Страхов Л.В.

Введение

В любом обществе есть проблемы. Эти разногласия возникают во все времена, невзирая на политический режим или экономический уклад, разногласия между людьми, социальными группами, классами, сословиями. Часто они приводят к кризисным явлениям в государстве, к положению, найти выход, из которого подчас столь сложно, что кажется невозможным. Разрешение этих противоречий входит в одну из главных задач власти. Для этого создаются комитеты, совещания, комиссии, разрабатываются проекты, которые затем обсуждаются, пересматриваются, откладываются и в результате этого, часто длительного и трудоёмкого, процесса рождаются реформы. А ведь эти реформы нужно ещё провести. Это также сложный и длительный процесс, требующий учёта множества факторов и последствий.

Однако всю трудность, всю полноту ответственности за принятие решения и его реализацию осознают подчас только те, кто посвящён во все аспекты данной работы. У широкого же круга лиц создаётся впечатление того, что власти бездельничают, не хотят или не способны решать насущные проблемы общества. Такие настроения, к сожалению, нередко приводят к радикализму. Общественные проблемы многим кажутся настолько простыми, что стоит только сменить власть, как все противоречия тут же с лёгкостью разрешатся силами новых руководителей, а то и сами собой. Такие настроения сплошь и рядом встречаются в наше время, и не только в нашей стране.

Осознать ошибочность упрощённого взгляда на общественные проблемы нам помогает, прежде всего, история. История даёт нам богатый опыт, учёт которого не только позволяет лучше понимать причины определённых событий, процессов и явлений, влияющих на нашу повседневную жизнь, но даже и рассчитывать их последствия. История выступает в роли некоего ориентира, облегчающего не только управление государством, функционирование человеческого общества, но и жизнь каждого из нас в отдельности.

В своей работе я касаюсь проблемы политического радикализма, вернее, его крайней степени, выражающейся в экстремизме. С точки зрения науки политический радикализм – это практическая и идеологическая ориентация политики, целью которой выступает принципиальное изменение общества и политической структуры средствами решительных, кардинальных действий[1]. Экстремизм – это крайняя форма радикализма. Экстремисты считают, что власти не желают или не способны решать насущные проблемы общества и поэтому призывают к её насильственному свержению, используя при этом все средства, вплоть до совершения террористических актов, руководствуясь принципом «цель оправдывает средства». Взамен экстремисты предлагают свои проекты общественного устройства. Эти программы значительно упрощают реальность. В них представлены способы простого решения сложных общественных проблем, поэтому подобные документы выглядят весьма привлекательными для широких слоёв населения, в результате чего в ряды экстремистов вливаются всё новые и новые лица особенно, к сожалению, из числа молодёжи, столь склонной к максимализму.

История нашей страны даёт нам яркий пример деятельности политических экстремистов. Собственно, речь и пойдёт об одном из них. Главный герой моего повествования – Александр Ильич Ульянов (старший брат В. И. Ленина), участник покушения на императора Александра III в 1887 году.

Вторая половина XIX века в истории России запомнилась, прежде всего, «Великими реформами» Александра II. Казалось бы, освобождение крестьян от крепостной зависимости, появление местного самоуправления, создание независимого от властей суда должны были прославить царя-освободителя как великого реформатора, столь важные и прогрессивные преобразования должны были обрести однозначно широкую поддержку общественности.

Тем не менее, необходимо понимать, что такие коренные преобразования, как «Великие реформы» не могли не повлиять на привычный жизненный уклад большинства жителей страны. Та же отмена крепостного права вызвала чувство смятения не только у помещиков, лишённых многовекового источника доходов, но и у крестьян, привыкших к опеке со стороны бар. Реформа создавала новые условия жизни, к которым, невзирая на то, хочешь ты или не хочешь, нужно было приспосабливаться. А это удавалось далеко не всем. В результате страна столкнулась с разорением большого числа дворянских хозяйств и с резким всплеском пьянства среди крестьянства.

В новых условиях пореформенной России, в которой быстрыми темпами развивались капиталистические отношения, ощущалась острая нехватка в специалистах. Поэтому власти в несколько раз увеличили квоты на количество принимаемых студентов в ВУЗы. Однако смягчение цензурных ограничений, рост числа студентов помимо своих положительных последствий создал почву для проникновения в страну западных политических идеологий либерализма и по сути своей экстремистского социалистического учения, ставшего очень популярным среди учащейся молодёжи. В результате уже в 1866 г. было совершено первое покушение на царя-освободителя Александра II. Позже, 1 марта 1881 г., император погибнет от рук террористов из социалистической партии «Народная воля».

В 1870-е гг. страна находилась в политическом кризисе. С одной стороны царь не желал дальнейшего ограничения самодержавия, с другой стороны либеральная общественность в лице, прежде всего, земских деятелей требовала продолжения реформ, закономерным итогом которых должно было стать создание Парламента и принятие Конституции, социалисты грезили о новом обществе всеобщей справедливости, крестьянство желало увеличения своих земельных наделов. Страна находилась в нестабильном противоречивом положении, как бы одной ногой в будущей парламентской монархии, другою же зацепившись из последних сил за пережитки самодержавия. В это тяжёлое кризисное время формировалась личность А. И. Ульянова.

Формирование личности А. И. Ульянова

Александр Ильич Ульянов родился 12 апреля 1866 г. в Нижнем Новгороде в семье старшего учителя математики и физики губернской гимназии Ильи Николаевича и его жены Марии Александровны. Он был вторым ребёнком в семье. Старшей сестре Ане было тогда около полутора лет.[2]

22 сентября 1869 г. Илья Николаевич вместе с семьёй переезжает в Симбирск на должность инспектора народных училищ Симбирской губернии.[3] Будущий террорист рос в благополучной семье, он не был лишён родительской заботы и никак не мог жаловаться на материальный достаток. Таким образом, вряд ли, судьбу А. И, Ульянова можно связать с какой-либо личной обидой на царский режим. 19 августа 1874 г. Александр пошёл в Симбирскую классическую гимназию.[4]

В этот период, как уже было сказано, в России развивался острый общественно-политический кризис. Общественная мысль бурлила, рождая всё новые и новые оппозиционные идеи, сводившиеся либо к призывам к социалистической революции и построению нового общества, в котором не было места самодержавию. С другой стороны сторонники либеральной политической мысли требовали продолжения политических реформ, но не настаивали на создании бесклассового общества. Существовали и приверженцы сохранения и даже укрепления старых, самодержавных порядков. Они писали о традициях русского самодержавия, православия, сословности и т.д., считая их безусловной ценностью и главными качествами, олицетворяющими и определяющими русскую цивилизацию.

Таким образом, в стране шли острые дискуссии и буквально в каждом доме, в каждой семье в той или иной степени обсуждались политические вопросы. Например, И. Н. Ульянов часто беседовал с сыном на злободневные общественные темы, знакомил его с литературой гражданского толка[5].

В этих условиях правительство предприняло попытку оградить подрастающее поколение от политической агитации. Для этого под руководством министра народного просвещения Д.А. Толстого был разработан новый гимназический устав 1871 года. В нём на латинский и греческий языки отводилось 41% учебного времени. В курсе древних языков основное внимание уделялось заучиванию грамматических форм, письменным переводам с русского языка на древние. Русский язык, литература, история, география изучались в незначительном объёме; физика, математика и естествознание занимали лишь 18% учебного времени. Были усилены государственная регламентация учебного процесса, единообразие планов и программ, введены должности классных наставников и классных надзирателей, наблюдавших за благонадёжностью учащихся[6]. С 1875 года для наблюдения за учащимися был разрешен надзор полиции, строго обязательным стало посещение церкви. Требовалось, чтобы «гимназический храм, существующий для учеников, посещался ими в воскресные и праздничные дни и особенно в дни общей молитвы подданных за возлюбленного Государя и членов Его Царственной Семьи» [7].

Так государство принудительно пыталось отвлечь внимание молодёжи от политических дискуссий. Предполагалось, что занятые изучением «мёртвых» языков гимназисты будут лишены времени, сил и желания читать оппозиционную литературу. На деле это давление на учеников приводило к обратным последствиям.

В той же гимназии, где учился А. И, Ульянов, развернулась острая борьба учащихся против преподавателя латыни А. П. Пятницкого[8]. Гимназисты, устававшие от однообразия и зубрёжки, наоборот, отстранялись от школы и обращались к тому, что было более интересным и, по их мнению, полезным. В это время гимназическая молодёжь буквально зачитывалась сочинениями Герцена, Добролюбова, Чернышевского, Писарева, поэзией Некрасова. В частности, любимым произведением А. И. Ульянова были «Отцы и дети» Тургенева, а любимым героем, разумеется, нигилист Базаров[9]. С другой стороны, сокращение курсов литературы и особенно истории лишало молодёжь альтернативы. Не с чем было сравнить то, о чём писали оппозиционеры. Сложно было воспринимать эти новые социалистические и либеральные учения критически, поэтому их принимали на веру.

Осенью 1881 г. А. И. Ульянову было задано сочинение на тему «Что требуется для того, чтобы быть полезным обществу и государству?». В этом сочинении проявилась формировавшаяся гражданская позиция гимназиста. Александр писал, что для полезной деятельности человеку нужны: «а) честность, б) любовь к труду, в) твёрдость характера и г) ум и знания». Сочинение было оценено на 4 бала, т.к. в нём ни слова не упоминалось о служении государству[10].

В конце мая 1883 г. Александр Ульянов сдал все семь экзаменов на «отлично» и был награждён золотой медалью. Для продолжения своего образования он выбрал естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета, где преподавали Д. И. Менделеев, А. М. Бутлеров и другие светила науки мировой величины[11].

В 1883 г. Александр приезжает в Санкт-Петербург. В столице в это время также учится его сестра Анна. С первых дней своего пребывания в городе на Неве Александр «страстно набросился на науку». Всё своё свободное время он проводил в Императорской Публичной библиотеке, где изучал труды Ч. Дарвина и другие работы по естествознанию. В то время А. Ульянов все свои силы отдавал учёбе и не помышлял о какой-либо общественной деятельности, тем более революционной[12]. 8 февраля 1886 г. А. И, Ульянов блестяще защищает научную работу по зоологии (исследование строения внутренних органов кольчатых червей). За эту работу он был награждён золотой медалью. Подающий большие надежды Александр Ильич был одним из лучших студентов на факультете. Известно, что сам Д. И. Менделеев спорил с А. М. Бутлеровым по поводу того, на какой кафедре продолжит своё обучение будущий террорист[13].

Таким образом, все карты находились в руках Александра Ульянова. Перед ним были широко раскрыты ворота в будущее: научная карьера, высокое общественное положение и материальный достаток. Разумеется, не личные амбиции играли главную роль при выборе Александром своего будущего. Он руководствовался, в первую очередь, принципом полезности. Как принести своему народу наибольшую пользу? Однако служению своей стране и народу путём развития отечественной науки, Александр предпочёл сомнительное будущее революционера-террориста.

Окончательный выбор А. И. Ульянов сделал после жёсткого разгона мирной демонстрации студентов на Волковом кладбище по случаю 25-летия со дня смерти Н. А. Добролюбова.

В 80-ые гг. в Петербурге были распространены землячества – студенческие организации, занимающиеся осуществлением материальной помощи нуждающимся студентам, организацией общественного питания, библиотек и другими сугубо житейскими вопросами. Это были организации студенческого самоуправления, поэтому политическими вопросами они не занимались. Однако на их базе часто создавались дискуссионные кружки, в которых студенты обсуждали политические проблемы и распространяли запрещённую оппозиционную литературу. Поэтому власти негативно относились к землячествам и старались ограничивать их деятельность.

С самого начала своего обучения А. И. Ульянов вошёл в симбирский кружок поволжского землячества. На первых порах это членство ограничивалось посещением собраний, взносами в кассу взаимопомощи и библиотеку. Но уже в третьем семестре Александр, которого товарищи ценили за его душевность, ум и успехи в учёбе, становится одним из лидеров землячества. Здесь он работает над составлением устава Поволжского землячества, организовывает деятельность кассы взаимопомощи, выписки новых журналов, а затем и работы кружков самообразования[14].

С течением времени в рамках землячества развился политический кружок. По его инициативе в день именин М. Е. Салтыкова-Щедрина 8 ноября 1885 г. была создана делегация от Петербургского университета, в состав которой вошёл и А. И. Ульянов. Студенты вручили больному писателю коллективное письмо с выражением глубокого уважения и признательности[15]. Когда из университета за политическую неблагонадёжность был уволен историк русского крестьянства В. И. Семевский, студенты собрали 309 подписей в его поддержку и вручили опальному преподавателю.[16]

В качестве депутата от Поволжского землячества Александр Ильич немало способствовал созданию Союза землячеств Санкт-Петербурга, объединившего почти полторы тысячи студентов столицы. Осенью 1886 г. А. И. Ульянов был избран в состав совета Союза. Также в этот совет входили будущие соратники Александра по террористической фракции О. Говорухин (представитель «Землячества кубанцев и донцев»), И. Лукашевич («Польская касса»), М. Новорусский (новгородское землячество).[17]

17 ноября 1886 г. А. И. Ульянов и другие руководители землячеств организуют многолюдную панихиду по случаю 25 лет со дня смерти Н. А. Добролюбова на могиле критика и публициста на Волковом кладбище. Собралось много студентов, однако кладбище оказалось оцеплено полицией. Власти не только запретили проводить митинг, но и даже отказались пропустить делегацию от собравшихся возложить венки на могилу. Возмущённые действиями полиции студенты двинулись к центру города. Из толпы начали раздаваться оскорбительные выкрики в адрес полиции и властей, некоторые запели революционные гимны. Вскоре толпа оказалась оцепленной казаками. Были образованны коридоры для тех, кто хочет уйти. Многие разошлись по домам, однако некоторые студенты, в числе которых был и А. Ульянов, простояли на улице до вечера. Потом все разошлись, правда, некоторые были задержаны полицией. На следующий день в Петербурге началась волна обысков и арестов. В результате около 40 человек были высланы из столицы[18].

Александр Ильич был возмущён запретом проведения панихиды по Н. А. Добролюбову и репрессиями властей против студентов. Своими мыслями он поделился с П. Я. Шевырёвым, с которым познакомился в Научно-литературном обществе, в котором они оба состояли[19]. Шевырёв рассказал Ульянову о сложившейся боевой группе, которая во что бы то ни стало совершит покушение на императора, и попросил его помощи в изготовлении бомб и составлении программного документа. Александр через некоторое время дал своё согласие и вошёл в состав организации П. Я. Шевырёва. Так, в результате опрометчивого решения, вызванного обидой на несправедливую, по мнению студентов, реакцию властей на мирную демонстрацию, произошёл коренной перелом в судьбе студента-отличника.

Террористическая фракция партии «Народная воля»: идеи и реальные действия

Так А. И. Ульянов стал одним из основных участников так называемой террористической фракции партии «Народная воля». Несмотря на своё название, эта организация не имела ничего общего с одноимённой партией и никак не была связана с давно разгромленной группой народовольцев. Основной своей задачей, хотя и не единственной, фракция считала организацию убийства императора Александра III.

Состав террористической фракции партии «Народная Воля» был достаточно пёстрым. В подготовке покушения на Александра III участвовали представители всех сословий Российской империи. В организацию входили купеческий сын Пётр Шевырёв, мещанин Василий Осипанов, крестьянин Пахомий Андреюшкин, казаки Василий Генералов, Орест Говорухин, дворяне Пётр Горкун, Иосиф Лукашевич, С. А. Волохов, исключённый из гимназии за неуспеваемость[20], Бронислав Пилсудский (Его брат Юзеф – будущий глава возрождённого польского государства – помогал организации в поиске необходимых для бомб компонентов, но в состав террористической фракции партии «Народная Воля» не входил), сын надворного советника Михаил Канчер, сын действительного статского советника Александр Ульянов[21]. Также членами фракции был С. А. Никонов[22], фельдшер А. Воеводин и студент лесного института Л. Державин, которые помогали А. Ульянову печатать программу террористической фракции[23].

Террористическая фракция партии «Народная воля» не имела чёткой иерархии, однако главным организатором покушения на Александра III и неформальным лидером группы был Пётр Яковлевич Шевырёв, который 17 февраля 1887 г. выехал из столицы в Ялту якобы для лечения. Преемником П. Шевырёва стал И. Лукашевич, который считался лидером вплоть до разгрома организации[24]. Непосредственными участниками покушения, членами боевой группы стали В. Генералов, П. Андреюшкин и В. Осипанов[25], которые должны были бросать бомбы в царя, и сигнальщики М. Канчер, П. Горкун и С. Волохов. В их задачу входило дать сигнал бомбистам о приближении кареты императора[26]. И. Лукашевич, А. Ульянов занимались подготовкой взрывных устройств. Также Александр Ильич принял участие в составлении политической программы террористической фракции партии «Народная Воля».

Остальные участники организации либо помогали доставить необходимые для бомб материалы, либо оказывали содействие в поиске квартиры для работ с химическими реактивами или напечатания программы, либо выполняли небольшие поручения или помогали в подготовке снарядов и планировании теракта.

Никому из членов террористической фракции партии «Народная Воля» не было и 30 лет. По сути своей это была молодёжь России, выбравшая революционный путь служения своему Отечеству. Именно в этом заключается главная трагедия как самого поколения этих молодых людей, так и всей страны в целом, ведь её молодые умы единственным способом быть полезными своей стране видели участие в антиправительственных революционных организациях.

Как уже было отмечено ранее террористическая фракция «Народной воли» имела свою политическую программу. В советской историографии закрепилось мнение, что составлением программы в основном занимался лично А. И. Ульянов. За эту работу он взялся приблизительно во 2 половине декабря 1886 г[27]. В это время социалистическая общественная мысль стояла на распутье. С одной стороны существовало народничество, отстаивавшее переход к социализму через крестьянскую общину, являвшуюся первичной ячейкой нового общества. С другой стороны постепенно в оппозиционных кругах социалистической ориентации набирали вес марксисты, считавшие, что переход к социализму возможен лишь в случае революции, в авангарде которой будет стоять рабочий класс. Программа террористической фракции партии «Народная воля» объединила в себе программные документы организаций обеих направлений социалистической мысли. При разработке документа за основу были взяты программы исполкома «Народной воли», социально-демократических организаций группы «Освобождение труда» и группы Д. Благоева[28].

В преамбуле программы говорится о том, что по своим основным убеждениям участники террористической фракции являются социалистами. Далее следует традиционное для социалистов объяснение неизбежности перехода к социалистическому обществу в ходе длительного объективного (то есть не зависящего от воли людей) процесса, который можно ускорить деятельностью определённой общественной группы, заинтересованной в переходе к социализму[29].

Основную часть программы содержат «окончательные требования, необходимые для обеспечения политической и экономической независимости народа и его свободного развития», без чего переход к социализму невозможен. Сюда входили требования политических прав и свобод, создания «постоянного народного представительства», «имеющего полную власть во всех вопросах общественной жизни». К сожалению, непонятно, что означает эта формулировка требования «полной власти»: то ли здесь составители программы имели в виду наделение этого учреждения законодательными функциями, то ли полную замену новым органом всех институтов власти.

Отличительной чертой программ социалистов-народников от социалистов-марксистов был пункт о выделении крестьянской общины в качестве основной экономической и административной единицы. Это требование также находилось в программе фракции. С другой стороны программа содержала близкие к социал-демократам требования национализации земли, промышленных и других предприятий, а также «всех вообще орудий». Также присутствовали требования о введении всеобщего бесплатного начального образования и замены постоянной армии земским ополчением.

Отдельный раздел программы был посвящён оправданию террора как основного метода борьбы фракции. Главная мысль этого раздела заключалась в том, что лишённым законных возможностей выражения своих оппозиционных идей интеллигентам остаётся лишь политический террор, в качестве единственного возможного способа оказать влияние на политику властей. Наряду с этим «признавая главное значение террора как средства вынуждения у правительства уступок путем систематической его дезорганизации», революционеры считали, что террор «поднимает революционный дух народа; дает непрерывное доказательство возможности борьбы, подрывая обаяние правительственной силы; он действует сильно пропагандистским образом на массы»[30]. Поэтому составители программы считали полезной не только террористическую борьбу с центральным правительством, но и местные террористические протесты против администрации.

К сожалению, программа террористической фракции так и не была напечатана к моменту раскрытия и разгрома организации. Более того, программу едва ли усвоили даже некоторые из самих заговорщиков, которые не принимали участия в её создании[31]. Например, непосредственно накануне дня, на который было назначено покушение, А. Ульянов наставлял В. Осипанова, фактического лидера боевой группы метальщиков, напоминая о том, что нужно говорить на суде и повторяя ему основные положения программы террористической фракции[32].

Основной ближайшей задачей террористической фракции партии «Народная воля» была выбрана организация покушения на императора Александра III. Террористы планировали бросить в него бомбы. В отличие от других видов деятельности: пропаганды среди рабочих, написания программного документа – которыми занимались лишь некоторые из участников дела, подготовку теракта осуществляли все участники. Одни участвовали в поиске и транспортировке на конспиративные квартиры необходимых материалов, другие разрабатывали сами бомбы. Например, за азотной кислотой, используемой при создании нитроглицерина, пришлось ехать в Вильно. С этой целью послали М. Н. Канчера. За создание бомбы отвечали студенты естественнонаучных факультетов И. Лукашевич, А. Ульянов, П. Андреюшкин[33].

Террористы планировали бросать бомбы в царя, когда он будет проезжать по Невскому проспекту. Дело было поставлено следующим образом. Трое сигнальщиков, увидев карету царя, должны были подать условный знак метальщикам, которые бросили бы бомбы под колёса экипажа. Первоначально теракт был назначен на 26-ое февраля, но в этот день царь так и не появился, а многолюдный Невский проспект не позволил сохранить порядок следования, при котором террористы видели бы друг друга[34]. Поэтому покушение перенесли на 1-ое марта.

Для совершения покушения было подготовлено три бомбы, по форме напоминавшие книги. Мощность взрывных устройств составляла 4, 4 и 3 фунта динамита[35] (1,8, 1,8 и 1,4 кг соответственно). Все три снаряда были начинены свинцовыми пулями: 251 элемент в первой бомбе, 204 - в другой и 86 - в третьей. Эта металлическая начинка была наполнена сильнодействующим ядовитым белым веществом – азотнокислым стрихнином. Даже небольшая царапина, нанесённая такой ядовитой пулей, приводила к смертельному исходу.

Уже после ареста террористов в ходе следствия эксперты установили зону поражения от взрыва, составлявшую не менее четырёх метров, и сферу разлёта поражающего элемента в радиусе десяти метров[36].

Взорвись хоть одна из этих бомб в центре многолюдного Невского проспекта, жертвами теракта могли бы стать не только император и его охрана, но и значительное число случайных прохожих. Террористы не могли не понимать этого. А то, что они начинили свои бомбы ядовитым поражающим элементом, вообще свидетельствует о желании как можно большего количества жертв покушения.

Позже полиция обнаружила записную книжку бомбиста П. Андреюшкина. Там была следующая пометка: «Причина разлада организаций революционеров в страхе бесплодных жертв. Каждая жертва полезна; если вредит - то не делу, а личности; между тем как личность ничтожна с торжеством великого дела»[37]. Таким образом, участники террористической фракции партии «Народная воля» руководствовались излюбленным экстремистами принципом «цель оправдывает средства».

Тем не менее, взрывы так и не состоялись, поскольку о существовании террористической фракции и её целях уже было известно полиции, а за преступниками тщательно следили. 1 марта 1887 г. в 11 часов утра вся боевая группа была задержана на подходе к Невскому проспекту. Террористы были взяты с поличными[38].

Раскрытие террористов полицией, судебный процесс и приговор

Вторжение властей в частную жизнь всегда воспринимается общественностью тяжело. Когда о таких, по сути, секретных методах работы спецслужб становится известно обществу, это приводит к неминуемому скандалу. Например, совсем недавно разгорелся скандал, связанный с разоблачениями Эдварда Сноудена. А во 2 пол. XIX в. и особенно в начале ХХ в. подобной критике подвергалась политическая полиция Российской империи. Охранку и жандармов обвиняли в перлюстрации писем, в установлении слежки за частными лицами и так далее. Конечно, установление подобной опеки создавало гнетущее впечатление на население, особенно на интеллигенцию и лиц умственного труда, однако нельзя забывать, что подобными мерами полиция страны предотвращала вполне реальные преступления: политические убийства, теракты, вооружённые восстания.

Так, в ходе проверки почты в петербургском «чёрном кабинете» было обнаружено письмо П. Андреюшкина некоему И. Никитину, студенту Харьковского университета, в котором Андреюшкин допустил абсолютно дилетантскую ошибку. Пренебрегая осторожностью, он намекал в письме на существование тайной организации и подготовку теракта. Полиция, разумеется, отнеслась к этому письму со всей серьёзностью.

С утра 28 февраля 1887 г. за домом № 34 по Съезжинской улице, где снимал квартиру П. Андреюшкин, было установлено полицейское наружное наблюдение. Довольно быстро были обнаружены приехавшие на квартиру к П. Андреюшкину М. Канчер и В. Генералов. Позже полиции стал известен и В. Осипанов. В руках студентов были обнаружены подозрительные свёртки[39].

1 марта были произведены аресты. В 11 утра с поличными были взяты метальщики бомб и сигнальщики. Около часу дня на квартире М. Канчера и П. Горкуна был задержан А. Ульянов[40]. 7 марта в Ялте арестовали П. Шевырёва[41].

15 апреля 1887 г. началось судебное разбирательство дела «1 марта 1887 г. о покушении на жизнь Священной Особы Государя Императора». Всего было пять заседаний: 15, 16, 17, 18 и 19 апреля[42]. В списке обвиняемых лиц значилось 15 имён, в число которых также входила и мещанка Анна Сердюкова, обвинённая в недонесении на своего жениха П. Андреюшкина, который и ей в письме рассказал о подготовке покушения[43].

Ульянов вместе с Генераловым, Андреюшкиным и Новорусским, отказавшись от адвоката, сам защищал себя в суде. Террористы на судебных процессах часто использовали слово защиты для того, чтобы ещё раз сообщить о своих политических взглядах, прочитать программу партии. С той же целью выступил с речью и Александр Ульянов[44].

По его словам, «есть только один правильный путь развития — это путь слова и печати, научной печатной пропаганды, потому что всякое изменение общественного строя является результатом изменения сознания в обществе»[45]. У каждой политической организации есть право отстаивать свою точку зрения. Если правительство препятствует делать это с помощью пера и слова, то организация может прибегнуть к террору[46]. Не согласившись со словами прокурора, заявившего, что террористы – «группа непонятных лиц, пытающихся навязать свои убеждения народу», Александр Ильич утверждал, что «это не отдельные кружки, а вполне естественная группа, созданная историей, которая предъявляет требования на свои естественные и насущные права»[47]. Характеризуя террор как способ борьбы неорганизованного, но сильного духом меньшинства против физически сильного большинства, А. Ульянов сказал, что «террор есть естественный продукт существующего в России политического строя». В конце своей речи Александр Ильич заявил, что «в стране дается возможность развивать умственные силы, но не дается возможности употреблять их на служение родине» [48]. Конечно, под этим служением Ульянов подразумевал, прежде всего, участие общества в политической жизни страны.

По приговору суда было решено подсудимых: Шевырева, 23-х лет, Ульянова, 20-ти лет, Осипанова, 26-ти лет, Андреюшкина, 21-го года, Генералова, 20-ти лет, Волохова, 21-го года, Канчера, 21-го года, Горкуна, 20-ти лет, Пилсудского, 20-ти лет, Пашковского, 27-ми лет, Лукашевича, 23-х лет, Новорусского, 26-ти лет, Ананьину, 38-ми лет, Шмидову, 22-х лет, и Сердюкову, 26-ти лет, лишив всех прав состояния, подвергнуть смертной казни через повешение.

В отношении следующих лиц наказание было заменено: Канчеру, Горкуну, Волохову и Ананьиной на каторжные работы на двадцать лет, Пилсудскому — каторжные работы на пятнадцать лет, Пашковскому — каторжные работы на десять лет, Шмидовой — ссылку на поселение в отдаленнейшие места Сибири с лишением всех их прав состоянии, а Сердюковой - заключение в тюрьме на два года, с лишением некоторых прав и преимуществ.[49]

Утром 8 мая 1887 г. во дворе Шлиссельбургской крепости В. Генералов, П. Андреюшкин, В. Осипанов, А. Ульянов и П. Шевырёв были повешены. Так закончила своё недолгое существование террористическая фракция партии «Народная воля».

Заключение

Судьба А. И. Ульянова даёт нам печальный пример человека, воспитанного в духе служения своему народу и отечеству, но не нашедшего лучшего способа этого служения, чем участие в преступлении, которое, может быть, и имело красивое идеологическое обоснование борьбы интеллигенции против государственной тирании, но на деле было лишь попыткой совершения кровавого даже по меркам революционеров той поры теракта, неизбежно несущего за собой большое количество случайных жертв среди того самого народа, за права и свободы которого так выступала террористическая фракция партии «Народная воля».

Неправильной будет оценка личности А. И. Ульянова как злодея и преступника. Этот подход не позволит понять всей глубины трагизма этого поколения молодых людей, страстно желающих быть полезными обществу, но не находящих мирного способа этого служения в условиях, как им казалось, всеподавляющего гнёта самодержавия.

В наши дни исследователи уже отказались от столь примитивной оценки истории. Сквозь призму времени история 2 пол. XIX в. уже не кажется столь мрачной, какой она представала в работах интеллигенции той поры. Политика царской администрации в оценках современных историков выглядит хотя и не лишённой ошибок, но всё же комплексной и продуманной, отвечающей интересам государства и в той или иной степени всех слоёв общества. В результате реформ 1860-70-ых гг. и так называемых контрреформ 1880-ых гг. в России наблюдался устойчивый экономический рост, развивалась промышленность, сельское хозяйство, развивались капиталистические отношения. Где-то медленно, где-то не до конца продуманно, но под руководством царских чиновников страна постепенно двигалась в сторону прогресса.

С другой стороны у нас есть опыт воплощения в жизнь идей революционной интеллигенции. После событий 1917 г. в стране началось строительство социалистического общества, о котором так мечтали, в том числе, и участники террористической фракции «Народной воли». Сложно говорить об этом опыте радикального переустройства страны однозначно. Здесь есть как явные достижения, так и большие просчёты. Единственное, что можно сказать точно, что жертвами социалистического эксперимента в России стало огромное число людей из того самого народа, за счастливое будущее которого так боролись интеллигенты 2 пол. XIX в. И уж конечно, не было в СССР и в помине той самой политической свободы, о которой так мечтал Александр Ильич Ульянов.

Судьба этого юноши должна стать примером для тех, кто уже в наши дни разделяет взгляды Ульянова на служение обществу. Кто знает, каких успехов и научных открытий добился бы перспективный студент, если бы избрал мирный путь служения своему народу через науку. Но он пошёл другим путём. И знали бы мы сейчас о старшем брате, если бы младший, В. И. Ленин, не стал бы вождём первого государства рабочих и крестьян?

Что двигало Александром Ульяновым: то ли юношеский максимализм, то ли революционная пропаганда, то ли самой судьбою было предначертано, что целое поколение молодых, перспективных людей пожертвует своими жизнями во имя, на мой взгляд, сомнительных идеалов? На этот вопрос нет однозначного ответа, но их судьба должна служить отрезвляющим примером для современной молодёжи, так часто впадающей в крайности.

Список использованных источников и литературы

Источники

  1. История России XIX - начала XX века : Хрестоматия: Учеб. пособие для студ. вузов, обуч. по специальности 020700 - "История" / Сост.: М. Д. Долбилов, М. Д. Карпачев, А. Ю. Минаков и др.; Под ред. М.Д.Карпачева .— Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2002 .— 661 с.
  2. Новорусский М. В. Записки шлиссельбуржца. 1887-1905 / М.В. Новорусский.— П. : Госиздат, 1920 .— 245 с
  3. Первое марта 1887 г. Дело П. Шевырёва, А. Ульянова и др. – М.-Л. : Московский рабочий, 1927 . – 390 с.
  4. Русская национальная философия в трудах её создателей : [сайт]. – URL : http://www.hrono.ru/biograf/ulyanov.html/ (дата обращения: 10.12.2010.)

Литература

  1. Зайончковский П. А. Российское самодержавие в конце XIX столетия : Полит. реакция 80-х-начала 90-х годов .— М. : Мысль, 1970 .— 444 с.
  2. Иванский А. И. Жизнь как факел : История героической борьбы и трагической гибели Александра Ульянова, рассказанная его современниками / Сост. А.И. Иванский .— М. : Политиздат, 1966 .— 520 с.
  3. История России XIX - начала XX вв. : Учеб. для ист. фак-тов ун-тов / В. А. Георгиев, Н. Д. Ерофеев, Н. С. Киняпина и др.; Под ред. В. А.Федорова; Моск. гос. ун-т , Ист. фак-т .— М. : Зерцало, 1998 .— 743 с.
  4. Итенберг Б. С. Жизнь Александра Ульянова / Б.С. Итенберг, А.Я. Черняк. – М.: Наука, 1966 .— 159 с.
  5. Канивец В. Александр Ульянов / В. Канивец. – М.: Мол. гвардия, 1961. – 278 с. – (Жизнь замечат. Людей: Сер. Биогр.; Вып. 15).
  6. Кривошеев М. В. История Российской империи, 1861-1894 : Учеб.пособие для студ. вузов / М. В. Кривошеев, Ю. В. Кривошеев; Отв. ред. М. Ф. Флоринский .— СПб.; Гатчина : Лань: СЦДБ, 2000 .— 197 с.
  7. Ларин А. М. Государственные преступления : Россия. XIX в.: Взгляд через столетие / А. М. Ларин; Сост. И. Потапчук; Предисл. В. М. Савицкого.— Тула : Автограф, 2000 .— 606 с.
  8. Пейн Р. Ленин: Жизнь и смерть / Р. Пейн. – М.: Мол. гвардия, 2003. – 667 с. – (Жизнь замечат. Людей: Сер. Биогр.; Вып. 823).
  9. Поляков А. С. Второе 1-ое марта. Покушение на императора Александра III в 1887 г. / А. С. Поляков. – М.: Голос минувшего, 1919. – 64 с.
  10. Сутырин В. А. Александр Ульянов / В. А. Сутырин. – М.: Политиздат, 1975. – 158 с.
  11. Трофимов Ж. Старший брат Ильича: Документальное повествование об Александре Ульянове / Ж. Трофимов. – М.: Сов. Россия, 1988. – 256 с.
  12. Ульянова-Елизарова А. И. Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 г. / М.-Л., 1927. – 413 с.

[1] Академик. Радикализм политический : [сайт]. – URL : http://dic.academic.ru/dic.nsf/politology/190/Радикализм (дата обращения: 10.12.2013.)

[2] Трофимов. Ж. Старший брат Ильича: Документальное повествование об Александре Ульянове. М. 1988. С. 10.

[3] Там же. С. 20.

[4] Там же. С. 26.

[5] Там же. С. 31.

[6] Словарь педагогических терминов. Гимназии : [сайт]. – URL : http://kfinkelshteyn.narod.ru/Tzarskoye_Selo/Uch_zav/Slovar1.htm#Gimnazii (дата обращения: 15.12.2013.)

[7] Учебный процесс в Царскосельской Императорской Николаевской гимназии : [сайт]. – URL : http://kfinkelshteyn.narod.ru/Tzarskoye_Selo/Uch_zav/Nik_Gimn/NG_up.htm (дата обращения: 15.12.2013.)

[8] Трофимов. Ж. Указ. соч. С. 105.С. 42.

[9] Там же. С. 40-42.

[10] Там же. С. 55-56.

[11] Там же. С. 72-73.

[12] Там же. С. 76.

[13] Там же. С. 105.

[14] Там же. С. 93, 103.

[15] Там же.

[16] Там же. С. 108.

[17]Итенберг. Б. С. Жизнь Александра Ульянова. М. 1966. С. 93.

[18] Там же. С. 129-132.

[19]Там же. С. 66.

[20] Сутырин В. А. Александр Ульянов. М. 1975. С. 134.

[21] Первое марта 1887. М.; Л. 1927. С. 13.

[22] Итенберг. Б. С. Указ. соч. С. 115.

[23] Трофимов. Ж. Указ. соч. С. 157

[24] Там же. С. 147.

[25] Там же. С. 241-142.

[26] Первое марта 1887. М.; Л. 1927. С. 233.

[27]Там же. С. 372.

[28] Трофимов. Ж. Указ. соч. С. 139.

[29] Программа партии «Народная воля» : [сайт]. – URL : http://narodnaya-volya.ru/document/progrTerrfrakz.php (дата обращения: 04.01.2014)

[30] Там же.

[31] Поляков. А. С. Второе первое марта. Покушение на императора Александра III в 1887 г. М. 1919. С. 17.

[32] Трофимов. Ж. Указ. соч. С. 147.

[33] Первое марта 1887. М.; Л. 1927. С. 20

[34] Трофимов. Ж. Указ. соч. С. 150.

[35] Там же.

[36] Первое марта 1887. М.; Л. 1927. С. 16-17.

[37] Там же. С. 18.

[38] Трофимов. Ж. Указ. соч. С. 158.

[39] Там же. С. 152-153.

[40] Там же. С. 159.

[41] Там же. С. 169.

[42] Там же. С. 196-200.

[43] Первое марта 1887. М.; Л. 1927. С. 13.

[44] Канивец В. Александр Ульянов. М. 1961. С. 256.

[45] Речь Александра Ульянова. Русская национальная философия в трудах её создателей: [сайт]. – URL: http: http://www.hrono.ru/dokum/1800dok/188704rech.html.

[46] Там же.

[47] Там же.

[48] Там же.

[49] Приговор. Русская национальная философия в трудах её создателей: [сайт]. – URL: http: http://www.hrono.ru/dokum/1800dok/188704rech.html.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top