Столярова К.А.

Род Домогацких – дворянский род, относящийся к 6 части дворянского сословия, т.е. к древнему благородному дворянству. За свою многовековую историю представители этой фамилии проявили себя с разных сторон. Многие получали блестящее образование в ведущих университетах Российской империи, занимали видные государственные и общественные должности в губерниях. Отдельные представители рода смогли сделать карьеру в Москве и Петербурге. Во многих губерниях Российской империи представители рода Домогацких владели большими земельными владениями, тысячами душ крепостных крестьян. Наибольшая концентрация владений этого рода располагалась в Центральной России – Калужской и Орловской губерниях, где проживали целые ветви этого дворянского рода. Однако отдельные имения располагались в Рязанской, Тульской, Смоленской, Тобольской, Владимирской и прочих губерниях.

Род дворян Домогацких известен в России с XVI в. Первое достоверное упоминание встречается в книге «Памятники русского служилого сословия», составленной А.В. Антоновым, которая приводит списки погибших на полях сражений в конце XIV – начале XVII вв. Так, за второй поход Степана Батория от 21 сентября 1580 г., среди «воевод и дворян и детей боярских, которые побиты под Торопцем, как было дело воеводам князю Василью Хилкову с товарыщи с литовскими людми» находим имя Замятни Домогацкого.[1]

Затем упоминание о представителях этой фамилии мы находим в исторических источниках XVII в. В списке дворян от разных городов, прибывших в Москву на земский собор 1653 г., мы находим представителя рода Домогацких. Так, от Козельска был представлен – Андрей Лыкин сын Шепелев и Григорий Алексеев сын Домогацкий; отписка была подана от 23 мая[2]. Текст этот был воспроизведен в журнале «Исторический архив», на основе архивного материала (РГАДА. Ф. № 210 (Разрядный приказ), делах Белгородского стола.).

Он представляет собой регистрационный список дворян, прибывших в это время на Собор. В исторической литературе этот земский собор считается последним, когда все представители собрались в полном составе по вопросу о принятии Украины в состав Московского государства. При всем историческом значении этого Собора он до сих пор не привлек к себе внимания исследователей. Кроме Акта 1 октября 1653 г.,[3] призывных грамот, относящихся к его созыву, и записи о самом Соборе, опубликованных в Дворцовых разрядах[4], за последние сто лет не было ни выявлено, ни напечатано никакого другого материала по его истории. Как известно, В. Латкин в своей публикации документов по истории земских соборов XVII в. вообще не привел ни одного документа о Соборе 1653 г.[5]

Такое положение способствовало тому, что история этого Собора до сих пор не изучена; не выяснен, например, даже такой вопрос, как дата его начала. Ведь его продолжительность часто без всяких оснований сводят только к одному дню - 1 октября 1653 г. Не было также сведений и об участниках этого Собора, сыгравшего столь важную роль в исторических судьбах двух братских народов.

Второе упоминание рода Домогацких в исторических источниках этого периода находим в Списках городских воевод и других лиц воеводского звания Московского государства XVII столетия. В 1668 г. городским воеводой г. Мосальска был Кузьма Владимирович Домогацкий.[6]

Упоминаются представители рода и в Боярских списках XVII столетия. Среди прочих находим:

  • Алексея Акинфеевича Домогацкого. Он является на момент записи – 01.01.1712 г. – жильцом, ранее состоял в конных кадетах в Большом корпусе с 1703 по 1712 гг. Имущество состояло в 5 дворах с крестьянами
  • Афанасий Андреевич Домогацкий, жилец с 1697 г. На момент записи (01.01.1712) владел 29 дворами
  • Иван Антонович Домогацкий, жилец с 1697 г. Владел 8 дворами
  • Матвей Андреевич Домогацкий, жилец, прапорщик. Владел 4 дворами[7]
  • Михаил Никонович Домогацкий, стряпчий в начальных людях. Упоминается в списках за 1706 г.[8], 1708 г.[9], 1709г[10], 1711 г.[11] и 1712 г.[12]

Известны и другие данные об этом человеке. Родился Михаил в 1665 г. Служил в Волконском полку. 6 марта 1711 г. вместе с полком отправлен на Воронеж к графу Федору Михайловичу Апраксину для охраны Азова и Украины[13]. На момент смерти (1725 г.) он владел 31 двором в Козельском и Кранском уездах. У него было 2 сына – Матвей (служил в Астраханском пехотном полку солдатом) и Александр (служил в Азовском драгунском полку вахмистром).[14]

  • Наум Акинфеевич Домогацкий, жилец и поручик в Большом полку с 1703 г.[15]
  • Никита Акинфеевич Домогацкий, жилец, поручик в генеральстве Н.И. Репнина. Владел 5 дворами[16].
  • Осип Семенович Домогацкий, жилец, отставной, с 1703 г. в Москве для посылок. Относится к категории отставных жильцов. Владел 3 дворами, переданные ему во владение от отца[17].
  • Федор Антонович Домогацкий, стольник из начальных людей. Упоминается на протяжении нескольких лет: с 1706[18] по 1712 гг.[19]

Обращаясь к гербу данной дворянской семьи, мы узнаем, что их предок –Андреян, в 1671 (7179) г. по грамоте Великого государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича был пожалован за свою службу вотчинной. Потомки Андреяна Домогацкого, продолжив государственную службу, получали чины дворянского достоинства. Сам герб был внесен в первое отделение Х частьи общего дворянского гербовника на с. 69 от 3 января 1836 г., по прошению лейтенанта флота Василия Ефимовича Домогацкого[20].

Обратимся непосредственно к гербу рода Домогацких. Щит герба Домогацких по форме относится к французскому типу. Эта форма существовала во Франции с самого зарождения геральдики. Иногда ее называют «самнитской», т.к. по преданию подобную форму щита приняли римляне от самнитских народов. Щит этой формы имеет вид прямоугольника, основание которого равно 8/9 высоты выступает посередине острием, а нижние углы закруглены[21]. Щит герба дворян Домогацких представляет собой единое целое, покрытое красной финифтью. Еще с древних времен красный цвет относился к наиболее любимым и употребительным геральдическим цветам. В средние века цвета приобретают символическое значение. Так, красный становится символом крови, которую владелец герба готов пролить в защиту сюзерена и церкви[22]. Герольдисты того времени считали, что подобная финифть изображает на щите поле упитанное вражеской кровью. Постепенно красный цвет становится эмблемой храбрости, доблести, мужества, неустрашимости.[23]

Внутри щита помещена геральдическая фигура – «остоя», представляющая собой две серебряные луны, между которыми расположен меч с золотым эфесом, обращенным: первый рогами к краям щита, а последний остроконечием вниз[24].

Если обратиться непосредственно к металлам данной геральдической структуры, то мы видим, что лезвие меча и два полумесяца серебряные, а эфес – золотой. Использование этих металлов также символично. Золото служило эмблемой различных добродетелей: справедливости, милосердия, возвышенной души. Его употребляли также, чтобы показать богатство, великодушие и любовь. Некоторые средневековье геральдисты полагали, что лица, имевшие золото в гербе должны были более чем кто-либо охранять рыцарскую честь. Серебро символом красоты, правдивости и невинности. Именно поэтому, очень часто рисуя герб те фигуры или части герба, которые состояли из данного металла, оставляли чистыми (белыми).

Каждый дворянский щит венчает, как правило, шлем. Так как ношение шлема составляло исключительное право рыцарей, то он постепенно вошел в геральдику как отличительный знак дворянства. Со временем шлему начали придавать условные формы для отличия древности рода и титула владельца[25]. Гербовый щит Домогацких венчает дворянский шлем. Он представляет собой серебряный черненый шлем, чуть повернутый вправо, с 5 серебряными решетинами. По своему внешнему виду он относится к типу турнирных шлемов, а по роду – к решетчатым, открытым. Такими шлемами жаловались старинные дворяне, получившие какое-либо особое назначение. Так же данный шлем относится к категории западноевропейских. Такие шлемы обычно имеют от 5 до 6 решетин и помещаются в герб посередине верхнего края щита[26].

На гербовом шлеме Домогацких виден нашейный медальон (клейнод). Он характерен для большинства дворянских гербов Российской империи. По сообщению русского геральдиста Ю.В. Арсеньева, «первоначально это был отличительный знак турнирных обществ или же личный знак почести, он носился турнирными старшинами на шее. Шейный клейнод появляется лишь с XV в. и в старину встречается лишь на некоторых шлемах»[27]. Шлем увенчан короной с 5 страусиными перьями. Корона в гербе Домогацких относится к типу корон нетитулованного дворянства. Она подобна короне маркизов, но листы отделены лишь 1 жемчужиной, или графов, но с 8 жемчужинами[28]. На гербе Домогацких также имеется намет. Он состоит из двух узорных украшений в виде листьев, соединенных между собой, выходящих из шлема и вьющихся по сторонам щита. Намет соответствует цветам щита – красный и серебряный. Такая цветовая гамма соответствует правилам геральдики.

Таким образом, по записи в общем гербовнике, прародителем рода на русской земле можно считать Андреяна. Однако архивный материал опровергает это. Обращаясь к документам из фондов Государственного архива Калужской области (ГАКО), мы встречаем большое количество сохранившихся родословных росписей Домогацких. Как правило, они находятся в делах, связанных с подтверждением дальнего родства, когда просителю необходимо доказать свою принадлежность именно к этому семейному древу и, таким образом, подтвердить свое дворянское достоинство. Подобные росписи, связанные с родом Домогацких встречаются не раз. Всего из обработанных на данный момент документов, известно 5 росписей: одна из них выводит род Домогацких от Федора (примерно XVI в.)[29], а 4 росписи от некого Тимофея, что на 4 поколения старше Федора.

Эти документы заставляют задуматься об истинном прародителе рода Домогацких и начать поиски источников, подтверждающих, что род известен не с XVI в., а намного раньше. Сделать это позволяют не только родословные росписи, но и прошение Бориса Александровича Домогацкого от 20 мая 1843 г. в Калужское дворянское депутатское собрание о причислении его и его семьи к 4 части дворянской родословной книги. Сами Домогацкие принадлежали к 6 части дворянского сословия – «древние благородные дворянские роды». Четвертый разряд – это иностранное дворянство. Оно возможно в случае если родоначальник фамилии принадлежал к подданным другой страны, но затем перешел в подданство России[30].

28 апреля 1792 г. калужское дворянское собрание на основании представленных Борисом Александровичем Домогацким документов, признало его и детей в дворянстве и внесло в 4 часть родословной книги Калужской губернии[31]. Но Герольдия, рассмотрев представленные документы, не смогла «сделать положительного заключения» о правах на это Бориса Александровича, и просьбу его отклонила[32].

Интересно, что одним из представленных документов были родословные росписи, в которых показано, что предок рода Домогацких – князь Федот Каземирович, по святому крещению Тимофей, - при Великом князе Владимире Ярославиче, «…выехал из Прусской земли и велено ему было быть в Пскове Князем, от коего и пошел род Домогацких…»[33].

Если обратиться к истории Псковского княжества, то найти правителя Тимофея не сложно. Действительно, в период с 1266 по 1299 гг. княжеский престол занимал некий Тимофей, «пришлый из Литвы князь Довмонт»[34]. Больше правителей с таким именем на псковском престоле нет. Если предположить, что это и есть тот самый Тимофей, то возникает ряд неточностей. Например, до принятия христианской веры Тимофей носил имя Довмонта и прибыл из Литвы. В свою очередь, архивное дело говорит нам Федоте Каземировиче из Прусской земли[35].

В многочисленных исторических исследованиях о Довмонте говорится вскользь. Между тем, он по своим деяниям занимает если не равное, то очень близкое место к ведущим историческим личностям того времени. Многие историки даже сравнивают Довмонта с Александром Невским и считают продолжателем его дела: «…героями борьбы с немцами являются в Пскове князь Довмонт, в Новгороде – Александр Невский… героями ХIII века становятся Александр Невский, Довмонт Псковский и Даниил Галицкий»[36]; «Упавший щит святого Александра подхватил новый витязь – Довмонт Псковский» - говорит о нем Н.М. Карамзин[37].

Житие Благоверного князя Тимофея (Довмонта) было написано вскоре после его смерти и помещено в Псковской летописи[38]. Именно оно является основой информации об этом деятеле. Считается, что Довмонт родом из Литвы. По русскому жизнеописанию (Псковская летопись) он является сыном, а по Волынской и Литовской летописям – свояком (братом жены) Великого князя Литовского Миндовга[39]. В 60-е гг. ХIII в. в Литовских землях была Смута и борьба за княжескую власть. Именно это сказывается на разрозненной и неточной информации о многих личностях того времени. Источники сообщают, что Довмонт, сын Гурде или Трабуся, князя Нальшанской земли, которая располагалась вдоль границы Литвы и Полоцкого княжества. Довмонт и Миндовг были женаты на сестрах[40]. В Галицко-Волынской летописи говорится, что после смерти своей жены Миндовг в 6770 (1262) гг. обманом забирает жену Довмонта, за что в том же году сам Миндовг и два его сына – Рукель и Репень были убиты. Единственный наследник трона – князь Войшелк взял власть в свои руки, и Довмонту пришлось бежать на Русь, во Псков[41].

В 1266 г. Довмонт прибыл в Псков со своей дружиной. Псковское вече, решив, что с бесприютным Довмонтом будет легче ладить, чем с великокняжеским сыном Святославом, имеющим опору у отца, посадило его на псковский престол. Тридцатитрехлетнее беспрерывное княжествование Довмонта было самым блестящим временем во все Псковской истории, положившее твердое основание тому значению Пскова, которым он пользовался впоследствии[42]. Помимо многочисленных военных побед, известна и внутренняя политика Довмонта. Так, например, в его правление, около 1290 г., псковитяне вместе с новгородцами были приняты в Ганзейский торговый союз Северных немецких городов.[43] Прославился Довмонт и строительством укреплений и крепостей во Пскове. Стрыковский пишет также о том, что Довмонт владел и Полоцким княжеством, которые был смежен с Литовским.[44] Вполне возможно, что эти владения сохранились у Довмонта еще с времени «литовской жизни».

О почитании Довмонта в Пскове говорит и тот факт, что, уже вскоре после смерти его – 20 мая 1299 г., началось почитание мощей, а затем, не позднее 1374 г., началось и местное празднование, так как в этом году была построена церковь «во имя святого Тимофея, Довмонта князя»[45]. Многие исследователи говорят о том, что прибытие Довмонта в Псков не случайно. Скорее всего, он уже был знаком с этим городом, его внутриполитическим устройством. Известно, что в Пскове проживала его тетка Евфросиния, в монашестве Евпраксия, супруга псковского князя Ярослава Владимировича[46].

В 1374 г. во имя Довмонта была создана в Домантовой стене особая церковь. Гробница его сооружена в паперти Соборного предела церкви во имя Св. князя Гавриила и на оной сделана следующая запись: «Святой благоверный князь Тимофей, прежде крещения именовался Домант, родился в земле Литовской от литовского князя Миндовга и в лето 1260 оставив землю Литовскую переселился в град Псков со всем родом своим и в нем принял святое крещение…»[47].

На данный момент это вся информация, которая известна о жизни Довмонта и его происхождении. Если предполагать, что именно этот Тимофей упоминается Борисом Александровичем Домогацким, то возникает рад неточностей и расхождений. Конечно, можно считать, что в архивных документах ГАКО содержится ошибка и князь Довмонт, известный нам по эти данным, прибыл ни в годы княжения Владимира Ярославича, который по историческим источникам того времени не существует, а в годы правления Ярослава Владимировича, и после смерти последнего Довмонт занял его место на престоле Пскова. Тогда информация по данным архивного дела кажется более правдоподобной и историчной. Род Довмонта Псковского, его семья нам практически не известен. Прошлое его фамилии, до прибытия в Псков, туманно. Имена детей и их судьба после переезда из Литвы не известна. Из летописей мы узнаем, что Довмонт был вторично женат на внучке Александра Невского – Марии, но от этого брака известен только один ребенок – Давид. Он унаследовал от отца княжество Псковское, но больше времени проводил в землях Литвы, а Псковом в это время управляли новгородские наместники. В 1233 г. он возвращается в Псков, чтобы пойти войной на эстляндцев. Давид вместе с ратью своей дошел до Колываня и Ревеля, разбил врагов под самим Псковом и заключил с ними мир[48]. После этого Давид Довмонтович в Псковской летописи не упоминается и пропадает с исторической арены навсегда. Предполагают, он уехал в Литву и больше в Псков не возвращался[49].

Таким образом, вычислить продолжение рода Тимофея-Довмонта не представляется возможным. Но существует предание, впрочем, устное, что род Довмонта не прекратился и потомки его живы до настоящего времени, и что им принадлежало городовое место близ церкви Петра и Павла[50]. Можно предположить, что род Домогацких и есть те самые потомки святого Довмонта.

История рода в конце XVIII – начале ХХ вв.

§ 1. Козельская ветвь рода

В конце XVIII в. род Домогацких становится одним из самых крупных землевладельцев Калужской губернии. По документам того времени[51] представителям этого рода принадлежало более 50 имений во всех уездах губернии, кроме Малоярославецкого. Наиболее проработанным на данный момент времени является комплекс архивных источников, связанных с историей рода Домогацких во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. на этот период времени известно около 80 представителей этой фамилии только в Калужской губернии. Встречается упоминание о Домогацких в Орловской и Тульской губерниях, а также Москве и Петербурге. Связано это географическое расселение рода Домогацких с различными аспектами.

Так, целая ветвь рода еще в 30-е гг. ХIХ в. из-за тяжелого материального положения и конфликтных отношений с другими родственниками меняет свое место жительства и уезжает в Орловскую губернию. Там они вписывают свой род в Орловскую дворянскую родословную книгу, в шестую часть «древнего и благородного дворянства»[52]. Основателем этой ветви был лейтенант флота Василий Ефимович Домогацкий. На момент внесения его семьи в дворянскую родословную книгу Орловской губернии (1819 г.) ему было 65 лет. Он имел недвижимость в Ливенском уезде данной губернии и 130 душ крестьян м.п. Из материалов родословной книги узнаем, что служил он в Корабельном флоте.

Его потомки приумножили владения фамилии. Уже к середине ХIХ в. во владении семьи находятся с. Ефимовское, с. Ивановское, с. Алексеевское, д. Бедовка, д. Федоровка и 158 душ м.п.[53]

Работая с памятными книжками и архивными делами этой губернии на конец ХIХ – начало ХХ вв. мы не раз встречаем представителей этой фамилии общественных и государственных органах управления губернией. Так, в памятной книжке за 1898 г., Петр Онуфриевич Домогацкий в Мценском уезде Орловской губернии являлся гласным городской думы[54], участвовал в работе уездного земства, училищного совета[55]. Семен Семенович Домогацкий участвовал в работе уездного сиротского суда[56]. На 1910 г. Петр Онуфриевич избран в уездное земство[57], городскую думу, городскую управу[58]. Он является председателем попечительского совета женской четырехклассной гимназии[59], председателем общественного собрания г. Мценска[60], участвует в работе вольно-пожарного общества и городского благотворительного общества[61]. Серафима Николаевна Домогацкая работает учительницей Мценской земской школы[62].

Наиболее яркой является история козельской ветви дворян Домогацких. Основателем ее можно считать Ефима Осиповича, который был крупным землевладельцем в Калужской губернии. Всего по данным «Описания и алфавитов к атласу Российской империи» он владел более 20 имениями[63], которые в дальнейшем передавались по наследству внутри рода, и к началу ХХ в. большая часть их, по-прежнему, находилась во владениях рода Домогацких.

У Ефима Осиповича было двое сыновей – Василий и Алексей[64]. Василий был отставным лейтенантом морского флота[65]. В 1779 г. он вышел в отставку и прибыл в Калужскую губернию к родному брату – Алексею[66]. Но дружелюбных отношений между ними не сложилось. Прослужив 3 года в Козельском уездном земском собрании, а затем с 13 декабря 1785 по 12 декабря 1788 гг. судьей Мещовского уездного суда[67], Василий Ефимович вместе со своей семьей – женой Марией Сидоровной (ур. Савловьевой), 8 сыновьями и 3 дочерьми переезжает в Орловскую губернию, где он владел имением в Ливенском уезде, Ефимовской слободы в 113 душ м.п.[68]

Что касается брата Василия Ефимовича Домогацкого – Алексея, то он дослужился до секунд-майора. С 15 декабря 1791 г. по 26 декабря 1794 г. являлся уездным предводителем дворянства по Козельскому уезду[69]. По данным Булычева[70] и другим источникам[71] установлено, что у него было двое детей – сын Николай и дочь Федосья. Федосья Алексеевна владела совместно с Аграфеной Елисеевной Панютиной и Клеопатрой Никитичной Полуехтовой с-цом Вятлицы в Жиздринском уезде Калужской губернии. Ее брат, артиллерии штабс-капитан Николай Алексеевич Домогацкий, был земским исправником в Козельском уезде в период с 17 января 1830 по 12 декабря 1832 гг.[72] Он владел около 30 имениями по всей губернии, более двадцати из них были сосредоточены в Козельском уезде[73]. Он был женат на Варваре Федоровне. В этой семье было семеро детей – две дочери – Екатерина и Анна, и пятеро сыновей – Владимир, Алексей, Сергей, Дмитрий и Николай[74]. Владимир Николаевич Домогацкий (1835 – 1859) получил блестящее образование. Он воспитывался в Императорском Московском Университете. Знал богословие, русскую словесность, древнюю историю, энциклопедию, законоведение, историю Российского государства и немецкий язык[75]. 15 мая 1849 г. он вступил в службу в Малороссийский Кирасирский принца Альберта Прусского кадровый полк в чине унтер-офицера. Уже к 29 июля 1854 г., имея от роду 19 лет, он получил чин поручика[76]. За свою военную карьеру он участвовал в русско-турецкой войне 1828 г., Крымской войне 1853-1856 гг. За военные заслуги Владимир Николаевич был награжден бронзовой медалью на Андреевской ленте памяти войны 1853-1856 гг.[77]

Женат он был на Ксении Николаевне Протопоповой. У них 20 июня 1859 г. родился сын – Николай. Его восприемниками были: надворный советник Степан Павлович Дубров и сестра Ксении Николаевны – Мария Протопопова. После смерти Владимира Николаевича в 1859 г., его сын Николай находился под опекой своего деда – Николая Алексеевича Домогацкого. Однако сам Николай прожил недолго. Он умер 6 марта 1879 г. в Италии, в Риме. Отпет он был в Свято-Николаевской церкви Рима, затем тело было отправлено в Россию[78]. К сожалению, на нем данная ветвь Домогацких оборвалась.

Дядя Николая Владимировича Домогацкого – Дмитрий Николаевич (1839-1904) воспитывался в Константиновском кадетском корпусе[79]. В службу он вступил в 1859 г. прапорщиком в Казанский драгунский полк Его Императорского Величества Эрцгерцога Австрийского Леопольда.

9 января 1867 г. Николай Владимирович был уволен со службы по семейным обстоятельствам в чине прапорщика[80]. Он возвращается в Калужскую губернию и в 1878 г. был избран в заседатели Козельской дворянской опеки. В этом же году, 2 июля, он женится на Екатерине Алексеевне[81]. В этом браке родилось двое детей: сын Андрей, и дочь Глафира[82]. Продолжил свою службу Дмитрий Николаевич на юридическом поприще. С 1885 по 1903 гг. он являлся уездным судьей второго стола г. Козельска[83]. Так же Дмитрий Николаевич Домогацкий был постоянным членом Калужской ученой архивной комиссии[84].

Его сын, Андрей Дмитриевич Домогацкий (1879-1933), являлся гласным Козельской уездной земской управы с 1906[85] по 1917 гг.[86] В 1909 г. он становится младшим лесничим Тульско-Калужской управы государственных имуществ[87]. В 1914 г. он становится земским начальником первого стола в полицейском управлении Козельского уезда[88].

Печальна судьба Андрея Дмитриевича Домогацкого и его сестры Глафиры после 1917 г. Андрей Дмитриевич Домогацкий был арестован 4 октября 1932 г. и 2 января 1933 г. приговорен Коллегией ОГПУ по обвинению в террористической деятельности к расстрелу. Расстрелян он был 27 февраля 1933 г. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Реабилитирован Андрей Дмитриевич был в январе 1989 г. на основании ст.1 УПВС. Спустя полгода после расстрела брата была арестована его сестра – Глафира, которую ждала та же судьба[89].

Андрей и Глафира часто гостили в Петербурге у своего дяди, Николае Николаевиче Домогацком (1844 - ?). Вместе со своей женой, Софьей Павловной, он проживал на Бассейной улице в доме №25, квартире 10. В начале ХХ в. за этой квартирой была установлена слежка, в связи с принадлежностью Николая Николаевича к масонству, а именно кружку мартинистов (с 1914 г.). Это наблюдение позволило выявить, что в гостях у Домогацких запросто бывают: сын отставного надворного советника Владимир Александрович Турчанинов и помощник делопроизводителя Управления государственного коннозаводства поручик запаса армейской кавалерии Константин Николаевич Анненков[90].

Сам Николай Николаевич получил блестящее образование. Он в 1865 г. окончил физико-математический факультет Московского Университета со степенью кандидата и в 1869 г. в Институт Путей сообщения со званием гражданского инженера[91]. В ходе своей карьеры дослужился до места в Министерстве путей сообщения[92]. В 1880 г. был приписан к Обществу Царицынской железной дороги. Позднее служил правителем дел Юго-Восточной Железной дороги[93]. Николай Николаевич поддерживал тесную связь с одним из своих братьев – Алексеем Николаевичем Домогацким.

Алексей Николаевич Домогацкий (1836 - 1905), проживал в Козельске. В 1861-1864 гг. он был одним из мировых посредников по Козельскому уезду[94]. Затем, в 1866 г. – мировым судьей по Козельскому уезду, а в 1870 г. за заслуги в деле мирового посредничества назначен почетным председателем съезда мировых судей[95]. С 1896 г. и до самой смерти он исполняет должность уездного предводителя дворянства[96]. Его общественно-политическая деятельность не ограничивалась рамками Козельского уезда. В 1873 г. он был избран в Калужское губернское земское собрание, участвуя в его работе на протяжении нескольких сроков[97]. А.Н. Домогацкий был женат на дочери почетного гражданина Александре Ивановне Цыплаковой (1845-1903). От этого брака было 5 детей – Николай, Петр, Анна, Варвара и Александра[98]. Его дети продолжили начинания отца.

Так, Николай Алексеевич(1866-1915), сначала был избран гласным в уездное земское собрание[99], затем в 1906 г. избирается на должность уездного предводителя дворянства[100]. С 1896 г. он являлся Почетным смотрителем городского Козельского училища, состоял в уездном училищном совете[101]. С 1904 г. избран гласным дворянского депутатского собрания от Козельского уезда, участвовал в работе губернского земского собрания[102]. Вместе с дядей, Дмитрием Николаевичем, являлся членом Калужской ученой архивной комиссии[103].

Его брат, Петр Алексеевич (1871-1910), получил техническое образование. 29 июня 1871 г. его отец, Алексей Николаевич Домогацкий, подает прошение об определении сына на учебу в Калужскую гимназию[104]. В августе 1884 г., по прошению отца, Петр был отчислен из числа учеников гимназии[105]. В этом же году он поступает в 4 класс Калужского реального училища, но за неуспеваемость в русском языке был отчислен[106]. Алексей Николаевич не отчаивается дать сыну хорошее образование, и переводит его в Московское реальное училище. Но и там Петру не удается окончить курс наук. За неуспеваемость в немецком языке и математике он также был отчислен[107]. Возвращаясь в Калужскую губернию, Петр снова поступает в калужское реальное училище в 5 класс[108]. Но, к сожалению, закончить его ему не удается. За неуспеваемость он был отчислен из 6 класса[109]. Не закончив Калужское реальное училище, он начал свою гражданскую службу с гласного уездного земского собрания[110]. В 1908 г. как выборный от земства служил в Козельской землеустроительной комиссии[111]. В этом же году стал гласным Мещовского уездного земского собрания[112]. Безвременная кончина 20 августа 1910 г. в Москве в лечебнице по нервным и душевным болезням доктора Баженова не дала ему продолжить свою карьеру[113].

Эта ветвь дворян Домогацких владела винокуренным заводом в Козельском уезде, Костешовской волости, деревне Рога. На протяжении нескольких поколений завод продолжал развиваться и функционировать. Так, число рабочих в период с 1913 по 1916 гг. возрастает с 15 человек до 35[114]. Производимый спирт соответствовал всем требованиям производства: выкурен исключительно из картофеля, доброкачественный, без примесей, бесцветный, без постороннего запаха и вкуса, с содержанием сивушных масел не более 0,8 %, альдегидов не выше 500 мг на литр и крепостью не ниже 80 %[115]. Завод был оснащен паровым двигателем и передовым для того времени оборудованием. В виде двигателя использовалась паровая машина[116]. Следует обратить внимание на то, что винокуренных заводов данного вида в Козельском уезде известно всего несколько: один у Домогацкого, а другой принадлежит Кашкину и находится в Нижних Прысках. Похожим заводом владел и А.Д. Оболенский в Березичах[117]. Главной выпускаемой продукцией был спирт сырец[118], но с 1911 г. начинается расширение производства. Увеличивается и разновидность продукции. Начинает производиться очищенный спирт и барда[119]. В архивных делах 24 фонда ГАКО мы встречаем описание самого Роговского винокуренного завода. Так, помимо двухэтажного здания завода, первый этаж которого был каменный, в второй – деревянный, рядом находились:

  • 4 винных подвала,
  • Каменная изба для рабочих в 6 саженях от завода,
  • Солодовня в 80 саженях от завода,
  • Постоялый двор в 100 саженях от завода,
  • Квартира контролера и надсмотрщика в 110 саженях от завода,
  • Ледник в 40 саженях,
  • Водяная мукомольная мельница с двором и помещением для рабочих в 50 саженях,
  • Контора завода в 50 саженях,
  • Помещение для рабочих в 60 саженях,
  • Кузня в 30 саженях,
  • 2 амбара для хранения хлеба и другого разного материала[120].

В 1916 г. завод прекращает производство спирта из-за нехватки места для его хранения[121]. К этому моменту, 18 апреля 1916 г., заводом было выкурено 26 085 ведер спирта, оставалось выполнить заказ еще на 7 184 ведра, но места для его хранения не было[122]. Управляющий заводом – В.Л. Нискубин, подает прошение с просьбой предоставления цистерны для транспортировки спирта в Калугу от 26 ноября 1916 г.[123] После специального разбирательства транспорт был предоставлен, и к 20 июня 1917 г. цистерна со спиртом прибыла на станцию Калуга-1.[124]

Все эти деятели принадлежали к козельской ветви дворян Домогацких. Они были богатыми земельными владельцами. В этом уезде им принадлежало более 12 имений, также они владели имениями в других уездах Калужской губернии. Прославились они и активной общественной деятельностью не только в рамках уезда и губернии, но и в масштабах Российской империи.

Выходцы из этой ветви переезжали на постоянное место жительство в столичные города – Москву и Петербург. Так Дмитрий Николаевич Домогацкий становится начальником Царицынской ж./д. По мнению исследователей, он принадлежал к масонской ложе мартинистов и был ее активным деятелем.

Таким образом, видно, что представители рода Домогацких козельского уезда были активными общественными деятелями, развивали собственной хозяйство, активно вливались в экономическую жизнь губернии (Роговский № 30 винокуренный завод).

§ 2. Мещовская ветвь рода

Существовали и другие представители рода Домогацких. Некоторые из них проживали в Мещовском уезде. Наиболее яркая личность среди них – Борис Михайлович Домогацкий (1830- 1904), двоюродный дядя Петра и Николая Домогацких. Начав свою службу 24 мая 1844 г. писцом первого разряда Козельского уездного суда[125], затем он был избран на должность заседателя Мещовской дворянской опеки[126]. За свою службу он неоднократно был награжден: бронзовой медалью за поход в Севастополь, крестом ополчения, серебряной медалью государя Николая I, бронзовой медалью Государя Александра II, серебряной медалью императора Александра III, а также орденом святого Владимира 4 степени. Борис Михайлович был женат дважды. В браке с первой женой – Варварой Александровной у него было 3 детей – Александр, Николай и Владимир[127]. Брак со второй женой – Варварой Федоровной детей не принес[128].

Родной брат Бориса Михайловича Домогацкого, Федор Михайлович, был полной противоположенностью своего брата. Его отец, Михаил Борисович, жалуется на него в Мещовскую дворянскую опеку: «… не находясь еще на службе, живет в моем имении праздно, не повинуясь мне; грубит и оскорбляет меня и моих крестьян, буйствует, бесчинствует, делает дерзости…»[129]. Это дело получило продолжение. В 1850 г., спустя год после жалобы, в имение Мещовского уезда, села Цеповое был направлены чиновник особых поручений Григорьев и капитан корпуса жандармов Золотухин с расследованием[130]. В итоге было выяснено, что «… господин Домогацкий практически постоянно ведет не трезвую жизнь, и находясь в этом состоянии позволяет себе над своими крестьянами произвол. Он склоняет молодых девушек-крестьянок к полюбовной связи с ним… Несоглашающихся, он преследует и бьет. Так, например, крестьянка Прасковья Иванова ранена охотничьим ножом в руку, а Марфа Васильева избита. К тому же, по словам других крестьян, Федор Михайлович открыто живет с одной из своих крестьянок, Анной Никифоровой…»[131] По решению Мещовского уездного суда Федор Михайлович был оштрафован и лишался право на наследование этого имения[132].

Его двоюродный брат – Федор Дмитриевич Домогацкий (? - 1864) вместе со своей семьей проживал в Жиздре[133]. Женат он был на дочери подпоручика Цавловского Надежде Андреевне. В этом браке родилось пятеро детей: 4 сына – Андрей, Дмитрий, Петр, Федор, и дочь – Вера[134].

Закончив военную службу в звании поручика, он начал гражданскую службу в юридической сфере и являлся судьей уездного суда, а позднее занял должность заседателя уездного суда[135].

Федор Дмитриевич Домогацкий владел имениями в Мещовском уезде – 142 души м.п., 145 душ ж.п., Орловской губернии, Дмитриевского уезда – 28 душ м.п., 29 душ ж.п. и Курской губернии, Цигровского уезда – 100 душ м.п., 99 душ ж.п[136].

Судьба многих представителей рода Домогацких печальна. Большинство из них было расстреляно после событий 1917 г. Такая судьба постигла указанных выше Дмитрия и Глафиру Домогацких. В книгах памяти различных областей указано еще около 20 представителей этой фамилии, которых постигла та же участь. Конечно, репрессии и казни затронули не всех представителей фамилии. Часть из них смогла эмигрировать, часть осталась в России. В годы Великой Отечественной войны Домогацкие находясь в рядах Красной Армии сражались против немецко-фашистских захватчиков. Фамилии погибших на фронтах войны калужан Домогацких занесены в Книгу Памяти Калужской области. Так, Николай Васильевич Домогацкий (1908-1941) из Малоярославецкого района участвовал в ВОВ и пропал без вести[137].

Судьба некоторых представителей рода Домогацких после 1917 г. остается еще не до конца исследована. Эти данные могут быть открыты в ходе дельнейшего исследования.

Род Домогацких является достаточно ярким и значимым в жизни Калужского края. Каждый представитель этого семейства проявлял себя как активный участник общественной, экономической и политической жизни не только Калужского региона, но и России. В настоящее время интерес вызывает история простых людей, которые служили на военной и государственной службе, занимали выборные должности, внося вклад в жизнь того или иного региона. Род Домогацких – это пример верного служения Отечеству.

Список использованных источников и литературы

  1. Государственный архив Калужской области (ГАКО). Ф. 24. Оп.1.Д . 72.
  2. ГАКО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 248.
  3. ГАКО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 663.
  4. ГАКО. Ф. 24. Оп.1. Д .765
  5. ГАКО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 2.
  6. ГАКО. Ф. 62. Оп. 5. Д. 94.
  7. ГАКО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 340.
  8. ГАКО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 1654.
  9. ГАКО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 1664.
  10. ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 59.
  11. ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 158.
  12. ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 539.
  13. ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 762.
  14. ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 1086.
  15. ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 2061.
  16. ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д .2477.
  17. ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 2885.
  18. ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 3048.
  19. ГАКО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 415.
  20. ГАКО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 235.
  21. ГАКО. Ф. 86. Оп. 4. Д. 550.
  22. ГАКО. Ф. 260. Оп. 1. Д. 1167
  23. Государственный архив Орловской области (ГАОО). Ф. 68. Оп. 7. Д.60.
  24. ГАОО. Ф. 760. Оп. 1. Д.668.
  25. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 210. Оп. 2. Д. 55.
  26. РГАДА. Ф. 210. Оп. 2. Д. 56.
  27. РГАДА. Ф. 210. Оп. 2. Д. 58.
  28. РГАДА. Ф. 210. Оп. 2. Д. 59.
  29. РГАДА. Ф. 210. Оп. 2. Д.176.
  30. Арсеньев Ю.В. Геральдика: Лекции, читанные в Московском археологическом институте в 1907-08 году. М., 1908.
  31. Белинский В. Русский геральдический словарь: в 2 вып. СПб., 1913. Вып.1
  32. Булычев Н. Перечень лиц, занимавших должности по выборам дворянства с 1785 года. Калуга: Типография губернского правления, 1908.
  33. Булычев Н. Список дворян, внесенных в дворянскую родословную книгу Калужской губернии по 1 октября 1908 года. Калуга: Типография губернского правления, 1908.
  34. Вилинбахов Г.В. Геральдика - вспомогательная историческая дисциплина (к вопросу о предмете исследования и структуре) // Геральдика: Материалы и исследования. Л., 1983.
  35. Голубинский Е. История канонизации святых в русской церкви. М., 1894.
  36. Дворцовые разряды, т. III, СПб., 1852, 563с.
  37. Доклады и приговоры, состоявшиеся в царствование Петра Великого на 1711 г., изданные Императорской академией наук под ред. Н.В. Калачова. Т.1. СПб.: Типография Императорской академии наук, 1880.
  38. История княжества псковского. Ч.2. Киев, типография Киево-Печерской лавры, 1831г.
  39. Латкин В. А. Материалы для истории земских соборов XVII ст. СПб., 1884.
  40. Описание и алфавиты к атласу калужской губернии. СПб., 1782.
  41. Памятная книжка (ПК) Орловской губернии за 1870 г.
  42. ПК Калужской губернии за 1898 г.
  43. ПК Орловской губернии за 1910 г.
  44. ПК Калужской губернии за 1873 г.
  45. ПК Калужской губернии за 1885 г.
  46. ПК Калужской губернии за 1896 г.
  47. ПК Калужской губернии за 1903 г.
  48. ПК Калужской губернии за 1904 г.
  49. ПК Калужской губернии за 1906 г.
  50. ПК Калужской губернии за 1908 г.
  51. ПК Калужской губернии за 1909 г.
  52. ПК Калужской губернии за 1914 г.
  53. ПК Калужской губернии за 1917 г.
  54. П. фон Винклер. Русская геральдика. История и описания русских гербов, с изображением всех дворянских гербов, внесенных в Общероссийский гербовник. Т.2. СПб., 1892.
  55. Сенатский архив. Т. VII. СПб.: Типография правительствующего Сената., 1895.
  56. Список фабрик и заводов Калужской губернии, состоящих в ведении фабричной инспекции, с указанием числа рабочих и суммы производства по сведениям за 1912 год.//Памятная книжка Калужской губернии за 1914 год.
  57. Списки городских воевод и других лиц воеводского звания Московского государства XVII столетия, 1902.
  58. Андреев А.Р. Довмонт Псковский. Документальное жизнеописание. М.: Издательство Анисимов Н.Н. Сорокин В.Н. Козельск. Тула: Типография изд-ва газеты «Коммунар», 1966.
  59. Межрегиональный центр отраслевой информатики Госатомнадзора России, 1997.
  60. Воссоединение Украины с Россией. Сб. документов и материалов, М., 1953, т. III, № 197
  61. Карамзин Н.М. История государства российского. М., 1994.
  62. Книга памяти Орловской губернии. Орел, 2005.
  63. Книга памяти Калужской области. Т.2. Калуга: Золотая аллея, 2002.
  64. К истории Земского собора 1653 г. // ж. Исторический архив, № 4. 1957
  65. Медведев М.Ю. Родовые предания в русской геральдике // Известия Русского генеалогического общества. СПб, 1996. Вып. 5
  66. Охотникова В.И. Повесть о Довмонте. Л., 1985.
  67. ПСРЛ, т. V.
  68. «Памятники русского служилого сословия». М., Древлехранилище, 2011.
  69. Платонов О.А. Тайная история масонства. М.: ЭКСМО, 2007.
  70. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М.: НАУКА, 1992.
  71. Российский некрополь. № 6. 2000. Изд-во ВИРД.

[1] «Памятники русского служилого сословия». М., Древлехранилище, 2011. 556с.

[2] К истории Земского собора 1653 г. // ж. Исторический архив, № 4. 1957

[3] Воссоединение Украины с Россией. Сб. документов и материалов, М., 1953, т. III, № 197.

[4] Дворцовые разряды, т. III, СПб., 1852, 563с.

[5] Латкин В. А. Материалы для истории земских соборов XVII ст. СПб., 1884.

[6] Списки городский воевод и других лиц воеводского звания Московского государства XVII столетия, 1902.

[7] РГАДА. Ф. 210. Оп. 2. Д. 59. Л.212

[8] Там же. Д.176. Л. 173

[9] Там же. Д. 55. Л. 162

[10]Там же. Д. 56. Л. 152

[11] Там же. Д. 58. Л. 160

[12] Там же. Д. 59. Л. 150.

[13] Доклады и приговоры, состоявшиеся в царствование Петра Великого на 1711 г., изданные Императорской академией наук под ред. Н.В. Калачова. Т.1. СПб.: Типография Императорской академии наук, 1880.

[14] Сенатский архив. Т. VII. СПб.: Типография правительствующего Сената., 1895.

[15] РГАДА. Ф. 210. Оп. 2. Д. 59. Л. 284

[16] Там же. Л. 273

[17] РГАДА. Ф. 210. Оп. 2. Д. 59. Л. 261

[18] РГАДА. Ф. 210. Оп. 6. Д. 176. Л. 109

[19] Там же. Оп. 2. Д. 59. Л. 71

[20] ГАКО. Ф. 24. Оп. 1. Д .765

[21] П. фон Винклер. Русская геральдика. История и описания русских гербов, с изображением всех дворянских гербов, внесенных в Общероссийский гербовник. Т.2. СПб., 1892.

[22] Белинский В. Русский геральдический словарь: в 2 вып. СПб., 1913. Вып.1

[23] Лакиер А.Б. Русская геральдика. М.: Книга, 1990.

[24] Вилинбахов Г.В. Геральдика - вспомогательная историческая дисциплина (к вопросу о предмете исследования и структуре) // Геральдика: Материалы и исследования. Л., 1983. С. 12.

[25] Медведев М.Ю. Родовые предания в русской геральдике // Известия Русского генеалогического общества. СПб, 1996. Вып. 5. С. 28-33.

[26] П. фон Винклер. Русская геральдика. История и описания русских гербов, с изображением всех дворянских гербов, внесенных в Общероссийский гербовник. Т.2. СПб., 1892. Л.4.

[27] Арсеньев Ю.В. Геральдика: Лекции, читанные в Московском археологическом институте в 1907-08 году. М., 1908. С. 154.

[28] Вилинбахов Г.В. Геральдика - вспомогательная историческая дисциплина (к вопросу о предмете исследования и структуре) // Геральдика: Материалы и исследования. Л., 1983. С. 12.

[29] Там же. Ф. 66. Оп. 2. Д. 158. Л. 16

[30] Выписки из IХ тома Св. Законов изд. 1876 года. О свойствах в разных родах дворянского состояния. Ст. 17.// Дворянские роды, внесенные в Общий гербовник Всероссийской империи. Часть 1. (до конца ХVI столетия.). СПб. Типография М.М. Стасюлевича, 1890. – С. 29.

[31] ГАКО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 1664. Л.1

[32] Там же. Оп. 2 .Д. 1664. Л.3 об.

[33] Там же. Оп. 1. Д. 1664. Л. 1 об.-2об.

[34] Охотникова В.И. Повесть о Довмонте. Л., 1985. – С. 86.

[35] ГАКО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 1664. Л. 1

[36] Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М.: НАУКА, 1992. – С. 213-214.

[37] Карамзин Н.М. История государства российского. М., 1994. – С. 189-191.

[38] ПСРЛ, т. V. С. – 130.

[39] История княжества псковского. Ч.1. Киев, типография Киево-Печерской лавры, 1831г. С. 84

[40] Карамзин Н.М. История государства российского. М., 1994. – С. 241

[41] Голубинский Е. История канонизации святых в русской церкви. М., 1894. – С.186.

[42] История княжества псковского. Ч.2. Киев, типография Киево-Печерской лавры, 1831г. С. 12-16.

[43] Там же. С. 85.

[44] Там же. С. 14.

[45] Голубинский Е. История канонизации святых в русской церкви. М., 1894. – С.187.

[46] Андреев А.Р. Довмонт Псковский. Документальное жизнеописание. М.: Издательство Межрегиональный центр отраслевой информатики Госатомнадзора России, 1997. – С. 236.

[47] ПСРЛ. Ч.2. С. 15.

[48] ПСРЛ, т. V. С. – 123.

[49] Андреев А.Р. Довмонт Псковский. Документальное жизнеописание. М.: Издательство Межрегиональный центр отраслевой информатики Госатомнадзора России, 1997. – С. 243.

[51] Описание и алфавиты к атласу калужской губернии. СПб., 1782.

[52] ГАОО. Ф. 68. Оп. 7. Д.60. Л. 1, 52

[53] ГАОО. Ф. 760. Оп. 1. Д.668. Л. 771-773 об.

[54] Памятная книжка Орловской губернии за 1898 год. Орел: Типография губернского правления, 1898. – С. 148

[55] Там же.- С. 150

[56] Памятная книжка Орловской губернии за 1898 год. Орел: Типография губернского правления, 1898С. - 149

[57] Памятная книжка Орловской губернии за 1910 год. Орел: Типография губернского правления, 1910. - С. 254

[58] Памятная книжка Орловской губернии за 1910 год. Орел: Типография губернского правления, 1910.- С. 258.

[59] Там же. - С. 263.

[60] Там же. - С. 262.

[61] Памятная книжка Орловской губернии за 1910 год. Орел: Типография губернского правления, 1910.- С. 255.

[62] Там же. - С 256

[63] Описание и алфавиты к атласу калужской губернии. СПб., 1782.

[64] ГАКО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 340. Л.3

[65] Там же. Л. 5

[66] Н. Булычев. Перечень лиц, занимавших должности по выборам дворянства с 1785 года. Калуга: Типография губернского правления, 1908.

[67] ГАКО. Ф. 66. Оп. 1. Д. 340. Л. 6

[68] Там же. Ф. 66. Оп. 2. Д. 539. Л. 12

[69] Н. Булычев. Перечень лиц, занимавших должности по выборам дворянства с 1785 года. Калуга: Типография губернского правления, 1908.

[70] Тот же Список дворян, внесенных в дворянскую родословную книгу Калужской губернии по 1 октября 1908 года. Калуга: Типография губернского правления, 1908.

[71] Описание и алфавиты к атласу калужской губернии. СПб., 1782.

[72] Н. Булычев. Перечень лиц, занимавших должности по выборам дворянства с 1785 года. Калуга: Типография губернского правления, 1908.

[73] Описание и алфавиты к атласу калужской губернии. СПб., 1782.

[74] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 539. Л. 12

[75] Там же. Д. 762. Л. 14

[76] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д.762. Л.13.

[77] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 539. Л. 11-12

[78] Российский некрополь. № 6. 2000. Изд-во ВИРД. – С. 34.

[79] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 2061. Л. 7

[80] Там же. Д. 1654. Л. 11

[81] Там же Л. 10,12

[82] Там же. Л. 15

[83] Памятная книжка Калужской губернии за 1885г. – С. 96; Памятная книжка Калужской губернии за 1903г. – С. 109

[84] ГАКО ф. 47. Оп. 1. Д. 2. Л. 10,12

[85] Памятная книжка Калужской губернии за 1906 г. С. 111

[86] Памятная книжка Калужской губернии за 1917 г. С. 115

[87] Памятная книжка Калужской губернии за 1909 г. С. 31

[88] Памятная книжка Калужской губернии за 1914 г. С. 84; ПК за 1906 г. С. 111

[88] Памятная книжка Калужской губернии за 1917 г. С. 115

[88] Памятная книжка Калужской губернии за 1909 г. С. 31

[89] Книга памяти Орловской губернии. Орел, 2005. – С. 236-240.

[90] Платонов О.А. Тайная история масонства. М.: ЭКСМО, 2007. - С. 382.

[91] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д .2477. Л. 12.

[92] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д .2477. Л. 15

[93] Платонов О.А. Тайная история масонства. М.: ЭКСМО, 2007. - С. 383.

[94] ГАКО. Ф. 66. Оп.2. д. 2885. Л. 3.

[95] Памятная книжка Калужской губернии на 1870 год. – С. 73.

[96] Памятная книжка Калужской губернии за 1896 год. – С. 64.

[97] Памятная книжка Калужской губернии за 1873 год. – С. 9

[98] Н. Булычев. Список дворян, внесенных в дворянскую родословную книгу Калужской губернии по 1 октября 1908 года. Калуга: Типография губернского правления, 1908

[99] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 2885. Л. 1-2

[100] Памятная книжка Калужской губернии за 1906 г. – С. 76

[101] Памятная книжка Калужской губернии за 1896 г. – С. 66

[102] Памятная книжка Калужской губернии за 1904 г. – С.43.

[103] ГАКО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 2. Л. 10,12

[104] ГАКО. Ф. 78. Оп. 1. Д. 235. Л. 104.

[105] Там же. Л. 105.

[106] Там же. Д. 415. Л . 52 об.

[107] Там же. Л. 53-54

[108] Там же. Л. 55

[109] Там же. Д. 425. Л . 55 об.

[110] Памятная книжка Калужской губернии за 1904 г. – С.109.

[111] Памятная книжка Калужской губернии за 1908 г. – С. 91

[112] Там же. С. 126

[113] ГАКО. Ф. 86. Оп. 4. Д. 550. Л.12.

[114] Там же. Ф. 24. Оп. 1. Д. 248. Л. 2-3.

[115] ГАКО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 663. Л. 13.

[116] Список фабрик и заводов Калужской губернии, состоящих в ведении фабричной инспекции, с указанием числа рабочих и суммы производства по сведениям за 1912 год.//Памятная книжка Калужской губернии за 1914 год. – С. 305

[117] Анисимов Н.Н. Сорокин В.Н. Козельск. Тула: Типография изд-ва газеты «Коммунар», 1966. – С. 40.

[118] Список фабрик, заводов и других промышленных предприятий Калужской губернии. По данным Всероссийской Промышленной и Профессиональной переписки 1918 года. М., Типография Финансового отдела., 1919г. – С. 14

[119] ГАКО. Ф. 24. Оп. 1. Д . 72. Л. 21-23.

[120] ГАКО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 765. Л. 21

[121] ГАКО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 765. Л. 22

[122] Там же. Л. 24

[123] Там же. Л. 47

[124] ГАКО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 765. Л. 84.

[125] ГАКО. Ф. 62. Оп. 5. Д. 94. Л. 224

[126] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 3048. Л. 12

[127] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 1086. Л. 2-3  

[128] Там же. Л. 3об.

[129] ГАКО. Ф. 260. Оп. 1. Д. 1167. Л. 6.

[130] Там же. Л. 14

[131] Там же. Л. 16

[132] Там же. Л. 23

[133] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д . 158. Л. 3.

[134] Н. Булычев. Список дворян, внесенных в дворянскую родословную книгу Калужской губернии по 1 октября 1908 года. Калуга: Типография губернского правления, 1908.

[135] ГАКО. Ф. 66. Оп. 2. Д. 158. Л. 2

[136] Там же. Л. 5

[137] Книга памяти Калужской области. Т.2. Калуга: Золотая аллея, 2002. - С. 417.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top