Половинкина И.О.

I. Введение

1.1. Актуальность исследования. Реформы последнего десятилетия, проводившиеся в России, коренным образом изменили не только политическую деятельность, но и социально-экономическую картину в государстве. Наряду с позитивными явления демократии, прав и свободы личности, конкуренции, частного предпринимательства и других к концу ХХ века стали уже обычными понятия «беженец», « экономический кризис», «прожиточный минимум», «расслоение общества». Последнее связано, прежде всего, с разделением общества по социально-экономическому положению на людей «обеспеченных», «средний класс», «бедных», находящихся за чертой прожиточного минимума. Эта категория населения в настоящее время испытывает нужду, на преодоление которой у государства не хватает средств. Схожая картина расслоение общества на разные по материальной обеспеченности, группы наблюдалась в России во второй половине ХIХ – начале ХХ веков. В тот период времени не существовало чёткой программы социальной защиты населения, которою имеет население современной России, Однако проблема помощи нуждающимся во многом решалась благодаря деятельности института благотворительности, или, как его еще называли, дела общественного призрения, традиции благотворительности.

В современной России благотворительность стала возрождаться в последние несколько лет и еще не получила значимого развития. 2006 год был объявлен годом благотворительности в России. Поэтому традиции дела общественного призрения, сформированные и применявшиеся на практике в конце XIX- начале XX веков могут стать примером для возрождения благотворительной деятельности со стороны, прежде всего, частных лиц, а так же коммерческих организаций в нашем государстве.

Тема актуальна еще и тем, что обращена к одной из составляющих духовной культуры общества, поскольку в настоящее время российское общество переживает кризис культурных традиций.

1.2.Объект исследования: хозяйственная и благотворительная деятельность самарских купцов в конце XIX – начале XX вв.

1.3.Целью данного исследования является изучение хозяйственной деятельности самарских купцов как экономической базы для финансирования благотворительности, а также причины и формы проявления благотворительной деятельности.

1.4. Задачи:

1) изучить краеведческую литературу и другие информационные источники (материалы СМИ, Интернет) по вопросам хозяйственной и благотворительной деятельности самарских купцов;

2) показать причины и формы проявления благотворительной деятельности на примере купеческих династий: Шихобаловых, Аржановых, Субботиных;

3) развить интерес к изучению истории родного края, славным делам земляков.

1.5.Методы исследования: а) эмпирические (сравнение); б) теоретические (анализ, синтез, абстрагирование).

1.6.Практическая значимость ожидаемых результатов исследования В последнее время снижается внимание к воспитанию таких качеств учащихся, как гражданственность и патриотизм, данная работа позволит воспитывать данные качества, а также расширить краеведческие знания учащихся о роли самарского предпринимательства в жизни губернии в ХIХ-ХХ вв., ознакомить с яркими проявлениями труда наших предков.

Работа может быть использована на уроках истории, географии, во внеклассных мероприятиях, а также в краеведческом музее.

1.7. Обзор источников информации

В работе использовалась краеведческая литература. Материалы о хозяйственной деятельности самарских купцов, статистические данные взяты из книг А.и И. Демидовых «Мелодии старой Самары», «Ах, Самара – городок», «Самарская летопись». Информация об управление и принципах благотворительности, об источниках благотворительной деятельности, о видах и количестве благотворительных учреждений на территории Самарской губернии взяты из книги Семеновой Е.Ю. «Благотворительные учреждения Самарской и Симбирской губернии в годы Первой мировой войны (1914-нач. 1918гг)». В 2004 г. вышла в свет книга Казарина В.Н. «Возрожденные имена». Она позволила дополнить собранную информацию интересными фактами о биографической и благотворительной деятельности купцов.

В общеинформационных региональных источниках встречается информация о благотворительной деятельности купцов Шихобаловых, Аржановых.

В книгах по архитектуре Самары (А. Моргун «От крепости Самара до г. Куйбышева», В. Карьян, В. Неверова « По улицам старой Самары») удалось найти архитектурные объекты старой Самары, связанные с благотворительной деятельностью самарских купцов.

Собранный материал был проанализирован и систематизирован, проведено сравнение фактов, составлен план работы. На основе проведенной работы сделано обобщение и выводы.

«Как нет человека без самолюбия, так нет
человека без любви к Отечеству, и эта любовь
дает воспитанию верный ключ к сердцу человека»

К. Д. Ушинский

1. Управление благотворительностью и экономическая база благотворительности

В конце XIX – начале XX вв. в России делом благотворительности занимались сеть заведений, которые действовали под эгидой учреждений и ведомств так называемого общественного призрения. Единого управления и координации деятельности многочисленных учреждений отсутствовали. Не существовало закона об общественном призрении, который бы четко определял структуру благотворительных заведений, принципы их деятельности, роль государства в деле благотворительности. Действующее законодательство, в том числе Устав общественного призрения 1812 года, определяло категории лиц подлежащих общественному призрению, границы оказания благотворительно помощи.

Управление делом благотворительности, которое в начале XX века чаще называли делом общественного призрения, сосредоточенного в руках следующих ведомств и учреждений. Высшим органом власти по делам общественного призрения в Империи явилось Министерство внутренних дел в лице Главного управления по делам местного хозяйства и Отдела народного здравия и общественного призрения и другие.

Учреждения общественного призрения занимались оказанием материальной помощи беднейшим слоям населения, бездомным, калекам, больным, сиротам, детям и семьям погибших солдат и полицейским, больным. Помощь оказывалась в виде предоставление ночлега, пищи, медицинской помощи, обучения, трудоустройства, приюта, предоставление стипендии на обучение.

По роду деятельности благотворительные заведения разделялись на богодельни, детские приюты, учреждения медицинской помощи, школы благотворительного характера, дешёвые столовые, ночлежные дома, дома трудолюбия, странноприимные дома, ясли, дешёвые квартиры, народные читальни. К 1914 г. на территории России действовало 921 благотворительное учреждение, занимавшееся только призрением сирот, проживающих в сельской местности.

Несмотря на многообразие благотворительной деятельности, из-за отсутствия чёткой государственной политики в отношении управления благотворительностью помощь нуждающимся слоям населения оказывалась не комплексно, хаотично. 1[1]

Кроме государственных учреждений благотворительности в России существовали муниципальные, содержащие на средства города, земские, частные созданные и содержащиеся на средства частных и общественных организаций.

В начале ХХ века в Самарской губернии и работали: 30 богадельн, 13 из которой находились в самой Самаре, 6 - в других городах губернии и 12 разбросаны по уездам; 16 приютов для бездомных и лишившихся родителей детей; 9 обществ взаимного вспомоществования; 6 обществ трудовой помощи; 3 детей; 9 обществ вспомоществования; 6 обществ трудовой помощи; 3 благотворительных учреждений для слепых, глухих, немых. Всего в губернии действовало 84 благотворительных заведения. Из них 18 имели значение государственных. А 24 заведения, расположены на территориях всех семи уездов Самарской губернии оказали благотворительную помощь 701 ребенку – сироте из сельской местности. 1

Источники финансирования благотворительной деятельности можно разделить на три больших группы. К первой группе следует отнести средства, выделяемые государством различным учреждением и заведением, занимавшиеся делом общественного призрения. Во вторую группу источников финансирования можно включить учреждения местного самоуправления: городские думы, городские управы, губернские и уездные земства. И третьей группе – частные средства. За счет пожертвований от частных лиц в Российской империи финансировалась деятельность ряда благотворительных обществ, приходный бюджет, которых ежегодно содержал статью о пожертвованиях от частных лиц. Например, Самарское, Симбирское, Пензенское Общества взаимопомощи учащим и учившим губернии часть доходов получали от пожертвований.[2]

За счет частных пожертвований содержались богадельни, приюты. Например, с 12 июня 1914 г. потомственный почетных гражданин Самары Соколов И. Я. Стали отчислять процент на содержание богадельни и странноприимного дела в Самаре. В 1915 г. на строительство приюта для детей – сирот в Покровском слободе Новозенского уезда Самарской губернии был пожертвован участок земли в 3456 саженей.[3]

В своей работе я обращаюсь к частной благотворительной деятельности самарских купцов, так как долгое время истории купечества оставалась малоизвестной, а оценка деятельности в основном негативной. Но это совершенно несправедливо.

2. Самарское купечество

Купечество – это социальный слой, занимавшийся торговлей, а также предпринимательством в области промышленности, сельскохозяйственного производства, других отраслей народного хозяйства; с 1775г. – законодательно оформленное городское торгово-промышленное сословие, пользовавшееся личными и хозяйственными привилегиями, обязанное уплатой налогов в казну. Купечество сыграло огромную роль в хозяйственном освоении и культурном развитии Самарского Поволжья. Русская сметка проявилась в организации прогрессивного для своего времени прибыльного производства, освоении новых земель, организации судоходства, хлебной и иной торговли, банковской и биржевой деятельности, благоустройстве губернских и уездных центров, в содействии образованию и медицине, в меценатстве и благотворительности, в организации городского и местного самоуправления. Пореформенный период (после 1861г.) был временем расцвета самарского купечества. Купцы определяли жизнь городов, их самоуправление и даже внешний вид. Облик же самого купечества во многом определялся традиционным сословным положением.

Купеческие гильдии делились на три разряда и определялись цензом капитала. Купец 1 гильдии должен был вносить установленный сбор не менее чем с 15 тыс. руб., 2 гильдии- с 6 тыс., 3 гильдии- с капитала от 2 до 4 тыс. руб. Купеческое звание освобождало от подушной подати, рекрутской повинности, а купцов первых двух гильдий - и от телесного наказания. Потомки купцов 1 гильдии имели право на государственную службу наравне с личными дворянами. В 1832 г. было введено звание почетного гражданина. Купцы 1 гильдии по прошествии 10 лет получали это звание как потомственное. Оно давало указанные льготы их наследникам без уплаты соответствующих сборов. После доработки Торгового устава в 60-х гг. XIX в. гильдий осталось две. Первая давала право на оптовую торговлю русскими и иностранными товарами. 1862 г. в Самаре объявили свои капиталы 256 купцов. Из них к первой гильдии относились только два. После реформы 1863 г. гильдейские списки существенно пополнились: в 1871 г. насчитывалось уже 659 купцов и из них 33 - первой гильдии и почетные граждане. В числе купцов 1 гильдии со званием почетного потомственного гражданина были Шихобаловы: Антон Николаевич, Михей Николаевич, Емельян Николаевич и его сын Иван, Матвей Николаевич, а также Андреян Меркулович Горбунов. К 1 гильдии относился В.Е. Буреев с сыном, Ф.В. Вощакин с сыновьями, И.Д. Волков, Д.Е. Растрепин и его сын Иван, С.У. Субботин с сыном и внуком, М.Назаров с двумя сыновьями, Ф.Е. Богомолов, Н.Ф. Дунаев, И.А. Бахарев и его сын Петр, С.В. Ободовский, Е.А. Аннаев с сыном Эдуардом, Л.С. Аржанов с двумя сыновьями. Все купцы 1 гильдии были христианами. Купец Егор Никитич Аннаев был записан как «армянин католического вероисповедания».[4]

Вторая гильдия была более многочисленной. В 1874г. она включала 626 человек. Большинство крупных купцов владели промышленными предприятиями, главным образом по обработке сельскохозяйственной продукции.

Количественный состав самарских купцов

 

1862 г.

1871г.

ВСЕГО

256 купцов

659 купцов

1 гильдия

3 купца

33 купца

2 гильдия

253 купца

626 купцов

Количественный состав самарских купцов к концу ХIХ века неуклонно повышался, это говорит о росте деловой активности в губернии. Большинство крупных купцов владели промышленными предприятиями, главным образом по обработке сельскохозяйственной продукции.

Виды и количественный состав предприятий самарских купцов по обработке сельскохозяйственной продукции по данным 1879 года

Виды предприятий

Количественный состав

предприятия по обработке животных продуктов (бойни, салотопни, мыловарни, кожевенные, овчинные)

273

по обработке растительных продуктов (крупчатые, крахмальные, маслобойные, канатные, пивоваренные)

171

по обработке полезных ископаемых (медеплавильные, чугунно-литейные, кирпичные, гончарные)

130

предприятий смешанного характера (экипажные, механические, спичечные)

12

ВСЕГО

586 заводов и фабрик

74,3% предприятий самарских купцов, занимались переработкой продукции сельского хозяйства. Общий объем производства достигал 6,2 млн. руб., из них 5,8 млн. руб., приходилось на переработку животной и растительной продукции. Самыми крупными скупщиками земли, в руках которых находилось три четверти купеческого землевладения, были восемь крупнейших семей - Мальцевы, Шихобаловы, Курлины, Аржановы, Корепановы, Плешановы, Ковригины и Сапожниковы.[5]

Капиталы самарских купцов ежегодно зачастую возрастали в два раза. Самара успешно торговала пшеницей, лесом, салом, льняным семенем, кожей. Купцам 1 гильдии ничего не стоило оплатить налог в 500 руб. и более. За 2 гильдию взималось от 50 до 500 рублей. Это, ещё не считая платы за собственность и с оборота. Городская управа постоянно обращалась к купечеству с просьбой профинансировать различные общественные проекты. Так, А. Н. Шихобалов выделил 400 тыс. руб. пожертвовал на строительство больницы, 5тыс. рублей пожертвовал на строительство политехникума владелец кирпичных заводов И. Е. Ильин, 12,5 тыс. руб. отдала на строительство женского Чаргинского Покровского монастыря Николаевского уезда дочь чиновника М.А. Васильева. [6]

Многие именитые купцы не жалели денег на благотворительные цели. Под словом «благотворительность» в старину понималось сострадание к ближнему, милосердие. Для нуждающихся строились различные благотворительные заведения - больницы, приюты, школы, училища, богодельни, церкви, выделяли деньги на содержание сиротских домов, ночлежек. Благотворительность была одной из славнейших добродетелей христианства. При этом от налогов предпринимателей не освобождали. Власти практиковали моральное поощрение: почётные грамоты, специальные ленты, медали. За особые заслуги присваивали звание «Почётного гражданина города», в иных случаях давалось личное или потомственное дворянство. [7]

В своей работе на основе исследования краеведческой литературы и материалов периодической печати мы осветили благотворительную деятельность двух купеческих династий, оставивших след в деловой и культурной жизни г. Самары и губернии - Шихобаловых и Аржановых. Наш выбор не случаен, так как эти купеческие династии вели свою деятельность в Бузулукском уезде и расположенных там селах Павловке (с. Богатое), Печинино и Грачевка.

3. Благотворительная деятельность купеческих династий Самары

3.1. Шихобалов А. Н.

Антон Николаевич Шихобалов – это имя в дореволюционной Самаре произносили уважительно и с почтением. На то были причины. Купец I гильдии, он принадлежал к кругу людей, которых называли «отцами города». Антон Николаевич был личностью во многом примечательной и незаурядной…Подобно многим российским купцам, торговцам и промышленникам, Антон Николаевич Шихобалов был выходцем из патриархальной крестьянской семьи.

Его родина – с. Наченалы Ардатовского уезда Симбирской губернии – славилась крепким, трудолюбивым и благочестивым населением. Семья занималась, кроме обычных для крестьянина промыслов, торговлей скотом и салом. Дед и отец Шихобалова имели салотопленный завод, закупали скот в Уральске, Оренбурге, Самаре. Немного обученный читать и писать, имея от природы сметливый ум, отец Антона, Николай Иванович, вел хозяйство расчетливо и аккуратно, чем и нажил себе немалый достаток.

Он был религиозен и жил по-христиански, не допуская излишеств в одежде, пище, домашней обстановке. Пьянство и курение табака Николай Иванович считал тяжкими пороками, а потому ни себе, ни домашним не позволял ничего подобного.

В семье Шихобаловых царил культ труда. Именно он являлся стремлением, с которым согласовывалось все остальное, из чего состоит человеческая жизнь: распорядок дня, привычки, праздники, духовные ценности. Лодырей Шихобаловы не любили, видя в них носителей чуждого им жизнеустройства.

В 1833 году сильный пожар, уничтоживший, дом, хозяйственные постройки, салотопенный завод Шихобаловых, разорил семью. Заново отстраиваться на прежнем месте Николай Иванович не стал, в 1833 г. весь род, насчитывающий 23 души, переезжает в Самару и «начинает дело с нуля», заняв на обустройство 12 тысяч рублей.[8]

Здесь глава клана Шихобаловых Иван Андреевич отделил своих младших сыновей Иосифа и Лаврентия. Сам остался со старшим сыном Николам, у которого были сыновья Михей (27 лет), Матвей (14 лет), Емельян (9 лет), Антон (6 лет). Семья Николая Ивановича поселилась в собственном доме на углу Панской и Николаевской (Ленинградской и Чапаевской). Так Антон Шихобалов оказался в городе, в котором пройдет вся его жизнь. Отец не стал отдавать его ни в одну из Самарских школ, где, как он считал, мальчик мог подвергнуться дурному влиянию молокан, и поэтому определил его в школу с. Дубовый Умет. В ней Антон проучился 2 года – срок достаточный, как опять же рассудил Николай Иванович, для освоения письма и счета. Дальнейшим учением для будущего купца было его участие в хозяйственных делах отца.[9]

В 20 лет – первая поездка в Петербург. Там Антон Шихобалов завел знакомства с «китами» скотопромышленного бизнеса, наметил выгодные сделки. Покупка дешевого скота у степных народов с последующей его перепродажей по более высоким ценам, перегонка и продажа сала за границу, где на него был высокий спрос, принесли Антону Николаевичу изрядные барыши. [10]

Успех сопутствовал финансовым и торговым делам и его братьев. Шихобаловы стали очень богатыми людьми. Но, несмотря на богатство, жили они по-прежнему скромно, замкнуто, работу по дому выполняли сами, чтобы не нанимать много прислуги. Шихобалов был удачлив – почти не занимаясь небольшими по масштабам сделками, поражал современников размахом своей коммерческой деятельности.

Начинал он коммерческую деятельность с братьями как салопромышленник – в традициях деда и отца – затем, чутко отреагировал на изменения конъюнктуры (упадок салотопенной отрасли в 3-й четверти XIX века), мгновенно переместил действие своих капиталов в более перспективную сферу – мукомольную отрасль. Он стал одним из крупнейших «мукомолов» Поволжья.

Клан Шихобаловых имел личные амбары, собственную мельницу, владел крупным земельным фондом губернии. Как утверждает краевед О.С. Струков Шихобаловым к началу XX века принадлежало 113 122 десятины земли, в том числе большие земельные участки в Бузулукском уезде.Они были основателями крупных мельниц и других предприятий. Шихобаловы в 1883 г. построили собственную мельницу за Самаркой.

Эффективное ведение хозяйства на так называемых «Шихобаловских хуторах», сдача земель в аренду – еще один источник богатства А.Н. Шихобалова. Биограф Шихобалова очень точно назвал его «спортсменом капитала». Интересно заметить, что, став миллионером, он продолжал хозяйственность по-старинке, держа все операции в уме и не пользуясь услугами бухгалтеров.

А.Н. Шихобалов был также совладельцем Товарищества механического завода «Бенке и К0» (1882-1886 гг.), членом учетных комитетов Государственного банка(1881г.) и Волжско-Камского коммерческого банка (1871-1906 гг.).

Крестьяне становятся предпринимателями, капиталистами, но и в городской социокультурной среде они сохраняют в сознании выработанный веками комплекс патриархальных ценностей: религиозность («прилежность церкви, доходящая до набожности), трудолюбие (сочетающееся с взаимопомощью и коллективизмом в работе), честность и порядочность в деловых и личных отношениях, скромность и способность к жертвованию.

Сохраняя духовную связь с народом, многие купцы, вышедшие из крестьянских семей, ощущали внутреннюю конфликтность и двойственность своего положения. Грех «эксплуатации» ближнего, сознание своей ответственности создали психологическую напряженность, снимавшуюся лишь в результате благотворительного поступка, искупления, жертвы…

Для Антона Николаевича же осложнялось еще и тем, что в течение буквально нескольких лет он пережил трагедию смерти близких ему людей: деда, родителей, родных братьев, жены и единственного наследника, носителя фамилии.

В 1848 году Антон Николаевич женился на Елизавете Матвеевне Рахмановой, дочери купца. У них было много детей: девять сыновей и пять дочерей. Однако судьба ниспосылала им испытания, и часто родительское счастье оказывалось кратковременным, сменяясь безутешным горем. В живых осталось лишь две дочери, Екатерина и Мария, сына Петра застигла смерть, когда ему исполнилось 21 год, остальные дети умерли малолетними.

После смерти Елизаветы Матвеевны, Антон Николаевич в 1885 году женился во второй раз. Его супругой стала Евдокия Дементьевна Монастырская – Фокина. Брак был бездетным.[11]

Эту цепь личных трагедий мог воспринять Антон Николаевич как постигшую его Божью кару, откровенное «наказание Божье». Видимо, сыграл роль и мотив расплаты свыше за грех стяжательства – грех злата – огромный, постоянно увеличивающийся в течение жизни капитал и почти неизменную удачу в делах.

Размах благотворительной деятельности А.Н. Шихобалова поражает и сейчас – только в Самаре им было построено четыре церкви. В 1886 году он возглавил попечительский совет по строительству Ильинской церкви.[12]

С братом Емельяном они предложили построить в Самаре Кафедральный собор в честь чудесного избавления царя Александра II от гибели. Сооружение кафедрального собора задумывалось давно, еще в 1853 году. И место для него было определено по высочайше утвержденному плану. Однако начать строительные работы все время мешали какие-то причины. Но вот 4 апреля 1866 года на Александра II совершено покушение. 6 апреля в Самаре проходит благодарственное Богу молебствие за чудесное избавление государя от беды. Желая добрым делом ознаменовать столь радостное событие, власти вновь обратились за разрешением построить храм во имя Христа Спасителя с приделом в честь Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского, небесного покровителя монарха. Вложения братьев в строительство составили 50 тыс. руб. На средства Шихобаловых были выполнены уникальные интерьеры, приобретена ценная церковная утварь, позолочено 40 крестов, проведено электроосвещение.[13]

29 августа 1871 года на пароходах «Александр II» и «Императрица Мария» общества «Кавказ и Меркурий» с многочисленной свитой в Самару прибыл Александр II с сыновьями Александром и Владимиром. У Триумфальных ворот, украшенных гербами Самары и уездов, цветами, снопами пшеницы, его встречали руководители губернии и города, духовенство, именитые граждане, в числе которых были куцы Емельян Николаевич и Антон Николаевич Шихобаловы. По их инициативе в программу краткого пребывания в городе государя включили и поездку на строительство Кафедрального собора. Для этого все подготовили: «… вывести часть стены для положения камня на высоте человеческого роста с таким расчетом, чтобы камень находился внутри храма, на самом видном месте, а самый камень, предложенный к поднесению Государю, обтесали в виде большого кирпича, приготовили серебряный молоток, лотку и другие принадлежности, употребляемые при каменной кладке, и соорудили помост для следования Государя по постройке, покрытой красным сукном».[14]

Император положил камень в стену собора. Встречался он с членами комитета Антоном Николаевичем, Емельяном Николаевичем Шихобаловыми, А.М. Горбуновым, И.М. Плешановым, П.М. Журавлевым. Долго беседовал, расспрашивая о размерах собора, качестве работ, строительного материала. Рассказывали, что император, выслушав приветственную речь Емельяна Николаевича, спросил, на какие средства возводится собор. Услышав, что на пожертвования, сказал: а мне говорили в Самаре много богатых людей и каждый из них может построить собор. Не знаю, Государь, последовал ответ. А вы сами можете построить? Нет, Государь, был ответ. Сто тысяч я мог бы дать. Девятнадцать лет руководил работой по строительству собора Е.Н. Шихобалов, а после его смерти А. Н. Шихобалов. В течение 50 лет А.Н. Шихобалов являлся церковным старостой. В 1888-1904 гг. он вкладывал свой капитал в достройку собора, а с 1904 года содержал собор на свои средства. [15]

Антон Николаевич не любил предавать гласности свои благотворительные дела. Долго допытывался владыка Гурий, сколько денег тот потратил на отделку Самарского Кафедрального собора, да все безуспешно. «Бог знает. А сам я и не помню. Запишите что-нибудь и ладно», - со смиренной хитрецой отвечал Шихобалов. А жители его родного села Наченалы тоже не сразу узнали, на чьи средства у них построена школа.[16]

Некоторые сельские церкви тоже построены на деньги Шихобаловых. В окрестностях с. Грачевка Бузулукского уезда был построен Свято-Троицкий женский монастырь. Местные жители называли его Шихобаловский. Для строительства Шихобалов выделил 2 участка земли общей площадью более 500 десятин и стоимостью 30 тыс. руб. Для обеспечения причта общины Антон Николаевич внес в государственный банк 10000 руб., проценты, с которых должны были поступать в пользу священника и псаломщика. По мнению Шихобалова, устраиваемый монастырь должен был благотворно влиять на нравственность местного православного населения. Для монастыря была выбрана возвышенная поляна, со всех сторон окруженная лесом, неподалеку находилось большое озеро, а в двух верстах - р. Самара, на которой стояла мельница Шихобалова с большим двух этажным домом и садом. В начале 1897 года место и закладка храма были освящены. Икону для освещения привезли из соседнего села Съезжее. Из этого же села совершен крестный ход. К осени 1898 года важнейшие сооружения монастыря были построены. Его строения представляли собой целый комплекс. Монастырский храм во имя Святой Троицы, построенный по проекту А.К. Левенштерна, вмещал до 800 человек. Иконы выполнялись художником Мусатовым в мастерской самарского иконописца Белоусова. Рядом с храмом находился фамильный склеп Шихобаловых, в котором погребены останки матери Ксении Яковлевны. Кроме храма внутри ограды было построено семь деревянных зданий, среди которых было училище.[17]

В Самаре при его участие построена Покровская церковь, а в Засамарской слободе – Троицкая церковь, на Всех святых кладбище, кроме вышеупомянутых – загородная Сергиевская церковь и храм в Свято-Николаевском монастыре. Строительство богоугодных заведений – еще один немаловажный момент в благотворительности А.Н. Шихобалова: в Самаре он создает богадельню с домовой церковью при ней, странноприимный (для странников) дом, учреждает в с. Колокольцовке приют для сирот, чьи отцы погибли на русско-турецкой войне. Оказал материальную поддержку, жертвует здание самарскому обществу «Дома трудолюбия» и жителям г. Сызрани, которых летом 1906 г. постиг страшный пожар. Шихобалов финансирует Константиновскую богадельню, приют для слепых, участвует в открытии общежития при первой женской гимназии, в строительстве здания биржи и коммерческого училища. В 1908 году дарит городу Шихобаловскую больницу на ул. Сокольничьей, оборудованную по последнему слову медицинской техники начала XX века. Оборудование обошлось в солидную сумму – 202 тыс. 717 руб. (Заведовали больницей дочери А.Н. Шихобалова: Мария Антоновна Сурошникова и Екатерина Антоновна Курлина). Лежа на смертном одре, Шихобалов давал наказ, чтобы половина коек предоставлялась неимущим больным, у которых не было денег заплатить за лечение.[18]

Когда началась русско-японская война, купец пожертвовал на армию десятки тысяч руб. Самарские краеведы подсчитали: общая сумма его пожертвований составила чуть не полтора миллиона рублей. Благодаря своей хозяйственной и благотворительной деятельности, Антон Николаевич приобрел авторитет и высокий социальный статус. Он неоднократно избирался гласным городской думы, был членом учетного комитета Волжско-камского коммерческого банка, на протяжении 50 лет являлся ктитором (церковным старостой). В 1894 г. в качестве депутата от Самары присутствовал на коронации Николая II. А.Н. Шихобалов награжден орденами Святого Станислава II и III степеней и Святой Анны. В 1908 году незадолго до смерти, он стал Почетным гражданином Самары.[19]

Улица Сокольничья была переименованы в Шихобаловскую (ныне Ленинская), а в сквере построенным Антоном Николаевичем больницы установлен в 1909 г. его бюст. Судьба отмерила Шихобалову ровно 81год. Он умер в день своего рождения. Похороны были многолюдными тому свидетельства старинные фотографии. Отпевали его в Ильинской церкви, а похоронили в ограде Покровской церкви рядом с больницей, построенной на его деньги. [20]

Изучив литературу о биографической, хозяйственной деятельности А.Н. Шихобалова я считаю, что причины и источники его благотворительной деятельности не в рекламе или тщеславии, а в вере в Бога и чувстве своей ответственности; порой вины перед Богом за грех «эксплуатации» ближнего, снимавшуюся лишь в результате благотворительного поступка, искупления, жертвы…

Пожалуй, нельзя не согласится со словами В.М. Сурошникова, сказанными в 1912 году: « Пройдет, быть может, много лет, прежде чем мы начнем внимательно изучать историю Самарского края и его замечательных общественных деятелей, но, когда наступит время, биография Антона Николаевича, без сомнения, будет изучаться в народных школах».[21]

3.2. Аржановы

С. Л. Аржанов (1822-1896) - самарский купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин. Аржановы были самарским купеческим родом, ведущим начало от уральских казаков, прибывших в Самару во 2-ой четверти 19века.

Основателем самарской ветви Аржановых стал Ларион Иванович Аржанов, в 1881году указавшийся самарским купцом и владельцем 1295 десятин земли в Самарском уезде. Основой богатства Аржановых было земледелие. Им принадлежало 154,6 тысяч десятин земли и несколько паровых мельниц. Семен Ларионович был одним из пайщиков акционерного пароходного общества «Кавказ и Меркурий» совладелец теплохода «Двенадцатый год», а также крупнейшим землевладельцем Самарской губернии.

Первые годы пребывания Аржановых в Самаре не отмечены каким-либо участием в общественной жизни города. А действия купца очень часто вызывали резкую оценку со стороны общественности. Самую краткую и ёмкую характеристику Аржановым дал присяжный поверенный К.К. Позерн, называвший их не мукомолами, а процентовщиками. Городской голова П.В. Алабин советует Аржановым сделать крупное пожертвование на благие цели, чтобы смягчить их положение. Но получает отказ. Однако, вскоре С.Л. Аржанов перевёл на счет Константинопольской богадельни 30 тысяч рублей «… в память деда, бабки, отца, матери жертвователя, его самого и жены его». Вот тогда Аржановы сделали первое крупное пожертвование. Потом Семён Ларионович делает крупные пожертвования для единоверческой церкви Казанской иконы Божьей матери, находившейся на пресечении современных улиц Фрунзе и Некрасовской.[22]

Во время войны с Турцией С. Аржанов пожертвовал в 1877 году 1 тысячу рублей на нужды больных и раненых. На следующий год сделал крупное пожертвование в пользу общества попечения о бедных, за что был избран его пожизненным почётным членом.[23]

В 1893г. купец передал в дар публичному музею города старинные английские столовые часы, принадлежавшие ранее атаману уральских казаков Бородину. Начало ХХ века можно назвать переломным в истории семейства Аржановых. Долгий прогресс дикого накопления капитала завершился к 1900 году. Отец и сын имели почти 40 тыс. десятин земли в Самарском, Бузулукском уезде. Например, мельница в с. Павловке (с. Богатое) приносила полтора миллиона рублей дохода, на ней работало 100 рабочих. В начале 90-х ХIХ в. Семён Ларионович передал ведение своего обширного хозяйства сыну Лаврентию. С этого времени начинает формироваться иной имидж Аржановых. Не берусь сказать, что было тому причиной. Возможно, доброе начало дремало до поры до времени в Лаврентии Семеновиче, а может ранняя смерть жены, сына повлияла на переоценку ценностей – материальных и духовных. Но факт остается фактом. Лаврентий Семёнович стал больше участвовать в общественной жизни города, оказывать материальную помощь бедствующим людям. А за активную благотворительную деятельность даже «перепрыгнул» в табелях о рангах сразу на десять чинов. Представитель купеческого сословия был произведен в чин действительного статского советника «вне правил». Л.С. Аржанов был старостой Казанско-Богородицкой единоверческой церкви, попечительствовал над ней. В 1895 г. оплатил изготовление и доставку из Саратова 2-х больших многопудовых колоколов. Подарил серебряное с позолотой облачение для святого престола. А в 1914г. пожертвовал причту этой церкви два стоящих рядом с храмом дома. При строительстве Трубочного завода он предал свои сад и 2-этажную дачу напротив со всеми строениями под устройство школы, библиотеки-читальни, столовой и детской площадки для рабочих и их семей. 1

Как и отец, Лаврентий Семёнович становится пожизненным почетным членом Самарского губернского общества детских приютов; членом губернского комитета по призрению детей воинов; Членом правления Самарского попечительского общества о «Доме трудолюбия»; членом попечителем совета Николаевского сиротского приюта; членом совета Самарской общины сестёр милосердия имени великой княжны Ольги Николаевны, пожизненным почетным членом Самарского детского приюта для бездомных детей имени великой княжны Анастасии Николаевны. 6 мая 1900 году Л.С. Аржанову присвоено звание потомственного почетного гражданина. В 1900году в Самаре проходит акция по оказании помощи больным и раненым на Дальнем Востоке. Самое большое пожертвование сделали братья Л.С. и П.С. Аржановы – 6тыс. рублей. Л.С. Аржанов был в списке лиц, которые финансировали открытие в Самаре женской прогимназии (пожертвовал 3тыс. рублей.). В 1901году открылось богадельня Аржановых. В 1902году Лаврентий Семенович пожертвовал в пользу «Дома трудолюбия» 10тыс. рублей, за что удостоился благодарности императрицы. А в 1903году Л. С. Аржанов вложил крупные пожертвования на создания комплекса зданий Ольгинской общины сестер милосердия.[24]

Осталось в памяти земляков легенда о фантастической щедрости Л.С. Аржанова. В 1880-1882годах шёл ремонт у Аржановых, ремонт вела семейная бригада Челышевых. После обеда строители спали. А один парнишка, то был Миша Челышев, читал книжку. Удивился купец. Зашёл другой раз снова видит его за книжкой. «И в третий раз зашёл. Потом позвал мальчишку к себе в контору, поговорил с ним, да взял и подарил ему 10тыс. руб. На эти деньги его отец открыл своё дело, во главе которого по совершеннолетию и стал Михаил». А самое крупное пожертвование за всю историю семейства Аржановых сделал Лаврентий Семёнович, вскоре, после смерти сына Семёна. Лаврентий Семёнович решив построить в Самаре бесплатную эпидемическую детскую больницу.[25]

Больница была построена в 1914 году. В наше время надпись на больнице, где проступала сквозь наслоения краски фамилия Аржанова, старательно закрашивали. Будь моя воля, я бы укрепила на стене мраморную доску с таким текстом: «Здание бесплатной инфекционной больницы построено в 1914 году на средства самарского купца 1 гильдии, коммерции советника Л.С. Аржанова». Это было бы не только восстановление исторической справедливости. Эта доска, может быть, побудила наших «новых русских» задуматься не о том, какое они состояние сколотили, какое передадут наследникам, а какую память оставят о себе в истории города, людской памяти.

III. Заключение

Самарское купечество было самой активной, самой деятельной частью тогдашнего общества. Пожалуй, все церкви возводились при их участии. Можно, конечно, объяснить трату гигантских сумм самарскими миллионерами корыстью, но это не так, как правило, мотивы этой деятельности отражали стремление помочь родному городу, стране, выполнить моральные, в том числе и религиозные заветы. Кроме этого благотворительность ХIХ в. была частной, а не корпоративной как сейчас. Купцы отдавали свои деньги – деньги семьи. В современных компаниях спонсорские суммы стоят строкой в расходах компании. А тогда «денежные мешки» поддерживали образовательные учреждения. Челышовские и Брянчаниновские именные стипендии получали ученики мужских и женских гимназий города. Понимали земляки наши, по словам К. Головкина, что «оставить след какой-то нужно…».

До сих пор используются корпуса мельниц П.С.Субботина, И.Д.Зворыкина, макаронной фабрики О.К. Кеницера, Жигулевского пивзавода А.Ф. Вакано, здания больниц И.М. Плешанова, А.Н. Шихобалова, богаделен И.В. Константинова, Я.Г. и И.Я. Соколовых, бесплатного ночлежного приюта имени Кириллова, лютеранской кирхи, построенной на средства Е.Н. Аннаева. Много лет служил городу водопровод, к сооружению которого были причастны М.И. Назаров, П.С. Субботин. На свои средства построил линии общегородской канализации А.Ф. Вакано.

Кто из самарцев не знает знаменитый особняк купхичи Курлиной. Но немногим известно, что свои прибыли от хлеботорговли Варвара Акимовна с мужем Константином Ивановичем вкладывали в помощь слепым, сиротам, душевнобольным и детям погибших воинов. «Стараниями жен и финансами мужей» семейств Курлиных, Головкиных, Тимрот и других в 1875году в Самаре организован Мариинский приют для девочек от пяти о семнадцати лет. Сироты обучались здесь письму, арифметике, чтению и рукоделию.

Альфред фон Вакано содержал просветительные кружки, финансировал семейно-педагогические чтения. Как-то обратился в городскую управу с просьбой разрешить ему на свои деньги обустроить площадь вокруг театра, спуск к Волге и детскую площадку.

Отец и сын Соколовы единственным условием благотворительности ставили увековечение своего имени. Они открыли в городе богодельни и странноприимный дом. Последний с целым комплексом построек – пекарни, сараи, баня, погреба – возвели, кстати, в собственном саду. Для безбедной жизни престарелых и увечных пожертвовали капитал в 30 тысяч рублей и проценты с него.

В немалой степени именно купечеству мы обязаны тем, что ветка железной дороги на Сибирь прошла не через Казань, а через Самару, что сделало наш город крупным транспортным узлом, дав толчок его развитию. А разве не деятельность торговых людей привела к тому, что самарская пшеница стала известна во многих странах Европы?

Купцы заботились и о системе образования в губернии. В 1873г. 29 гласных городской думы обратили внимание своих коллег на отсутствии в крае учебных заведений, которые давали бы специальное образование, столь необходимое молодым людям для предстоящей им торгово-промышленной деятельности.

Самарские купцы, нередко упрекаемые в косности, поставили вопрос об организации реального училища. Его окончание давало право поступать в высшие учебные заведения. И такое училище с 6-летним среднем обучении было открыто в Самаре в 1880 году. Позже его здание фактически заново отстроила чета Субботиных.

Полученный капитал самарские купцы не прятали в чулок, а вкладывали в развитие своего дела, которое приносило изрядный доход городу, работу и заработок людям, благодаря деятельности самарских купцов, их трудами и заботами Самара стала, по выражению Т.Г. Шевченко Приволжским Орлеаном.

Благотворительность А.Н. Шихобалова, Л.С. Аржанова и подобных им купцов, предпринимателей, торговцев – прекрасный пример для современных коммерсантов, бизнесменов, новоиспеченных капиталистов, для всего общества.

Предваряя свою историю государства Российского, Н.М. Карамзин писал: «История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая, зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего».

Мы считаем, что сегодня, как никогда, полезно оглянуться назад, посмотреть в это «зерцало», и, может быть, мы увидим, куда и как далеко зашла наша страна, что потеряли и что обрели, что оставим в наследство потомкам.

Антон Николаевич Шихобалов посмертно разделил печальную участь дореволюционной Самары, малой частицей которой он являлся. Нет уже давно Кафедрального собора и большинства церквей, на месте старых кладбищ – стадионы и пустыри, с землей сравняли и могилу Шихобалова.

Однако, время все расставляет по своим местам. Мы вновь припадаем к подрубленным корням национальной культуры и истории, узнаем имена великих людей и простых смертных, некогда живших в российских городах и весях.

IV. Список используемой литературы

1. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. Москва, 2005г.

2. Демидовы Андрей и Ирина. «Мелодии старой Самары» (Книга для любителей российской истории). Книга 1 . Самара, 1992г.

3. Демидовы Андрей и Ирина. «Ах, Самара - городок» (Книга для любителей российской истории). Книга 2 . Самара, 1993г.

4. Каргарьян В., Неверова В. «По улицам старой Самары». Путеводитель.Куйбышев, 1998 г.

5. Казарин В.Н. «Возрожденные имена».Самара, 2004 г.

6. Край Богатовский (Очерки истории Богатовского района с древности до н. ХХ в.). Самара: Изд-во «Самарский университет», 2001г.

7. Моргун А.Г. «От крепости Самара до города Куйбышева. Заметки по архитектуре Куйбышева». Куйбышев, 1986 г.

8. Московский О. «Спортсмен капитала». Газета «Волжская коммуна . №108, 1991г.

9.Портал www SAMARA. ru Интернет страницы.

10. Периодическая печать: газеты «Волжская коммуна», «АиФ. Самара».

11. «Самарская летопись Очерки истории Самарского края с древнейших времен до начала ХХ в.» Книга 1. Под редакцией П.С. Кабытова, Л.В. Храмкова. Издательство Самарский университет, 1993 г.

12. Семенова Е.Ю. Благотворительные учреждения Самарской и Симбирской губернии в годы Первой мировой войны (1914-нач. 1918гг): Учеб. Пособие. – Самара: Изд-во «НТЦ», 2004.

13. Чернов А. А.Н. Шихобалов – имя нарицательное… Журнал «Бурлак», № 4, 1993.

Приложение

Словарь

Благотворить – благодетельствовать, делать добро.

Благотворитель – творящий, делающий добро другим.

Благотворительный - (о человеке) – склонный к благотворению. Человек готовый делать добро, помогать больным;

(об учреждении, заведении) – устроенное для призрения дряхлых, увечных, хворых, неимущих, или ради попечения об них.

Меценатство – покровительство наукам и искусствам со стороны богатых и влиятельных людей.

Попеченье – забота, усердие, раченье и старанье о чем-либо.

Попечитель ( -ница) – пекущийся о ком или о чем-либо, старатель, заботник, радетель, заведует делами сирот, состоящих под опекою.

Приют – убежище, прибежище, заведение для призренья, дряхлых, убогих или сирых; богодельня, детские приюты – воспитательные заведения.

Богодельня – заведение для призора дряхлых, увечных и неисцелимых нищих, божий дом. Божий приют.

Формы благотворительности

1) выдача единовременных или постоянных денежных и натуральных пособий;

2) предоставление жилья, ночлега;

3) бесплатные обеды;

4) стипендии для учеников гимназий и училищ;

5) врачебная помощь;

6) оплата лекарств.

Благотворительные заведения

1) богодельни;

2) приюты;

3) ночлежные дома;

4) бесплатные и дешевые столовые и чайные;

5) общины сестер милосердия;

6) больницы;

7) школы;

8) училища;

9) церкви.

Справочный материал

ШИХОБАЛОВ, Иван Андреевич (1764-2(14).07.1848). Родоначальник семьи самарских купцов меценатов. Отец Н. И. ШИХОБАЛОВА, дед Антона Николаевича, Михея Николаевича, Емельяна Николаевича, Матвея Николаевича ШИХОБАЛОВЫХ. Родился в селе Наченалы Ардатовского уезда Симбирской губернии. В 1833 после пожара, в котором погибло всё имущество зажиточного крестьянского рода, ШИХОБАЛОВ с сыновьями Николаем, Осипом и Лаврентием переехал в Самару. По указу Симбирской казённой палаты от 16 ноября 1834 г. причислен в самарское купечество.

ШИХОБАЛОВ, Николай Иванович (1788-1856). Купец 2-ой (в некоторых источниках первой гильдии. Отец Антона, Емельяна, Михея и Матвея ШИХОБАЛОВЫХ.) ШИХОБАЛОВЫ. Родился в селе Наченалы Симбирской губернии. В 1833 после пожара в селе переехал в Самару. На Урале и в Киргизских степях закупал гурты баранов и быков, которые значительно набирали вес на пастбищах по дороге в Самару. Позднее завёл небольшой салотопильный завод и торговал салом, в т. ч. и за границу. Жена- Ксения Яковлевна (1785-1848).

ШИХОБАЛОВ, Матвей Николаевич (15.08.1806-29.04.1881.). Купец 1-ой гильдии. Потомственный почётный гражданин города Самары (1863). Сын Николая Ивановича ШИХОБАЛОВА. Родился в селе Наченалы Симбирской губернии. В 1833г. вместе с отцом и братьями приехал в Самару. До 1856г. вёл хозяйство вместе с братьями, затем занялся хлеботорговлей и животноводством, был одним из крупнейших землевладельцев губернии. Вместе с братьями участвовал в благотворительных акциях, в т. ч. в строительстве Покровского храма. Жена - Елизавета Ивановна (1818-1859). Дети: Иван (1838-12.07.1868), Елизавета (1860-?). Похоронен в семейной усыпальнице при Покровском храме, 1993г. перезахоронен на территории храма.

ШИХОБАЛОВ, Михей Николаевич (15.08.1806-29.04.1881). Купец 1-ой гильдии. Потомственный почётный гражданин города Самары (1863). Сын Николая Ивановича ШИХОБАЛОВА. Родился в селе Наченалы Симбирской губернии. В 1833г. вместе с отцом и братьями переехал в Самару. Занимался хлеботорговлей, сельским хозяйством, имел большие наделы земли, хутор близ села Петропавловского. Участвовал в общественной и благотворительной деятельности. Вкладывал средства в строительство Кладбищенской церкви во имя всех святых (1865г., перестроина под клуб швейников). Жена - Авдотья Степановна (1803-?). Дети: Наталья (1823-?), жена С. Г. Карпова; Прасковья (1832-?), жена М. В. Сурошникова; Дарья (Мария?) (1824-?), жена С. Г. Дъякова. ШИХОБАЛОВ похоронен на кладбище Всех святых церкви.

ШИХОБАЛОВ, Емельян Николаевич (1814-7.10.1888). Купец 1-й гильдии, потомственный почётный гражданин Самары (1863). Сын Николая Ивановича ШИХОБАЛОВА, отец Ивана Емельяновича ШИХОБАЛОВА.

Родился в селе Наченалы Симбирской губернии. В 1833 г. вместе с отцом и братьями приехал в Самару. Грамоте учился у дьячка. Поначалу вёл дело совместно с братьями, в 1856г. состоялся раздел имущества. Шихобалов владел салотопильным заводом и бойней баранов. Вёл коммерческие дела моск. и СПб. Купечеством, был крупным землевладельцем. До преобразования Самары в губернский город являлся городским головой. В 1869-1888 гг. -член строительной комиссии по сооружению Кафедрального собора, вносил значительные средства. С 1869г. - почётный мировой судья Самары. С 1870-1880гг. - гласный городской Думы. Жена: Наталья Семёновна (1810-1.10.1873). Кроме сына Ивана имел дочь Анну (?-1865).

ШИХОБАЛОВ, Павел Иванович (2.01.1870-1929). Купец 1-ой гильдии. Потомственный почетный гражданин г. Самары. Сын И.Е. Шихобалова. Муж В.Л. Шихобаловой.

Родился в Самаре. После смерти отца воспитывался дедом, Е.Н. Шихобаловым. Арендовал водяную мельницу в с. Богатое у Л.С. Аржанова. Используя новейшие достижения мукомольного производства, построил 6-этажную мельницу. Высокосортная мука нового помола завоевала известность, ее покупали в различных городах России и Средней Азии. В Самаре Шихобалов создал общегородской элеватор, где могли хранить зерно все желающие.

Пытаясь восполнить пробелы образования, много путешествовал. Вместе с женой в 1895-1914гг. посетил Францию, Италию, Польшу, Германию. Египет, Индию и др. страны. Во время поездок П. И. Шихобалов изучал археологию, музеи, быт этих стран, а также новшества в ведении сельского хозяйства, мукомольного дела, животноводства. Привозил в Самару всевозможные сувениры и экспонаты в дар Публичному музею. По совету художника В.В. Гундобина П.И.Шихобалов с женой стали приобретать работы в мастерских живописцев и собрали уникальную коллекцию произведений художников-передвижников. Ими приобретены картины И. Репина, В. Сурикова, Н. Ярошенко, В. Поленова, В. Маковского, М. Нестерова, К. Коровина и др. Со многими художниками (Суриковым, Маковским, Нестеровым) П. Шихобалов был хорошо знаком. С Репиным и Дубовским состоял в переписке. Коллекция картин находилась в парадных залах и жилых комнатах особняка Шихобалова, известного как особняк с атлантами, построенного в 1906г. в стиле модерн. В 1918г. коллекция была предана Самарскому Публичному музею сыном П.И. Шихобалова Лаврентием.


[1] Семенова Е.Ю. Благотворительные учреждения Самарской и Симбирской губернии в годы Первой мировой войны (1914-нач.1918гг.): Учеб. пособие. Самара: Изд-во «НТЦ», 2004. С. 9-11.

[2] Семенова Е.Ю. Благотворительные учреждения Самарской и Симбирской губернии в годы Первой мировой войны (1914-нач.1918гг.): Учеб. пособие. Самара: Изд-во «НТЦ», 2004. С. 12-13.

[3] Там же. С. 27-35.

[4] Самарская летопись: Очерки истории Самарского края с древнейших времен до начала ХХ века: в 3-х книгах /Под ред. П.С. Кабытова, Л.В. Храмкова. Самара: Изд-во «Самарский университет», 1993, С.42.

[5] Самарская летопись: Очерки истории Самарского края с древнейших времен до начала ХХ века: в 3-х книгах /Под ред. П.С. Кабытова, Л.В. Храмкова. Самара: Изд-во «Самарский университет», 1993, С. 43-45.

[6] Демидовы Андрей и Ирина. Мелодии старой Самары. (Книга для любителей российской истории). Самара, 1992. С. 18.

[7] Там же. С. 18.

[8] Московский О. «Спортсмен капитала». Газета «Волжская коммуна . №108. 1991г.

[9] Казарин В.Н. Возрожденные имена. Самара ,2004г. С. 56-57.

[10] Московский О. «Спортсмен капитала». Газета «Волжская коммуна . №108, 1991г.

[11] Московский О. «Спортсмен капитала». Газета «Волжская коммуна №108, 1991г.

[12] Чернов А. А.Н. Шихобалов – имя нарицательное… Журнал «Бурлак», № 4, 1993г.

[13] Казарин В.Н. Возрожденные имена. Самара , 2004г. С. 64.

[14] Казарин В.Н. Возрожденные имена. Самара , 2004г. С. 64.

[15] Там же. С. 66.

[16] Там же. С. 66

[17] Край Богатовский (Очерки истории Богатовского района с древнейших времен до нач. ХХ в.). Самара: Изд-во «Самарский университет», 2001. С. 174-176.

[18] Чернов А. А.Н. Шихобалов – имя нарицательное… Журнал «Бурлак», № 4, 1993.

[19] Еременко С. Стараниями жен и финансами мужей.. Аргументы и факты. №50, 1999.

[20] Московский О. «Спортсмен капитала». Газета «Волжская коммуна №108, 1991г. С. 27

[21] Московский О. «Спортсмен капитала». Газета «Волжская коммуна №108, 1991г.

[22] http: //www. Samara. ru // paper 81/19998/26238/

[23] Казарин В.Н. Возрожденные имена. Самара , 2004г. С. 162-163,167.

[24] Казарин В.Н. Возрожденные имена. Самара , 2004г. С. 168-169.

[25] Казарин В.Н. Возрожденные имена. Самара , 2004г. С. 172-174.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top