Пономарёв А.И.

Забайкальское казачье войско вписало в историю России немало славных страниц. Выражение Л.Н. Толстого о том, что "граница породила казачество, а казаки создали Россию", особенно точно характеризует забайкальцев. Именно они создали Россию на востоке страны, а потом на протяжении столетий охраняли ее границу. За каждым прожитым войском днем стояли судьбы людей, прославивших этот край ратными и трудовыми делами. Благодаря казакам держава укрепилась на дальневосточных границах, вышла к Тихому океану, приобрела несметные богатства на территории от Байкала до Уссурийского края.

Актуальность работы заключается в том, что в последнее время в России отмечается повышение интереса к истории Отечества, к истории Забайкальского казачества. Происходит возрождение Забайкальского казачьего войска, проводятся различные конференции, посвящённые изучению истории Забайкальского казачьего войска (далее ЗКВ). Хотелось бы отметить, что вопросы становления и развития физического воспитания Забайкальских казаков середины XIX- начала XX века в нашем крае освещаются недостаточно. Тем не менее, воссоздание целостной картины этого процесса предполагает глубокое и всестороннее изучение. Также необходимо отметить, что в 2011 году отмечается 160-ти летний юбилей Забайкальского казачьего войска.

Историографию по исследуемой проблеме можно рассматривать по традиционной схеме: дореволюционная, советская и постсоветская. Такой подход позволяет охарактеризовать количественные и качественные стороны развития историографии.

До 1917 г. в России вышло большое количество работ, в которых рассматривалось первое появление русских на востоке страны, заселение и оборона дальневосточных границ, оценивалось участие казаков в этих процессах. В целом в дореволюционной историографии можно выделить два этапа: начальный, охватывающий вторую половину XIX в. И второй этап – с начала XXв. до 1917 г [9, с.6].

Первые публикации о забайкальских казаках появились во время официального учреждения Забайкальского казачьего войска. В 1851 году в Санкт-Петербурге были напечатаны "Положение о Забайкальском казачьем войске" и "Положение о пеших батальонах Забайкальского казачьего войска". В последующее время было выпущено немало брошюр, касающихся служебной деятельности забайкальских казаков, носящих также официальный характер. Это "Ведомости о поселениях Забайкальского казачьего войска" (Чита, 1887); "Материалы для статистики Забайкальского казачьего войска" (Иркутск, 1885); ежегодные "Отчеты о состоянии Забайкальского казачьего войска", различные реестры, именные и формулярные списки, окладные и комиссариатские книги, распорядительная документация и материалы. Такие источники законодательного и нормативного характера, а также материалы и проекты преобразований забайкальского казачества позволяют понять политику царского правительства, которое весьма положительно оценивало деятельность ЗКВ в то время.

Важное значение имело появление в конце XIX в. работ Ф.Ф. Бруссе и Н.Н. Эпова, специально посвящённые истории Забайкальского региона. Исследование Брюса посвящено бурятам и тунгусам, которые сыграли значительную роль в охране и обороне границ Забайкалья в составе Забайкальского казачьего войска. Эпов в своей работе попытался создать обобщающий труд по истории ЗКВ.

Второй этап изучения ЗКВ в дореволюционной историографии охватывает период с конца XIX в. до 1917 г. В работах данного периода большое внимание уделялось вопросу боевого применения ЗКВ в военном походе в Китай.

Службу пограничных казаков хорошо исследовал и описал в историческом очерке «Забайкальские казаки» войсковой старшина Забайкальского казачьего войска А.П. Васильев. Будучи неординарной личностью, патриотом своего края, обладая огромным архивным материалом по Забайкальскому казачьему войску, он с большой достоверностью показал, что ещё задолго до официального создания Забайкальского казачьего войска граница России в Забайкалье надёжно сохранялась русскими, бурятскими и тунгусскими казаками. Тем не менее, несмотря на это Васильев практически не касается тем физического воспитания, как молодого казачества, так и взрослого казачьего населения. Он же подметил одну из самобытных черт казаков – дружеское отношение между собой, невзирая на национальность и вероисповедание. Этому способствовало совместное проживание, общность интересов по охране границы.

В целом дореволюционная историография достигла определённых успехов в изучении вопросов переселения казаков, организационного оформления войска и участия его в военных конфликтах. В то же время не было сделано глубокого анализа применения ЗКВ в войнах конца XIX-начала XX в.

В период советской власти история Забайкальского казачества практически не изучалась, это связано, прежде всего, с тем, что казаки во время Гражданской войны 1918-1920 годов участвовали на стороне так называемых «белых». Тем не менее, в 1936 г. вышла работа Ф. Шулунова «К истории Бурят-монгольского казачества» в городе Улан-Удэ [9, с.9].

В современное время начинается новый виток изучения истории Забайкальского казачества. Одна из первых работ, выпущенных в 90-е годы – исторический очерк Н.Н. Смирнова «Слово о Забайкальских казаках». В своей работе автор исследует историю Забайкальских казаков с момента завоевания Сибири землепроходцами. Большое количество работ вышло по истории Амурского казачества, которое непосредственно имеет прямое отношение к Забайкальским казакам, так как именно Забайкальские казаки пополняли ряды казаков на Амуре. Амурским областным краеведческим музеем им. Г.С. Новикова выпущен сборник статей и публикаций по истории Амурского казачества XIX-XX вв. под редакцией Абеленцева В.Н. В 2009 г. выпушен сборник документов к 120-летию Уссурийского казачьего войска в городе Хабаровске. В 2007 году Голято Валерий Николаевич в своей диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук рассмотрел вопрос о ЗКВ в военной политике России в середине XIX-начале XX в. В своей работе автор попытался выявить и исследовать закономерности развития ЗКВ, определить его в военной политике России на Дальнем Востоке.

Целью работы является рассмотрение физической и тактической подготовки ЗКВ во второй половине XIX - начале XX в.

Достижение указанной цели предопределяет постановку и решение следующих задач:

- показать становление строевого образования ЗКВ;

- рассмотреть особенности обучения ЗКВ действию из артиллерийских орудий;

- исследовать физическую подготовку ЗКВ, на примере молодого казачества проследить особенности физической подготовки Забайкальских казаков;

- проанализировать физическую подготовку казаков-буддистов, и сравнить её с подготовкой русских казаков;

В сороковых годах XVII в. Русские установили контакты с бурятскими и тунгусскими племенами Забайкалья. Главную роль в этом сыграли небольшие отряды казаков землепроходцев. Отряд Петра Бекетова, пришедший в 1653 году из Енисейска, основал первые поселения в Забайкалье – Иргенский и Нелюдский остроги.

В 1666 году в трёх основных острогах Забайкалья насчитывалось 354 казака: в Нерчинском – 194, в Баргузинском - 70, в Селенгинском – 90. В 1689 году был подписан Нерчинский договор между Россией и Китаем по установлению границы. Охрана границы вызвала необходимость увеличить число казаков. Вдоль границы начали образовываться казачьи посёлки, к моменту заключения Нерчинского договора во всех поселениях пограничной линии насчитывалось уже 8730 душ обоего пола казачьего населения. Для охраны границы стали формироваться бурятские и тунгусские казачьи отряды. В 1760 году был сформирован тунгусский конный полк под началом князя Урульгинской орды Гантимура, а в 1764 году были созданы четыре бурятских конных полка. Первоначально практически вся южная граница Забайкалья охранялась казаками из бурят и тунгусов [11, с.8].

Беспокоясь об охране восточных рубежей Российской Империи, формируя для этого бурятские, тунгусские и смешанные с русскими пограничные казачьи полки, правительство России проводило взвешенную национальную политику. В 1851 году было образовано Забайкальское казачье войско, инициатором этого был генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев-Амурский. В июне 1851 года во вновь образованном Забайкальском казачьем войске состояло 48169 душ мужского пола. Из них конных 20410 и пеших 27759 [5, л.5 об.]. Управление делилось на главное и местное. Главное управление принадлежало Генерал-губернатору Восточной Сибири. Местное войсковое управление состояло: из Войскового наказного атамана, войскового дежурства, войскового правления, бригадного управления, сотенного управления в конных полках и батальонного управления в пеших батальонах. Войсковое правление состояло из старшего члена, двух асессоров и войскового контролёра – всё под председательством наказного атамана.

Строевая подготовка даже конных частей была ничтожна. Поэтому 15 октября 1851 года Муравьёв вышел с ходатайством о командировании в образцовый полк в Петербург из конных частей: от русских полков по одному уряднику и шесть казаков, от бурят – по одному уряднику и двенадцать казаков [7, с.38]. Тем не менее, ходатайство Муравьёва было удовлетворено частично. Николай I 14 марта 1852 года велел послать от каждого полка по одному упряднику и двух казаков, и от каждого батальона по два урядника и два казака. Итого 90 человек при одном офицере. Срок пребывания в Петербурге был определён в два года.

Летом 1852 года казаки были собраны: пешие по батальонам, конные русские по сотням, а бурятские по полкам. После шестидневного обучения батальоны были представлены Муравьёву на смотр. Они делали различные эволюции в батальонных колоннах и развёрнутым фронтом, командование взводами осуществлялось казаками. При бригадных штабах были выставлены почётные караулы. «Их осанка, движение, строй, и ответы заставили меня невольно забыть, что эти люди крестьяне», писал Муравьёв в рапорт Николаю от 17 сентября 1852 года [7, с.39].

Летом 1852 года казаки были собраны: пешие по батальонам, конные русские по сотням, а бурятские по полкам. После шестидневного обучения батальоны были представлены Муравьёву-Амурскому на смотр. Казаки делали различные эволюции в батальонных колоннах и развёрнутым строем, также необходимо отметить, что взводами командовали казаки. При бригадных штабах были выставлены почётные караулы. «Их осанка, движение, строй, и ответы заставили меня невольно забыть, что эти люди крестьяне», именно так описывал казаков Муравьёв-Амурский в рапорте Николаю I17 сентября 1852 года [7, с.39].

14 ноября 1852 года военный министр разрешил создать учебную команду в Чите и назначить в неё 176 пеших казаков, 71 конных и 3 обер-офицера. Следовательно, методическая строевая подготовка Забайкальского казачьего войска началась не раньше 1853 года [7, с.41].

Если исследовать тактическую подготовку Забайкальских казаков, то можно заметить, что казаки использовали тактику лёгкой конницы кочевых народов. Это обуславливалось, прежде всего, ландшафтом местности, на которой велись боевые действия.Их обучение строилось на тактике и приёмах, заимствованных в далёком прошлом. Сильно отличаясь своей организацией и условиями своего служебного быта от полков регулярной кавалерии, казачьи полки не менее сильно отличались от них и тактикой боевых действий, которую они широко использовали. Наиболее часто употреблялись такие тактические приёмы как «лава» (атака рассыпным строем) (Приложение 1) и «вентерь» (засада) (Приложение 3). «Лава» – подвижный бесформенный, не поддающийся никакой регламентации или уставным правилам, строй. Это был излюбленный боевой порядок казачьей кавалерии, изобретённый самими казаками, который наиболее соответствовал их природным качествам – сметливости, ловкости, наблюдательности, способности действовать в одиночку. Все эти качества казаков позволяли эффективно применять в бою лаву, которая в зависимости от боевой обстановки могла быть то рассыпной, то сомкнутой, то производилась одновременно со спешиванием казаков.

Искусство боевого применения лавы заключалось в полном взаимопонимании между казаками и их командирами, когда по условным знакам они должны были выполнить распоряжение командовавшего лавой, в личной инициативе каждого воина, который встречался с неприятелем один на один и должен был действовать, исходя из сложившейся на поле боя обстановкой,  тем самым делая себя наименее предсказуемыми, что давало преимущество перед противником. 

При построении лавы сотней, из её состава назначался «маяк», состоявший из урядника и 6 – 8 казаков, которые, построившись в одну шеренгу, держались за серединой лавы. После атаки сотня собиралась к своему «маяку». Все остальные казаки выстраивались в одну шеренгу на расстоянии 4 – 6 шагов друг от друга, имея своих офицеров на их местах, как при сомкнутом двух шереножном развёрнутом строю, то есть в нескольких шагах впереди. Лучшие казаки сотни становились на её флангах, с целью действовать на фланги неприятеля, когда он находился в сомкнутом строю, или с целью прорыва его строя, когда он тоже рассыпался (фланкировал).

Очень часто, из-за малочисленности казачьего полка, лава строилась по описанному выше способу одновременно всем полком или несколькими его сотнями. Лавой казаки пользовались для атаки, для маневрирования с целью утомления противника, для охватывания его флангов и для действий в его тылу. 
«Вентерь», как и лава, не поддаётся точному описанию, так как ни для вентеря, ни для лавы не существовали писанные определённые правила. Практическое применение лавы и вентеря было самое разнообразное, так как оно зависело от условий боевой обстановки, от удобного случая, от личной находчивости казаков. Обычно при устройстве вентеря одна часть казаков располагалась заблаговременно и скрытно в засаде, а другая их часть, симулируя отступление, завлекала неприятеля в засаду. Улучив удобный момент, отступавшие казаки, и те, кто находился в засаде, бросались в атаку на преследовавшегося противника, который неожиданно попадал в окружение.

Даже в ходе или в движении казачьих лошадей имелась своя особенность: казаки никогда не употребляли галопа, служившего в кавалерии для плавного перехода из рыси в карьер, употреблявшийся при необходимости развития наибольшей скорости движения, например при проведении атаки. Вместо галопа казаки всегда шли «намётом», представляющим собою нечто среднее между рысью и галопом.

Несмотря на то, что выверенных правил атакой лавы и «Вентеря» не было, тем не менее, казаки обучались строевым занятиям, на летних сборах пехоты и кавалерии [1, л.2]. Также проводились инспекторские осмотры войск, которые оценивали их состояния и боеготовность. В 1871 году полковник Иванов осмотрел ЗКВ в летние дни и заметил, что в пешем войске – лучше всех батальоны I пешей бригады, затем 9 и 10 батальоны. Необходимо отметить, что большое внимание уделялось барабанщикам и горнистам. Так Иванов заметил, барабанщики и горнисты 9 батальона, стоят ниже музыкантов остальных батальонов. Огромное значение имеет стрельба и обучение казаков стрельбе. Иванов отметил, что во всех батальонах прикладка для стрельбы и развёрнутый строй слабы, в особенности батальоны 2 и 3 бригад, на что он велел обратить внимание полковых командиров. Иванов наблюдая, за квартирующим в городе Троицкославске вторым полубатальоном Ургинского сводного казачьего пешего батальона отметил его отличное состояние. В отличие от квартирующего в Троицкославске второго полубатальона, сводный пеший казачий отряд, состоящий при ссыльнокаторжных, на Карийских золотых промыслах по малочисленности людей для несения караульной службы, строевым учением занимался весьма редко, рассыпной строй и стрельба совсем не производилась. Пеший строй совсем слаб, в особенности же стрельба и рассыпной строй. На этапах и прочих местах наряда казаки за недостатком за ними присмотра в строевом образовании весьма слабы, а в особенности конные казаки [3, л.38 об.].

При осмотре полковником Ивановым Забайкальского казачьего войска явно видны недостатки организации строевых учений. Стрельба проводиться редко, и то не во всех батальонах, рассыпной строй также желал лучшего, тем не менее, казаки при несении службы на границе показывали хорошую подготовку и выучку. Поход в Китай в 1900—1902 годах явился боевым крещением Забайкальского и Амурского казачьих войск. И именно в этом походе казаки проявили не только выучку ну и смекалку. Например, казаки однажды вызвали неприятельский огонь демонстрацией. Они разложили в разных местах костры, привели и поставили на берегу две негодных лошади. Демонстрация удалась. Неприятель выпустил даром 170 выстрелов [7, с.78]. Казаки полностью использовали своё преимущество на полях сражений. Прекрасно ориентируясь на местности, они устраивали засады, демонстрации, могли часами выматывать противника. Также казаки характеризуются удалью и смелостью показанной в боях.

Необходимо также сказать о действии строевых уставов, которые регламентировали правила захождения развёрнутым сроем, правила стрельбы и т.д. Например, для захождения из развёрнутого строя повзводно или полувзводно командовалось направление и «МАРШ». Подобно тому, как командовалось при захождении по отделениям. При этом если захождения делалось взводами, командиры взводов, а если полувзводами или отделениями, то все взводные и полувзводные, командиры, с первою же командой, шли каждый на то место, на которое должен был вступить заходящий фланг его части, вторая же команда – «марш» - подавалась, когда они были уже на тех местах. Для восстановления развёрнутого строя из колонны с полными дистанциями командовалось: «Во фронт марш». При наступлении батальона с вздвоенными взводами, и при движении карэ, вместо марша, помещённого в свод боёв и сигналов в первом разряде, барабанщиками и горнистами игрался марш. Этот же марш игрался и при церемониальном марше сомкнутыми колоннами при прохождении головной части. Для открытия пальбы залпом при карэ и из развёрнутого строя, по усмотрению командира употреблялся сигнал - два такта Гренадёрского похода [1, л.3 об.].

Прицеливание также проходило по команде: «Шеренга КЛАДСЬ, в два приёма, «Раз Два!». После, производился выстрел по команде: «ПЛИ», по которой плавно спускался курок средним суставом указательного пальца. При этом нужно было стараться, чтобы ружьё не сошло с прицельной линии. Для этого рекомендовалось не отворачивать головы, не моргать глазом, держать неподвижно и задерживать дыхание в миг спуска курка. После того как производился спуск курка необходимо было выдержать ружьё в том же положении не отворачивая головы и не снимая пальца со спуска. [3, л.18 об.].

При батальонных учениях командиры частей, которым предстояло командовать, выходили на два шага. При всех построениях, как с места, так и на ходу взводные (полувзводные) командиры для предупреждения войска, называли сначала свою часть и затем командовали то, что для выполнения построения нужно, если только команды не произносились одна за другой, например: 1) такой-то взвод НАПРАВО; 2) МАРШ; 3) СТОЙ, равняйсь. Стрелковая рота становилась за флангами батальона повзводно, в производных колоннах слева [3, л.112 об.].

По приказу военного министра от 8 июня 1865 года командиры должны были наблюдать за учреждёнными частями и лабораторными школами. На обязанности их ложилось образование вверенных им частей по фронту, стрельбе, лабораторному искусству и глазомерному определению расстояний, а также гимнастике и грамотности. При сборе бригады в лагере Командир распределял время занятий батарей или парков и наблюдал за упражнениями в стрельбе, а также за полигонными занятиями [3, л.143 об.].

С момента образования ЗКВ началась подготовка Забайкальских казаков, первым этапом послужило ходатайство Муравьёва-Амурского, когда по приказу Николая I90 человек были командированы в образцовый полк в Петербург. Методическая же строевая подготовка Забайкальского казачьего войска началась не раньше 1853 года, когда были созданы учебные команды в Чите. Строевое обучение исходило из приказов военного министра, обо всех изменениях в строевом образовании извещалось Забайкальское казачье правление, которое извещало все батальоны. Также состояние ЗКВ оценивалось высшим офицерским составом. Тактическая подготовка казаков велась круглый год: проводились летние сборы, а в зимнее время подготовка велась на «зимних квартирах».

Основной тактикой казаков было использование «лавы» и «вентеря», что исходило из возможностей казаков противостоять врагу, несмотря на свою малочисленность войска, а также местности, на которой велись боевые действия.

Проверкой тактической подготовки казаков послужили Поход в Китай 1900-1902 гг. и русско-японская война (1904-1905), где казаки показали хорошую подготовку и выучку.

***

Для обучения казаков стрельбе из артиллерийских орудий использовались «квартиры», на которых проводилась тренировка с использованием деревянных орудий, которые являлись макетом настоящих боевых орудий. Квартиры действовали как в зимнее, так и в летнее время. Обучались, как правило, только нижние чины. После освоения деревянных орудий, казаки допускались к настоящим боевым орудиям.

На зимних квартирах обучались нижние чины, по распоряжению частных начальников на деревянных орудиях заряжению и пальбе, в обучение входило действие с банником, сумою и пальником. Также проводилось изучение различных зарядов по футлярам, а для указания правил командировали ежегодно, по распоряжению Командующих войсками в Округах, учителей из нижних чинов от ближайших артиллерийских частей. Командировались по два на Пехотный полк и по одному на Кавалерийский полк и отдельные батальоны [1, л.2].

При летних сборах Пехоты и Кавалерии совместно с артиллерией, нижние чины, обучаемые на деревянных орудиях, прикомандировывались к батареям для обучения при настоящих запряжённых орудиях, но из них не составляли особых команд, а обучали вместе с прислугой батарей, так чтобы они занимали между нею некоторые номера по указанию обучающего. Это проводилось с целью создания кадров для обучения казаков стрельбе из артиллерийских орудий на местах. Для того, чтобы обучение не мешало строевым занятиям частей, к которым назначались нижние чины, проводился расчёт времени прикомандирования их к батареям, что возлагали на командующих войсками Военных Округов, с учётом общего распределения летних занятий войск.

Проверку правильности обучения поручали, на общем основании, инспектирующим лицам и сверх того, предоставляли на усмотрение Командующих войсками посылать для этого и особых артиллерийских офицеров. Затем в отношении собственно войск Гвардии оставляли, в своей силе, прежний порядок обучения т.е. командировали ежегодно в Артиллерийские батареи, с октября по апрель, от каждого Пехотного полка одного офицера, от каждого батальона одного унтер-офицера и от каждой роты рядовых, сколько нужно для составления прислуги к одному батарейному орудию. По обучению в батареях в продолжении шести осенних и зимних месяцев, приёмам сначала на деревянных, а потом на настоящих орудиях, казаки возвращались в свои полки, где они должны были составить из себя кадры для обучения приёмам при деревянных орудиях других нижних чинов своих частей [1, л.2].

Подготовка действию казаков стрельбе из артиллерийских орудий начиналась с командирования на зимние «квартиры», где казаки проходили подготовку на деревянных орудиях. Именно на них казаки учились заряжать орудие, наводить его и различать разные виды снарядов. При летних сборах казаков прикомандировывали к батареям. С целью получения практики при настоящих орудиях, но они могли служить лишь прислугой при орудии.

Подготовке стрельбы из артиллерийских орудий отводилось большое значение, но из-за нехватки кадров для подготовки, казаки, которые прошли обучение, возвращались в свои полки, и там сами они становились учителями и обучали других казаков основам артиллерийского искусства, несмотря на то, что, так называемые подготовленные кадры, были лишь прислугой к орудию, не имея тем самым должной практики использования артиллерийских орудий.

***

В 1851 году было официально оформлено Забайкальское казачье войско. У казаков сложилась своя система физической подготовки, в которой преобладали упражнения военно-прикладного характера: вольтижировка, конные скачки, работа с пикой и шашкой. Практиковались и различные игры, в том числе «взятие снежного городка» - широко известная сибирская забава для участия, в которых требовалась хорошая физическая подготовка.

В романе Константина Седых «Даурия» есть описание довойсковой подготовки молодого казачества «Едва управившись с сенокосом, начиналось в свободное от работы время строевое обучение молодых казаков, которым исполнилось 18 лет. Из станичного арсенала выделялись учебные винтовки и пики. Холостежь, обученная шагистике, принималась постигать такую премудрость, как разборка и сборка ружейного затвора, владение шашкой и пикой». Там же в романе описывается празднование масленицы в казачьем посёлке «Ребятишки в отцовских папахах и башлыках скакали на необъезженных жеребятах, слетались на площади у церкви «улица на улицу» и яростно рубились вместо шашек таловыми прутьями. К полуденному обогреву на тракте, за поскотиной устраивались конные бега.

А на закате третьего дня, называющегося прощёным, собирались на обширной луговине посмотреть лихую осаду снежного городка, где показывали все желающие свою ловкость и удаль. Городок начинали строить задолго до масленой. Строили его добровольцы из ребятишек и парней, возводя из снежных глыб зубчатые стены и башни. Накануне на помощь приходили девки с вёдрами и поливали городок, чтобы заледенели и сделались неприступными его снежные стены. Поселковый атаман с одним из уважаемых стариков водружал трёхцветный флаг на маленькой площадке в центре городка. Этот флаг и старался захватить каждый из участников осады, пробиться с ним к располагавшемуся поодаль на бугре атаману, выслушать стариковские похвалы и получить богатый приз – каракулевую папаху с алым верхом и лакированные сапоги, на покупку которых ежегодно устраивалась общественная складчина. В городок попадали через трое узких ворот, где каждого смельчака встречали тучами снежков ребятишки и девки, сбивали с коней пудовыми глыбами казаки. Редкому кому из нападающих удавалось прорваться к флагу и схватить его. Но ещё труднее было выбраться с флагом обратно. Вот почему только не многие решались на это испокон веков заведённое состязание в силе, молодечестве, где всё зависело не только от всадника, но и от его коня» [13, с.348].

Вернёмся к физической подготовке забайкальских казаков. В 1906 году было получено разрешение на проведение состязаний по стрельбе из нарезного оружия, которые проходили в казачьих станицах и посёлках ЗКВ. О соревнованиях по стрельбе говорилось, что они должны развивать интерес у казаков к занятиям стрельбой. Были разработаны правила с учётом привлечения как можно большего количества казаков. Для поощрения метких стрелков назначались призы. Правила предусматривали ведение огня с двухсот шагов в крупную мишень пятью патронами стоя с руки. Призы выдавались только тем, кто поражал мишень пятью пулями. Для казачек стрельба была уменьшена до ста шагов. Состязания проводились в каждом из четырёх военных отделов ЗКВ в заранее (за четыре месяца) назначенной станице. Интерес у казаков к этим состязаниям был огромным, что способствовало стрелковой подготовке войск [11, с.11].

Казаки были прекрасными наездниками. Среди них были такие мастера укрощать лошадей, что прибывшие из европейской России, диву давались их удали, когда эти лихачи-наездники, поймав в табуне лошадь, вскакивали на неё, не надевая узды и не засёдлывая, и мчались до тех пор, пока та не останавливалась. Такой способ укрощения, показанный казаками 2-й Чиндантской станицы 2-го военного отдела ЗКВ на лошадях братьев Шестаковых, наблюдал наследник престола, будущий император Николай II, совершая кругосветное путешествие и проезжая через Забайкалье из Владивостока в 1891 году.

Теперь следует сказать о джигитовке. (Приложение 2) В европейских книгах по кавалерийской истории написано, что единственной кавалерией, которая использовала в сражениях своих боевых коней не просто, как средство передвижения, а как союзников, были казаки. Большим поклонником казачьего искусства верховой езды был Наполеон. Разумеется, казаки имели свою собственную систему подготовки и тренировки боевых коней, но ещё одним секретом их сокрушительных атак была джигитовка (исполнение конных трюков). Название происходит от тюркского джигит - лихой и квалифицированный всадник (наездник). Она практикуется казаками и народами Кавказа и Центральной Азии. Элементы джигитовки использовались при подготовке русских кавалеристов в регулярных кавалерийских полках. Джигитовка была обязательной для подростков-казачат. Перед военной службой они принимали участие в скачках, рубке лозы (упражнение с саблей) и турнирах по джигитовке. Награды за джигитовку хранились в семьях казаков [14.].

Джигитовка - военное искусство и спорт. Джигитовка включает в себя множество разнообразных трюков. Прежде всего, в ней, лошадь скачет галопом очень быстро. Упражнения требуют значительной силы. Некоторые из них очень опасные. В идеале джигитовку выполняют в казачьем или кавказском седле используя стремена, связанными под животом, с использованием ремня - скашовка.

Искусство джигитовки и вольтижировки первоначально носило, прикладное назначение и было тесно связано с искусством ведения конного боя. Выполнение трюков улучшает посадку, развивает ловкость, уверенность всадника. Умение уклониться от сабли, стрелы, а иногда и пули, пущенной противником, было жизненной необходимостью для конного воина. А некоторые трюки просто могли использоваться в бою. Например, "обрыв" можно было сделать для симуляции смерти всадника. А сев задом наперед на шею лошади ("терская вертушка" или "против темпа"), можно было отстреливаться от преследователей [14.].

Джигитовка стала неотъемлемой частью казачьих игрищ, праздников, народных гуляний. Более того, она входила и в обязательную программу подготовки казаков, служивших в армии. В царской, а позже и в Красной армии проводились соревнования по джигитовке и вольтижировке, где кавалеристы демонстрировали умение обращаться с оружием и выполнять трюки на лошади [14.].

Физическая подготовка казаков начиналась в раннем детстве. Сын казака мог быть только казаком, а значит, он должен воспитываться, с целью защиты своей Родины, другого пути у казака быть не может. Именно поэтому с трёх лет казачат обучали сидеть в седле, в дальнейшем уметь держать шашку и рубить лозу. Всё это требовало много времени и усилий. Именно для подготовки молодого казачества проводились разнообразные игры, где прослеживались как сильные, так и слабые стороны молодого казака, на которые можно было обратить внимание и избежать этого в дальнейшем. Казаки всегда славились умением держаться в седле, своим характером, который также воспитывается физическими упражнениями, джигитовка, в которой больше всего успехов добивались именно казаки, тому подтверждение. Физическая подготовка помогала преодолевать трудности как на поле боя, в противостоянии врагу, так и закаляла здоровье, что могло помочь противостоять природным условиям. А это было необходимо, как на защите забайкальских границ, так и в военных походах за её пределами. Физическая подготовка казаков, в дальнейшем дала толчок для развития спорта в Забайкалье.

***

Физическую культуру и спорт, как составляющую физического воспитания, считают достижением цивилизаций, её важным   структурным звеном. Как уже говорилось, казаки были прекрасными наездниками. Но выездкой занимались преимущественно табунщики из бурят.

Среди казаков-забайкальцев подавляющее большинство составляли представители двух конфессий – православные и буддисты. Обе религии спокойно уживались. Об этом свидетельствует тот факт, что казакам-буддистам предоставлялось право отмечать свои религиозные праздники. Они освобождались от служебных обязанностей в Шинэ-Джил (праздник Нового года по буддийскому календарю), Цаган-Сар (праздник Белого Месяца) и в другие праздники. В праздники устраивались всевозможные соревнования. Одним из наиболее популярных состязаний у Агинских бурят было Сурхарбан. Хотя это название в переводе на русский язык означает соревнование по стрельбе из лука, понятие, вкладываемое в него, более широкое. Обобщённо состязания назывались «эрын гурбан наадан» - «три игры мужей». Это троеборье позволяло выявлять всестороннюю подготовленность и определять сильнейших мэргэнов (стрелков), баторов (борцов) и хулэков (наездников) [11, с.6].

Стрельба из лука проводилась по специальным мишеням – сурам, кожаным подушечкам, набитым шерстью диких коз, которая не впитывает в себя влагу. На Сурхарбанах перед состязаниями по стрельбе готовились суры: вычерчивался зурахай – две параллельные канавки. Сделанные на земле в четырёх метрах одна от другой с таким расчётом, чтобы они были обращены в сторону стрелков. Посередине этих канавок проводилась черта, на которую ставились суры. От зурухая в обе стороны отмечались две дистанции: одна в двадцать луков, другая – в тридцать. После этого участники делились на две группы. Вначале шла стрельба с одной стороны. Стрельба начиналась с расстояния в тридцать луков, а затем в двадцать. Она продолжалась до тех пор, пока не выбивались все суры с зурахая. Победа присуждалась той команде, которая затратит меньше стрел на выбивание суров.

Второй составной частью Сурхарбана была борьба – «бухэ барилдан». Весовых категорий не существовало. Первые схватки проводили лучшие борцы – «эрхим бухунууд», после них боролись остальные. В конце соревнований лучший борец вызывал на состязания всех желающих, если таковые находились.

Особенности физического воспитания казаков-буддистов, прежде всего, связано с историческим развитием этих народов. Ещё до прихода русских казаков в Забайкалье, буряты и тунгусы были великолепными стрелками и наездниками. Активно развивалась борьба, традиционный вид спорта для буддистов.

 Буряты издавна пользовались сложными луками. Это доказывается многими письменными источниками и археологическими материалами. Предки бурят делали сложные роговые луки - эбер-номон с применением различных материалов: березы, рогов лося, изюбря, а также хайнаков и крупного рогатого скота, сухожилий диких зверей или лошадей, конской кожи. Березовая пластинка длиной 40-50 сантиметров, толщиной семь-девять миллиметров служит стержнем. На нее наклеивается несколько слоев жильных волокон, толщина которых зависит от того, какой лук хотят сделать: сильный, средний или слабый. Минимальная толщина одного-слоя-сухожилий-составляет-шесть-миллиметров...

Стержень лука имеет слегка изогнутые назад и утончающиеся с боков нейтральные концы - хичир, которые, удлиняя стержень с обоих концов, делают его более податливым для метания стрелы. Стрелы разной формы изготовлялись из березы и имели деревянные, костяные или железные наконечники. Состязания и стрельбе из лука у бурят существовали уже в далекие времена, но тогда они носили военно-прикладной характер. Люди стремились научиться искусно, стрелять, чтобы успешно охотится на зверей и быть готовыми к ратному делу. Но со временем стрельба из лука превратилась в чисто спортивное соревнование и стала одним из самых любимых народных_развлечений в том числе и казаков [15.].

Стрельба из лука, борьба, конные скачки и некоторые другие упражнения выделялись в самостоятельные общественные питые мероприятия: в сурхарбан, носящий спортивный характер. Сурхарбаны пользовались у бурят большой популярностью и обычно собирали многочисленных болельщиков. Проходили он торжественно и весело.

После вхождения Бурятии в состав Русского государства среди бурят получили широкое распространение игры, заимствованные у русских: городки, лапта, катание с гор на санках и другие, которые впоследствии сыграли немаловажную роль в общефизическом воспитании не только бурятского народа, но и буддийского в целом; непосредственное общение буддистов и русских не могло не оказать взаимного влияния и на распространение среди них различного рода игр и физических упражнений. Эти игры и другие физические упражнения, дополняемые закаливанием организма купанием, жаркой баней, обливанием холодной водой или обтиранием снегом, вошли в быт бурятской молодежи [15.].

Отличие в подготовке казаков буддистов исходило из культурных традиций народа. Преимущественно поддерживались традиционные для народа виды физических упражнений это и борьба, и стрельба из лука и, конечно же, скачки на лошадях. Объединение двух культур привело в некоторой степени к слиянию традиций и методов физического воспитания. Тем не менее, каждый народ хочет сохранить свою самобытность, культуру, опыт предков. Всё это и отразилось в особенностях физического воспитания казаков буддистов.  Тем не менее, всё это привело к некоторому обогащению арсенала игр и физических упражнений, способствовавших физическому развитию, как буддийского народа, так и русских казаков.

***

С момента образования ЗКВ началась подготовка Забайкальских казаков, первым этапом послужило ходатайство Муравьёва-Амурского, когда по приказу Николая I 90 человек были командированы в образцовый полк в Петербург. Методическая же строевая подготовка Забайкальского казачьего войска началась не раньше 1853 года, когда были созданы учебные команды в Чите. Строевое обучение исходило из приказов военного министра, обо всех изменениях в строевом образовании извещалось Забайкальское казачье правление, которое извещало все батальоны. Также состояние ЗКВ оценивалось высшим офицерским составом. Тактическая подготовка казаков велась круглый год: проводились летние сборы, а в зимнее время подготовка велась на «зимних квартирах».

Основной тактикой казаков было использование «лавы» и «вентеря», что исходило из возможностей казаков противостоять врагу, несмотря на свою малочисленность войска, а также местности, на которой велись боевые действия. Проверкой тактической подготовки казаков послужили Поход в Китай 1900-1902 гг. и русско-японская война, где казаки показали хорошую подготовку и выучку.

Подготовка действию казаков стрельбе из артиллерийских орудий начиналась с командирования на зимние «квартиры», где казаки проходили подготовку на деревянных орудиях. Именно на них казаки учились заряжать орудие, наводить его и различать разные виды снарядов. При летних сборах казаков прикомандировывали к батареям. С целью получения практики при настоящих орудиях, но они могли служить лишь прислугой при орудии.

Подготовке стрельбы из артиллерийских орудий придавалось большое значение, но из-за нехватки кадров для подготовки, казаки которые прошли, обучение возвращались в свои полки, и там сами они становились учителям и обучали других казаков основам артиллерийского искусства. Несмотря на то, что так называемые подготовленные кадры были лишь прислугой к орудию, не имея тем самым должной практики использования артиллерийских орудий, уровень подготовки казаков на метах был очень низким.

Физическая подготовка казаков начиналась в раннем детстве. Сын казака мог быть только казаком, а значит, он должен воспитываться, с целью защиты своей Родины другого пути у казака быть не может. Именно поэтому с трёх лет казачат обучали сидеть в седле, в дальнейшем уметь держать шашку и рубить лозу. Всё это требовало много времени и усилий. Именно для подготовки молодого казачества проводились разнообразные игры, где прослеживались как сильные, так и слабые стороны молодого казака на которые можно было обратить внимание и избежать этого в дальнейшем. Казаки всегда славились умением держаться в седле, своим характером, который также воспитывается физическими упражнениями, джигитовка, в которой больше всего успехов добивались именно казаки, тому подтверждение. Физическая подготовка помогала преодолевать трудности как на поле боя, в противостоянии врагу, так и закаляла здоровье, что могло помочь противостоять природным условиям. А это так необходимо было как на защите забайкальских границ, так и в военных походах за её пределами. Физическая подготовка казаков, дальнейшем дала толчок для развития спорта в Забайкалье.

После вхождения Бурятии в состав Русского государства среди бурят получили широкое распространение игры, заимствованные у русских: городки, лапта, катание с гор на санках и другие, которые впоследствии сыграли немаловажную роль в общефизическом воспитании не только бурятского народа, но и буддийского в целом; непосредственное общение буддистов и русских не могло не оказать взаимного влияния и на распространение среди них различного рода игр и физических упражнений. Эти игры и другие физические упражнения, дополняемые закаливанием организма купанием, жаркой баней, обливанием холодной водой или обтиранием снегом, вошли в быт бурятской молодежи [15].

Отличие в подготовке казаков буддистов исходило из культурных традиций народа. Преимущественно поддерживались традиционные для народа виды физических упражнений это и борьба, и стрельба из лука и, конечно же, скачки на лошадях. Объединение двух культур привело в некоторой степени к слиянию традиций и методов физического воспитания. Тем не менее, каждый народ хочет сохранить свою самобытность, культуру, опыт предков. Всё это и отразилось в особенностях физического воспитания казаков буддистов.  Тем не менее, всё это привело к некоторому обогащению арсенала игр и физических упражнений, способствовавших физическому развитию, как буддийского народа, так и русских казаков.

Список использованных источников и литературы 

Источники

  1. ГАЗК Ф. 30. Оп 1. Д. 97.
  2. ГАЗК. Ф.30 Оп. 1. Д. 118.
  3. ГАЗК Ф. 30. Оп. 1. Д. 171.
  4. ГАЗК. Ф.30 Оп. 1. Д. 124.
  5. ГАЗК Ф. 30 Оп.3 Д. 1.

Литература

  1. Абеленцев В.Н. Амурское казачество XIX-XX вв.: сборник статей и публикаций / В.Н. Абеленцев.- Благовещенск: Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского, 2004.-258с.
  2. Васильев А.П. Забайкальские казаки; Исторический очерк том 3. / А.В. Васильев.- Репр. воспроизвед. издания 1916-1918г. – 893с. 157с. прил. издатель ОАО «Амурская ярмарка», Благовещенск, 2007г.
  3. Ведомость о поселениях Забайкальского казачьего войска с показанием народонаселения и учреждений в них находящихся за 1896 год. – Чита, 1897.- 28с.
  4. Голято В.Н. Забайкальское казачье войско в военной политике Росии в середине XIX – начале XX в.: автореф. дис. …канд. истор. наук. Иркутск., 2007. 26 с.
  5. Казачество Дальнего Востока России в XVII-XXI вв. Сборник статей. Выпуск 2.- Хабаровск, 2008.- 240с.
  6. Кисилев В.Я. Физическая культура и спорт в Забайкалье: история и современность / В.Я. Киселев [и др.]; Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т. – Чита, 2008.- 108 с.
  7. Смирнов Н.Н. Забайкальское казачество / Николай Смирнов.- М.: Вече, 2008. – 544 с.
  8. Седых К.Ф. Даурия / К.Ф. Седых. -М.: АСТ, 2010.-800с.

Электронные ресурсы

  1. Джигитовка [Электронный ресурс] http://www.scarb.ru/Djigitovka.htm ( дата обращения:20.05.2011)
  2. Стрельба из лука у бурят [Электронный ресурс] http://tradkulzab.narod.ru/DKB uryat_Sport_Luk.html(дата-обращения-30.05.2011)

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top