Павлова Е.С.

Вторая тайна Сити – это   сицкари.                                                                                              

В.А. Гречухин [1]

Сицкари – уникальное явление Ярославской области, которое не обойдено вниманием исследователей. Неоценимый вклад в исследования наследия сицкарей внес в 19 веке А. Преображенский.[2]   С.А. Мусин-Пушкин в «Очерках Мологского уезда» не оставил без внимания этот талантливый народ и выразил беспокойство о наметившейся угрозе утраты сицкарями своего своеобразия из-за натиска городской культуры.[3] Ценнейшие материалы о сицкарях содержат труды Верхне-Волжской этнологической экспедиции, работавшей на Верхней Волге в начале 1920-х годов. Статья Е.Э. Бломквист посвящена постройкам Мологского уезда, где значительное место уделено творчеству сицкарей.[4] Русская деревня в начале 1920-х годов еще не испытала воздействия колхозной действительности и жила полнокровной жизнью: сохраняла крестьянский уклад, материализованный в многочисленных жилых и хозяйственных постройках. В деревнях были живы творцы и свидетели создателей уникального плотницкого искусства.

Следующее значительное исследование о сицкарях появится спустя 70 лет – это книга мышкинского краеведа В.А. Гречухина «По реке Сить», в которой автор открыл массовому читателю сицкарей и их творчество. Сицкарская деревня (как и все деревни области) подверглась изменениям советского времени, но не испытала еще массового исхода и запустения, как это будет происходить впоследствии в 1990-х годах.

В исследовании о сицкарях, даже с позиции сегодняшнего времени, необходимо говорить не как об артели одаренных плотников, живших за счет подрядов, - а как об этнической группе со всеми её признаками: компактное проживание, особенности внешнего облика, одежды, речи, традиций, типологии домов, фольклора и пр. К сожалению, сегодня   приходится говорить не о потере своеобразия сицкарей, а об исчезновении их как этнической группы. Многие сицкари уже давно перебрались в города и поселки, растворились в городском и поселковом населении. В пустеющих деревнях остались редкие люди, которые еще могут что-то рассказать о своих знаменитых предшественниках, более молодое поколение выросло в другой среде и оторвано от традиций своих предков.

Начиная с 2006 года регулярно проводятся краеведческие экспедиции на реку Сить от ЦДЮТЭ, где я принимаю непосредственное участие. Местом расположения базового лагеря в 2009-2011 гг. стало село Байловское, располагающееся в центральной части бывшей Покрово-Ситской волости. Из Байловского начинались радиальные выходы на исследования соседних деревень и сел. Ежедневные маршруты проводились с целью увидеть, оценить и зафиксировать все ценное, чем располагает сегодня сицкарская деревня.  

Поэтому в основном статья написана на основе материалов, полученных в результате краеведческой экспедиции.                                                  

Местом компактного проживания сицкарей является бывшая   Покрово-Сицкая волость Мологского уезда, расположенная на нижнем течении Сити. На 1901 год волость насчитывала 50 сел и деревень, 1686 жилых и 4585 нежилых построек.[5] Сицкари прославились на всю Верхнюю Волгу как славные корабелы. Но когда спрос на суда упал, основным источником существования для сицкаря стало плотницкое отходничество. Следует отметить одну важную особенность (это подтверждается материалами экспедиций), что великолепные памятники творчества сицкарей   чаще можно видеть за пределами Покрово-Сицкой волости, так как часто они возводили дома на средства богатых заказчиков на стороне, что давало им возможность проявить все свое мастерство. Себе же небогатые мастера строили значительно скромнее.

Несмотря на то, что сицкари слыли на всю округу как умелые плотники, статистический отчет о наличии кустарей по ярославским уездам на конец Х1Х века[6] показывает, что они могли делать успешно и многое другое. Например, изготовлением деревянной посуды (корыт, кадок, ушатов и пр.) занималось 189 кустарей в 19 деревнях, а производством сельхозорудий (грабель, лопат) – 8 кустарей в 7 деревнях. Кожаная обувь изготовлялась в 18 поселениях 29 кустарями, менее объёмным был овчинно-шубный промысел, им занимались 14 кустарей в 8 деревнях. В ряде кустарных промыслов сицкари были монополистами. Горшечный промысел был сосредоточен в 3-х деревнях (Глинник, Митюшино, Ревятино), в каждой деревне было по 1 кустарю. Веревки на весь уезд изготовлял один кустарь из деревни Большая Новинка. В деревне Менюшино проживали два кустаря-иконописца. Анализ кустарных промыслов Мологского уезда показывает, что сицкари, помимо плотницких работ, в совершенстве владели и другими сельскими промыслами, необходимыми для деревенской жизни. Изготовление кожаной обуви и шуб требовало большого количества сырья, т.е. развития животноводства.

Такое значительное событие в жизни - как строительство дома – сопровождалось обычаями. Однако, опрошенные местные жители о подобном обряде не слышали и уже его не соблюдают. Приходится обратиться к краеведческой литературе.[7]   Чтобы дом крепче стоял хозяину необходимо было неоднократно угощать плотников вином (после оклада, когда на земле был разложен нижний венец («окладное угощение»); когда в верхний венец сруба врубалась матица («матицное угощение»); когда возводилась крыша («стропильное угощение»).   Все время, когда собирался сруб, в середине должно было стоять небольшое деревце-березка, иногда – елочка с иконкой. В новый дом к ночи не въезжали, перебираясь на новое место хозяева обязательно приносили дрова из старой избы, чтобы было теплее. По старинному обычаю, прежде чем поселиться в новом доме, вносили туда кошку, и она должна была прожить в ней целую ночь. В более позднее время для освещения нового дома приглашался священник.  

Рельеф местности влиял на застройку поселений сицкарей. Территории у реки, пронизанные многочисленными глубокими оврагами, имели   мало ровного места для регулярной традиционной деревенской застройки. Справедливо отмечает ВА Гречухин, что посадов, порядков домов не существовало, а процветала совершенно вольная застройка, в которой каждый дом оказывался на выигрышном месте и стоял так, как было любо хозяину.[8] Однако, полного отказа от регулярности у сицкарей не было. Сегодня, изучая поселения сицкарей, необходимо учитывать значительное сокращение домов в деревнях и селах, что не позволяет определить прежний характер застройки. Только воспоминания старожилов позволяют воссоздать первоначальный облик поселения, характер его планировки. Примером может служить село Байловское, насчитывающее сегодня всего три жилых дома (в 1901 году жилых домов было 47).[9]

По сведениям старожила села Г.А.Лебедева планировка села состояла из двух порядков домов, ориентированных главными фасадами в южную сторону.

В соседней деревне Городище в центральной части угадывается небольшая площадь, на которую ориентированы главные фасады части домов, другая часть домов выходила на площадь огородами. Четкая порядковая система прослеживается в большой соседней деревне Большое Иваньково.

Особое место в планировке сел оказывают храмы, которые занимают центральное место, являясь композиционным и духовным центром. Чаще всего перед храмом образуется площадь, от которой расходится несколько улиц. (Станилово, Правдино, Лацкое).

В процессе исследования поселений, выявлена одна важная особенность: река не является главным ориентиром в планировке деревень: главные фасады домов многих сел и деревень ориентированы не на реку, а на юг, тем самым создавались условия для дополнительного дневного освещения, источника тепла и инсоляции (создания более здоровых условий проживания). О причинах этой ориентации сегодня можно только догадываться. Возможно, - это языческие традиции поклонения солнцу (свету), возможно, - это чистый прагматизм – результат многовекового крестьянского опыта.

Наглядным примером могут служить два древних дома с самцовой крышей в деревне Раково. Расположенные на самом речном склоне они все же ориентированы не на реку, а в южную сторону. Хозяева ряда домов в более высокой части деревни не устояли от соблазна любования рекой, т.е. их дома ориентированы главными фасадами на Сить.

На протяжении десятилетий колхозный уклад сельской жизни в советское время решительно изменил облик усадьбы сицкаря, в своем большинстве исчезли подсобные хозяйственные постройки. В свое время усадьба сицкаря представляла целый комплекс жилых и хозяйственных построек. «Кроме избы на две половины (черную и белую), житницы, сенного сарая, овина с навесом, двора с хлевом у каждого дома была ещё одна, уже чисто сицкарская постройка, - пишет ВА Гречухин. – Это щепник, куда валили щепки и обрубки от строительства судна».[10]

Дом сицкаря узнаваем, он отличается от традиционных крестьянских построек Ярославской области. Выявлено несколько типов домов: дома-пятистенки и дома-шестистенки.

Дом-пятистенок. Небольшое жилое помещение, в плане тяготеющее к квадрату, перекрыто четырехскатной стропильной крышей. Традиционен дом в пять окон по главному фасаду, три окна принадлежат избе, два остальных – горнице (светелке). Крыльцо, в большинстве случаев, располагается справа. Хозяйственная часть – двор, своими размерами часто превосходит жилую. Во многих случаях, жилая часть дома имеет высокий подвал, предназначенный для хранения продуктов с огорода, в ряде случаев, часть подвала приспосабливается под мастерские.

Дом-шестистенок. Рассчитан на большую семью или на две семьи. Главный фасад дома вытянут вдоль улицы, крыльца располагаются справа и слева. Главный объем дома разделен двумя капитальными стенами на три части, две боковые – жилые (более значительные по размерам с печами). В середине находится неотапливаемая часть – чулан (кладовка). Длинные сени обеспечивают сообщение внутри дома и выход в пристройки хозяйственного назначения.

Дом с самцовой крышей. В ряде поселений встречаются дома с самцовой крышей, которые являются примером возведения жилого дома с рациональным использованием строительных материалов, в первую очередь, дорогостоящих металлических крепежных изделий (гвоздей, скоб и пр.).

Конструктивное решение. Основой конструкции домов является бревенчатый сруб. В строительстве жилых домов основным соединением бревен является способ «в обло с остатком». Четырехскатная стропильная крыша равномерно распределяет нагрузку на стены сруба, что способствует его устойчивости и сопротивляемости ветрам. Устойчивость сруба необходима в одном важном случае – обустройстве печи. Во многих случаях печь возводится традиционно – на высоком опечке. Но на практике обнаружен и другой способ. В тех случаях, когда у дома высокое подполье, основанием для печи становятся две мощные переводины, врубленные в нижнюю часть сруба, под которые ставятся бревна-упоры. В данном случае даже небольшой наклон сруба может неблагоприятно повлиять на состояние печи, отсюда поиск устойчивой конструкции.

Декоративное решение. На протяжении десятилетий у сицкарей было выработано свое особое отношение к декоративному оформлению фасадов. Об этом знали и многочисленные заказчики, многие из них приглашали не рубить дома, а украшать уже построенные. У сицкаря не было излюбленных элементов декора, он мыслил декоративное оформление фасада как единую композицию, состоящую из карниза, подзоров (свесов), наличников, торцевых досок, в иных случаях – широких подоконных фризов. Декоративное решение касалось не только главного фасада, но и распространялось на боковые фасады и крыльцо. Все декоративные композиции решаются в едином масштабе и стиле.

В декоративном решении домов сицкарей отмечают два периода:[11]

Первый период (до 1870-х годов) – использование сицкарями приемов плосковыемчатой и трехграновыемчатой резьбы, декоративные элементы сосредоточены на карнизах, наличниках, торцевых досках. Второй период ( с 1870-х годов) – использование в изготовлении декоративных элементов в технике пропильной резьбы, они используются в ажурных свесах (подзорах), подоконных фризах.  

Однако, эту границу в декоративном оформлении домов следует воспринимать несколько условно, так как и в конце Х1Х- начале ХХ веков сицкари использовали более древние приемы резьбы с модной пропиловкой. Во время летней экспедиции этого года в ситских деревнях обнаружено декоративное решение домов, преимущественно принадлежащее к более древнему (1 периоду) (дер. Большое Иваньково, с. Сить-Покровское, дер. Городище, Нивищи, Михайловское, Яковлевское). Чтобы обнаружить дома с декором второго направления пришлось организовать ряд однодневных походов в другие места Сити – Станилово – Раково – Правдино.

Итак, декоративную основу дома у сицкарей составляла целостная композиция из карниза, наличника, торцевых досок, свесов (подзоров), в ряде случаев – подоконных фризов, а также завалинки. Композиционное решение распространялось на боковые части дома, особое внимание уделялось оформлению крыльца.

В большинстве случаев дома обшивались тесом, но выявлены дома с открытым срубом, обладающие особой художественной выразительностью ( д. Ильинское).

Карниз. Самым простым решением карниза являются три доски, без всяких декоративных элементов, закрывающие верхнюю часть сруба.

В другом случае карниз представляет широкую доску с трехграновыемчатой резьбой в виде ромбов, квадратов, розеток (своеобразное изображение солярных знаков) (д. Городище, Сить-Покровское, Станилово, Раково, Ильинское). Иногда к нижнему срезу карниза прикрепляется подзор, выполненный в технике пропиловки.

Более сложным решением карниза является его изготовление в виде повторяющихся резных панно, выполненного в технике пропильной накладной резьбы преимущественного растительных орнаментов. В ряде случаев карниз представляет сплошную ленту из пропильной накладной резьбы геометрических и растительных мотивов, причем нижняя часть орнамента выходит за основание карниза, выполняя функции подзора (дома Охапкиных в дер. Раково, дома в с. Правдино, дер. Ильинское) (илл.8, 10). Редко встречаются конструкции карниза, когда панно перебиваются резными кронштейнами, обеспечивая более значительный выпуск крыши за пределы сруба (дер. Игнатово).

Наличник. Наличники сицкарей, как и их дома, легко узнаваемы. Центральное место в верхней части наличника (т.н.очелье) занимает полукруглый (реже – треугольный) фронтон, по краям которого изображения дерева «крин» (символ вечности). Поле фронтона заполняется орнаментом из пропильной накладной резьбы. На боковых частях наличника изготовляются традиционные резные кисти (серьги). Низ наличника утяжеляется рельефной полочкой, по краям которой также резные кисти, между которыми располагается пропильной орнамент.   Имеют место и другие варианты наличника, например, когда вместо традиционного очелья, по верху наличника пущен резной орнамент растительных мотивов. В процессе исследовательской деятельности выявлено использование в наличниках единичных зооморфных мотивов. (д. Большое Иваньково, дом Щепочкиных; дер. Рысье, дом Ф.Т.Кудрявцева).

Торцевые доски. Выявлено несколько вариантов оформления торцевых досок. Самый простой вариант – это набор досок в «ёлочку» с точеным жгутом или без него (илл.13). Иногда, это доска с набором розеток и ромбов, выполненных в технике трехграновыемчатой резьбы. В ряде случаев, торцевая доска превращается в ковер растительно-геометрического орнамента, выполненного в технике пропильной резьбы.

Завалинка. Выступает за плоскость сруба, как бы визуально «утяжеляет» нижнюю часть дома, являясь частью общей композиции, представляет собой вертикально собранные «внахлест» доски с арочным завершением вверху.

Крыльцо.Чаще встречается крыльцо-веранда. Открытая часть крыльца выносилась над ступенями вдоль фасада на резных фигурных столбиках с арочным завершением. Как правило, на крыльцо выходило окно из кухни, чтобы хозяин мог разглядеть посетителя (дом Г.А. Лебедева в с. Байловское).

Экспедиционная деятельность по изучению наследия плотников-сицкарей в самом начале, поэтому трудно еще делать большие обобщающие выводы. Несмотря на скоротечность экспедиционной работы, удалось получить ценные материалы, часть которых была опубликована в областных и городских газетах. Одно очевидно, что с изучением этого наследия необходимо поспешить, так как пустеют дома сицкарей, и даже целые деревни. Выкрашивается резьба на фасадах домов, которую, если невозможно сохранить в естественных условиях, то необходимо перенести в музеи или качественно сфотографировать.

В результате исследований определяется ряд центров сосредоточения памятников народного зодчества (своеобразные музеи под открытым небом), где необходимо делать этнографические центры для сохранения памятников и для посещения туристами. К ним можно отнести село Правдино, деревни Раково, Городище, Соколы, Копань или Рысье. Создание этнографического центра в деревне Рысье – это дань памяти удивительному сицкарю Федору Тимофеевичу Кудрявцеву, много сделавшего по изучению и пропаганде творчества своих талантливых земляков. Давно настала пора издания карманной книжки «300 вариантов оформления домов», созданной Ф.Т Кудрявцевым, а также красочного альбома с фотографиями памятников сицкарей.

Во время последнего похода на реку Сить в селе Правдино обнаружили несколько новых домов с чистой, тактично размещенной на фасаде резьбой, выполненной в традициях сицкарей. Традиции сицкарей не умирают, есть редкие их продолжатели.   Масштабы и значение наследия сицкарей обязывают к тому, что сохранение этого наследия должно стать государственной задачей, хотя бы на уровне Ярославской области.

В настоящее время установлена связь с институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. Академик российской академии наук, директор Института В.А.Тишков готов оказать поддержку в развитии дальнейших исследований сицкарей. В частности, предоставить материалы Верхне-Волжской экспедиции по Ярославщине в 1920-е годы под руководством Д.А. Золоторёва. Тишков В.А. в своём письме, адресованном Балагурову Е.П. – руководителю краеведческих экспедиций на реку Сить в 2006-2011 гг, пишет, что «институт этнологии и антропологии РАН выступает в поддержку инициатив местных энтузиастов, занимающихся изучением и сохранением своего края». Так же, академик даёт рекомендации по дальнейшему исследованию сицкарей.

Список использованных источников и литературы

  1. Балагуров Е.П. На севере Ярославии гибнет этнос // Золотое кольцо.- 2008.- 6 ноября. – с. 6.
  2. Балагуров Е.П., Павлова Е. Экспедиция в страну сицкарей // Анфас.- 2009.- 7 августа. – с.32-33.
  3. Бломквист Е.Э. Постройки Мологского уезда. // Верхнее-Волжская этнологическая экспедиция. Крестьянские постройки Ярославско-Тверского края.- Л.: Госуд. академическая типография, 1926, с.59-106.
  4. Гречухин В.А. По реке Сить.- М.:Искусство, 1990, 152 с.
  5. Критский П. Наш край. Опыт родиноведения // Русь.- 1998.- №3, - с.34-127.
  6. Материалы профильного лагеря «Храм-2009». Рукопись.- Рыбинск: ЦДЮТЭ, 2009.
  7. Мусин-Пушкин С.А. Очерки Мологского уезда. – Ярославль, 1902.
  8. Нестеров Ю. Молога – память и боль.-Ярославль: Верх-Волж. кн. из-во, 1991.
  9. Панфилов А.М. Организация и проведение полевой школьной экспедиции. – М.: ЦДЮТур, 1997.
  10. Преображенский А. Волость Покрово-Ситская. – «Этнографический сборник», Т.1,
  11. Сахаров Н.А., Чернухина Е.В. Путешествие по земле Некоузской. Путеводиель для туристов – Рыбинск: Рыбинский музей-заповедник, 2002 – 84 с.
  12. Согоян Н.Ш. Иллюстрированный словарь архитектурных терминов и понятий: Учебное пособие для ВУЗов. Издание 2-е доп. и перераб. – М.: Архитектура-С, 2006.- 384 с.
  13. Список населенных мест Мологского уезда.- Ярославль, 1901.

[1] В.А. Гречухин. По реке Сить. - М.; 1990, с.7

[2] А.Преображенский. Волость Покрово-Ситская, - «Этнографический сборник».Т.1, 1853.

[3] .А. Мусин-Пушкин. Очерки Мологского уезда.- Ярославль, 1902, с.12

[4] Е.Э. Бломквист. Постройки Мологского края. – «Верхне-Волжская этнологическая экспедиция». Л., 1926, 59-146.

[5] Список селений с кустарями (по уездам).- Ярославль,1901, с.19.

[6] Список селений с кустарями (по уездам).- Ярославль, 1899, с.16-23.

[7] Е.Э. Бломквист. Постройки Мологского уезда.// Верхне-Волжская этнологическая экспедиция.- Л.,1926, с.65-66.

[8] В.А. Гречухин. По реке Сить.- М.,1990, с.82

[9] Список населенных мест Мологского уезда. – Ярославль,1901, с 18-19.

[10] В.А. Гречухин. По реке Сить.- М., 1990, с.77.

[11] Такая периодизация в творчестве сицкарей предложена В.А. Гречухиным в кн. «По реке Сить». с. 124-125.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top