Мустафин А.Р.

Теория длинных волн (больших циклов) разработана выдающимся российским ученым Николаем Дмитриевичем Кондратьевым (1892—1938). К сожалению, сам Н.Д. Кондратьев долгое время оставался забытым на Родине (Расстрелян в 1938 г. Реабилитирован в 1987 г.). Первое признание он получил заграницей, когда его теория стала актуальна в связи с Великой депрессией. Последующее развитие экономических, социальных процессов и по настоящее время подтверждают прогностическую устойчивость теории больших циклов Кондратьева. Теория вызывает научный интерес для объяснения процессов, проходивших в прошлом.

Что же такое «большие циклы»? Какое место они занимают в целом в динамике развития? Необходимо понять, что любую динамику, например, движение цен, доходов, населения, можно разложить на 4 составляющие. Это тренд, циклы, сезонные колебания, случайное колебания. Циклы различны по длине. Долгое время известны были в экономике только короткие (7-11 летние) циклические колебания. Н.Д. Кондратьев выделил длинные волны (45-60 летние). Большой цикл состоит из двух фаз: повышательная и понижательная.

Уместно здесь привести следующую метафору. Представьте себе старинный корабль, плывущий в океане. Каждый день он проходит разное расстояние. Сколько корабль пройдет миль в день, приближаясь к конечному пункту, зависит от четырех факторов. Во-первых, за счет силы весел. Это подобно тренду в динамике экономических показателей. Во-вторых, на пути могут попадаться коралловые рифы или айсберги, которые надо объезжать, отклоняться от траектории. Это случайный фактор. В–третьих, приливы и отливы, подобные сезонным колебаниям. Но для корабля, плывущего в океане, это несущественный фактор. Так и для многолетней динамики, сезонные изменения, происходящие в течение года, не учитываются. Четвертый фактор это циклические колебания. Для морского дела это ветер. Он либо попутный, либо встречный. То совпадает с движением тренда, то противится ему. Но есть и другие циклические факторы, которые устойчивее, длительнее и незаметные на первый взгляд. Это подводные течения. Что можно соотнести с открытыми Кондратьевым больших циклов.

Теория больших циклов Кондратьева традиционно применяется в изучениях индустриального и постиндустриального общества. Сложилось представление, что к доиндустриальной экономике, даже к которой уже стоит на пороге перехода к индустриальной, не имеет смысла применять модель больших циклов. На их взгляд, доиндустриальная экономика подобна «кораблю» из метафоры, но в море этот корабль не выходил, подводных течений не встречал. Но прежде чем делать подобные выводы, необходимо обратиться к источникам. Отчет больших циклов, как правило, начинают с конца XVIII в. Это связанно с тем, что Н.Д. Кондратьев выявил длинные волны, основываясь на материале ряда Западных стран конца XVIII – начала XX вв. Другого и более раннего статистического материла он и не имел, поэтому выявил их только для индустриального времени. Применима ли модель больших циклов к доиндустриальной экономике или нет, можно проверить только, на конкретном историческом материале, используя источники.

С другой стороны, как и любая научная теория, теория больших циклов Кондратьева имеет ряд дискуссионных моментов. Уже почти 100 лет не утихают споры о механизмах длинных экономических циклов, методах их статистической оценки, надежности используемых эмпирических данных, да и о правомерности существования самой концепции длинных циклов. Появляются новые дискуссии, к примеру, о тенденции к сокращению длинных волн. Но следует иметь в виду что, эти наблюдаемые различные тенденции, дискуссии основываются на исследованном 200-летнем промежутке экономического развития ряда стран. Что для больших циклов представляется незначительным промежутком времени. Таким образом, проблема ограниченности в хронологическом и географическом отношении эмпирической базы теории циклов Кондратьева, осложняет разрешение ряда вопросов теории. Отсюда вытекает необходимость изучать и доиндустриальные эпоху, и другие страны в свете теории больших циклов. В данном исследовании рассматривается цикличность развития сельского хозяйства России в XVIII – 1 половины XIX вв.

Цель данного исследования – выявить возможности применения модели больших циклов Кондратьева к анализу динамики аграрного развития России в XVIII – первой половины XIX вв.
Большим циклам Кондратьева в сельском хозяйстве Российской империи тождественны в целом большие циклы в движении хлебных цен. Во-первых, факторы, влияющие на зерновые, не могут не влиять на другие культуры, а также косвенно и на животноводство. Во-вторых, роль хлебных цен в сельском хозяйстве Российской империи отражена в источниках. Так в 1824 году министр финансов Е.Ф. Канкрин писал А.А. Аракчееву, что «…дела финансов не так идут … и внутреннее положение промышленности от низости цен на хлеб постепенно делается хуже, я, наконец, начинаю терять и дух. Денег нет» (Дубровин 1883: 443). В-третьих, синхронность в движении хлебных цен и цен на другие продукты сельского хозяйства можно проследить на эмпирическом материале. Имеются осредненные данные цен по десятилетием ряда продуктов: гречиха, рожь, ячмень, горох, семя конопляное, лён, пенька, хмель, мед, мясо говяжье, масло коровье (Миронов 1985: 46-49). На графиках полиномов распределения индекса розничных цен ряда сельскохозяйственных товаров в России в 1707 – 1870 гг. четко прослеживается синхронность динамики ряда имеющихся данных, а также прослеживается определенная цикличность движения цен. (Рис 1.)

Следует при этом заметить, что критерием повышательной волны больших циклов конъюнктуры взят совокупный рост хлебных цен, соответственно критерием понижательной волны снижение роста цен. Это обусловлено тем, что повышения цен на хлеб, спрос на который всегда неэластичен, положительно влияет в целом на сельское хозяйство. Данные процессы отражены также в источниках. «Во многих ещё провинциях…,хлеб остаётся в такой низкой цене, что крестьянин при всем урожае оного едва столько намолотить yспеет, сколько на заплату его податей потребно», говорилось в указе  Петра III от 28 марта 1762 г. Там же отмечено, что по причине низких хлебных цен «в тех самых местах, где лучше хлеб родится, наибольше пустых мест видимо» ( ПСЗ 1830:457).

Рис. 1. Индексы розничных цен сельскохозяйственных товаров в России в XVIII – первой половины XIX вв.в. (1707 – 1710 гг. = 100)* *Составлено по данным: Миронов Б.Н. Хлебные цены в России за два столетия... С.46-49.Рис. 1. Индексы розничных цен сельскохозяйственных товаров в России в XVIII – первой половины XIX вв.в. (1707 – 1710 гг. = 100)* *Составлено по данным: Миронов Б.Н. Хлебные цены в России за два столетия... С.46-49.

Следует также заметить, что циклические движения хлебных цен обусловлены циклическими изменениями в предложении хлеба, что говорит о полном отражении в колебаниях цен уровня урожая хлебных культур. Предложение хлеба являлось главным фактором, влияющим на динамику цен, что было доказано Б.Н. Мироновым, в том числе с помощью корреляционного анализа (частный коэффициент корреляции между урожаем и ценами равен 0,828) (Миронов 1985: 114). Также, явная корреляция прослеживается при сопоставлении динамики хлебных цен с динамикой сбора зерновых (Гольц 2002: 504-507).

Имеются соответствующие условиям спектрального анализа временные ряды движения цен на рожь, овес, а также данных урожайности хлебных культур. Данные цен на такие хлебные культуры как ячмень, пшеница, гречиха представлены не достаточно протяженными во времени. Но их связь с движением цен на овес и рожь имеет достаточно высокую корреляцию. Основным источником для выявления реальных цен на рожь и овес являются статистические данные из монографии Б.Н. Миронова. При составлении единого динамического ряда движения реальных цен на рожь, овес были проведены следующие действия: реальные цены были переведены в номинальные цены; выявлены средние цены; цены пересчитаны относительно цен за четверть. Вторым по важности источником статистических данных являются сведения «Сборника сведений по истории и статистике внешней торговле России». Полученные данные сопоставлены и перепроверены рядом работ, а также частично архивными источниками – отклонения незначительны. Данные урожайности взяты из монографии Гольца. Частично их можно перепроверить другими сведениями (Растяников 2009).

Таким образом, составлен единые временные ряды движения реальных цен на рожь и овес. На основе полученных данных построены графики (См. Рис. 2).

Рис. 2 Движение цен на рожь и овес ( в сер. коп. за четверть)Рис. 2 Движение цен на рожь и овес ( в сер. коп. за четверть)

На графиках видна синхронность движения цен. Также просматривается на графике один неполный и полный циклы Кондратьева. Применение спектрального анализа выявил следующую модель динамики цен на рожь, овес представленную на графике периодограммы: (Рис 3.)


Рис.3 Результаты спектрального анализа движения цен на рожь, овесРис.3 Результаты спектрального анализа движения цен на рожь, овес

">На графике отчетливо прослеживаются циклы Кондратьева (длина 62-64 года). Разложение на гармоники позволило выявить следующую динамику, представленную на графике (Рис 4):

Рис. 4 Гармоника большого цикла в движении цен на рожьРис. 4 Гармоника большого цикла в движении цен на рожь

">На графике представлен теоретический график, полученный в результат суммирования первых четырех гармоник, а также гармоника соответствующая циклам Кондратьева. Сопоставление полученных данных с эмпирическим движением цен на рожь и овес позволило выявить следующую модель больших циклов Кондратьева: В изучаемый период можно наблюдать 1 неполный цикл, его понижательную фазу (1720/1723 – 1751/1757 гг.) и 1 полный цикл, состоящий из повышательной фазы (1751/1757 – 1782/1787 гг.) и понижательной фазы (1782/1787 – 1811/1814 гг.). Следует заметить, что протяженность фаз, и самого цикла (54-63 гг.) в определенной степени подтверждают тезис о тенденции к сокращению циклов Кондратьева.

Спектральный анализ урожайности хлебов показал следующее распределение спектральных мощностей (Рис 5):

Рис. 5. Применение спектрального анализа к динамике урожайности хлебаРис. 5. Применение спектрального анализа к динамике урожайности хлеба

График показывает о наличие достаточно явных 10-12-летних и 16-17-летних циклов в динамике урожайности. Практически не выражены длинные волны. Это говорит о следующем: Предложение хлеба, отраженное в динамике больших циклов хлебных цен, в целом не зависело от динамики урожайности. Так как в противном случае, большие циклы должны быть наблюдаться и в динамике урожайности. Это подтверждает то, что сельское хозяйство развивалось экстенсивно, за счет расширения земель, угодий. В свою очередь урожайность в целом зависит от природных факторов и внедрения технологических новшеств. В силу того, что в изучаемый период серьезных изменений технологий в аграрной сфере в целом не происходило, то динамика урожайности отражает влияние природных факторов на производства хлеба. В силу того, что в динамике урожайности в изучаемый период не прослеживаются длинные волны, вытекает то, что природные факторы принципиально не влияли на механизм динамики Больших циклов в хлебных цен.

Представляется более убедительным концепция объяснение колебаний длинных волн, согласно которой, глубокие изменения в самых разных сферах общества, причем не только в технологическом аспекте, но и социально-правовом, политическом, идеологическом и культурном аспектах, мир-системных связях, позволяют обеспечить значительный подъем. Однако поскольку дальнейшее развитие идет относительно мягко, слабо изменяется, повышательная фаза исчерпывает потенциал изменений предыдущих структурных изменений и сменяется понижательной. (Гринин 2009: 12-13)  Таким образом, бурное развитие в 1750 – начала 1780-х гг. можно объяснить в экономическом, социально-правовом аспекте. Это связано с экономическими реформами Шувалова, с началом формирования единого всероссийского рынка хлеба. А также реформами Петра III – Екатерины II. Освободившись от обязательной государственной службы помещики стали воспринимать земледелие как источник товарного хлеба, и соответственно, денежных доходов. (Растянников 2009: 97-98) Увеличение же производства шло экстенсивным путем.

Основным фактором побудившим следующим циклом представляется являлся внешний фактор. Во время понижательной волны аграрной экономики России в Англии начался Кондратьевский цикл, с приоритетом в текстильной промышленности относительно технологического уклада. При этом Англия на протяжении XVIII века поглощала основной экспорт России. В связи с началом промышленной революции в Англии, у нее изменилась потребностей в определенных видах товаров. Соответственно в России изменилась на рубеже XVIII – XIX вв. структура экспорта. Более высокое положение в стали занимать технические культуры, связанные с текстильной промышленностью (пенька, лен). На первую позицию в структуре экспорта вышло животное сало. В нем нуждались для выделки машинной мази, изготовления сальных свечей и мыла. В 1767 гг. вывозилось 273 тыс. пуд., а в первое десятилетие XIX в. в год вывозили 1776 тыс. пуд., т.е. увеличилось в 6,5 раз. (Кулишер: 336). Изменение структуры экспорта России, повлияло вероятнее всего на изменения сельского хозяйства. Это в свою очередь, а также выход из континентальной блокады Англии, способствовало зарождению новой повышательной волне аграрного развития Российской империи. Выявление причин макроциклических колебаний в аграрной экономике Российской империи носит предварительный характер и требует дальнейшего изучения.

Таким образом, в ходе исследования, с привлечением разнообразных источников доказывался тезис о том, что большим циклам Кондратьева в сельском хозяйстве Российской империи тождественны в целом большие циклы в движении хлебных цен. В ходе исследования были составлены единые временные ряды движения цен ржи и овса. Применение спектрального анализа выявило следующую динамику: можно наблюдать 1 неполный цикл, его понижательную фазу (1720/1723 – 1751/1757 гг.) и 1 полный цикл, состоящий из повышательной фазы (1751/1757 – 1782/1787 гг.) и понижательной фазы (1782/1787 – 1811/1814 гг.). С помощью спектрального анализа урожайности доказывался тезис, о незначительном влиянии природного фактора на динамику длинных волн. Причина колебаний рассматривалась в социально-экономическом аспекте, с учетом внешнего фактора. Таким образом, модель больших циклов Кондратьева применима к анализу динамики аграрного развития России в XVIII – первой половины XIX вв.

Список использованных источников и литературы

  1. Г.А. Гольц. Культура и экономика России за три века, XVIII–ХХ вв. Т. 1. Менталитет, транспорт, информация (прошлое, настоящее, будущее). Новосибирск, 2002. 535 с
  2. Гринин Л.Е. Глобальный кризис в ретроспективе / Л.Е. Гринин, А.В. Коротаев. — М.: Либроком/УРСС, 2009. – 326 с.
  3. Дубровин Н.Письма главнейших деятелей в царствование Александра I (c 1807 – 1829 год). – Спб., 1883. – 443 с
  4. Кулишер И.М. История русской торговли и промышленности. — Челябинск: Социум, 2003. — 558 с
  5. Миронов Б.Н. Хлебные цены в России за два столетия (XVIII – XIX вв.). – Л.: Наука. Ленинградское отделение, 1985. – 302 с.
  6. Полное Собрание Законов Российской Империи. В 45 т. – Спб. : Типография 2 отделения Собственнной Его Императского Величества Канцелярии, 1830. – Т. 15. С 1758 по 28 июня 1762. – 1051с.
  7. Растянников В.Г. Урожайность хлебов в России. 1795-2007. / В.Г. Растянников, И.В. Дерюгина. – М.: Институт Востоковедения РАН, 2009. – 192 с.
  8. Сборник сведений по истории и статистике внешней торговле России : в 2 т. / под ред. В.И. Покровского. – Спб. : Типо-литография М.П. Орловой, 1902. – Т. 1. Очерк по истории внешней торговли России. – 331 с.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top