Храпов А.О.

 

Введение

Сталинград стал одним из первых городов, возрождение которого проходило в условиях продолжавшихся боевых действий. А так как фронт требовал все больше и больше военной техники, то восстановление оборонной промышленности стало главной задачей этого периода. В числе предприятий военно-промышленного комплекса был и завод «Баррикады». Этот завод имел исключительную стратегическую важность в силу выпускаемых им боевых орудий.

В ходе Сталинградской битвы значительная часть завода была разрушена практически до основания, и восстановление этого важного военно-стратегического объекта началось уже в военные годы.

Актуальность изучения процесса восстановительных работ на заводе «Баррикады» заключается в том, что, во-первых, исследование восстановительного процесса завода значимо для создания комплексной картины восстановления послевоенной промышленности в СССР. Ведь «Баррикады» был одним из наиболее важных стратегических заводов того времени. Соответственно, руководством НКВ и других органов ему уделялось значительное внимание.

Во-вторых, исследованию этого важного вопроса не было уделено должного внимания, в связи с чем до сих пор нет ясной картины восстановления завода № 221 в 1943-1945 гг. Во многом это можно объяснить тем, что большинство приведенных автором неопубликованных архивных источников используются впервые, так как до 2004 г. они были засекречены.

Временные рамки данного исследования ограничиваются периодом с февраля 1943 г. по май 1945 г., так как в это время восстановление завода имело наибольшее стратегическое значение в силу ведения боевых действий. Именно этот период стал основным в восстановлении завода, к концу которого удалось достигнуть вполне ощутимых результатов.

Различные аспекты изучаемой проблемы затрагивались в монографиях и статьях многих авторов. Единственной работой, посвященной непосредственно истории завода, стала книга коллектива авторов «Баррикадцы»[1]. Здесь авторы описывают деятельность предприятия и его рабочих на протяжении всего существования «Баррикад». Особое внимание уделяется героизму и трудолюбию рабочих и их любви к заводу. При этом следует отметить, что в данном исследовании имеется недостаток технических сведений о деятельности завода. В то же время обращает на себя внимание чрезмерное восхваление рабочего класса, свойственное всей советской эпохе.

Цель данной исследовательской работы – показать ход и результаты восстановления завода «Баррикады» в 1943-1945 гг. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. Определить урон, нанесенный заводу в ходе Сталинградской битвы
  2. Изучить основные аспекты восстановления материально-технической базы
  3. Исследовать основные пути и уровень решения кадрового вопроса
  4. Проанализировать итоги восстановления завода на рассматриваемом этапе

Методологической основой данной работы являются принципы историзма, объективности и системности. Принцип историзма позволил выявить конкретно-исторические условия того времени, рассмотреть восстановление завода во взаимосвязи с реалиями послевоенного Сталинграда. Принцип объективности позволил избежать политизированности работы и односторонней трактовки рассматриваемых событий. Согласно принципу системности восстановление завода «Баррикады» рассматривалось как составная часть восстановления промышленности СССР.

Источниковая база по исследуемой проблеме обширна. В целом ее можно разделить на 3 блока:

  1. Решения центральных органов государственной власти[2] представлены постановлениями правительства и руководства партии. Благодаря данной группе источников мы можем выявить общие тенденции в управлении восстановлением промышленности страны, а порой и некоторые вполне конкретные директивы.
  2. Делопроизводственная документация, представленная текущей годовой отчетностью завода, решениями СГКО, а также документами об использовании труда военнопленных и спецконтингента[3]. В нашей работе данная группа источников является наиболее обширной. Эти документы позволяют нам составить реальную картину восстановления завода благодаря комплексному рассмотрению постановлений местных органов власти и отчетов руководства завода.
  3. Печатные источники представлены опубликованным в газете «Сталинградская правда» обращением секретаря Сталинградского горкома ВКП(б)[4]. Это обращение позволяет дополнить нам картину господствовавших настроений патриотизма и любви сталинградцев к родному городу, а также влияния политической пропаганды на сознание рабочих.
  4. Также следует отметить мемуарный источник – воспоминания директора завода «Баррикады» в 1939-1942 гг. Л.Р. Гонора[5]. Использование этого источника позволяет подчеркнуть значимость личностного фактора в жизни завода, а также почерпнуть информацию о деятельности завода до восстановления.

Цель, задачи и состояние разработки поднятой проблемы определили структуру дипломной работы. Она состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и литературы.

Глава 1. Последствия Сталинградской битвы для завода «Баррикады»

Заложенный 20 июня 1913 г. орудийный завод фирмы «Виккерс» в 1929-1932 гг. подвергся коренной реконструкции и был оснащён новым импортным оборудованием. В результате проведенных преобразований в ходе индустриализации в СССР к началу 1937 г. он стал одним из основных предприятий СССР по производству артиллерийских орудий крупного калибра. Кроме того, на заводе «Баррикады» было налажено производство гражданской продукции[6].

Новый этап начался в 1938 г., когда в соответствии с контрактом с чешской фирмой «Шкода» на завод стали поступать чертежи 210-мм пушек БР-17 и 305-мм гаубиц БР-18[7]. В 1940 г. эти системы были приняты на вооружение Красной Армии[8].

С началом войны, в соответствии с постановлением городского Комитета Обороны, на «Баррикадах» было прекращено производство тяжёлых орудий. Завод перепрофилировался на выпуск 76-мм дивизионных орудий Ф-22 УСВ конструкции В. Г. Грабина (образца 1939 г)[9].

Помимо производства артиллерийских систем в годы войны Сталинградский государственный машиностроительный завод «Баррикады» НКВ СССР производил роторы, судовые валы, колонны синтеза, котлы высокого давления, химическую аппаратуру и другую продукцию[10].

Перед началом Сталинградской битвы с завода «Баррикады» были эвакуированы более 3 тысяч рабочих, что составило 88% от общей численности[11]. Еще 400 человек продолжили свою работу в дни Сталинградской битвы[12]. Эвакуация проходила на Урал, в Сибирь и Казахстан. Расходы по переоборудованию зданий, демонтажу, транспортировке и монтажу оборудования на новом месте во время эвакуации составили 14140 рублей; заработная плата за период вынужденного простоя в связи с эвакуацией и реэвакуацией, пособия, подъемные и расходы по перевозке рабочих и служащих – 51364 рубля; расходы по перевозке эвакуированного населения и оказанию других видов помощи при эвакуации – 21360 рублей. Вместе с расходами по строительству, оборудованию и найму помещений под жилье, служебные и социально-культурные учреждения, а также потерями от падежа скота в этот период эвакуация и реэвакуация обошлись заводу в 5 млн 910 тысяч рублей[13].

В дни обороны Сталинграда многие баррикадцы героически сражались как в составе действующей армии, так и в народном ополчении. Только в ряды ополченцев вступило около 1 тыс. человек[14].

Даже после усиленной бомбардировки Сталинграда 23 августа 1942 г. завод продолжал работу. «Люди наши, невзирая на опасность, - пишет директор завода Л.Р. Гонор – как только затихла бомбежка, снова вставали на свои посты. Не было электроэнергии, сжатого воздуха, не работали краны, все приходилось делать вручную. Сгорели запасы продовольствия, не стало и питьевой воды. Никто не ушел с завода в те суровые дни. Все трудились, не зная страха, не зная отдыха[15]».

Производственные площади завода в дни Сталинградской битвы были разрушены на 90%, а частью вообще непригодны к восстановлению. Почти ничего не осталось от металлургического, металлообрабатывающего и энергетического оборудования. Ущерб, нанесенный заводу, в денежном выражении составил 591 млн рублей[16]. Для восстановления предприятия требовались крупные капиталовложения, которые частично компенсировались рационализаторскими предложениями и энтузиазмом рабочих.

Социальные последствия Сталинградской битвы были катастрофичными. При эвакуации погибло свыше 1500 баррикадцев. Из тех, кто не успел эвакуироваться, были расстреляны и повешены работавшие на заводе евреи и члены ВКП(б)[17].

Следует также отметить состояние инфраструктуры города к февралю 1943 г. После окончания боев в Сталинграде не осталось ни одного целого здания. Повсюду были воронки от бомб и снарядов, груды сожженных автомашин, разбитых танков, самолетов, орудий. Железнодорожная сеть оказалась выведена из строя, равно как и автодорожная. Отсутствовали пункты питания, медицинской помощи и т.п.[18] Предстояло заново восстановить не только завод, но и прилегающую к нему инфраструктуру.

Глава 2. Восстановление материально-технической базы

Восстановление предприятий Сталинграда находилось под контролем центральных и местных органов власти.

Всё государственное, военное и хозяйственное руководство в стране осуществлял Государственный Комитет Обороны (ГКО). В сфере экономики он подчинил себе все ведомства и наркоматы, хозяйственные организации и плановые органы. Его компетенция была обширной: он решал все военно-стратегические вопросы, руководил работой промышленности, транспорта, сельского хозяйства, обеспечением народного хозяйства рабочей силой, ведал снабжением населения и т. д. Постановления ГКО имели силу законов военного времени и были обязательны для всех государственных, партийных, хозяйственных органов и общественных организаций. Большая их часть относилась к вопросам экономики и организации военного производства.

3 апреля 1943 г. Наркомат вооружений отдал официальный приказ о начале восстановительных работ на заводе[19]. 15 июня 1943 г. было принято постановление ГКО № 3582с «О восстановлении завода № 221 НКВ», которое планировалось полностью осуществить силами ОСМЧ-25 НКС. Данным решением объем восстановительных работ на 1943 г. по заводу был утвержден в сумме 35 млн рублей, из них для управления капитального строительства (УКС) завода     № 221 – 5 млн рублей, для ОСМЧ-25 – 30 млн рублей. Основные задачи, поставленные в решении ГКО, сводились к восстановлению металлургического производства и строительству 35000 м2жилищного фонда[20].

Было также разработано постановление «О плане развития народного хозяйства Поволжья на 1943-1947 гг.», в котором СНК СССР уделял особое внимание восстановлению военной промышленности в Сталинграде, в частности «Баррикад». Планировалось в течение 2-3 лет достичь довоенного объема выпуска продукции[21].

Постановлением от 22 мая 1943 г. Совет Народных Комиссаров (СНК) СССР отсрочил до особого распоряжения взыскание с государственных и кооперативных предприятий, возобновляющих свою деятельность в районах, освобожденных от немецкой оккупации, необеспеченной задолженности основным государственным банкам. Суммы, относящиеся к финансированию капитальных вложений до оккупации, подлежали списанию с балансов предприятий и банков, а необеспеченная задолженность была погашена за счет государственного бюджета[22].

21 августа 1943 г. СНК СССР совместно с ЦК ВКП(б) было издано постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации»[23]. Это постановление по сути являлось комплексной программой восстановления хозяйства, затрагивающей весь круг вопросов возрождения как промышленных, так и сельскохозяйственных объектов. В частности, данное постановление обязало все наркоматы и ведомства, производившие строительные работы по восстановлению промышленных предприятий в освобожденных районах, в том числе завода «Баррикады», одновременно осуществлять работы и по возведению жилых домов для коллективов этих предприятий.

Особую роль в управлении процессом восстановления играли плановые органы. Известно, что военная экономика СССР развивалась на основе годовых, квартальных, месячных и даже декадных планов. Неудивительно, что с началом Великой Отечественной войны дополнительные функции в разработке военно-экономической политики были возложены на Госплан СССР. Особый акцент делался на повышение эффективности работы Госплана в деле восстановления разрушенных предприятий, в частности «Баррикад». Так, в 1943-1945 гг. Госплан систематически проверял выполнение постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 21 августа 1943 г. и другие решения партии и правительства о восстановлении промышленных предприятий. При этом оперативно составлялись сводки о ходе восстановления, строительстве и работе заводов[24].

Значительную роль в восстановлении завода играл также НКВ СССР. Он распределял и перераспределял материальные ресурсы между подведомственными предприятиями в соответствии с ходом выполнения плана и поступления оборудования и материалов по фондам; распределял и перераспределял капитальные вложения по сверхлимитному строительству; разрешал пуск в эксплуатацию строящихся предприятий и их отдельных частей; производил затраты на восстановление разрушенных военными действиями объектов[25].

Приказом наркома вооружения от 3 апреля 1943 г., ссылаясь на постановление ГОКО, перед заводом были поставлены следующие задачи: восстановить новый цех № 4, три пролета старого цеха № 4, чугунолитейный цех, здание котельной, пустить 2 котла, приступить к жилстроительству на 2000 рабочих, создать ремонтную базу для обеспечения ремонта оборудования завода и ряд других задач[26].

В условиях полностью разрушенного хозяйства особую роль в организации восстановительных работ не только на заводе «Баррикады», но и во всем Сталинграде, сыг­рал Сталинградский городской Комитет Обороны, который, по сути, являлся единым антикризисным штабом в городе. Им была проведена огромная работа по мобилизации имеющегося населения, координации и согласованности действий для решения первоочередных задач восстановления.

Но значительную роль играли и органы исполнительной власти. В частности, Сталинградский городской исполнительный комитет 26 марта 1943 г. принял решение об обязательной сдаче собранного после освобождения города от немецких оккупантов имущества. Все организации и население обязаны были немедленно заявить об имеющемся у них «госфондовском и бесхозяйственном» имуществе, которое поступало в доход городского бюджета[27].

Как только город был освобожден от захватчиков, начались очистные и восстановительные работы на заводе. Руководство приступило к восстановлению материально-технической базы.

В целом рассматриваемый процесс восстановления можно разделить на 3 этапа:

1. Подготовительный (февраль – июнь 1943)

На данном этапе проходила расчистка территории завода, дорог и прилегающих инфраструктурных объектов от развалин; активное привлечение рабочей силы.

2. Начальный (июнь 1943 – апрель 1944)

Интенсивное восстановление материально-технической базы. Продолжается решение кадрового вопроса.

3. Производственный (апрель 1944 – май 1945)

Превалирует производственный процесс. Однако продолжается и восстановление материально-технической базы. По-прежнему актуальна проблема кадров.

За время с 5 февраля по 27 марта 1943 г. областными властями и дирекцией завода «Баррикады» была проделана большая работа по восстановлению предприятия. Ее удалось обеспечить благодаря крупным денежным вложениям со стороны государства, а также огромному трудолюбию рабочих. Территория завода была очищена от трупов, собрано 70 т металла, построено заново ограждение завода колючей проволокой, сделана заново и пущена в эксплуатацию аккумуляторная мастерская с производительностью зарядки 15 аккумуляторов в сутки, произведен технический осмотр основного оборудования завода, восстановлена и отремонтирована жилая площадь на 190 человек и 8 квартир для руководящего состава, 4 склада для инструмента и других материальных ценностей завода, кухня и столовая на 1000 человек, помещение под магазин, а также 500 погонных метров дороги внутри завода[28].

10 июля 1943 г. прозвучал первый заводской гудок на «Баррикадах»[29].

Во время Великой Отечественной войны появилась необходимость в срочном порядке организовать строительно-монтажные организации, которые смогли бы в полной мере заняться процессом восстановления города. Поэтому еще 8 июля 1941 г. ГОКО принял решение о создании на базе действующих трестов НКС СССР особых строительно-монтажных частей для выполнения срочных заданий по строительству предприятий военной промышленности.

К восстановлению завода «Баррикады» за период 1943-1945 гг. были привлечены помимо УКСа завода, главным инженером которого являлся Н.С. Крепкогорский, проектные и строительно-монтажные организации НКС и НКВ СССР – ГСПИ-7, ОСМЧ-25, СМТ №53.

До начала строительных работ ГСПИ-7 НКВ СССР был назначен генподрядчиком по проектированию. Он привлек 10 специализированных проектных организаций и выдал за рассматриваемый период 5027 чертежей (УКСом выдано 2243 чертежа) преимущественно по восстановлению оборудования. Проектирование велось в основном на площадке в полной увязке с производством работ. Работ по проектированию было выполнено на 2,317 млн рублей[30].

ОСМЧ-25, образованная 18 июня 1943 г. в составе Главного приволжского строительства НКС СССР для восстановления завода «Баррикады», имела следующую структуру: управление, четыре строительных участка, транспортная контора, машинопрокатная база, комбинат подсобного производства, контора технического снабжения и жилищно-коммунальная контора[31]. Численность рабочих данной организации в 1945 г. составила 2078 человек, а с июля 1945 г. ОСМЧ-25 получила в свое распоряжение 664 военнопленных[32], всего же за 1945 г. – 2000 военнопленных[33]. Первые полгода ОСМЧ-25 находилась в стадии организации и в течение всего периода восстановления завода не выполняла поставленных перед ней задач как по объему работ, так и по срокам. Решением ГКО от 15 июня 1943 г. объем восстановительных работ на 1943 г. по заводу для ОСМЧ-25 утвержден в сумме 30 млн рублей. На 1 декабря 1943 г. указанный объем работ был выполнен всего лишь на 11,7%. Основные задачи, поставленные в решении ГКО, сводились к восстановлению металлургического производства и жилищного фонда в размере 35000 м2. С этими задачами ОСМЧ-25 не справилась[34]. Производственная программа недовыполнялась систематически: в 1943 г. было выполнено 23,8% работ; в 1944 г. – 68,2%; в 1-м полугодии 1945 г. – 62,8%. Основной причиной такой работы являлся недостаток рабочей силы и стройматериалов – леса, металла, цемента и кирпича. Однако те рабочие, что имелись, работали весьма продуктивно. Так, бригада Балабанова перевыполняла план на 130-170%[35]. За период 1943 – 1-е полугодие 1945 г. ОСМЧ-25 сдала заводу 27760 м2 производственных площадей, 3332 м2 жилой площади, из них 2150 м2передано под жилье ОСМЧ-25[36]. За весь период восстановления завода данная строительно-монтажная часть ни разу не награждалась переходящим Красным знаменем городского Комитета Обороны в силу систематического недовыполнения программы. Как мы видим, данная организация не могла выполнять в полном объеме задач, возложенных на нее. Как следствие, возникла необходимость в привлечении к восстановительным работам субподрядчиков, чтобы хоть как-то скомпенсировать невыполнение плана ОСМЧ-25.

Специальные субподрядчики ОСМЧ-25: Стальконструкция, Союзтеплострой, Центроэлектромонтаж, Сантехмонтаж, ОСМЧ-38, ОСМЧ-35, ОСМЧ-14 и трест теплоизоляции Наркомата строительных материалов[37]. Комплексный анализ работ всех контрагентов ОСМЧ-25 дать трудно из-за отсутствия отчетности.

Вследствие непродуктивности работ ОСМЧ-25 и ее субподрядчиков НКВ был вынужден направить на восстановление завода «Баррикады» свою строительно-монтажную организацию, которая находилась бы в непосредственном подчинении НКВ, как и сам завод.

Строительно-монтажный трест (СМТ) № 53 НКВ был образован в 1941 году[38], в своем составе имел следующие конторы: монтаж и изготовление металлоконструкций; электромонтаж; сантехмонтаж и промпроводок; печных и трубокладных работ; дорожных работ[39]. Трест приступил к восстановлению завода «Баррикады» в начале 1944 г., в сравнительно короткий срок создал собственную производственную базу, располагал 2694 рабочими и 1372 военнопленными. Среди рабочих треста имело место черкасовское движение. Например, бригада Кирнос выполняла план на 142%[40]. Выполнение производственной программы в 1944 г. составило 123,2%; в 1-м полугодии 1945 г. 128,3%. За период 1944 – 1-е полугодие 1945 г. трест сдал заводу 43869 м2 производственных площадей, 23670 м2 жилой площади, из них передано под жилье СМТ № 53 9350 м2. К 1945 г. трест значительно снизил передачу площадей[41]. Всего же за период работы на восстановлении завода СМТ № 53 пять раз награждался переходящим Красным знаменем городского Комитета Обороны по итогам соцсоревнования[42].

Следует также охарактеризовать охрану завода, которая на восстановительном этапе находилась не на должном уровне. Территория завода до 1945 г. не была полностью ограждена. Имеющиеся ограждения состояли из колючей проволоки. Караульные и штабные помещения отрядов охраны не были оборудованы. Сами отряды охраны личным составом были недоукомплектованы, вследствие чего ряд постов и дозоров оставались открытыми, а некоторые объекты охранялись только ночью[43].

Ситуация с противопожарной безопасностью была несколько лучше. Основные цеха завода были оснащены противопожарным инвентарем, в цехах имелись пожарные краны, рукава и т. д. В наиболее опасных цехах (деревообрабатывающий и др.) установлены пожарные посты. Пожарной охраной занимались отряды МПВО. Размещение пожарной команды было удовлетворительным. Однако имелся недобор в кадрах[44].

Что касается общих финансовых затрат на восстановление, то в целом за период 1943 – 1-е полугодие 1945 г. на промышленное строительство было израсходован 131094 млн рублей, план выполнен на 99,7%. В эксплуатацию за этот же период было сдано объектов на 93,143 млн рублей[45].

Восстановление промышленных зданий «Баррикад» было очень трудной задачей в связи с тем, что в условиях непрекращающихся боевых действий, с учётом жесточайшего дефицита строительных материалов, при большом количестве завалов и минных полей, требовалось в кратчайшие сроки наладить производство сложной высокоточной продукции. Однако благодаря принятию ряда директивных решений, резко упрощавших технологию строительства, а также допущение значительного отхода от нормативов строительства сталинградцам удалось за очень короткое время восстановить наиболее необходимые производственные здания, в которых и началось развёртывание оборонного производства.

В целом за период 1943-1945 гг. были восстановлены инструментальный цех, ремонтно-механический цех, транспортное хозяйство (18 км железнодорожных путей и подвижной состав), энергетическое хозяйство (водоснабжение, пароснабжение, компрессоры со сжатым воздухом, нефтеемкость, электроподстанции). Капитально восстановленный жилой фонд составил более 30 тыс. м2. Действовали летняя киноплощадка, 4 столовых, 2 школы, больница, детсад, баня и прачечная.

Однако следует отметить, что при этом в инструментальном цехе рабочей силой было обеспечено менее половины станков. Состояние железнодорожных путей требовало 70% замены шпал, автопарк был изношенным и работал с перебоями. Средняя норма жилой площади составляла 2,1 м2. Из-за недостатка мест в общежитиях сохранялась двухъярусная система коек, часть рабочих жили в палатках. Трехразовым питанием было охвачено до 60%[46].

Глава 3. Кадровое обеспечение

Одной из других наиболее важных проблем, с которой пришлось столкнуться руководству завода, был кадровый вопрос. Перед Сталинградской битвой в Баррикадном районе проживало 43000 человек, из которых было эвакуировано 37234 человека, попало в плен 3750 человек[47], а ко 2 февраля осталось всего 76 человек[48]. В мае 1943 г. численность рабочих составила 194 чел.[49]

Когда в городе затихли последние выстрелы, секретарь Сталинградского горкома партии обратился к населению Сталинграда с открытым письмом, в котором призвали всех жителей приняться за восстановление родного города. Этот призыв нашел горячий отклик у сталинградцев[50].

Откликнулись на него и баррикадцы, которые работали в эвакуации на заводах Урала, Сибири, Казахстана. В отделе кадров, в заводском архиве хранились толстые папки с письмами рабочих 1943–1944 годов с единственной просьбой – принять на завод. Их писали квалифицированные токари, работники столовой, мастера, начальники цехов, инженеры, финансовые работники[51].

За 1944 г. численный состав работающих основной деятельности увеличился на 3415 человек, или на 162%, что все же являлось недостаточным для такого крупного завода, как «Баррикады».

Рабочая сила на завод поступала по направлениям наркомата обороны (в т.ч. реэвакуируемые баррикадцы), по комсомольскому набору, из лагерей для спецконтингента и военнопленных, из военкоматов (негодные для строевой службы направлялись на работы в промышленность), а также с фронта, откуда целые строительные батальоны присылались для восстановления сталинградских предприятий.

При значительном росте численности потребность завода в рабочей силе оставалась покрыта только на 87%. Особенно низкая обеспеченность рабочими была по металлургическим и механосборочным цехам.

Например, из-за отсутствия рабочих прессовый цех не мог перейти на 3-х сменный график работы, по мартеновскому цеху из 4-х восстановленных мартеновских печей рабочей силой были обеспечены только 2 печи.

В механических цехах из-за отсутствия станочников завод имел простой станков: в сентябре 31%, в 4-м квартале 23%[52].

Если рассматривать источники пополнения рабочей силы, то можно выделить следующие группы:

1) квалифицированные рабочие с заводов НКВ (10%)

2) неквалифицированные работники по линии НКО (45%)

3) малоопытные рабочие по линии трудовых резервов СНК (8%)

4) рабочие по вольному найму (37%)

По линии трудовых резервов основное недовыполнение приходится на Сталинградскую область, когда из выделенных на 4 квартал 1944 г. 500 человек заводом получено только 83 человек. Такое состояние объясняется самовольным перераспределением рабочей силы местными районными организациями, на которые выделены наряды.

Первые три группы представляли собой организационный набор, в то же время 1097 человек, то есть 37% всех принятых, были рабочие по вольному найму[53].

На подготовительном этапе восстановительных работ большое значение сыграли военные. Воинские части проделали зна­чительную работу по разминированию, захоронению тру­пов, расчистке завалов, обустройству жилья, магазинов, столовых, восстановлению дорог[54].

Также после завершения Сталинградской битвы широ­ким фронтом началось трудовое использование военно­пленных на восстановительных и производственных рабо­тах. Военнопленными и спецконтингентом был проделан значительный объем работ по восстановлению завода «Баррикады» и по обустройству собственных лагерей, при этом государство понесло минимальные расходы на их содержание. Очистка от трупов мест сражений на территории завода, равно как и разминирование минных полей и ликвидацией неразорвавшихся снарядов и авиабомб на «Баррикадах» осуществлялись силами 47-й отдельной инженерной минной роты 62-й армии[55].

До недавнего времени в литературе умалчивался факт участия воинских частей, а также немецких военнопленных и спецконтингента в восстановлении промышленных объектов, в то время как привлечение данной категории трудовых ресурсов способствовало частичному решению кадровой проблемы[56]. Привлечение их к труду в военное время осуществлялось в соответствии с утвержденным 1 июля 1941 г. «Положени-ем о военнопленных»[57]. Всего на восстановлении «Баррикад» предполагалось привлечь 5 тыс. военнопленных[58]. Однако точных данных о том, сколько в действительно военнопленных и спецконтингента использовалось, автору найти не удалось.

К восстановительным работам на заводе привлекался и спецконтингент – бывшие советские военнослужащие, находившиеся в окружении или в плену противника, в том числе рабочий спецлагерь № 0108 на Нижнем поселке Сталинградского тракторного завода, в котором содержалось 2774 человек. С 1944 г. начался процесс передачи профильтрованного спецконтингента в постоянные кадры на промышленные предприятия и строительные организации, а 3 февраля спецлагерь был расформирован[59].

Согласно постановления ГОКО весь личный состав работающих на основном производстве бронировался. Несмотря на это, а также на имеющийся недостаток рабочей силы и особенно в квалифицированных кадрах и специалистах, имели место случаи несанкционированной передачи в армию специалистов и рабочих[60].

Поступающая на завод рабочая сила по линии НКО была ограниченно годна к труду, а по вольному найму и по линии трудовых резервов – исключительно женщины[61].

Так как квалифицированных кадров не хватало, то перед заводом стояла задача широкого охвата вновь прибывающих рабочих производственным обучением. Подготовку кадров завод начал с 1 июля 1943 г. Результаты обучения за второе полугодие 1943 г.:

  1. Обучение новых кадров – 469 человек;
  2. Прохождение техминимума – 11 человек.

Результаты этой работы за 1944 г. таковы:

  1. Обучено вновь – 916 человек;
  2. Повышена квалификация – 904 человек;
  3. Обучено в стахановских школах и курсах – 495 человек;
  4. Прошло техминимум – 535 человек.

Всего же различные программы производственного обучения прошли 3330 человек. По состоянию на 1 января 1945 г. на обучении находилось 1314 человек, или 35% всех рабочих. В то же время проделанная работа по обучению персонала все-таки была неудовлетворительной и не соответствовала нуждам завода. Квалификационный состав рабочих оставался низким, в том числе и 500 человек прибывших в конце 1944 г. по линии НКО.

Рабочие низших производственных разрядов в 1944 г. составляли 40% от общего числа рабочих на заводе[62].

Коллектив рабочих в основной массе являлся малоквалифицированным, в том числе и по длительности работы на заводе. Рабочие с производственным стажем до 1 года составляли 36%, от 1 до трех лет 27%, свыше трех лет 37%[63].

За 1944 г. выбыло 1239 рабочих, или 45% среднегодового состава. Основными причинами такой большой текучести рабочих кадров были:

1. Освобождение через Всесоюзную трудовую экспертную комиссию – 274 человека

Причиной этому было то, что много рабочих, принятых по линии НКО, оказались совершенно непригодны к труду. Их здоровье и физическое состояние были подорваны реалиями военного времени, голодом, антисанитарными условиями жизнедеятельности.

2. «Дезертирство» – 764 человека.

Причиной «дезертирства» на заводе «Баррикады» были тяжелые социально-бытовые условия. В частности, имели место проблемы с жилплощадью, водоснабжением, питанием. Также была значительна угроза эпидемий, так как на заводе не соблюдались санитарно-эпидемиологические нормы. Несмотря на то, что «дезертиров» отправляли в лагеря на исправительные работы, рабочие все равно бежали в надежде на улучшение условий существования. «Дезертирству» способствовало и то обстоятельство, что некоторые организации, например Ставропольского края и Западной Украины, в связи с дефицитом работников не только не привлекали к суду сбежавших рабочих, а наоборот даже высылали им вызов.[64].

Труддисциплина на заводе в период восстановления находилась не на должной высоте. В 1944 г. было 286 прогульщиков, или 7% к общему количеству трудящихся, но уже в IV квартале 1944 г. и в январе-феврале 1945 г. их число снизилось. Должного учета прогулов и опозданий в цехах не велось. Инженерно-технические работники при явке на работу марки не опускали, а отдельные лица на работу систематически являлись с опозданием на 1,5-2 часа[65]. К причинам сложившейся ситуации вряд ли можно отнести безответственность. Скорее всего в период болезни рабочие не могли получить больничных листов из-за критического состояния медицинского обслуживания.

Что касается квалифицированных кадров, то основной их приток приходится на 1944-1945 гг. Так, в начале 1944 г. на завод прибыл назначенный главным инженером генерал-майор М.М. Струсельба. В 1945 г. на завод стали возвращаться конструкторы-баррикадцы Н.А. Ржавский, Л.И. Горгоц, А.П. Антонов, В.Т. Заболотников, А.А. Малышев.

Общая численность работающих по основной деятельности к 1945 г. составляла 5847 человек, из них: рабочих 4038, инженерно-технических работников (ИТР) 705, служащих 330, младшего обслуживающего персонала (включая охрану) 470, учеников 304[66].

Очевидно, что число рабочих на предприятии соответствовало необходимому минимуму. Однако при этом следует учитывать, что среди рабочих было большое число женщин, детей и инвалидов (в общей сложности 2/3 от общего состава); многие из них работали на сокращенном рабочем дне, имели большое число невыходов по болезни. Состав рабочих распределялся следующим образом: женщины 52%; мужчины, годные к физическому труду 33%; инвалиды 10%; подростки до 16 лет 5%[67].

Если же говорить о заработной плате, то в целом она соответствовала установленным планам и необходимому минимуму. Например, в 1944 г. среднемесячная зарплата среди рабочих составила 683 руб. (101% от плана), ИТР 1296 руб. (98%), служащих 604 руб. (104%)[68].

Следует отметить черкасовское движение на заводе, которое способствовало интенсификации производства. Так, бригада Шаповалова цеха № 3 перевыполняла норму на 110-125%, бригада Вахменко – на 125-150%, бригада Литвиновой – на 100-130%[69].

Большое значение для функционирования завода в целом имело восстановление жилищно-коммунального хозяйства, так как рабочие завода остро нуждались в жилье. Жилой фонд завода был полностью уничтожен, поэтому большинство рабочих в те дни жили в блиндажах. В 1943 г. необходимо было любыми средствами расселить всех работающих на заводе и строительстве и подготовить площадь для прибывающих работников треста № 53. Для этой цели использовались полуразрушенные здания, подвальные помещения, землянки, блиндажи, зимние палатки. Вновь восстанавливаемые дома приспосабливались под общежития с двухъярусными койками. Благодаря эффективной помощи, оказанной заводом, индивидуальщиками было адаптировано для жилья 1919 м2 жилплощади. Во всех этих сооружениях не предусматривалось санитарных узлов, большая часть строительства в 1943 г. носила временный характер. В течение этого года было восстановлено 5570 м2 площадей[70]. Капитальные вложения на восстановление жилищного хозяйства завода только за 1943-1944 гг. составили 15 млн рублей.

В 1-й половине 1944 г. жилищный кризис способствовал во вновь капитально восстанавливаемых домах организовать благоустроенные общежития и лишь во 2-й половине 1944 г. приступили к восстановлению жилых зданий с планировкой под квартиры и комнаты без устройства санузлов. Дома Нижнего поселка восстанавливались со всеми коммунальными удобствами (канализация, водопровод, горячее водоснабжение, центральное отопление). За 1944 г. было сдано в эксплуатацию трестом № 53 20700 м2 жилплощади, Наркомстроем 7800 м2 жилплощади.

За этот же период были сданы в эксплуатацию баня на 125 мест, прачечная на 250 кл. в смену, парикмахерская на 15 мест, киноплощадка на 400 мест, амбулатория с 8 кабинетами, 1 очередь больницы на 100 мест, школа (1 очередь) на 800 учащихся, детский сад на 150 детей, детские ясли на 100 детей.

В 1945 г. к восстановлению ЖКХ были предъявлены повышенные требования, приближающие их к довоенным нормам как в архитектурном оформлении, так и в отношении благоустройства. В 1-м полугодии 1945 г. было сдано в эксплуатацию жилплощади: СМТ № 53 – 4900 м2, ОСМЧ-25 – 800 м2. Никаких объектов культурно-бытового значения в эксплуатацию сдано не было.

За 1943-1945 гг. на восстановление жилстроительства было истрачено: в 1943 г. 2326000 рублей, в 1944 г. 12365000 рублей, в 1-м полугодии 1945 г. 5841000 рублей[71].

На заводе «Баррикады», как и на других предприятиях города, была большая уплотненность в общежитиях. В среднем на человека приходилось 1,8 м2 жилплощади. Были общежития и неблагоустроенные, плохо приспособленные к зиме. Многие семейные рабочие еще проживали в полуподвальных помещениях.

В целом жилищный вопрос не был до конца решен, хотя большинство рабочих было расселено по квартирам и общежитиям. Культурно-бытовое обслуживание людей оставалось на низком уровне и оставляло желать лучшего. Благоустройство поселков началось только к концу рассматриваемого периода.

Кадровый вопрос на предприятии решался довольно быстро в основном только за счет неквалифицированной рабочей силы, которая затем обучалась в фабрично-заводских и ремесленных училищах, а также непосредственно на заводе. Данный факт необходимо отнести к непосредственным плюсам командной экономики, без помощи которой на решение кадрового вопроса ушло бы значительно больше времени. При этом уровень дезертирства для военного времени оказался довольно низким. По причинам, описанным выше, количество дезертиров могло бы быть гораздо более высоким. В этом вопросе большую роль играла советская пропаганда, которая настраивала рабочих беззаветно служить Родине.

Глава 4. Производственная деятельность завода № 221 в 1944-1945 гг.

Параллельно с восстановительными работами завод проводил работу по технологической подготовке и освоению выпуска пушки Д-25.

Первое производственное задание по выпуску 150 заготовок моноблоков 52-К заводом получено в апреле 1944 г. А уже в августе 1944 г. завод выпустил первые десять 122-мм танковых пушек Д-25[72].

Успешное разрешение задач восстановления технологического оборудования и освоения изделий к августу 1944 г. обеспечило перевыполнение программы валового и товарного выпуска по пушкам Д-25, а также заготовкам Д-10 и 52-К[73].

Несколько худшие результаты завод имел по металлургическому производству. Утвержденная Наркоматом программа была недовыполнена.

Недовыполнение программы по металлургическому производству относится ко второму полугодию 1944 г., когда в IV квартале металлургические цеха вследствие необеспеченности рабочей силой работали 50% календарного времени, что лишило завод возможности полностью выполнить программу металлургического производства[74].

Данные о наличии основных производственных фондов и о выпуске валовой продукции за 1943, 1944 и 1945 гг. можно найти в следующих таблицах.

Как мы видим, основные производственные фонды уже к 1944 г. были восстановлены наполовину, что явилось несомненным успехом в условиях тех трудностей, с которыми пришлось столкнуться дирекции завода. Численность рабочих составила ¼ часть от довоенного периода. Этого удалось достигнуть благодаря успешной политике правительства СССР в целом и местных органов власти в частности. Несмотря на то, что выпуск валовой продукции был налажен только в 1944 г., уже к концу года он составил 16%. Этот показатель можно охарактеризовать как положительный, учитывая тяжелые условия восстановления производственных мощностей и необеспеченность кадрами, особенно ярко проявившуюся на примере металлургических цехов[75].

В 1944-1945 гг. имело место существенное перевыполнение установленных планов производства. Этого удалось достигнуть благодаря тем усилиям, которые были вложены в восстановление материально-технической базы, ведь именно она стала залогом успешного развертывания выпуска продукции. Немаловажную роль сыграл и человеческий фактор. Многие рабочие и целые бригады перевыполняли нормы порой в 2 или более раз, что не могло благотворно не сказаться на производственной деятельности завода[76].

Всего за 1945 г. выполнение по товарной продукции составило 104%, по валовой продукции – 105%.

Ускоренные темпы строительства позволили с апреля 1944 г. приступить к первым производственным работам. «Баррикады» начали выпуск моноблоков 52-К, немного позднее – 122-мм пушек Д-25, казенников Д-10, Б-24, Б-34, торпедных резервуаров с доньями Д-4 и Т-18. В августе 1944 г. по основному изделию – пушке Д-25 – был достигнут уровень довоенного производства. В 1945 г. запускалась в производство первая партия труб, лейнеров и казенников Б2ЛМ.

Положительных результатов в работе завод добился во многом благодаря тому, что его руководство совместно с партийной, профсоюзной и комсомольской организациями мобилизовали весь коллектив работающих и в первую очередь инженерно-технических работников на борьбу за экономное расходование материальных ценностей.

На заводе постоянно развивалось рационализаторство, которое способствовало упрощению процесса производства и экономии расходуемых средств. В частности, на заводе разработали новую технологию, по которой на 1 основную пушку Д-25 расход материала был снижен в целом за год на 5,6%[77].

Развивалось движение многостаночников, стахановцев. Рабочие двух производственных цехов в 1944 г., обслуживая по 2 станка, выполняли нормы от 120 до 160%. Комсомольской бригаде тов. Бурлаченко в 4 квартале 1944 г. было присвоено звание лучшей бригады Сталинградской области[78].

Следует особо отметить, что по итогам производственной деятельности под достойным руководством В. С. Шачина 16 сентября 1945г. указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение особо важных заданий завод «Баррикады» был награжден орденом Красного Знамени.

Несмотря на то, что к 1945 г. заводу по основным показателям не удалось выйти на довоенный уровень, в целом к концу рассматриваемого периода основная масса трудностей была преодолена. Были созданы все условия для развёртывания крупносерийного выпуска оборонной продукции на заводе «Баррикады». Этого удалось достигнуть благодаря директивному управлению восстановлением завода, продуктивной работе СМТ № 53 и УКСа завода № 221, а также успешному решению кадрового вопроса на предприятии.

Заключение

На основе архивных источников, как опубликованных, так и вводимых в научный оборот впервые, и литературы, отражающей отдельные моменты по исследуемой теме и периоду, удалось выявить достаточную на наш взгляд базу для того, чтобы реализовать поставленные автором задачи и достигнуть выдвинутой цели. Это позволило пересмотреть и дополнить некоторые выводы и положения, которые содержались в работах, затрагивающих проблему восстановления завода «Баррикады» в условиях функционирования военной экономики и ее перехода на мирные рельсы.

Организация восстановительных работ на заводе «Баррикады» имела следующие черты:

  1. Значительная часть завода (90%) была разрушена практически до основания;
  2. Большая часть предприятия не была эвакуирована и продолжала работать в условиях начавшихся военных действий под непрерывными бомбежками, что привело к гибели основного станочного парка. Необходимо было изыскать новую технику и оборудование;
  3. Так как завод и весь Баррикадный район были заминированы в ходе Сталинградской битвы, прежде чем начать строительство, необходимо было провести работу по разминированию и разбору руин;
  4. Работы начались при минимальном количестве населения (всего 76 человек), находящегося в ужасных условиях: жить было негде, не работали водопровод, бани, энергокомбинат, были трудности с продуктами, одеждой, топливом, медикаментами;
  5. Восстановление началось при страшном кадровом «голоде». Была необходима оперативность в принятии решений.
  6. Для восстановления завода требовалась научно-техническая документация, но ее не было; были утрачены отдельные технические документы и схемы коммуникаций, а времени для проведения планировочных, изыскательных, архитектурных и других разработок не было;
  7. Кадровый вопрос на предприятии был решен довольно быстро в основном за счет неквалифицированной рабочей силы, которая затем обучалась в фабрично-заводских и ремесленных училищах, а также непосредственно на заводе.
  8. Координация работ шла через всю вертикаль власти: ГОКО, СНК, Госплан, СГКО, Сталинградский горисполком.

Исследование восстановления завода «Баррикады» НКВ СССР в 1943 – 1945 гг., позволило отразить особенности развития советского ВПК в условиях восстанавливающего народного хозяйства.

Тяжелейшие потери, понесённые предприятием в ходе Сталинградской битвы, а также необходимость скорейшего возобновления выпуска военной продукции на нем, потребовали в первую очередь восстановить производственные мощности. Восстановление производства было возможно только путём совместных усилий центральных, отраслевых, местных органов власти и дирекции завода с целью максимально эффективного использования всех имеющихся ресурсов, что и было достигнуто в ходе восстановительного процесса.

На подготовительном этапе к восстановлению завода привлекались военные, военнопленные и спецконтингент. Позднее, на начальном и производственном этапах кадровый вопрос был решен с относительным успехом. С одной стороны, потребность в рабочей силе не была покрыта целиком. Однако с другой стороны, учитывая трудности военного времени и занятость огромного количества людских ресурсов на фронте, можно констатировать, что дефицита кадров завод все же не испытывал. Работники поступали как по организационному набору наркоматов и СНК, так и по вольному найму.

Так как большинство работников поступали на завод неквалифицированными и малоопытными, они проходили через систему фабрично-заводского обучения, которая предполагала несколько вариантов: обучение «с нуля», повышение квалификации, стахановские курсы и прохождение техминимума.

Жилищный вопрос на каждом этапе решался по-разному. В 1943 г. для жилья приспосабливались блиндажи и землянки, в первой половине 1944 г. обустраивались общежития, и лишь во второй половине 1944 г. приступили к восстановлению жилых зданий с планировкой под квартиры и комнаты. Культурно-бытовое обслуживание рабочих за данный период не успело выйти на удовлетворительный уровень.

Производственную деятельность на заводе удалось развернуть с апреля 1944 г, когда было получено первое задание по выпуску моноблоков. Уже к августу по основному изделию – пушке Д-25 – был достигнут уровень довоенного производства, а в 1945 г. заводу № 221 удалось перевыполнить план по товарной и валовой продукции.

В результате проведенного исследования можно сделать вывод о том, что возрождаемый в тяжелейших условиях завод «Баррикады» смог к 1945 г. в значительной мере восстановить свой индустриальный потенциал и успешно наладил выпуск новых видов оборонной продукции.

Источники и литература

Опубликованные источники:

  1. Положение о военнопленных от 1 июля 1941 г. // Военнопленные в СССР, 1939-1956: Документы и материалы / Сост. М. М. Загорулько, С. Г. Сидоров, Т. В. Царевская. М.: Логос, 2000. С. 66.
  2. Постановление СНК СССР о расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 3. М.: Политиздат, 1968. С. 40-41.
  3. Справка о количестве населения гор. Сталинграда в июле 1942 г. – феврале 1943 г., составленная по итогам работы Сталинградской областной комиссии по учету ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками // Сталинградский городской Комитет Обороны в годы Великой Отечественной войны: Документы и материалы / Серия «История Волгограда в документах и материалах». Т. 1 / Под ред. М. М. Загорулько. Волгоград: Издатель, 2003. С. 480.
  4. Обращение секретаря Сталинградского горкома ВКП (б) И. Пиксина к жителям города // Сталинградская правда. № 27 (4449). 4 февраля 1943г.
  5. Справка Сталинградского городского Статистического Управления о количестве населения и жилого фонда в гор. Сталинграде до 23 августа 1942 г. и после окончания Сталинградской битвы // Сталинградский городской Комитет Обороны в годы Великой Отечественной войны: Документы и материалы / Серия «История Волгограда в документах и материалах». Т. 1 / Под ред. М. М. Загорулько. Волгоград: Издатель, 2003. С. 681.
  6. Обращение секретаря Сталинградского горкома ВКП(б) И. Пиксина к жителям города // Сталинградская правда. № 27. 4 февраля 1943 г.
  7. Постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) 21 августа 1943 г. «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» // КПСС. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т. 7. 1938-1945. 9-е изд., доп. и испр. М.: Политиздат, 1985. С. 427-465.
  8. Постановление СГКО об использовании военнопленных на работах по восстановлению промышленных предприятий и гор. Сталинграда // Сталинградский городской Комитет Обороны в годы Великой Отечественной войны: Документы и материалы / Серия «История Волгограда в документах и материалах». Т. 1 / Под ред. М. М. Загорулько. Волгоград: Издатель, 2003. С. 506.
  9. Постановление СГКО о вручении переходящего Красного знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за май 1944 г.] // Там же. С. 724.
  10. Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за июнь 1944 г.] // Там же. С. 739.
  11. Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за октябрь 1944 г.] // Там же. С. 747-748.
  12. Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за март 1945 г.] // Там же. С. 767.
  13. Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за май 1945 г.] // Там же. С. 771.
  14. Приказ по войскам 62 армии об очистке от вражеских трупов полей сражений // Сталинградская группа войск. Февраль – май 1943 г.: документы и материалы / под ред. М. М. Загорулько. Волгоград: Издатель, 2007. С. 22.
  15. Приказ народного комиссара обороны СССР о разминировании минных полей и ликвидации неразорвавшихся снарядов и авиабомб в гор. Сталинграде и области // Там же. С. 29-30.
  16. Приказ по войскам 62 армии о разминировании минных полей и ликвидации неразорвавшихся снарядов и авиабомб в гор. Сталинграде и его окрестностях // Там же. С. 32.
  17. Из докладной записки исполкома горсовета о работе черкасовских бригад за 1944 год // В дни суровых испытаний. Сталинградская партийная организация в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: Сб. документов и материалов / Отв. ред. В. С. Красавин Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1966. С. 440-444.

Мемуары:

  1. Гонор, Л.Р. Завод-воин // Битва за Сталинград / Сост. А.М. Бородин. Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1973. С. 547-553.

Архивные документы и материалы:

  1. Акт об ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками заводу № 221 // ГАВО. Ф. 6088. Оп. 1. Д. 34. Л. 36-37.
  2. Выпуск продукции в 1944-1945 гг. //ГАВО. Ф. 127. Оп. 4. Д. 58. Л. 1.
  3. Справочный материала для доклада секретаря Сталинградского горкома тов. Пиксина о состоянии машиностроительных заводов города // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 2. Д. 122. Л. 11-14.
  4. Приказ народного комиссара вооружения Союза ССР № 178с от 3 апреля 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 3. Л. 1-1об.
  5. Приказ народного комиссара вооружения СССР № 328с от 25 июня 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 3. Л. 59-67.
  6. Титульный список капитальных работ завода № 221 на 2 квартал 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 40. Л. 3-3об.
  7. Титульный список капитальных работ завода № 221 на 3 квартал 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 40. Л. 18.
  8. Приказ народного комиссара вооружения Союза ССР № 625с от 7 декабря 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 4. Л. 100.
  9. Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 6. Л. 1-30.
  10. Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 30. Л. 28-44.
  11. Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 40. Л. 41-71.
  12. Приложение к годовому отчету за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 40. Л. 9-10об.
  13. Соотношение данных (1944 г. и 1943 г. в % к 1940 г.) о наличии основных производственных фондов, численности рабочих и выпуске валовой продукции по заводу № 221 // ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 20. Д. 73. Л. 36-39.
  14. Справка о выполнении постановлений СГКО № 552 и 554 о состоянии противопожарной охраны заводов СТЗ, № 221, 264, «Красный Октябрь», лесозаводов им. Куйбышева, им. Ермана, НКПС и № 7 // ЦДНИВО. Ф. 171. Оп. 1. Д. 16. Л. 12-14.
  15. Постановление СГКО о состоянии охраны заводов // ЦДНИВО. Ф. 171. Оп. 1. Д. 8. Л. 66-67.
  16. Справка о хозяйственной деятельности заводов машиностроения города Сталинграда за 1-е полугодие 1945 г. // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 5. Д. 51. Л. 33-35.
  17. Доклад начальника УКСа об итогах восстановления на 1 ноября 1945 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 64. Л. 28-35.
  18. Доклад о выполнении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47. Л. 2-15.

Литература:

  1. Антонян, М. О. Труженики тыла в Великой Отечественной войне / М. О. Антонян. М.: Воениздат, 1960. – 78 с.
  2. Баррикадцы / А. Воронков [и др.]. В 2-х т. Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1989.
  3. Белоусов, Р. А. Исторический опыт планового управления экономикой СССР / Р. А. Белоусов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Мысль, 1987. – 428 с.
  4. Ванчинов, Д. П. Военные годы Поволжья / Д. П. Ванчинов. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1980. – 325 с.
  5. Водолагин, М. А. Волжская твердыня / М. А. Водолагин. М.: Сов. Россия, 1962. – 191 с.
  6. Водолагин, М. А. Очерки истории Волгограда, 1589-1967 / М. А. Водолагин. М.: Наука, 1968. – 448 с.
  7. Водолагин, М. А. Сталинград в Великой Отечественной войне, 1941-1943 / М. А. Водолагин. Сталинград: Обл. кн. изд-во, 1949. – 253 с.
  8. Вознесенский, Н. А. Военная экономика СССР в период Отечественной войны / Н. А. Вознесенский. М.: Политиздат, 1948. – 191 с.
  9. Возрождение прифронтовых и освобожденных районов СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. / Отв. ред. Ю. А. Поляков. М.: Наука, 1986. – 216 с.
  10. Волгоград: четыре века истории / В. И. Томарев [и др.]. Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1989. – 416 с.
  11. Гладков, И. А. Экономическая победа СССР в Великой Отечественной войне / И. А. Гладков. М.: Знание, 1970. – 48 с.
  12. История социалистический экономики СССР: в 7 т. Т. 5: Советская экономика накануне и в период Великой Отечественной войны, 1938-1945 / АН СССР. Ин-т экономики; Отв. ред. И. А. Гладков. М.: Наука, 1978. – 566 с.
  13. Колесник, А. Д. РСФСР в годы Великой Отечественной войны: Проблемы тыла и всенародной помощи фронту / А. Д. Колесник. М.: Наука, 1982. – 328 с.
  14. Кравченко, Г. С. Военная экономика СССР 1941-1945 / Г. С. Кравченко. М.: Наука, 1970. – 115 с.
  15. Кузьмина, Э. В. Восстановление Сталинграда, 1943-1950 / Э. В. Кузьмина. Волгоград: Издатель, 2002. – 142 с.
  16. Липявкин, А. Р. Волгоград. Исторический очерк / А. Р. Липявкин. Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1971. – 304 с.
  17. Люшин, С. П. Трудовой подвиг волгоградцев. Исторический очерк восстановления и развития города-героя 1943-1962 гг. / С. П. Люшин. Волгоград: Волгогр. кн. изд-во, 1963. – 228 с.
  18. Овчинникова, Л. П. Передовая начиналась в цехе / Л. П. Овчинникова. Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1983. – 272 с.
  19. Поляк, Г. Б. Послевоенное восстановление народного хозяйства / Г. Б. Поляк. М.: Финансы и статистика, 1986. – 166 с.
  20. Приходько, Ю. А. Восстановление индустрии, 1942-1950 / Ю. А. Приходько. М.: Мысль, 1973. – 287 с.
  21. Савина, Т. А. Документы управления проверочно-фильтрационного лагерного отделения № 0108 об использовании на восстановлении Сталинграда спецконтингента // Окончание войны в Сталинграде и Кельне, 1941-1945: Материалы науч. конф. Волгоград, апрель 1995 года / под ред. М. М. Загорулько, Й. Дюльффера. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 1997. С. 96-98.
  22. Сидоров, С. Г. Труд военнопленных в СССР. 1939-1956 гг. / С. Г. Сидоров. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2001. – 503 с.
  23. Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М.: Наука, 1970. – 503 с.
  24. Энциклопедия Волгоградской области / под ред. О. В. Иншакова. 2-е изд, доп. и испр. Волгоград: Издатель, 2009. – 376 с.

Список сокращений

ВП – валовая продукция

ВПК – военно-промышленный комплекс

ГКО – Государственный комитет обороны

ГСПИ – государственный строительно-проектный институт

ЖКХ – жилищно-коммунальное хозяйство

ИТР – инженерно-технические работники

МПВО – местная противовоздушная оборона

НКВ – Народный комиссариат вооружений

НКО – Народный комиссариат обороны

НКС – Народный комиссариат строительства

ОПФ – основной производственный фонд

ОСМЧ – особая строительно-монтажная часть

СГКО – Сталинградский городской комитет обороны

СМТ – строительно-монтажный трест

СНК – Совет народных комиссаров

УКС – управление капитального строительства

ЦК ВКП(б) – Центральный комитет Всесоюзной коммунистической партии (большевиков)

[1] Баррикадцы: в 2 т. / А. Воронков [и др.]. Волгоград, 1989 (далее – Баррикадцы).

[2] Постановление СНК СССР о расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 3. М.: Политиздат, 1968. С. 40-41; Приказ народного комиссара обороны СССР о разминировании минных полей и ликвидации неразорвавшихся снарядов и авиабомб в гор. Сталинграде и области // Сталинградская группа войск. Февраль – май 1943 г.: документы и материалы / под ред. М. М. Загорулько. Волгоград: Издатель, 2007. С. 29-30; Приказ народного комиссара вооружения Союза ССР № 178с от 3 апреля 1943 г. // Государственный архив Волгоградской области (ГАВО). Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 3. Л. 1-1об.; Приказ народного комиссара вооружения СССР № 328с от 25 июня 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 3. Л. 59-67; Постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) 21 августа 1943 г. «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» // КПСС. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т. 7. 1938-1945. 9-е изд., доп. и испр. М.: Политиздат, 1985. С. 427-465; Приказ народного комиссара вооружения Союза ССР № 625с от 7 декабря 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 4. Л. 100;

[3] Положение о военнопленных от 1 июля 1941 г. // Военнопленные в СССР, 1939-1956: Документы и материалы / Сост. М. М. Загорулько, С. Г. Сидоров, Т. В. Царевская. М., 2000. С. 66; Справка о количестве населения гор. Сталинграда в июле 1942 г. – феврале 1943 г., составленная по итогам работы Сталинградской областной комиссии по учету ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками // Сталинградский городской Комитет Обороны в годы Великой Отечественной войны: Документы и материалы / Серия «История Волгограда в документах и материалах». Т. 1 / под ред. М. М. Загорулько. Волгоград, 2003. С. 480; Приказ по войскам 62 армии об очистке от вражеских трупов полей сражений // Сталинградская группа войск. Февраль – май 1943 г.: документы и материалы / под ред. М. М. Загорулько. Волгоград: Издатель, 2007. С. 22; Приказ по войскам 62 армии о разминировании минных полей и ликвидации неразорвавшихся снарядов и авиабомб в гор. Сталинграде и его окрестностях // Там же. 32; Справка Сталинградского городского Статистического Управления о количестве населения и жилого фонда в гор. Сталинграде до 23 августа 1942 г. и после окончания Сталинградской битвы // СГКО. Волгоград, 2003. С. 681; Акт об ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками заводу № 221 // ГАВО. Ф. 6088. Оп. 1. Д. 34; Справочный материала для доклада секретаря Сталинградского горкома тов. Пиксина о состоянии машиностроительных заводов города // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 71. Оп. 2. Д. 122; Постановление СГКО об использовании военнопленных на работах по восстановлению промышленных предприятий и гор. Сталинграда // Там же. С. 506; Титульный список капитальных работ завода № 221 на 2 квартал 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 40. Л. 3-3об.; Титульный список капитальных работ завода № 221 на 3 квартал 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 40. Л. 18; Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 6. Л. 1-30; Постановление СГКО о вручении переходящего Красного знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за май 1944 г.] // Там же. С. 724; Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за июнь 1944 г.] // Там же. С. 739; Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за октябрь 1944 г.] // Там же. С. 747-748; Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 30. Л. 28-44; Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 40. Л. 41-71; Приложение к годовому отчету за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 40. Л. 9-10об.; Справка о выполнении постановлений СГКО № 552 и 554 о состоянии противопожарной охраны заводов СТЗ, № 221, 264, «Красный Октябрь», лесозаводов им. Куйбышева, им. Ермана, НКПС и № 7 // ЦДНИВО. Ф. 171. Оп. 1. Д. 16. Л. 12-14; Постановление СГКО о состоянии охраны заводов // ЦДНИВО. Ф. 171. Оп. 1. Д. 8. Л. 66-67; Справка о хозяйственной деятельности заводов машиностроения города Сталинграда за 1-е полугодие 1945 г. // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 5. Д. 51; Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за март 1945 г.] // Там же. С. 767; Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за май 1945 г.] // Там же. С. 771; Из докладной записки исполкома горсовета о работе черкасовских бригад за 1944 год // В дни суровых испытаний. Сталинградская партийная организация в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: Сб. документов и материалов / Отв. ред. В. С. Красавин. Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1966. С. 440-444; Савина, Т. А. Документы управления проверочно-фильтрационного лагерного отделения № 0108 об использовании на восстановлении Сталинграда спецконтингента // Окончание войны в Сталинграде и Кельне, 1941-1945: Материалы научной конференции / Под ред. М. М. Загорулько, И. Дюльффера. Волгоград, 1997; Доклад начальника УКСа об итогах восстановления на 1 ноября 1945 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 64; Доклад о выполнении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47.

[4] Обращение секретаря Сталинградского горкома ВКП (б) И. Пиксина к жителям города // Сталинградская правда. № 27 (4449). 4 февраля 1943 г.

[5] Гонор Л.Р. Завод-воин // Битва за Сталинград / Сост. А.М. Бородин. Волгоград, 1973. С. 547-553.

[6] Волгоград: Четыре века истории. Волгоград, 1989. С. 185.

[7] Баррикадцы. Т. 1. С. 298.

[8] Там же. С. 304.

[9] Там же. С. 306.

[10] Завод «Баррикады» // СГКО. С. 788.

[11] Баррикадцы. Т. 2. С. 49.

[12] Там же. С. 52.

[13] Размер ущерба, нанесенного заводу №221 в дни Сталинградской битвы // ГАВО. Ф. 6088. Оп. 1. Д. 34. Л. 37.

[14] Водолагин, М. А. Сталинград в Великой Отечественной войне, 1941-1943. Сталинград, 1949. С. 160.

[15] Гонор, Л. Р. Завод-воин // Битва за Сталинград. Волгоград, 1973. С. 551-552.

[16] Справочный материал для доклада секретаря Сталинградского горкома тов. Пиксина о состоянии машиностроительных заводов города // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 2. Д. 122. Л. 28.

[17] Баррикадцы. Т.2. С. 38-39.

[18] Водолагин, М. А. Волжская твердыня. М., 1962. С. 90-91.

[19] Приказ народного комиссара вооружения Союза ССР № 625с от 7 декабря 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 3. Л. 1.

[20] Справка горкома ВКП(б) о работе машиностроительных заводов гор. Сталинграда за 1943 г. // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 2. Д. 122. Л. 50.

[21] Кузьмина, Э. В. Восстановление Сталинграда, 1943-1950. Волгоград, 2002. С. 30, 46.

[22] Там же. С. 93-94.

[23] О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации // КПСС. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т. 7. 1938-1945. 9-е изд., доп. и испр. М.: Политиздат, 1985. С. 427-465.

[24] Белоусов, Р. А. Исторический опыт планового управления экономикой СССР. М., 1987. С. 214.

[25] Постановление СНК СССР о расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени // Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 3. М., 1968. С. 40-41.

[26] Приказ наркома вооружения Союза ССР от 3 апреля 1943 г. // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 2. Д. 122. Л. 9.

[27] Кузьмина, Э. В. Восстановление Сталинграда, 1943-1950. Волгоград, 2002. С. 83-84.

[28] Справочный материала для доклада секретаря Сталинградского горкома тов. Пиксина о состоянии машиностроительных заводов города // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 2. Д. 122. Л. 11.

[29] Водолагин, М. А. Волжская твердыня. М., 1962. С. 97.

[30] Доклад начальника УКСа об итогах восстановления на 1 ноября 1945 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 64. Л. 48.

[31] ОСМЧ-25 // СГКО. С. 793.

[32] Доклад о восстановлении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47. Л. 9-10.

[33] Доклад начальника УКСа об итогах восстановления на 1 ноября 1945 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 64. Л. 44.

[34] Справка горкома ВКП(б) о работе машиностроительных заводов гор. Сталинграда за 1943 г. // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 2. Д. 122. Л. 50.

[35] Из докладной записки исполкома горсовета о работе черкасовских бригад за 1944 год // В дни суровых испытаний. Волгоград, 1966. С. 441.

[36] Доклад о восстановлении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47. Л. 9-10.

[37] Доклад начальника УКСа об итогах восстановления на 1 ноября 1945 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 64. Л. 42.

[38] СМТ № 53 // СГКО. С. 794.

[39] Доклад начальника УКСа об итогах восстановления на 1 ноября 1945 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 64. Л. 42а.

[40] Из докладной записки исполкома горсовета о работе черкасовских бригад за 1944 год // В дни суровых испытаний. Волгоград, 1966. С. 441.

[41] Доклад о восстановлении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47. Л. 10.

[42] Постановление СГКО о вручении переходящего Красного знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за май 1944 г.] // СГКО. С. 724; Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за июнь 1944 г.] // СГКО. С. 739; Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за октябрь 1944 г.] // СГКО. С. 747-748; Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за март 1945 г.] // СГКО. С. 767; Постановление СГКО о вручении переходящего Красного Знамени городского Комитета Обороны [строительно-монтажному тресту № 53 НКВ по итогам соцсоревнования за май 1945 г.] // СГКО. С. 771.

[43] Постановление СГКО о состоянии охраны заводов // ЦДНИВО.Ф. 171. Оп. 1. Д. 8. Л. 66-67.

[44] Справка о выполнении постановлений СГКО № 552 и 554 о состоянии противопожарной охраны заводов СТЗ, № 221, 264, «Красный Октябрь», лесозаводов им. Куйбышева, им. Ермана, НКПС и № 7 // ЦДНИВО. Ф. 171. Оп. 1. Д. 16. Л. 12.

[45] Доклад начальника УКСа об итогах восстановления на 1 ноября 1945 г. // ГАВО. Ф. 127. Оп. 4. Д. 64. Л. 39.

[46] Доклад о восстановлении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47. Л. 8-9.

[47] Справка о количестве населения гор. Сталинграда в июле 1942 г. – феврале 1943 г., составленная по итогам работы Сталинградской областной комиссии по учету ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками // СГКО. С. 480.

[48] Справка Сталинградского городского Статистического Управления о количестве населения и жилого фонда в гор. Сталинграде до 23 августа 1942 г. и после окончания Сталинградской битвы // СГКО. С. 681.

[49] Доклад о восстановлении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47. Л. 6.

[50] Обращение секретаря Сталинградского горкома ВКП(б) И. Пиксина к жителям города // Сталинградская правда. № 27. 4 февраля 1943 г.

[51] Баррикадцы. Т. 2. С. 79.

[52] Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 30. Л. 36.

[53] Там же. Л. 37-38.

[54] Ванчинов, Д. П. Военные годы Поволжья. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1980. С. 125.

[55] Приказ по войскам 62 армии об очистке от вражеских трупов полей сражений // Сталинградская группа войск. Февраль-май 1943 г. Волгоград, 2007. С. 22; Приказ народного комиссара обороны СССР о разминировании минных полей и ликвидации неразорвавшихся снарядов и авиабомб в гор. Сталинграде и области // Там же. С. 29-30; Приказ по войскам 62 армии о разминировании минных полей и ликвидации неразорвавшихся снарядов и авиабомб в гор. Сталинграде и его окрестностях // Там же. С. 32.

[56] Поляк, Г. Б. Послевоенное восстановление военного хозяйства. М., 1986. С. 61.

[57] Положение о военнопленных от 1 июля 1941 г. // Военнопленные в СССР, 1939-1956: Документы и материалы / Сост. М. М. Загорулько, С. Г. Сидоров, Т. В. Царевская. М., 2000. С. 66.

[58] Постановление СГКО об использовании военнопленных на работах по восстановлению промышленных предприятий и гор. Сталинграда // СГКО. С. 506.

[59] Савина, Т. А. Документы управления проверочно-фильтрационного лагерного отделения № 0108 об использовании на восстановлении Сталинграда спецконтингента // Окончание войны в Сталинграде и Кельне, 1941-1945: Материалы научной конференции / Под ред. М. М. Загорулько, И. Дюльффера. Волгоград, 1997. С. 96, 98.

[60] Приказ народного комиссара вооружения Союза ССР №625с от 7 декабря 1943 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 4. Л. 100.

[61] Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 30. Л. 38.

[62] Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 30. Л. 38.

[63] Доклад о выполнении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47. Л. 8.

[64] Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 30. Л. 38-39.

[65] Справка о хозяйственной деятельности заводов машиностроения города Сталинграда за 1-е полугодие 1945 г. // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 5. Д. 51. Л. 26.

[66] Доклад о восстановлении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47. Л. 7.

[67] Доклад о восстановлении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47.. Л. 7-8.

[68] Доклад директора Государственного Ордена Ленина завода №221 «О результатах работы за 1944 год» // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 40. Л. 56.

[69] Из докладной записки исполкома горсовета о работе черкасовских бригад за 1944 год // В дни суровых испытаний. Волгоград, 1966. С. 441.

[70] Доклад начальника УКСа об итогах восстановления на 1 ноября 1945 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 64. Л. 40.

[71] Доклад начальника УКСа об итогах восстановления на 1 ноября 1945 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 64. Л. 40-41.

[72] Доклад о восстановлении и перспективах развития завода на 1945-1946 гг. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 47. Л. 6-7.

[73] Доклад директора государственного ордена Ленина завода № 221 о результатах работы за 1944 г. // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 30. Л. 31.

[74] Там же. Л. 32.

[75] Соотношение данных (1944 г. и 1943 г. в % к 1940 г.) о наличии основных производственных фондов, численности рабочих и выпуске валовой продукции по заводу № 221 // ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 20. Д. 73. Л. 36-39.

[76] Выпуск продукции в 1944-1945 гг. //ГАВО. Ф. 127. Оп. 4. Д. 58. Л. 1.

[77] Справка о хозяйственной деятельности заводов машиностроения города Сталинграда за 1-е полугодие 1945 г. // ЦДНИВО. Ф. 71. Оп. 5. Д. 51. Л. 26.

[78] Доклад директора Государственного Ордена Ленина завода №221 «О результатах работы за 1944 год» // ГАВО. Ф. Р-127. Оп. 4. Д. 30. Л. 41.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top