Сукоркина Е.С.

Введение

Роль традиционной народной культуры в современном мире постоянно возрастает, так как она является единственным средством сохранения языка и самобытных традиций, культурного многообразия. Исторический опыт взаимодействия государства с коренными народами является важным источником проведения современных мероприятий по улучшению их жизни. Выживание коренных народов в различных регионах мира превратилось в одну из глобальных проблем.

Возрождение и поддержание культуры коренного населения является важной задачей стоящей перед государством. Для эффективного проведения политика в отношении коренных народов необходимо оценить способы осуществления правительством своих полномочий, применявшихся по отношению к коренным народам Дальнего Востока. В современной национальной политике правительству необходимо учитывать опыт советской модернизации в отношении коренного населения.

Данной проблематикой занимались многие ученые и исследователи. Появилось множество трудов, посвященных отдельным аспектам развития коренных народов: образование, медицина, различные отрасли хозяйства.

Советская историография рассматривает революционные преобразования жизни коренного населения как переход к социализму, минуя капитализм, что можно увидеть в работах отечественных исследователей. Значимое место среди работ о национальной политике на Дальнем Востоке занимает труд В. Г. Балицкого,[1] в котором анализируется экономическое и культурное развитие коренных народов после Октябрьской революции. Большой вклад в разработку проблематики коренного населения внес В. А. Зибарев,[2] он рассматривает трудности, которые преодолели народы Севера на пути от патриархально-родового уклада к социализму. Автор показывает, каких успехов коренные народы достигли в развитии экономики и культуры за годы Советской власти. И. С. Гурвич[3] рассмотрел особенности этнического развития народов Севера. В его работе охарактеризованы социально-экономические, языковые и этнокультурные изменения. В работе В. Н. Увачана[4] выявлены как общие, так и специфические черты по отношению к коренному населению советским государством.

В свою очередь, современные исследователи жизни коренного населения при советской власти оценивают преобразования в контексте модернизационных процессов общества.

Современный ученый Л. Я. Иващенко[5] сообщает об учителях северных школ, как просветителях, исследователях традиций, культуры и быта северян. С. В. Бобышев[6] в своем труде рассматривает содержательную сторону деятельности государственных органов по оказанию помощи малочисленным народам в экономической и культурной областях в 20 – 30-е гг., показаны позитивные и негативные тенденции в работе советских органов по осуществлению национальной политики.

А. В. Ахметова[7] рассматривает основные направления социальной политики в отношении коренного населения Дальнего Востока в советский период. Так же раскрывается деятельность партийных органов по выработке основных мероприятий, направленных на культурно-просветительское развитие коренных народов. В. П. Серкин[8] в своей работе рассматривает пути развития системы образования, а так же описывает существующие проблемы в образовании. В. А. Кряжков[9] исследует проблемы развития нормативно-правовой базы для коренных народов Крайнего Севера.

Можно сказать, что проблематике коренного населения Дальнего Востока исследователи посвятили много работ. Все они, основываясь на документальных источниках, приходят к выводу, что советская власть уделяла достаточно внимания населению Дальнего Востока. К таким доказательствам они относят решение X съезда партии, где был принят план культурного строительства, с которого началось просвещение народа на окраинах.

Цель данной работы – исследовать социально-экономическое и культурное развитие коренных малочисленных народов Дальнего Востока в период формирования советского государства (1920 – 1930-е гг.)

Задачи исследования:

- Охарактеризовать влияние Октябрьской революции на жизнь аборигенного населения;

- Рассмотреть деятельность Комитетов Севера по развитию экономики и культуры коренных малочисленных народов;

- Проследить, как проходила советизация жизнедеятельности коренного населения в 1930-е г.

Большое внимание при разработке данной проблематики было уделено исследованию ранее неопубликованных документов из фондов Государственного архива Российской Федерации, Российского Государственного исторического архива Дальнего Востока, Государственного архива Хабаровского края, Государственного архива Приморского края.

Важные сведения представлены в фонде Государственного архива Хабаровского края Р-137 Исполнительный комитет краевого Совета депутатов трудящихся. Этот фонд содержит материалы о жизни и быте коренного населения, так же в нем представлено большое количество решений Комитета Севера, рассмотрены положения об обществах взаимопомощи, организованных в пределах северных и восточных окраин РСФСР. Большой интерес представляет фонд Р-510 Государственного архива Приморского края, где представлены документы Дальневосточного революционного комитета. Немаловажные сведения содержатся в документах фонда Р-3977 Государственного архива Российской Федерации. Этот фонд посвящен Комитету содействия народностям северных окраин при Президиуме ВЦИК.

Большое значение при рассмотрении данной темы среди использованных источников имеют опубликованные документы, авторы которых являлись очевидцами действий Советской власти на местах. Под редакцией И. Ф. Федорова был опубликован сборник протоколов «Первый туземный съезд ДВО»[10]. В нем описаны заседания съезда по дням с датами. Были рассмотрены важные проблемы, такие как медицинская помощь, налогообложение, народное образование, ветеринарная помощь. Представлены резолюции съезда.

«Летопись жизни народов Северо-Востока РСФСР 1917 – 1985 гг.»[11] содержит документальные сведения об особенностях социального строительства, совершенствовании и методах работы советских и партийных органов у народов Севера. А. П. Путинцева[12] была непосредственным участником событий, происходящих в населенных пунктах, где проживали коренные жители. Ее дневники представляют большой интерес и имеют важное значение для оценки политики, проводимой по отношению к коренному населению Крайнего Севера.

Использованные источники представляют большой интерес для изучения советской политики в отношении коренного населения Дальнего Востока, они позволяют проанализировать экономическое и культурное развитие аборигенов.

Научная новизна исследования заключается во введении в научный оборот источников, которые впервые используются в научном исследовании и отражают деятельность советского государства по отношению к народам Севера. Опираясь на найденные источники, в работе проведен комплексный анализ мероприятий советского государства и дана оценка с точки зрения модернизации и ее последствий для коренных народов.

Октябрьская революция и ее влияние на жизнь аборигенного населения Дальнего Востока (1917 – 1924 гг.). Октябрьская революция 1917 г. имела большое историческое значение, так как она открыла новый этап государственной политики в отношении коренных народов России. Особенностью этого исторического периода являлся процесс создания государственного аппарата власти и управления, сопровождаемый учреждением специальных органов общероссийского и местного значения, осуществляющих государственную защиту этих народов. После победы социалистической революции и установления советской власти началось усиленное сопротивление контрреволюционных сил в стране.

Был ликвидирован особый статус аборигенного населения и юридически народы были уравнены в правах с другими гражданами Российской Федерации[13].

Можно сказать, что координальные изменения, произошедшие в жизни коренного населения, оказали благоприятное воздействие на экономику и жизненный уклад людей. Только благодаря свержению царизма и приходу советского правительства к власти стали возможны преобразования у народов северных окраин.

Социально-экономическое и культурное развитие коренных народов Северных окраин длительное время проходило обособленно. Затем функцию их защиты и организации стало выполнять Российское, а впоследствии Советское государство[14].

Наркомат по делам национальностей с сетью отделов на местах организовал работу по содействию возрождению населения северных окраин. Наркомнац РСФСР был образован 26 октября 1917 г. Декретом II Всероссийского съезда Советов для осуществления национальной политики в области национально-государственного строительства Советской республики[15].

Таким образом, в результате революции были провозглашены новые ценности в сфере национальной политики. На законодательном уровне были установлены права и обязанности народов северных окраин.

На начальном этапе преобразований отсутствовали сведения о численности и расселении населения на северных окраинах. В ведомости о населении Севера, составленной по переписи 1920 г., содержалась информация о численности населения за данный период «гиперборейцы, юкагиры, чукчи, коряки 67 605 человек, прочие – 545 999 человек»[16].

Власти на местах пытались внедрить новые для коренного населения мероприятия. Тем не менее, народ не понимал важности проведения выборов.[17]

В 1923 г. отдел управления Дальревкома разработал проект «Временных правил об управлении туземных племен, проживающих на территории Дальневосточной области». Данные правила оговаривали положение коренного населения, так им предоставлялось право самоуправления, согласно существующим обычаям, если они не противоречили Конституции РСФСР.[18]

Для повседневного руководства работой среди коренных народов при Дальревкоме в 1924 г. был создан Дальневосточный Комитет содействия народностям северных окраин, который возглавил Лукс Карл Янович[19].

Можно отметить, что в связи с общей разрухой и неналаженностью положение коренного населения сравнительно с довоенным временем ухудшилось. Снабжение народов Севера продовольствием, страдавшее и без того значительными недостатками, пришло в упадок, ввиду чего завоз продовольствия туземцам принял спекулятивный характер. Проникновение спиртного, благодаря слабой охране или ее отсутствию в районах Крайнего Севера, достигло больших размеров особенно в пограничной полосе, благодаря чему пушнина продавалась преимущественно в Китай.

Лукс Карл Янович полностью отдавал свои силы новому и важному делу. Благодаря ему была создана сеть культурных баз, две из которых были организованы на территории Чукотки и Охотского побережья. Первая культбаза – Чукотская – возникла в 1927 г., вторая – Восточно-Эвенская (Нагаевская) – в 1929 г[20].

Из-за отсутствия орудия промысла и лова коренное население часто голодало. Например, богатый рыбными ресурсами Баунтовский район имел возможность прокормить всех туземцев при наличии необходимых приспособлений для лова рыбы, но из-за отсутствия снастей не мог заниматься рыбной ловлей[21].

В 1923 г. по решению Дальревкома была оказана помощь голодающему коренному населению Нижнего и Среднего Амура, куда было послано 5 тыс. пудов хлеба. Деятельность местных советских и партийных органов была направлена на проведение в жизнь законов советского правительства, охраняющих права коренных народов Севера. 21 июля 1923 г. пароход «Ставрополь» отошел из г. Владивостока, в нем находилось 350 т. необходимых товаров на сумму 150 тыс. рублей. Уже 10 августа пароход пришвартовался в пос. Уэлен, а 30 августа прибыл в Нижнеколымск. Так была оказана первая практическая помощь советским государством голодающему коренному населению[22].

Таким образом, продовольствие, отправленное на северные окраины, спасло жизнь тысячам голодающих людей. Так же, несомненно, что советское правительство оказало положительное влияние на экономику коренного населения, аннулировав задолженности скупщикам пушнины и рыбопромышленникам. Под контроль государства была поставлена торговля. Большие усилия были направлены на прекращение голода и нормализацию материального положения народа.

Политика государственной власти по отношению к коренному населению строилась на основе Декларации прав народов России. Созданный в 1918 г. Дальневосточный краевой комиссариат просвещения зафиксировал отделение школы от церкви, перевод школ на государственное обеспечение, а так же обязательное всеобщее обучение. С 1922 г. проблемы образования, стоящие при царском режиме, стали решаться советской властью[23].

Таким образом, в первой половине 1920-х гг. были созданы все необходимые условия для дальнейшего развития и обучения, была заложена база, для осуществления приобщения населения к жизни в новом государстве.

В мае 1922 г. правительством был принят закон, который гарантировал охотникам неприкосновенность лесных угодий, а также разрешал пользоваться оружием охотничьих и военных образцов, если его владелец являлся членом кооперации и при обязательном условии выкупа правительственных охотничьих билетов[24]. В целях восстановления запасов пушного зверя устанавливались запретные годы, в которые не разрешалась охота на отдельные виды зверей, организовывались заповедники для разведения наиболее ценных пород пушного зверя. Одновременно были организованы закупки пушного зверя государством[25].

Несомненно, правительство старалось предпринять всестороннюю посильную помощь аборигенному населению, что выражалось в принятии различных нормативно-правовых актов, закрепляющих права и направленных на улучшение жизни коренного населения.

Для оказания охотникам и оленеводам помощи на случай неудачи в промыслах в ряде районов Севера были организованы государственные хлебозапасные магазины. Во время стихийных бедствий они выдавали промысловому населению льготные и безвозмездные ссуды хлебом и другими товарами. Хлебозапасные магазины себя оправдали уже в следующем году[26].

В 1924 г. в районах Крайнего Севера стали работать разъездные медицинские отряды Красного Креста. В 1924 – 1927 гг. было проведено широкое медико-санитарное обследование населения Севера[27].

Советское правительство систематически проводило мероприятия по борьбе с грызунами. С этой целью были организованы эпидемические пятерки[28].

Образование таких отрядов имело положительное значение для всего населения Крайнего Севера, так как в процессе проверок были выявлены серьезные заболевания, которые требовали незамедлительного лечения. Проводились просветительные беседы по личной гигиене и уборке жилых помещений, что воспринималось многими народами неодобрительно и с недоверием. Тем не менее, разъездные отряды положили начало культурному развитию и приобщению людей к чистоте и опрятности.

Советская власть обратила должное внимание на туземное население. В декабре 1925 г. в целях обследования коренного населения выехал отряд Красного Креста под руководством врача Е. Б. Григоровича. В марте отряд возвратился в Александровск. В первых стойбищах отряд столкнулся с картиной вымирания и вырождения гиляков[29]. Коренное население понимало, что советские власти принимают необходимые меры по улучшению их жизни[30].

К работе медицинского отряда люди отнеслись с доверием. Медицинские работники отмечали очаговый характер распространения заболеваний, но также были обнаружены здоровые стойбища[31].

Здесь мы видим, что в конце 1920-х гг. были разработаны необходимые формы и методы, созданы условия для приобщения коренного населения Дальнего Востока к построению жизни на новом уровне развития.

Таким образом, на Дальнем Востоке была проведена большая работа по социальной реконструкции, созданию национальной культуры и подъему политического уровня коренного населения. Была оказана помощь коренному населению в виде продуктов и медикаментов, были организованы передвижные больницы, врачи ездили по стойбищам и осматривали население, оказывая необходимую помощь больным. Советская власть провела ряд законов для малочисленных народов, которые значительно облегчили их существование и защитили права коренных народов. Для поддержания жизни аборигенное население было освобождено от уплаты прямых налогов, воинской и трудовой повинности. Была проведена культурно-просветительская работа, открыты специальные школы для коренных народов. Советские власти оказали значительное влияние на улучшение жизни народов. Проводились ремонтные работы в школах, создавались общежития для детей из отдаленных поселков. Развитие культуры, гигиены, отмена налогов, воинской службы, все это и многое другое, созданное Советской властью для аборигенного населения, имело большое значение для дальнейшего развития. В целях изучения сложившегося положения и принятия, необходимых мер были предприняты научные экспедиции, в ходе которых устанавливалось фактическое состояние дел на местах.

Можно сказать, что коренное население прошло длительный и сложный путь преобразований. Хозяйственный уклад жизни коренных народов заметно отличался от русского населения. Государством были проведены необходимые преобразования, чтобы приобщить народы Крайнего Севера к новой культурной жизни.

Деятельность Комитетов Севера по развитию экономики и культуры коренных малочисленных народов Дальнего Востока (1924 – 1935 гг.). После провозглашения в «Декларации прав народов России» свободного развития всех наций, коренных народов и этнографических групп, населяющих территорию России, советские власти обязали Наркомат по делам нацменьшинств на местах представить в Совете Народных Комиссаров и местных Советах интересы коренного населения[32].

В 1924 – 1925 гг. были предприняты первые попытки национального строительства. Для решения многих задач на местах, в том числе и ознакомления с народами, населяющими северные рубежи, необходимо было создать орган, занимающийся реализацией политики советской власти по приобщению коренного населения к новым условиям жизни. В результате 2 апреля 1923 г. малая коллегия Народного комиссариата по национальным делам вынесла решение о создании Комитета Севера[33].

Необходимо заметить, что в условиях большой отсталости и архаичности хозяйства, крайне низкого уровня развития многочисленных народов Севера, необходим был специализированный широкопредставительный орган, который сосредоточил бы свою работу только среди коренного населения, переживавших в большинстве случаев переход от родоплеменных отношений к классовому обществу.

Комитет Севера провел ряд крупнейших экспедиций на Северо – Восток и Приамурье. Многие ученые в этот период совмещали свои исследования с работой на местах. Они помогали разрабатывать письменность и готовить учебники для северных народов[34].

Меры советского правительства были направлены на налаживание снабжения и медицинской помощи, для повышения экономического уровня аборигенного населения создавались простейшие кооперативные объединения и открывались школы.[35]

Советское правительство понимало важность решения проблем аборигенного населения для развития государства в целом. С этой целью и был создан Комитет содействия народностям Северных окраин.

Был установлен круг полномочий и обязанностей, стоящих перед Комитетом Севера.

1 необходимо было выяснить, разработать и провести в жизнь в установленном порядке мероприятия, имеющие важное значение для хозяйственно-экономического подъема Северных окраин, в том числе с целью поддержки путей сообщения для развития торговли и обмена.

2 собирание необходимых сведений о жизни и нуждах коренного населения, изучение их истории культуры и быта;

3 выявление мероприятий необходимых для защиты коренного населения от эксплуатации;

4 подготовку проектов изменений действующих узаконений применительно к географическим условиям Севера и особенностям быта местного населения;

5 разработка оснований административного и судебного устройства коренных народов Севера применительно к их быту;

6 исследование в области здравоохранения, а также планов школьной и просветительской работы на северных окраинах;

7 выявление размера необходимых для устройства народов Севера государственных ассигнований и содействие соответствующим ведомствам в проведении через государственные органы в установленном порядке кредитов на указанную надобность[36].

Таким образом, создание государственно-общественной организации, которая осуществляла свою деятельность через ряд учреждений, являлось необходимой мерой, принятой советским правительством.

При решении проблем коренного населения Комитет Севера столкнулся с рядом колоссальных трудностей, которые были связаны, в первую очередь с отсталостью коренного населения, кочевым образом жизни, устоявшимися традициями и культурой, а так же с их правовой неустойчивостью[37].

Комитетом Севера проводилась адресная помощь коренному населению, была оказана поддержка народу населявшему верховья р. Амгунь. Было предложено немедленно обеспечить заброску муки в количестве 500 – 600 гр. до установления санного пути, когда предполагалось обеспечить коренное население полным годовым запасом необходимых продуктов[38].

Таким образом, Комитетом Севера были организованы важные мероприятия для поддержания жизнеобеспечения коренных народов, так как при отсутствии необходимого провианта жизнь народа находилась бы под угрозой голода. Комитет Севера старался обеспечить обездоленных, отрезанных от остального мира, людей товарами первой необходимости.

Образованные в течение 1924 – 1925 гг. местные комитеты занимались изучением жизни и нужд народов северных окраин, их истории, бытовых условий и культуры, развитием путей сообщения и упорядочением промыслов, кооперированием, медико-санитарным обслуживанием, организацией школ, содействием укреплению хозяйства, юридической защитой. Местные комитеты предоставляли на утверждение Комитета Севера при Президиуме ВЦИК сметы на осуществленные ими мероприятия[39].

Незнание местной обстановки сказывалось в первое время на работе Комитета Севера. Взаимное недоверие, вражда и низкий интеллектуальный уровень затрудняли общение с населением[40].

С целью оказания помощи коренным народам в мае 1925 г. был создан Дальневосточный Комитет содействия народностям северных окраин в составе: председатель – Я. Б. Гамарник, заместитель – И.Ф. Федоров. Временное положение о деятельности Комитета Севера, утвержденное 15 октября 1926 г., указывало главной целью поддержание коренного населения и проведение планомерной работы по осуществлению советизации в районах Крайнего Севера[41].

К обязанностям Комитета Севера также относились концентрация всех необходимых сведений о жизни народов, населяющих крайний Север, для лучшего ознакомления с их обычаями и устоями, а также выработка определенных рекомендаций, но самым важным считалась их реализация.[42]

По инициативе Комитета в 1926 – 1927 гг., в связи со Всесоюзной переписью населения в 1926 г., в особом порядке и по расширенной программе была проведена Приполярная перепись[43].

Это мероприятие имело большое значение, так как полученные статистические данные, по итогам переписи, являются незаменимым источником по демографии коренных народов, а также исследованию их материального уклада и быта.

В 1932 г. Комитет Севера при ВЦИК проектировал построить 14 кульбаз, следовательно, 14 врачебных пунктов с 210 койками. При культбазах были организованы лаборатории. Комитетом Севера разрабатывался законопроект о туземных обществах взаимопомощи[44].

Можно сказать, Комитетом Севера были намечены важные мероприятия для улучшения жизни и быта коренного населения. В ходе реализации мер, направленных на преодоление отсталости коренного населения, сказалось нестабильное экономическое положение и сопротивление переменам народов Крайнего Севера. Недостаточное финансирование проектов также отразилось на их осуществлении.

Большое значение сыграл Комитет Севера в становлении образования. Он внес свои предложения по школьной программе. Главной задачей было удержать на родине население северных окраин, так как хозяйственное использование тундры без них невозможно.

Образование было новым явлением для народов Севера. С 1925 г. предпринималось огромное школьное строительство, и была создана большая сеть государственных школ, охватившая постепенно все население народов Севера. Система обучения согласовывалась с местными обычаями и сезонными производственными циклами[45].

Можно сказать, что конец 20-х гг. ознаменовал новый этап в деятельности Комитетов Севера. Командно-административная система советского государства пыталась централизованно управлять всеми общественно-политическими, экономическими, а также культурными процессами жизни регионов. Комитетом Севера в 1930 г. был поднят вопрос о замене местных комитетов «особыми уполномоченными»[46]. Региональные власти всеми силами пытались помещать их ликвидации, так как это привело бы к потере влияния на ведомства и учреждения, находящиеся на Крайнем Севере.

Таким образом, власти на местах пытались отстоять комитеты, так как их упразднение неминуемо привело бы региональные органы к потере своей власти.

Так, в апреле 1930 г. Президиумом Далькрайисполкома было принято специальное постановление о местном Комитете Севера, которое провозглашало важные изменения в его аппарате. Согласно постановлению, штат Дальневосточного Комитета Севера увеличивался до девяти человек при пяти кандидатах к ним. Все учреждения и организации обязывались выдвинуть сотрудников, ответственных за работу этих организаций на Крайнем Севере в целях обслуживания коренного населения[47].

Однако данное решение осталось нереализованным. Обстановка, в которой пришлось работать Дальневосточному Комитету Севера в течение 1932 г. и первой половины 1933 г., была «совершенно неблагополучная, – отмечал в середине 1933 г. заместитель председателя Комитета Афонин. – Комитет Севера совершенно не был укреплен работниками, не получал со стороны краевых организаций никакой помощи, превратился в справочное бюро по северным вопросам и больше ничего»[48].

Таким образом, в начале 1930-х гг. Дальневосточный Комитет Севера перестал работать и выполнять свои обязанности, потерял все свои прежние функции и стал справочным бюро.

К реорганизации Комитетов Севера привело изменение административно-территориального деления в 1930 г. ВЦИК и СНК РСФСР издали постановление от 20 сентября 1930 г. «О реорганизации местных органов Комитета содействия народам северных окраин при Президиуме ВЦИК», в целях укрепления связи местных органов Комитета Севера при Президиуме ВЦИК с коренным населением и рационализации их структуры упразднялись с 1 октября 1930 г. При Президиуме ВЦИК поднимался вопрос о ликвидации местных комитетов и замене их «особыми уполномоченными»[49].

Таким образом, Комитеты Севера сыграли большое значение в развитии культурного строительства у коренных народов. Были проведены мероприятия по улучшению бытовых условий. Важным решением явилось установление норм на вылов рыбы, большое развитие получило разведение оленей, быстрыми темпами стало расти их поголовье. Много было сделано Комитетом в области просвещения и здравоохранения, на совещаниях поднимали остро стоящие вопросы. Были построены культбазы, которые, в свою очередь, сыграли огромную положительную роль в развитии культуры коренного населения. Можно сказать, что после административно-территориального деления в 1930 г. деятельность Комитета Севера постепенно угасает, прекращается выполнение им своих прямых обязанностей, причиной этому послужило сокращение штата квалифицированного персонала.

Советизация жизнедеятельности коренного населения Дальнего Востока в 1930-е г. Первоначально советизация на окраинах Севера осуществлялась, чтобы устранить сильные пережитки родовых отношений. В 1930-е г. сеть советов стала расширяться. Население отдаленных районов, где советов еще не было, обращались за помощью к приезжавшим торговым работникам, врачам.

С 1930-х начался период «советизации», произошла ликвидация особой системы управления у народов Севера, и была введена обычная система советского управления, это было связано со стремлением властей перейти к радикальному изменению всех сфер их жизни. Этническое самоуправление замещалось государственным управлением, принимались меры, обеспечивающие форсированную интеграцию этих народов в советскую систему общественных отношений[50].

После осуществления советским правительством намеченных мероприятий по улучшению жизни коренного населения на территории расселения народов Севера, были созданы национальные округа. В период 1929 – 1932 гг. была создана система управления, в которую входили национальные округа, национальные районы и национальные Советы. С 1930 г. происходит отказ от системы родовых Советов у народов северных окраин. Вместо них были созданы обычные органы местного советского управления от сельских Советов до национальных округов. Коренное население политически и административно были соединены с территориями метрополии[51].

Можно сказать, что со временем принятая ранее советским государством система родового управления перестала отвечать потребностям нового правительства, она не отличалась от прежней племенной структуры, и это оказало воздействие на принятие новой системы управления народами северных окраин, по мнению государства, подходящей для коренного населения.

10 декабря 1930 г. началась реорганизация управления у народов Севера. В этот день Президиум ВЦИК принял постановление об образовании национальных округов и районов. Изменения выразились в образовании национальных округов и создании сельских кочевых Советов[52].

Национальные округа были созданы для коряков, чукчей, эвенков и представляли собой одну из форм управления, с помощью, которой решались проблемы этих народов. Ее использование находилось в контексте советской национальной политики, главным назначением такой автономии было способствование выравниванию положения северных народов России, их консолидации и росту самосознания, гарантировать им самостоятельность и защиту.[53]

Таким образом, с этого момента советское правительство стало уделять большое внимание интенсивному промышленному освоению территорий, где проживали коренные народы, что отрицательно влияло на их традиционный уклад жизни. Советы народов Севера являлись переходной формой, которая соединяла элементы традиционного самоуправления с элементами государственной власти и государственного управления.

В 1930 г. в составе Дальневосточного края были образованы следующие округа: Чукотский, Охотский, Корякский национальные округа, а так же Зейско-Турский и Джелтулакский национальные округа. С 1931 г. появилось дополнительно девять эвенских и эвенкийских национальных районов. А в 1932 г. были образованы Алеутский и Быстринский районы Камчатской области[54].

Таким образом, национальный округ по объему прав и гарантий существенно не отличался от обычной административно-территориальной единицы. Реформа системы управления повлекла изменения во всех областях жизни коренного населения, были образованы различные организации для коренного населения по округам.[55]

Можно сказать, что создание национальных округов в составе краев и областей обеспечивало народам Севера помощь со стороны русского народа, облегчало и ускоряло ликвидацию отсталости. Предполагалось, что народы северных окраин будут при взаимодействии с русским населением перенимать культурное развитие, но этот процесс имел также и негативное последствие, так как со временем начинала забываться традиционная культура народа.

Советы наделялись правами юридического лица, могли заключать сделки и вступать в обязательства в пределах соответствующих ассигнований. Они избирали делегатов на районный съезд Советов, были правомочны решать хозяйственные и иные вопросы, в том числе наблюдать за соблюдением сроков охоты, содействовать организации и развитию промыслов, оленеводству, рыболовству, следить за правильным использованием путей кочевания и принимать меры к их оборудованию, оказывать содействие выявлению и разработке недр на своей территории. Эти органы являлись элементом системы государственной власти, осуществляли мероприятия «по социалистической перестройке сельского и промыслового хозяйства»[56].

Перед Советами ставилась задача наладить массовую работу, создать секции, группы бедноты, женщин, молодежи, широко освещалось международное и внутреннее положение СССР, велись отчеты о работе Советов. С образованием национальных объединений появились новые возможности для развития партийной работы и партийного строительства. Во время национально-территориального районирования Севера, создания национальных округов и районов, в партийные организации влился крупный отряд коммунистов из коренного населения.[57]

Таким образом, советское правительство помогало населению, в национальные округа отправлялись специальные партийные работники, специалисты народного хозяйства и культуры. Образование национальных округов и районов позволило коренному населению объединиться и начать строить новую жизнь на демократических принципах.

Необходимо заметить, что советское правительство стремилось наладить систему управления северными окраинами, для этого было принято решение учредить управленческие структуры, основанные на родовом управлении, чтобы население приняло методы правительства и адаптировалось к новым условиям жизни.

Таким образом, реформа системы управления имела первоначально положительные итоги. Были созданы специальные районные суды, куда население на коллективных собраниях избирало тех членов суда, которые, по их мнению, подходили на эту должность. Так же проводилась поддержка населения продовольствием, были отменены налоги, были выделены долгосрочные ссуды тем, кто переходил на оседлость, предоставлялись льготы при поступлении в ВУЗы и средние специальные учебные заведения. В то же время необходимо отметить, что с момента образования национальных округов государственно-правовое развитие народов Севера приостановилось. Начинается интенсивное промышленное освоение территорий проживания и разрушение традиционной культуры коренных народов. Все внимание советского правительства было направлено на подъем экономики и культуры, при этом не были учтены особенности традиционной культуры этих народов.

Заключение. Результатом завершившейся Октябрьской революции стало начало новой жизни для коренного населения. Только после установления советской власти стали возможны изменения в экономике и культуре аборигенного населения. Первым законодательным актом, регламентирующим права всего населения, в том числе и народов северных окраин, стала принятая 2 ноября 1917 г. Декларация прав народов России. После принятия Декларации начался новый этап развития коренного населения.

В Декларации устанавливались равенство и суверенность всех народов, что значительно отличало политику советского правительства от самодержавия царизма.

Существенное значение имели законы, направленные на поддержание и развитие промыслового хозяйства. Так, был принят закон, устанавливающий неприкосновенность лесных угодий, разрешал использование оружия, если его владелец был членом кооперации. Много внимания уделялось восстановлению природных запасов, организовывались заповедники. Можно сказать, что все принятые законы имели как положительные, так и отрицательные последствия для коренного населения. Для населения, проживающего в отдаленных уголках государства, снаряжались медицинские отряды. В ходе обследования отрядами коренного населения были выявлены серьезные заболевания и проведены просветительные беседы по поддержанию личной гигиены.

Для осуществления плановой политики по советизации народов Крайнего Севера и устройству коренного населения в 1924 г. было принято решение о создании органа, который бы этим занимался, в результате был организован Комитет Севера. Существенный вклад сделан был Комитетом Севера в области культуры, экономики и социального развития национальных территорий. Под его руководством проводились научные экспедиции в отдаленные уголки Крайнего Севера, в результате работы предпринимались соответствующие меры. На первом этапе своего существования Комитет Севера столкнулся с кругом проблем, которые решались при помощи личных примеров и наглядности. Можно сказать, что Комитетом Севера была проведена колоссальная работа по просвещению народов Севера. Были созданы культбазы, передвижные медицинские отряды, школы и интернаты для детей.

В целях радикального изменения всех сфер жизни общества советским государством было предпринято введение обычной системы управления и у коренного населения, так была начата советизация, были созданы национальные округа. В результате реформы правительством стало уделяться большое внимание развитию промышленности в районах коренного населения, что отрицательно отразилось на культуре народов. При создании национальных округов имелись негативные последствия: утрачивалась культура, происходил насильственный переход к оседлости, изменялся привычный для людей уклад жизни. Так же необходимо отметить и положительное значение, так как создание национальных округов позволяло оперативно вовлекать северные окраины в новые условия жизни и ликвидировать отсталость. Советское правительство в результате проведенной работы накопило достаточный опыт в деле решения национального вопроса.

Отличительной особенностью советской политики по отношению к коренному населению являлось направленность на сохранение национальных особенностей и традиционного уклада жизни народов Севера. Существенную роль оказало государство для адаптации народов к новым условиям и сохранения их привычной среды обитания.

Комитет Севера был образован с целью сохранения национальной самобытности и улучшения жизни народов северных окраин. В целом Комитетом Севера была проведена колоссальная работа, с его помощью были возвращены многие участки охотничьих и рыболовных угодий.

Государственная поддержка гарантировала устойчивость в экономике и социальной жизни оседлого коренного населения. Политика правительства в области просвещения, играла решающую роль в ликвидации безграмотности. Со временем стал набирать быстрые темпы рост сети школ и дошкольных учреждений, что привело к повышению образования среди всех слоев населения.

Советским правительством была проведена социальная реконструкция национальной культуры и подъем политического уровня народов Севера.

Список использованных источников и литературы

1 Ахметова, А. В.Образование и воспитание коренных малочисленных народов Дальнего Востока в 1920 – 1930-е гг./ А. В.Ахметова // Дискуссия. – 2012. - №10. – С. 147 – 151.

2 Ахметова, А. В. Советское государство и коренные малочисленные народы Дальнего Востока / А. В. Ахметова. – Комсомольск-на-Амуре: ФГБОУ ВПО «КнАГТУ», 2012. – 195 с.

3 Ахметова, А. В. Власть и этнос: социальная политика советского государства в отношении коренных малочисленных народов Дальнего Востока (1925 – 1985 гг.) / А. В. Ахметова. – Владивосток: Дальнаука, 2013. – 169 с.

4 Балицкий, В. Г. От патриархально-общинного строя к социализму / В. Г. Балицкий. – М. : Мысль, 1969. – 220 с.

5Бобышев, С. В. Советское государство и коренные народы Сибири и Дальнего Востока в 20 – 30-е гг. / С. В. Бобышев.Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2005. – 83 с.

6 Государственный архив Приморского края (ГАПК). Ф. 510. Оп.1. Д. 2486. Л. 15.

7 Государственный архив Хабаровского края (ГАХК) Ф. 137, оп. 2, д. 6а, л. 15 об.

8 ГАХК. Ф. 137. Оп. 2. Д. 6а. Л. 15об.

9 ГАХК. Ф. 137, оп. 10, д. 242, л. 41 об.

10 ГАХК. Ф. 137, оп. 10, д. 242, л. 42 об

11 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 3977. Оп.1. Д. 1088. Л. 43.

12 ГАРФ. Ф. 3977. Оп.1. Д. 1088. Л. 38.

13 ГАРФ. Ф. 3977. Оп. 1. Д. 1088. Л. 45.

14 ГАРФ. Ф 3977. Оп.1 Д. 1043. Л.12.

15 ГАРФ. Ф. 3977. Оп.1. Д.1043. Л. 13.

16Гурвич, И. С. Этническое развитие народов Севера в советский период / И. С.Гурвич. – М.: Наука, 1987. – 222 с.

17 Декларация прав народов России 2 ноября 1917 г. // Собрание узаконений РСФСР. – 1917. – № 2. – Ст. 18.

18 Зибарев, В. А. Большая судьба малых народов / В. А. Зибарев. – Новосибирск: Западно-Сибирское кн. изд-во, 1972. – 117 с.

19 Иващенко, Л. Я.Современные российские просветители и исследователи Дальневосточных народностей Севера / Л. Я.Иващенко. – Владивосток: Дальнаука, 1996. – 143 с.

20 Из отчета камчатского окрревкома о выборах в сельские советы в национальных районах // Летопись жизни народов Северо-Востока РСФСР 1917 – 1985 гг./ сост. Л. И. Сачкова, - Петропавловск-Камчатский: Изд-во Дальневосточное, 1986. – 58 с.

21 Клещенок, И. П. Исторический опыт КПСС по осуществлению ленинской национальной политики среди малых народов Севера. / И. П. Клещенок. – М.: Высшая школа, 1972. – 240 с.

22 Кряжков, В. А. Коренные малочисленные народы Севера в российском праве / В. А. Кряжков. – М.: Норма, 2010. – 560 с.

23 Луковцев, В. С. Минуя тысячелетия / В. С. Луковцев. – М.: Мысль, 1982. – 170 с.

24 Мальцева, О. В. Горинские нанайцы: система природопользования. Традиции и новации (XIX – XXI века) / О. В. Мальцев. – Новосибирск: Институт археологии и этнографии СО РАН, 2009. – 184 с.

25 Народы Дальнего Востока СССР в XVII – XX вв.: Историко-этнографические очерки / под ред. И. С. Гурвича. – М. : Наука, 1985. – С. 39.

26 Об утверждении Положения об интегральной кооперации в районах Крайнего севера: от 1 апреля 1934 г. № 20 // Собрание узаконений РСФСР. – 1934. - № 20. – Ст. 117.

27 Осуществление ленинской национальной политики у народов Крайнего Севера. – М.: Наука, 1971. – 169 с.

28 О реорганизации местных органов комитета содействия народностям северных окраин при президиуме ВЦИК от 20 сентября 1930 г. № 47 // Собрание узаконений РСФСР. – 1930. – № 47. Ст. 568.

29 Пикалов, Ю. В. Коренные малочисленные народы Дальнего Востока СССР в 1922 – 1941 гг.: социальное развитие. – Хабаровск: «РИОТИП», 2009. – 240 с.

30 Путинцева, А. П. Дневники Красной юрты / А. П. Путинцева. – Хабаровск: Краеведческий музей им. Гродекова, 2010. – 349 с.

31 Российский Государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ) Ф. 2422, Оп. 1. Д. 1189. Л. 12.

32 РГИА ДВ. Ф. 2422. Оп. 1. Д.1189. Л. 13.

33 РГИА ДВ. Ф 2422. Оп.1. Д. 1189. Л. 15

34 Сергеев, М. А. Некапиталистический путь развития малых народов Севера / М. А. Сергеев. – М. – Л. : Изд-во АН СССР, 1955. – 570 с.

35 Серкин, В. П. Проблемы системы образования коренных малочисленных народов Северо-Востока России в 2008 г. / В. П.Серкин. – Магадан «Кордис» 2008. – 25 с.

36 Таксами, Ч. М. Этническая культура нивхов – аборигенов тихоокеанского Севера и Дальнего Востока. / Ч. М.Таксами, – Новосибирск: Наука, 2007. – 230 с.

37 Увачан, В. Н. Годы, равные векам / В. Н.Увачан. – М.: Мысль, 1984. – 357 с.

38 Федоров, И. Ф.Первый туземный съезд ДВО /И.Ф. Федоров. – Хабаровск, 1925. – 140 с.

39 Фетисов, А. П. Карл Янович Лукс / А. П.Фетисов. – Хабаровск, 1966. – 109 с.

40 Яковлева, Е. В. Малые народы Приамурья после социалистической революции /Е. В. Яковлева. – Хабаровск: Хабаровское книжное издательство, 1957. – 250 с.


[1] Балицкий, В. Г. От патриархально-общинного строя к социализму / В. Г. Балицкий. – М. : Мысль, 1969. – 220 с.

[2] Зибарев, В. А. Большая судьба малых народов / В. А. Зибарев. – Новосибирск: Западно-Сибирское кн. изд-во, 1972. – 117 с.

[3] Гурвич, И. С. Этническое развитие народов Севера в советский период / И. С.Гурвич. – М.: Наука, 1987. – 222 с.

[4] Увачан, В. Н. Годы, равные векам / В. Н.Увачан. – М.: Мысль, 1984. – 357 с.

[5] Иващенко, Л. Я.Современные российские просветители и исследователи Дальневосточных народностей Севера / Л. Я.Иващенко. – Владивосток: Дальнаука, 1996. – 143 с.

[6] Бобышев, С. В. Советское государство и коренные народы Сибири и Дальнего Востока в 20 – 30-е гг. / С. В. Бобышев.Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2005. – 83 с.

[7] Ахметова, А. В.Образование и воспитание коренных малочисленных народов Дальнего Востока в 1920 – 1930-е гг./ А. В.Ахметова // Дискуссия. – 2012. - №10. – С. 147 – 151.

[8] Серкин, В. П. Проблемы системы образования коренных малочисленных народов Северо-Востока России в 2008 г. / В. П.Серкин. – Магадан «Кордис» 2008. – 25 с.

[9] Кряжков, В. А. Коренные малочисленные народы Севера в российском праве / В. А. Кряжков. – М.: Норма, 2010. – 560 с.

[10] Федоров, И. Ф.Первый туземный съезд ДВО /И.Ф. Федоров. – Хабаровск, 1925. – 140 с.

[11] Из отчета камчатского окрревкома о выборах в сельские советы в национальных районах // Летопись жизни народов Северо-Востока РСФСР 1917 – 1985 гг./ сост. Л. И. Сачкова, - Петропавловск-Камчатский: Изд-во Дальневосточное, 1986. – 58 с.

[12] Путинцева, А. П. Дневники Красной юрты / А. П. Путинцева. – Хабаровск: Краеведческий музей им. Гродекова, 2010. – 349 с.

[13] Кряжков, В. А. Коренные малочисленные народы Севера в российском праве / В. А. Кряжков. – М.: Норма, 2010. – С. 5.

[14] Ахметова, А. В. Власть и этнос: социальная политика советского государства в отношении коренных малочисленных народов Дальнего Востока (1925 – 1985 гг.) / А. В. Ахметова. – Владивосток: Дальнаука, 2013. – С.16.

[15] Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) Ф. 3977. Оп.1. Д. 1088. Л. 43.

[16] Осуществление Ленинской национальной политики у народов Крайнего Севера. – М.: Наука, 1971. – 169 с

[17] Яковлева, Е. В. Малые народы Приамурья после социалистической революции /Е. В. Яковлева. – Хабаровск : Хабаровское книжное издательство, 1957. – С. 134

[18] Там же. С.242.

[19] Фетисов, А. П. Карл Янович Лукс / А. П.Фетисов. – Хабаровск, 1966. – С. 109

[20] Государственный архив Хабаровского края (ГАХК) Ф. 137, оп. 10, д. 242, л. 41 об

[21] РГИА ДВ. Ф. 2422. Оп. 1. Д.1189. Л.13.

[22] ГАХК. Ф. 137, оп. 10, д. 242, л. 41 об

[23] Серкин, В. П. Проблемы системы образования коренных малочисленных народов Северо-Востока России в 2008 г. / В. П.Серкин. – Магадан «Кордис» 2008. – С. 20.

[24] Сергеев М. А. Осуществление ленинской национальной политики у народов Крайнего Севера / М. А. Сергеев. – М.: Наука, 1971. – С.134

[25] Государственный архив Хабаровского края (ГАХК) Ф. 137, оп. 2, д. 6а, л. 15 об.

[26] Гурвич, И. С. Этническое развитие народов Севера в советский период / И. С.Гурвич. – М.: Наука, 1987. – С.124

[27] ГАХК. Ф. 939. оп. 1, д. 2, л. 18

[28] ГАПК. Ф. 510. Оп.1. Д. 2486. Л. 15.

[29] Гиляки – племя Дальнего Востока, живущее в Приморской обл., в низовьях Амура, по лиману этой реки и далее на север.

[30] ГАХК. Ф. 137. оп. 10, д. 242, л. 41об.

[31] Там же. Ф. 137. оп. 10. д. 242. л. 41об.

[32] Балицкий, В.Г.От патриархально-общинного строя к социализму/В.Г. Балицкий. – М.: Мысль, 1969. – С. 142.

[33] Сергеев, М.А. Некапиталистический путь развития малых народов Севера / М.А.Сергеев. – М.: Ленинград, 1955. – 391 с.

[34] Иващенко, Л. Я.Современные российские просветители и исследователи Дальневосточных народностей Севера / Л. Я.Иващенко. – Владивосток: Дальнаука, 1996. – С. 114.

[35] Балицкий, В.Г.От патриархально-общинного строя к социализму/В.Г. Балицкий. – М.: Мысль, 1969. – С. 211.

[36] Балицкий, В.Г.От патриархально-общинного строя к социализму/В.Г. Балицкий. – М.: Мысль, 1969. – С. 135.

[37] Пикалов, Ю. В. Коренные малочисленные народы Дальнего Востока СССР в 1922 – 1941 гг.: социальное развитие. – Хабаровск: «РИОТИП», 2009. – С.163.

[38] Таксами, Ч. М. Этническая культура нивхов – аборигенов тихоокеанского Севера и Дальнего Востока. / Ч. М.Таксами, – Новосибирск: Наука, 2007. – С. 187

[39] Бобышев, С. В. Советское государство и коренные народы Сибири и Дальнего Востока в 20 – 30-е гг. / С. В. Бобышев. – Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2005. – 83 с.

[40] Сергеев, М.А. Некапиталистический путь развития малых народов Севера / М.А.Сергеев. – М.: Ленинград, 1955. – 391 с.

[41] Ахметова, А. В. Советское государство и коренные малочисленные народы Дальнего Востока / А. В. Ахметова. – Комсомольск-на-Амуре: ФГБОУ ВПО «КнАГТУ», 2012. – С. 27.

[42] Балицкий, В.Г. От патриархально-общинного строя к социализму/ В.Г. Балицкий. – М.: Мысль, 1969. –С. 165.

[43] ГАХК. Ф. 137, оп 10, д. 242, Л 34

[44] ГАРФ. Ф. 3977. Оп.1. Д. 1088. Л. 38.

[45] Ахметова, А. В.Образование и воспитание коренных малочисленных народов Дальнего Востока в 1920 – 1930-е гг./ А. В.Ахметова// Дискуссия. – 2012. - №10. – С. 147.

[46] Бобышев, С. В. Советское государство и коренные народы Сибири и Дальнего Востока в 20 – 30-е гг. / С. В. Бобышев.Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2005. – С. 60.

[47] Яковлева, Е. В. Малые народы Приамурья после социалистической революции / Е. В. Яковлева. – Хабаровск : Хабаровское книжное издательство, 1957. – С. 139.

[48] Там же.

[49] О реорганизации местных органов комитета содействия народностям северных окраин при президиуме ВЦИК от 20 сентября 1930 г. № 47 // Собрание узаконений РСФСР. – 1930. – № 47. Ст. 568.

[50] Бобышев, С. В. Советское государство и коренные народы Сибири и Дальнего Востока в 20 – 30-е гг.. / С. В. Бобышев.Комсомольск-на-Амуре: ГОУВПО «КнАГТУ», 2005. – С. 71.

[51] Кряжков, В. А. Коренные малочисленные народы Севера в российском праве / В. А. Кряжков. – М.: Норма, 2010. – 560 с.

[52] Зибарев, В. А. Советское строительство у малых народностей Севера / В.А. Зибарев. – Томск: Изд-во Томского ун-та, 1968. – С. 172.

[53] Балицкий, В.Г.От патриархально-общинного строя к социализму /В.Г. Балицкий. – М.: Мысль, 1969. – С. 162.

[54] Сергеев, М. А. Некапиталистический путь развития малых народов Севера / М. А. Сергеев. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1955. – С. 156.

[55] Из отчета камчатского окрревкома о выборах в сельские советы в национальных районах // Летопись жизни народов Северо-Востока РСФСР 1917 – 1985 гг./ сост. Л. И. Сачкова, - Петропавловск-Камчатский: Изд-во Дальневосточное, 1986. – С. 58.

[56] Народы Дальнего Востока СССР в XVII – XX вв.: Историко-этнографические очерки / под ред. И. С. Гурвича. – М. : Наука, 1985. – С. 39.

[57] Народы Дальнего Востока СССР в XVII – XX вв.: Историко-этнографические очерки / под ред. И. С. Гурвича. – М.: Наука, 1985. – С. 39.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top