Храпова А.А.

Введение

Профессор Петербургского университета, историк-медиевист, экскурсионист и краевед И.М. Гревс жил и работал в непростое для отечественной науки вообще и краеведения в частности время – в к. XIX-первой половине XX вв., когда развитие краеведения сначала достигло апогея, а затем почти пресеклось жестокими гонениями. Научное мировоззрение Гревса начало формироваться до революции, а свои главные труды он опубликовал уже в советский период; тем более интересной, уникальной и универсальной представляется модель изучения края, предложенная им. Его деятельность была прочно связана с тщательно продуманной практикой университетского профессора истории. Осознавая, с какими проблемами сталкиваются преподаватели, он старался оптимизировать образовательный процесс, сделать его живым, разбудить в учениках интерес к истории отдельных регионов и страны в целом. Взгляды на краеведение в силу своей всеохватности, глубины и благодаря развитию, которое дали им ученики Гревса, могут быть названы его школой краеведения.

Появление городов является одним из главных показателей уровня развития государства, поэтому особенно важно знать, как протекают связанные с их рождением и функционированием процессы. Именно это было важнейшей задачей, которую ставил перед собой Гревс: всестороннее исследование города как сложного явления. Даже сейчас, по прошествии почти века, принципы его работы не потеряли актуальности; их использование даст ключ к более глубокому пониманию сути города.

С точки зрения Гревса и его последователей, одним из самых действенных приемов изучения города являлась экскурсия. В своих трудах ученые предлагали новые интересные концепции построения экскурсии как главного способа изучения края, основываясь не только на подаче историко-культурной информации, но и на психологическом восприятии объектов экскурсии[1]. Среди трудов, развивающих экскурсионно-городоведческие теории, особенно выделяются работа Гревса «Монументальный город и исторические экскурсии»[2] и книги его ближайшего ученика и сподвижника Н.П. Анциферова «Душа Петербурга»[3] и «Как изучать свой город. В плане школьной работы»[4]. В наше время, когда интерес к экскурсиям слабеет, представляется особенно важным найти новые пути к оживлению этого интереса, придания экскурсиям новых привлекательных черт. Думается, что применение методик городоведов поможет вдохнуть в экскурсию новый смысл и придать ей новое значение.

Основным объектом экскурсионных исследований городоведов был Санкт-Петербург, его особенности и специфика. Думается, что их теории можно применить к любому другому населенному пункту, однако город, имеющий некоторое сходство с Петербургом, позволит наиболее полно раскрыть как свой собственный потенциал, так и возможности экскурсионной методики Гревса. Как пример такого города в данной работе берется столица Удмуртской Респулики г. Ижевск. Совокупность методологических воззрений И.М. Гревса окончательно сложилась к концу первой четверти XX в. К этому времени были написаны основные работы, дающие представление о научных принципах, которыми руководствовался ученый[5]. Будучи крупным специалистом по организации и проведению ближних и дальних экскурсий в средней и высшей школе, Гревс разрабатывал методологию экскурсионного дела и заложил качественно иной уровень методики краеведческой работы. Его труды отражают личность самого ученого и передают неповторимую атмосферу дружбы и сотрудничества между учителем и учениками.

С точки зрения Гревса, край – предмет краеведения – слагался из двух обширных сфер наблюдаемого бытия: природы (естественный мир земли) и культуры (творческий мир, создаваемый человеком, совокупность благ общежития и материальных и духовных достижений). Соединяющим звеном при этом всегда являлся человек, созидатель особого «надорганического» мира[6]. Основной формой постижения края для Гревса была экскурсия. Он полагал, что краеведение (выполняющее исследовательскую функцию) – это более оседлое экскурсиеведение, а экскурсиеведение (отвечающее за просветительскую функцию) – более странствующее краеведение[7]. Для него центром притяжения и главным объектом был город, поэтому в основу дальних экскурсий ставился именно город или комплекс городов как «наиболее насыщенные и потому поучительнейшие гнезда культурного познания и взаимодействия»[8]. Чтобы плодотворно использовать объект, надо подходить к нему как к живому историческому существу, изучать биографию города, его развитие для «уразумения его лика и души (местного гения, geniusloci)»[9], рассматривая его, как собирательную личность. Для этого требуется прежде всего тщательная историко-топографическая работа: составление плана развития, исследование монументального образа города, его археологии, условий его возникновения, типа или направления складывания структуры, внимательное систематическое прослеживание процесса роста и развития города, слияния частей в единое целое.

На формирование Гревса-экскурсиониста большое влияние оказали его путешествия по городам Европы – в одиночестве, с друзьями и семьей, со студентами, когда Гревс осуществлял пешие прогулки, приглядывался к «физиономии улиц», открывая наилучший способ первоначального знакомства с городом – обозрение его с наивысшей точки. Страсть к познанию, присущая ему с детства, развивалась под благотворным воздействием учителей и профессоров Петербургского университета, в частности крупного историка-византиниста В.Г. Васильевского[10].

Важной вехой экскурсионного пути Гревса стало петербургское «Студенческое научно-литературное общество», функционировавшее в 1880-х гг. при Петербургском университете. В недрах этого общества родилась идея «сохранять цельность жизни его и летом, когда члены разъезжаются по градам и весям страны»[11]. Было решено изучать жизнь этих местностей, природную и культурную. Были составлены списки имеющихся программ для собирания сведений и наблюдений по геологии и климатологии, флоре и фауне, в другой сфере по землевладению, кустарным промыслам, юридическим обычаям, народным песням и поверьям, о состоянии народного образования, о религиозных верованиях, памятниках старины и т.д. Устаревшие и вышедшие из продажи краеведческие публикации были исправлены и переизданы, некоторые даже составлены заново специалистами из членов общества. Увлеченные члены разлетались в разные края от далекого севера до Малороссии, Сибири, Кавказа и Крыма. После деятельного лета собиратели возвращались с огромными объемами накопленного материала, который они обрабатывали для специально посвященных этому собраний. На следующий год во исполнение той же цели – развития культуры родиноведения, как тогда называли краеведение, при обществе был образован областной отдел, который должен был заниматься изучением земской жизни России в различных ее местных особенностях и являться школой для теоретической подготовки будущих деятелей русской земли.

На основании экскурсии в Италию в 1912 г. со слушательницами петербургских Высших женских курсов Гревс предложил определения экскурсии[12]:

  1. просветительное путешествие;
  2. опыт монументального семинария на месте – в первоклассных центрах культуры;
  3. маршрут, объединенный основной темой.

Кроме того, были выделенызадачи(стороны) экскурсии[13]:

  • познание (среди естественной обстановки возникновение и развитие величайших произведений искусства, архитектуры, скульптуры и живописи, ознакомление с главными течениями эволюции искусства в те же эпохи);
  • художественная;
  • историческая.

Были разработаны и приемы[14]:

  • ознакомительный осмотр города с высоты;
  • общая ориентировочная прогулка для ознакомления с индивидуальными пейзажами;
  • «монументальные прогулки» по городу с хорошо обдуманным маршрутом, созерцание характерных черт лица города с отражающейся в них душой его;
  • задача и план экскурсии разрабатывается таким образом, чтобы, уезжая из главных пунктов, экскурсанты увозили с собой яркое представление о топографии, культурном типе, физиономии (лике и душе) города; живое знакомство с лучшими произведениями и направлениями местного искусства в их мировом значении;
  • отдельные топографические беседы.

В 1921-24 гг. Гревс был заведующим Гуманитарным отделом Петроградского научно-исследовательского экскурсионного института. На этом этапе развивается его убежденность в необходимости включения экскурсии в учебный процесс, самостоятельного изучения экскурсирования, а затем и установления в нем единства: систематизации разрозненных усилий отдельных организаций, обществ и лиц. Целью отдела было всестороннее изучение экскурсионного дела: построение теории, выработка методов, познание материала, опыты практики, подготовка новых работников[15]. Направлениями работы Гуманитарного отдела являлись[16]:

  1. методология и методика, учение о природе экскурсионности, о принципах экскурсиеведения, формах и способах экскурсионного образования; работа велась изнутри (аналитический путь от общих идейных представлений к частным выводам, их углублению и систематизации) и извне (от многочисленных данных практического опыта и их осмысления);
  2. классификация (по географическому, культурно-историческому, художественному, литературному, краеведческому критериям), определение категорий и типов экскурсий, группировка областей и заданий экскурсий;
  3. фактическое исследование объектов, собственное шествие специалистов к познанию самого экскурсионного материала.

Для Гревса не только главным объектом изучения, но и одной из основных культурологических категорий был город – неслучайно ученые, принадлежащие к его школе, называются также городоведами. Ученый писал: «В городе, особенно в большом, наблюдается вся полнота культурного добра и зла. Город же становится насыщенным очагом духовной работы в науке и технике, в праве и нравах, в просвещении и искусстве, в религиозных исканиях и культовых вдохновениях»[17]. В процессе изучения города должна затрагиваться не только его «каменная плоть», то есть внешний вид или по меньшей мере структура, городское благоустройство, инфраструктура, «удобства и усовершенствования во всевозможных способах удовлетворения нужд, не одних насущных и элементарных, но и сложных, высших, утонченных потребностей, не только для поддержания жизни, но и для доставления комфорта, развлечений и роскоши. Все это создает в городе богатый и гордый лик, мощную, величественную фигуру»[18]. Город в понимании Гревса – это целостный большой организм, обладающий специфическим единством присущей ему внутренней жизни, своеобразное многоголовое существо, способное на «душевную работу», одушевленное особой коллективной психикой, раскрывающей богатое духовное содержание. Задача исследователя в таком случае – восстановить рождение и рост этой уникальной собирательной личности, увидеть ее лицо, проникнуть в душу города и проследить ее развитие. Построение биографии города поможет более полно раскрыть культуру нации, его породившей.

Города – это не семантическая условность, но «живые органы конечного синтеза, опять же сложного и цельного организма, воплощаемого в такую великую культурную индивидуальность, как индийская, греческая, французская, русская цивилизации»[19]. Гревс полагал, что не стоит бояться обращаться к западным примерам для лучшего понимания российских реалий: «Крупное научает выявлять характерное и в более мелком, заставляет его заметить. Историки русского искусства изощрили свою наблюдательность именно проходя западную школу. Памятники Кремля только лучше выделяются на фоне знакомства с древним и средневековым Римом. Вот почему и русскому городскому историку надо знакомиться с историею западноевропейских городов»[20].

Такой подход к городу как к историко-культурному явлению определяет характер городской экскурсии. При постановке цели экскурсии прежде всего, по мнению Гревса, нельзя ограничиваться изучением внешнего вида города: такой подход слишком поверхностный, материал, представленный в экскурсии, не закрепится в памяти экскурсантов. Необходимо изучить биографию города – «и эта биография даст превосходно конкретизированную часть биографии данной страны и народа»[21]. Очень важно не только изучить основные вехи истории города, но и проследить причинно-следственные связи, которыми обросли эти вехи, что привело к тому или иному событию и причиной каких изменений оно стало в дальнейшем. При этом нельзя забывать о целостном характере города, его одушевленности. С этой точки зрения наиболее удобным объектом исследования будет родной город. Гревс писал: «Для самовоспитания требуется развитие интереса к исследованию уголка, с которым соединило его [исследователя] рождение или деятельность. Это не всегда легкая задача внутренней выдержки – привязаться к работе над чем-либо скромным, а, главное, научиться открывать в его пределах много значительного и потом находить в крае пути к познанию страны и мира»[22]. Вместе с тем надо опасаться «замыкания в скорлупу, вращения глаз в узком горизонте»[23]: индивидуальные отличия, уникальные черты объекта проявятся только в сравнении с другими объектами.

Гревс подчеркивает, что для правильного протекание процессов познания края посредством экскурсий под экскурсионное освоение города необходимо отвести целый школьный курс. Он пишет: «Экскурсия – лучший друг курса: как бы увидишь внезапно живое лицо, неясный облик которого, плохой снимок, не очень похожий рисунок начинал усваиваться, но с трудом и без свободы»[24]. В случае, если родной город почему-либо обделен памятниками истории и культуры, пригодными для экскурсионного изучения, можно обратиться к ближайшему подходящему для этих целей городу. Перед тем, как выходить в город на экскурсию, очень важно изучить взаимодействие города с окружающей природой, увидеть его в обрамлении естественной среды, на которой он вырос. Гревс называет это «страноведением местности в широком смысле»[25]: сюда входят геология, рельеф и водные ресурсы, климат и почва, флора и фауна, полезные ископаемые, антропология и особенно этнография; кроме того, изучение связей данного региона с соседними в период, предшествующий основанию города, причины возникновения города, возможные сценарии его развития, наконец, реконструкция процесса зарождения города и первых лет его жизни. Затем исследователь может приступать к изучению анатомии города – его плана; на этом этапе работу необходимо выстроить так, чтобы план воспринимался будущими экскурсантами не как мертвая схема, а как реальная и близкая им картина, как тело, душу которого им предстоит постичь. Обзор местности с самой высокой точки, в идеале с высоты птичьего полета – то, с чего Гревс призывает начинать любую экскурсию, – должен закрепить как раз такое отношение к городу. Он позволяет охватить все части – органы – города сразу: «так совершается акт первоначального покорения города вашей мысли общим взглядом сверху»[26]. Кроме того, это дает возможность увидеть город в его естественном окружении, в сочетании с пейзажем, а также понять, как развивался город в физическом отношении, как он строился – «по заранее выработанному и сознательно по частям реализованному проекту или стихийно, сжимаясь и раскидываясь, образуя и атрофируя органы, как растение из семени»[27]. Чтобы не создалось ощущение плоскости города, в ходе экскурсии надо обращать внимание на его «профили», примечательные виды сбоку.

Биография города без биографий великих людей, так или иначе связанных с городом, будет неполной. С этой точки зрения открывается простор для изучения города с разных сторон и, соответственно, разработки новых экскурсий на разнообразные темы. Можно, к примеру, сосредоточиться на архитектурной эволюции города и водить экскурсии, связанные с жизнью и деятельностью строителей, или взять тему отражения города в творчестве литераторов или художников.

При изучении города необходимо привлекать все возможные источники. Гревс пишет: «Общеисторическая задача: изучение биографии коллективного существа в ее экономической, вещественно-бытовой, социальной, политической, умственной, художественной, религиозной природе. Можно проводить изучение по частям, регионам, улицам, при этом важно держаться исторического принципа: прослеживать развитие монументальной физиономии изучаемой части и жизни в ней сквозь века, чтобы закончить бытовой картиной настоящего»[28], поэтому наряду с самыми заметными объектами, входящими в число достопримечательностей города, необходимо уделять внимание более обыденным, рассказывающим о повседневной, бытовой истории города, раскрывающим жизнь городского населения.

Чем подробнее Гревс изучает город как сложный историко-культурный феномен, адекватно характеризующий специфику определенного региона, тем увереннее он говорит о нем как о квинтэссенции человеческой жизни, как об узловой точке истории. «Города, – пишет он, – это и лаборатории, и приемники, хранители культуры, и высшие показатели цивилизованности. В них происходит сгущение культурных процессов, насыщение их результатов; это – крупнейшая форма сочетания элементов цивилизации, слияний и равнодействования различных ее стихий и течений. Город – центр, в одно время, культурного притяжения и лучеиспускания, самое яркое и наглядное мерило уровня культуры, а история города – прекраснейший путеводитель при определении ее хода и судеб»[29]. Экскурсия как непосредственное общение с городом, приобщение к его истории, тайнам, душе, является основным инструментом в краеведческой лаборатории Гревса.

Идеи Гревса получили достойное продолжение в работах его ученика Н.П. Анциферова, сознательно взявшегося доработать и развить концепцию учителя. Сложившаяся в юности романтическая ориентация определила то возвышенное отношение к действительности, которое Анциферов пронес через жизнь вопреки всем катастрофам. Стремясь во всех встреченных им людях выделить и подчеркнуть светлое начало, он и каждое изучаемое явление истории и культуры окрашивал в теплые тона личного отношения.

Экскурсионная деятельность увлекла Анциферова еще в университете. В его мемуарах довольно подробно описан Эрмитажный кружок, явившийся плодом революционных настроений студентов. Студенты приглашались для обсуждения форм культурной работы среди рабочих. Инициатором этого был А.А. Гизетти. Он предложил заняться изучением Эрмитажа для того, чтобы водить экскурсии для рабочих. Возникли прения: некоторые студенты говорили, что не время теперь, при самодержавии, заниматься подобной культурной работой, что это отвлечет рабочих от революции; другие во главе с Гизетти доказывали, что повышение культурного уровня рабочих – один из видов подготовки революции, культурные рабочие острее ощутят ее необходимость, нельзя отрывать политическое просвещение от культурного. Немногочисленные кружковцы встречались на квартире Гизетти. Занятия решили организовать таким образом: совместный осмотр какого-либо отдела Эрмитажа и обозначение ряда трудных для студентов проблем. После этого приглашали специалиста-профессора, который проходил с ними в соответствующие залы, и они вместе выясняли то, что для них необходимо. После окончания работы с профессором один из членов кружка должен был взять на себя разработку темы, объединяющей группу залов, и показать эти залы уже в качестве руководителя, как можно более углубленно. После такого осмотра выделялись наиболее ценные объекты для экскурсионного показа. Занятия должны были проводиться по воскресеньям. «Мы входили в музей как в храм, но этот храм должен был стать и нашей мастерской»[30], – пишет Анциферов. Студенты приносили с собой книги, среди которых были сочинения древних авторов; подыскивали художественные тексты, созвучные экспонатам; слушали лекции, посвященные мифологии. Первые экскурсии пришлось провести для членов Всероссийского съезда учителей 1913 г. В силу того, что не все студенты в нужной степени знали все залы, им пришлось показывать только «свои» залы, в результате чего экскурсанты кочевали от одного руководителя к другому. Чтобы придать экскурсии стройность, студенты тщательно выработали маршрут, обсудили метод показа и выбрали экспонаты. После проведения экскурсии студентам была объявлена официальная благодарность от Президиума съезда[31].

Впервые был создан экскурсионный центр, не связанный ни с каким учебным заведением. Экскурсии имели в своей основе большую подготовительную работу по изучению материала, выработке маршрута и методике построения и проведения. Кружок ставил целью работу с широкими массами – рабочими и солдатами. Кроме того, в нем зародились крепкие связи на всю жизнь.

Принципиальная позиция Анциферова в отношении краеведения проявилась, когда в 1929 г. он стал членом ленинградского отдела Центрального бюро краеведения. Ленинградский отдел боролся с московским, который хотел свести краеведение с его широкими задачами к производственному краеведению, исключающему из своей программы изучение прошлого края. Ленинградцы выдвигали тезис: край нужно изучать не краешком, а целокупно, учитывая как его настоящее, так и прошлое[32].

Когда в 1930-х гг. Анциферов в числе многих других ученых был арестован, он продолжил работу в лагерях, организовывая по выходным дням экскурсии для заключенных. В течение нескольких месяцев он брал 20 лагерников под особую расписку и уходил с ними за несколько километров от лагеря, в зависимости от целей экскурсии. Большое внимание уделялось геологии. Также экскурсии посвящались фенологии (системе знаний о сезонных явлениях природы, сроках их наступления и причинах, определяющих эти сроки), археологии. Они разыскивали неолитические черепки с типичными узорами, рылись в стоянках. Находками пополнялся лагерный музей[33].

Анциферов стремился походить на своего учителя и идти по его стопам в области изучения городоведения. Он глубоко сожалел, что эта отрасль краеведения не нашла широкой поддержки. Город как особый организм не изучался никем, кроме него. Анциферов считал, что город нужно изучать, вскрывая связи, исторически сложившиеся между всеми сторонами его сложной жизни, его нужно изучать хорошо организованным коллективом различных специалистов, объединенных в специальный Градоведческий институт, однако его мечты так и не воплотились в жизнь.

Анциферов писал: «Города – места встреч. Города – узлы, которыми связаны экономические и социальные процессы. Это – центры тяготения разнообразных сил, которыми живет человеческое общество. В городах зародилась все возростающая динамика исторического развития. Через них свершается раскрытие культурных форм»[34]. Анциферов придерживался представления Гревса о городе как о большой системе, весьма сложной, в которой можно обозначить различные органы, определить их положение и взаимную связь, приспособленность к осуществлению процессов социального характера[35]. Анциферов выделял следующие элементы, присущие городу: площадь, перекрестки, улица и ее части, промышленные предприятия (заводы, фабрики, мастерские), торговые и финансовые предприятия (рынки, магазины, банки, биржи), транспорт, служба связи, техническое оборудование (водопровод, электрические станции, канализация, отопление), здравоохранение, кладбища, центры управления, центры духовной культуры (школы, библиотеки, музеи, театры, церкви, дома просвещения, культурно-просветительные клубы)[36].

Цель экскурсии Анциферов видел в том, чтобы показать город как живой организм, своеобразную коллективную индивидуальность, неисчерпаемый источник для открытия внутренней сущности развития человеческой культуры[37]. Сущность экскурсии – путешествование, погружение в непосредственное созерцание памятников, особый «дух путешественности»[38]. Один из главных его тезисов – наличие у города своей анатомии и физиологии. Эти концепты были предложены Гревсом, Анциферов же определил их более четко. Под анатомией понимались географическое положение города, его план, материальная структура; под физиологией – социальные функции города[39], такие как производство, торговля, транспорт, здравоохранение, военная, административная и политическая сфера, увеселения, просвещение[40].

Далее, город имеет и уникальное лицо и душу, его нельзя превращать в хранилище раритетов, необходимо постепенно покорять, завоевывая благосклонность «гения места» – geniusloci[41]. Дружба с «гением места» обеспечивает подъем духа, счастливое просветление чувств, воспоминания, звучащие в душе подобно музыке, помогает создать состояние «путешественности», которое Анциферов вслед за своим учителем считал едва ли не главной составляющей качественной экскурсии[42]. Храм, в котором обитает geniusloci, возводится из сочетания звуков, красок, запахов, игры света и тени, чувства пространства[43].

Работы Гревса и Анциферова учат видеть в части целое; внимание к точной и яркой детали исторического бытия сочетается в их методе с уравновешенной и органичной соотнесенностью частности с историческим целым[44]. В их понимании город был местом встречи разных культур в прошлом, настоящем и будущем[45]. Городоведы подчеркивали важность вживания в объект исследования, считали необходимым растворение грани между изучающим субъектом и объектом исследования[46].

Анциферов полагал, что в городе, как в органическом целом, все элементы находятся в неразрывной связи, их взаимодействие обнаружить чрезвычайно легко. Изучение города нужно строить на основе всестороннего изучения какого-либо места, ландшафта, основываясь на доступном наблюдению материале. В данном контексте ландшафт – это комплекс явлений из жизни природы и культуры, приуроченных к определенному месту, сложившийся исторически благодаря взаимодействию самых разнообразных сил, как биологического, так и социального характера, результатом которого стало заполнение определенной местности рядом предметов, совокупность которых на фоне природы и составляет ландшафт[47].

Анциферов внес некоторые новшества и в экскурсионную теорию. Экскурсия должна как можно меньше напоминать школьную программу. Самое ценное в ней – возможность изучать явления в их естественной среде. Программа может определять тему, ставить задачи, но их осуществление не должно быть стеснено. Помимо экскурсий, раскрывающих основную тему, желательно провести ряд добавочных, которые смогут придать законченность сведениям о городе, полученным на программных экскурсиях. Особенно ценными будут те, которые приблизят к пониманию органического характера города. Эти сверхпрограммные экскурсии должны носить краеведческий характер, а их темы – определяться особенностями конкретного города и содействовать пониманию его природы. К таким темам относится, к примеру, «главная улица», охватывающая самый широкий и разнообразный материал. Однако, замечает Анциферов, не следует «искусственно исторгать из реально сложившегося комплекса отдельные элементы, нужные для проработки программной темы и этим ограничиться. Если так, то создастся невозможность использования всех преимуществ экскурсионного метода и тем самым не удастся освободиться от абстрактного подхода к жизни»[48].

Анциферов писал: «В ландшафте города мыслящий взор найдет материальное выражение всей сложности культуры данного времени. Никакие научные изыскания не могут его заменить. Без этого восстановляемые исследованиями ученых образы сменяющихся культур останутся для нас навсегда бледными тенями»[49]. Думается, что эти слова, до сего дня не утратившие своей актуальности, должны ложиться в основу любой экскурсии, независимо от ее направления и тематики. Необходимо помнить, что экскурсия через показ объектов знакомит нас прежде всего с культурой, цельным явлением, частью которого являются объекты экскурсионного показа; очень важно уметь выявить эту связь, о чем неоднократно говорили Гревс и Анциферов в своих работах.   

Ижевск – город с регулярной планировкой, выросший из заводского поселка и расположенный в местности с холмистым ландшафтом, на берегах р. Иж и рукотворного пруда. В силу небольших размеров Ижевска его можно бегло осмотреть почти целиком либо подробно изучить какую-то часть. Территория города легко поддается делению на четко выраженные части, внутри которых объекты связаны между собой пространственно, исторически или логически: так называемая Зарека (территория к западу от р. Иж), Соцгород, центральная часть, Парк культуры и отдыха им. Кирова и т.п. Каждая из этих частей может рассматриваться как отдельное образование; в этом отношении можно найти значительное сходство Ижевска с Петербургом. Кроме того, в планировке Ижевска можно выделить несколько длинных, прямых перпендикулярных улиц-осей, которые образуют основу градостроительной сетки. Регулярная планировка обеспечивает более полное и легкое проникновение «чувством пространства», о котором говорил Анциферов, холмистый рельеф – испытать состояние «путешественности», о котором писал Гревс, и увидеть город в его естественном окружении: с возвышенностей открывается вид на окружающие город поля и леса. В частности, в самой высокой точке находится недавно восстановленный Свято-Михайловский собор, самое торжественное строение Ижевска: он виден практически отовсюду, что уже при въезде в город настраивает экскурсантов на необходимый лад и поддерживает в них ощущение необыкновенности, неординарности экскурсии.

Для понимания регулярного, правильного характера построения Ижевска интересно и полезно взглянуть на градостроительную ось, заложенную в начале XIX в. и восстановленную в первое десятилетие XXI в. Опорными точками ей служат здания оружейного завода на берегу пруда и Арсенала, в котором ныне размещен краеведческий музей, а также Михайловская колонна – уменьшенная и упрощенная копия Александрийского столпа в Петербурге. Одним из лучших произведений архитектуры в Ижевске является Александро-Невский собор – еще одна промежуточная точка. Собор был построен по тем же чертежам, что и не сохранившийся Андреевский собор в Кронштадте авторства зодчего А.Д. Захарова. Собор задумывался как часть градостроительной концепции, в тесной связи со зданием завода. В 1852 г. между этими сооружениями установили памятник-колонну в честь начальника всех российских оружейных заводов великого князя Михаила Павловича, брата Александра I. В образовавшейся линии Арсенал – собор – колонна – завод прослеживается формула «Вера – Царь – Отечество».[50]

Заводы Ижевска могут стать предметом отдельной тематической экскурсии. Их суровая красота и непростая история подчеркнет важность роли, которую Ижевск играл в истории страны, впишет его в общероссийскую канву. Особенно хорошо будет показать их на контрасте с какой-либо частью города, которая выполняет совершенно другие функции – парковыми зонами, набережной, спальными районами с интересной застройкой. Зеленая центральная площадь, на которой сооружены музыкальные фонтаны, также очень хорошо подходит, помогая обострить восприятие.

Очень большую помощь в формировании в умах экскурсантов образа города могут оказать небольшие памятники, для несведущего наблюдателя не несущие особенной смысловой нагрузки, однако способные наглядно проиллюстрировать те или иные моменты локальной истории и культуры, например, памятник крокодилу или пельменю.

Компактное сочетание нескольких элементов экскурсии, наличие определенных комплексов объектов позволяет построить полноценную комбинированную экскурсию на ограниченном участке: картинная галерея в конце длинной улицы с чередованием подъемов и спусков; парк и пляж на берегу пруда; панорама пруда и противоположного берега, открывающаяся с центральной площади, и наоборот – вид на эспланаду, поднимающуюся к площади, с берега, и т.п. Можно по-разному расставлять акценты: Ижевск – как город-поставщик оружия во время войны или как культурный центр Поволжья, как место, где жили замечательные писатели, поэты и художники, или как город, активно подстраивающийся под актуальные нужды жителей. Изменения, которые время и люди вносят в облик Ижевска, можно органично вписать в его образ, раскрываемый с помощью экскурсии, основанный на методиках городоведов, поэтому думается, что построение подобной экскурсии будет продуктивным.

Заключение

И.М. Гревс и Н.П. Анциферов принадлежали к типу ученых, безраздельно преданных науке, не боящихся мыслить широко и свежо. Не будет преувеличением сказать, что краеведческая концепция Гревса открыла новую страницу в истории отечественного краеведения. Были разработаны принципиально новые подходы к изучению края, показана важность исследования города как такового, его принципиальное значение для истории края, представлена новая система взглядов на город как социокультурное явление и экскурсионный объект. Возникло более глубокое понимание экскурсии как инструмента, одного из самых эффективных способов изучения края, призванного не только представить экскурсантам определенный объем информации об объектах, но и помочь им по-новому посмотреть на них, прочувствовать их, выработать собственное к ним отношение. Такое отношение позволит не только закрепиться материалу, но и понять реальные масштабы объекта – в частности, города.

Развитие целостного подхода к изучению городской среды –несомненная заслуга Анциферова. Ему удалось развить идеи своего учителя, не выходя за их рамки, не отступая от их духа. Экскурсия в понимании Анциферова была настоящим междисциплинарным продуктом, арсенал разработчика экскурсии включал в себя все, что почему-либо может понадобиться ему. Кроме того, был обоснован часто подвергающийся критике субъективный подход к изучению истории: познавая край через экскурсию, невозможно полностью постичь его, связать часть с целым, исключив личное отношение к объекту. Краеведение для Анциферова было в первую очередь краелюбием.

К несчастью, с уходом от дел Гревса и его учеников прекратилось и практическое использование их методики. Их работы продолжали публиковаться, концепции продолжали изучаться, о них помнят и в наши дни, но только теоретически, без применения на практике. Думается, однако, что идеи городоведов не потеряли актуальности, а подобное несколько пренебрежительное отношение к ним как к модели, пригодной для практического использования, связано с тем, что экскурсия стала пониматься более упрощенно по сравнению с временем, когда создавалась школа Гревса.

Список использованных источников и литературы

  1. Анциферов Н.П. Главная улица города // На путях краеведения / под общ. ред. М.М. Рубинштейна. – М. : Кооп. Изд-во «МИР», 1926. – С. 99-106.
  2. Анциферов Н.П. Из дум о былом / Н.П. Анциферов. – М. : Феникс, 1992. – 512 с. : ил.
  3. Анциферов Н.П. Как изучать свой город. В плане школьной работы / Н.П. Анциферов. – М. ; Л. : «МИР», 1929. – 53 с.
  4. Анциферов Н.П. Литературная экскурсия (Медный Всадник) // Вопросы экскурсионного дела по данным Петроградской экскурсионной конференции 10-12 марта 1923 г. / под общ. ред. Б.Е. Райкова. – Пг. : Культ.-просвет. кооп. изд-во «Начатки знаний», 1923. – С. 27-32.
  5. Анциферов Н.П. Наша улица (Опыт подхода к изучению города) // Экскурсии в современность / под ред. Н.А. Кузнецова. – Л. : Изд-во книжного сектора ЛГОНО, 1925. – С. 5-51. – (Экскурсионная практика)
  6. Анциферов Н.П. «Непостижимый город…» / Н.П. Анциферов. – СПб. : Лениздат, 1991. – 293 с.
  7. Анциферов Н.П. О литературных экскурсиях / Н.П. Анциферов // Педагогическое дело. – 1921. – № 1-2. – С. 7-12.
  8. Анциферов Н.П. Пригороды Ленинграда. Города Пушкин, Павловск, Петродворец / Н.П. Анциферов. – М. : Гос. лит. музей, 1946. – 112 с.
  9. Анциферов Н.П. Проблемы урбанистики в русской художественной литературе. Опыт построения образа города – Перербург Достоевского – на основе анализа литературных традиций / Н.П. Анциферов; сост., подг. текста, послесл. Д.С. Московской. – М. : ИМЛИ им. А.М. Горького РАН, 2009. – 584 с.
  10. Анциферов Н., Анциферова Т. Книга о городе. Книга 1. Город, как выразитель сменяющихся культур. Картины и характеристики / Н. и Т. Анциферовы. – Л. : Брокгауз-Ефрон, 1926. – 218 с.
  11. Враская О.Б. Архивные материалы И.М. Гревса и Н.П. Анциферова по изучению города // Археографический ежегодник за 1981 г. / отв. ред. С.О. Шмидт. – М. : Наука, 1982. – С. 303-315.
  12. Гревс И.М. Из московской практики исторических экскурсий (вдоль Остоженки) // Арбатский архив. Историко-краеведческий альманах. Вып. 1 / гл. ред. С.О. Шмидт. – М. : «Тверская, 13», 1997. – С. 491-493.
  13. Гревс И.М. Краеведение и экскурсионное дело // Вопросы экскурсионного дела по данным Петроградской экскурсионной конференции 10-12 марта 1923 г. / под общ. ред. Б.Е. Райкова. – Пг. : Культ.-просвет. кооп. изд-во «Начатки знаний», 1923. – С. 3-10.
  14. Гревс И.М. Монументальный город и исторические экскурсии (Основная идея образовательных путешествий по крупным центрам культуры) // Оттиск из журнала «Экскурсионное дело». – 1921. – № 1. – 14 с.
  15. Гревс И.М. Народное искусство в краеведческой работе школы. (По живым памятникам художественной старины и новизны) // На путях краеведения / под общ. ред. М.М. Рубинштейна. – М. : Кооп. Изд-во «МИР», 1926. – С. 129-141.
  16. Гревс И.М. О культуре (Мысли при чтении «Переписки из двух углов» Вячеслава Иванова и М.О. Гершензона, Петербург, 1921) // Мир историка: идеалы, традиции, творчество. К 50-летию кандидата исторических наук, доцента В.П. Корзун / под ред. В.Г. Рыженко. – Омск : Курьер, 1999. – С. 279-318.
  17. Гревс И.М. Путешествия в жизни учителя-краеведа // На путях краеведения / под общ. ред. М.М. Рубинштейна. – М. : Кооп. Изд-во «МИР», 1926. – С. 141-150.
  18. Вебер М. Город / Макс Вебер ; пер. с нем. Б.Н. Попова ; под ред. Н.И. Кареева. – Пг. : Наука и школа, 1923. – 135 с.
  19. Зимина С.Ю. Проблема бессознательного в культурологии Н.П. Анциферова // Анциферовские чтения. Материалы и тезисы конференции (20-22 декабря 1989 г.) / сост. А.И. Добкин, А.В. Кобак. – Л. : Ленинградское отделение Советского фонда культуры, 1989. – С. 86-90.
  20. И.М. Гревс. Развитие культуры в краеведческом исследовании. (Главы из неопубликованной книги). Публикация Ф.Ф. Перченка // Анциферовские чтения. Материалы и тезисы конференции (20-22 декабря 1989 г.) / сост. А.И. Добкин, А.В. Кобак. – Л. : Ленинградское отделение Советского фонда культуры, 1989. – С. 29-36.
  21. Памятники Отечества. Полное описание России. Удмуртия. – Вып. 33. – 1995. – 192 с.
  22. Перлина Н.М. И.М. Гревс и Н.П. Анциферов: к обоснованию их культурологической позиции // Анциферовские чтения. Материалы и тезисы конференции (20-22 декабря 1989 г.) / сост. А.И. Добкин, А.В. Кобак. – Л. : Ленинградское отделение Советского фонда культуры, 1989. – С. 83-85.
  23. Рыженко В.Г. И.М. Гревс – культуролог, педагог, родиновед // Мир историка: идеалы, традиции, творчество. К 50-летию кандидата исторических наук, доцента В.П. Корзун / под ред. В.Г. Рыженко. – Омск : Курьер, 1999. – С. 250-269.
  24. Сизинцева Л.И. У истоков экскурсионного изучения города (Из практики И.М. Гревса) // Анциферовские чтения. Материалы и тезисы конференции (20-22 декабря 1989 г.) / сост. А.И. Добкин, А.В. Кобак. – Л. : Ленинградское отделение Советского фонда культуры, 1989. – С. 37-38.
  25. Человек с открытым сердцем. Автобиографическое и эпистолярное наследие Ивана Михайловича Гревса (1860-1941) / сост. О.Б. Вахромеева. – СПб. : Б.и., 2004. – 372 с.

[1] Перлина Н.М. И.М. Гревс и Н.П. Анциферов: к обоснованию их культурологической позиции // Анциферовские чтения. Л., 1989. С. 85.

[2] Гревс И.М. Монументальный город и исторические экскурсии // Экскурсионное дело. 1921. № 1. С. 1-14.

[3] Анциферов Н.П. Душа Петербурга. Л., 1990.

[4] Он же. Как изучать свой город. В плане школьной работы. М., Л. 1929.

[5] См., напр.: Гревс И.М. Краеведение и экскурсионное дело // Вопросы экскурсионного дела по данным Петроградской экскурсионной конференции 10-12 марта 1923 г. Пг., 1923. С. 3-10; Гревс И.М. Монументальный город и исторические экскурсии (Основная идея образовательных путешествий по крупным центрам культуры) // Оттиск из журнала «Экскурсионное дело». 1921, № 1.

[6] Гревс И.М. Народное искусство в краеведческой работе школы. (По живым памятникам художественной старины и новизны) // На путях краеведения. Вып. III. М., 1926. С. 129.

[7] Он же. Краеведение и экскурсионное дело // Вопросы экскурсионного дела по данным Петроградской э конференции 10-12 марта 1923 г. Пг., 1923. С. 4.

[8]Там же. С. 5.

[9] Гревс И.М. Краеведение и экскурсионное. С. 5.

[10] Враская О.Б. Архивные материалы И.М. Гревса и Н.П. Анциферова по изучению города // Археографический ежегодник за 1981 г. М., 1982. С. 306.

[11] Человек с открытым сердцем. Автобиографическое и эпистолярное наследие Ивана Михайловича Гревса (1860-1941). СПб., 2004. С. 83.

[12] Человек с открытым сердцем... С. 201.

[13] Там же. С. 204.

[14] Там же. С. 207.

[15] Враская О.Б. Архивные материалы И.М. Гревса и Н.П. Анциферова... С. 304.

[16] Человек с открытым сердцем... С. 305.

[17]И.М. Гревс. Развитие культуры в краеведческом исследовании. (Главы из неопубликованной книги). Публикация Ф.Ф. Перченка // Анциферовские чтения. Материалы и тезисы конференции (20-22 декабря 1989 г.). Л., 1989. С. 34.

[18] Там же.

[19]И.М. Гревс. Развитие культуры в краеведческом исследовании. (Главы из неопубликованной книги)... С. 35.

[20] Там же. С. 36.

[21] Гревс И.М. Монументальный город и исторические экскурсии... С. 1.

[22] Гревс И.М. Путешествия в жизни учителя-краеведа // На путях краеведения. С. 141.

[23] Там же. С. 142.

[24]Гревс И.М. Монументальный город и исторические экскурсии... С. 3.

[25] Там же. С. 4.

[26]Гревс И.М. Монументальный город и исторические экскурсии... С. 6.

[27] Там же.

[28] Там же. С. 8.

[29]Гревс И.М. Монументальный город и исторические экскурсии... С. 1.

[30] Анциферов Н.П. Из дум о былом. М., 1992. С. 202-203.

[31] Там же. С. 204.

[32] Анциферов Н.П. Из дум о былом. С. 401.

[33] Там же. С. 381.

[34] Анциферов Н., Анциферова Т. Книга о городе. Книга 1. Город, как выразитель сменяющихся культур. Картины и характеристики. Л., 1926. С. 3. Сохранена орфография и пунктуация автора.

[35] Там же. С. 23.

[36] Анциферов Н.П. Наша улица (Опыт подхода к изучению города) // Экскурсии в современность. Л., 1925. С. 10.

[37] И.М. Гревс. Развитие культуры в краеведческом исследовании. (Главы из неопубликованной книги)... С. 35.

[38] Анциферов Н.П. Главная улица города // На путях краеведения. С. 99.

[39] Он же. Как изучать свой город... С. 24.

[40] Там же. С. 32-33.

[41] Анциферов Н.П. Душа Петербурга. С. 13.

[42] Там же. С. 14.

[43] Там же. С. 30.

[44] Там же. С. 12.

[45] Анциферов Н., Анциферова Т. Книга о городе... С. 18.

[46] Перлина Н.М. И.М. Гревс и Н.П. Анциферов... С. 85.

[47] Анциферов Н.П. Наша улица (Опыт подхода к изучению города) // Экскурсии в современность. Л., 1925. С. 11.

[48] Анциферов Н.П. Главная улица города // На путях краеведения. С. 101.

[49] Анциферов Н., Анциферова Т. Книга о городе… С. 3.

[50] Памятники Отечества. Полное описание России. Удмуртия. 1995. Вып. 33. С. 94.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top