Мигунова Л.Р.

Введение

Проводимые в России социально-экономические реформы в конце XX – начале XXI вв. открывают для современности новые проблемы, рассмотрение которых ранее было окружено всевозможными измышлениями и мифами. Одной из таких проблем является история провинциального дворянства.

В отечественной исторической науке долгие годы обуславливались постулаты о дворянстве как исключительно «паразитическом», «эксплуататорском сословии», которому «не было места» в экономической и общественно-политической жизни страны. Однако исследования последних лет неуклонно подводят нас к мысли о том, что это было далеко не так. Российское дворянство реагировало на жесткие, порой трагические вызовы современности, революционные потрясения, старалось быть полезным стране и народу. Дворянские хозяйства постепенно подстраивались под новые условия хозяйствования, особенно сложившиеся после революции 1905 – 1907 годов, консолидировалось как политическая сила, способная если не возглавить, то принять активное участие в социально-экономических преобразованиях, в частности в период проведения реформы П. А. Столыпина.

Трагические события революционных погромов дворянских имений в отечественной историографии рассматривались, как правило, однобоко, в интерпретации и видении одной политической силы – доминирующей в стране, начиная с 1917 года, коммунистической партии и исключительно в рамках ее идеологических подходов. Однако если взглянуть на проблему революционных погромов дворянских хозяйств, направляемых якобы «в интересах народа и крестьян» политическими силами, рвущимися к власти, вырисовывается другая картина – варварского уничтожения высокоразвитого культурно-экономического достояния России без предоставления какой-либо другой разумной и эффективной хозяйственно-экономической альтернативы. Данные проблемы и стали объектом пристального изучения со стороны автора.

Глава 1. Агрокультурная характеристика дворянского хозяйства губернии в начале ХХ века

ВXXвек Россия вошла аграрной страной, в которой 3/4 населения было занято в сельском хозяйстве[1], сохранявшем полукрепостнические отношения. Основными фигурами на селе были крестьянин и помещик. Большая часть помещиков не стремились к модернизации сельскохозяйственного производства: вследствие быстрого роста сельского населения рабочая сила имелась в избытке и почти бесплатно. К 1905 году всего 3 % дворян-землевладельцев смогли перевести свои имения на капиталистические рельсы с применением сельскохозяйственных машин и наемного труда[2]. Капиталистическая перестройка аграрных отношений происходила путем втягивания в русло товарно-капиталистического развития крестьянского и помещичьего хозяйства. Сильнейшее влияние на их эволюцию оказал кризис сбыта сельскохозяйственной продукции в конце XIX века. Развитие парового транспорта жестоко ударило по экстенсивному зерновому хозяйству российских помещиков. Сельскохозяйственный кризис 80-90-х годов XIX века характеризовался значительным сокращением помещичьего землевладения. За 1887-1905 годы помещики утратили 11,7 млн. десятин земли. Начавшийся сельскохозяйственный подъем не остановил этого.

В Симбирской губернии к 1905 г. 1092400 десятин земли находилось в частных руках (27,3 %), представителям дворянского сословия принадлежало 632700 десятин (15,8 %)[3]. Низкий процент дворянского землевладения объясняется тем, что наряду с помещичьим землевладением в Симбирской губернии значительным было землевладение казны и удела. Дворяне Карсунского уезда владели 162,4 тыс. десятин земли, Сызранского – 148,9, Симбирского – 96,2, Сенгилеевского – 61,1[4]. Основная масса дворянского землевладения носила латифундистский характер. К таким владениям относилось 83,1 % дворянских экономий. Хозяйства дворян велись на основе капиталистической и отработочной системы. В конце XIX века удельный вес капиталистических экономий составил 31 %, смешанной 29 %, в остальных хозяйствах сдавали землю в аренду[5].  

К середине XIX века сельская дворянская усадьба в России вошла в жизнь не одного поколения ее хозяев и была для многих людей, принадлежавших дворянскому сословию, связана с такими понятиями, как «мир детства», «родная земля», «отчизна». Невозможно представить поместного дворянина без своего имения, без своей усадьбы. Усадьба – это особый мир, где проходил процесс социализации, усвоение норм и традиций. Революция, перекинувшаяся из города в деревню, шокировала дворянство, на их глазах рушился традиционный мир, оплот процветания и могущества. В ходе модернизационных процессов, протекавших в российской экономике, дворянские хозяйства и так оказались в состоянии кризиса, революция нанесла еще один удар по хозяйству поместного дворянства.

Дворянские усадьбы были схожи между собой в основных чертах и закономерностях их хозяйственного устройства. «Но каждый из этих миров был по-своему индивидуален, складываясь, подобно мозаике калейдоскопа, из элементов в целом традиционных, но всякий раз создающих неповторимый узор. Мир каждой усадьбы являл собою уникальный синтез ландшафта, финансовых возможностей и амбиций, художественных пристрастий и вкусов владельцев усадеб и их создателей или даже подчеркнутого прагматизма при их обустройстве»[6].  

Симбирская губерния по преимуществу была земледельческой. Основу как помещичьего, так и крестьянского хозяйства составляло пашенное земледелие. Помимо этого развито было животноводство и различные виды промышленного производства, а в некоторых хозяйствах они играли наибольшую роль. Во многих хозяйствах земля делилась по угодьям на удобную и неудобную. Удобная подразделялась на усадебную, пашенную, сенокосы и пастбища, лесную.

Первое место среди зерновых в губернии занимали посевы ржи – озимые и яровые. Землю для посева озимой ржи готовили следующим образом: весной после посева яровых начиналось запашка пара на глубину от 3,5 до 4 вершков; следом для сохранения влаги бороновали пар. Поле удобряли хлевным навозом в количестве до 3000 пудов на десятину. До начала посева с целью борьбы с сорными травами боронование повторялось еще несколько раз, если же земля все-таки покрывалась сорной травой, поле перепахивалось на небольшую глубину четырёхлемешными запашниками несколько раз за лето. Это делалось не только для борьбы с сорной растительностью, но для сохранения влаги. В условия климата губернии нередкими были случаи неурожая, связанные с отсутствием летних дождей. Сев озимых обычно начинался в 20 числах июля и заканчивался к 15 августа. Способ посева был разнообразным: рядовым, разбросным и междурядной обработкой. Более экономным был посев рядовыми сеялками, при котором расходовалось 8 пудов семян на десятину, а при разбросном – 10 пудов[7]. Семена заделывались на глубину 1–1,5 вершка, трёх – четырёхлемешными плугами. Специального ухода рожь не требовала, кроме весеннего боронования.

Следующей по распространенности сельскохозяйственной культурой был овес. Поле для посева в поместьях запахивалось с осени на глубину в 6 вершков, весной участок для посева рыхлился боронами. Посев производился рядовыми сеялками, как и рожь, на десятину засевалось до 8 пудов. Уборка и обработка урожая была аналогична уборке ржи. Выделялись следующие сорта овса, распространенные в губернии: беляк, шведский, нумбия и т.д. Урожайность овса в помещичьих экономиях оставалось выше среднего губернского показателя.    

В 1908 году под яровыми посевами было 688 552 десятины, из них под овсом 333 026 десятин[8].

Среди яровых культур распространены были следующие: пшеница, ячмень, гречиха, горох, просо, полба, лен, также в некоторых хозяйствах кукуруза в качестве корма для скота. Кукурузу, как и картофель, сеяли в ручную под соху. Среди овощных культур были распространены картофель, морковь, свекла. Картофель занимал особое положение среди овощных культур. Для него землю заготавливали с осени глубокой вспашкою на зябь. Весной применялось раннее боронование, двоение плугами, а следом повторное боронование. В основном во всех дворянских экономиях во время сева картофеля использовался труд поденных рабочих.

В основном картофель сеяли в конце апреля под соху, это давало более высокие результаты, чем под плуг. Поле поступало после ржи. Во время роста картофеля с появлением первых ростков применялось боронование, затем прополка с помощью ручных и конных мотыг для рыхления верхнего слоя почвы и борьбы с сорной растительностью[9]. Следом за прополкой применялось окучивание, в основном конными окучниками.

Во многих усадьбах уборка картофеля производилось наемными силами. После картофеля поле засевалось яровыми культурами. Картофель выращивался для получения спирта на винокуренных производствах, которые имелись во многих усадьбах. По данным исследователя Кабытова П. С., в помещичьих хозяйствах Симбирской губернии посев производился преимущественно вручную, но в то же время «во многих средних и крупных хозяйствах использовались сеялки»[10]. В 1907 году с земских складов в пределах Симбирской губернии было продано сельскохозяйственного инвентаря на сумму 272,2 тыс. рублей[11].

Вторым по распространенности занятием после земледелия в помещичьих хозяйствах было животноводство. Эти две отрасли сельского хозяйства были связанны между собой. По данным статистического комитета губернии, в 1909 году в губернии насчитывалось 1 382 325 голов скота: лошадей – 288 983, крупного рогатого скота - 282 968, овец простых – 682 948, тонкорунных – 16 605, свиней – 103 408, коз – 7 414[12].

Помещики в своих хозяйствах стремились выписывать из-за границы или из других губерний России высокопроизводительный и породистый скот. В помещичьих хозяйствах губернии был распространен молочный скот бестужевской породы. Лучшее стадо коров бестужевской породы было у Софьи Николаевны Буторовой, наследницы дворянских родов Давыдовых и Бестужевых. Она оказалась в этот период главной хранительницей генофонда бесценного в наших условиях бестужевского скота – самого известного и значительного семейного достижения симбирских дворян Бестужевых. В 1910 году Симбирским губернским земством у нее было приобретено стадо племенного скота бестужевской породы для Анненковской опытной станции[13]. Молоко продавалось в чистом или переработанном виде (сметана и творог).

Молодняк выпаивался молоком в коровнике в отдельных загонах. Бычки поступали на продажу окрестным крестьянам или на ближайшие ярмарки, телки использовались для ремонта стада.  

Летнее кормление скота было пастбищным, зимнее – соломой или мякиной, рабочему скоту давались ржаная солома или сено, но не постоянно.

Второй по значимости отраслью животноводства в губернии было коневодство. Лошадей разводили как тягловую силу для сельскохозяйственных работ. В 1904 году в дворянских хозяйствах губернии насчитывалось 76 конезаводов, там содержалось 292 производителя и 1914 маток. Представителям дворянского сословия принадлежал 71 конезавод. По уездам конезаводы распределялось следующим образом: в Симбирском уезде – 19 на 65 производителей и 366 маток, Сызранском уезде – 9 на 31 и 110 соответственно, Карсунском – 18 на 84 и 622, Сенгилеевском – 14 на 94 и 339, Ардатовском – 9 на 16 и 174, Курмышском- 6 на 69 и 247, в Буинском – 1 на 3 и 29[14]. На конезаводах разводили лошадей рысистых, рабочих и тяжеловозов, которые были необходимы для хозяйственных нужд.    

Рацион рабочий лошади был следующим: сено, овес, мука, мякина, жмых. Муки, овса и отрубей в день на одну голову выделялось от 6,80 до 8,16 кг[15]. Лошади круглый год кормились в стойле.

Революция 1905-1907 годов нанесла сильный удар по коневодству. К 1908 году в губернии количество конезаводов сократилось до 58, на них содержалось 204 производителя и 15 552 матки[16]. Самое большое количество конезаводов было расположено в Симбирском и Карсунском уездах. По-прежнему крупнейшие конезаводы принадлежали дворянам. Среди них можем выделить завод А. Ф. Толстой при селе Старая Зиновьевка Карсунского уезда с 11 производителями и 76 матками, барона Х. Г. Штемпеля в селе Бутырка того же уезда (11 и 50)[17].

Следующей по распространенности отраслью животноводства в помещичьих хозяйствах было овцеводство. Разводили каракулевых овец, мериносов. Обусловливалось это тем, что в губернии было развито суконное производство. Поэтому помещики поставляли обработанную овечью шерсть фабрикантам на суконные заводы. Летом овцы паслись на выгоне, зимой кормом им служило сено, преимущественно для подкармливания, особенно в холодное время. Употреблялась также солома. Условия содержания мериносов можно было назвать спартанскими. Во многих экономиях овец зимой и то только на ночь загоняли в овчарни, день они проводили на открытом воздухе и иногда сплошь были занесены снегом.

Революционные потрясения 1905-1907 годов заставили помещиков, которые после аграрных беспорядков 1905-1907 гг. решились продолжить свою деятельность в поместьях, обратить серьезное внимание на модернизацию своих хозяйств. Сзавершением революции, с восстановлением спокойствия на селе продолжился процесс капиталистической эволюции помещичьего хозяйства. Страх потерять усадьбу, возникший в период революции 1905-1907 гг., уступил место хозяйственным заботам. Несмотря на все разрушительные последствия революции, дворянская усадьба не только восстановилась, но усиливались и новые формы: наблюдался активный переход помещиков к хозяйствованию с помощью наемного труда, включение в торговлю даже самых отдаленных дворянских имений[18]. Уборка урожая хотя и производилась в основном вручную, косами и серпами, однако все больше и больше помещики убирали хлеб машинами при помощи наемных рабочих: сноповязалками «Диринг», жнейками «Маккормик», молотьба производилась паровыми машинами. Например, в экономии графини А. Ф. Толстой употреблялась гарнитура «Рустона–Шутлеворта». Как сортировки, употреблялись зерноочистители «Роббера», «Триумф» и «Идеал»[19].

Глава 2. Экономическая характеристика передовых экономий региона в начале ХХ века

На примере рентабельных экономий Симбирской губернии можем наиболее полно рассмотреть способы хозяйствования и пути капиталистической эволюции помещичьего хозяйства. Имение при селе Старая Зиновьевка Карсунского уезда Симбирской губернии принадлежало графине Александре Федоровне Толстой, располагалось по левому берегу реки Барыш, величина общих угодий составляла 7 ½ тысяч десятин[20]. Из этой площади под лесом и кустарником около 4 тысяч десятин, сенокосов по лесам и суходолам около 500 десятин, сухих и заливных лугов по берегам Барыша 300 десятин, пахотной земли около 2700 десятин хозяйственной меры (по 3200 квадратных саженей)[21]. Пахотная земля находится в трех полях, из которых силами экономии обрабатываются по 250 десятин в каждом поле, остальное сдается местному населению в аренду по цене: яровая 10 рублей, паровая 15 рублей за десятину[22]. В качестве рабочей силы на этом участке используются: 30 лошадей, 15 мулов и 32 вола. При имении имеется кровный рысистый конезавод в 260 голов, молодняк с которого продается на месте, а часть на местных ярмарках. Полукровный табун из 120 голов, в состав которых входят башкиры, метисы башкиров с арденнами и рысистыми. Как лошади-метисы, так и мулы употреблялись для ремонта стада, отчасти шли на продажу. В имении имелся молочный скот альгаузской породы (25 коров и 2 производителя); молодняк (20 голов); из этого стада телки оставались для увеличения молочного стада, бычки продавались.  

В имении также имелся кирпичный завод, вырабатывающий до 300 тысяч кирпича в сезон. В 1910 году открыт известковый завод с выработкой до 500 000 пудов извести в лето[23].

Землепользование в экономии А. Ф. Толстой основывалось на трехпольном севообороте. В хозяйстве было много природных лугов, которые ежегодно обновлялись подсевом по старой луговине или распашкой. В первый год сеяли лен, во второй овощи (морковь, свеклу), на третий год овес с подсевом смеси тимофеевки и костра.  

Рожь «кустарка» сеялась в имении с дореформенных времен, за последнее время начала давать хорошие результаты, урожай 1910 года составил 185 пудов с десятины[24].

Земля для посева ржи обрабатывалась следующим образом: пар, который удобрялся конюшенным навозом по 200 возов на десятину, запахивался в мае на глубину 3-4 вершка однолемешными плугами «Сакка» и двухлемешными «Эккерта», боронился железными боронами «Говарда», через некоторое время лущился четырехлемешными плугами «Эккерта» на глубину 1 - 1 ½ вершка и боронился, в конце июня двоился двухлемешными плугами «Эккерта» и бороновался в один след. Сев начинался в июле разбросными сеялками «Эккерта» и запахивался четырехлемешными плугами. На десятину высевалось 10 пудов зерна.

Овес «Беляк» давал высокие показатели, урожай 1910 года – 160 пудов с десятины. С осени поле запахивалось на глубину 6 вершков, весной пашня взрыхлялась, бороновалась; посев производился рядовыми сеялками «Россия» (8 пудов на десятину)[25].

Картофель, свекла, морковь выращивались только для своих нужд, на рынок не поставлялись. Урожайность данных культур в среднем составляла 1000 пудов с десятины. Уборка урожая зерновых производилось сноповязалками «Диринг» и жнейками «Маккормик». Молотьба производилась двумя паровыми гарнитурами «Рустана-Шутлеворт». Как зерноочистительные машины, употреблялись сортировки «Роббера», «Триумф» и «Идеал»[26].  

При уборке лугов употреблялись сенокосилки «Диринг», «Маккормик», сеноворошилки «Диринг», конные грабли «Осборн».

Не менее эффективно была организована работа в Чириковской экономии симбирского дворянина П. П. Анненкова. Экономия расположена была при селе Чириков Симбирского уезда Симбирской губернии, занимало площадь 976 десятин 1785 квадратных саженей[27]. Земля по угодьям в имении была распределена следующем образом: пахотной земли - 720 десятин, выгона - 15 д. 1680 к. с., лесной площади - 204 д. 475 к. с., парка и сада - 6 д. 1320 к. с., огородной - 1 д. 1260 к. с., усадебной - 3 д. 540 к.с., неудобной земли - 25 д. 1310 к.с.

По мнению владельца, экономия обладала в достаточном количестве сельскохозяйственным инвентарем для ведения хозяйства. Имелась сложная паровая молотильная машина «Рустон Проктор и Ко» – 1; локомобиль коломенского завода двенадцатисильный, на шесть атмосфер, с полной арматурой – 1; сушилка зерновая системы Растригина № 2 – 1; сеялка рядовая «Россия Эльворти» – 1; сеялка рядовая «Мелихора» – 2; сеялка разбросная «Бермана» – 1; грабли конные завода «Осборн» – 1; веялка–сортировка «Роббера» – 1; веялка–сортировка «Вараксина» – 1; веялка–сортировка, старая – 1; соломорезка – 1; корнерезка – 1; плугов трех лемешных – 5, двухлемешных – 7, однолемешных – 4; плугов двухлемешных новых типа «Идеал» – 6; скоропашек девятилапчатых – 3; шведская борона – 1; борона железная трех положений «Зиг–заг» – 5; борона деревянная – 3; борона тарелочная – 1; жнейка простая «Диринг» – 1; жнейка–сноповязалка «Диринг» – 1; косилка «Диринг» – 1; конных картофельных окучников – 7; культиваторы «Гриф» – 1, «Гельферих Саде» – 1[28].

В хозяйстве содержали для полевых работ лошадей в количестве 45 голов, для разъездов – 10. Крупный рогатый скот разводили для получения молока и мяса. Молочных коров насчитывалось до 15 голов, телок 20. На откорме для убоя – 50 голов. Также в хозяйстве разводили свиней (до 35 голов) и овец, численность которых доходила до 150[29].

В хозяйстве практиковался четырехпольный севооборот: пар, озимь, картофель и яр. Обработка пара с посевом озимой ржи проводилась исключительно силами экономии. В качестве удобрения вносится навоз до 3000 пудов на десятину, ежегодно удобрялось от 40 до 50 десятин[30]. Посев озимой ржи в основном производился рядовой сеялкой «Эльворти и Мелихора». Уборка ржи производилось машинами и отчасти наемными жнецами.

Важное место в хозяйстве Анненкова занимало возделывание картофеля. Обработка участка для посева данной культуры проводилась следующим образом. Картофельное поле обрабатывали с осени глубокой запашкой. Весной землю дважды бороновали, а затем высевали картофель. Для посева наряду со служащими экономии применялся также и наемный труд. Во время роста картофеля в начале применялось боронование, затем прополка сорной растительности. Вслед за прополкой применялось конное окучивание. Уборка картофеля производилась наемными силами. Примерно 20 000 пудов оставляли на семена, а остальной картофель свозился к винокуренному заводу, где использовался для получения спирта. Примерно с 1905 года хозяйство начинает подбирать сорта картофеля, которые соответствовали климатической норме Симбирской губернии и давали высокие урожаи. Семена этих сортов распространялись среди землевладельцев и крестьян[31].

В хозяйстве яровое поле засеивалось пшеницей, овсом, горохом, викой, чечевицей, маком, просом и гречихой. Преобладали пшеница и овес. Посев яровых применялся разбросной, рядовой и ленточный. Ленточные посевы пропалываются ручными «Планетами» 2–3 раза за лето[32]. Уборка и молотьба яровых хлебов в хозяйстве, за небольшим исключением, осуществлялось машинами. Ниже приведенная таблица показывает урожайность хозяйства за 1909 - 1910 годы (См.: Таблица 1.1.1.)

Таблица 1.1.1.

Урожайность зерновых хозяйстве помещика Анненкова в   Симбирской губернии 1909-1910 гг. (в пудах с 1 десятины)*:

Название хлебов

1909

1910

Рожь

Пшеница яровая

Овес

Полба

Горох

Вика

Просо

Гречиха

Мак

Картофель

108

107

143

111

63

110

95

60

45

900

121

127

118

107

42

70

-

40

-

1100

* См: Описание экономии потомственного дворянина Павла Павловича Анненкова // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. С. 46.

В хозяйстве было развито травосеяние, под травяной корм отводилось 20 хозяйственных десятин, в каждом поле по 5 десятин. Через несколько лет, когда становилось очевидным вырождение травы, участок распахивался и засевался зерновыми, а под травы отводился новый участок, лежащий рядом. Также в экономии имелся плодовый сад и питомник для выращивания саженцев, заложенный в 1903 году, занимающий вместе с огородом 6 десятин. Сад и огород в основном были нацелены на удовлетворение своих нужд, излишки продавались окрестным крестьянам[33].  

Эффективность работы помещичьих хозяйств была достаточно высокой. По данным Статистического комитета Симбирской губернии в 1910 году для посева было израсходовано 5 640 867 пудов, собрано урожая – 32 225 590 пудов, при этом средняя урожайность составила 78 пудов с казенной десятины[34]. Проведя математические расчеты, можем вычислить площадь, отводящуюся под посев ржи. Она равнялась 413 148,6 десятин, данный результат получаем, разделив размер полученного урожая на среднюю урожайность. В этот же год урожайность ржи в Старо-Зиновьевской экономии А. Ф. Толстой составила 185 пудов с десятины, Ермоловской экономии А. В. Родионовой - 120, Чириковской экономии П. П. Анненкова - 120, Винновской экономии Е. М. Перси-Френч - 160[35]. Исходя из выше сказанного, можем сделать вывод, что средняя урожайность помещичьих хозяйств была выше средних по губернии в 2 раза.

Высокоэффективно работало хозяйство в имении Е.М. Перси-Френч. Екатерина Максимилиановна Перси-Френч – последняя представительница древнего симбирского рода Киндяковых. Она была Киндяковой по линии матери, а по линии отца принадлежала к старинному ирландскому роду Френчей. Брак Симбирской помещицы и ирландского аристократа был недолгим, и маленькая Екатерина вернулась в Симбирск. В возрасте двадцати двух лет в 1886 году Е. М. Перси-Френч вступила во владение имением деда. Состояние имения было плачевным. Молодая хозяйка погрузилась в хозяйственные заботы: изучала земледелие, вникла в тонкости сельскохозяйственного производства и добилась успеха. К 1905 году она владела тридцатью тысячами десятин земли, только в Сенгилеевском уезде ей принадлежало 12 423 десятины[36], восемью тысячами десятин леса. Её имение оценивалось в 50 миллионов рублей.

Киндяковская экономия Е. М. Перси-Френч располагалась в Симбирском уезде при деревнях Винновка и Белый Ключ, в 5 верстах от Симбирска.

По угодьям земля распределялась следующим образом: пашни 542 десятин 48 саженей, леса – 343 д. 3327 с., выгоны – 40 д., под усадьбою – 3 д., под садами и огородами – 18 д., неудобной – 49 д. 105 с., луга – 30 д.[37]

В ее хозяйстве использовались следующие машины и орудия: жнейка, жнейка-сноповязалка, сенокосилка, конная молотилка, паровая молотилка с локомобилем и прессом в 10 сил и т.д. Всего инвентаря насчитывалось на сумму 8374 р. 66 коп[38].

Уборка хлебов проводилась преимущественно машинами - сноповязалками, только полегший или очень низкий хлеб приходилось убирать косой и серпом. В экономии широко применялся наемный труд. Были постоянные и сезонные рабочие. Постоянно работали в имении примерно 10-12 человек. Это управляющий, конторщик, садовник, кучер, повар, сторож и т.д. Количество рабочих определялся объемом необходимых и чрезвычайных работ. Наем производился с 15 марта по 15 ноября, с оплатой от 50 до 70 р., на «экономических харчах». Кроме заработной платы, постоянные рабочие получали и провизию: от 2 пудов 20 фунтов до 6 пудов ржаной муки, по 30 фунтов пшена, 15 фунтов мяса и по 1/8 ведра молока в месяц, что позволяло им довольно безбедно существовать[39].

Содержание месячных и сроковых рабочих было одинаковым. В день на одного рабочего выдавалось по 2 1/2 фунта муки, по ½ фунта пшена, ½ фунта мяса и 1/15 масла. Количество поденных менялось в зависимости от хода работы, состояния урожая и «дружности созревания хлебов»[40]. Система полеводства, применяемая в экономии, была зерновая с применением четырехпольного севооборота. Небольшая часть земли сдавалась окрестным крестьянам в аренду по 25 рублей за десятину[41].

Обработка земли под различные культуры проводилось следующим образом. Озимая рожь в экономии сеялась следующих видов: «пробштейская», «Ваза» и «Вальдендорфская». Особого ухода рожь не требовала, кроме как весеннего боронования с целью удержания влаги. Также в экономии Перси-Френч культивировали картофель, просо, кукурузу, яровую пшеницу, чечевицу[42].

В качестве удобрения в хозяйстве использовался навоз, что способствовало увеличению урожайности хлебов. До 1893 года земля обрабатывалась наемными крестьянами и их инвентарем, навоз в качестве удобрения практически не применялся. С 1893 году экономия обзаводится своим инвентарем. За 1883-1891 гг. средняя урожайность ржи с десятины составляла 45 пудов, в 1892 -1900 гг. уже 96 пудов, а к 1910 году средняя урожайность составила 136 пудов[43] (См.: Таблица 1.1.2.).

                                                                                           Таблица 1.1.2.

Урожайность в помещичьем хозяйстве Е.М. Перси-Френч в 1910 году*:

 

Годы

Рожь

Картофель

Овес

Средняя урожайность с десятины, пуд

Средняя урожайность с десятины, мешок

Средняя урожайность с десятины, пуд

1892

1893

1894

1895

1896

1897

1898

1899

1900

1901

1902

1903

1904

1905

1906

1907

1908

1909

1910

53

94

111

105

109

131

44

157

119

110

126

162

175

139

73

123

126

160

160

519

664

566

497

634

367

226

954

826

309

894

640

772

1071

822

688

640

694

-

23

-

-

-

-

82

8

120

67

36

77

122

136

62

106

48

41

142

117

* Описание Винновской экономии Е.М. Перси-Френч // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. С. 51.

Посев производился исключительно машиной. Густота посева зависела от способа посева, так, разбросной сеялкой высевалось зерна больше, чем рядовой. Для высевания на сороковую десятину разбросной сеялкой было необходимо 10 пудов ржи, а рядовой – 7 пудов[44]. Вручную с помощью сохи высевались картофель и кукуруза. В экономии немаловажную роль играло животноводство. Лошадей содержали для сельскохозяйственных работ, обновление табуна осуществлялось за счет ремонтного молодняка. Еще одной доходной статьей экономии было разведение молочного скота. В 1910 году насчитывалось 32 коровы бестужевской породы. Молоко сбывалось в Симбирск, в чистом и переработанном виде. Сметана продавалась по 20 коп. за 1 фунт, сливки по 30 коп. за бутылку, молоко по 1 рублю или 1 руб. 20 коп. за ведро[45].

В 1910 году в Симбирске проводилась Сельскохозяйственная выставка, призванная показать новейшие технологии ведения хозяйства. По результатам работы выставки Е. М. Перси-Френч была награждена серебряной медалью за достижения в области разведения плодовых растений. Ею на выставке были представлены сорта яблок: Анис бархатный, Боровинка; персики «Венус» и слива яичная желтая. Ведение хозяйства в экономии Е. М. Перси-Френч было поставлено на капиталистические рельсы, широко применялся наемный труд, сельскохозяйственные машины. Для ведения хозяйства был выбран интенсивный путь развития. Хозяйство было многоукладным.

О том, что капиталистическая эволюция помещичьего хозяйства в Симбирской губернии усилилась, свидетельствуют общие показатели работы Вязовского имения помещиков Самариных, находящегося в Сызранском уезде Симбирской губернии. Новые условия заставили владельца сделать некоторые шаги вперед. В имении заметно изменился характер землепользования, что видно из сравнительных данных за 1902 и 1908 гг. (См.: табл. 1.1.3.).                                                  

                                                                                           Таблица 1.1.3

Общие показатели землепользования в Вязовском имении помещиков Самариных в Сызранском уезде Симбирской губернии в 1908 году по сравнению с 1902 годом*:

Наименование      

1902 г.

1908 г.

Сдано пашни и покоса за деньги

за отработку        

исполу

земли под пастбища

1425,8

383,9

754,4

-

309,5

-

1184,7

1292,9

Итого……………………………….

В собственном хозяйстве: посев

                                          пар

                                           покос

                                             пастбище

2564,1

272,0

137,0

475,0

388,0

2786,6

394,0

287,0

463,0

527,0

Итого

1272,0

1671,0

Всего

3836,1

4457,6

* См: Анфимов А. М. Крупное помещичье хозяйство Европейской России (конец XIX - начало XX века). С. 142.

В имении к 1908 году прекратилась сдача пашни за деньги и сдавалось лишь 309 дес. покоса. По мнению исследователя Анфимова, «часть земли пришлось пустить под залежь или толоку в надежде сдать затем исполу, и поэтому большую часть земли (1292,9 дес.) сдали крестьянам под пастбища». Пришлось отказаться и от сдачи земли для обработки. Отработочная система продолжала применяться в хозяйстве, но в иных формах. Если в 1902 году крестьянам сдавалось в испольную обработку 274 дес. пашни и 480 дес. покоса, то в 1908 году исполу сдавалось уже 865 дес. пашни и 320 дес. покоса. Испольщина, таким образом, значительно возросла, особенно в пашне. Имение лишилось значительных доходов от денежной аренды, зато стало получать намного больше хлеба, производимого испольщиками: в 1900 году владелец получал от испольного посева пшеницы 5 314 пудов, а в 1909 году – 62 814 пудов. Как указывает Анфимов, увеличение сбора зерновых было связано с тем, что «в 1909 году испольные посевы были еще более расширены за счет земли, использовавшейся в 1908 г. как пастбище»[46].

Экономическая запашка увеличилась с 272 дес. в 1902 году до 394 дес. в 1908 году. По отношению к общей площади пашни она возросла всего лишь с 11 % до 14 %, т.е. увеличилась в среднем на 0,5 % в год. Заметна, однако, тенденция к расширению запашки: как и в 1902 году, в 1908 году оставлялись площади под паром, превышавшие половину засеянной площади. Сбор пшеницы с экономического посева, составляющий в 1900 году 11 610 пудов, увеличился в 1909 году до 58 549 пудов[47].Расширение экономической запашки и сокращение отработок приводит к тому, что в экономии начинается увеличение численности рабочего скота: в 1900 году в имении было только 15 лошадей, а в 1909 году уже 46 лошадей и 135 волов[48]. В свою очередь, увеличение тяглового скота приводит к расширению собственных пастбищ с 388 до 527 десятин. Это наталкивает на мысль, что произошло увеличение и производственного скота.

Одним из наиболее эффективных землевладельцев в Симбирской губернии был губернский предводитель дворянства Владимир Николаевич Поливанов. Одно из крупнейших имений Поливанова располагалось в селе Акшуат Карсунского уезда Симбирской губернии. Площадь имения занимала 4754 десятины. Под усадебными постройками находилось 26 десятин, пахотной земли - 2435, луговой - 210, залежной - 410, выгона - 57, леса - 1425 и неудобной - 191[49].

С целью рационального использования земли, улучшения ее плодородности в экономии было развито лесоразведение. Обуславливалось это тем, что земли были песчаными, а лесные массивы в основном были вырублены. Питомник В. Н. Поливановым был открыт в 1883 году, первыми своими опытами лесоводства он поделился с читателями «Русского лесного дела» в 1893 году[50]. К 1908 году размеры лесного питомника достигли 325 десятин[51]. По мнению Поливанова В. Н., «в виду важного значения лесных богатств для государства, обеспечивающих во многих случаях залог и развитие его промышленной деятельности, вопрос возобновления леса должен занять одно из первенствующих мест»[52]. Далее он подчеркивал: «лесные хозяйства пока у нас редки, и искусственное возобновление на землях частновладельческих еще реже»[53].

Глава 3. Развитие капиталистических отношений в помещичьей деревне в начале ХХ века

Помещики в результате революции 1905 - 1907 годов поняли, что им необходимо лучше заботиться о своих наемных работниках, улучшать их бытовые условия, для того чтобы повысить производительность труда в своих хозяйствах. В 1908-1910 гг. заработная плата поденных рабочих в помещичьих латифундиях хотя и увеличилась в целом по стране на 50 - 70 %, однако уровень ее в целом, например в Симбирской губернии, продолжал оставаться довольно низким.        

По данным Статистического комитета Симбирского земства, «среди губерний нижневолжских, средневолжских и черноземной полосы по оплате труда сельскохозяйственных рабочих Симбирская губерния занимала одно из последних мест»[54]. По данным Кабытова П.С. Симбирская губерния занимала по уровню заработной платы в сельском хозяйстве срединное положение, более высоко труд на селе оплачивался в Самарской и Саратовской губернии, а более низко в Казанской и Пензенской[55].

В пределах губернии выделяется три вида найма на сельскохозяйственные работы: поденный, сроковый и сдельный. Наиболее распространенным был поденный наем (48,2 %), сроковый (27,3 %) и сдельный (24,5 %)[56]. Поденный вид найма заметно преобладал в Алатырском, Сенгилеевском и Курмышском уездах; сроковый в Ардатовском, Карсунском и Сенгилеевском уездах, а сдельный – Симбирском, Сызранском и Буинском[57]. Остановимся на рассмотрении конкретных данных о ценах на рабочие руки при поденном найме. Величина поденной заработной платы в разное время сельскохозяйственных работ была различной. Размер оплаты зависел не только от времени сельскохозяйственного цикла, но и от пола и возраста работника. Уровень оплаты также зависел от условий найма: с лошадью или без, с питанием или нет. Динамика заработной платы в зависимости от сельскохозяйственного цикла и пола работника представлена в таблице 1.1.4.

                                                                                         Таблица 1.1.4.

Размер заработной платы поденных рабочих в помещичьих хозяйствах Симбирской губернии в 1910 г.*

Виды работ

Плата в день копеек (на хозяйском питании)

Взрослым

Подросткам

Работникам с лошадьми

муж

жен

муж

жен

1.Весенняя пахота и сев яровых

2. Вывоз навоза

3. Вспашка и боронование пара

4. Полка яровых

5. Озимый сев

6. Уборка ржи

7. Уборка яровых

8. Возка снопов

9. Уборка картофеля

10. Молотьба   летняя

11. Молотьба осенняя

12. Работы на сенокосе

13. Возка сена летняя

14. Возка сена осенняя

50

41

51

37

55

73

75

61

44

56

45

77

62

38

30

26

31

28

35

57

51

40

29

37

29

40

38

25

31

26

32

25

37

48

45

39

22

36

28

45

39

24

19

18

22

20

26

38

34

28

20

26

20

27

25

18

130

102

127

-

137

142

134

130

106

137

116

133

124

84

* Таблица составлена на основе Статистического ежегодника Симбирской губернии за 1910 г. - С. 53.  

Исходя из данных, представленных в таблице 1.1.4, можем сделать вывод, что поденная плата взрослого рабочего наивысшего размера достигала во время сенокоса и уборки зерновых. Поденная плата женщин и юношей была наиболее высокой во время уборки ржи и яровых. Наибольшего размера заработная плата конного рабочего достигала во время уборки ржи, озимого сева и летней молотьбы.

Во время жатвы и уборки урожая озимой ржи заработная плата взрослой женщины составляла 78 % от размера оплаты мужчины, юноши – 66 % и девушки – 52 %. Во время полки яровых оплата женского труда составляла 76 %, юноши – 68 % и девушки – 54 %. Заработная плата рабочих, нанятых во время сенокоса и уборки хлебов, была выше, чем у нанятых во время весенних посевов. В 1910 году средняя заработная плата по губернии для мужчин составила 70 р., женщин – 39 р., юношей – 41 р., девушек – 23 рубля[58].

К 1914 году происходит рост оплаты труда сельскохозяйственных работников в помещичьих хозяйствах. Так, оплата труда взрослого мужчины увеличилась по сравнению с 1910 годом в среднем по губернии на 19,3 р., женщины – 8 р., юноши – 9,8 р., девушки – 4,9 р.[59]. По подсчетам Кабытова П. С., средняя годовая плата сельскохозяйственного рабочего к 1913 году по сравнению с 1903 годом увеличилась на 47,3 %, а у женщин – на 41,4 %[60].о время сенокоса и уборки хлебов оплата была выше, чем у нанятых во время весенних посевов.

Исходя из данных, представленных в таблице 1.1.5., можем сделать вывод, что труд мужчин оплачивался дороже по сравнению с женским. По всем категориям работников оплата труда была выше общегубернской в четырех уездах: Карсунском, Курмышском, Сенгилеевском, Сызранском.                                                                                                                                                 

Таблица 1.1.5.

Цена на рабочие руки в помещичьем хозяйстве Симбирской губернии за 1914 год*.

Уезды

Годовая плата в рублях

 

Мужчины

Юноши

Женщины

Девушки

Алатырский

77,8

48,8

42,2

27,8

Ардатовский

92,8

47,1

46,2

27,3

Буинский

67,0

36,4

36,5

21,4

Карсунский

104,0

65,1

52,0

28,6

Курмышский

97,0

59,7

50,5

31,3

Сенгилеевский

102,4

63,7

47,6

33,7

Симбирский

86,2

45,8

48,7

26,2

Сызранский

110,0

55,0

64,3

40,0

По губернии

89,3

50,8

47,0

27,9

* Таблица составлена на основе статистического ежегодника Симбирской губернии за 1914 г., Симбирск, 1916 г. С. 33.

Как и прежде, в первые десятилетия XX века сдача земли в аренду остается одной из статей дохода дворянских экономий, что свидетельствовало о нежелании владельцев рационально использовать земельные владения.

Факты свидетельствуют о том, что дороже всего ценилась свежая, еще не выпаханная земля, нови и залежи. Хотя первичная обработка такой земли была более трудоемкой, но она позволяла получить более высокий урожай. Неудобренная земля под паром, после годичного отдыха, засевалось рожью. Такая земля ценилась дороже пашни, сдаваемой под яровые по снятию урожая ржи. Пашня под озимые оценивалось дороже, чем под яровые. Разница между удобренной и неудобренной пашней приблизительно по губернии составляла 5 рублей с одной десятины, а под яровые посевы – ниже озимой на 1,9 рубля.    

Удобренная пашня сдавалась почти по одной цене с новью и залежью. Арендные цены постоянно росли, только за год (с 1910 по 1911) цена удобренной пашни выросла на 5 руб., нови и залежи на 2,3 руб. По сравнению с 1900 годом арендная цена к 1910 году под озимые посевы поднялась на 40 % (1900 г. – 11.3), под яровые – 35 % (1900г. – 9,2). В общем, за десятилетие цена пашни возросла на 37,4 %, ежегодно увеличиваясь на 3 ¾ %.

Все уезды Симбирской губернии по высоте арендных цен можно разделить на две группы. В первую группу входят уезды, где цены равны или выше средних по губернии, это уезды северо-запада (Курмышский, Ардатовский, Алатырский, Буинский); во вторую группу, с ценами ниже среднего уровня по губернии входят оставшиеся четыре юго-восточных уезда (Симбирский, Карсунский, Сенгилеевский, Сызранский). Разница между арендными ценами юго-восточного и северо-западного районов была наименьшей в 1911 г. – 1,3 р. на одну десятину и наивысшей в 1913 г. – 1,8 р., в 1914 г. разница в ценах по районам равнялось средней разнице за 5 лет – 1,5 р. Повышение арендных цен на пашню за пятилетие с 1910 по 1914 гг. достигло 1,2 %, а в год рост составил 3,3 %. Кроме пашни, сдавались в аренду сенокосы, пастбища и выгоны (См.: Таблица 1.1.6).

                                                                                                 Таблица 1.1.6

Количество сдаваемых помещиками выгонов и пастбищ*.

Виды арендуемых выгонов и пастбищ

Частновладельческая, дес

Удельные и казенные, дес

Церковные, дес

Крестьянская надельная

Чистый выгон

Лесной

Смешанный

Выгон по отаве

Выгон по жнивью

Итого

1681

8030

8757

166

4765

23399

724

18616

120

140

600

20200

310

-

-

-

700

1100

73

-

-

-

-

73

* Таблица составлена на основе Статистического ежегодника Симбирской губернии за 1910 г. - С. 50.

Сравнительно часто крестьяне арендовали лесные выгоны и пастбища для выгона скота. Распространенность аренды чистых и смешенных выгонов, а также пастбищ по жнивью была почти одинакова. Сравнительно редко встречалась аренда пастбищ по сенокосной отаве. В некоторых экономиях практиковалось не только сдача пастбищ и выгонов в аренду, но и взимание платы за выгон скота. Это было еще одним условием получения дохода. Названные виды угодий сдавались исключительно частными владельцами и управлением уделов. Лесные выгоны преимущественно арендовались в удельном ведомстве, чистые и смешанные выгоны и пастбища по жнивью у частных владельцев; редкими были случаи сдачи отавы под пастбища, практиковались только у частных владельцев. Участие каждой из категории землевладельцев в сдаче различных видов пастбищ и выгонов показано в таблице 1.1.7.

Таблица 1.1.7.

Арендная плата, взимаемая помещиками в Симбирской губернии в 1910-1914 г. с арендаторов за выгон скота*:

Виды арендуемых выгонов и пастбищ

Арендная плата, коп

За 1 десятину

За голову КРС

За 1 голову в месяц

Чистый выгон

Лесной

Смешанный

Выгон на отаве

Выгон по жнивью

228

60

62

142

71

95

67

123

58

107

17

15

19

18
19

* Таблица составлена на основе данных Статистического ежегодника Симбирской губернии за 1910, 1911, 1912, 1914 гг.

Помимо пашни и выгонов, землевладельцы сдавали в аренду и сенокосы. Арендные цены на сенокосы постоянно росли. Так, цена десятины поемного покоса с 1900 г. по 1910 г. удвоилась, увеличившись с 7,2 руб. до 15,1 руб., а непоемного увеличилась в 2,5 раза с 4 руб. до 10,8 руб.[61] (См.: Таблица 1.1.8.).

Таблица 1.1.8

Арендная цена десятины сенокоса, взимаемого с помещичьих угодий в Симбирской губернии в 1914 г.: *

 

уезды

Арендная цена 1 десятины сенокоса, руб.

Корневая цена пуда собранного сена, коп.

Поемного

Непоемного

Поемного

Непоемного

Симбирский

Алатырский

Ардатовский

Буинский

Карсунский

Курмышский

Сызранский

Сенгилеевский

15,0

15,7

21,5

20,1

22,8

21,5

14,8

11,1

4,8

7,1

11,7

7,8

10,9

15,4

5,3

12,3

12,9

11,9

23,1

16,8

20,2

16,7

10,7

11,1

7,7

11,1

15,4

10,3

16,8

13,9

8,0

9,7

Губерния

17,8

9,4

15,4

10,9

* Таблица составлена на основе данных Статистического ежегодника Симбирской губернии за 1914 г.

Поемные сенокосы ценились намного выше непоемных. Это объяснялось тем, что поемные сенокосы являются более урожайными. Но несмотря на более высокую арендную плату с десятины, разница корневой стоимости пуда сена, собранного с поемных и непоемных лугов в 1914 году не превышала по отдельным уездам 7,7 копейки, а в среднем по губернии 4,5 копеек за пуд. Большая разница в арендных ценах за десятину поемного сенокоса по уездам губернии объясняется различными качествами сена отдельных речных пойм. В Карсунском уезде, стоявшем на первом месте по цене за поемный сенокос, главную роль играет пойма реки Барыша, а в Сызранском уезде низкая цена зависела от преобладающей роли волжской поймы.

Заключение

Таким образом, при изучении культуры организации сельскохозяйственного производства подробно рассмотрены все стороны сельскохозяйственной жизни симбирского дворянства, изучены условия, способствующие и препятствующие занятиям земледелием и скотоводством в крае. Результаты, полученные при исследовании, позволяют сделать вывод о том, что симбирское дворянство владело достаточным производственным потенциалом, имело необходимый инвентарь, а также навыки ведения сельского хозяйства, полученные в ходе сельскохозяйственного освоения края. Уровень развития культуры сельскохозяйственного поместного дворянства Симбирской губернии не отличался от средних показателей по России, в том числе и в оснащении передовым техническим инвентарем. При правильном ведении помещичьи хозяйства оставались рентабельными.

Таким образом, рассмотренные материалы позволяют сделать вывод о том, что, во-первых, в сельскохозяйственном производстве первое место принадлежало земледелию. Большую часть земельных угодий занимали пашни, залежные земли и сенокосы. Из сельскохозяйственных растений главными были: озимая рожь, овес, просо, ячмень, пшеница.

Во-вторых, способы обработки земли, сева, уборки урожая оставались традиционными. Второй важнейшей отраслью сельского хозяйства являлось животноводство.

В-третьих, кроме производящего хозяйства в крае развивалось перерабатывающее производство, представленное мукомольными мельницами (ветряными, паровыми, конными), сетью суконных фабрик по переработке овечьей шерсти, функционировали кирпичные заводы.

В-четвертых, плоды сельскохозяйственного производства только в незначительной степени шли на удовлетворение потребностей хозяев в продуктах питания, основная масса произведенного продавалась на рынках страны, то есть по отношению к целям производства хозяйство являлось товарным. При правильном ведении помещичьи хозяйства оставались рентабельными. Уровень организации сельскохозяйственного производства не отличался от среднестатистического российского.

Библиографический список

  1. Беккер, С. Миф о русском дворянстве. Дворянство и привилегии последнего периода императорской России / С. Беккер. - М.: Новое литературное обозрение, 2004. – 346 с.
  2. Буганов, В. И. Российское дворянство / В. И. Буганов // Вопросы истории. - 1994. - № 1. - С. 29 - 41.
  3. Бородин, А.П. А.П. Столыпин. Реформы во имя России / А.П. Бородин – М.: «Вече», 2004. – 383 с.
  4. Власть и реформы. От самодержавной к Советской России / Отв. ред. Б. В. Ананьич. – М.: Олма-пресс, 2006. - 734 с.
  5. Вознесенский, С. Экономическое развитие и классовая борьба в России XIX-XX веках / С. Вознесенский - М.: Прибой, 1924. Т. 1. – 318 с.
  6. Воробьев, И. Аграрный вопрос в Симбирской губернии / И.Воробьев - Симбирск, 1917.
  7. Грюнфогель, М. И. Краткая опись имения по предварительному осмотру, принадлежащего Софье Александровне Фреч / М. И. Грюнфогель. - Симбирск, 1903. - 54 с.
  8. Дубровский, С. М. Крестьянское движение в революции 1905-1907 годов / С. М. Дубровский. - М.: Б/и, 1956. – 168 с.
  9. Дубровский, С. М. Сельское хозяйство и крестьянство России в период империализма / С. М. Дубровский. – М.: Наука, 1975. – 398 с.
  10. Захаров, С. П. К вопросу об аграрных отношениях в Симбирской губернии накануне русской революции 1905-1907 гг. / С. П. Захаров // Ученые записки (Ульяновский государственный педагогический институт). Выпуск 7. – 1955. – С. 116 -159.
  11. Кабытов, П. С. Аграрные отношения в Поволжье в период империализма. (1900-1917) / П. С. Кабытов. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1982. – 199 с.
  12. Кабытов, П. С. Поволжская деревня накануне Февральской буржуазно-демократической революции / П. С. Кабытов. – Куйбышев: Издательство Куйбышевского университета, 1977. - 72 с.
  13. Хасянов, О.Р. Экономическая, общественная и культурная жизнь провинциального дворянства в начале ХХ века (на материалах Симбирской губернии). Дисс. кандидата ист. наук. – Ульяновск, 2009. – 231 с.

[1] История России: Учебник / Под общ. ред. Ю. И. Казанцева, В. Г. Деева. – М.: ИНФРА-М, 2002. - С. 268.

[2] Там же. - С. 269.

[3] Кабытов, П. С. Аграрные отношения в Поволжье в период империализма. - Саратов, 1982. - С. 19.

[4] Кабытов, П. С. Аграрные отношения в Поволжье в период империализма.- Саратов, 1982. - С. 37.

[5] Там же. - С. 49.

[6] Русская усадьба и ее судьба. Круглый стол // Отечественная история. - 2002. - № 5. - С. 143.

[7] Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйств в 1910 г. - С. 60.

[8] Адрес календарь и памятная книжка Симбирской губернии за 1910 г. - С. 226.

[9] Отчет о сельскохозяйственной выставке в Симбирске в 1910 г. - С. 43.

[10] Кабытов, П. С. Аграрные отношения в Поволжье в период империализма. - Саратов, 1982. - С. 144.

[11] Кабытов, П. С. Аграрные отношения в Поволжье в период империализма. - Саратов, 1982. - С. 146.

[12] Адрес календарь и памятная книжка Симбирской губернии за 1910 г. – С. 56.

[13] Громова, Т. И вечен род / Т. Громова, Л. Ершова // Мономах. - 2004. - № 1. - С. 22 – 23; Отчет о сельскохозяйственной выставке в Симбирске в 1910 г. - С. 56.

[14] Адрес календарь и памятная книжка Симбирской губернии на 1904 г. - С. 87.

[15] Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 36.

[16] Адрес календарь и памятная книжка Симбирской губернии на 1910 г. - С. 75.

[17] Там же.

[18] Русская усадьба и ее судьба. Круглый стол // Отечественная история. - 2002. - № 5. - С. 138.

[19] Там же. - С. 60.

[20] Краткое описание Старо-Зиновьевского хозяйства графини Александры Федоровны Толстой // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 68.

[21] Краткое описание Старо-Зиновьевского хозяйства графини Александры Федоровны Толстой // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 68.

[22] Там же. - С. 69.

[23] Там же. - С. 69.

[24] Там же. – С. 72.

[25] Краткое описание Старо-Зиновьевского хозяйства графини Александры Федоровны Толстой // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 70.

[26] Там же. - С. 69.

[27] Описание экономии потомственного дворянина Павла Павловича Анненкова // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 42.

[28] Описание экономии потомственного дворянина Павла Павловича Анненкова // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 42.

[29] Описание экономии потомственного дворянина Павла Павловича Анненкова // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 42.

[30] Там же. - С. 48.

[31] Там же. - С. 47.

[32] Описание экономии потомственного дворянина Павла Павловича Анненкова // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 46 - 47.

[33] Там же. - С. 48.

[34] Адрес-календарь и памятная книжка Симбирской губернии на 1910 г. - С. 226.

[35] Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйств в 1910 г. - С. 61, 69, 72, 76.  

[36] Адрес–календарь Симбирской губернии на 1910 г. - С. 248.

[37] Описание Винновской экономии Е. М. Перси-Френч // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 51.

[38] Там же. - С. 52 - 54.

[39] Там же. - С. 56 - 57.

[40] Там же.

[41] Описание Винновской экономии Е. М. Перси-Френч // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 58.

[42] Описание Винновской экономии Е. М. Перси-Френч // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 57 - 60.

[43] Там же.

[44] Описание Винновской экономии Е. М. Перси-Френч // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйствах в 1910 г. - С. 53.

[45] Там же. - С. 54.

[46] Анфимов, А. М. Указ. соч. - С. 143.

[47] Анфимов, А. М. Указ. соч. - С. 143.

[48] Там же. - С. 144.

[49] Отдел полеводства // Отчет о Симбирской губернской выставке полеводства, садоводства, огородничества, цветоводства и крестьянских хуторских хозяйств в 1910 г. - С. 25.

[50] Поливанов, В. Н. Акшуатский питомник // Русское лесное дело. – 1892 – 1893. - № 18. - С. 86.

[51] Поливанов, В. Н. Двадцатипятилетние Акшуатского лесоразведения (1883 - 1908). - Симбирск, 1908. - С. 3.

[52] Там же. - С. 3.

[53] Поливанов, В. Н. Двадцатипятилетние Акшуатского лесоразведения (1883 - 1908). - Симбирск, 1908. - С. 3.

[54] Статистический ежегодник Симбирской губернии за 1910 г.

[55] Кабытов, П. С. Аграрные отношения в Поволжье в период империализма. - Саратов, 1982. - С. 139.

[56] Статистический ежегодник Симбирской губернии за 1910 г. - С. 43

[57] Статистический ежегодник Симбирской губернии за 1910 г. – С. 53.

[58] Статистический ежегодник Симбирской губернии за 1910 г. - С. 54

[59] Статистический ежегодник Симбирской губернии за 1914 г. - С. 33.

[60] Кабытов, П. С. Аграрные отношения в Поволжье в период империализма. - Саратов, 1982. - С. 138.

[61] Статистический ежегодник Симбирской губернии за 1910 г. - С. 49.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top