Богданова Е.В.

Многие экономически преуспевающие представители дворянства реализовывали себя в благотворительной сфере. Благотворительность – это помощь нуждающимся со стороны общественных организаций и частных лиц. Благотворительность вызывается различными мотивами: состраданием, желанием получить благодарность со стороны правительства, религиозными воззрениями. Во многом представители дворянства занимались благотворительной деятельностью с целью морального удовлетворения, осознавая свою ответственность перед обществом и в особенности перед крестьянством.

Рассмотрим участие дворянства в благотворительной деятельности в Симбирской губернии. Симбирская губерния в начале ХХ века номинально оставалась «дворянской». Однако, несмотря на абсолютный рост дворянского сословия в крае, общее количество дворян относительно прочего населения постоянно уменьшалось. Совершенно справедлив вывод Казанцевой С. Г., уделившей особое внимание в своем исследовании проблеме финансовой состоятельности Симбирского и Самарского дворянского и купеческого сословий, вывод о том, что «симбирское дворянство в пореформенный период становится все более маломощным»[1].

Дворянство в своей благотворительной инициативе в пореформен­ный период отставало от богатого купечества, тем не менее, и представителями этого сословия был внесен существенный вклад в развитие благотворительной системы края. Так, например, выходец из дворянской семьи Михаил Васильевич Лебедев всей своей жизнью дает нам пример бесконечной самоотверженности и человеколюбия. Он родился в дворянской семье, учился в гимназии, с 1840 года служил более полувека канцелярским чиновником в различных учреждениях родного Симбирска. Имея скромный достаток, отказывал себе во всем, целью жизни поставил скопить капитал и пожертвовать его в пользу городского общества. В 1893 году М.В. Лебедев передал городу 76 тысяч рублей серебром на создание ремесленного училища для сирот. Михаил Васильевич хотел, чтобы училище носило его имя, а будущие мастера видели его портрет[2]. В Лебедевском училище содержалось на полном обеспечении и получало образование до 25 мальчиков, обучавшихся одному из трех ремесел: столярному, портняжному, сапожному. В начале XX века в училище появляются и приходящие ученики. В 1905 году таких было 8 человек. При этом дефицит в капиталах на 1906 год составлял уже  6257 руб.[3]

Дворянин А. Ф. Ржевский сделал Сызранскому земству пожертвование на приют для неизлечимо больных. (Флигель стоимостью в 2000 руб. под помещение приюта и капитал в 2000 руб., на проценты с которого должен был содержаться 1 постоянный стипендиат). Так, в 1888 году был образован Кочкарлеевский приют для неизлечимо больных при Кочкарлеевском приемном покое[4].

Дворянка М. А. Амбразанцева-Нечаева в 1908 году открыла и содержала на свои средства в селе Новоспасском Сызранского уезда детскую больницу на 20 коек с амбулаторией при ней. Прием и лечение всех больных, как стационарных, так и амбулаторных, осуществлялись бесплатно. В 1911 году больница была расширена тремя кроватями для оказания гинекологической и акушерской помощи[5].

Отдельные представители дворянства, обладающие значительными капиталами, в частности граф Орлов-Давыдов, генерал-лейтенант Н. Д. Селиверстов, создали в своих имениях целые благотворительные комплексы, объединяющие заведения разной функциональной направленности, чем навеки вписали свои имена в анналы истории родного края.

Так, комплекс благотворительных заведений графа Орлова-Давыдова в селе Усолье Сызранского уезда составляли: приют для призрения бедных женщин и малолетних детей во время полевых работ (существовал с 1871 года), в котором в 1898 году одна девочка и две женщины жили постоянно, а всего за время страды было призрено 1220 детей; мужская и женская больницы на 6 коек (с 1872 года)[6]; ремесленное училище графа Орлова-Давыдова, в котором в 1916 году насчитывалось 225 учеников, из них 81 – пансионеры, остальные – приходящие[7].

Заслуживает внимания и отношение помещиков к крестьянским детям ближайших сел. Например, в усадьбу помещика Карпова на Рождественские и новогодние праздники приглашались крестьянские дети. В большой зале стояла убранная игрушками и разноцветными хлопушками, гирляндами живая ель. Детей одаривали подарками: фигурным шоколадом и свежими заморскими фруктами. Затем их ждало катание на салазках и запряженных лошадях[8].

Дворяне создавали так называемые уездные попечительства. Уездные попечительства, для более эффективной работы поделенные на мелкие комитеты, (к примеру, Буинский уезд состоял из 74 благотворительных участков) под председательством местных землевладельцев или других лиц, пользующихся уважением населения, глубоко входили в нужды бедствующих. Так, член попечительства из Ясашной Ташлы С.П. Боклевский, лично убедившись в крайней нужде некоторых семей (у них «заплата на заплате», вынуждены посылать своих детей в «кусочки»), выдал им продовольственное пособие и по собственной инициативе выхлопотал разрешение на выдачу одежды детям[9]. Князь А. Н. Ухтомский – попечитель трёх сел Симбирского уезда: Бугурны, Репьевки и Анненково – оказывал помощь в основном семьям без надела земли (до 60 семей). Кроме того, им были открыты 2 столовые для скорейшего прекращения эпидемии сыпного тифа и предупреждения цинги.

Большой вклад в развитие благотворительности в крестьянской среде был внесен наследником генерала Селиверстова А. Д. Протопоповым.  В селе Румянцево действовал прототип современного детского сада «для дневного призрения детей во время отлучки их родителей и родственников и на работах»[10]. В данном заведении дети знакомились с грамотой и  ремеслами, полезными в крестьянском быту. Также в комплекс Селивертовских благотворительных заведений входил интернат для детей-сирот, амбулатория, для искалеченных и престарелых рабочих – богадельня. Правом бесплатного пользования социальной инфраструктурой села Румянцево имели рабочие суконной фабрики и экономии, члены их семей, а также неимущие представители Румянцевской крестьянской общины.

Благотворительные заведения Н. Д. Селиверстова располагались в собственном здании. Управление осуществлялось попечителями. Для оказания помощи остро нуждающимся попечительство составляло списки неимущих. В него вносились лица только по особому распоряжению попечительства, которые соответствовали следующим критериям:

«а) лица, утратившие по старости или болезни способность к труду, если они работали на Румянцевской фабрике или Румянцевской экономии или занимали на фабриках, в экономии или благотворительных заведениях Н.Д.Селиверстова должности в течение не менее 12 лет;

б) обедневшие дворы Румянцевского сельского общества, в составе коих нет работников мужского пола, или в составе 1 работник приходится более чем на 6 едоков, а также и находившиеся в том же положении дворы всей Жадовской волости, если члены этих дворов когда-либо принимали участие в работе на Румянцевской фабрике или Румянцевской экономии;

в) неизлечимо больные, принадлежащие к составу недостаточных семей Жадовской волости, члены коих когда-либо принимали участие в работах на Румянцевской фабрике;

г) вдовы и малолетние дети лиц, служивших на фабрике…»[11].

Непосредственным образом в богадельню принимались только лица оставшиеся без крова или неизлечимо больные, забота о которые «ложится на семью тяжелым бременем»[12]. Так, например, в 1914 году в богадельне содержалось 9 человек: 4 мужчины и 5 женщин[13]. Для остальных лиц и семей, внесенных в список нуждающихся, пребывание в приюте заменялось материальной помощью в виде ежемесячных пособий, размеры которых варьировали от 3 до 20 руб., в исключительных случаях до 35 руб[14]. При благотворительных заведениях Н. Д. Селиверстова имелась бесплатная библиотека-читальня, которой могли пользоваться все желающие[15].

Особо стоит сказать о благотворительной деятельности дворян под эгидой ведомства учреждений императрицы Марии. Симбирское губернское попечительство детских приютов принадлежало ведомству учреждений императрицы Марии, находилось непосредственно под покровительством императрицы Марии Федоровны. Главными источниками доходов попечительства составляли проценты по купонам от ценных бумаг, взносы почетных членов, установленные в размере 200 рублей в год для каждого, стипендиальная субсидия Симбирского губернского земства в размере 1800 рублей в год[16]. Доходы дополнялись пожертвованиями частных лиц и подсобным хозяйством приюта.

Почетные члены попечительства утверждались императрицей. Они пользовались правами государственных служащих и имели право носить мундир VII класса ведомства учреждений императрицы Марии. Непосредственно в распоряжении Симбирского попечительства находился Симбирский детский приют. Приют располагался в собственном здании. Для игр и прогулок, кроме двора, использовался фруктовый сад. Он возделывался силами наемных рабочих, воспитанники в свободное время по желанию допускались к работам. Приюту также принадлежало поле размером в 7 десятин. Земля сдавалась в аренду. Приют был рассчитан на содержание  45 девочек. Одна стипендиантка подпоручика Юдина, 15 стипендианток земства, 29 – губернского попечительства[17]. Цель приюта заключалось в том, чтобы «обеспечить жизнь, здоровье и нравственность малолетних детей»[18].

В школе приюта воспитанницы получали первоначальное образование в объеме трехгодичного курса начальных народных училищ. Особое внимание уделялось религиозному воспитанию. Для усвоения основ православия в штате приюта состоял священник, который являлся и преподавателем Закона Божьего[19]. В приюте девочки не только получали образование, но и навыки хозяйственной работы. Устанавливался график дежурств на кухне, в прачечной. Обучались кройке и шитью, другим рукоделиям[20].

С целью оказания помощи бедным горожанам в Симбирске с 18 марта 1817 года действовало общество Христианского милосердия. При Мариинской гимназии действовал Елизаветинский пансион при финансовой поддержке общества[21]. Попечителями общества были губернатор Симбирской губернии Владимир Николаевич Акинфов и губернский предводитель дворянства Владимир Николаевич Поливанов. Совет общества состоял из следующих лиц: председатель Александровна Кировна Бычкова, вице-председатель – супруга губернского предводителя дворянства Мария Николаевна Поливанова. Члены совета: Вера Николаевна Андриевская, Анна Львовна Фон-Мекк, Аглая Владимировна Родионова, Мария Алексеевна Языкова, Екатерина Тимофеевна Сачкова, секретарь совета Василий Иванович Виноградов, казначей Борис Петрович Мертваго[22].

В 1865 году Симбирским Обществом Христианского Милосердия был основан Мариинский детский приют, где нашли прибежище 74 круглых сироты[23]. Не оставалась в стороне от столь важного дела и губернская администрация, по инициативе которой в 1869 году при губернском правлении было основано Губернское Попечительство о детских приютах. Финансовые возможности данной организации, существовавшей на местные бюджетные средства, были незначительны, поэтому оба вышеназванных общества действовали совместно. В 1888 году, когда капитал Попечительства достиг 18 тысяч руб., Мариинский приют полностью был передан в ведение Попечительства, которое в этом же году  было принято в ВУИМ[24].

В 1889 году Христианское Общество Милосердия открывает «Серебряный приют» для престарелых женщин на 10 лиц. В 1914 году в приюте находилось 14 женщин в возрасте от 60 до 90 лет[25]. В приют принимались безродные и больные женщины. При желании в приют принимались и иные лица, при условии оплаты за кров и уход в размере 15 руб. в месяц[26].

Не без участия представителей дворянского сословия в Симбирске действовало местное отделение Красного Креста. В состав местного отделения входили губернатор, вице-губернатор, Симбирский уездный предводитель дворянства, жена губернского предводителя дворянства и т.д. Особую роль в деятельности Симбирского управления Общества Красного Креста этот период играли дворянки-симбирянки. Расцвет деятельности Общества Красного Креста приходится на период русско-турецкой войны 1877-1878 гг. В июне 1877 года был образован «дамский складочный комитет», целью которого являлся сбор пожертвований для обеспечения продовольствием, бельем и прочими принадлежностями больных и раненых воинов, находившихся на излечении в трех госпиталях Симбирска. Собранные комитетом средства позволили не только оснастить местные госпитали всем необходимым, но и направить 49 пудов госпитальных принадлежностей в Москву на центральный склад Российского Красного Креста для отправки в Дунайскую армию и Черногорию.

Дамы симбирского высшего (дворянского) общества 31 августа 1877 года учредили еще одну благотворительную организацию – «Попечительство для пособия нуждающимся семействам воинов по городу Симбирску». Через 4 месяца попечительство уже имело капитал в 2700 рублей, из которого были выданы пособия 132 семействам. [27]

16 октября 1877 года образовалась еще одна женская организация милосердия, где наряду с дворянками участвовали и представительницы других сословий, - «Симбирский дамский кружок общества попечения о раненых и больных воинах». Его члены оказывали посильную помощь больным и раненым в местных госпиталях Красного Креста: снабжали выздоровевших воинов бельем, обувью, теплой одеждой, деньгами для отправки их к месту жительства, оказывали финансовую поддержку их семьям. Все эти комитеты и кружки действовали до конца русско-турецкой войны и затем были закрыты.В последующие годы Симбирское управление Красного Креста занималось, главным образом, подготовкой сестер милосердия и оказанием помощи беднейшей части населения во время эпидемий и стихийных бедствий, создавая лазареты и амбулатории. В годы, когда пожертвования и членские взносы не покрывали необходимых расходов, управление обращалось за помощью к городским и земским учреждениям, которые чаще всего в помощи не отказывали.

Блaготворительность стaновится постоянной и все более крупной строкой расходов дворянства. Немаловажное значение имела благотворительность в отношении самих дворян. В целом до середины 60-х годов XIX века ситуация с призрением неимущих в крае являлась плачевной. Во всей губернии имелось только одно частное благотворительное общество – дворянское Общество Христианского Милосердия, занимавшееся главным образом помощью неимущим представителям своего сословия, в частности, в течение сорока с лишним лет содержало Дом Трудолюбия для дворянских девиц, а также оказывало помощь лицам скрытой бедности.  Однако и это уже было веским показателем развитости местной общественной инициативы, так как во всей России в начале царствования Александра II насчитывалось всего 40 частных благотворительных обществ и 73 частных благотворительных заведения.[28] Симбирское Общество Христианского Милосердия являлось одним из старейших частных благотворительных обществ России.

Ситуация с финансовой обеспеченностью Симбирского дворянского Общества Христианского милосердия также была довольно трудной. Хотя достаточно долго обществу удавалось вполне благополучно существовать, развивая эффективную деятельность по призрению неимущих. Позитивным моментом в его обеспечении являлось обладание постоянным ежегодным пособием в размере 286 руб. из средств, пожертвованных обществу на вечные времена императрицей Елизаветой Алексеевной. Кроме того, обществу, как и ряду других частных благотворительных учреждений в Российской Империи, предоставлялись некоторые льготы относительно платежей, пошлин, сборов и отправления повинностей. В частности, по Высочайшему указу от 29 марта 1838 года Общество Христианского Милосердия навсегда освобождалось от выплат процентного сбора в городской доход и в казну с лотереей и маскарадом, устраиваемых в его пользу. С 1 января 1840 года Обществу было предоставлено исключительное право продажи игральных карт в Симбирской губернии, для чего избирались особые комиссионеры, кроме которых никто не имел права торговать картами[29].

Еще одним способом приращения капитала общества являлась выдача Советом Общества крупных денежных сумм частным лицам под проценты под залог имущества. В частности, в журналах Совета упоминается вдова коллежского асессора дворянина М.О. Рассказова, которая получила 4000 руб. под залог своего каменного дома на один год под  6 % и сверх того предложила обществу еще 80 руб. серебром[30]. Совет нашел это предложение весьма выгодным, и оно было принято. Этот пример не единичен. В целом вышеописанные мероприятия способствовали лишь сохранению стабильности положения Общества, в малой степени влияя на приращение его капиталов, которые с 1866 года по 1886 увеличились только на 15 % в основном за счет крупных частных пожертвований 1866 года.

С начала 70-х годов, в условиях растущей конкуренции со стороны ряда новообразованных обществ, Общество Христианского Милосердия стало испытывать серьезные финансовые трудности. Пожертвования и членские взносы были весьма ограничены. Членские взносы в пореформенный период составляли в среднем от 2 до 6 % поступлений. Это объяснялось тем, что число членов общества никогда не было большим. Суммы пожертвований также были незначительны. Последний всплеск общественной активности, значительно усиливший средства общества, пришелся на голодный 1901 год, когда пожертвования обеспечили до 28 % дохода. Но уже в 1908 году совместная сумма частных пожертвований и членских взносов составила только 125 руб., или 2,5 %.

В начале XX века финансовые проблемы Общества приобрели чрезвычайный характер. При фактической ревизии деятельности организации  Контролем Ведомства учреждений Императрицы Марии, выяснилось, что оно к 1 января 1911 года располагало капиталом в 24 559 руб. процентными бумагами, под залог которых Совет задолжал 12 289 руб. наличными. По исключении этого долга, а также расходов по содержанию приюта и подлежащих возврату единовременных взносов призреваемых, в распоряжении Общества оставалось лишь несколько тысяч рублей[31]. В итоге тяжелое финансовое положение привело к прекращению деятельности Общества в 1916 году.

Большое значение в благотворительной деятельности дворянства имела дворянская корпоративная помощь, которая выражалась, главным образом, в заботе о воспитании и образовании детей, призрении престарелых членов общества, а также в выдаче денежных пособий и ссуд  для сохранения дворянского землевладения.

Необходимо отметить случайный характер дворянской благотворительности в дореформенный период. Большая часть внимания и средств тогда уделялись развлечениям. Однако постепенно роскошь уходила и на первый план выдвигались проблемы материальной помощи нуждающимся членам общества. Причем, если до середины XIX века акты дворянского благотворения достаточно часто выходили за пределы сословных рамок, отвечали интересам всех слоев населения, то в пореформенный период наблюдается некоторая замкнутость дворянской благотворительности в узком корпоративном круге. Так, в 1801 году на средства дворян была построена городская больница, названная Александровской. Дополнительно на ее содержание Приказу общественного призрения перечислялись оставшиеся от сбора на содержание присутственных мест с дворянских имений по 2 копейки с души. При финансовой же поддержке дворянства был построен Кафедральный Троицкий собор[32].

В рассматриваемый период благотворительная деятельность дворянства становится более заметной, упорядоченной, но в то же время усиливается ее направленность на удовлетворение внутренних нужд сословия с целью сохранения его позиций. Дворянское общество ассигновывало средства, а чаще использовало целевые вклады на учреждение и содержание богаделен, приютов, сиротских и воспитательных домов; всячески поддерживало поместное дворянство. На первый план выдвигалась задача воспитания и обучения нового поколения на базе старых традиций в духе верноподданнических воззрений. Общая сумма дворянских расходов на эти цели по 32 губерниям составила с начала XIX века по 1898 год около 21 млн. руб. единовременных вкладов и в среднем по 371 800 руб. ежегодных. Причем из этих сумм дворянские общества внесли единовременно 13,4 млн. руб. и около 278 800 ежегодно, остальное – пожертвования частных лиц[33].

Начало ХХ века было временем разорения дворянства. Нередкими становятся случаи, когда представители сословия влачили нищенское существование. Для оказания посильной помощи неимущим дворянам 19 сентября 1895 года в губернии было открыто дворянское общежитие. Расходы на содержание брало на себя Дворянское собрание губернии, прописав отдельной строкой в смете расходов средства на эти цели. Депутатами очередного дворянского собрания, проходившего 19 декабря 1898 года, было собрано 788 рублей в фонд общежития[34]. В 1900 году в фонд поступило 7049 руб. 66 коп. от симбирского губернского предводителя дворянства В. Н. Поливанова. Средства были переданы ему от различных частных лиц и от М. Н. Поливановой, которая проводила благотворительные концерты и вечера[35]. Алексей Иванович Кочергин по своему духовному завещанию на нужды дворянского общежития оставил 25000 руб. ценными бумагами[36]. Нуждающиеся получали не только приют и пищу, но и врачебную помощь. На содержание общежития ежемесячно Дворянским собранием выделялось в 1906 году 208 руб. 33 коп[37]., аналогичная сумма была и в следующем году[38].

Будущее страны представители дворянства связывали с судьбой подрастающего поколения. Поэтому большое внимание уделялось оказанию помощи детям, оказавшимся в сложных жизненных условиях. В губернии действовало Симбирское губернское попечительство детских приютов. Представители дворянства являлись попечителями различных детских приютов.

Формы, размеры этой помощи были разнообразны, но в основном это денежные пособия и содействие в воспитании и образовании дворянских детей. Большая часть капиталов была внесена еще в дореформенную эпоху при учреждении учебных заведений. Взамен общества получали право бесплатного помещения туда своих детей дворянскими стипендиатами. Предпочтение отдавалось закрытому типу заведений, в частности кадетским корпусам. (Так, Симбирское дворянство перечислило 40 тысяч руб. на учреждаемое в Казани военное училище[39]) В целом к концу XIX века Симбирское дворянство имело 21 стипендию в гимназии, 18 – в кадетском кор­пу­се, 5 – в Ма­ри­ин­ской жен­ской гим­на­зии и 6 – в Ни­же­го­род­ском Ма­ри­ин­ском ин­сти­ту­те (всего 50). Об­щий еже­год­ный рас­ход на эти це­ли со­ста­вил 6900 руб. Кро­ме то­го, 14 пан­сио­не­ров со­дер­жа­лись в ка­дет­ском кор­пу­се на про­цен­ты с ка­пи­та­ла, по­жерт­во­ван­но­го сим­бир­ским дво­рян­ст­вом в раз­ме­ре  74500 руб.[40] Во­об­ще же, по дан­ным 28 дво­рян­ских об­ществ, на про­цен­ты с дво­рян­ских ка­пи­та­лов и в счет еже­год­ных сбо­ров к се­ре­ди­не 90-х го­дов XIX ве­ка бы­ло уч­ре­ж­де­но 1889 сти­пен­дий, и 186 лиц по­лу­ча­ли по­со­бие для под­го­тов­ки к по­сту­п­ле­нию в учеб­ные за­ве­де­ния[41]. В об­ще­рос­сий­ском  масштабе дан­ные циф­ры не­зна­чи­тель­ны, и во­прос о том, сколь­ко дво­рян­ских се­мей не име­ли воз­мож­но­сти дать сво­им де­тям эле­мен­тар­ное об­ра­зо­ва­ние, ос­та­вал­ся боль­ным и тре­бо­вал бла­го­при­ят­но­го раз­ре­ше­ния.

Поч­ти при ка­ж­дой гу­берн­ской гим­на­зии в Рос­сии на дво­рян­ские ка­пи­та­лы бы­ли уч­ре­ж­де­ны пан­си­он-при­юты – со­слов­ные за­кры­тые об­ще­жи­тия со спе­ци­аль­ным шта­том пре­по­да­ва­те­лей. По­доб­ное за­ве­де­ние в Сим­бир­ске  су­ще­ст­во­ва­ло с 1828 го­да, ко­гда дво­рян­ст­вом бы­ло при­ня­то ре­ше­ние обу­чать на сред­ст­ва об­ще­ст­ва 10 маль­чи­ков из обед­нев­ших се­мейств. С этой це­лью был ку­п­лен дом не­по­да­ле­ку от Сим­бир­ской гим­на­зии  и вы­де­ля­лось 4500 руб. еже­год­но­го со­дер­жа­ния. Од­на­ко данное за­ве­де­ние не по­лу­чи­ло ста­ту­са Бла­го­род­но­го дво­рян­ско­го пан­сио­на потому, что ко­ли­че­ст­во при­зре­вае­мых в нем де­тей не со­от­вет­ст­во­ва­ло нор­ме Ус­та­ва МНП для дан­ных за­ве­де­ний[42]. Толь­ко в 1841 го­ду Сим­бир­ским дво­рян­ским об­ще­ст­вом бы­ло по­строе­но зда­ние Дво­рян­ско­го пан­сио­на на 20 че­ло­век.

Только на содержание дворянского пансиона-приюта в Симбирске ежемесячно выделялось 1345,6 руб., а за год эта сумма составляла 16111,2 рублей[43]. Дворянство выделяло 1200 руб. ежегодно на содержание четырех стипендианток в Елизаветинском пансионе Симбирской Мариинской гимназии, две стипендии имении княгини Ксении Александровны и две стипендии Государыни императрицы Александры Федоровны[44], а также дополнительно платило по 180 руб. за содержание пансионерок. Дворянское собрание выделяло ежегодно по 150 руб. для воспитанниц Нижегородского Мариинского института, происходивших из числа симбирских дворян[45].

В по­ре­фор­мен­ный пе­ри­од, в свя­зи с из­ме­нив­ши­ми­ся об­стоя­тель­ст­ва­ми,  пан­сио­на­ты ут­ра­ти­ли свой со­слов­ный ха­рак­тер, мно­гие бы­ли ли­к­ви­ди­ро­ва­ны. Ос­нов­ной при­чи­ной это­го яв­ля­лась ост­рая не­хват­ка средств на их со­дер­жа­ние. По­пыт­кой вы­хо­да из кри­зи­са бы­ло про­дол­же­ние дея­тель­но­сти за­ве­де­ний на все­со­слов­ных на­ча­лах. В ча­ст­но­сти, Сим­бир­ский и Ни­же­го­род­ский дво­рян­ские пан­сио­ны при­ни­мали детей не дво­рян­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния за пла­ту (око­ло 180 руб. в год), что­бы при­влечь до­пол­ни­тель­ные сред­ст­ва и рас­счи­тать­ся с не­до­им­ка­ми.

25 мая 1899 го­да вы­шел за­кон о пан­сио­нах-при­ютах для де­тей по­том­ст­вен­ных дво­рян. Но еще до 1899 года на средства исключительно дворянских обществ подобные заведения были учреждены в Курске, Калуге, Москве, Саратове и Смоленске. Сра­зу по­сле по­яв­ле­ния за­ко­на дво­ря­на­ми бы­ли воз­бу­ж­де­ны хо­да­тай­ст­ва об уч­ре­ж­де­нии пан­сио­нов-ри­ютов в 21 гу­бер­нии с ин­тер­на­том до 1500 че­ло­век. Удов­ле­тво­ре­но же бы­ло 12 хо­да­тайств, в том чис­ле и хо­да­тай­ст­во Сим­бир­ско­го дво­рян­ско­го об­ще­ст­ва. На со­ору­же­ние зда­ний Го­су­дар­ст­вен­ное Ка­зна­чей­ст­во от­пус­ти­ло 2 512 984 руб.[46].

Однако, обусловленные общим экономическим положением дворянства, когда с каждым годом уменьшалось дворянское землевладение – главный и во многих случаях единственный источник обложения, очень скоро обнаружились финансовые трудности в содержании и открытии подобных заведений. По­пыт­кой вы­хо­да из кри­зи­са ста­ла ре­ор­га­ни­за­ция пан­сио­нов-при­ютов пу­тем со­вме­ще­ния их с учеб­ны­ми за­ве­де­ния­ми, от­кры­ты­ми для всех со­сло­вий, но с пла­той на треть вы­ше су­ще­ст­во­вав­шей в ме­ст­ных гим­на­зи­ях. Обя­за­тель­ны­ми ос­та­ва­лись не­ко­то­рая обо­соб­лен­ность дво­рян­ско­го пан­сио­на­та и кон­троль дво­рян­ст­ва за вос­пи­та­ни­ем сво­их де­тей. Это по­зво­ля­ло зна­чи­тель­но со­кра­тить рас­хо­ды по со­дер­жа­нию ин­тер­на­та и на дол­гое вре­мя обес­пе­чи­ва­ло  су­ще­ст­во­ва­ние за­ве­де­ния. Та­ким об­ра­зом, по­пыт­ки го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти «за­кон­сер­ви­ро­вать» пан­си­он-при­юты, со­хра­нить со­слов­ность дан­ных за­ве­де­ний в све­те объ­ек­тив­ных об­ще­ст­вен­но-ис­то­ри­че­ских ус­ло­вий не увен­ча­лась ус­пе­хом. Си­туа­ция с обес­пе­че­ни­ем обу­че­ния и вос­пи­та­ния  дво­рян на про­тя­же­нии все­го ис­сле­дуе­мо­го пе­рио­да не те­ря­ла сво­его зна­че­ния. Рас­хо­ды по дан­ной ста­тье за­ни­ма­ли од­но из пер­вых мест в обя­за­тель­ных тра­тах дво­рян­ских об­ществ. (Про­ше­ния о по­со­бия на дан­ные це­ли Сим­бир­ским пред­во­ди­те­лем дво­рян­ст­ва прак­ти­че­ски все­гда удов­ле­тво­ря­лись).

Дворянское общество выделяло средства на учреждение и содержание богаделен, приютов, сиротских и воспитательных домов.

В 1894 году в Симбирске появляется общежитие для неимущих, больных и престарелых дворян. Оно полностью содержалось на средства дворянского общества, на содержание выделялось 2500 руб. в год[47]. Только за три месяца 1907 года. на нужды сословия дворянскими органами самоуправления было израсходовано 8680 рублей. На содержание трех дворянских опек Симбирского, Сызранского, Алатырского тратилось 6500 руб. в год. Уездным предводителям дворянства и их канцеляриям выделялось по 1500 руб., содержание канцелярии Дворянского собрания обходилось дворянам в 4042 руб., а содержание самого здания Собрания обходилось в 4442 руб. в год.

Дворянское общество немалые средства выделяло на опеку семей дворян. В ведении дворянских опек находилось имущество нерадивых  хозяев, которые были доведены до разорения. По предложению губернского или уездного предводителей дворянства, депутатское собрание налагало на такие хозяйства опеку, то есть владельцы теряли право самостоятельно распоряжаться своим имуществом. В основном опека налагалась на земельную собственность, так как земля выступала главным символом дворянского могущества. Помимо этого в ведении опек находились земли и имущество, перешедшие дворянству по выморочному праву. К 1907 году в ведении дворянской опеки находилось 4 участка размером 173 десятин 4472 саженей[48]. После истечения десятилетнего срока вступления в наследство в 1907 году дворянскому обществу по выморочному праву отошло еще пять имений, находящихся в Симбирском, Курмышском, Сенгилеевском, Сызранском и Алатырском уездах, площадью в 967 десятин 757 саженей. Кроме земельных владений, дворянству губернии отошло и имущество семи безземельных дворян в виде банковских сбережений и процентных бумаг на сумму  10274 рубля[49]. Исходя из этого, Дворянскому собранию по выморочному праву принадлежало 1142 десятины 429 саженей земли в пределах губернии. Десятину земли собрание  оценивало в сто рублей[50], что было ниже средней покупной цены, установленной Крестьянским банком в размере 133 рублей за десятину[51]. Таким образом, в случае необходимых расходов дворянское общество могло выручить до 114 200 рублей.

За­бо­ти­лись дво­рян­ские об­ще­ст­ва и о дру­гой ка­те­го­рии ну­ж­даю­щих­ся из дворян – пре­ста­ре­лых и не­мощ­ных. Еще с 1870 го­да Сим­бир­ское дво­рян­ст­во име­ло при гу­берн­ской зем­ской боль­ни­це од­ну або­ни­ро­ван­ную кой­ку для ле­че­ния за счет об­ще­ст­ва бед­ных дво­рян. Еже­год­ный рас­ход по этой ста­тье со­став­лял 133 руб. 80 коп.[52] 19 де­каб­ря 1895 го­да уси­лия­ми об­ще­ст­ва бы­ла от­кры­та дво­рян­ская бо­га­дель­ня для 20 боль­ных, не­иму­щих и пре­ста­ре­лых сим­бир­ских дво­рян в от­дель­ном двух­этаж­ном до­ме, при­над­ле­жав­шем дво­рян­ско­му об­ще­ст­ву. При­чем, при­ем при­зре­вае­мых «в ви­ду не­от­лож­ных на­доб­но­стей» на­чал­ся еще с сен­тяб­ря. Не­га­тив­ной сто­ро­ной это­го в це­лом по­ло­жи­тель­но­го мо­мен­та яви­лось пол­ное пре­кра­ще­ние вы­да­чи ссуд ну­ж­даю­щим­ся дво­ря­нам из ка­пи­та­лов об­ще­ст­ва, так как все сред­ст­ва уш­ли на со­дер­жа­ние об­ще­жи­тия[53], ин­тер­нат ко­то­ро­го не ох­ва­ты­вал всех ну­ж­даю­щих­ся. Кро­ме то­го, дво­ря­не же­ла­ли при­зре­вать­ся с удоб­ст­ва­ми, ко­то­рых бо­га­дель­ня обес­пе­чить не мог­ла. (Го­до­вое со­дер­жа­ние ка­ж­до­го со­став­ля­ло 115 руб., из ко­то­рых на пи­щу при­хо­ди­лось толь­ко око­ло 52 руб. Дан­ный «скуд­ный» стол не удов­ле­тво­рял по­треб­но­стям от­дель­ных, ищу­щих при­зре­ния дво­рян. Бо­га­дель­ня об­ла­да­ла весь­ма ог­ра­ни­чен­ным ко­ли­че­ст­вом от­дель­ных ком­нат, про­жи­ва­ние же в об­щих спаль­нях так­же не всех уст­раи­ва­ло[54]. Не­ко­то­рые «нерв­ные» дво­ря­не «по­ло­жи­тель­но не мог­ли там жить», а по­то­му по­ки­да­ли за­ве­де­ние и хо­да­тай­ст­во­ва­ли о по­со­бии[55].) Тем не ме­нее, ну­ж­да пре­ста­ре­лых дво­рян бы­ла дос­та­точ­но ост­рой, что­бы за­пол­нить все ва­кан­сии и иметь к 1900 го­ду еще 5 кан­ди­да­тов на при­зре­ние[56].

Для за­ве­до­ва­ния бо­га­дель­ней в том же 1895 го­ду  бы­ло ос­но­ва­но Сим­бир­ское Гу­берн­ское Дво­рян­ское об­ще­ст­во вспо­мо­ще­ст­во­ва­ния, об­щей це­лью ко­то­ро­го бы­ло «уст­рой­ст­во в Сим­бир­ской гу­бер­нии до­мов при­зре­ния для пре­ста­ре­лых дво­рян и дво­ря­нок, в ко­то­рых они мог­ли бы иметь при­ют за не­зна­чи­тель­ную пла­ту, а в слу­чае от­сут­ст­вия соб­ст­вен­ных средств со­дер­жать­ся на сред­ст­ва об­ще­ст­ва. По ме­ре раз­ви­тия средств пред­по­ла­га­лось ока­зы­вать по­мощь всем дво­ря­нам, на­хо­див­шим­ся в ну­ж­де день­га­ми, ве­ща­ми, дос­тав­ле­ни­ем пи­щи, квар­ти­ры, средств на об­ра­зо­ва­ние де­тей, при­ис­ка­ни­ем ра­бо­ты»[57]. В ито­ге,  вся дея­тель­ность об­ще­ст­ва све­лась ис­клю­чи­тель­но к управ­ле­нию бо­га­дель­ней, на со­дер­жа­ние ко­то­рой имел­ся не­при­кос­но­вен­ный ка­пи­тал в 25000 руб., по­жерт­во­ван­ный дво­ря­ни­ном А. И. Ко­чер­ги­ным, а так­же еже­год­но ас­сиг­но­ва­лось из дво­рян­ских сумм 2300 руб. и вы­да­ва­лось по­со­бие из сумм вспо­мо­га­тель­но­го дво­рян­ско­го фон­да в 2650 руб.[58]. На иные ну­ж­ды средств не хва­та­ло.

В Сим­бир­ской гу­бер­нии в ре­зуль­та­те сбо­ра с дво­рян­ских име­ний в 1904-1907 го­дах, ко­то­рый дал ка­пи­тал в 22365 руб. 45 коп. В мае 1914 го­да  бы­ла об­ра­зо­ва­на дво­рян­ская кас­са взаи­мо­по­мо­щи[59]. Кро­ме то­го, су­ще­ст­во­вал уже упо­ми­нае­мый вспо­мо­га­тель­ный фонд, из сумм ко­то­ро­го, кро­ме по­со­бия дво­рян­ской бо­га­дель­не ну­ж­даю­щим­ся вы­да­ва­лись по­сто­ян­ные еже­ме­сяч­ные по­со­бия и еди­но­вре­мен­ные к празд­ни­кам. Так, из сумм фон­да в 1900 го­ду по­лу­чи­ли празд­нич­ное по­со­бие к Ро­ж­де­ст­ву 46 че­ло­век, в 1906 го­ду – 24 че­ло­ве­ка. Фи­нан­со­вые воз­мож­но­сти фон­да по­зво­ля­ли ока­зы­вать не­об­хо­ди­мую под­держ­ку ну­ж­даю­щим­ся. Из его сумм в те­че­ние 1904-1909 го­дов еже­ме­сяч­ное по­со­бие по­лу­ча­ли до 18 че­ло­век в год[60]. В по­след­ст­вие ко­ли­че­ст­во по­лу­чаю­щих по­со­бие не­сколь­ко воз­рос­ло и в  те­че­ние 1917 го­да еже­ме­сяч­ное по­со­бие в раз­ме­ре от 3 до 15 руб. по­лу­ча­ли уже  32 че­ло­ве­ка[61]. В це­лом ко­ли­че­ст­во про­ше­ний о по­со­бии не­зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ло чис­ло лиц дан­ные по­со­бия по­лу­чаю­щих, что по­зво­ля­ет го­во­рить о том, что Сим­бир­ское дво­рян­ское об­ще­ст­во чрез­вы­чай­но за­бо­ти­лось о сво­их ну­ж­даю­щих­ся чле­нах[62]. Прак­ти­че­ски все по­со­бия свое­вре­мен­но вы­пол­ня­лись, при­чем ряд ну­ж­даю­щих­ся дво­рян по­зво­лял се­бе «ка­приз­ни­чать» и ис­кать луч­ше­го спо­со­ба при­зре­ния[63]. В це­лом, си­туа­ция с при­зре­ни­ем дво­рян­ско­го со­сло­вия в Сим­бир­ской гу­бер­нии бы­ла дос­та­точ­но бла­го­при­ят­ной, по край­ней ме­ре в срав­не­нии с дру­ги­ми со­сло­вия­ми[64].

Ис­точ­ни­ком средств на ну­ж­ды об­ще­ст­ва, в том чис­ле и бла­го­тво­ри­тель­ные, яв­ля­лись об­ло­же­ние сбо­ра­ми удоб­ных дво­рян­ских зе­мель, го­род­ских дво­рян­ских иму­ществ, при­чем сим­бир­ское дво­рян­ст­во, в от­ли­чие от боль­шин­ст­ва дру­гих об­ществ при­вле­ка­ло к об­ло­же­нию не толь­ко до­ма, но и про­мыш­лен­ные и тор­го­вые за­ве­де­ния, ис­хо­дя из зем­ской оцен­ки строе­ний. Кро­ме то­го, Сим­бир­ское дво­рян­ст­во при­вле­ка­ло к об­ло­же­нию и тех дво­рян, ко­то­рые не бы­ли вне­се­ны в ро­до­слов­ную кни­гу, а чис­ли­лись только в списках го­род­ских управ[65]. Та­ким об­ра­зом, фи­нан­со­вая ба­за Сим­бир­ско­го дво­рян­ст­ва име­ла  ши­ро­кую ос­но­ву для удов­ле­тво­ре­ния по­треб­но­стей ну­ж­даю­щих­ся чле­нов сво­его об­ще­ст­ва.

Таким образом, установлено, что многие экономически преуспевающие представители дворянства реализовывали себя в благотворительной сфере. Представители дворянства занимались благотворительной деятельностью с целью морального удовлетворения, осознавая свою ответственность перед обществом, и в особенности перед крестьянством. Представителями этого сословия был внесен существенный вклад в развитие благотворительной системы края.

Доказано, что в начале ХХ века благотворительная деятельность дворянства становится более заметной, упорядоченной по сравнению с первой половиной XIX века. Этот феномен мы объясняем объективными причинами. Главная из них заключается в постепенном прогрессирующем упадке дворянского землевладения – главного источника дохода дворян, упадок этот особенно усилился после первой русской революции.

[1] Казанцева, С. Г. Развитие благотворительности в Самарской и Симбирской губернии во второй половине XIX – начале XX вв. Дис. ... канд. ист. наук. – Самара, 2000. – С. 61.

[2] Гауз, Н. Завещание Михаила Лебедева. // Ульяновск сегодня. - 2000. - 24 ноября. - С. 11.

[3] ГАУО, ф.137, оп.1, д.180, л.15.

[4] Там же, ф. 88, оп. 3, д. 76, л. 1.

[5] Там же, ф. 88, д. 1450, л. 1, 2, 38.

[6] Благотворительные учреждения Российской империи. 1900. Т.2. С. 772.

[7] ГАУО, ф. 48, оп. 1, д. 336, л. 31 об.

[8] Дроголюб, Н. Дела давно минувших дней // Мономах. - 2003. - № 3. - С. 18 - 19.

[9] ГАУО, ф. 42, оп. 1, д. 3, л. 3.

[10] Памятная книжка и адрес календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск: Губернская типография, 1902. - С. 171.

[11] Временные правила благотворительных заведений Н. Д. Селиверстова // Памятная книжка и адрес календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск, 1902. - С. 173-174.

[12] Там же. - С. 174.

[13] Благотворительные заведения Н. Д. Селиверстова // Обзор Симбирской губернии за 1914 г. - Симбирск: Типо-Литография Губернского Правления, 1915. - С. 29.

[14] Временные правила благотворительных заведений Н. Д. Селиверстова. // Памятная книжка и адрес календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск, 1902. - С. 174.

[15] Благотворительные заведения Н.Д. Селиверстова // Обзор Симбирской губернии за 1914 г. - Симбирск: Типолитография Губернского Правления, 1915. - С. 29.

[16] Памятная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск: Губернская типография, 1902. - С. 159.

[17] Там же. - С. 161.

[18] Там же. - С. 161.

[19] Памятная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск: Губернская типография, 1902. - С. 161.

[20] Памятная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск, 1902. – С. 161.

[21] Симбирское общество Христианского Милосердия // Памятная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск: , 1902. - С. 162.

[22] Там же.

[23] Благотворительные учреждения России. – СПб., 1912. - С. 82.

[24] Благотворительные учреждения России. – СПб., 1912. - С. 81-82.

[25] Обзор Симбирской губернии за 1914 г. - Симбирск, 1915. - С. 17.

[26] Обзор Симбирской губернии за 1914 г. - Симбирск, 1915. - С. 17.

[27] Мартынов, П. Город Симбирск за 250 лет его существования. - Симбирск, 1898. - С. 231 - 232.

[28] Линденмайер, А. Добровольные благотворительные общества в эпоху Великих реформ // Великие реформы в России 1856 - 1874 гг.– М., 1992. С. 284.

[29] Мартынов, П. Город Симбирск за 250 лет его существования. - Симбирск, 1898. - С. 229 - 230.

[30] ГАУО, ф. 40, оп. 1, д. 1, л. 51.

[31] ГАУО, ф. 40, оп. 1, д. 25, л. 98 об.

[32] Материалы к истории Симбирского дворянства 1781-1900 гг. – Симбирск, 1900. С. 145, 179.

[33] Корелин, А.П. Дворянство в пореформенной России 1861-1904 гг… – М., 1979. С. 170.

[34] Памятная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск, 1902. - С. 182.

[35] Памятная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск, 1902. - С. 182.

[36] Памятная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии на 1902 г. - Симбирск, 1902. - С. 182.

[37] ГАУО, ф. 45, оп 1, д. 655, л. 117 об.

[38] ГАУО, ф. 45, оп. 1, д. 635, л. 24.

[39] Материалы к истории Симбирского дворянства 1781-1900 гг. – Симбирск, 1900. С. 145.

[40] Материалы к истории Симбирского дворянства 1781-1900 гг. – Симбирск, 1900. С. 179.

[41] Корелин, А.П. Дворянство в пореформенной России 1861-1904 гг… – М., 1979. С. 173.

[42] Материалы к истории Симбирского дворянства 1781-1900 гг. – Симбирск, 1900. – С. 174-177.

[43] ГАУО, ф. 45, оп 1, д. 635, л. 11.

[44] ГАУО, ф. 45, оп 1, д. 625, л. 120.

[45] Там же.

[46] Постоянный Совет объединенных дворянских обществ. Доклад IV съезда Уполномоченных объединенного дворянства по вопросу о пансионах-приютах. / Сост. Симбирский губернский предводитель дворянства В. Н. Поливанов. – СПб., 1908. С. 3-4.

[47] Постоянный Совет объединенных дворянских обществ. Доклад IV съезда Уполномоченных объединенного дворянства по вопросу о пансионах-приютах. / Сост. Симбирский губернский предводитель дворянства В. Н. Поливанов. – СПб., 1908. - С. 3 - 4.

[48] ГАУО, ф. 45, оп 1, д. 634, л. 8.

[49] ГАУО, ф. 45, оп 1, д. 635, л. 8.

[50] Там же.

[51] Проскурякова, Н.А. Крестьянский Поземельный банк // Отечественная история. - 1998. - № 3. - С. 75.

[52] ГАУО, ф. 477, оп. 1, д. 99, л. 3.

[53] ГАУО, ф. 477, оп. 1, д. 99, д. 342, л. 100.

[54] ГАУО, ф. 477, оп.1, д. 364, л. 118.

[55] Там же, оп. 3, д.135, л. 82.

[56] Там же, оп. 1, д. 364, л. 118.

[57] Устав Симбирского губернского дворянского общества вспомоществования. – Симбирск, 1897. - С.1.

[58] ГАУО, ф. 477, оп.1, д. 364, л. 168 об.- 169.

[59] ГАУО, ф. 477, оп. 1, д. 467, л. 35 об.

[60] ГАУО, ф. 477, оп. 1, д. 468, л. 1 об.-23 об.

[61] Там же, д. 554.

[62] ГАУО, ф. 477, оп. 3, д. 135. Сборник прошений о выдаче ссуд и пособий дворянам за 1899-1900 гг. В деле – 22 прошения о назначении пособия.

[63] Там же, д. 135, л. 82.

[64] Памятная книжка и адрес-календарь Симбирской губернии за 1902 г. – Симбирск, 1902. С. 196. В числе 215 призреваемых в Доме трудолюбия 7 человек было из дворян.

[65] Корелин, А.П. Дворянство в пореформенной России 1861-1904 гг.: состав, численность, корпоративная организация. – М., 1979. С. 155.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top