Жилкина В.В.

Их вид и поступь всех прельщает;
Их подвиг — души восхищает!
Спасителей всяк видит в них.
Велит им долг — умреть готовы!
Велит им честь — прервут оковы!
Избавить царство — нужен миг!

Поэт и ветеран Наполеоновских войн С.Н. Марин

2Воронеж по праву можно назвать городом-воином. Вот уже более 400 лет он закрывает врагу путь на землю Русскую, да в степи раздольные. В XVI веке он защищал Русь от набегов татар. Во время Великой Отечественной войны не пропустил немецкие войска к Сталинграду. А вот в Отечественную войну 1812 года французские солдаты не ступали на Воронежскую землю. Но воронежцы, как истинные патриоты, принимали активное участие в войне. Не случайно на Бородинском поле стоит памятный знак.

На пьедестале колонны выбито: «124 пехотный Воронежский полк своим доблестным предкам 18-го Егерского полка, геройски павшим на батарее Раевского 26 августа 1812года».

О Бородинской битве написано много. Но до последнего дня в этой теме было немало темных, малоизвестных страниц. Множество имен героев Отечественной войны 1812 года оказались забытыми. В их числе и воронежцы — участники тех событий. О некоторых из них мы и расскажем.

Цель моей работы – исследовать, какой вклад внес Воронеж в борьбу русского народа с французским нашествием.

3Двести лет назад весть о победе встречали в Воронеже колокольным звоном и благодарственными молебнами. С 1814года и до революции 1917 года в храмах ежегодно совершались благодарственные службы о победе в войне 1812 года. Город Воинской Славы Воронеж в 1812 году отдал на Алтарь Отчизны лучших своих сыновей, ставших по праву гордостью России. И слава их гремит на всю Россию: друг А.С. Пушкина и доблестный представитель плеяды военных, сын известного полководца 1812 г генерал-лейтенант Николай Николаевич Раевский, знаменитый покоритель Карса, исследователь и дипломат, родственник и близкий друг Святителя Игнатия Брянчанинова генерал от инфантерии Николай Николаевич Муравьёв-Карский, основатель Воронежского Великого Князя Михаила Павловича Кадетского Корпуса генерал-лейтенант Николай Дмитриевич Чертков, однополчане, друзья и сподвижники Дениса Давыдова по Ахтырскому гусарскому полку братья Михаил, Сергей и Николай Григорьевичи Бедряги, известные литераторы братья Аполлон и Сергей Марины, автор знаменитых мемуаров о 1812 годе полковник Михаил Матвеевич Петров.

256 фамилий офицеров-участников войны упомянуто в Памятных книжках Воронежской губернии за юбилейный 1912 год! А сколько безвестных солдат-воронежцев сдержали клятву верности, сложив голову за Веру, Царя и Отечество в грозу 12-го года... И хотя Воронеж наполеоновское нашествие благополучно обошло стороной, их память взывает к потомкам.

Постановлением администрации городского округа № 1589 от 30 декабря 2011 года, принятым в соответствии с решением городской комиссии по культурному наследию, девяти новообразуемым улицам и переулкам в Советском районе присвоены наименования в честь героев и участников Отечественной войны 1812 года и заграничных походов русской армии 1813-1814 годов. На карте города появятся улицы генералов Платова, Раевского и Халютина, полковника Старкова, капитана Мягкова, а также улицы братьев Петровых, братьев Чертковых, Егерских полков и переулок Гренадерский.

4С.Н.МаринЯ думаю, что справедливо назвать улицы моего родного города именами героев Отечественной войны девятнадцатого века. Но почему одна из улиц названа именем целых двух полков, а переулок получил имя Гренадерский? Я решила найти ответ на волнующий меня вопрос. Надо сказать, что поиски эти были вовсе не так легки, как представлялось, впервые минуты работы. Удивительно мало материала печатается в современное время. Основной книгой, которая стала для меня настольной в период расследования, была книга «Воронежское дворянство в Отечественную войну» 1912 года издания.

Накануне Наполеоновского вторжения Россия переживала небывалый патриотический подъем. «...Две неудачные войны с Наполеоном, третья, угрожавшая независимости России, заставили русских патриотов исключительно посвятить себя военному званию». Все порядочные и образованные молодые люди спешили вступить в ряды войска, готового встретить Наполеона и «...презирая гражданскую службу, шли в одну военную...». Не остался в стороне и наш Воронеж.

5В эпоху 1812 года ремесло военных считалось в России самым почетным; русский офицер — «дворянин шпаги» — стоял в глазах общества чрезвычайно высоко. Тот, на кого «промыслом Небесным» была возложена обязанность служить в армии, ощущал себя избранником Божьим. «Теперь я чувствовал себя уже в другой сфере, светлой, просторной, высокой; я уже воин, я защитник отечества, говорил сам себе. О! Может ли быть что лучше военной службы?» - вспоминал один из офицеров той поры. Атмосфера всеобщего обожания, окружавшая военных, запечатлена в полушутливом стихотворении знаменитого в те годы поэта и ветерана Наполеоновских войн С. Н. Марина, нашего земляка, отрывок из которого я взяла эпиграфом к данной работе.

Когда очередная война с Наполеоном стала для России фактом очевидным и неизбежным, царское правительство предприняло неотложные меры по резкому усилению регулярной армии.

13 мая 1812 года последовал Высочайший указ о сформировании из рекрутов последнего, 82-го набора, 12 новых полков: 8 пехотных и 4 егерских. Вновь сформированные полки, по первоначальному предположению, должны были пойти на сформирование особого резервного корпуса, развернутого в тылу действующих 1-й и 2-й Западных армий.

Эти новые полки формировались в Ярославле и Воронеже — по два егерских. В самом городе Воронеже сформировались два егерских полка численностью в 1987 человек нижних чинов. Для их укомплектования были взяты рекруты из трех губерний: Пензенской - 500 человек, Воронежской - 1964 и Саратовской 1511.

Правительство взяло на себя снабжение всех полков денежным довольствием, провиантом и боевым вооружением. Ружья были получены по распоряжению Комиссии Департамента из арсеналов Москвы, холодное оружие из Москвы и Смоленска. На губернии возлагалось снабдить новые пехотные воинские формирования обмундированием, амуницией и обозом. Форма обмундирования назначалась для обоих полков соответственно общеегерская.

Так выглядели рядовые, унтер-офицеры и валторнист 18-го егерского полка в 1812 году.

При обще егерской армейской униформе полк носил желтые погоны с красной цифрой 23 — номер пехотной дивизии, в которую он входил. Цвет погон в полках и номерной знак дивизий на погонах, в которые должны будут войти полки, пока конкретно не назначались. При этом в положении о них (погонах) было сказано: «Назначение же им погон последует в свое время».

На Воронежскую губернию налагалось обязательство обмундировать 1-й егерский Воронежский полк.

Воронежская губерния должна была снабдить 1-й егерский полк всем необходимым от обмундирования до обоза. Для этого с дворянства было взято 185 000 рублей, а с городов 28 000 рублей. На обмундирование 2-го егерского полка воронежское дворянство пожертвовало 150 000 рублей. Городские общества собрали на обоз для 1-го егерского полка 22,439 рублей, откупщик Бородин пожертвовал для двух егерских полков двойную порцию вина и 500 рублей, а купец Иван Титов 114 солдатских ружей старого калибра.

К 15 сентября оба Воронежских егерских полка вместе с частями из других губерний прибыли в лагерь под Тарутиным. Главнокомандующий русской армией М.И. Кутузов устроил смотр вновь прибывшим частям и в целом остался, ими доволен, похвалив, между прочим, Воронежских егерей за их выправку и бодрый вид. "Вновь сформированные полки: 5-й и 6-й Рязанские, 7-й и 8-й Тамбовские пехотные и 3-й и 4-й егерские Воронежские по прибытии их армии при осмотре моем найдены, что они в столь короткое время довольно хорошо образованы и что большая часть людей стреляют довольно хорошо".

Общим командующим всех формирующихся полков был назначен генерал от инфантерии князь Лобанов – Ростовкий, облеченный указом императора от 5 июня чрезвычайными полномочиями.

Особая роль в подготовке воронежских полков принадлежит генералу Русанову. За что и был представлен к ордену Св. Владимира 3-й степени.

Полки приняли участие в Тарутинскои сражении, в котором многие, по словам генерала Русанова «были покрыты ранами и изувечены».

Согласно, царского манифеста от 18 июня Воронежская губерния освобождалась от сбора ополчения. Однако Воронежское дворянство сыграло видную роль в Отечественной войне. Все годные к службе дворяне служили офицерами в действующей армии, в двух егерских полках сформированных в Воронеже, в ополчениях других губерний.

Когда я вплотную занялась историей егерских полков, то получила интересную информацию. Егерский полк начала XIX века состоял из трех батальонов — гренадерского и егерских. К 1811 г. произошли изменения в организационной структуре каждый батальон включал в свой состав одну гренадерскую и три егерские роты. Одна гренадерская рота состояла из двух взводов — гренадерского и стрелкового, а егерская — из двух егерских. В каждом полку 2-й батальон считался запасным, а 1-й и 3-й действующими.

Всего по штатному расписанию в егерском полку числилось 1584 человека. Егерей обучали действиям, как в сомкнутом, так и в россыпном строю.

Полки егерской пехоты (егеря) укомплектовывались солдатами небольшого роста, проворными, обученными метко стрелять и действовать в одиночку или в стрелковых цепях. Стрелковые цепи выдвигались обычно на расстояние 100-200 метров вперед от основных боевых порядков. В цепи егеря были разбиты по парам и стояли на шаг друг от друга. Пары располагались в интервалах 2-5 шагов (интервал между двумя парами равнялся 2-5 шагам). В паре один егерь стрелял, когда у другого ружье было заряжено. В сражении егеря, как правило, завязывали бой, нанося ощутимый урон движущимся в атаку пехотным колоннам противника.

Очень эффективно действовали егеря против неприятельской артиллерии, расположенной на пересеченной местности и лишенной кавалерийского прикрытия, так как пересеченная местность делала действие кавалерии малоэффективными.

Стрелки двигались прямо на орудия. Подобравшись на расстояние картечного выстрела, они бегом преодолевали опасное расстояние. На расстоянии 150 шагов цепь стрелков залегала и открывала огонь, выбивая артиллерийскую прислугу и лошадей, лишая противника возможности отвезти орудия на безопасное расстояние. Затем атаковала колонна тяжелой пехоты и с малыми потерями захватывала орудия. Служба в легкой пехоте считалась более трудной и почетной, чем в тяжелой. Она требовала от солдат более серьезной подготовки.

В Отечественной войне 1812 года гренадеры и егеря проявили все свое умение и мужество. Мы расскажем об одном эпизоде войны с Наполеоном, Бородинской битве.

6Наступил день Бородина. В Бородинском сражении принимали самое активное участие егерские полки. Действия 18-го егерского полка в тот день были связаны с одним из самых драматических эпизодов сражения, происшедших в боях за «батарею Раевского».

М.И. Кутузов, решив дать оборонительное сражение армии Наполеона на позициях близ села Бородино, приказал соорудить полевые укрепления, которые могли бы снизить возможные потери своих войск. Большое количество артиллерии также указывало ив необходимость укрепления позиции в инженерном отношении, так как полевые укрепления (редуты, люнеты и флеши) способствовали бы более эффективному е использованию. Ключом этой оборонительной системы являлась Курганная высота, названная впоследствии «Батареей Раевского».

Укрепление на Курганной высоте получило название «Батареи Раевского», так как к началу боя для обороны его были задействованы войска 26-й и 12-й пехотной дивизии 7-гo пехотного корпуса, которым командовал генерал-лейтенант Николай Николаевич Раевский. На самом люнете сначала были размещены 12, а потом ещё 6 орудий батарейных рот 24 и 26, в прикрытие которым выделен батальон Полтавского пехотного полка 26-й пехотной дивизии генерала И.Ф. Паскевича.

Ранним утром 26 августа (7 сентября) 1812 г. 18-й егерский полк принимает участие в бою за село Бородино. Роль его в этом бою была — огневая поддержка атаки 1-го, 19-го и 40-го егерских полков.

После оставления русскими позиций у села Бородино егеря отступили. Впереди войск VII-го корпуса в балке ручья Стонец в месте, где он впадает в реку Колочь, расположились 19-й и 40-й, а к юго-западу от них по берегу Колочи разместились 1-й и 18-й егерские полки. И именно со стороны горжи около 3-х часов пополудни ворвались в укрепление саксонские кирасиры, что привело к окончательному захвату «батареи Раевского».

Несколько северо-западнее Курганной высоты был вырыт окоп на два орудия для прикрытия тыловой части люнета и обороняющих его войск из возможного обхода противником со стороны села Бородино. К 8-ми часам утра 19-й и 40-й (бригада Н.В. Вуича), а также 18-й егерские полки покинули берега Колочи и встали в две линии батальонных колонн метрах в трёхстах позади укрепления на Курганной высоте.

Первый егерский полк остался держать оборону на правом берегу Колочи восточнее села Бородина, несмотря на господствующее положение по отношению к окружающей местности и сооружения, были у укрепления. Ров был мелковат (для его углубления и насыпки гласисов времени не оставалось). К тому же к началу первой атаки французов было готово всего десять амбразур. Существенным минусом являлось и то, что в западном направлении было возможно вести только картечный огонь из орудий. Сам же курган имел к западу более пологий склон, чем к востоку. Французам это обстоятельство облегчало взятие батареи, а русским затрудняло контратаки.

7П. Ермолов отдаёт приказ оказавшемуся рядом 3-му батальону Уфимского первого полка атаковать и вернуть потерянное укрепление. Уфимцы последовали за ним по дну Горицкого оврага. Там к нему присоединили 18-й, 19-й и 40-й егерские полки. Уфимский пехотный и 18-й егерский атаковал посредственно батарею, а 19-й и 40-й егерские действовали слева от нее. Несмотря на крутизну кургана приказал я егерским полкам и 3-му батальону Уфимского полка атаковать, любимым оружием русского солдата. Бой, яростный и ужасный, не прошло более получаса: сопротивление встречено отчаянное, возвышение отнято, наши позиции возвращены, и не было слышно ни одного ружейного выстрела.

Храбрость и мужество проявил в этом сражении наш 18-й егерский полк. Получив приказание А.П.Ермолова атаковать шеф полка генерал-майор Федор Пантелеймонович Алексополь спешился впереди полка. Барабанщики забили сигнал «на штыки» и егеря с развернутым знаменем батальонных колонн двинулись в атаку. Наступали молча, чтобы не сбить дыхание. Восточный склон кургана, обращенный в сторону русских позиций, был гораздо круче западного. Выйдя из ложбины, егеря попали под огонь неприятельской артиллерии с захваченной французами батареи и частый ружейный огонь. В самом начале атаки был тяжело ранен (пулей в ногу) шеф полка Ф.П.Алексополь. Командование принял подполковник Т.Н. Чистяков. Под градом картечи и пуль ряды егерей на мгновение смешались. В этой атаке особенно отличились майоры Загарский и Остен-Сакен, поручики Мандерштерн и Мей, подпоручик Барановский. Они приняли все меры к «восстановлению фронта»; своей храбростью и выдержкой ободряли молодых солдат и вели их в штыковую атаку. Майор Загарский и поручик Мандерштерн были ранены, но не покинули строй. Но вот передовые егеря уже достигли бруствера, грянуло раскатистое русское «Ура!». Поручик Мей был одним из первых, кто взошёл на люнет. Он тут же получил рану штыком. Рядом упал раненый в голову подпоручик Барановский. Майор Загарский прибавил в жестокой рукопашной схватке к полученной ране ещё две. Неприятель дрался с неистовой яростью. Лязг оружия, пронзительные крики, проклятия, стоны страшной музыкой влились в разноголосую симфонию боя. Окровавленные штыки и лезвия сабель тускло вспыхивали в затянутом пеленой порохового дыма воздухе.

Противники сплелись в один бесформенный клубок. Оба батальона 18-го егерского дрались уже в окопах.

8Капитан Шарль Франсуа вспоминает об этом так: «Мы вступаем с ними рукопашную и наталкиваемся на страшных противников. Но другие полки, имевшие свои схватки с русскими, не последовали за нами, и нам помогает только один батальон 13-го лёгкого. Мы вынуждены отступить. Полк наш разгромлен. Мы снова строимся позади редута и пытаемся сделать вторую атаку, но без поддержки нас слишком мало, чтобы иметь успех. Мы отступаем, имея 11 офицеров и 257 солдат — остальные убиты или ранены. Храбрый генерал Бонами, всё время сражавшийся во главе полка, остался в редуте: он получил 15 ран и взят русскими в плен. Я участвовал не в одной компании, но никогда ещё не участвовал в таком кровопролитном деле и с такими выносливыми солдатами, как русские. Из всей моей роты осталось 5 человек. Из 4100 человек полка уцелело всего 300...».

30-й линейный, взяв «редут» и выйдя на его восточный скат, был немедленно отброшен назад. Генерал Бонами, пытаясь с горсткой солдат обороняться в редуте, получил несколько штыковых ранений и взят в плен фельдфебелем 18-го егерского полка В.В. Золотовым. За этот подвиг Василий Золотов тут же на поле сражения был награжден знаком отличия военного ордена Святого Георгия, по поводу факта пленения генерала.

Из рапорта М.И. Кутузова Александру I: «...Наполеон, видя неудачные покушения войск правого крыла своей армии, потянулся к нашему центру. Генерал-майор Ермолов переменил большую часть артиллерии, офицеры и прислуга при орудиях были перебиты, и удержал неприятеля сильные покушения во время полутора часов...».

Бородинское сражение. Атака гвардейских егерей

8После подхода резервов бывшие на батарее войска (в том числе и 18-й егерский) были отведены в тыл, а оборона люнета поручена полкам 24-й пехотной дивизии генерал-майора П.Г.Лихачва. К тому времени А.П. Ермолов уже получил сильную контузию и вынужден был сдать командование.

Всего в Бородинском сражении 18-й егерский полк потерял убитыми 147 нижних чинов, ранеными: шефа полка Ф.П.Алексополя, четырёх офицеров и 121 нижний чин.

Отличившиеся при Бородино офицеры 18-го егерского получили награды Шеф полка. Ф.П.Алексополь награждён орденом Св. Владимира III-й степени, полковой командир подполковник Т.И. Чистяков — орденом Св. Анны II класса, майоры Загарский и Остен-Сакен, капитан Бреер, штабс-капитан Ейсмонт — орденом Св. Владимира IV степени, поручики: Мандерштерн, Мей, Тхоржевский, подпоручик Барановский — орденом Св. Анны III класса. Полковой священник 18-го егерского полка отец Улиян Заморской был награжден бронзовым наперсным крестом на владимирской ленте.

Особо был отмечен подвиг фельдфебеля Василия Золотова. Выписка из приказа М.И.Кутузова от 28 августа 1812 г.: «18-го егерского полка фельдфебель Золотое во власти высочайше мне данной, за взятие французского генерала в плен производится в подпоручики».

Участником Бородинской битвы, был наш земляк унтер-офицер лейб-гвардии Егерского полка Иван Петрович Жмурин. Наградой солдату, пролившему кровь за отечество в первые минуты боя (ранен черенком гранаты в правое плечо), был почетный знак ордена Св. Георгия — награда, которую давали лишь за личную храбрость, проявленную в бою.

10Карпенко Моисей Иванови ч (1775-1854) - полковник, командир 1-го егерского полка в Бородинском сражении.

Гремел Бородинский бой. И везде, в егерских полках, артиллеристских корпусах, гренадерских дивизиях сражались воронежцы.

На крайнем левом фланге русских войск у Утицкого кургана располагался 3-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Н.А. Тучкова. Уже в самом начале сражения 3- я пехотная дивизия П.П. Коновницына была отправлена на подкрепление войск П.И. Багратиона. 1-я гренадерская дивизия (6 полков), оборонявшая Утицкий курган, располагалась следующим образом: Петербургский и Екатериновский гренадерские полки встали правее кургана, а лейб-Гренадерский и гренадерский Аракчеева — левее кургана. Павловский гренадерский составлял резерв, а Таврический гренадерский полк был отправлен к северу от основных позиций, где он; действуя совместно с егерями, отбивал атаки 8-го вестфальского корпуса генерала Жюно. 1-м батальоном гренадерского полка Аракчеева командовал наш земляк майор Иван Матвеевич Петров (брат М.М. Петрова).

Около 11 часов войска Понятовского захватили деревню Утицы, и соединившись с вестфальцами Жюно, оттеснили Тучкова за курган. М.И. Кутузов вовремя перебросил из резерва части 2-го пехотного корпуса К.Ф. Багговута, которые атаковали правый фланг поляков, в то время как первая гренадерская дивизия обрушилась на левый фланг Понятовского. Противник был отбит. Вторую попытку занять Утицкий курган поляки совершили лишь около 16-ти часов, когда на остальных пунктах сражение стало уже затихать. Сражение на крайнем левом фланге наших позиций закончилось в 18 часов. Неприятелю не удалось совершить фланговый охват. Русские войска, отразив все атаки противника, отошли к востоку от Утицкого кургана.

11Рядовой и Унтер-Офицер Воронежского пехотного полка 1812 годаВ наградных документах особо отмечен батальонный командир И.М. Петров, который «с начала сражения находился под выстрелами, ободрял людей, потом, когда неприятель стремился овладеть батареею, храбро с батальоном ударил на него в штыки и заставил через сие уничтожить его предприятие, обратя в бег». За совершенное им награжден орденом Св. Владимира с бантом».

Служили наши соотечественники и в составе Воронежского пехотного полка, сформированного 17 января 1811года.

Шефом полка был назначен генерал- майор Иван Терентьевич Сназин, через десять дней с 27.01.1811 г. его сменил полковник Михаил Федорович, который совмещал в своем лице должности командира полка и его шефа.

Вместе с 1-м, 2-м и 3-м морскими, а также 31-м и 47-м егерскими полками, Воронежский пехотный полк входил в состав 25-й пехотной дивизии, располагавшейся на территории Финляндии. Здесь их и застала война с Наполеоном.

Сохранился документ того времени, который имеет отношение к истории создания Воронежских полков.

«Святейшего Правительствующего Синода в Комиссии духовных училищ, Армии и Флота Обер-священнику и Св. Анны 2 класса кавалеру Иоанну Семеновичу Державину Армейской семинарии ученика риторики Василия Янковского покорнейшее прошение. При чтении Высочайших манифестов Его Императорского Величества и призываний Святейшего Правительствующего Синода сердце мое не могло быть хладнокровно, без особенных чувствий. Я ощутил неизъяснимое рвение лететь на поле брани, туда, где решается судьба всеобщего нашего благоденствия, лететь, презирая все будущие опасности. Кровь моя кипит на защиту православной веры, любезного отечества и славы знаменитейших наших предков. Подобно им умру или возвращусь с лавром приятнейшей победы для сограждан моих. Ваше преподобие, это в Вашей власти. Позвольте сие мое желаемое и, как думаю, самое полезное и справедливое предприятие привесть охотно к окончанию 1812года, июль 16-го»

13 августа 1812 года В. Янковский и еще б добровольцев из числа учеников и студентов армейской семинарии были зачислены унтер-офицерами в Воронежский пехотный полк.

Воронежский пехотный полк первый свой бой провел под Полоцком. Вот как описывает этот момент боя P.M. Зотов: «...прискакавший чей-то адъютант приказал полковнику двинуться вперед на подкрепление Воронежскому полку... и повел нас против неприятеля. Чувство стыда возвратило к долгу, и снова весь фронт двинулся вперед ровно и решительно. Снова принялись нас осыпать с батарей, но на этот раз сердца скрепились — и вся дружина медленно подвигалась вперед. Тут влево от себя увидели мы тихо и стройно отступавших воронежцев — и догадались, что мы перед этим тоже отступали, но очень быстро. Пропустя мимо свою первую линию, мы заметили вдали подвигающихся вперед неприятелей, остановились и начали перестрелку...»

14-я дружина, примкнув к правому флангу воронежцев, образовала с ними единый фронт. А противник между тем приближался. Залповый ружейный огонь с короткой дистанции, когда даже прицеливаться не нужно, так как промахнуться по мишени, представляющей собой плотный строй, практически невозможно, да и в клубах порохового дыма все равно ничего нельзя различить. От солдата в условиях такого боя требуется только одно — стойкость. И воронежцы выстояли. Но вот их полковник скомандовал: «...Прекратить пальбу! Офицеры, за фронт! На руку! Скорым шагом марш, марш! Ура!», «... это, наконец, по-русски»; вспоминает Р. М. Зотов: «...наконец мы очутились в своей сфере. Грозная и веселая минута! Быстро пошагали мы навстречу неприятелю и вместо скорого шага бежали уже бегом. Неприятельский фронт не устоял, дрогнул и, не дождавшись нас, пустился со всех ног отступать, точно так же, как недавно отступили мы».

2(14) ноября 1812г. Воронежский полк участвовал в тяжелейшем бою у деревни Смольня (при Смоляницах). Шесть раз в течение этого дня атаковали французы Смольню, стараясь овладеть ею и подойти к позициям нашей артиллерии. Шесть раз деревня переходила из рук в руки. Воронежский, Невский, Тульский, Тенгинский и Эстляндский пехотные полки на протяжении всего дня сражались против целого корпуса маршала Виктора. Уже вечером, сделав последнее усилие, французам удалось занять Смольню в шестой раз. Но с помощью подошедшего на помощь первой линии Севского пехотного полка неприятель был выбит из деревни окончательно. В сражении на Березине 16(28) ноября Воронежский пехотный полк действовал на левом берегу Березины против корпуса маршала Виктора.

12Переправа через Березину 29 ноября 1812 годаБой начался в 10 часов утра атакой егерских полков авангардного отряда генерала Е. И. Властова на правый фланг войск Виктора в районе деревни Студенка, и к полудню боевые действия развернулись уже по всей линии. Массированный огонь нашей артиллерии наносит французам большие потери, и Виктор, чтобы уменьшить их, стал перестраивать войска из глубоких колонн в цепь. В этот момент под прикрытием артиллерийской завесы 24-й егерский. Воронежский и Низовский полки перешли в наступление на центр боевых линий французов, обстреляв 7-й 9-й польские полки и стоявшую правее бергскую пехотную бригаду, которая перед тем выдвинулась вперед, атаковав егерей Е.И.Властова. Под ударом Воронежского и Низовского полков бергская пехота дрогнула, русские пехотинцы через кустарник, росший по берегу ручья, начали преследовать неприятеля. Русская земля была очищена от наполеоновских войск, военные действия переместились в западную Европу.

Сегодня исполняется 200 лет, как состоялась историческая битва, получившая название Бородинского сражения и изгнание Наполеона из России.

Мы очень много знаем о Великой Отечественной войне. А об Отечественной 1812 года, к сожалению, только из учебников. А ведь это тоже героическая страница нашей истории. И пусть никогда не стираются в народной памяти имена земляков-воронежцев, которые сражались в Великой битве и победили.

Литература

1. Бескровный Л. Хрестоматия по русской военной истории, М., 1947,с. 320.

2. Бородино. Документы, письма, воспоминания, М., 1962,с. 51.

3. Шиканов В.Н. Под знаменами императора. М., Издательство «Рейтар», 1999. с. 157.

4. 1812 год в русской поэзии и воспоминаниях современников, М., 1987,с. 311.

5. В.Н. Земцов. Битва при Москве-реке (Армия Наполеона в Бородинском сражении), М., Издательство «Рейтар» 1999, с. 124.

6. Записки А.Л. Ермолова, 1798-1826; М., 1991, с. 191.

7. "Бородино. Документы, письма, воспоминания, М., 1991, с.274-276.

8. Россия первой половины XIX в. глазами иностранцев, Л., 1991, с. 169.

9. России двинулись сыны. Записки об Отечественной войне 1812 года ее участни­ков и очевидцев. М., 1988, с. 475-476.

13

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top