Музжерин Н.А.

Актуальность выбранной темы заключается в том, что город Магнитогорск – это одна из первых индустриальных строек Советского Союза. В планах правительства СССР Магнитогорск должен был стать крупнейшим промышленным центром. Агитаторы, которые обещали советским гражданам и иностранным рабочим прекрасные условия жизни и труда в городе, а также хорошее снабжение, вербовали на строительство промышленного гиганта огромные партии рабочих. Однако действительность не соответствовала реальному положению дел. Оказавшись в городе, люди плохо понимали, где же он находится: пред их глазами лежала голая степь. Реалии, с которыми вновь прибывшим рабочим приходилось сталкиваться, были далеки от обещаний. Так, в 1930 г. в Магнитогорск прибыла бригада ударников арматурщиков Редина, которых поселили в неотапливаемый барак, не дали постельных принадлежностей, а на все просьбы и требования отвечали обещаниями решить проблемы[1].

В данной статье мы попытаемся проанализировать особенности системы снабжения в новом индустриальном центре – Магнитогорске, и выяснить какие бытовые практики применяли горожане, чтобы обеспечивать себя и свои семьи товарами первой необходимости.

Система обеспечения населения города Магнитогорска в период с 1929 по 1941 гг. потребительскими товарами была сложной и противоречивой. Осуществлялись государственное и кооперативное снабжение, рыночная торговля, натуральный обмен. В секторе государственной и кооперативной торговли усилились принципы централизации снабжения и статусного нормирования. Горожане получали продукты и другие товары первой необходимости по карточкам[2]..

Знакомство с умонастроениями рядовых магнитогорцев не вызывает сомнений в том, что повседневная жизнь в ней оставляла мало места самопожертвованию и героизму, хотя примеры подобного рода изобилуют в литературе о городе и строительстве металлургического завода. Но, зато открывались широчайшие «возможности» малопривлекательных, с позиции современного обывателя, поступков, являвшихся проявлением борьбы за существование. Многие ехали на строительство города и завода, прежде всего, из-за желания улучшить свое материальное положение, а иногда и просто выжить. В условиях голода, бушевавшего по стране, и коллективизации многие крестьяне добровольно записывались на строительство завода, надеясь получить жилье и питание.

Основным звеном в системе снабжения Магнитогорска выступал Центральный рабочий кооператив (ЦРК). В августе 1929 г. началось строительство Магнитогорского металлургического комбината. ЦРК начинает заниматься организацией торговых точек и пунктов общественного питания. До 1931 г. снабжением Магнитогорска продуктами питания и непродовольственными товарами также занимался Центральный рабочий кооператив (ЦРК), созданный в январе 1929 г. в поселке Магнитный. На кооператив, совместно с трестом «Магнитострой» возлагалось создание условий для развития материально-технической базы, необходимой для организации снабжения продуктами питания и промышленными товарами рабочих и их семей, приезжающих на стройку. В функции кооператива входила не только торговля, но и проведение закупок сельхозпродуктов, мяса, молока, картофеля, овощей, крупы, муки и т.д., у создаваемых колхозов, колхозников и трудящихся единоличных хозяйств. В структуру ЦРК входили секторы снабжения, организационный, кадровый, финансовый, бухгалтерского учета, транспорта, строительства.

Порядок продажи товаров в магазинах определялся решением президиума горсовета и соглашением администрации треста и ЦРК. Он предусматривал организацию магазинов-распределителей для обслуживания только работающих на стройке[3]. Работа ЦРК имела ряд недостатков: неудовлетворительное состояние рабочего снабжения, неполное получение товаров по фондам, порча ряда товаров, плохой учет и слабый общественный контроль, недостаточная степень охвата бюджета рабочего[4]. Иногда ЦРК по неизвестным причинам могло урезывать нормы по ряду продуктов: мясо, крупы, а иногда и совсем и не выдавались по индивидуальным нормам[5].

Порядок продажи товаров по карточкам был определен администрацией стройки совместно с ЦРК, в соответствии с которым были созданы рабочие активы по контролю за системой снабжения и питания.[6] Предполагалось, что рабочие будут контролировать весь процесс снабжения в масштабах города, но реальная практика оказалась примитивнее. Рабочие бригады формировались по цеховому принципу и следили, чтобы каждый получал соответствующую его положению карточку, чтобы никто не получил порцию в столовой больше или меньше положенного.[7] Со временем и эти полномочия рабочий контроль утратил. С 1932 г. в Магнитогорске проводили рейды «легкой кавалерии» - специально созданных отрядов по контролю за сферой торговли. В целом система дополнительного контроля ярко свидетельствовала о важности вопросов снабжения в городе.[8]

Ведущими звеньями были отделы рабочего снабжения (ОРСы)[9]. Как форма ведомственного снабжения работников они существовали в Магнитогорске в период с 1932 по 1936 гг. ОРС подчинялся Главному управлению рабочего снабжения своего наркомата. Основными проблемами, с которыми сталкивался ОРС, были отсутствие запаса топлива, тесные помещения. Требование к ОРСам по усилению заготовок было постоянным. В порядке «трудовой повинности» к заготовкам картофеля и овощей привлекали городское население. Децентрализованные заготовки проводили не только ОРСы, но и городские торговые и сбытовые организации. В товарном покрытии плана первого квартала 1941 г. Магнитогорского городского торгового хозяйства заготовки занимали 20,5 % к плану, фактически оборот составил только 10,8 %.

Отделы рабочего снабжения выступали существенным подспорьем в снабжении значительной части горожан, т.к. при них создавались магазины, столовые и подсобные хозяйства. В условиях латентного голода это играло важную роль. Однако поставки товаров через ОРСы не удовлетворяли потребностей населения растущего города. В связи с сокращением фондовых поставок продовольственных и потребительских товаров, городские власти рекомендовали хозяйственным руководителям организацию собственного производства. Так, в Магнитогорске при каждом цехе магнитогорского металлургического предприятия, школе, больнице и проч. Учреждениях были созданы подсобные хозяйства (огороды, крольчатники и т.п.).

Торговля основными продуктами питания была строго нормирована. Заборные карты треста отличались от карточек местного населения. Выдача товаров по «заборным книжкам» неизменно сопровождались очередями, волокитой, руганью и ошибками при выдачи товаров. В Магнитогорске в сфере снабжения, торговли и общественного питания получили распространение обвешивания, «торговля для своих», получение дополнительных обедов за счет «мертвых душ». Результаты проверки, проведенной 4 июля 1934 г. в городе, оказались следующие: «в магазине № 17 оказались неверные весы…», «в магазине № 37 обнаружен случай обвешивания продавцом Игнатовой на 10 грамм мяса и наличие неверных весов на 5 грамм», «заведующий ларьком № 1 Велеев и его помощником Жвалов ежедневно большинству рабочих отказывают в выдаче мяса, а своим знакомым дают сколько нужно…»[10]. Махинации с карточками также получили широкое распространение. Протоколы контрольной комиссии РКИ свидетельствуют о разнообразных способах получения продуктовых и промышленных товаров по поддельным или чужим карточкам[11]. При высоком проценте текучести кадров, в Магнитогорске данная практика получила широкое распространение. Американский рабочий Джон Скотт упоминает о лишних карточках во время обеда, но откуда они взялись, он не уточняет. Скорее всего, такие лишние карточки – результат существования «мертвых душ»[12].

Заборные документы выдавались контрольно-карточным бюро треста «Магнитострой», которое состояло из двух отделов: отдел выдачи и нормирования, отдел контроля за отовариванием карточек. Кроме того, контроль за снабжением рабочих продуктами и товарами первой необходимости осуществляли комиссии рабочих по цехам. Карточка на покупку мяса, масла, муки и хлеба являлась частью заборных документов, которая выдавалась ежемесячно и при утере восстановлению не подлежала. На стройке по карточкам нормы отпуска товаров были крайне скудными. На месяц работающему выдавалось 3,5 кг. хлеба, 1,6 кг. мяса, 24 кг. муки, 1 кг. сахара, 150 г. масла. Члены семьи рабочего получали значительно меньше. Были установлены нормы и в общественном питании. Нормы расхода на единицу обеда составляли: по хлебу – 318 г., мясу – 90 г., рыбе – 65 г., крупе – 199 г., овощам – 165 г., жирам – 32 г. Ударникам стройки выдавались карточки с повышенной нормой потребления хлеба, мяса, молока и масла. Кроме того, они имели право первоочередного приобретения одежды, обуви. Фактическое снабжение населения в 1931 г. включало незначительный перечень товаров: хлеб, крупы, рыба, сахар, жиры, хозяйственное мыло, махорка и папиросы, чай. Однако это не означало, что рабочий получал весь необходимый перечень товаров. Чаще всего магнитогорцы не имели возможности отоварить свои карточки. Причиной тому мог стать недозавоз товаров в город, большие очереди, кражи карточек и проч. Иногда дефицит формировался из-за неповоротливости местных руководителей. Так, в Магнитогорске в начале 1941 г. на складах находилось 200 тонн соли, тогда как в торговой сети ее не было.

Важнейшей характеристикой централизованного снабжения и торговли является нормирование – административное ограничение отпуска товаров населению. Тяжелое положение с поставками продуктов питания привело к тому, что на Южном Урале вводилась продажа товаров населению по карточкам. Были установлены нормы продажи хлеба по спискам: рабочим и ИТР первого списка 0,8 кг в день, рабочим и ИТР второго списка – 0,6 кг в день, служащим первого списка – 0,5 кг в день, служащим второго списка – 0,4 кг в день, иждивенцам и детям первого и второго списков – 0,4 кг в день. Следовательно, преимущества в снабжении отдавались работникам и их семьям первого списка, относящихся к индустрии оборонного комплекса.

В Магнитогорске карточная система начала действовать с января 1931 г. Карточки выдавались на основные продукты питания и непродовольственные товары. Торговая сеть города в 1931 году включала в себя 137 торговых точек. Состояние торгового аппарата было неудовлетворительным из-за огромных очередей, перебоев в снабжении. В 1930 г. в левобережной части города начинает работать первый рынок. Увеличение продажи продуктов на рынке снижало цены на них в среднем на 30-40 %[13]. С 1 июля по 1 августа 1931 г. торговая сеть неуклонно развивается. Возросшее число торговых точек далеко не соответствовало идеалу того времени. Дальнейшее развитие торговых точек могло развиваться в том случае, если начнется расширение нового строительства «Магнитостроя». Качество обслуживания потребителя было все также на низком уровне.

К 1930 г. в Магнитогорске была пущена первая очередь хлебозавода, работало 46 магазинов, из них 35 были магазины-распределители. В новых возводимых цехах и объектах открылось 42 предприятия общественного питания, в том числе 33 столовых. Активно проводилась заготовка овощей и картофеля. На помощь приходили колхозы и совхозы, создающиеся в окрестностях строящегося города. Однако этих объемов было недостаточно для бесперебойного снабжения населения.

Остро стояла проблема обеспечения горожан одеждой и обувью Магнитогорская обувная фабрика выполняла небольшой годовой план, поскольку помещение фабрики было слишком маленьким, на нем трудилось всего 40 человек[14]. Одежда часто выдавалась в качестве премий за перевыполнение плана.

Положение в Магнитогорске, как и по всей стране, было напряжённым. Горожане испытывали острый дефицит продовольствия и промтоваров. Сокращение производства потребительских товаров власти объясняли, в основном, причинами субъективного характера: непониманием значимости проблемы обеспечения, неумением быстро перестроить производство в изменившейся обстановке, ошибками и просчетами в организации производства товаров ширпотреба. Хотя существовали и объективные обстоятельства, заключавшиеся в том, что, во-первых, часто менялся контингент рабочих на строительстве и руководители отдела снабжения просто не знали на какое количество рабочих заготавливать продуктовые и промышленные товарные фонды. Во-вторых, в городе не было создано складов и холодильных камер для хранения скоропортящихся товаров, поэтому часто ввозимые товары просто портились.

Характеризуя социальное положение городского населения в период индустриализации, необходимо отметить, что переход к нормированному распределению поставил в неравные условия различные его группы. При резком сокращении потребления продуктов питания и товаров, когда дефицитом являлось практически все, возможность распределять товары и продукты резко повышали статус представителей власти, которые, таким образом, попадали в привилегированную группу населения. Все руководящие работники делились на три категории и обеспечивались карточками по группе рабочих особого списка. К первой относились руководители партийных, комсомольских, советских и профсоюзных организаций. Ко второй – руководящие работники краевых, областных, окружных, городских партийных, комсомольских, советских, профсоюзных учреждений. В третью категорию снабжения входили все остальные чиновники. Однако представители этих групп в составе горожан были немногочисленны. Хотя не обнаружено ни одного документа об эпохе индустриализации, подтверждавших привилегии в системе снабжения руководителей и партийной номенклатуры города и страны.

Городское население делилось на четыре группы: рабочие и ИТР, служащие, иждивенцы, дети до 12 лет. В реальной жизни установленные нормы продовольствия для данных групп не выдерживались. Снабжение продуктами для большинства населения городов сводилось, в основном, к отовариванию хлебом. Обычная месячная норма снабжения в городах, по расчётам У.Г. Чернявского, не превышала 1,8 кг по мясу и рыбе, 0,4 кг жиров, 1,2 кг крупы и макарон.

В разное время магнитогорцы получали от 100 до 800 граммов хлеба в день. Встречались случаи незаконного установления низких хлебных норм, выдачи вместо печёного хлеба муки или зерна, перебоев в снабжении. Кроме того, в Магнитогорске хлеб был крайне низкого качества, чаще всего сырой.

Карточный принцип распределения товаров потребовал создания громоздкой структуры учреждений – карточных бюро. Непосредственная выдача карточек людям осуществлялась уполномоченными по месту работы, в уличных комитетах и домоуправлениях.

Массовое общественное питание – одна из форм распределения продовольствия. По признаку обслуживаемого контингента столовые делились на общедоступные и закрытые. К 1939 в г. Магнитогорске имелось 35 столовых, 115 буфетов. Тогда как контингент прикрепленных по тресту столовых увеличился за тот же период в 3,1 раза. Крупной проблемой системы общепита городов Южного Урала стал дефицит площади и инвентаря. Серьезным недостатком в общественном питании являлось низкое качество и однообразие блюд. Рабочие неоднократно жаловались на однообразие, низкую калорийность, недостаточность порций.

Значительную роль в снабжении Магнитогорска продуктами питания и непродовольственными товарами внес центральный рабочий кооператив. От него зависело, будут ли рабочие и их семьи «Магнитостроя» снабжены необходимыми товарами. В работе ЦРК имело место ряд недостатков таких, как плохой учет, конторль; порча товаров и др. Существенную посощь центральному рабочему кооперативу оказывал отдел рабочего снабжения. При ОРС были созданы магазины, столовые и подсобные хозяйства, что сыграло важнейшую роль во времена голода. При введении «заборных книжек» население Магнитогорска не наблюдалось особых изменений в лучшую сторону, т.к. имело место обвешивания товаров и различного рода спекуляции. Таким образом, на протяжении рассматриваемого периода население Магнитогорска, за исключением представителей власти, испытывало дефицит продовольствия и товаров широкого потребления в связи с регулярными перебоями в централизованном снабжении и общей неблагоприятной обстановкой в новом индустриальном центре.

Список источников

Источники

Материалы архивов:

  1. МУ МГА. Ф. 10. Оп. 1. Д. 13, 96, 112.
  2. МУ МГА. Ф.49. Оп.1. Д. 1, 14.
  3. ОГАЧО. Ф. П-783. Оп. 1. Д. 1, 8, 87.

Опубликованные:

  1. Магнитогорск довоенный. 1929 -1941 гг. : сборник документов и материалов / под ред. Н. Н. Макаровой, Н. В. Черновой. – Магнитогорск : МаГУ, 2010. – 7-10 с.

Исследования

  1. Карабельщиков П. М. Торговый путь Магнитки / П. М. Карабельщиков, 2004. – 9-10 с.
  2. Макарова Н.Н. Социальные аспекты индустриализации: девиантное поведение и «стратегии выживания» советских горожан в экстремальным условиях. 1929-1935 гг. (по материалам Магнитогорска) // Экономическая история. Ежегодник. 2009. - М. : РОССПЭН, 2009. - С. 279.
  3. Макарова Н.Н. «Не снабжают, а издеваются над нами»: система снабжения Магнитогорска в 1929 – 1935 гг. // Вестник Пермского университета. - 2010. - № 1. - С. 94.
  4. Палецких Н. П. ОРСы и кооперативная торговля на Урале в годы Великой Отечественной Войны / Н. П. Палецких // Вестник ЧГАА. Том 57, 2010. – 270 -274 с.

[1] Макарова Н.Н. Социальные аспекты индустриализации: девиантное поведение и «стратегии выживания»

советских горожан в экстремальным условиях. 1929-1935 гг. (по материалам Магнитогорска) // Экономическая история. Ежегодник. 2009. - М. : РОССПЭН, 2009. - С. 279; ОГАЧО. Ф. 783. Оп. 1. Д. 1. Л. 11. об.

[2] Карточная система действовала по всему Советскому Союзу с 1931 по 1935 гг.

[3] Карабельщиков П. М. Торговый путь Магнитки / П. М. Карабельщиков, 2004. – 9-10 с.

[4] Палецких Н. П. ОРСы и кооперативная торговля на Урале в годы Великой Отечественной Войны / Н. П. Палецких // Вестник ЧГАА. Том 57, 2010. – 274 с.

[5] МУ МГА. Ф. 10. Оп. 1. Д.13. Л.21.

[6] МУ Магнитогорский «Городской архив» (далее - МУ МГА). Ф. 49. Оп. 1. Д. 1. Л. 10.

[7] МУ МГА. Ф. 10. Оп. 1. Д. 96. Л. 4.

[8] Макарова Н.Н. «Не снабжают, а издеваются над нами»: система снабжения Магнитогорска в 1929 – 1935 гг. // Вестник Пермского университета. - 2010. - № 1. - С. 94.

[9] Палецких Н. П. ОРСы и кооперативная торговля на Урале в годы Великой Отечественной Войны / Н. П. Палецких // Вестник ЧГАА. Том 57, 2010. – 273 с.

[10] Объединенный государственный архив Челябинской области (далее ОГАЧО). Ф. П-783. Оп. 1. Д. 8. Л. 50; МУ МГА. Ф. 49. Оп. 7. Д. 14. Л. 68.

[11] ОГАЧО. Ф. П-783. Оп. 1. Д. 87. Л. 6.

[12] «Мертвые души» возникали, если рабочий покидал строительство, а с продовольственного снабжения его не снимали еще какое-то время, и кто-нибудь получал товары на его имя. См.: Макарова Н.Н. «Не снабжают, а издеваются над нами»: система снабжения Магнитогорска в 1929 – 1935 гг. // Вестник Пермского университета. - 2010. - № 1. - С. 95.

[13] Карабельщиков П. М. Торговый путь Магнитки / П. М. Карабельщиков, 2004. -

[14] Магнитогорск довоенный. 1929 -1941 гг. : сборник документов и материалов / под ред. Н. Н. Макаровой, Н. В. Черновой. – Магнитогорск : МаГУ, 2010. – 7-10 с.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top