Толстова Т.С.

Российское общество в XIХ в. двигалось по пути модернизации и европеизации. Вместе с тем, оставалось множество пережитков, которые выдавали патриархальность России, стремившейся к достижению уровня развития западных стран. Фактор происхождения человека и в XIX в. играл важную роль, хотя, несомненно, меньшую, нежели несколько веков назад. Первым поставил под сомнение важность происхождения человека Пётр I, когда стал набирать помощников не из знатных, а талантливых и никому не известных людей. Так он подорвал принцип сословности в деле достижения материальных благ. Вместе с тем, остался другой принцип – принцип законности рождения. Незаконнорожденные дети обрекались на бесправие. С 30-х гг. XIX в. вопрос о незаконнорожденных детей активно появлялся в законодательных постановлениях, но только с середины того же века законодательная власть империи стала уделять должное внимание этой проблеме. В истории Российской империи вопрос о внебрачных детях в последний раз закрепился законодательно в 1913 г.

Значимость темы состоит в том, что вопрос наделения или, наоборот, обделения внебрачных детей правами отражает степень патриархальности общества, поскольку показывает, насколько общество уверено в ответственности детей за своих родителей. По сути, бесправность незаконнорожденных детей – это плата за грех, совершенный родителями.

С другой стороны, осуждение незаконнорожденности показывает, насколько общество предъявляет себе нормы морали. Поскольку, фактически, требование законности детей – это требование соблюдения супружеской верности обоих супругов и требование целомудрия от женщины.

Вопрос положения незаконнорожденных детей в Российской империи в указанные сроки уже поднимался в научной среде, но работ по этой теме очень мало. Среди ранних, еще дореволюционных исследований следует выделить работы Г.В. Гессена и А.Г. Гасмана[1], которые составлены в виде комментариев к законодательству. Следует также отметить работу В.В. Розанова[2], которая комплексно затрагивает семейный вопрос в стране, однако с философской точки зрения, а не историко-юридической. Кроме того, в книге нет ссылок на источники, что затрудняет ее использование в научных целях. Наиболее полное отражение проблема юридического статуса незаконнорожденных детей в Российской империи нашла в монографии В. А. Веременко[3].

Объектом исследования служат законодательные акты Российской империи, регламентирующие юридическое положение незаконнорожденных детей дворян.

Предметом исследования является юридический статус внебрачных дворянских детей в Российской империи.

Таким образом, хронологические рамки исследования ограничиваются периодом с середины XIX в. до 1913 г., когда вышло последнее в Российской империи постановление по проблеме положения незаконнорожденных детей.

Цель работы – определить, как менялся статус незаконнорожденных детей в Российской империи в указанное время.

В связи с обозначенной целью следует решить несколько задач. Прежде всего, необходимо выяснить, кто официально считался незаконнорожденным ребенком и как это менялось на протяжении указанного периода. Также следует определить, какими личными правами обладал внебрачный ребенок и как его положение можно было изменить в лучшую сторону.

Для решения поставленных задач необходимо проанализировать ряд источников, а именно, законодательные документы касательно этого вопроса, представленные в Полном собрании законов Российской империи[4].

Незаконнорожденные дети в Российской империи издревле были бесправной категорией населения. В XIX в. вопрос об улучшении положения внебрачных детей встал, как никогда, остро. В результате, на протяжении столетия, особенно, второй его половины, вышли ряд законодательных документов, регламентирующих положение таких детей. Ниже буду проанализированы эти акты в хронологическом порядке.

На территории Российской империи положение незаконнорожденных детей сильно разнилось. Собственно, статус внебрачного ребенка зависел, в первую очередь, от региона, в котором он родился. Так, необходимо признать, что в центральной России положение этой категории детей было хуже, чем, например, в Царстве Польском или Остзейских (Прибалтийских) губерниях. Основное внимание в работе будет уделено именно общему законодательству, а не местному.

В ходе исследования удалось выяснить некоторые аспекты положения внебрачных детей до середины XIX в.

Так, в Высочайше утвержденном Положении «О Комиссии Прошений» от 18 января 1835 г. указанно, что к рассмотрению не принимаются прошения об узаконении незаконнорожденных детей и об уравнивании их с законными детьми детей, рожденных до брака с настоящей женой[5].

На основании данного постановления можно сделать вывод о том, что узаконить внебрачного ребенка было практически невозможно, поскольку даже прошение по данному вопросу заведомо отвергалось в соответствующих органах.

Огромную ценность для изучения положения незаконнорожденных детей представляет Высочайшее утвержденное мнение Государственного Совета от 6 февраля 1850 г. «О пояснениях и исправлениях узаконений о действительности и законности браков и о детях, от сих браков рожденных», где представлено подробное разъяснение того, кого считать незаконнорожденными [6]. Согласно этому документу незаконными признаются дети:

  1. Рожденные вне брака, даже если позже их родители вступили в официальный брак;
  2. Рожденные в результате прелюбодеяния;
  3. Рожденные после смерти мужа матери или после развода по прошествии больше, чем 306 дней;
  4. Рожденные в браке, который позже был признан незаконным и недействительным;
  5. Рожденные в браке, расторгнутом на основании доказанной неспособности мужа к супружескому «сожитию».

Здесь же прописано, что дети, рожденные от брака, расторгнутого по причине прелюбодеяния матери, признаются законными, если рождение их до развода не было сокрыто от мужа при отсутствии иных доказательств незаконности детей.

В этом же документе содержатся указания на некоторые личные права внебрачных детей, а именно отсутствие прав на фамилию отца и наследство любого из родителей и родственников. Причем, этот постановление действует даже в том случае, если ребенок живет и воспитывается своими кровными родителями.

Можно сделать промежуточный вывод, что статус незаконнорожденного ребенка накладывает огромный отпечаток на человека, поскольку тот лишается прав, которые кажутся неотъемлемыми. Ребенок, лишенный права фамилии и имущества, фактически, оставался даже не сиротой, а безродным человеком. Отсутствие официальной фамилии озадачивало школы, в которых учились незаконные дети, поскольку администрация школы не знала, как правильно записать ребенка. У детей оставались лишь прозвища, но не утвержденные при рождении отчество и фамилия[7].

В добавление к указанным выше личным правам внебрачных детей следует привести Высочайшее утвержденное мнение Государственного Совета от 28 марта 1965 г. по вопросу о том, имеют ли незаконнорожденные дети одной матери право наследования друг другу[8]. Это постановление вышло в результате единичного случая, который никак не могли решить на основании существующего законодательства. В результате было прописано, что незаконнорожденные дети не могут наследовать другу, поскольку в наследство вступают только родственники, связанные кровным родством, а кровное родство юридически определяется рождением всех наследуемых друг другу детей в законном браке.

Вместе с тем по законам Прибалтийских губерний и Бессарабии незаконнорожденные дети пользовались правом наследства в отношении матери и ее родственников наравне с законными детьми, а в Царстве Польском внебрачные дети могли получить фамилию отца при обоюдном признании родителями этого ребенка. Здесь стоит еще добавить, что в Финляндии дети, рожденные невестой в результате изнасилования или обольщения, вообще признавались законными[9].

Незамужние женщины, родившие ребенка, имела только два выхода улучшения бесправного положения своего ребенка: либо записав его на других родителей, либо не крестив его вообще, что автоматически лишало его официального существования. В.А. Веременко приводит случай, когда суд отклонил иск женщины, обвинившей своего мужа в том, что тот записал своего внебрачного ребенка на ее имя. Этот случай широко обсуждался в прессе и был одобрен на основании того, что только такое пусть и преступление способно избавить ребенка от ярлыка бесправного и незаконного на всю последующую жизнь[10].

Одним из самых главных последствий рождения незаконного ребенка становилось лишение его дворянских привилегий и автоматическое записывание в податное сословие. В результате он лишался всех привилегий своих родителей. Выходит, что даже воспитываясь кровными родителями и живя с ними, статус незаконного не позволял по факту дворянскому ребенку на равных участвовать и разделять образ жизни своих родных[11].

Вместе с тем, были случаи, когда дворянам удавалось передать свои привилегии незаконным детям. Так, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 25 октября 1860 г. постановило об удовлетворении прошения о присвоении прав потомственного дворянства и фамилии матери детям дворянки Елизаветы Августинович, рожденных ей в незаконном браке с чиновником Юсуповым при жизни его первой жены. Дворянка доказала, что не знала о незаконности своего брака, и в результате из-за признания ее неведения, Государственный Совет постановил присвоить её детям права потомственного дворянства и фамилию матери[12].

Необходимо признать, что положение незаконнорожденных детей зависело от материального благосостояния их родителей. Богатые дворяне всегда могли повлиять на судьбу своего ребенка. Подкупая те или иные институты и организации, родители незаконных детей могли «выбивать» им равные с остальными права. Вместе с тем, существовали способы сокращения расходов на внебрачных детей. Во-первых, существовали Воспитательные дома, куда ребенка можно было подкинуть или официально передать. А во-вторых, ребенка можно было увезти далеко в деревню к родственникам. В первом случае, дети переходили под опеку государства, а во втором случае родители ограничивались регулярной денежной помощью, даже не платой. Но что для дворянства немаловажно, в обоих случаях они снижали вероятность укора общества, уменьшали свой позор.

В 1891 г. появилось Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 12 марта «О детях узаконенных и усыновленных»[13]. В нем прописывалась возможность сохранения детьми статуса законных после признания брака недействительным. Одной из важнейших уступок в документе стало узаконение детей, рожденных вне брака, с момента заключения брака родителями, за исключением рождения этого ребенка в результате прелюбодеяния. При этом, дети приобретают все права и привилегии законных детей, что ставит их на один уровень с полноправными родственниками.

Главным законом в рассматриваемый период стало Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 3 июня 1902 г. «Об утверждении правил об улучшении положения незаконнорожденных детей»[14]. Г.В. Гессен пишет, что на протяжении всего XIX в. к государю поступали ходатайства с просьбой изменить статус незаконнорожденных детей и наделить их правами. Именно закон от 3 июня 1902 г. выполнил большинство просьб и существенно облегчил участь незаконных детей[15]. Особое внимание Г.В. Гессен уделяет тому, что в документе отсутствует слово «незаконнорожденные» - оно повсеместно заменено на «внебрачные», что, по мнению автора, является шагом в сторону устранения бесправия таких детей, которые не обязаны отвечать за грех своих родителей[16].

Следует привести главные изменения, указанные в документе. Прежде всего, статья 131 гласит, что дети, рожденные в браке, которые в последствии признан недействительным, остаются законными и пользуются всеми правами законных детей. Здесь же указано, что оба родители обязаны содержать ребенка независимо от того, с кем ребенок проживает.

В результате статус внебрачных получили следующие категории детей:

1) Рожденные незамужней женщиной;

2) Рожденные в результате прелюбодеяния;

3) Рожденные после смерти мужа матери, или развода, или признания брака недействительным по прошествии больше, чем 306 дней.

В законе прописано также то, что отец обязан давать средства на содержание ребенка до его совершеннолетия, а в случае, если мать не может обеспечивать себя из-за ухода за ребенком, отец обязан содержать и ее.

Вместе с тем, указывается, что незаконный ребенок не имеет права наследования по отношению к отцу, его родственникам и родовому имуществу матери.

В итоге, становится очевидным, что документ от 3 июня 1902 г. законодательно оформляет существенные послабления в отношении бесправия незаконных детей, главным образом, за счет сокращения категорий, попадающих под статус незаконнорожденных.

Постановление от 13 мая 1913 г.[17] узаконило основные положения документа от 3 июня 1902 г. в губерниях Царства Польского и Прибалтийских. Как и в XIX в. законодательство в регионах оказалось мягче, чем в центральной России. В частности, по указанному документу в Прибалтике и Польше существовала возможность признания детей законными, даже если они родились в результате прелюбодеяния, путем вступления в брак его кровных родителей.

Различие в строгости законодательства демонстрируется и в вопросе о том, кого считать внебрачными детьми. В этих регионах незаконными признаются дети:

1) Рожденные вне брака, признанного духовных судом;

2) Родившиеся раньше, чем через 182 дня со времени бракосочетания, если отец не признает ребенка;

3) Родившиеся спустя 10 месяцев после развода.

Мы убедились, что положение незаконнорожденных детей было различным в разных регионах империи. Причем, на национальных окраинах законодательство по этому вопросу было более гуманным, чем в центральных областях.

Положение незаконнорожденных детей дворян в Российской империи с середины XIX в. и практически до падения монархии в стране эволюционировало. В целом, с каждым новым постановлением участь внебрачных детей несколько улучшалась. Это связано с тем, чт о общество понимало, как несправедливо то, что дети в ответе за своих родителей и что они несут ярлык незаконности всю свою жизнь. Безусловно, вплоть до 1913 г. незаконные дети оставались скорее бесправными, нежели наделенными правами. Это доказывает то, что в России все еще были сильны патриархальные идеи святости института брака, что, несомненно, благотворно влияет на общество. Вместе с тем, множество прописанных в ПСЗ единичных случаев доказывает, что явление незаконности детей было широко распространено, что несколько противоречит высокой морали, которой, возможно, хотелось бы наделить российское общество.

В любом случае, существование многочисленных запретов для незаконных детей, накладывало отпечаток на судьбы как детей, так и их родителей. Первые становились фактически изгоями, лишенными дворянских привилегий. Немного облегчить их участь могло только богатство родителей, которые могли «хлопотать» за своих детей. Для дворян –родителей наличие внебрачного ребенка означало пятно на репутации, лишние заботы. В результате, нарушалась естественная связь детей и родителей, что вело уже к деморализации общества.

Любопытной остается проблема различности положения незаконнорожденных детей в разных губерниях Российской империи. Учитывая, что именно в Западных регионах участь таких детей несколько легче, чем в центральной части, следует предположить, что причина в исторической ориентации Царства Польского, Финляндии и Прибалтийских земель на Западную Европу, которая во все времена оставалась передовым регионом в области разрушения социальных запретов.

Список использованных источников и литературы

Источники

1) Полное собрание законов Российской империи // © Российская национальная библиотека, 2007-2010 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php

Литература

1) Веременко В.А. Дворянская семья и государственная политика России. – СПб.: Издательство «Европейский Дом», 2009. – 684 с.

2) Гасман А.Г. Внебрачные дети на Западных окраинах и в империи. – Петроград: Сенатская типография, 1914. – 199 с.

3) Гессен Г.В. Узаконение, усыновление и внебрачные дети. – СПб.: «Слово», - 1902. – 106 с.

4) Розанов В.В. Собрание сочинений. Семейный вопрос в России / под общ.ред. А.Н. Николюкина . – М. : Республика, 2004. – 829 с.


[1] Гессен Г.В. Узаконение, усыновление и внебрачные дети. – СПб., - 1902. – 106 с.; Гасман А.Г. Внебрачные дети на Западных окраинах и в империи. – Петроград, 1914. – 199 с.

[2] Розанов В.В. Собрание сочинений. Семейный вопрос в России / под общ.ред. А.Н. Николюкина . – М., 2004. – 829 с.

[3] Веременко В.А. Дворянская семья и государственная политика России. – СПб., 2009. – 684 с.

[4] Полное собрание законов Российской империи // © Российская национальная библиотека, 2007-2010 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php

[5] ПСЗ. 2-е собрание (1825-1881). Т.X (1835). С. 49. № 7771. §41. п.2. // © Российская национальная библиотека, 2007-2010 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/show_page.php?page=53&root=2/10/1/

[6] ПСЗ. 2-е собрание (1825-1881). Т.XXV (1850). С. 108. № 23906. Гл.1. Отд.2. // © Российская национальная библиотека, 2007-2010 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/show_page.php?page=108&root=2/25/1/

[7] Веременко В.А. Дворянская семья и государственная политика России. – СПб., 2009. – С.542-545

[8] ПСЗ. 2-е собрание (1825-1881). Т.XL (1865). С. 369-370. № 41955. // © Российская национальная библиотека, 2007-2010 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/show_page.php?page=369&root=2/40/1/

[9] Веременко В.А. Указ. соч. - С.526 - 531

[10] См.: Там же. – С. 534

[11] См.: Там же. – С. 541

[12] ПСЗ. 2-е собрание (1825-1881). Т.XXXV (1860). С. 183. № 36244. // © Российская национальная библиотека, 2007-2010 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/show_page.php?page=183&root=2/35/2/

[13] ПСЗ. з-е собрание (1881 - 1913). Т.XI (1891). С. 111 - 114. № 7525. // © Российская национальная библиотека, 2007-2010 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/show_page.php?page=111&root=3/11/

[14] ПСЗ. з-е собрание (1881 - 1913). Т.ХXII (1902). С. 492-495. № 21566. // © Российская национальная библиотека, 2007-2010 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/show_page.php?page=492&root=3/22/1/

[15] Гессен Г.В. Узаконение, усыновление и внебрачные дети. – СПб., - 1902. – С. 5-7

[16] См.: Там же. – С. 13

[17] ПСЗ. з-е собрание (1881 - 1913). Т.ХXXIII (1913). С. 501-503. № 39380. // © Российская национальная библиотека, 2007-2010 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/show_page.php?page=501&root=3/33/1/

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top