея Прокопьевича Андреева, выпали трудные испытания битвой. Он призван на фронт в сентябре 1941 года, служил в пулеметном батальоне. После окончания войны с немцами и японцами, ему предстояла тяжелая дорога домой... без ноги, которую он потерял при обороне Москвы. По возвращении ему семь раз делали операцию на ноге! До конца своих дней он работал в колхозе «Сибиряк». Его дочери Нина Алексеевна и Евгения Алексеевна проживают в поселке Мотыгино.

Про таких, как младший брат моего прадеда, Иван Прокопьевич Андреев, говорят «родился в рубашке». В звании офицера он воевал в водах Северного Ледовитого океана. Проникнув на корабль, немецкие шпионы применили отравляющий газ, из ста человек выжили только трое, в том числе и Иван Прокопьевич. Два года он лечился в госпитале, но от полученного отравления здоровье его пошатнулось, вскоре он скончался.

Александра Прокопьевна вышла замуж и уехала в город Алма-Ата, одна из её дочерей Зинаида живет в Риге, другая Галина - под Курском.

Анна Прокопьевна переехала жить в Мотыгино, её дочь Петрова Тамара Леонидовна проживает в городе Красноярске, сейчас ей больше восьмидесяти лет. Анна Прокопьевна умерла 4 мая 1989 года.

Многие годы отдал Петр Прокопьевич на процветание поселка Мотыгино, вырастил детей, внуков и правнуков, был честным, справедливым и уважаемым человеком. Сейчас его уже нет с нами, но светлая память о нем живет в сердцах родных и всех знавших этого замечательного человека людей. Женат он был на Башуровой Марии Дмитриевне, дочери купца Дмитрия Алексеевича Башурова.

Но Башуровых раскулачили, всё имущество было конфисковано. Вскоре прапрадед Дмитрий умер, похоронен в селе Рыбное. Его жена Мария, моя прапрабабушка, с дочерью Людмилой уехала в Москву и там умерла после войны в тысяча девятьсот сорок седьмом году, похоронена на Клязьме. Бабушка показывала мне её письма, в которых прапрабабушка рассказывала, как трудно было жить в годы войны: голод, бомбежки, вечный страх и нестерпимая боль за смерти сыновей. После смерти прапрабабушки Марии в её доме жила дочь Людмила, которая умерла двадцать пять лет назад. У Петра Прокопьевича Андреева (22 января 1905 - 2 июля 1984 гг.) и Марии Дмитриевны Башуровой (1908- 2 мая 1934гг.) родились дети: моя бабушка Андреева Вера Петровна и Андреева Ольга Петровна (по мужу Лукьянова, проживает сейчас в городе Красноярске).

Моя бабушка Андреева Вера Петровна родилась 1 сентября 1931 года. В возрасте трех лет она потеряла маму. Мария Дмитриевна умерла в тысяча девятьсот тридцать четвертом году от скоротечной чахотки – туберкуле, которым заболела по пути в Чунояр: семью раскулачили и сослали на лесоповал. У нее была открытая форма туберкулеза, но никто из членов семьи не заразился, потому что прабабушка была предельно аккуратна: ела из своей тарелки, в комнате у нее был свой уголок, куда она никого не впускала. В течение трех лет Вера Петровна жила со своим отцом, младшей сестрой Ольгой, бабушкой Хавроньей Егоровной и дедушкой Прокопием Александровичем, Анатолием Александровичем. Вера Петровна вспоминает: «Нашими любимыми кушаньями были пироги, что баба Хавронья пекла. Пироги были подовые, из кислого теста, на поду печи, и жареные, из кислого пли пресного теста. Пироги были с рыбой, ягодой, мясом, овощами, творогом, капустой, яйцами, черемухой. Основой пирога был «сочень»: если его начиняли сверху творогом, черемухой, заливали сметаной, то получались «шаньги». «Сгибни» пироги с начинкой, защипанные по краям. Мы любили «хворост» — жаренные в масле фигурки из пресного теста. В жару пили квас. Им заливали тертую редьку, пареные овощи, протертые ягоды, подсоленный лук, студень».

Потом Петр Прокопьевич женился на Башуровой Елене, до этого она была замужем за братом Марии Дмитриевны Башуровой Алексеем, моей прабабушки. Вскоре в семье было пополнение: родились две дочери Зинаида Петровна и Татьяна Петровна, помимо этого с ними жили Майя (дочь Елены и Алексея Башуровых). Мою бабушку воспитывала Пелагея, сосланная монахиня из Курской области, хотя должны были выслать её брата, но у него были малолетние дети, поэтому выслали его сестру. Когда ещё была жива мама Веры Петровны, Петр Прокопьевич взял её воспитывать дочерей в помощь жене. Пелагея заменила Вере Петровне мать: собирала в школу, готовила, помогала в трудные минуты. Моя бабушка рассказывала: « Репу баба добавляла в кашу, парила в печи, начиняла ею пироги, пареную и печеную ели с суслом. Капусту на зиму мы солили или квасили, как шинкованную, так и кочанами, цельную. Картошку варили, добавляли в супы, в щи или в вареном виде как приправу к блюдам».

Из воспоминаний моей бабушки: « В школу я пошла в 1939 году, здание её тогда располагалась по улице Советской. Это было одноэтажное маленькое здание, но всегда там было чисто и уютно. Я училась первую половину уроков в первую смену, а вторую - во вторую смену. Моим первым учителем была Ровенская Ульяна Алексеевна. После третьего класса нашим классным руководителем стала Анна Федоровна, эвакуированная в годы войны в поселок Мотыгино».

В 1943 году была построена новая школа для восьмилетнего обучения. Завуч школы Клавдия Францевна Михалковская проводила занятия в кружке художественной самодеятельности, в котором занимались ребята, учившиеся без плохих отметок. Все свободное время в школьные годы Вера Петровна посвящала кружку, в котором ставили пьесы, посвященные Великой войне. На концертах были не только школьники, но и взрослые. «Я помню, после сцены, когда мать провожает на фронт сына, половина зала плакала. Ещё у нас в школе был хор, которым руководил мужчина, не помню, как его звали, а прозвище у него было «Керосин-бензин». Так вот, на большой перемене он играл нам на аккордеоне, а мы танцевали»,- вспоминает бабушка. С концертами хор ездил в село Рыбное.

Учиться было тяжело, но в этом помогали талантливые педагоги. «Моим любимым предметом была история, её преподавала Анна Петровна, которая все карты битв и сражений от руки на доске рисовала. Химию вела маленькая, худенькая женщина, мы её прозвали «Пипин Короткий» в честь франкского короля. Знания по математике нам давал Конных, имя не вспомню, а потом его сменила Евгения Александровна Брюханова - первый секретарь Комсомола, которая приняла меня в ряды комсомольцев. Русскому языку и литературе нас обучала Слимзина Клавдия Петровна, я благодарна ей за то, что она научила нас любить поэзию А.С. Пушкина: в то время меня впечатлило «Письмо Татьяны» из «Евгения Онегина». По физике была молоденькая учительница, только что закончившая институт, её звали Дашей. Географию у нас вела Пильтек Вера Федоровна, мы её прозвали «Ряба Курочка».

В 1941 году началась война. Это огромное горе, несчастье, касающееся всех и каждого, разрушенные города и сгоревшие села, смерть миллионов, страдания всех. «Тяжко было, ой как тяжко: учебники доставались от старших ребят, тетрадей не было - писали в старых книгах между строк чернилами и пером. С утра в классах темно хоть глаз выколи, а электричества не было, керосина тоже, из дома приносили флакончики с маслом или жиром, делали фитильки - вот этим и спасались. Чтобы в классах было тепло, ездили заготавливать дрова в лес сами, на каждого ученика приходилось по шесть семь кубометров. До войны работал буфет, в котором торговала тетя Хина Россихина, а потом и он закрылся. Во время войны все работали в колхозе: убирали урожай, работали на сенокосе, вязали снопы, девушки вручную молотили хлеб, а юноши возили намолоченное зерно в сушилку.

Горе сплачивает, поэтому класс у нас был дружный, все друг другу помогали, поддерживали в трудный момент. Я училась с Лилей Лыхиной, Мишей и Тамарой Россихиными, Толей Горбуновым, Витей Чащиным, Галей Кондратьевой и двумя братьями Тихомировыми. Многих уже нет в живых, но светлая память о них живет в моем сердце.

Мама у меня умерла, когда мне было два года, но нас воспитала Башурова Елена Васильевна. Тогда ведь много было безграмотных, вот и тетя Лена ходила в Ликбез по вечерам. Я уже училась в третьем классе, а она только в первом, так я ей помогала решать задачи по арифметике, учить буквы, но читать она так и не научилась, а вот расписываться - это у неё получалось.

В памяти моей частенько возникает картина 9 мая 1945 года. Был солнечный теплый майский денек, мы пришли в школу как обычно, а в одиннадцать часов нам объявили, что кончилась война. Евгения Александровна Брюханова возле школы организовала колонну, украшенную красными знаменами. С песнями мы двинулись по Советской улице до Красной горки, где состоялся торжественный митинг».

Детство у Веры Петровны было очень трудное: шла Великая Отечественная война. Летом дети ходили в тапочках из обыкновенной кожи, которые шил сапожник Абрам. Зимой - галоши резиновые и бурки, которые стяжали из ваты, фуфайки - ватные куртки. По рассказам бабушки, у неё было два платья из материала поплин. Играли в лапту, чижика, городки. Да оно сильно не разыграешься, школа кончается - в огород, там копали землю, садили грядки, на полях - картошку. В самое жаркое время косили траву на покосе для коров, овец, коней. « На покос мы ездили с дедой и бабой. Косили, «пока роса» в утреннее время и от полдника до самой ночи. В сильную жару «сочили» березник, готовили на зиму веники для бани. Мы сушили сено, сгребали и ставили в копны. Кодасыро сильно было, то есть способ, как быстрёхонько высушить. Всю скошенную за день траву вечером складываю в небольшие «копицы». За ночь они согреваются, сено в них распаривается. Днем сено разбросаем для просушки. Даже если день выдался пасмурным, то при небольшом ветерке влага выпаривается. К ночи подсушенное сено складываем в «копички», но уже побольше, в которых сено может выстаиваться два-три дня без подпревания. Затем достаточно еще раз взрыхлить на ветру или в солнечную погоду. Напоследок высушенное сено складываем в стога со «стожаром» — толстым вертикальным шестом.

Потом заготавливали дрова: плавали на лодке к Гребню, когда катер тянул плоты, некоторые деревья отрывались, и мы их ловили, притаскивали на берег, где стояли козлы, там мы пилили бревна и вывозили на тележке. Пока папка был на фронте, я ездила с дедой рыбачить, я гребла на веслах, поэтому на руках были мозоли. Во время войны кушать было сильно нечего, мы лазили по скалам, где росли такие кисленькие шишечки, ели пучку: попросим у дедушки лодку, поплывем, но остров, насобираем там этой пучки и жуем потом целый день, ходили в лес за черемшой, за кислицей, черникой, малиной, в августе - за грибами, собирали кедровые орехи. Когда папка пришел с фронта стали на острове сеять просо, ячмень, рожь. Убирали мы рожь серпом или косою. Одну десятину ржи можно было сжать вдвоем за восемь дней. Косой папка мог выкосить одну десятину за два дня. Сжатую рожь вязали в снопы, затем девять снопов ставили колосьями вверх, поплотнее друг к другу, а десятый сноп надевался сверху колосьями вниз. Этот «шалаш» назывался суслоном. Из каждого суслона в среднем намолачивали до пуда и более зерна. Одновременно копали картофель, убирали овощи.

Мачеха Елена Васильевна всю войну проработала на производстве, и всю домашнюю работу делали мы с Ольгой: таскали воду в крутую горку, помогали готовить, огород, покос - всё делали вручную. С пятнадцати лет я пошла работать в детский сад воспитателем на летнее время, потом в «Продснаб» в хозяйственный цех. Надо было как-то зарабатывать, хоть платок или чулки купить, платья-то не по карману. В Южно - Енисейске закончила школу продавцов, потом чертежные курсы и начала работать чертежником. По направлению меня отправили работать в село Усово, где вышла замуж за Шишкина Виктора Алексеевича. Сначала мы жили в поселке Мотыгино, в 1953 году родился сын Леша. Мы переехали жить в город Кирс, через два года родился сын Петя ( 6 февраля 1955 г.). Вскоре мы вернулись в Мотыгино, построили дом на улице Партизанской. Я проработала в СУ - 37 двенадцать лет, в райкоме партии девятнадцать лет»,- рассказывает Вера Петровна.

Рассматривая документы бабушки, я обнаружила, также, что исчезли многие приметы её времени. Например, в советские времена все обязаны были вступать в какие-то общественные организации. Одни организации нужно было поддерживать материально, т.е. платить членские взносы, например, в ДОСААФ, в деятельности других нужно было участвовать, например, в спортивных обществах и в комсомоле. При вступлении в общественную организацию платили вступительный взнос, получали удостоверение и значок.

В данный момент Вера Петровна в возрасте семидесяти восьми лет проживает в поселке Мотыгино. Ее родная сестра Ольга Петровна проживает в городе Красноярске, всю жизнь она отдала образованию в районе - работала учителем математики, вышла замуж за Лукьянова Анатолия Прокопьевича, в браке у них родилось две дочери Ольга и Ирина. С Ириной Анатольевной случился несчастный случай. Ольга Анатольевна работает и проживает в городе Красноярске, у неё есть сын Анатолий. Ольга Петровна воспитывает своих внуков Анатолия и Константина. Зинаида Петровна (родная сестра Веры Петровны по отцу) проживает в поселке Мотыгино. Её трудовой стаж составляет сорок четыре года. Сейчас Вера Петровна находится на заслуженном отдыхе, но к ней приходят и с болью, и с радостью и с житейскими проблемами, за помощью, и всем она поможет разделить трудности, даст мудрый совет, поддержит добрым словом и делом.

Судьбы членов семей Башуровых и Сусловых сложились трагично: раскулачивание, конфискация имущества, уничтожение всех документов, ссылка в село Богучаны на лесоповалы.

Суслов Федор Федорович, год рождения 1887, расстрелян 13 ноября 1937 года в Енисейской тюрьме. Код рождения 36505. (Из материалов Мотыгинского краеведческого музея).

Суслов Иннокентий Федорович, год рождения 1876, расстрелян 1937 года в Енисейской тюрьме. Код рождения 4217. ( Из материалов Мотыгинского краеведческого музея).

Светлая память о праведных и благородных делах жива не только в сердцах людей, но и в семейных реликвиях. Серебряная ложка досталась мне по наследству от моего отца, ему – от моей бабушки, ей, в свою очередь, - от прабабушки. В 1895 год в знак сильной любви и глубокого уважения Дмитрий Алексеевич Башуров для своей жены Марии Федоровны Сусловой заказал двенадцать серебряных ложек с гравировкой «М.Б.», что означает «Мария Башурова». Их дочь Мария вышла замуж за Андреева Петра Прокопьевича. Частью приданого в день свадьбы моя прабабушка Мария Дмитриевна получила серебряные ложки. В браке у них родилось две дочери: Ольга Петровна и Вера Петровна. По наследству моя прабабушка передала моей бабушке две серебряные ложки. Моя бабушка передала по ложке своим сыновьям Алексею (моему отцу) и Петру. Мой папа подарил ее мне в день моего пятнадцатилетия. Ложка из чистого серебра, местами помята, уже нет былого блеска. Но когда я беру в руки эту бесценную для нашей семьи память пяти поколений, то представляю всех своих предков, которые также держали ее в руках. Я буду хранить эту ложку как священную память, прошедшую до меня четыре поколения, и завещаю её своим детям.

Восстанавливая историю своей семьи, я увидела себя во времени, установила глубокие неожиданные связи. Родословная моей семьи обнаружила необычайную пестроту жизни, в которой главной ценностью выступает человек. В случае моей семьи главной объединяющей силой является бабушка. Благодаря ей, у наших родителей высшее образование; благодаря ей, все выбрали полем своей профессиональной деятельности культуру.

Любой род выполняет некую миссию. Именно он облегчает сложнейшую человеческую задачу – понять себя, помогает выбрать свой путь, свою профессию. Знание истории своей семьи помогает выявить генетическое предназначение. У членов нашей семьи генетически заложена предрасположенность к творческим видам деятельности, где можно проявить свою индивидуальность.

Практически всем, что есть в нас хорошего или плохого, мы обязаны своим родителям и взрослым, которые нас окружают. Ведь даже способом поведения, отношению к детям, отношению к семье или к обязанностям в ней, отношению к мужчинам и женщинам, умению ссориться и мириться мы учимся у своих близких.

На генеалогическом древе семьи чёрные и жёлтые листья-погибшие и умершие. Но зеленеют молодые побеги. Восстанавливается тончайшая основа нашей семьи, когда предки и потомки заставляют человека жить по совести и чести. Нам, потомкам надо чаще ощущать на себе взгляд предков, идущий словно бы от земли, где они обрели единое и вечное пристанище. Этот взгляд в минуту выбора поможет нам быть твёрже.

Список литературы

  1. Енисейская Губерния – Красноярский край: история в лицах: Информационное издание/Комитет по делам архивов администрации Красноярского края, под науч.ред. Г.Ф.Быкони, Л.Э.Мезит. Красноярск, 2004.64с.
  2. Погребняк А.И. Купца Енисейской губернии/ А.И.Погребняк, Красноярск, 2002г.
  3. Краткое описание приходов Енисейской епархии/ издание Енисейского церковно-историко-археологического общества, Красноярск, 1917.
  4. Енисейская Губерния – Красноярский край: история в лицах: Информационное издание/Комитет по делам архивов администрации Красноярского края, под науч.ред. Г.Ф.Быкони, Л.Э.Мезит. Красноярск, 2004.64с.
  5. Погребняк А.И. Купца Енисейской губернии/ А.И.Погребняк, Красноярск, 2002г.
  6. Краткое описание приходов Енисейской епархии/ издание Енисейского церковно-историко-археологического общества, Красноярск, 1917.
  7. Материалы Мотыгинского районного архива.
  8. Материалы Мотыгинского Краеведческого музея.
  9. Фотографии архивов семей Сусловых, Андреевых, Башуровых, Мелединских.
  10. Шишкина Н.А. История купеческих семей Башуровых и Сусловых, село Рыбное Удерейского (Мотыгинского) района / Н.А.Шишкина,- сборник докладов Международной конференции по истории «Красноярский край: прошлое, настоящее, будущее», посвященная 75 - летию Красноярского края, В 2т. Т/ Краснояр.гос.пед.ун-т им.В.П.Астафьева.-Красноярск,2009.-стр.139-141.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top