Гулин А.О.

Сегодня общественно-политическая проблематика, вопросы проявления патриотизма, всесословной благотворительной деятельности, социокультурной жизни регионов, ежедневной работы самоуправлений и земств стали одними из самых популярных у исследователей. В целом же, следует констатировать, что обобщающих трудов, подводящих итоги почти 100-летнего изучения одной из важнейших проблем исторической науки, пока нет. Основу для создания таких разработок, на наш взгляд, и будут составлять труды региональных исследователей, изучающих историю российской провинции на основе местных архивных источников.

Таким образом, новый поворот в развитии историографии Первой мировой войны, обозначившийся в последнее десятилетие ХХ и первое – ХХI века, определяется сегодня  общими сдвигами в развитии отечественной исторической науки: расширением источниковой базы, обновлением и дополнением тематики научных работ, освобождением от идеологической и иной ангажированности, снятием запретов на изучение различных эпизодов войны, диктовавшимся политической конъюнктурой, утверждением плюрализма мнений и развитии творческого сотрудничества, интеграцией исследований российских и зарубежных специалистов.

В свете тезиса о возрастании региональной составляющей в историографии Первой мировой войны С.В. Казаковцевым [50] весьма актуально и своевременно было проведено исследование по вопросу мобилизации ресурсов, выполненное на материалах Вятской губернии. В работе удалось воссоздать полную и достоверную картину губернской жизни периода 1914-1918 годов, показать на конкретных примерах, как экономический потенциал и внутренние ресурсы региона были использованы в деле укрепления боеспособности страны.

Исследователем показана эволюция промышленности и сельского хозяйства губернии, изменения, вызванные войной, в деятельности политических партий и общественных организаций в деле оказания помощи раненым, больным и эвакуированным. Изучение соответствующих проблем позволило автору диссертации определить роль тыловой губернии в общероссийских мобилизационных процессах, проследить изменения в общественных настроениях вятчан, проанализировать состояние благотворительной деятельности в регионе в годы ПМВ.

Вопросам материального снабжения действующей армии в годы ПМВ посвящена диссертация Д.В. Литвиненко [49]. В работе дана оценка деятельности военных органов управления, состояния промышленной базы страны и обеспеченности армии вооружением и боеприпасами к началу и в ходе боевых действий, указаны причины так называемого «снарядного голода», показана зависимость состояния армии от экономических возможностей страны. Главный вывод, сделанный Д. Литвиненко, заключается в том, что войны ХХ века не могли вестись с использованием только заблаговременно заготовленных средств: необходим был перевод промышленности и всего народного хозяйства на военные рельсы, при этом переход должен был планироваться заранее с тем, чтобы предприятия начинали военное производство даже упреждая начало боевых действий войск.

Представляет определенный интерес диссертационная работа А.В. Карлебы [48], посвященная вопросам правосознания российского населения в условиях войны. Автором проведен глубокий анализ деструктивных изменений в правосознании россиян и государственных приоритетов борьбы с ними, определены тенденции числа противоправных проявлений в условиях углубления кризиса государственной власти. В работе подробно описаны процессы трансформации и деформации правосознания, сделаны выводы о том, что от уровня правового послушания и сознания общества зависит не только состояние законности и правопорядка, но и характер развития базовых экономических и социально-политических процессов в стране.

Обобщающий труд по истории Первой мировой войны пока не написан, и вряд ли это будет возможно сделать без опоры на определенное количество региональных исследований, выполненных на основе местных архивных источников. В этой связи нельзя не сказать о тех научных работах и изысканиях, которые велись и ведутся в различных регионах нашей страны по самому разнообразному перечню вопросов, отражающих участие, как всей страны, так и отдельных ее провинций в ПМВ. Наиболее характерными мы считаем работы [47] Е.В. Алехиной, Т.В. Беловой, С.В. Букаловой, Я.А. Голубинова, А.Н. Грицаевой, Д.Г. Гужвы, Р.Н. Евдокимова, К.С. Рубанкова, А.М. Семененко и др.

В работах [46] С.Л. Фирсова, Т.С. Тихомирова подробно освещена благотворительная и миротворческая деятельность Русской Православной церкви накануне и в годы Первой мировой войны. В их трудах подробно рассмотрены вопросы функционирования и взаимодействия церковных организаций разного уровня.

Вопросам общественного сознания, публицистики, деятельности православной церкви в организации медицинской помощи раненым в период Первой мировой войны посвящены исследования Е.Д. Борщуковой.[44] В своих статьях автор оценивает пропаганду идей патриотизма, дает оценку чувствам любви и преданности российских народов своей стране, анализирует количество и содержание газет и журналов, выпускавшихся многочисленными политическими партиями и общественными движениями. Также Е.Д. Борщукова на примере Петрограда проводит анализ отношения различных слоев российского населения к началу войны, дает подробное описание действий РПЦ совместно с государственной военно-медицинской службой России, различными общественными и частными благотворительными организациями в деле оказания медицинской помощи больным и раненым воинам. Этим же вопросам посвящены работы [45] А.Р. Соколова и Г.Н. Ульяновой.

И.Б. Белова [43] в исследовании, посвященном российской провинции в годы ПМВ, подробно рассмотрела хозяйственно-экономические, миграционные и общественно-политические аспекты жизни и деятельности Калужской и Орловской губерний в период 1914-1917 годов. Основываясь на многочисленных архивных данных, материалах краеведческих исследований, обзорах губернской и уездной прессы тех лет, автор широко рисует картину провинциальной жизни, делая одним из главных вывод о том, что Первая мировая война стала тяжелым испытанием как для населения удаленных от центра российских регионов, так и для их административного руководства, поскольку «невиданная по масштабам война опровергла прогнозы политиков и военных о ее краткосрочности и потребовала мобилизации всех внутренних сил страны для ее ведения» [43].

В перечне проблем, изучаемых историками Первой мировой войны сегодня, нельзя не отметить тему транспорта, в том числе и железнодорожного. Экономику российского рынка в начале ХХ века с увязкой его функционирования с работой железнодорожного транспорта рассмотрел в своем исследовании М.А. Давыдов [41]. В 2000-годы появились работы [42] А.А. Халина, Е.А. Козьминской, О.В. Гудкова, А.В. Лебедева, посвященные развитию и роли железнодорожного транспорта в вопросах социально-экономического развития регионов. Исследователи делают правильный вывод о том, что рабочие и служащие железных дорог становились отдельной социальной группой, в силу своей корпоративной обособленности, отличавшейся от основного социума. В указанных работах отмечается также, что специфика Верхневолжских губерний, заключающаяся в особом социальном составе населения, отличавшемся высокой степенью мобильности, и широкая транспортная система речного транспорта создали особый тип повседневности данного региона.

Настроения общества в начале 1917 года охарактеризовал Г.А. Герасименко [40], который отмечал, что даже в канун Февральской революции большинство политических прогнозов сводилось к тому, что дело закончится дворцовым переворотом, и в России будет установлена конституционная монархия.

Еще одну проблему – антинемецких настроений в российском обществе – рассматривали в своих работах [37] Ю.И. Кирьянов, И.Н. Новикова, О.Р.Айрапетов, И.Г.Соболев,[38] который стал одним из первых историков, специально изучавших антинемецкую кампанию и погромные настроения в период войны в Российской Империи. В своих исследованиях он анализирует политику правительства по организации кампании по борьбе с немецким засилием в России в 1914-1917 годах, также его работы содержат огромный фактологический материал. Санкт-петербургский историк Н.В. Савинова, проанализировав национальную политику российского правительства в годы ПМВ, пришла к интересным выводам о том, что в стране перед войной сформировался стереотипный образ «успешного немца», занявшего выгодные позиции в российском обществе и не собирающегося уступать их коренному населению.[39] По мнению Н.В. Савиновой, поиск обществом внутреннего врага сместился с немецкой диаспоры и ее конкретных представителей на власть в целом, которую часть общества стала подозревать в предательстве и шпионаже в пользу Германии. Таким образом, автор  доказывает, что немецкие погромы в начале войны не только усложнили положение немецкой диаспоры в стране, но и сыграли серьезную дестабилизирующую роль, способствуя подрыву авторитета всей центральной власти и правящей династии к концу войны.

Следующим элементом миграционных процессов в годы ПМВ является проблема беженства, которая до 2000-х годов рассматривалась только как демографическая. В трудах по истории войны тема беженства не освещалась вовсе. Только недавно стали появляться работы, в которых рассматриваются причины и механизм возникновения явления беженства, анализируются особенности их перемещения, национальный состав, рассматривается деятельность государства и благотворительных организаций в деле создания системы помощи беженцам и другим перемещенным лицам.[36] Нельзя не отметить, что среди причин невнимания к проблеме беженства в советское время называется невыгодность сравнения оказания помощи беженцам царской России с периодом 1918-1925 годов, а также с условиями массовой эвакуации населения в годы Второй мировой войны.

В советское время было уделено необоснованно мало внимания миграционным процессам периода ПМВ. Практически отсутствуют работы, посвященные мигрантам военного времени – беженцам, эвакуированным, больным и раненым, интернированным и др. Из всего перечня «миграционных» вопросов достаточно широко было исследовано лишь участие военнопленных в революционных событиях 1917 года.[33] Разработка же таких вопросов, как правовое положение военнопленных на российской территории, условия их труда и быта, началась в последнее 10-летие. Можно выделить работу С.Н. Васильевой [34], сделавшей интересный вывод о том, что условия содержания и лечения военнопленных в России были в целом такими же, как в Германии и Австро-Венгрии. Ряд авторов отмечают, что ужесточение отношения к военнопленным было связано с их отказом от вступления в национальные соединения, участвовавшие в войне на стороне России. Также современными исследователями рассматриваются проблемы побегов военнопленных на родину через скандинавские страны. Целый ряд исследований посвящен пребыванию в плену русских солдат, тяжелым условиям их содержания, пренебрежением к их судьбе со стороны российских властей.[35]

Также представляют интерес новые работы, посвященные анализу деятельности политических партий самого различного спектра в период 1914-1918 годов. Их деятельность отражена в работах [32] И.В. Нарского, В.В. Шелохаева, Ю.И. Кирьянова.

В последние годы возрос интерес ученых к истории региональных проблем и особенностей местного самоуправления. Сюда можно отнести работы [29] Н.Н. Кабытовой, В.Ю. Карнишина, Н.Г. Карнишиной, в которых использованы современные методологические принципы исследования работы органов местного административного управления. Нельзя не упомянуть об интересе ученых к исследованию провинциальной жизни России начала ХХ века. Характерными работами в этом направлении стали труды ивановского историка Ю.А. Иванова [30] и Э.А. Шулеповой.[31]

Не вызывает сомнения тезис о том, что государство способно справиться со своими задачами лишь в том случае, если в стране создана система учреждений, в основании которой находятся органы местного административного управления, служащие проводниками правительственной политики на местах и через которые население воспринимает государственную власть в регионе. Эта тема разрабатывалась как в советский, так и в современный период историографии ПМВ. Важным событием в отечественной историографии стало появление сборника статей «Имперский строй России в региональном измерении»[25], в котором были подняты проблемы соотношения местного управления в различных регионах страны, соотношение «общего и особенного» в правительственной политике. Большой вклад в изучение истории органов местного управления внес С.В. Любичанковский, рассматривавший систему губернаторской власти, включавшей в себя помимо фигуры губернатора также комплекс административных учреждений, которые имели разную степень зависимости от него.[26] Также изучению института российского губернаторства посвящено исследование Л.М. Лысенко, в котором указанная тема разработана  в рамках социально-исторического анализа с определением этапов ее эволюции.[27] Значительный вклад в изучение вопросов местной власти периода ПМВ внесли статьи историков, опубликованные в сборнике «Россия и Первая мировая война»  по результатам Международного коллоквиума, проходившего в 1999 году в Санкт-Петербурге. Исследователи во многом отошли от историографических стереотипов, анализируя новые грани проблем военного времени, в частности проблемы местного самоуправления и психологии масс. Важным фактом стало признание наличия «кризиса власти» в Российской империи еще до начала ПМВ, и вывод о том, что военные события и неумелые действия правительства лишь обострили общий системный кризис.[28]

Как мы уже говорили, последние годы были отмечены повышением внимания отечественных исследователей к истории ПМВ. Следует отметить, что многоаспектность исследований, расширение географии мест написания работ и изучаемых тем – вот основные направления, характеризующие вопросы историографии войны сегодня. Подтверждением этому служат работы [22] Ю.И. Кирьянова, Г.Н. Кочешкова, Т.А. Белогуровой, Е.К. Максимова и В.П. Тотфалушина. Интересную тему о русских пленных в Германии в годы войны и некоторые параллели с проблемами иностранных пленных в России разработала О.С. Нагорная [23]. К проблемам патриотического движения ярославцев в начале войны обратилась в своей работе Д.А. Отбоева [24].

Нельзя обойти вниманием написанную в 2003 году работу В.Е. Шамбарова «За веру, царя и Отечество!» [21]. Как отмечает сам автор, целью своей работы он видел «ни какой-то «нетрадиционный» взгляд на войну, а, наоборот, восстановление настоящей исторической картины, расчистку ее от ложных представлений, клеветы и случайных наслоений» [21]. Знакомясь  с работой, мы видим стремление автора показать войну не как явление «преддверия» распада России, ее кризиса и надлома. Наоборот, через призму именно мировой войны В.Шамбаров стремился показать величие России, ее непобежденность, которые имели место до тех пор, пока Россия была единой. В своей книге автор анализирует начальный этап, основные сражения и операции ПМВ, в заключении подводит итоги войны, мирных переговоров по подписанию Версальского договора, проводит параллели с началом Второй мировой войны и предупреждает о сегодняшних мировых угрозах, доказывая, что цели международных террористов сегодня аналогичны замыслам агрессоров 100-летней давности.

Представляет большой интерес статья С.В. Константинова и М.В. Оськина, опубликованная в августовском номере журнала «Вопросы истории» за 2009 год – «Русские офицеры военного времени. 1914-1917гг.»[19], в которой авторы со ссылками на материалы ГАРФа и РГВИА дают подробную картину состояния офицерского корпуса военного периода, его движению, обучению и формированию. Ссылаясь также на воспоминания видных военноначальников периода ПМВ, авторы делают вывод о том, что офицерский корпус России к началу 1917 года понес огромные потери, в результате чего офицерство «…не смогло ни оказать сопротивления развалу армии при Временном правительстве, ни сорганизоваться для борьбы с большевиками» [19]. И.Н. Гребенкин в своей работе[20] рассмотрел вопросы прохождения службы, быта, нравственного облика, обучения офицерского состава русской армии в военные и революционные годы.

Примечательно, что в боях по защите Новогеоргиевской крепости принимала участие 40-я инженерно-саперная полурота, сформированная  в городе Костроме. Мы очень надеемся, что в ближайшее время для всех интересующихся историей ПМВ российских читателей выйдет в свет книга историка А.И. Григорова, посвященная формированию и боевому пути костромских ополченческих подразделений.

Работа военных историков И.М. Афонасенко и Ю.А. Бахурина [18] освещает историю обороны крепости Новогеоргиевск (территория современной Польши), имевшей важное стратегическое значение для Западного фронта ПМВ. Авторы бескомпромиссно вскрывают  бездеятельность и некомпетентность командования крепости, что в конечном итоге и обусловило ее падение, несмотря на «стойкость едукомплектованных частей в условиях небывалой плотности вражеского артиллерийского огня»[18]

Еще более углубленным является исследование Н.В. Рыжковой [17], посвященное участию Донского казачьего войска в русско-японской и германской войне. Опираясь на обширный комплекс источников, она описывает социально-профессиональную предназначенность донских казаков – «Родину свою защищать». Своим исследованием Рыжкова опровергает представление, утвердившееся в свое время в официальной историографии о том, что роль казачества в боевых действиях русской армии была незначительна, и казаки в основном выполняли охранные и полицейские функции. В работе приведены примеры как массового героизма личного состава казачьих полков, сотен и батарей, так и подвигов уникальных по своему функциональному назначению казачьих подразделений.

В своей работе исследователь А.В. Шишов[16] поднимает малоизвестную тему участия русской армии в боевых действиях на сопредельной с Россией персидской территории периода 1915-1918 годов. Автор приводит многочисленные фактические данные о численности подразделений Экспедиционного корпуса в Персии, основу которого составляли полки Кубанского, Терского и Сибирского казачьих войск, примеры героических подвигов русских солдат в необычайно тяжелых с природно-климатической точки зрения условиях горно-пустынной местности. Как отмечает сам автор, «Неизвестные персидские войны малоизвестны для российской читательской аудитории. В них были и накал военных страстей, и оперативный размах, и отмеченные боевой славой военноначальники, и свои герои из числа нижних чинов и офицеров русских войск». [16]

Принято считать, что военная составляющая ПМВ была максимально подробно раскрыта в академических работах 30-40-х и        70-80-х годов ХХ века. Поэтому, сегодняшние авторы, говоря о военных действиях периода  1914-1918 годов, акцентируют внимание на патриотизме и подвиге русского солдата, персонификации понятий «патриотизм» и «подвиг», «заполнении белых пятен» истории Великой войны. В этой связи в виде примеров можно привести работы А.В. Шишова, Н.В. Рыжковой, И.М. Афонасенко и Ю.А. Бахурина.

Нельзя не сказать об «определенном прорыве» в создании портретной галереи видных русских военноначальников мировой войны, чьи биографии были практически неизвестны ранее. Речь идет о работе Р.М. Португальского, П.Д. Алексеева и В.А. Рунова «Первая мировая война в жизнеописаниях русских военноначальников» [15]. На страницах работы мы можем познакомиться с биографиями Великого князя Николая Николаевича, генералов Н.Н. Юденича, П.К. Ренненкампфа, адмирала Н.О. Эссена и других. В 2012 году журнал «Вопросы истории» напечатал большие статьи, посвященные жизни и деятельности генералов Н.В. Рузского и М.В. Алексеева.

Помимо обсуждения дальнейших направлений развития отечественной историографии в сегодняшний период многое было сделано для пополнения знаний по истории Первой мировой войны и более глубокого ее осмысления. В России были изданы мемуары и труды эмигрантов – участников и современников войны. Среди них нельзя не назвать книги П.Н. Милюкова, С.Д. Сазонова, В.Н. Коковцова, А.Ф. Керенского, князя Г.Н. Трубецкого и других политиков и дипломатов, генералов А.И. Деникина, Ю.Н. Данилова, А.С. Лукомского, П.Г. Курлова и других. Отечественные историки, опираясь на ставшие доступными новые архивные фонды, обратились и к новым темам исследований. Появилась работа В.И. Шеремета [13], написанная на неизвестных ранее источниках – документах российской внешней разведки. Это позволило автору в новом свете раскрыть старую тему взаимоотношений России и Турции в годы ПМВ и предложить ее новое прочтение. Оригинальное исследование об участии российского казачества в Первой мировой войне представил в 1994 году Г.Л. Воскобойников [14]. Следует отметить, что тематическая новизна, объективный подход, использование недоступных ранее источников помогли автору показать реальное состояние казачьих войск, привести яркие примеры их участия в боях на всех фронтах ПМВ. Также в книге имеется полезный справочный материал.

О содержании и влиянии на обстановку в мире геополитики, ее роли в международных отношениях в период подготовки и ведения войны с позиции системно-структурного подхода написал во введении к книге «Мир между войнами. Избранные документы по истории международных отношений 1910-1940» А.Д. Богатуров. [11] Привлекательны  сегодня и работы Е.С. Сенявской [12] по теме, долгое время не поднимавшейся исследователями, - военной психологии. Анализируя эту проблему, автор ссылается на опыт Первой мировой войны и освещает ряд интересных аспектов: создание «образа врага» в менталитете воевавших, патриотизм и война, женщина на войне, война и религия и другие. В работах привлекает смелость подхода, новизна решения сложных проблем, открытие новых направлений в изучении войны, постановка в центр исследования  человека – его менталитета, психологии и духовной сферы.

Также нельзя не отметить работу А.И. Уткина[10], содержащую оценки происхождения, хода и итогов ПМВ. Как указывает автор, «эта война особенно значима для России. Падение престижа правящего слоя, крушение веры в прогресс при наличной политико-экономической структуре, явились результатом внутренней деморализации, безразличия большинства, резкого ожесточения воинствующего меньшинства»[10], - трудно подобрать более точные определения результатам этой войны. Главный вывод, высказанный А.И. Уткиным, заключается в том, что при условии рационального осмысления российского изоляционизма, нам легче будет выстроить новую систему взаимоотношений с современным ежедневно меняющимся миром.

В свете утверждения, что анализ истории войны должен даваться с учетом ее многоплановости и многообразия, страноведческих особенностей и принципа толерантности,  сегодня имеют право на существование разнообразные направления в изучении истории ПМВ. Например, еще в 1990 году известный ученый Е.Б. Черняк [9], отдавая дань старой методологии, поставил под сомнение тезис о неизбежности Первой мировой войны. По его мнению, к 1914 году в Европе не было еще тоталитарных государств, однозначно склонных к агрессии, а поле для поиска компромиссов было шире, чем, например, в 1939 году. Он утверждал, что в тот период экономические противоречия не решали вопросов войны и мира, а монополии не имели контроля над лицами, принимавшими тогда политические решения.

Важной особенностью современных исторических исследований в области массовой психологии, социального поведения является отказ от идеологических установок. Внимание историков привлекают новые аспекты духовной жизни россиян в годы войны. Мы можем выделить работы [7] А.И. Иванова и И.П. Щербинина, В.С. Измозика, Б.И. Колоницкого, И.П. Лейберова, Г.В. Лобачевой. Наиболее значимыми работами, освещающими социальную проблематику ПМВ, остаются монографии О.С. Поршневой [8]. На основе обширного круга источников автор показывает восприятие войны рабочими и крестьянами и эволюцию этого восприятия у солдат, делая интересные наблюдения о природе революционного насилия и анархии, исследует классовое единство пролетариата и его взаимоотношения  с властью. О.С. Поршнева приходит  к заключению о стихийном характере возникновения и развития революции, о совершенно разных представлениях о ней у различных социальных групп. Признавая новизну подобного вывода, следует отметить необходимость проведения подобных исследований по другим группам и слоям российского населения, изучения влияния военных условий жизни страны на «бытие и сознание простых граждан». Мы считаем, что поднятая тема настолько многогранна, что последующие поколения историков будут находить в ней новые нюансы.

В последнее 10-летие наиболее заметным трудом по истории Первой мировой войны обобщающего характера стал коллективный труд «Мировые войны ХХ века» в 4 томах [6]. Первые два тома посвящены Первой мировой войне (первый том содержит исторический очерк,   второй – представляет собой подборку документов). Впервые в исследовательской практике особое внимание уделяется таким темам, как становление государственной идеологии, эволюция общественного сознания, психология участников войны. Авторы приходят к заключению о том, что преобладание в политике правительства элементов консервативного традиционализма мешало налаживанию эффективного сотрудничества власти и общества. Лейт-мотивом исследования проходит мысль о том, что, поддержав в общем и целом войну, российское общество «было в праве рассчитывать хотя бы на некоторую либерализацию правительственного курса, легализацию профессиональных союзов, ослабление цензуры, более благожелательное отношение к политическим партиям и общественным организациям» [6].

Большая заслуга в создании современной историографии ПМВ принадлежит В.Л. Малькову – ответственному редактору сборника статей под общим названием «Первая мировая война: Пролог ХХ века» [4]. В него включены выступления видных ученых, представляющих как отечественную, так и зарубежную науку на различных форумах, организованных и проведенных Ассоциацией историков ПМВ за период 1993-1997 годов. Данная работа свидетельствует о преодолении изолированности отечественной исторической науки от исследовательской практики за рубежом и о международном признании проекта издания сборника. Во введении к данной работе ответ. редактор отметил факт создания национальной школы истории войны и указал, что первый шаг к новому – отказ от морализирующей истории, заранее предрасположенной к тем или иным выводам и оценочным суждениям - уже сделан. «Как методологический принцип, правило разделения причин любой войны на отдаленные и ближайшие, имеет универсальное значение, предупреждая от соблазна скоропалительных приговоров, партийной предвзятости и желания поучать» [4], - подчеркнул в своем выступлении В.Л. Мальков.      З.П. Яхимович в своей статье отметила, что сегодня не правомерно «не заметить у нас серьезной научной разработки ряда тем, достаточной изученности многих проблем» [5].

Одной из первых работ о новых подходах к историографии войны стала статья Ю.А. Писарева в журнале «Новая и новейшая история», опубликованная в 1993 году [2]. В ней, критикуя прошлые формы и методы разработки темы, автор указывал и на те положения, которые сохранили свое право на существование и сегодня, в частности, на вопросы о происхождении и характере войны. В статье Ю.А. Писарев предлагал и новые темы, требовавшие разработки: о патриотизме воевавших, о внутриблоковых противоречиях, о значении выступления России в защиту Сербии. «Ю. А. Писарева поддержали В.Н. Виноградов, В.Л. Мальков, З.П. Яхимович, Ю.В. Кудрина, Т.М. Исламов и многие другие ведущие историки» [3]. Вновь проводились дискуссии, «круглые столы», были выпущены сборники материалов, опубликованы многочисленные журнальные статьи. В Москве была создана Ассоциация историков Первой мировой войны, которую возглавил Ю.А.Писарев, а затем П.В. Волобуев и В.Л. Мальков.

Изменения обстановки  в стране после событий 1991 года положили начало критическому наступлению на советскую историографию, ее основные положения, прежде всего, на ее методологию. Как писал  В.Н. Виноградов, «рухнули многие возведенные прежде искусственные конструкции, на смену изобличительной заданности пришел академический исследовательский  метод» [1]. В историографии ПМВ были подняты новые темы, исчез классовый подход, который суживал выводы в изучении вопросов. В этот период началось переосмысление старых постулатов, произошел отказ от схематических представлений, державшихся на узкой источниковой базе и подчиненных политико-социальному заказу. Период ознаменовался открытием целого ряда архивов и архивных фондов, широким вбросом зарубежной, в частности, эмигрантской литературы.

- диссертационные исследования, проведенные на базе региональных источников.

- работы, посвященные деятельности РПЦ, благотворительных и общественных организаций;

- исследования по деятельности властных структур разного уровня и политических партий;

- работы социально-экономической направленности;

- труды по военной, геополитической и психологической составляющей истории войны;

В силу того, что данная работа носит историографический характер, источниками исследования выступают обобщающие труды, монографии, брошюры, статьи, диссертационные исследования, научно-популярные работы по истории Первой мировой войны, а также по основным вопросам и отдельным сюжетам российской истории периода 1914-1918 годов. В соответствии  с предметом и задачами работы источниковую базу можно условно разделить на несколько групп:

- проанализировать комплекс научных работ в соответствии с выделенными направлениями и «расширением географии» их написания.

- определить новые направления исторических исследований по данной теме;

- кратко оценить ситуацию в исторической науке о Первой мировой войне, сложившуюся к началу 90-х годов ХХ века;

Целью своей работы мы видим попытку проведения анализа процесса развития отечественной историографии ПМВ, начиная с 90-х годов прошлого века до сегодняшнего дня. Для достижения этой цели нами решались следующие задачи:

Говоря об историографии исследуемого вопроса, следует отметить, что комплексные труды по историографии «историографии ПМВ» начали появляться лишь в конце 1990-х - начале 2000-х годов. Наиболее яркими работами в этом направлении стали исследования Ю.А. Писарева, Б.Д. Козенко и Г.М. Садовой, В.Н. Виноградова, Н.А. Шубина.

Объектом исследования в нашей работе является современная отечественная историография Первой мировой войны, а предмет исследования составляет процесс развития и изменения научных подходов к изучению данной темы.

Изучение историографии  ПМВ представляется актуальным и потому, что новая историография этого периода находится в стадии формирования, и любые исследования по данной теме имеют научно-практическую значимость и представляют интерес для российских историков.

В этой связи актуальность изучения всех аспектов истории Первой мировой войны сегодня определена спецификой протекающих в странепроцессов исторической преемственности, масштабностью преобразований в обществе, государственном устройстве и экономике. Нет сомнения в том, что успешные результаты этих преобразований невозможны без учета опыта прошлого. В этом плане научный анализ итогов и перспектив изучения российской истории периода 1914-1918 годов приобретает большую практическую значимость, позволяет определить основные направления и темы дополнительного изучения истории России первой четверти ХХ века.

Первая мировая война (далее – ПМВ) явилась событием, изменившим пути дальнейшего развития многих стран Европы, да и всего мира. По своим масштабам и последствиям ей не было равных на протяжении всей предшествующей истории человеческого общества. Продлившись более 4-х лет и охватив 38 государств с населением свыше 1,5 млрд. человек, она нанесла огромный ущерб экономике и ухудшила демографическую ситуацию в целом ряде европейских стран. Достаточно сказать, что безвозвратные потери Российской Империи в годы Первой мировой войны оцениваются в 4,447 млн. человек, что составляет почти половину общих потерь всех участников военных действий. Таким образом, для России война стала наиболее трагичной по своим последствиям, в стране произошла беспрецедентная в истории ломка всей системы общественных отношений.

Список литературы

1 . Виноградов В.Н. Еще раз о новых подходах к истории Первой мировой войны// Новая и новейшая история. – 1995. - №5. – с. 62-74.

2. Писарев Ю.А. Новые подходы к изучению истории Первой мировой войны// Новая и новейшая история. – 1993. - №3. – с. 46-57.

3. Козенко Б.Д. Отечественная историография Первой мировой войны// Новая и новейшая история. – 2001. - №3. – с.3-27.

4. Первая мировая война: Пролог ХХ века/ под ред. В.Л. Малькова. – М.,    1998. – 692 с.

5. Яхимович З.П. О некоторых вопросах методологии исследования происхождения Первой мировой войны// Первая мировая война: пролог

ХХ века. – М., 1998. – с. 16-21.

6. Мировые войны ХХ века. Кн. 1. Первая мировая война. Исторический очерк/ отв. ред. Г.Д. Шкундин. – М., 2002. – 686 с.

7. Иванов А.И., Щербинин П.П. Женщина и война в поэзии и повседневности в период Первой мировой войны 1914-1918гг. – Тамбов,

2001. – 131 с.; Измозик В.С. К вопросу о политических настроениях российского общества в канун 1917 года (по материалам

перлюстраций)// Россия и Первая мировая война. – СПб., 1999. – с.47-63; Колоницкий Б.И. «Политическая порнография» и десакрализация

власти в годы Первой мировой войны (слух и массовая культура)// 1917 год в судьбах России и мира. – М., 1998. – с. 67-81; Лейберов И.П.

Патриотические настроения, их проявление и угасание в годы Первой мировой войны// Проблемы социально-экономической и

политической истории России XIX-ХХ века. – СПб., 1999. – с.19-31; Лобачева Г.В. Крах монархического идеала в общественной

психологии накануне февраля 1917 года// Проблемы философии, истории, культуры. – Саратов, 19993. – с. 15-21.

8. Поршнева О.С. Крестьяне, рабочие и солдаты России накануне и в годы Первой мировой войны. – М., 2004. – 368 с; Поршнева О.С.

Менталитет и социальное поведение рабочих, крестьян и солдат России в период Первой мировой войны. – Екатеринбург, 2000. – 359 с.

9. Черняк Е.Б. Монополистический капитализм первой ">половины ХХ в. в исторической ретроспективе// Новая и новейшая история. 1990.- ">2. – с. 25-27.

10. Уткин А.И. Забытая трагедия. Россия в Первой мировой войне. – Смоленск, 2000. – 640 с.

11. Богатуров А.Д. Введение/ Мир между войнами. Избранные документы по истории международных

отношений 1910-1940. – М., 1997. – ">147 с.

12. Сенявская Е.С. История войн России ХХ века в человеческом измерении. Проблемы военно-исторической антропологии и психологии:

Курс лекций. – М., 2012. – 332 с.; Сенявская Е.С. «Образ врага» в сознании участников Первой мировой войны// Вопросы истории. – 1997.

- №3. – с. 140-145; Сенявская Е.С. Человек на войне. Историко-психологический очерк. – М., 1997. – 232 с.

13. Шеремет В.И. Босфор, Россия и Турция в эпоху Первой мировой войны (по материалам русской военной разведки). – М., 1995. – 288 с.

14. Воскобойников Г.Л. Казачество в Первой мировой войне 1914-1918 годов. – М., 1994. – 174 с.

15. Португальский Р.М., Алексеев П.Д., Рунов В.А. Первая мировая война в жизнеописаниях русских военноначальников. – М., 1994. – 400 ">с.

16. Шишов А.В. Персидский фронт (1909-1918). Незаслуженно забытые победы. – М., 2010. – 352 с.

17. Рыжкова Н.В. Донское казачество в войнах начала ХХ века. – М.,           2008. – 448 с.

18. Афонасенко И.М., Бахурин Ю.А. Порт-Артур на Висле. Крепость Новогеоргиевск в годы Первой мировой войны. – М., 2009. – 162 с.

19. Константинов С.В., Оськин М.В. Русские офицеры военного времени. 1914-1917гг.// Вопросы истории. – 2009. - №8. – с. 107-111.

20. Гребенкин И.Н. Русский офицер в годы мировой войны и революции. 1914-1918гг. – Рязань, 2010. – 400 с.

21. Шамбаров В.Е. «За веру, царя и Отечество!». – М., 2003. – 656 с.

22. Белогурова Т.А. Русская периодическая печать и проблемы внутренней жизни страны в годы Первой мировой войны (1914-март 1917г.).

– Смоленск, 2006. – 130 с.; Кирьянов Ю.И. Социально-политический протест рабочих России в годы Первой мировой войны (июль 1914-

евраль 1917гг.). – М., 2005. – 215 с.; Кочешков Г.Н. Русский провинциальный менталитет в период Первой мировой войны// Социальные и

гносеологические проблемы общества. – Ярославль, 2004. – с. 205-211; Максимов Е.К., Тотфалушин В.П. Саратовское Поволжье в годы

Первой мировой войны. – Саратов, 2007. – 124 с.

23. Нагорная О.С. «Другой военный опыт»: российские военнопленные Первой мировой войны в Германии (1914-1922). – М., 2010. – 440 с.

24. Отбоева Д.А. Патриотическое движение в Ярославском крае в связи  с началом Первой мировой войны// Ярославский педагогический : 1.3em;">вестник. – Ярославль, 2011. – с. 313-317.

25. Имперский строй России в региональном измерении (XIX – начало ХХ века). – М., 1997. – 368 с.

26. Любичанковский С.В. Губернское правление в системе губернаторской власти в последние 10-летие существования Российской

империи (на материалах Урала). – Екатеринбург, 2003; Любичанковский С.В. Структурно-функциональный подход к истории местного

управления Российской империи (1907-1917гг.). – Оренбург, 2005.

27. Лысенко Л.М. Губернаторы и генерал-губернаторы Российской империи (XVIII-начало ХХ века). – М., 2001.

28. Россия и Первая мировая война. – СПб., 1999.

29. Кабытова Н.Н. Власть и общество российской провинции в революции 1917 года. – Самара, 2002; Карнишин В.Ю. Общественно-

олитический процесс в Поволжье в начале ХХ века. – Пенза, 1996; Карнишина Н.Г. Центр и регион: Исторические модели взаимодействия.

– Пенза, 2003.

30.Иванов Ю.А. «Уездная идеология». Религиозно-политическая жизнь российской провинции. – Иваново, 2001; Иванов Ю.А. Уездная

Россия: местные власти, церковь и общество во второй половине XIX-начале ХХ в. – Иваново, 2003.

31. Шулепова Э.А. Российская провинция: среда, культура, социум. Очерки истории города Дмитрова. Конец XVIII-ХХ век. – М., 2006.

32. Кирьянов Ю.И. Численность и состав крайне правых партий в России (1905-1917гг.): тенденции и причины изменений// Отечественная

история. – 1999. - №5. – с. 33-37; Нарский И.В. Русская провинциальная партийность. – Челябинск, 1995; Шелохаев В.В. Политическая

история России в партиях и лицах. – М., 1994. – 304 с.

33. Интернационалисты в боях за власть Советов. – М., 1965; Интернационалисты: участие трудящихся стран Центральной и Юго-

осточной Европы в борьбе за власть Советов в России. 1917-1920. – М., 1987.

34. Васильева С.Н. Военнопленные Германии, Австро-Венгрии и России в годы Первой мировой войны. – М., 1999.

35. Галицкий В.П. Защита прав военнопленных периода Первой мировой войны: опыт и уроки// Последняя война Российской империи. –

М., 2006; Ленцен И. Использование труда русских военнопленных в Германии (1914-1918гг.)// Вопросы истории. – 1998. - №4; Новикова

И.Н. «Россия – страна контрастов, и нигде это свойство не проявляется так ясно, как в плену…»// ВИЖ. – 2006. - №2; Сергеев Е.Ю.

Русские военнопленные в Германии и Австро-Венгрии в годы Первой мировой войны// Новая и новейшая история. – 1996. - №4.

36. Курцев А.Н. Беженцы Первой мировой войны в России (1914-1917)// Вопросы истории. – 1999. - №8; Лахарева Н.В. Судьба беженцев

Первой мировой войны в Советской России: 1918-1925 гг. – Курск, 1999; Гатрелл П. Беженцы в России в годы Первой мировой войны//

Исторические записки. – 2001. - №4 (122). – с. 46-72.

37. Айрапетов О.Р. Репетиция настоящего взрыва. Немецкий погром в Москве: бои на внешнем и внутреннем фронте// Родина. – 2010. -

№2; Кирьянов Ю.И. «Майские беспорядки» 1915г. в Москве// Вопросы истории. – 1994. - №12; Новикова И.Н. «Германия стремилась к

сепаратному миру с Россией». 1914-1916гг.// ВИЖ. – 2007. - №1.

38. Соболев И.Г. Борьба с «немецким засилием» в России в годы Первой мировой войны. – СПб., 2004. – 176 с.

39. Савинова Н.В. Антинемецкие настроения населения Российской империи в 1914-1917гг.// Вестник Санкт-Петербургского университета.

– 2007. - №2. – с.179-186.

40. Герасименко Г.А. Судьба демократической альтернативы в России 1917 года и роль ее лидеров// Вопросы истории. – 2005. - №7.

41. Давыдов М.А. Всероссийский рынок в конце XIX-начале ХХ века и железнодорожная статистика. – М., 2010. – 848 с.

42. Гудкова О.В. Строительство Северной железной дороги и ее роль в развитии северного региона (1858-1917гг.). – Вологда, 2002;

Козьминская Е.А. Нижегородская ярмарка и развитие железнодорожного сообщения между Россией и Европой на рубеже XIX-ХХ вв. –

Н.Новгород, 2010; Лебедев А.В. Становление и развитие Северной железной дороги во второй половине XIX-начале ХХ веков. –

Ярославль, 2009; Халин А.А. Железная дорога Москва-Нижний Новгород в системе путей сообщения Нижегородской губернии. –

Н.Новгород, 2000.

43. Белова И.Б. Первая мировая война и российская провинция. 1914-февраль 1917г. – М., 2011. – 288 с.

44. Борщукова Е.Д. Публицистика времен Первой мировой войны и формирование общественного сознания российского общества//

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. – 2011. - №2. – с. 103-106; Борщукова Е.Д. Деятельность православной церкви в организации

медицинской помощи раненым в начальный период Первой мировой войны// Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. – 2011. - №3. – с. 220-223;

Борщукова Е.Д. Особенности общественного сознания российских подданных в начальный период Первой мировой войны// Вестник КГУ

им. Н.А. Некрасова. – 2010. - №4. – с. 55-59.

45. Соколов А.Р. Благотворительность в России как механизм взаимодействия общества и государства. – СПб., 2006; Ульянова Г.Н.

Благотворительность в Российской империи XIX-начала ХХ века. – М., 2005.

46. Тихомиров Т.С. На приходе. – М., 2002; Фирсов С.Л. Православная церковь и государство в последнее 10-летие существования

самодержавия. – СПб., 1996; Фирсов С.Л. Русская церковь накануне перемен (конец 1890-х-1918). – М., 2002.

47. Алехина Е.В. Деятельность Тамбовского земства в годы Первой мировой войны: 1914-1918гг.: Дис. …канд. ист.наук/ ТГУ им. Г.Р.

Державина. – Тамбов, 2005. – 197 с.; Белова Т.В. Стачечное движение в губерниях Верхнего Поволжья в годы Первой мировой войны: Дис.

…канд.ист.наук/ КГПУ им. Н.А. Некрасова. – Кострома, 1993. – 300 с.; Букалова С.В. Орловская губерния в годы Первой мировой войны:

социально-экономический, организационно-управленческий и общественно-политический аспекты (дореволюционный период: июль 1914-

евраль 1917 года): Дис. …канд.ист.наук/Орловский Государственный Университет. – Орел, 2005. – 294 с.; Голубинов Я.А.

Продовольственный вопрос в Среднем Поволжье в годы Первой мировой войны: Дис. …канд.ист.наук/ СамГУ. – Самара, 2009. – 236 с.;

Грицаева А.Н. Благотворительность в России в годы Первой мировой войны (1914-февраль 1917г.): опыт помощи пострадавшим от военных

действий: Дис. …канд.ист.наук/ МГПУ. – Москва, 2009. – 289 с.; Гужва Д.Г. Российская военная периодическая печать в годы Первой

мировой войны 1914-1918гг.: Дис. …канд.ист.наук/ Военный Университет. – Москва, 2008. – 220 с.; Евдокимов Р.Н. Казачьи войска в

условиях Первой мировой войны: кавказский фронт: Дис. …канд.ист.наук/ МГОУ. – Москва, 2005. – 360 с.; Рубанков К.С.

Правомонархическое движение в российской провинции. 1905-февраль 1917гг.: на материалах Костромской и Владимирской губерний: Дис.

…канд.ист.наук/ КГУ им. Н.А. Некрасова. – Кострома, 2007. – 187 с.; Семененко А.М. Общественно-политическая деятельность

либерально-демократической интеллигенции в 1910-феврале 1917гг.: По материалам Владимирской, Костромской, Тверской и Ярославской

губерний: Дис. …канд.ист.наук/ ИГУ. – Иваново, 2004. – 249 с.

48. Карлеба А.В. Деформация правосознания населения России и борьба с противоправными проявлениями в условиях Первой мировой

войны: 1914-1917гг.: Дис. …канд.ист.наук/ Краснодарская Академия МВД России. – Краснодар, 2005. – 209 с.

49. Литвиненко Д.В. Деятельность военных органов управления России по развитию артиллерийского снабжения в годы Первой мировой

войны: 1914-1918.: Дис. …канд.ист.наук/СПбГУ. – Санкт-Петербург, 2009. –     251 с.

50. Казаковцев С.В. Мобилизация людских и материальных ресурсов в Вятской губернии в годы Первой мировой войны: Дис. …

анд.ист.наук/ ВятГУ. – Киров, 2007. – 222 с.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top