Кострикина А.А.

В фондах Мичуринского краеведческого музея среди документов Троицкого мужского монастыря хранится любопытный листок, являющий собой редкий образец древней русской скорописи. Документ имеет размеры 21,0×16,5 сантиметров (фото 1, 2).

Цель работы заключалась в расшифровке данных документа, датировке его и определения его возможной принадлежности.

Для расшифровки нами использован «Практический курс изучения древней русской скорописи для чтения рукописей XV – XVIII столетий» И.С.Беляева, 1907 года издания. После соответствующей кропотливой работы мы можем заявить, что документ представляет собой памятную записку келаря Троицкого мужского монастыря – заведующего монастырскими зерновыми припасами.

Вот что нам удалось расшифровать (текст приводим в современной транскрипции).

Первая сторона листа (фото 2):

«Сентября в 22 день дано попу Нифонту пшена два четверичка.

Сентября в 24 день дано архимадриту осмина пшеничной муки.

Того ж числа дано архимандриту 5 граны ж круп, три четверичка солоду, три четверичка пшена, осмина овса, 14 четверичков ( далее слово нерасшифровано).

Сентября в 30 день дано Федору Шонпулаву четверть солоду с мельницы, овса полторы четверти.

Дано [поворам] два четверика круп 5 граны ж, пшена два четверика.

Октября (текст отсутствует) день дано старцу Висариону Октября (текст отсутствует) два четверика (текст отсутствует)»

Последняя запись читается фрагментами по причине разрушения бумаги от времени.

Вторая сторона листа (фото 1):

«Октября в 2 день дано старцу Сераткону осмина проса.

Октября в 5 день дано хлебникам овса на кисель четверть с осминою.

На [гремушку] дано Алексею семя пол четверика.

Того ж числа дано черневскому строителю Протасю овса три четверика.

Октября в 13 день дано хлебникам 14 четвериков проса.

Октября в 14 день дано дворнику Лариону в Тонбов ржи четверть с пол осминою (текст отсутствует) четверичок гороху и (текст отсутствует) семя (текст отсутствует)»

Последняя запись также приведена фрагментами по причине разрушения бумаги. Знаки препинания и в ряде случаев заглавные буквы поставлены нами. В квадратных скобках приведены слова, в правильной расшифровке которых мы не уверены. Цифры в рукописи означены церковно – славянскими буквами, нами в расшифровке они указаны в современном написании.

В целом текст ясен. Келарь выдавал монастырские припасы для личного потребления братии, вполне вероятно, в качестве оплаты за работу, а также для других монастырских нужд. Так, например, Федору Шонпулаву, черневскому строителю Протасю и Алексею, вероятно, зерно: солод, овес, семя, выдавалось за некую работу на монастырском подворье. Часть из того, что записано за архимандритом, вполне вероятно, представляло тоже какую-либо плату. А вот просо и пшено нужны попу Нифонту и старцу Сераткону для личного потребления. На это указывают и количества выданного. Обращает на себя внимание, сколь много различных зерновых культур выдает келарь дворнику Лариону. Слово «дворник» в то время имело значение должности, например, вариант трактовки «смотритель над торговым двором» - так передает ее толковый словарь Даля. Дворник Ларион отъезжал в Тамбов (или отправлялся пешим порядком, что маловероятно). Путь до Тамбова в то время занимал не менее двух дней для конного и не менее трех дней для пешего человека. Очевидно, что столь большое количество и разнообразие зерновых припасов были выданы Лариону не только для личного потребления, но и для обмена или продажи.

Есть в тексте не совсем понятные нам места. Так, например, не ясно, что имел в виду автор документа под словом «гремушка». То есть вполне возможно, что это место рукописи надо понимать как «…Алексею в Громушку …» (в настоящее время район Козлова – Мичуринска).

Еще одно место в рукописи также не совсем ясно, но все-таки поддается толкованию: «черневскому строителю Протасю». На западе Мичуринского района протекает речка Чернавка, являющаяся притоком реки Иловай, – вполне возможно, что строитель был родом с ее берегов.

О датировке рукописи. Известно, что в третьей трети XVII века главы монастырей стали называться архимандритами, а в 1764 году по Манифесту о секуляризации монастырских земель русские монастыри были распределены по трём классам; архимандритами были главы монастырей 1 и 2. В это время Троицкий мужской монастырь был признан третьеклассным, т.е. архимандрита в его составе не было. Исходя из этих фактов, рукопись может быть датирована концом XVII – началом XVIII века.

Необходимо сказать еще о зерновых культурах, выращиваемых в монастырском хозяйстве в XVII веке. Перечень зерновых достаточно большой и хорошо согласуется с современным нам зерновым разнообразием Тамбовщины - это рожь, пшеница (вероятно весьма в малом количестве – так пшеничная мука выдана только архимандриту, что подчеркивает ее величайшую ценность для монастыря.), просо, ячмень (солод), овес, горох, а также, вероятно, конопля. Думается, что именно конопля упоминается в записке как семя. Здесь надо вспомнить, что конопляное семя чрезвычайно богато маслом и кашу можно было приправить толчеными семенами. Стебли конопли были замечательным сырьем для производства пеньковых веревок и грубых тканей, например мешковины.

На этом загадки памятной записки не заканчиваются. Так, например, автор документа разделяет понятия меры: «четверичок, четверик, четверть, осмина и грана». Не ясно также, что имелось в виду келарем под записью «крупа».

1Вторая сторона листа документа (фото 1)2Первая сторона листа (фото 2) 

Список литературы

  1. «Практический курс изучения древней русской скорописи для чтения рукописей XV – XVIII столетий» И.С.Беляева, 1907 года издания.
  2. толковый словарь Даля
  3. michmonastyr.blogspot.com/
  4. Белых М. Сказания о Козловских храмах.- Мичуринск, 2004
  5. 5. http://www. eparhia-tmb.ru

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top