Попов Н.А.

Введение

Великая Отечественная  война принесла народам нашей страны не только огромные жертвы на фронте.  Миллионы мирных жителей унесла развязанная  фашистами бойня.  Задача настоящей исследовательской работы - показать, как преступные цели гитлеризма обернулись преступными средствами их достижения.  Не считаясь ни с какими нормами международного права и цивилизованных отношений, фашистская армия, объявив тотальное истребление "недочеловеков" так, в частности, гитлеровцы называли славянские народы.

Предмет изучения данной исследовательской работы - период оккупации территории современного Тихорецкого района в страшные месяцы оккупации – «Черные дни тихорецкой земли»

Хронологические рамки исследования соответствуют временным рамкам оккупации города Тихорецка, Архангельского и Тихорецкого районов – начало августа 1942 года – 30 января 1943 года.

Проблема изучения оккупации той или иной территории далеко не нова, но она требует изучения и детального анализа событий, происходивших в период оккупации в том или ином регионе.

Степень изученности проблемы оккупации города Тихорецка, Тихорецкого и Архангельского районов не достаточно высока, и требует более детального изучения проблем, которые не были освещены предыдущими исследованиями, и были характерны для определенных отдельных населенных пунктов.

В данной исследовательской  работе поставлена цель:  показать, как нарушались  основополагающие принципы понятия «оккупация» и как они были цинично отвергнуты фашистами, поскольку сущность немецко-фашистского оккупационного режима вытекала из целей германского фашизма в войне против СССР: политической - уничтожить коммунистическую идеологию и Советское государство; экономической - превратить Советскую страну в аграрно-сырьевой придаток,  источник дешевой рабочей силы, во внутреннюю колонию фашистской Германии, так как действия оккупантов в  начале войны были направлены именно на это. Не стала исключением и оккупация земли Тихорецкой, которая превратила жизнь тихоречан в настоящие «черные дни и ночи»

Реализуя поставленную перед началом исследования цель, были определены  следующие задачи:

1. Изучить и проанализировать материалы Тихорецкого историко-краеведческого музея, образования музейного типа школы, воспоминания ветеранов и старожилов станицы по заявленной проблеме;

2. Показать страшное лицо войны, через воспоминания современников тех событий.

3. Узнать как можно больше о наших земляках и их судьбах. Какими они были, что думали о себе, своей земле, какие проблемы их волновали и сохранять память о защитниках нашей Родины.

4. Постоянно знакомить учащихся школы с материалами исследования через экскурсионную деятельность образования музейного типа школы.

2. Черные дни Тихорецкой земли

2.1. Земля Тихорецкая в истории Великой Отечественной войны на Кубани

В истории человечества можно назвать несколько примеров, когда на карту было поставлено его будущее. Один из них – Вторая мировая война. Ведь речь шла о жизни и смерти целых народов и государств. Фашисты и их союзники стремились путем уничтожения миллионов людей изменить мир. Они хотели уничтожить почти все население нашей страны, а остальное превратить в рабов.

Страшным смерчем пронеслась по Кубани война, оставив за собой сожженные села и станицы, разоренные колхозы и заводы, и великое человеческое горе. Прошли годы, вознеслись из руин города и станицы, на  местах кровавых боев заколосилась пшеница, родились и выросли новые поколения, не знающие свистов бомб и снарядов, выросли мы, рожденные в конце 90-х годов ХХ века. Но осталась память о тех, кто ценой своей жизни спас Родину и свой народ от гибели и рабства. И встали памятники и обелиски как дань вечному мужеству наших солдат. Остались в нашей памяти, переданные старшими поколениями, знания о тех событиях, когда почти вся Кубань стонала под тяжестью кованного фашистского сапога, когда фашисты свирепствовали и на нашей Тихорецкой земле. Слушая рассказы Татьяны Григорьевны Поповой, моей прабабушки, ветеранов войны и старожилов станицы,  мне очень захотелось узнать о том, что же происходило в те страшные годы.

2.2. Война  пришла на тихорецкую землю

Война пришла на тихорецкую землю теплым солнечным днем, когда полным ходом шли полевые работы, и колхозники на подводах уехали на поля. А уже 23-24 июня в дома крестьян Тихорецкого  района, рабочих и служащих Тихорецка пришли первые повестки из военкомата. Началась мобилизация.

«Проводы на фронт сопровождались плачем женщин и детей. Мужчины храбрились, - как это было не похоже на проводы в армию в мирное время…», говорили при встречах наши ветераны. Станицы проводили своих мужчин. Но хлеб колхозники растили, мужчин заменили женщины и дети. Многие женщины освоили трактора, сели за их рычаги.

Летом 1942 года был получен хороший урожай хлеба. На токах (а они были на каждом поле) лежали бурты зерна. Вывозить его не успевали. Барханы золотистого зерна лежали на полях, а фашисты уже двигались по северным районам Кубани, приближаясь к Тихорецку. Промышленные предприятия эвакуировались: Паровозоремонтный завод имени Воровского – в Тбилиси, где продолжил работу завод «Красный молот» - в Баку. Колхозникам же разрешили брать зерно по домам, кто сколько сможет.

2.3. «Новый порядок» на тихорецкой земле

В начале августа 1942 года город Тихорецк, Тихорецкий и Архангельский районы были заняты фашистами. И сразу же улицы станиц покрылись перьями: оккупанты очень любили курятину.

«Как рассказывают старожилы, - пишет в своей книге Н.Ф. Братков, - все немцы, до одного, знали по-русски: «Мамка, яйка, курка, млеко, шнель, шнель!»».

Так на Тихорецкой земле начались дни и ночи оккупации.

«После оккупации Тихорецка, немцы стали объявлять, что донские, кубанские и терские казаки-союзники германии, - писал в своих исследованиях Е.М. Сидоров, - и с осень прошлого года в составе вермахта с большевиками сражаются добровольческие казачьи части. Тихорецкий бургомистр 17 сентября даже выпустил тиражом 3000 экземпляров листовку «Донцы! Кубанцы! Терцы!».

Старожилы вспоминают, что все эти формирования немецкие агитаторы называли почему-то, по-разному: батальоны, эскадроны, сотни. Но желающих служить в них тихоречан было совсем не много, то под видом добровольцев стали записывать военнопленных из местного лагеря.

Этих добровольцев  в Тихорецке сразу окрестили немецкими казаками.

Но таких прислужников среди тихорецких казаков было не много и, как отмечают архивные документы, виселицы в центральных общественных местах городов и станиц Кубани стали характерной приметой «нового порядка», установленного оккупантами. Что касается нашего Тихорецка, то здесь, как и во многих населенных пунктах степной зоны края, виселицы появляются лишь осенью, вероятно, в октябре 1942 года, когда оккупанты поняли, что тихоречане ненавидят «новый порядок». В Тихорецке злодействовало гестапо. Систематические аресты и пытки патриотов особенно и не срывались от населения, а казни через повешенье на центральной площади Тихорецка организовало гестапо, а позднее виселицы были установлены на площади перед ПРЗ и заводом «Красный молот», в районе современной школы № 3.

Оккупанты конвоировали измученных и избитых после пыток людей в арлаг (рабоче-строительный лагерь) в районе птицекомбината.

2.4. Зверства фашистов на тихорецкой земле

«Десятки тихоречан, - писал Е.М. Сидоров, - вспоминали, как после пыток в гестапо тащили в мороз босого, без шапки, через центр города секретаря райкома Морозова в этот лагерь, как он там, на снегу, весь в кровоподтеках, со связанными руками, раздетый приходил в себя. Однажды его привязали на веревке за мотоциклом и издевательски протащили от гестапо до переходного моста на вокзале.

После долгих истязаний в Тихорецком гестапо фашисты, так ничего не добившись, как важного заключенного Г.Д. Морозова отправили в Краснодар. Там руководителя  Тихорецкого подполья тоже долго допрашивали, зверски пытали. Он был замучен в гестаповских застенках.

В Тихорецке, замученных и истерзанных в гестапо  людей уничтожали. Это подтверждает акт о злодеяниях в Тихорецке. На территории между мясокомбинатом  и аэродромом было обнаружено 6 ям, где гестаповцами было захоронено более 600 человек, замученных в застенках гестапо, - мужчин, женщин, детей, младенцев, стариков. Найденные документы позволяли установить, что среди замученных были учителя, работники МТС, колхозники, работники аптек, красноармейцы, учащиеся школ. Некоторые жертвы были полностью опознаны.

Жутко было читать подробности повседневного террора гестаповцев. Оккупанты вешали тихорецких патриотов, пытали их в подвалах своего учреждения, убивали их там или на краю могильных ям пулей в затылок.

Среди зверских дел гестапо в Тихорецке особо выделяется расправа с Ю.А. Карташовой, учительницей начальной школы № 37, женой начальника штаба Тихорецкого истребительного батальона. Она работала переводчицей  в управе, как вспоминают тихорецкие старожилы, и была связана с подпольщиками. Она агитировала тихоречан и жителей близ лежащих станиц: Фастовецкой, Алексеевской, Новорождественской  не подчиняться оккупационным властям. Во время такой работы в станице Фастовецкой она была схвачена в январе 1943 года и доставлена в гестапо.

Там она была подвергнута страшным истязаниям, но не слалась. Ее, зверски изуродованную, палачи  якобы повесили на виселице во дворе гестапо, а, вынув из петли, еще и выстрелили в голову.

Слезы наворачивались на глаза, когда мы читали, что эти нелюди сделали с ней. Ее труп был опознан и при осмотре был установлен факт многочисленных жестоких пыток: ее били, кололи и резали.

И таких примеров изощренных издевательств было много.

В Тихорецке мучили и убивали не только в гестапо, но и  так называемая криминальная полиция. По правилам оккупантов любой немецкий офицер единолично мог принять решение о наказании и даже казнить всякого советского человека.

Свое черное дело свершала «душегубка», приезжавшая в Тихорецк в сентябре – ноябре 1942 года из Краснодара. Многие тихоречане видели ее в сопровождении мотоциклистов, но мало кто тогда знал ее предназначение. Но тайна этой 9-ти тонной машины было скоро  раскрыта, потому что в ней из подвалов полиции уводили арестованных в сторону городского кладбища. И теперь тихоречане стали бояться попасть в облавы.

Сухие цифры статистики говорят нам о том, что за полгода «нового порядка» в Тихорецке и районе оккупанты уничтожили столько мирных граждан, что составляет более половины от всех наших потерь на полях сражений за четыре года Великой Отечественной войны. 

Если подвести общий итог эсэсовского террора на Тихорецкой земле, следует отметить одну деталь. Фашисты уничтожили  почти в каждой станице десятки людей.

Однако центром террора  СС они сделали именного город Тихорецк.

В станицах Тихорецкого и Архангельского районов всю полноту (под своим, разумеется полным контролем) власти фашисты передоверили атаманам и полицаям. Где-то наверх вышли подлецы, там людям было особенно тяжело, где-то совестливые земляки пошли в услужение к фашистам, там людям было полегче.

В своей книге «Алексеевская и алексеевцы» Н.Ф. Братков пишет: «Полицаев в станице было около десятка. Помню Белоконя Ивана, Морозова Дмитрия, Браткова Ивана, Дишковцова Николая, Студенцова Илью, Горошинского Митьку. Атаманом был Гуменный Андрей, сын первого атамана станицы. Писарем у них был дед Жуков. Не все полицаи были одинаковы. Самым вредным был Митька Горошинский. А вот Белоконь Иван Яковлевич вел себя так, что когда вернулись наши и полицаев судили, то народ просил за него, как за своего защитника перед фрицами. И Иван Яковлевич был оправдан и не понес наказания».

«Основная масса станичников, - пишет в своей книге «Откуда пошла и есть станица Новорождественская»  краевед Николай Петрович Петухов, - встретила оккупантов брезгливо, настороженно, стараясь не встречаться с ними, чтобы не выдать своего к ним презрения и ненависти. Но были и такие, которые вышли навстречу с хлебом и солью. Их были единицы.  И «бог им судья. Кару эти подонки понесли суровую»».

К казачьим станицам гитлеровцы относились более или менее благосклонно, надеясь на то, что казаки, потерявшие при советской власти свои белые привилегии, в связи с этим будут служить верой и правдой оккупантам. Но просчитались. Жители этой станицы, как и других, крепко стояли за советский строй и не помышляли ни о какой измене. Наоборот, люди ничего не ждали для победы над врагом.

«Оккупировав станицу, лучше дома колхозников немцы узурпировали под постой своих офицеров, - продолжает Петухов, - выгнав хозяев в сараи. Под постой было приспособлено и здание школы № 8, а в школах 9 и 10 устроили конюшни для лошадей».

Войдя в станицу, оккупанты устроили настоящую  охоту на женщин. В этом особенно усердствовали румынские вояки.

По доносу, за связь с партизанами были расстреляны Иван Семенович и Ефросинья Ефимовна Посохова и бригадир колхоза « Вторая Пятилетка» Никита Иванович Боевец.

В начале октября 1942 года немцы начали сгонять во двор местной управы молодых девушек, главным образом из числа комсомолок и активисток. Девчат, которых не оказалось дома, доставляли сюда прямо с поля. Операция должна была закончиться отправкой их для работы в Германию. И только по великой случайности этого не произошло.

В последствие, немецкие оккупанты, чувствуя близость своего краха, и готовясь к бегству из станицы, забыв о своем благоволении к казачьему роду, принялись за бесчинство.

«Я опишу, что немцы  делали с нами. В дни оккупации я жила с дочкой Валей, которой было один год и три месяца, у Лукьяновой Анны Федоровны у нее было трое детей: Валя, Роза и Гена – один меньше другого. Наши мужья были на фронте, к нам поставили на постой немцев, по-соседски был их штаб. Немцы прогнали нас с кроватей и сами спали на них, а мы с детишками валялись на полу … Вначале немцы нас не трогали, а вот перед  отступлением  показали себя. Они стали насиловать женщин, издевались даже над беременными», - писала Елена Федоровна Лукьянова.

Архангельский краевед  В.Ф. Пилипенко оставил воспоминания о том, что 6 августа 1942 года несколько стариков и жителей Архангельской встречали оккупантов  с хлебом и солью. Возглавил депутацию казаков бывший царский офицер, Сулим. Немцы назначили его с старостой, а Орлова – другого члена депутации – начальником районной полиции. Этот Орлов сумел быстро найти отщепенцев.  И  в каждом  населенном пункте района  по согласованию с немецким комендантом  назначил старост и полицаев.

Фашисты и их приспешники пытались сделать жизнь тихоречан совершенно невыносимой.

Когда оккупанты захватили Тихорецк, они хотели быстро наладить работу железнодорожного узла.

Железнодорожник Анатолий Фурдилов отказался возить военные грузы   немцев. Чтобы запугать других машинистов, комендант станции не стал его переводить на другую работу, а обвинил в саботаже, и он был расстрелян.

Над людьми зверски издевались, перед тем как расстрелять. Все тайные и явные экзекуции  сеяли страх среди тихоречан и архангельцев. Одно дело самому увидеть 2-3 повешенных земляков, другое дело,  когда по городу и станицам ходили леденящее сердце слухи о тайных расстрелах людей.  

Страх вызвал и угон молодежи в Германию в ноябре – декабре 1942 года. Фактов жестокости немцев при задержании  юношей и девушек известно много.

Немцы заставляли тихоречан и взрослых, и подростков работать по 10 часов в сутки с понедельника по пятницу, в субботу – 6 часов, отдыхать давали воскресенье. Широко процветали телесные наказания.

Воспоминания и документы того страшного времени говорят о том, что оккупанты нещадно эксплуатировали население города и района. Почти все предприятия, организации и хозяйства работали по 10 часов, все люди формально с 17 до 45 лет объявлялись трудоспособными и обязаны были работать там, где прикажут оккупанты, за ослушания были наказания: штрафы, телесные наказания, отправление в рабоче-строительный лагерь, а позднее – расстрел.

Официально часы работы были в основном с 6.00 до 19.00, с двумя перерывами по 30 минут на прием  пищи, а с 19.00 до 20.00 тихоречане должны были добраться домой и спать там всю ночь в период комендантского часа. По каждому, кто появлялся на улицах после 20.00, патрули могли открывать стрельбу без предупреждения.

Первое время в августе 1942 года оккупанты установили норму выдачи хлеба по карточкам по 1 килограмму на работающего человека, по 500 граммов – на неработающих членов семьи, но уже в сентябре нормы были урезаны почти вдвое (а потом иждивенцам  - вообще отменили), стали давать суррогат хлеба (кукуруза, горох, отруби, жмых) только работающим.

В декабре отношение оккупантов к работающим на них тихоречанам ухудшилось. Рабочий день и в субботу длился 10 часов, а норму выдачи хлеба уменьшили до 250 граммов в сутки, а в конце месяца до 150 граммов.  Жить на них было не возможно.

А тех тихоречан, которых немцы стали использовать в ноябре – декабре для создания оборонительного рубежа к юго-востоку от города, рытья окопов, вообще лишили выходных. Кормили их на месте работы горячей похлебкой из отрубей и мороженых овощей с кусочком суррогатного хлеба. Полицаи и немцы – конвоиры  часто били «нарушителей», пугали тем, что отправят людей в арлаг у птицекомбината. Мол, оттуда один выход – смерть.

Существует много свидетельств тому, что немцы готовили нам рабство, существует в документах государственного архива города Тихорецка и Тихорецкого историко-краеведческого музея. Воспоминания ветеранов поистине бесценные свидетельства о том, что немцы с помощью предателей пытались наладить работу паровозо-ремонтного завода (ПРЗ) на себя.

Людей под конвоем доставляли на завод и под угрозой репрессий приказывали им работать на оккупантов.

Однако все попытки немцев наладить полноценную работу ПРЗ провалилась. Не удалось немцам восстановить ТЭЦ и дизельную электростанцию – энергетическое сердце завода.

Немцы пытались открыть на заводе ремонт мощных дизельных моторов своих военных автомашин, но и этого сделать не удалось: мешали налеты советской авиации в декабре – январе, не хватало специалистов, почти не было оборудования, станков, материалов. Но русские надсмотрщики, - по воспоминаниям Л.А. Козленко,  которая работала тогда на ПРЗ, - заставляли ее и других рабочих все силы отдавать третьему рейху. Особенно старался начальник цеха Резников, который готов был каждого рабочего, который даже не так посмотрел, отправить в комендатуру.

Многих тихоречан и всех жителей станиц оккупанты заставили завершить уборку зерновых 1942 года, затем использовали бесплатный труд на уборке пропашно-технических культур вплоть до глубокой осени. Тем, кто смог каким – то образом получить зерно в начале августа были вынуждены отдать его немцам.  Оплату немцы установили минимальную, а то вообще ничего не платили.

Но каждый Тихорецка и станиц должен был платить налоги. Налоги были установлены на все: плодовые и ягодные деревья, домашних животных, даже на собак и кошек. Это были и не налоги вовсе, особо изощренный вид грабежа, чтобы полностью ограбить.

Тихоречанин, не выполнивший первый раз требования по сдаче натурального налога, приговаривался к 10 палкам или 25 розгам. А немного позднее приказы коменданта в городе и станицах гласили просто  и страшно: за несвоевременную сдачу натурального налога – расстрел. Это притом,  что немецкие солдаты чуть ли не ежедневно ходили группами по дворам людей и отбирали сохранившихся поросят, кур, гусей, уток, что можно было унести к себе в часть мимо патрулей и офицеров.

Обычные школы с сентября в Тихорецке не открывались, все здания немцы заняли, но разрешили открыть частную гимназию с платным обучением. В месяц с ученика брали 25 рублей, поэтому мало кто из тихорецких старшеклассников смог в этой школе продолжить обучение. Почти все средние школы в период оккупации не работали, а в этой гимназии учили закону Божьему, немецкому языку, биографии Гитлера.

В начальных школах предполагалось учить тихорецких детей верноподническим взглядам  и раболепству перед Германией. Мало  кто посещал и эти школы.

Страшно было читать о пороках, которые немцы культивировали на нашей земле. Они заставляли людей красть, а женщин заниматься проституцией. Но люди жили верой. Они ждали возвращения отцов и братьев, ждали возвращения Красной армии.

2.5. Оккупация в станице Отрадной

Староста и полицаи были назначены и в мою родную  станицу Отрадную.

Осенью 1941 года в станицу Отрадную приехало несколько семей, евреев – беженцев. При наступлении фашистов на Кубань в августе 1942 года. Они не успели уехать из Отрадной. Оккупанты и полицаи их переписали, переселили в клуб колхоза имени XVII партийного съезда. Полицаи каждый день в августе – сентябре, как рассказывали старожилы, гоняли евреев на полевые работы.

Вскоре рано утром в конце сентября к клубу, где жили евреи, подъехала большая машина и мотоциклисты, здание немцы оцепили.

Местные полицаи и эсэсовцы зондеркоманды  из Кропоткина стали евреев загонять в эту машину, их было 71 человек, среди них – дети. Только одному чудом удалось бежать, остальных немецкие палачи увезли  в Безымянную балку и убили.

Таисия Егоровна Блинова, бывшая в годы оккупации девчонкой – подростком  рассказывала еще несколько лет назад нашим  старшим товарищам по краеведческому объединению, как  в тот страшный день они, несколько отрадненских девчонок  бегали смотреть на казнь в эту балку. Об этом узнал сын полицая Котова – Ленька и рассказал отцу. Девчонок посадили на неделю в подвал. Говорят разное: кто – что хотели убить как свидетелей, кто – что хотели уберечь от немцев.  Но девчонок все-таки отпустили. Потому – то сохранились  эти воспоминания и описания этого жуткого события.

Другой невольный свидетель этой казни рассказывал, что среди эсэсовцев в черной форме и полицаев был человек в белом медицинском халате, черной фуражке с черепом и  в сапогах. Полицаи подводили к нему детей, «врач» мазал им по губам кистью, и дети падали (наверное, от яда). Их безжизненные тела бросали в общую яму к убитым.

«В нашей же Отрадной одна женщина в декабре 1942 года случайно подслушала разговор Котова, Шконды и Якименко о разделе колхозной земли на частные участки. И тут Котов заявил, что Верещагину и другим, недобитым большевикам не видать никакой земли, их место в балке, где расстреляли евреев», вспоминала Таисия Егоровна Блинова, - Об этом разговоре узнали быстро, и колхозные активисты были предупреждены и сумели спрятаться на отдаленных фермах и полевых станах. В нашей станице полицаи никого не арестовали и не казнили.

Местных активистов удалось спасти от расправы и в станицах Терновская и Новорождественская. В станице Архангельской многих людей спас Тимофей Григорьевич Тарубаров, который служил в местной полиции по зданию подпольщиков.

И совсем другой пример. Староста сельской общины (бывший колхоз «Красная Москва» в окрестностях станицы Отрадной) И.Г. Порублев активно собирал для оккупантов продукты, вел среди станичников антисоветскую агитацию. Когда колхозники отказывались сдавать яйца, то Порублев одному из них заявил: «Ты знаешь, немецкое командование требует от меня яйца, мы должны кормить немецкую армию за то, что она освободила нас от гнета советской власти. Ты что же, хочешь, чтобы опять возвратилась советская власть?»

Так этот предатель еще в подтверждение своего служебного рвения выдал полиции начальника политотдела Малороссийской МТС Сенарскую. Порублев совместно с полицаями наказывал отрадненцев за попытки укрыть коз, овец, птицу для пропитания семьи.

2.6. Деятельность партизанских групп на тихорецкой земле

Было на земле тихорецкой и партизанские группы и подполье, но организованного движения не было.  При попытке создания организации из разрозненных групп погиб секретарь райкома  партии Григорий Морозов. Активно действовали партизаны севернее станицы Фастовецкой, где было создано две группы, которые создали, и которыми руководили Савелий Николаевич Сахаров  и его сын Иван и Петр Федорович Козлов.

Но свидетельств деятельности этих групп документальных осталось очень мало, сохранились лишь отдельные факты. Но тихоречане сохранили в памяти события тех далеких лет. Семья Логвиновых целых 16 суток дала укрытие бойцу Красной Армии Александре Куценко, бежавшей из-под железнодорожной станции  Котельниково  в январе 1943 года. Долгое время мои земляки – отрадненцы укрывали заместителя начальника политотдела Малороссийской МТС М.И. Сенарскую, которая погибла от рук предателей – полицаев.

Оккупация и установление «нового порядка» стали потрясением для простых людей. Жизнь при фашистах была непредсказуемой, полной страшных неожиданностей и смертельных угроз.

Заключение

Начавшаяся Великая Отечественная война сделала наш небольшой по территории Тихорецкий район сначала территорией глубокого тыла, затем прифронтовой территорий, а потом и территорией оккупированной немецко-фашистскими захватчиками. В самые первые месяцы Великой Отечественной войны, когда земля тихорецкая была глубоким тылом, все промышленные  предприятия, колхозы и совхозы стали усиленно работать, в условиях массовой мобилизации мужчин.

Паровозоремонтный завод имени Воровского в июне-июле отдал на фронт почти половину своего мужского коллектива и пополнился за счет женщин и подростков. Вместе с ускоренным ремонтом паро­возов в спеццехе качался расширенный выпуск боеприпасов: мин, снарядов, осенью-зимой построены бронепоезда "Тихо­рецкий железнодорожник", "Николай Щорс", затем еще четыре. С 20 октября начались бомбардировки, в тот день на территории завода погибло 18 человек и более 70 ранено. В июле 1942 года завод был эвакуирован в Тбилиси.

Завод "Красный молот" приступил к изготовлению снаря­дов, различных мин, противотанковых ежей, помог создать бронеплощадки для 6 бронепоездов в 1941-1942 годах, пролеты для моста через Дон. Затем завод также был  эвакуирован в Тбилиси. Напряженно в этот период работало локомотивное депо, ведя ремонт поврежденных фашистской авиацией паро­возов. 23 октября и 7 ноября  1941 года  депо серьезно пострадало от бомб. Часть паровозов и людей летом 1942 года  удалось перегнать в Тбилиси и Ереван. 6 августа 1942 г. немецкие части 17-й армии оккупировали город и район.

Перед отступлением фашисты в конце января 1943 года разрушили все предприятия Тихорецка, особенно крупные, много зданий. Ущерб от разрушений и грабежей оккупантов, нанесенный предприятиям города, превысил 85 миллионов  рублей, колхозам района — 112 миллионов рублей. Фашисты уничтожили много сельхозтехники, скота. Общие экономические потери города и района по неполным данным — свыше 250 миллионов рублей.

«Новый порядок», который принес тихорецкой земле немецкий фашизм, стал самой черной страницей в его истории.

Список использованной литературы

  1. Братков Н.Ф. Алексеевская и алексеевцы. - Краснодар, 2000.
  2. Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. - Краснодар, 2000.
  3. Петухов Н.П. Откуда пошла и есть станица Новорождественская. Краснодар, 1997.
  4. Сидоров Е.М. Земля Тихорецкая. – Тихорецк, 1989.
  5. Сидоров Е.М. Тихорецкое краеведение. – Краснодар, 2000.
  6. Сидоров Е.М. Новый порядок в Тихорецке. // Тихорецкие вести, 2002-2003.
  7. Сидоров Е.М. Тихорецк в битве за Кавказ. // Тихорецкие вести, 2002-2003.
  8. Материалы архива Тихорецкого историко-краеведческого музея.
  9. Материалы образования музейного типа муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы № 22 станицы Отрадной.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top