Полякова О.С.

Последнее десятилетие – время переосмысления событий Отечественной истории: Октябрьского переворота, времен Гражданской войны, индустриализации, коллективизации. Для дальнейшего эволюционного развития исторического процесса необходимо учитывать допущенные ошибки и перегибы, которые неминуемо могут повториться вновь и вновь.

Данная работа охватывает период, начиная с октябрьских событий 1917 года, когда установилась советская власть и до завершения коллективизации сельского хозяйства 1932г. - 1933г в Ивнянском районе.

За это сравнительно короткое время в корне изменился деревенский уклад, вместо многочисленных разобщенных крестьянских хозяйств, стали преобладать объединенные в коллективы хозяйства.

Цель статьи - раскрыть процесс коллективизации на территории современного Ивнянского района Белгородской области, показать неоднозначность происходящих событий, значимость данного этапа в историческом развитии Ивнянского района, нашего государства в целом.

В данной работе использованы документы и материалы, директивы правительственных органов, а также газетные информации 20 – 30-х годов, воспоминания очевидцев, которые позволяют раскрыть многие стороны жизни сел Ивнянского района исследуемого периода.

Ключевые слова: коллективизация; репрессии; кулаки; восстание крестьян; значение коллективизации.

Белгородчина - дорогой сердцу край! Она раскинулась по южным склонам Среднерусской возвышенности: хлебородные черноземные поля перемежуются с зелеными дубравами и рощами, вдоль рек встают гряды меловых холмов, линии высоковольтных электропередач, несущих электроэнергию в города и села. Магистрали железных и шоссейных дорог ведут к центральным районам страны, на Украину, к далекому Кавказу. Белгородская область занимает территорию в 27,1 тысячи квадратных километров. Она граничит на севере с Курской, на востоке – с Воронежской, на западе с Сумской, на юге с Харьковской и Луганской областями дружественной Украины.

Белгородскую землю называют железной: в ее глубинах сосредоточены основные разведанные месторождения руды Курской магнитной аномалии. Еще задолго до Великой Октябрьской социалистической революции в недрах Центрального Черноземья русские ученые обнаружили богатые залежи железной руды. В годы гражданской войны, несмотря на все трудности, по указанию В.И.Ленина были развернуты геологоразведочные работы. В результате их были сделаны выводы, определявшие огромное значение богатств КМА для развития металлургии нашей страны. Белгородская область включает в себя 15 районов. Одним из них является Ивнянский район, расположенный к северо-западу от Белгорода, в 12 км от автомагистрали Москва – Крым.

Ивнянский район издавна и по сей день является сельскохозяйственным районом, его история неразрывно связана с историей своей области, с событиями, происходящими в стране, проникнута героикой борьбы и труда.

Это край, где и в седую старину, и в наше время, ярко проявлялись мужество и воля народа.

В ноябре 1917 года в Ивне были оглашены первые ленинские декреты и объявлено об установлении Советской власти.

2 мая 1918г. декретом Совнаркома национализировал Ивнянский сахарный завод. 9 ноября 1918г. Президиум Главного сахарного комитета принял постановление о присвоении Ивнянскому заводу имени В,И. Ленина по просьбе трудящихся предприятия.

Сложная обстановка сложилась в сельском хозяйстве. Первая мировая войнапривела в упадок деревни. Вот какую картину рисует один из жителей Ивнянской земли: «В поле стало пестреть много опустевших полос наделенной крестьянской земли, не засеянной за неимением рабочих рук. Семейства, не имеющих рабочих рук, и солдатки стали сдавать землю в аренду более зажиточным и кулакам за бесценок…Местные богачи и торгаши пресытились прибылью и для них война была очень выгодна, в то время как все крестьянство было страшно недовольно войной. Всюду чего-то ожидали».

Война тяжело ударила по крестьянскому хозяйству. И крестьяне то здесь, то там решительно протестовали против политики царизма. В начале 1917г. крестьяне Ивни вместе с крестьянами Грайворонского уезда отказались выполнять поставки хлеба для армии и оказали упорное сопротивление прибывшим для их усмирения полиции и стражникам. [7., с. 29].

В 1925-1927гг. разгорелись горячие споры по поводу классовой группировки крестьянских хозяйств, в особенности, вопроса «откуда начинается кулак»: с 8 десятин, 10 или 25? Произвольно избираемые критерии давали самые различные определения количества кулацких хозяйств.

Колхозное движение в нашем крае, как и по всей стране, проходило в условиях ожесточенной классовой борьбы. Кулачество выступало против мероприятий Коммунистической партии и Советского государства. Кулаки поджигали колхозные постройки, дома активистов, проводили антиколхозную агитацию среди бедноты и середняков, прибегали к угрозам, запугиванию бедняков, активистов, портили сельхозмашины.

Между тем, из центра в Белгородский округ шли одна за другой грозные телеграммы, требующие стопроцентного выполнения плана хлебозаготовок.

С помощью чрезвычайных мер репрессивного характера удалось справиться с хлебозаготовительной компанией. Газета «Белгородская правда» 30 ноября 1929г. под заголовком: «Округ одержал политическую победу на фронте хлебозаготовок» информировала читателей об успешном выполнении на 110,2% хлебозаготовок»[8., с. 45].

Одновременно с осуществлением компании хлебозаготовок на Белгородчине проводилась коллективизация. До лета 1929г. коллективизация проходила естественным путем, главным образом на основе принципа добровольности. Пока еще учитывалась степень готовности крестьянства трудиться сообща, и темп коллективизации планировался невысокий – всего 5%. Средний колхоз по плану должен иметь 80 – 100 гектаров земли. [2., с. 67]. Шла в колхозы главным образом беднота, зажиточные крестьяне пока присматривались, не торопились.

Однако обстановка скоро изменилась. Как известно, на ноябрьском (1929г.) Пленуме ЦК ВКП(б) В.М.Молотов, ведавший тогда вопросами сельского хозяйства, по согласованию с И.В.Сталиным высказался за сплошную коллективизацию в течение года. На места полетели директивы, требующие пересмотра контрольных цифр и темпов коллективизации.

6 – 13 декабря 1929г. Пленум обкома ВКП(б) ЦЧО постановил провести сплошную коллективизацию сельского хозяйства в 1929-1931гг.

Ответственность за ход и итоги коллективизации возлагались на местные партийные и советские органы.

12 февраля 1930г. Пленум Ивнянского райисполкома, рассмотрев ход коллективизации в районе, признавал его неудовлетворительным (50% хозяйств вовлечено в колхозы вместо 79% по плану).

Обязал соответствующие советские и хозяйственные органы «усилить темп работы по коллективизации на 79% был выполнен полностью» [9]. (Хотя план по стране коллективизации должен быть – 45% к 1930г.). Все это говорит о « больших стараниях руководства на местах ».

Подобные примеры были не единичны. После Февральской революции земля по – прежнему находилась в собственности у помещиков. Временное правительство и не думало конфисковать помещичьи земли. И крестьяне стали самовольно захватывать их, отбирать скот.

Захваченная у помещиков земля, как правило, передавалось в распоряжение волостных комитетов.

Трудовое крестьянство все настойчивее требовало разрешения земельного вопроса. Так, в своем постановлении крестьяне Ивни записали:

1.Вся власть должна быть передана в руки народа.

2.Частная собственность на землю подлежит уничтожению.

3.Земля передается в уравнительное пользование тем, кто ее сам обрабатывает.

Летом 1918 года, начали в Ивнянском районе создаваться комитеты бедноты (комбеды). Они учитывали и распределяли хлеб, продукты первой необходимости, сельскохозяйственные орудия, изымали хлебные излишки у кулаков для нужд страны.

26 октября (8ноября) II Всероссийский съезд Советов принял Декрет о земле. В основу его положен наказ о земле, выработанный партией эссеров на базе 242 крестьянских наказов. Декрет отменял помещичью собственность на землю без всякого выкупа и передавал ее, а также удельные, монастырские и церковные земли со всем инвентарем и постройками и распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. Земли рядовых крестьян не конфисковывались. Постепенно началась реорганизация сельского хозяйства. 20 декабря 1919г. было организовано первое коллективное хозяйство – совхоз в с.Сафоновка Верхопенской волости Белгородского уезда. Направление хозяйства: «улучшенное зерновое»[10].

Постепенная добровольная коллективизация взяла курс на резкое форсирование. Так, 1 – 2 февраля 1921г. состоялся 3-й Курский губернский съезд представителей сельскохозяйственных коллективов, уездных Советов союза сельскохозяйственных коллективов и заведующих колхозами. Рассматривались вопросы развития и укрепления сельского хозяйства и роли совхозов и колхозов при проведении и внедрении агрокультурных начинаний в сельском хозяйстве и воспитании населения в деле коллективного строительства, его целесообразности к коллективному ведению хозяйства [11].

Весной 1922г. организован семеноводческий совхоз имени Ленина в с.Сухосолотино Верхопенской волости Обоянского уезда (ныне Ивнянского района)[12].

5 июля 1926 года в д.Чертово зарегистрировано товарищество по совместной обработке «Красный пахарь»[13].

Это означало, что вовлечение крестьян в колхозы, будет осуществляться силовым методам. Усилилось гонение «кулаков».

Вполне понятно, что насилие по отношению к крестьянству вызвало ответное сопротивление. Запылали обобществление колхозы, амбары, скирды, сараи. Начался массовый убой скота. Это проходило не только в Ивнянском районе, но и по всей стране.

Обеспокоенное этим руководство страны принимает решение остановить «гонку» коллективизации.

2 марта 1930г. в « Правде» появляются статья Сталина «Головокружение от успехов», в которой вся вина за перегибы и ошибки возложена на местных работников. Осуждая насильственные методы вовлечения крестьян в колхозы, Сталин тут же требует закрепить достигнутый к тому времени уровень коллективизации. Такой двусмысленный подход Сталина к проблеме вызвал полную дезорганизацию на местах. Люди не знали как действовать дальше.

Чрезвычайшина, произвол, беззаконие вызывали открытие протесты крестьян. Часть крестьян стали сокращать посевы, некоторые вообще «раскрестьянивались», стали уезжать в город. Типичное настроение крестьян Белгородчины высказал на сходе села Гора – Подол Грайворонского района Тихон Жоркин: «Если Советская власть будет так ее поддерживать. Дайте крестьян свободу».

Летом – осенью 1929г. в ряде мест Белгородчины зафиксированы случаи открытого сопротивления властям.

Но особенно серьезный оборот приняли события в Ивнянском районе. Волнения начались в с.Новенькое. Крестьян возмутило не только насильственное изъятие хлеба у них, но и то, что ссылку его устроили в церкви.

Это было воспринято ими как осквернение храма. Под тревожный звон церковных колоколов жители села собрались на площади и требовали убрать хлеб из церкви. Прибывшую из Белгорода комиссию, прокурора и милицию они изгнали из села. В их поддержку поднялись села Круглик, Верхопенье, Сырцево, Федчевка, Самарино. В Федчевке крестьяне оказали вооруженное сопротивление властям. Местные жители до сих пор помнят эти события, называя их участников звонарями.

«Белгородская правда» 2 июля 1929г. в информации о ходе хлебозаготовок в крае подчеркнула нежелание значительных части крестьянства выполнять продовольственную разверстку. А помощник прокурора Центрально – Черноземной области сообщил в обком ВКП(б) о том, что «классовая борьба в деревне в настоящий момент развернулась значительно шире. От угроз и запугивания работников кулачество прибегает к применению фактического террора»[6., с. 11]

В 1927г. 26,3% крестьянских хозяйств нашей земли не имели рабочего скота; 42% - пахотного инвентаря; 18,8% коров.

В то же время 4% хозяйств имели по 3 – 4 и более лошади. Наиболее богатая часть их (2%) обладала 20 – 25% общей массы средств производства.

Как известно, зимой 1927 – 1928гг. в стране из – за спада закупок хлеба возник кризис хлебозаготовок, приведших к нормированному распределению хлеба. Главной причиной этого являлись ошибки, допущенные хозяйственными органами, снизившими закупочные цены на хлеб. Однако, Сталин и его окружение расценили нежелание крестьян как усиление классовой борьбы в деревне, сабботаж кулаков.

В поисках выхода из создавшегося положения руководство страны пошло на широкое применение чрезвычайных мер, встало на путь насилия не только по отношению к «кулаку», но и середняку и даже бедняку.

На Белгородчине первые акты насильственной экспроприации хлеба имели место весной 1928 года, когда советские активисты пошли по домам с целью выявить запасы хлеба. Крестьян, отказавшихся продавать свой хлеб по низким государственным ценам, стали привлекать к ответственности по статье 107 Уголовного кодекса за спекуляцию или по статье 61, как за отказ от выполнения государственных заданий.

Более широко и жестоко чрезвычайные меры стали применять в хлебозаготовительную компанию (1929г.). Несомненно, насильственное изъятие хлеба не могло не вызвать сопротивление среди крестьян. Только за октябрь 1929 г. на территории Белгородского округа отмечено 4 выступления. Одним из таких выступлений и, пожалуй, самым массовым, стало восстание крестьян Ивнянского района 1929 г. Долгое время материалы по этому делу были засекречены, да и память о тех событиях среди жителей района сводилась к тому, что во время коллективизации в с. Новенькое кулаки, недовольные раскулачиванием и закрытием церкви, подняли бунт. Восставшие, продержавшиеся несколько дней, были потом арестованы и без суда и следствия расстреляны, не доезжая до г. Белгорода, а жителей с. Новенькое Ивнянского района в память о тех событиях стали называть звонарями. Но имеющиеся в нашем распоряжении архивные документы и воспоминания очевидцев событий позволяет нам сказать, что восстание крестьян в Ивнянском районе было гораздо более массовым. В трёх сёлах района: Новеньком, Песчаном и Федчёвке – советская власть на время была полностью ликвидирована, и ещё в шести: Верхопенье, Сырцеве, Берёзовке, Самарино, Череново и Курасовке – произошли массовые беспорядки. В выступлениях против советской власти выступило всё население этих сёл – от зажиточных крестьян до бедняков.

20 октября 1929 г. на заседании Белгородского окружного партийного комитета были признаны неудовлетворительными темпы проведения осенней хлебозаготовительной кампании. Окружные власти предписали руководителям районов усилить нажим на крестьян путём дополнительного обложения налогом. В частности, на жителей Ивнянского района дополнительно сверх плана хлебосдачи было наложено 55 тысяч пудов хлеба. Из них 5 тысяч пудов было наложено на крестьянские хозяйства с. Новенькое. Дополнительным налогом были обложены не только зажиточные и середняцкие хозяйства, но и крестьяне-бедняки. Жительница с. Новенькое Ивнянского района Анна Ивановна Осетрова вспоминает: «…осенью 1929 года крестьянские хозяйства собрали хороший урожай хлеба и полностью выполнили план хлебозаготовки, даже перевыполнили. Но их обложили ещё дополнительно сдать зерно. В село прибыла специальная комиссия по хлебозаготовкам. Заходили в каждую хату и забирали у крестьян хлеб». В качестве меры наказания за невыполнение плана хлебозаготовок на крестьянские хозяйства налагались административные взыскания вплоть до конфискации имущества и ареста члена семьи. Например, на жительницу с. Новенькое Акулину Голозубову, хозяйство которой относилось к категории бедняцкой, было наложено «1-й раз – 40 пудов; 2-й раз – 60 пудов; 3-й раз –100 пудов; 4-й раз – 31 пуд», за невыполнение плана хлебозаготовок у неё было описано всё имущество и арестован только что демобилизовавшийся из Красной армии сын. У жительницы этого же села Аксиньи Рязановой с наделом земли 3,5 десятины вывезли 230 пудов хлеба и конфисковали всё имущество – двух коров и лошадь. Не последнюю роль в негативных настроениях среди крестьян Ивнянского района сыграло поведение уполномоченных по хлебозаготовкам Гридасова и Переворочаева, которые в ходе хлебозаготовок были отмечены в постоянных пьянках и рукоприкладстве в отношении крестьян. Так, Гридасов, выпив 2 бутылки, «наставлял наган на жителя с. Новенькое Кабатова и пригрозил его убить, за то, что он, Кабатов, пожаловался на уполномоченного по поводу его пьянства».

В этот же период в связи с распутицей и невозможностью доставки зерна на пункты приема весь изъятый у крестьян хлеб окружные власти рекомендовали ссыпать в общественные места, находившиеся в собственности местных властей. Зачастую единственными общественными постройками, находившимися в собственности сельских советов, являлись церкви, так как, согласно «Декрету об отделении церкви от государства», религиозные общины были лишь пользователями культовых зданий. Закрытие церквей зачастую происходило с нарушением религиозных чувств: стреляли в иконы, ломали церковную утварь, курили, пьянствовали, устраивали пляски в помещении церкви. Всё это – насильственное изъятие хлеба у крестьян, закрытие и осквернение храма – не могло не вызвать протест у населения.

30 октября 1929 г. под набатный зов колоколов в с. Новенькое Ивнянского района Белгородского округа произошло массовое выступление жителей села против советской власти. Анализ архивных документов и воспоминаний свидетелей событий позволяет нам сказать, что начало восстания носило стихийный характер. По воспоминаниям Осетровой Анны Ивановны, «…осенью 1929 года, закрыли церковь, священника забрали, а помощника священника послали за ключами от церкви. Когда он шёл, то заходил в каждую хату и говорил, что закрыли церковь. Над селом раздался звон колоколов, люди стали собираться на церковную площадь, в основном это были женщины и дети». Протестующие сбили с церкви замки, поставили свои, выставили охрану у здания. Затем часть восставших двинулась к сельскому совету, где ими был избит председатель сельского совета Алексей Родионович Пыхтин и весь сельский актив. Уполномоченного по хлебозаготовкам Ивана Ильича Переворочаева через окно вытащили из занимаемой им квартиры и забили до смерти. Основными требованиями протестующих было прекратить хлебозаготовки, не закрывать церковь и отпустить арестованных.

На следующий день, 31 октября, в с. Новенькое прибыла комиссия во главе с начальником Белгородского окружного отдела ОГПУ Штанковым и председателем Ивнянского райисполкома Большовым, которые пообещали разобраться с произволом местных властей и наказать виновных. После митинга ими были выслушаны жалобы местных жителей, а вечером 31 октября был арестован церковный сторож. По воспоминаниям старожилов Ивнянского района, на третий день восстания, 1 ноября, новенцы, разуверившиеся в справедливости, пошли поднимать на восстание жителей соседнего села Круглик (Новый Поселок). «Поход на круглян» ограничился избиением партийных и комсомольских активистов.

В этот же день в с. Федчёвка вспыхнули массовые беспорядки, в ходе которых были тяжело избиты местные активисты и уполномоченный по хлебозаготовкам Гридасов. Таким образом, в селе Федчёвка была фактически ликвидирована советская власть. Прибывший из Ивни отряд милиции был избит и скрылся от восставших в лесу.

События в Ивнянском районе вызвали большое беспокойство областного партийного комитета: 2 ноября в район приехал заместитель председателя облисполкома ЦЧО А. Г. Ремейко.

2 ноября 1929 г. в с. Федчёвка из Ивни был выдвинут отряд конной милиции во главе с Большовым. Навстречу отряду вышли жители села в количестве около 400 человек. После непродолжительного митинга и обещаний разобраться с произволом местных властей крестьяне разошлись по домам. В этот же день была предпринята попытка восстановления советской власти в селе Новенькое, но атаки конной милиции крестьянами были успешны отбиты. 2 ноября также отмечены массовые беспорядки в четырёх сёлах Ивнянского района: Курасовка, Сырцево, Берёзовка, Верхопенье. По воспоминаниям Екатерины Ивановны Абрамовой, партийной активистки и организатора колхозов в Верхопенском сельском совете, «…особенно было тревожно, когда в соседнем селе Новенькое кулаки организовали бунт. Это было осенью 1929 г. Во время бунта было расхищено семенное зерно, скот, инвентарь… Когда до нас дошла эта весть, мы организовали дежурство у нашей церкви, чтобы не дать возможность кулакам позвонить в колокол призвать крестьян к бунту. Дежурили комсомольцы. Всё-таки удалось кулакам позвонить в нашем селе (Косухину и Жданову). Но на их звон крестьяне не пошли».

Понимая опасность положения, риск распространения волнений на соседние с Ивнянским районом сёла, притом что восстание за четверо суток так и не было подавлено, а в с. Новенькое советская власть вообще была ликвидирована, секретарь областного комитета ВКП(б) И. Варейкис предписал руководителям округа и района «немедленно приступить к решительной операции и ликвидации кулацкого выступления». Для решения этого вопроса секретарь окружного комитета ВКП(б) П. Павловцев предложил направить в район дополнительно два отряда. Один, из числа военных, должен был провести аресты в сёлах, расположенных в северной части района. Другой отряд, составленный из работников ГПУ, должен был произвести аресты в сёлах южной части района: Верхопенье, Сырцево, Берёзовка, чтобы «с корнем вырвать кулацкие элементы в этих сёлах». Но председатель Ивнянского райисполкома Большов отклонил предложения Павловцева. На наш взгляд, это можно объяснить нежеланием Большова ещё больше усугубить и обострить обстановку в районе.

В ночь со 2 на 3 ноября 1929 г. в сёлах Ивнянского района силами милиции и местных партийцев начались массовые аресты. К исходу 3 ноября активные участники волнений были арестованы в пяти сёлах. Всего было арестовано 47 человек, причём, как отмечал А.Г. Ремейко, в отдельных случаях были индивидуальные попытки к сопротивлению. По воспоминанию уроженца с. Новенькое Ивнянского района А. И. Голозубова, арестовывали в основном церковный актив и людей, которые подавали жалобы на произвол властей. Днём 3 ноябр, на помощь восставшим новенцам выступили жители с. Берёзовка в количестве до 100 человек, но этот «поход» был остановлен разъяснительной работой. Григорий Ефимович Брусенский вспоминает: «…По пути в Берёзовку я встретил толпу мужиков с холодным оружием и обрезами, шедшими на помощь зачинщикам восстания по зову церковных колоколов. Я их остановил и сказал: «Восстание подавленно. Его зачинщики арестованы». И толпа повернула назад».

Анализируя ситуацию в районе, А. Г. Ремейко предложил секретарю Белгородского окружкома П. Павловцеву для проведения операции по аресту «кулацкого актива и антисоветских элементов» направить партгруппы в соседние с Ивнянским районом сёла: с. Пены Беловскокого района, с. Венгеровка Ракитянского района и с. Картамышево Обоянского района Курского округа, ситуация в которых могла повторить события в Ивнянском районе.

Некоторую ясность внесло Постановление ЦК ВКП(б) « О борьбе с искривлениями линии партии в колхозном движении», опубликованное в газетах в середине марта 1930 года. Все, кто был записан в колхозы против воли, получили право выхода из колхозов.

Со второй половины марта на Белгородчине начался массовый выход крестьян из колхозов, причем повсеместно, из всех колхозов.

8 апреля в оперативной сводке Белгородского орготдела ОГПУ отмечены случаи раскулачивания середняков и бедняков и массовое недовольство крестьян принудительной коллективизации. Отмечено также, что в Ивнянском районе из 5482 числившихся в колхозах вышло из них 3000 хозяйств.

Попытка районных властей приостановить процесс успеха не имела. Во второй половине 1930г. процент коллективизации начал вновь расти. Начались массовые мероприятия по вовлечению крестьян в колхозы. 15 октября по всей стране начался День коллективизации и урожая. Проходил до 25 октября под знаком укрепления колхозов и дальнейшего развертывания коллективизации.

2 февраля 1931г. Обком ВКП(б) ЦЧО принял постановление « О ходе месячника коллективизации и подготовки к севу». Признав, что объявленный 5 января 1931г. месячник не дал перелома в организации колхозного движения, обком продлил его до 20 февраля.

21 апреля опубликовано обращение Белгородской районной конференции бедняков и середняков – единоличников (300чел.) ко всем батракам, беднякам и середнякам – единоличникам с призывам до начала весеннего сева вступить в колхозы.

12 августа 1931г. опубликовано постановление бюро обкома ВКП(б) ЦЧО « О темпах коллективизации и задачах укрепления колхозов», где отмечено, что к районам в которых в основном завершена коллективизация, обком отнес Ивнянский район.

12 ноября 1932г. Ивнянская районная газета «Ленинский путь» сообщила об итогах пленума ВКП(б) отметила: «Сейчас мы имеем уже завершенную в основном сплошную коллективизацию сельского хозяйства. 70% хозяйств района объединены в колхозы, около 80% посевных площадей сосредоточены в колхозах и совхозах.

Подавляющее большинство крестьянских хозяйств нашего края к концу первой пятилетки вступило в колхозы.

Социалистический сектор в сельском хозяйстве в короткое время убедительно показал преимущество над частнособственническим. И хотя совхозы и колхозы были еще недостаточно крепкими, преимущество их над единоличными хозяйствами было для всех очевидным. Так уже в 1932г. в колхозах нашего района получили в среднем с 1 га пшеницы по 20,5ц., ржи – 24ц., тогда как единоличники по 10ц/га.(пшеницы).

Одной из наиболее мрачных страниц коллективизации в Ивнянском районе, как в прочем, и по всей стране явилось так называемое «раскулачивание». Этот процесс начался в стране после известного выступления Сталина на Всесоюзной конференции аграрников – марксистов, заявившего, что «от политических ограничений эксплуататорских тенденций кулачества мы перешли к политике ликвидации кулачества как класса»[1., с. 294].

Вопрос о ликвидации кулачества как класса ставился 4 февраля 1930г. на Пленуме Белгородского окружного ВКП(б), на котором с докладом выступил его секретарь П.Я.Павловцев. Заглавия разделов доклада говорят о том, какие задачи ставил секретарь перед партийным активом округа:

1.Как проводить на практике ликвидацию кулачества как класса.

2.Как провести сумму административных мер.

3.Как практически провести выселение.

Документы того времени свидетельствуют, что под флагом борьбы с кулачеством репрессиями подвергались самые различные слои населения.

Чтобы быстрее доложить в центр о ликвидации кулачества, областные и окружные партийные органы в начале 1930г. спустили в парторганы разверстку, где было определено, сколько, какой категории должно быть раскулачено.

Так, 8 марта 1930г. Президиум Ивнянского райисполкома постановил выслать за пределы области 40 кулацких семей.

С числом душ 256 (16 душ сверх 240 – резерв для возможного естественного отсева), утвердил список на пять семей (33 чел.)[14].

В известной мере в расширении круга раскулаченных была заинтересована и часть бедняцко – середняцких масс, ибо конфискованное имущество (25% изъятого хлеба и часть инвентаря) либо передавались в неделимые фонды колхозов в качестве вступительных взносов бедняков и батраков, либо распределялись между ними. Однако подавляющая часть крестьянства Ивнянского района выразила открытое несогласие с политикой раскулачивания и теми методами, которыми они проводились.

Следует отметить, что местные партийные и советские работники хорошо понимали, что действуют они вопреки законам и нормам морали. Однако действовали так, как этого требовал центр.

Требуя проведения карательных, репрессивных мер по отношению к зажиточным крестьянам, партийные руководители, видимо, испытывали немалый страх за свои действия, стремились скрыть от населения масштабы репрессий. Раскулачивание, выселение семей за пределы края старались проводить по ночам.

А 14 февраля 1930г. тот е П.Я.Павловцев направил всем райкомам округа инструктивное письмо, в котором потребовал «категорически воспретить публикацию в печати и стенгазетах фактов репрессий, особенно в части применяемых высших репрессий к кулачеству»[5., с. 2].

В настоящее время точные сведения о том, сколько было раскулачено и выселено за пределы Белгородчины, неизвестны. Судя по имеющим документам, их было немало. Не ясна и дальнейшая судьба раскулаченных – из воспоминаний бывших выселенцев, опубликованных в последние годы в различных газетах Белгородской области, известно лишь, что они строили Беломоро – Балтийский канал, валяли лес в Сибири, возводили заводы, строили шахты на Урале.

По настоянию Сталина для облегчения раскулачивания в стране, был составлен документ, «очерчивающий» параметры кулака: доход в год на едока, превышающий 300 рублей, занятие торговлей, сдача внаем инвентаря, машин, помещений; наличие мельницы, маслобойни и т. д. Уже один из этих признаков делал любого крестьянина кулаком. По существу, создавалась широкая возможность подвести под раскулачивание самые различные социальные элементы.

Насилие справило пышный пир. Масса крестьянства пережила самое тяжелое потрясение 20 века. Пострадали наиболее старательные, умелые, прижимистые, предприимчивые. Конечно, среди них было и немало таких, которые весьма неосторожно относились к врагам социализма, которые должны быть «обезврежены».

По некоторым подсчетам, к моменту массовой коллективизации кулаков с стране насчитывалось в общей массе крестьянских хозяйств не более 3%, т.е. около 900 человек. Однако в 1929 – 1931гг. около 8,5 – 9 миллионов человек после изъятия в отдельные места. Многие были расстреляны за оказание сопротивления. Немало погибло на дорогах в Сибири и Севера. В ряде мест захваченных инерцией социального насилия, а иногда и материальной заинтересованностью, подвергались раскулачиванию и середняки. Это – около 6 – 8% крестьянских хозяйств.

Годы коллективизации знаменовали, по существу критический перелом в судьбах крестьянства Ивнянского района, Белгородчины, всей Россиии с далеко идущими социальными последствиями. Исторические шансы добровольного кооперирования были упущены. Чрезвычайные, силовые методы стали определяющими в формировавшейся системе, все более удалявшей от ленинского идеала.

«Наслаждение» коллективной формы хозяйства сопровождалось запугиванием, страхом, репрессиями, обещаниями. А ведь Октябрь создал прочные объективные предпосылки для реализации ленинского кооперативного плана: крестьяне получили землю, стали полноправными союзниками рабочего класса; был положен конец их эксплуатации. Новая, Советская власть ведь была и его, крестьянина, властью! Однако методы принуждения, насилия, администрирования были использованы в максимальной мере. Сразу же «забуксировало» зерновое хозяйство, следом – и животноводство. А главное, была «подсечена» предприимчивость крестьянина, производительность труда в колхозах стала ниже, чем в индивидуальном хозяйстве. Последствия были исключительно тяжелыми. Во многих районах начался массовый забой скота: к 1933г. по сравнению с 1928г. его количество сократилось в 2 – 3 раза.

Нужды индустриализации требовали форсирования изъятия хлебы. В 1928г. (начало коллективизации) при валовом сборе зерна 4,5 миллиарда пудов крестьяне продали государству 680 мил.пудов. В 1932г.(валовый сбор 4,3 млрд.пудов) – государство уже получило 1,3 млрд.пудов.

При приблизительно одинаковом сборе зерна государства смогло удвоить товарную массу хлеба, полученного от крестьян.

На Северном Кавказе, Украине, в Поволжье, в других регионах страны наступила полоса жестокого голода. Голод был вызван не только засухой, охватившей основные сельскохозяйственные районы, но и дезорганизацию крестьянского хозяйства в ходе коллективизации, насильственным изъятием сельскохозяйственной продукции, наконец, несбалансированностью народного хозяйства в целом.

Последствия сталинской коллективизации сказывается уже многие десятилетия, несмотря на множество реформ, постановлений, решений, имеющих целью выправить положение в сельском хозяйстве.

Но как бы то не было, промышленность получила сырье, миллионы занятых в ней рабочих и служащих обеспечивалось минимумом продовольствия для закупок техники за рубежом. В этом смысле крестьянство может считаться творцом индустриальных успехов нашей страны наравне с рабочим классом. В военное лихолетье в обезлюдевшей деревне колхозная система беспощадной непреложностью своей «первой заповеди», требовавшей прежде всего отдать хлеб государству спасла страну от смертельного голода. Воздвигнутые ряд гигантских промышленных сооружений: ДнепроГЭС, металлургические заводы в Магнитогорске, Липецке и Челябинске, Новокузнецке, Норильске а также Уралмаш, тракторные заводы в Волгограде, Челябинске, Харькове, Уралвагонзавод, ГАЗ, ЗИС (современный ЗИЛ) стали в годы войны основой нашей Великой Победы. Вклад крестьян в индустриализацию страны недооценивать невозможно.

Коллективизация 30 – х годов не подняла сельское хозяйство на должный уровень и не привела население к зажиточной жизни. С экономической точки зрения все, чего она достигла, - это возможность кормить народ: чаще – впроголодь, реже – сытно, но все – таки кормить и изымать на нужды индустриализации, а потом войны и послевоенного восстановления огромную часть людских и материальных ресурсов деревни не больше, но и не меньше.

На мой взгляд, правдивый анализ уроков прошлого поможет решать сегодняшние проблемы, в том числе и проблемы развития сельской экономики Российской Федерации.

Сегодня сельское хозяйство претерпевает нелегкие времена: конкуренция российской продукции с сельскохозяйственной продукцией ВТО,высокие цены на горючее, которые делают невозможным высокорентабельное производство сельскохозяйственной продукции, высокие процентные ставки на кредит 15 - 16 %, высокие таможенные пошлины на сельскохозяйственную технику и незащищенный внутренний рынок от демпинговых поставок продуктов питания из-за границы, социальные проблемы сельских жителей: необходимо строительство жилья на селе, улучшение социальных условий для крестьян.

Решение данных проблем отрасли возможно только при продолжении и даже увеличении размеров государственной поддержки. Но проблема заключается в том, что наиболее распространенные способы господдержки в виде субсидирования части процентов по кредитам, на приобретение племенного скота, дотации на молоко, мясо и другую сельскохозяйственную продукцию по условиям соглашения вступления России в ВТО будет ограничено после окончания переходного периода, далее доля государственных дотаций будет существенно ограничена.

Сокращение поголовья скота, слабая техническая оснащенность, низкие закупочные цены сельскохозяйственных продуктов – главные проблемы российских крестьян. Что придет на смену колхозов и совхозов, фермерских хозяйств?

Сегодня, пожалуй, главное - вернуть крестьянину утраченное в прежние годы положение хозяина земли, пробудить чувство любви к ней, уверенность в завтрашнем дне.

Уроки коллективизации дают возможность понять, вероятный путь развития деревни - добровольное создание самими крестьянами различных форм организации производства, свободного от государственного диктата, строящего свои отношения с государством на основе равноправных отношений, при поддержке государства с учётом рыночной конъюнктуры. Принципиально важное значение имеет признание равноправными формами хозяйствования, наряду с колхозами, совхозами и перерабатывающими государственными предприятиями, различных кооперативных организаций арендаторов и других граждан, отдельных крестьянских хозяйств и личных подсобных хозяйств. Свободные от бюрократического командования, прежде всего от вмешательства в производственную деятельность и в распоряжение продукцией, доходами и имуществом вообще, они смогут с наибольшей полнотой и эффективностью использовать все наличные силы и средства для подъёма сельского хозяйства и для возрождения деревни на новой основе. Необходимым условием формирования новой системы производственных отношений является свободная творческая деятельность масс, их инициатива в деле поиска новых форм регулирования хозяйства.

Приложение

1.Коллективизация в с. Песчаное, с. Череново (из воспоминания жителя села Пенкова Дмитрия Михайловича)

2.Воспоминания Федора Павловича Ляхова – ветерана партии, войны и труда:

а)статья «Слово о политотделах»;

б)статья «Извилистым путем»;

в)статья «Я помню голод 33 – го…»

3.Воспоминания Шарутенко Николая Васильевича – жителя п.Ивня.

Коллективизация в с. Песчаное, с. Череново

Сторожилы не помнят первого поселенца на территории с.Песчаное. Письменных памятников не сохранилось. По воспоминаниям старейшин известно, что село по распоряжению было таким же, как и сейчас, дворов было много, говорят, что до Октябрьской революции насчитывалось 500 дворов. Постройки выглядели бедно. Крыши крылись соломой, а стены строили из дерева. Только два дома были кирпичные и крытые железом – это у Сергеева Ефрема Васильевича и Харитонова Гордея Павловича, так же у зажиточных крестьян были надворные постройки: сараи, амбары, риги (по местному их называли клунями).

Коллективизация в наших местах началась в 1929 году. Сначала люди с недоверием посматривали на колхоз, поэтому что при вступлении в колхоз человек лишался лошади и земли. И так на территории было создано 3 колхоза: «Имени Ленина», «Память Ильича», «8 марта».

Только в 1932г. основная масса крестьян вступила в колхоз, к этому времени колхозы объединились и стали носить имя Ленина.

Председателем колхоза имени Ленина стал Дюкарев Николай Кузьмич, а в последствии Звягинцев Михаил Алексеевич, под его умелым руководством началась совместная обработка земли. Непосильные трудности легли на плечи колхозников, которым все приходилось делать вручную.

В 1934г. была организована МТС, но техники. В основном поля обрабатывались на лошадях, волах и незначительным количеством колесных тракторов. Трактористов в колхозе было 3 человека: Польшиков Александр Дмитриевич, Звягинцев Михаил Алексеевич, Базов Петр Васильевич. До Великой Отечественной войны колхоз располагал такими средствами: колесных тракторов – 3, автомашин – 1, конных молотилок – 3, веялок – 5.

Воспоминания Федора Павловича Ляхова – ветерана партии, войны и труда,в статье «Слово о политотделах»

К 1933г. коллективизация сельского хозяйства была победно завершена. В деревнях, как маленькие островки в безбрежном море обобществленной жизни, остались лишь отдельные единоличные хозяйства, в чей адрес активисты начали метать громы и молнии. Земли единоличникам выделялись за пределами колхозных границ.

В начале 1933 года по решению Центрального Комитета ВКП(б) были созданы политотделы: на флоте, в армии, в сельском хозяйстве, при МТС.

Центральный Комитет партии поставил перед политотделами важнейшую задачу «…усиления большевистского влияния на руководстве сельским хозяйством…». Политотделам были предоставлены большие, практически не ограниченные права, работали они независимо и подчинялись только Центральному Комитету.

В нашем районе политотделы возникли при совхозе имени Тельмана, а также при Ивнянском и Верхопенской МТС. Начальниками этих политотделов стали соответственно Разин, Шмарев и Ивочкин. В состав политотделов входили также заместитель начальника по партийной, оперативной работе с комсомолом. Всех этих товарищей я хорошо помню по фамилиям, работая в то время в районном земельном отделе, часто встречался с политотдельцами в машинно – тракторных станциях и колхозах.

Особенно в их работе запомнилось высокомерность, строгость ко всем и каждому, постоянное превышение своих прав и полномочий, систематическая подмена ими руководства не только МТС, но и района. Конечно, в те годы твердость и строгость были нужны, однако такой подход не давал положительных результатов в воспитательной работе. В подчинении политотделов оказались не только первичные комсомольские, н и партийные организации. Работники политотделов запросто вмешивались в хозяйственную деятельность, в работу агрономов, других специалистов, порой давая нелепые руководящие указания. Но попробуй возразить – сразу попадешь в разряд подозрительных и потом еще неизвестно, чем все может закончиться. Время было такое.

Начальники политотделов, разумеется, входили в состав бюро райкома партии. Они и на бюро диктовали свои установки, рекомендации. В ту пору первым секретарем райкома работал Беленко. Человек уже не молодой, он и образования не имел такого, как руководители политотделов. Поэтому он никогда им не перечил, во всем соглашался. Мне вот с позиции уже сегодняшнего дня все больше кажется, что и на скамью подсудимых этот безвольный, нерешительный первый секретарь попал из-за своего характера.

Еще больше безаппеляционно вели себя политотделы в колхозах. Дело даже доходило до того, что руководители хозяйств всячески старались избежать встреч с работниками политических отделов. Причина – чаще всего страх.

В заключении хочу сказать, что политотделы, безусловно, провели на селе большую работу по укреплению основ колхозной жизни, в борьбе со всякого рода нарушителями и вылазками врагов колхозного строя. Но, бесспорно, и другое: они (политотделы),оставили на селе глубокий след диктаторства как представители командно – административной системы, действуя от имени Центрального Комитета партии.

Статья «Я помню голод 33 – го…»

К 1933 году коллективизация в районе была закончена. В ряде сел остались отдельные единоличные хозяйства. Но они не имели существенного значения. Всего было создано 77 колхозов. Но два из них (Сухосолотинского сельсовета) были переданы Прохоровскому району, а три мелких присоединены к другим колхозам.

Наступил период более важный, кропотливой работы по организационно – хозяйственному укреплению колхозов, приучению членов колхозов к коллективному труду, сохранности коллективного добра, приумножению его.

Разные наблюдались убеждения людей. Были и случаи безответственного отношения к колхозному строю, поэтому требовались не только меры воспитания, но и принуждения. Для проведения этой большой работы, по решению Центрального Комитета партии, в помощь на местах при МТС и совхозах были созданы политические отряды. В политотделы были направлены более крепкие, грамотные кадры. Они входили в составы руководителей, их помощников по партийной, комсомольской и оперативной работе. Им были предоставлены неограниченные права по воспитанию, а требуется – по принуждению людей. Они действовали 1932 – 1933 годы и многое внесли в колхозное развитие.

Но весной 1933 года Ивнянский район, как и всю Курскую область, Центральное Черноземье, постигла большая губительная стихия – голод.

Этой страшной стихией не все были охвачены села района в одинаковой степени. Наиболее опустошительным для населения оказался голод в селах Богатое, Новенькое, Березовка, Сырцево, Верхопенье.

Мне, работавшему тогда агрономом района, большее время приходилось быть в колхозах в разгар весенних полевых работ и видеть все ужасы голодной смерти. Причиной такого положения явилось то, что запасы продуктов к весне у населения иссякли. В колхозах было остановлено только семенное зерно под строжайшую ответственность руководства. Все остальное заранее вывезли и сдали в закрома государства. Большинство колхозов не могло помочь ничем из продовольствия, даже тем, кто мог работать, и люди были обречены на голодную смерть, что и случилось.

Такое пришлось видеть, что страшно без содрогания вспоминать даже сейчас, спустя 60 лет. Люди двигались, пока могли – это: дети, взрослые, пожилые, затем пухли, оседая в домах, и умирали.

Для похорон жертв голода выделяли более крепких мужиков, а те на тягле собирали покойников по дворам и хоронили как могли. Это ужасное зрелище мне останется в памяти до конца жизни.

Но в ряде колхозов, особенно в зоне Вознесеновского, Курасовского, Ивнянского и других Советов, колхозы были экономически покрепче, имели хотя и скромную возможность помочь голодным, особенно работавшим в поле, в хозяйстве. Смертность здесь была меньше. Не могу вспомнить количество умерших от голода, но цифры были жуткие. Легче переносился голод в совхозе с его семью отделениями.

Но подчеркну: сразу же после освобождения нашей территории от фашистских захватчиков селяне дружно взялись за восстановление колхозов в их довоенных границах. Трудностей возникало немало. Особенно остро люди ощутили голод первого послевоенного, 1946 года. Жизнь, однако, продолжалась.

Проходит несколько лет. Появляется новая сельскохозяйственная техника – мощные тракторы, комбайны. Возникло противоречие: многосильная техника, способная работать на больших просторах и маленьких полях. Поэтому в 1952 году началось укрепление хозяйств. В районе появился ориентир: объединять все колхозы одного сельского Совета. А это значило: в Кочетовке было семь артелей, в Верхопенском сельсовете – девять. Начались общие собрания колхозников, они продолжались не только до третьих петухов, но и по нескольку дней подряд. Дело, однако, продвигалось, хотя и здесь возникали прекосы.

Приведу такой пример. В Вознесеновском сельском Совете возник из шести артелей один колхоз имени Жданова, а по соседству – в Сафоновском сельсовете появился колхоз « Путь Ильича», также вобравший в себя шесть маленьких хозяйств. И вот эти две махины тоже решили объединиться с центром в Вознесеновке. Особенно возражали против такого слияния в селах состоялось. К счастью, не надолго. В район, выше пошли жалобы, и менее чем через год эти два колхоза разъединили.

В 1956 году в нашем районе действовали 19 колхозов, а потом их стало еще меньше.

Там имелись запасы, даже перемалывали свеклосемена, смешивали их с мукой и делали хотя бы суррогатный хлеб. У них была патока и все это в большой степени, предотвращало голодную смерть. И вот, что характерно: люди опухали, еле держались на ногах, а трудились на полевых работах, стремились посеять лучше, заложить фундамент хорошего урожая, преодолеть голод. Работы проводились больше на живом тягле, вручную.

Наблюдались, правда, случаи хищений в домах, на поле семян, но это явление не имело такого массового явления и строго пресекалось. Удивляло другое: при таком тяжелом положении народ жил дружно, не имел зла друг к другу, люди оказывали посильную помощь во всем. Многие верили в бога, были высоко нравственными людьми, дружеские отношения. Уважали старших, прислушивались к их советам. И это спасло от преступности, хулиганства, пьянства, алкоголизма.

Кто пережил то время, не забудет до конца жизни. Спасаясь от голода, люди, кто мог, шли из сел в Ивню, думая уберечься, но на ходу умирали.

Магазины в то время работали, но купить там было нечего. Для работников района существовал так называемый закрытый магазин, где продукты получали по спискам. Таких списков существовало три. По первому получали руководители района, по - второму – средний состав и специалисты сельского хозяйства, а по - третьему – рядовые работники районных организаций. Давали муку, пшено, сахар, растительное масло. Малую долю отпускали на иждивенцев. И это как – то спасало.

С большими трудностями, потерей людей дожили до нового урожая. Он удался неплохим. Но было и такое: изголодавшие рвали колосья, парили зерно, ели и нередко умирали от переедания на тощий желудок.

В таких вот стихийных условиях я начинал свою трудовую деятельность в должности главного агронома РАЙЗО. Дальше, в предвоенные годы, большинство колхозов экономически окрепло. Получали хорошие урожаи зерновых, сахарной свеклы. Развивалось животноводство и другие отрасли колхозного производства. С каждым годом улучшалась жизнь людей.

Воспоминания Шарутенко Николая Васильевича – жителя п.Ивня

Мой дед – Шарутенко Петр Ефимович до 1930 года проживал по улице Интернациональной. Семья состояла из 11 человек, девять из них дети. Дед был купцом, работал в редакции. В 1930 году, во время коллективизации, деда и отца агитировали вступить в колхоз, но они отказались. Тогда в ноябре деда и отца забрали в УКВД. В начале они сидели в Ивне, но через неделю переправили в Обоянь, свиданий не давали ,но передачи принимали. Наступил 1931год. Семью деда выселили из дома, как сельского кулака. Всю семью вывезли в Обоянь, где мы прожили месяц, потом отправили в Сибирь, в Омскую область. Поселили в барак, который был огражден колючей проволокой, где мы прожили с 1931 по 1933 годы. Мама стирала белье, подработала денег и поехала в Ивню, где остались ее родители, но они ее не приняли. А местная власть предложила отказаться от деда и моего отца, но мама не согласилась. Все наше хозяйство забрали активисты и так отсидев пять лет, дед и отец вернулись домой. Мой отец, забрав свою семью, уехал в Пристенский район, пошел работать рабочим на сахарный завод. А дед тем временем стал строить новый дом по улице К.Либнехта (он сохранил 15 золотых монет), куда в последствии переехали и мы с отцом. Дед прожил до 1942 года.

Такая тяжелая судьба сложилась у многих моих земляков. Всех мелких торговцев, зажиточных крестьян объявляли кулаками, облагали большими налогами, а многих ссылали в Сибирь.

Насильственное изъятие хлеба не могло не вызвать сопротивление среди крестьян. Самым массовым выступлением крестьян стало восстание крестьян в Ивнянском районе в 1929 году. Долгое время материалы по этому делу были засекречены, да и память о тех событиях среди жителей района сводилась к тому, что во время коллективизации в селе Новенькое кулаки, подняли бунт. Восстание, подержавшиеся несколько дней, были потом арестованы и без суда и следствия расстреляны, не доезжая до города Белгорода, а жителей села Новенькое Ивнянского района в память о тех событиях стали называть звонарями. Воспоминания очевидцев событий позволяет нам сказать, что восстание крестьян в Ивнянском районе было массовым. В трёх селах района: Новенькое, Песчаное, Фечёвке – советская власть на время была полностью ликвидирована, и еще в шести: Верхопенье, Сырцеве, Березовке, Самарино, Череново, Курасовке – произошли массовые беспорядки. В выступлениях против сотской власти выступало всё население этих сёл – от зажиточных крестьян до бедняков.

Список литературы

1. Данилов В.П., Ивлицкий Н.А. «Документы свидетельствуют 1927-1932гг.» [Текст]/ Данилов В.П., Ивлицкий Н.А.//учебник, М., 1989.-с. 294.

2. Осыков Б.А. «Белгородский алфавит» [Текст]/ Осыков Б.А.// учебник,1990.- с. 67.

3. «Коллективизация сельского хозяйства в Центрально – Черноземной области» [Текст]/сборник документов, 1978.

4. Государственный архив Белгородской области.

5. «Белгородская правда» 17 июня 1990.- с. 2

6. «К истории Белгородчины», выпуск №2, Белгород, 1990.- с. 12.

7. Курс в революции. Истарт Курского обкома ВКП(б), 1927. - с.29.

8. Муразов Э.М. «Очерки топонимики», М.,1974.- с. 45.

9. ГАБО,ф.Р-607,оп 1, д.184.

10. ГАБО,ф.Р-600,оп 1,д.453,лл.174-180

11. ГАБО,ф.Р-603,оп 1,д.106,лл.190-207

12. ГАБО,ф.Р-600,оп 1,д.453,лл.163-165

13. ГАБО,ф.Р-598,оп 1,д.44,лл.166

14. ГАБО,ф.Р-529,оп 3,д.10,лл.331

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top