Егорова Д.А.

Досуг является важной составляющей существования человека: от его наполненности во многом зависит формирование и развитие личности. Изучение досуговой деятельности позволяет выявить круг проблем, которые должны решить государство и общество для достижения определенной стабильности. Поэтому исследование досуговых практик представляется значимым, и его результаты могут быть учтены при выработке правильной социальной политики.

Досуговая деятельность неразрывно связана с особенностями сознания индивида, которое определяет его поведение и складывается под воздействием объективной действительности и общественно-исторической практики. Поэтому анализ поставленной проблемы возможен только с учетом объективных и субъективных факторов жизни тюменцев: политической и социально-экономической ситуации в стране и регионе, городской среды, идеологических и духовных составляющих.

В 1960–1980-е гг. в СССР были сделаны важные шаги по развитию социальной сферы: менялась среда проживания, улучшались культурно-бытовые условия, росла заработная плата населения. Серьезные меры были осуществлены по развитию бесплатного образования и здравоохранения, повышению его качества, совершенствовалась пенсионная система, сокращалась продолжительность рабочего дня. В стране был осуществлен переход к пятидневной рабочей неделе при двух выходных. Существенно увеличились сроки оплачиваемых отпусков.

За счет государства, а также личных сбережений граждан в СССР велось масштабное жилищное строительство. Миллионы людей получили новые квартиры либо существенно улучшили жилищные условия. Большая часть городского населения, в отличие от предыдущих четырех десятилетий, когда люди вынуждены были жить в коммунальных квартирах, теперь имела отдельное жилье. В результате, возвращаясь домой, человек оказывался в приватном пространстве и мог общаться с семьей и друзьями без постороннего присутствия, что не могло не повлиять на поведение людей и их образ мышления.

Одной из особенностей жизни человека в рассматриваемый период стало широкое распространение садоводческих товариществ, где у горожанина имелся дачный участок с домом, пусть и небольшим, выращивались овощи и фрукты для собственного потребления. Безусловно, наличие отдельного жилья, собственных дачных участков сыграло немалую роль в индивидуализации сознания советского человека.

Еще одно обстоятельство, оказавшее существенное влияние на сознание людей – расширение каналов связи с внешним миром, которое происходило, прежде всего, посредством развития средств массовой информации и развития туризма. Как следствие, росла информированность граждан Советского Союза, а многие из них получили реальную возможность путешествовать по стране и даже посещать зарубежные государства. Это явление, наряду с повышением культурного и образовательного уровня населения, способствовало росту духовных и материальных запросов, порождало сравнительные ассоциации.

В то же время рост социальных и духовно-культурных ожиданий советского человека (особенно с середины 1970-х гг.) не соответствовал темпам социально-экономического развития страны и господствовавшему в стране жесткому политическому режиму. Постепенно снижались темпы развития народного хозяйства, а его эффективность отставала от экономических показателей ведущих капиталистических держав. На фоне оптимистических официальных деклараций правящей партии и государственных структур этот диссонанс вызывал нарастание критических настроений в обществе и оборачивался против власти и коммунистической идеологии. Материалы социологических исследований свидетельствуют, что в советской действительности лояльность значительной части общества по отношению к власти все в большей мере приобретала формальный характер. Причем эта «формальность» была взаимной: «она идет “сверху” и “снизу”, идет согласованно, так что на этом согласии покоится все социальное целое советской системы»[1].

В результате, с одной стороны, советского человека отличала «коммунистическая сознательность» – готовность принять существующий порядок и режим, а с другой – недовольство многими сторонами жизни, в том числе, и политикой государства.

Государственная политика оказывала значительное влияние на повседневную жизнь общества, в том числе и его досуг. В 1960–1980-е гг. проблемы использования человеком свободного времени ставилисьна сессиях Верховного Совета СССР, съездах КПСС, в региональных структурах власти[2]. Анализ этих материалов свидетельствует о том, что в рассматриваемый период государственные и партийные органы связывали решение проблем досуга с совершенствованием его организации, центральным аспектом которых считалось формирование «нового человека». В связи с этим практическая деятельность государственных и общественных организаций фокусировалась на повышении образовательного уровня населения, патриотическом воспитании, политико-идеологическом просвещении.

В 1960–1980-х гг. официальная пропаганда касалась практически каждого жителя СССР. Активная идеологическая работа велась в учебных заведениях, на производстве, где постоянно принимались социалистические обязательства, велись многочисленные политические информации, лекции и беседы об «успехах СССР» и «стагнации капиталистических держав».

Важная роль в формировании подобных представлений отводилась наглядной агитации, c которой сталкивались как на рабочем месте – она оформлялась в организациях, на предприятиях, так и в свободное время – при посещении культурно-просветительских учреждений. Так, в середине 1970-х гг. в клубах Тюмени размещались стенды и панно «Союз нерушимый республик свободных» (посвященные 50-летию образования СССР), «Подвиги тюменцев в годы Великой Отечественной войны», «Край нефти и газа» (повествующие о достижениях региона)[3].

Пропаганда «преимуществ социализма» широко велась в средствах массовой информации. Так, открыв газету «Тюменская правда», читатель знакомился с «мудрой» политикой правящей партии, достижениями народного хозяйства, успехами коммунистического строительства. Иная картина представлялась при характеристике событий в капиталистических странах: экономические коллизии, расовые притеснения, рост преступности и др.

Идеологическая пропаганда окружала человека при посещении учреждений культуры, которые были обязаны непосредственно участвовать в «коммунистическом воспитании трудящихся». В этой связи в кинотеатрах, клубах, библиотеках проводились мероприятия политико-идеологического плана: общественно-политические чтения, диспуты, лекции, встречи с партийными работниками, ударниками производства.

Рассмотрим данное явление на примере деятельности киноучреждений Тюмени в канун 100-летия со дня рождения В.И. Ленина. В эти месяцы в кинотеатрах «Темп» и «Космос» открылись клубы «Прометей», где демонстрировались историко-революционные фильмы. В «Темпе» был устроен «Голубой огонек», на котором выступали старейшие коммунисты, поделившиеся воспоминаниями о В.И. Ленине и Н.К. Крупской. Затем участники «огонька» просмотрелифрагменты из кинофильма «В.И. Ленин»[4].

Конечно, подобные мероприятия были направлены не только на пропаганду советского образа жизни, но и на воспитание у горожан патриотизма, нравственности, сознательности. Однако эти направления работыбыли пронизаны политико-идеологическими мотивами, составлявшими неотъемлемую часть жизни советского общества. Идеологические установки непосредственно влияли на сознание человека и формировали его отношение к действительности, в том числе, к проведению свободного времени.

В целом, отношение жителей Тюмени к проводимым политико-идеологическим мероприятиям было противоречивым. Часть респондентов указывает на то, что они их устраивали, другие отмечают, что относились к ним с определенной долей скептицизма[5]. Они полагают, что «комсомольские собрания, политические информации были скучными и нудными», а «на демонстрацию мы, прежде всего, ходили с целью встретить многих знакомых, без особого идеологического воодушевления»[6]. Некоторые информанты отмечали: «Идеологической пропаганды на себе не ощущала»[7].

На наш взгляд, разноплановое отношение к политико-просветительским мероприятиям следует искать в восприятии действительности советским человеком. На протяжении 1960–1980-х гг. в советском государстве нарастали противоречия между официальной пропагандой и действительным положением вещей. К примеру, несоответствие между партийно-государственными лозунгамии жизненными реалиями обнаруживалось тюменцами в работе политических организаций, к примеру, комсомола. Столкнувшись с деятельностью комсомольской организации на практике, некоторые люди разочаровывались в ее эффективности. Так, в 1964 г. в газету «Тюменский комсомолец» обратилась Нина Ф. Девушка писала: «Исключила сама себя из комсомола, потому что считаю ВЛКСМ союзом интересных, работящих, беспокойных людей, а видела… В училище комсомольцы были незаметны… И в школе сельской работала – дел комсомольских было не видно. Были редкие-редкие и скучные-скучные собрания... Вот почему я решила из комсомола выбыть. И я решила, что лучше быть не в комсомоле, но работать от души, чем быть “рядовым плательщиком взносов” – вроде члена-пайщика»[8].

Противоречия между официальными лозунгами, пропагандой и реалиями повседневной жизни горожанин замечал и при проведении свободного времени. В выступлениях государственных деятелей отмечалось, что «условия для отдыха становятся все богаче и разнообразнее, все лучше»[9]. На практике не всегда это оказывалось так.Нередко тюменцы обращались в органы власти с просьбами обратить внимание на проблему формирования условий для проведения свободного времени. Так, в 1972 г. в Тюменский городской Совет с письмом обратилась жительница Ленинского района В. Гудынская. Она писала: «Мне кажется, что в нашем районе мало культурных учреждений. Судите сами, куда пойти после работы: только в кинотеатр “Космос”, но он всех желающих не вмещает. Есть концертный зал музыкального училища, но его двери открываются для нас очень редко. Нет в нашем районе пока ни стадиона, ни парка, ни дома культуры. А летом где отдыхать?… Сотни горожан направляются к железной дороге и возле нее на пригорках, возле защитной зеленой полоски, на весьма неблагоустроенном месте располагаются, загорают. А купаться многие идут в ямы – водоемы, образованные во время деятельности кирпичного завода. Они захламлены, загрязнены…»[10].

Определенную роль в формировании сознания населения сыграло его знакомство с жизнью других стран. В основном оно происходило посредством кинематографа, но некоторые жители Тюмени имели возможность посетить социалистические страны, где уровень жизни был выше, чем в СССР. К примеру, М.А. Смирнова побывала в 1976 г. в туристической поездке по Болгарии. Она отмечает, что среди туристов в группе были люди, которые «излишне восхваляли увиденное, удивлялись, что у них все вот так, по-иному, сравнивали обстановку в нашей стране и здесь»[11].

Тем не менее, на наш взгляд, основу противоречий в сознании людей следует искать, прежде всего, в окружавшей их действительности, которая зачастую могла не устраивать их по тем или иным параметрам. Так, Б.А. Грушин в исследовании массового сознания россиян 1960–1970-х гг. отмечает: «Мы не раз обнаруживали в материале убедительные доказательства того, что массовое сознание является продуктом не только (а подчас не столько) целенаправленной деятельности многочисленных и разнообразных органов информации и пропаганды, но и собственно предметно-практической и духовной деятельности – так называемого житейского опыта самих масс»[12].

Таким образом, идеология была своеобразным «катализатором» для возникновения противоречий в сознании индивида, а не их первопричиной.

В результате идеологический фактор участвовал как в структурном формировании досуговой деятельности (проведении различных политико-просветительских мероприятий), так и в формировании восприятия действительности жителями Тюмени.

Далее мы проанализируем условия, которые предоставляла тюменцам городская среда для проведения свободного времени. В 1964–1985 гг. сфера досуга Тюмени претерпела определенные изменения. Прежде всего, они были связаны с увеличением количества учреждений, в которых горожанин мог провести свободное время. Так, если в 1964 г. в городе работало четыре кинотеатра («Темп», «Победа», «Октябрь», Летний кинотеатр городского сада), то в 1985 г. – шесть (в 1965 г. был простроен «Космос», а в 1978 г. – «Юбилейный»)[13]. В рассматриваемый период в 2,5 раза выросла численность клубов (с 19 до 47), в 15,6 раза – библиотек (с 12 до 187)[14]. К середине 1980-х гг. несколько расширилась садово-парковая сеть города, где появилась крупная зона отдыха Гилевская роща[15].

В 1964–1985 гг. были построены дворцы культуры Железнодорожников, Строителей, «Торфяник», «Нефтяник» и «Геолог»[16]. В 1964 г. в специально построенном здании продолжил работу детский кукольный театр, в 1972 г. – областная детская библиотека[17]. После реконструкции здания в 1969 г. начала работу филармония. В 1974 г. приступил к работе концертно-танцевальный зал, в 1979 г. – центральная городская библиотека и выставочный зал[18].

Одновременно продолжался процесс реконструкции или возведения новых зданий для учреждений культуры и отдыха, часть которых в середине 1960-х гг. еще размещалась в ветхих и даже аварийных строениях[19]. Так, в 1975 г. на месте построенного в 1920-е гг. клуба им. Ильича было возведено здание Дворца культуры Железнодорожников[20]. В 1981 г. существенно расширились рабочие площади Тюменской областной библиотеки, которая переехала из здания Спасской церкви в новое здание на ул. Орджоникидзе[21].

Параллельно проходила реконструкция парков и скверов: городского сада, сада Судостроителей и других. В середине 1960-х гг. приобрела современный вид Центральная площадь Тюмени – одно из любимейших мест прогулок и отдыха горожан. Только в 1974–1978 гг. в городе было построено вновь и реконструировано 25 скверов[22].

В то же время в развитии материальной базы досуговой сферы сохранялся ряд существенных проблем. Одна из них была связана с продолжительными строительными работами по сооружению учреждений культуры и отдыха, вызывавшими справедливые нарекания горожан. Так, когда в 1966 г. из-за отсутствия технической документации было приостановлено строительство концертного зала областной филармонии, в газету «Тюменская правда» обратился Н. Щур, сетовавший на «затяжки» с реконструкцией здания и, как следствие, сокращение количества выступлений артистов: «Неужели нельзя было, как в прошлом году, пригласить творческие коллективы из других городов?», – вопрошал он.

Небезынтересно, что, отвечая на письмо Н. Шура, директор филармонии Л.М. Згерский констатировал: «Главнейшая наша беда – это концертные площадки. При организации гастролей мы этим связаны по рукам». Он признавал необходимость завершения строительства в Тюмени вместительного концертного зала, поскольку масса тюменцев «не видела и не слышала» выступлений приглашенных артистов, так как в то время они, как правило, вынуждены были давать свои концерты в небольших городских клубах[23].

Причем после описанного «эпизода» положение с возведением культурно-досуговых учреждений почти не изменилось: на протяжении всего рассматриваемого периода их своевременный ввод постоянно срывался. Так, строительство кинотеатра «Юбилейный» продолжалось шесть лет, и в 1976 г. начальник строительства А.Д. Намятов так прокомментировал сложившуюся ситуацию: «Объект зачастую не получает вовремя строительные материалы… Да и качество их, как правило, неудовлетворительное. Так, на прошлой неделе бетона не привезли совсем, и в будущую – не обещали. Даже строительных лесов не хватает. Следовательно, в срок мы уже не укладываемся»[24]. Еще дольше строились дома культуры Строителей и «Торфяник» – более десяти лет[25].

Одной из проблем досуговой сферы Тюмени являлось неравномерное размещение сети культурных и развлекательных учреждений, большинство которых располагалось в городском центре[26]. В связи с этим жители окраинных районов Букино, Войновка, Калинина, Заречного и других регулярно обращались в органы власти и в периодическую печать с жалобами на плохое состояние или отсутствие зон отдыха, учреждений для проведения досуга[27].

Показателен следующий пример: в 1979 г. инспекция по делам несовершеннолетних совершила рейд по Заречному району Тюмени и изучила ситуацию с организацией досуга подростков. Картина оказалась нелицеприятной. Выяснилось, что здесь большинство детей «были предоставлены сами себе». Единственная в районе «культурная точка» – клуб СМП-231 управления Тюменьстройпуть – бездействовал. В районе отсутствовали кружки, клубы по интересам, спортивные и художественные секции[28].

Как вспоминает тюменка Т.А. Ямова, жители поселка Тарманы очень редко посещали кинотеатры и драматический театр, так как в данной части города соответствующих заведений не было, а добираться до центра было тяжело – автобусы ходили редко[29].

Проблема с регулярным функционированием общественного транспорта, наряду с отсутствием культурных учреждений, являлась одной из самых важных в отдаленных от центра районах. Респонденты вспоминают: «Из-за того, что было трудно добраться до центра, не всегда удавалось провести свободное время так, как хочется. Проблематично было вернуться с мероприятий, особенно в вечернее время»[30].

Конечно, городской Совет и городской комитет КПСС пытались изменить сложившуюся ситуацию и улучшить условия для проведения свободного времени жителей окраин: существовали проекты строительства кинотеатров в поселках Парфеново, ТЭЦ, в районе Затюменки, но эти планы реализованы не были[31].

В 1964–1985 гг. одной из самых распространенных форм проведения досуга являлся просмотр кинофильмов. Обычно он проходил в кинотеатрах, а также в клубах и домах культуры. Однако одной из особенностей тюменского кинопроката был постоянный «дефицит» мест для зрителей. При официальной норме 44 места, в 1969 г. этот показатель равнялся 10, а в 1981 г. – 34,9[32]. В определенной мере такое положение обуславливалось недостаточным развитием сети киноучреждений: если в 1964 г. в городе насчитывалось 18 киноустановок, то в 1985 г. – 22[33].

Воспоминания респондентов свидетельствуют, что билеты в кино зачастую приходилось брать заранее – иначе на сеанс было невозможно попасть. Огромные очереди у кинокасс являлись обычным явлением. Жители

города вспоминают: «За билетами у касс всегда стояли огромные очереди. Тот, кто не успел купить билет, пробирался в толпу и спрашивал: “Не будет ли лишнего билетика?”»[34]

Несмотря на сравнительно широкое развитие сети клубных учреждений, лишь некоторые из них вели реальную культурно-массовую работу: клубы аккумуляторного завода, им. Ильича, ДОКа «Красный Октябрь», Водников, Офицеров. Одной из причин данного явления было то, чтоосновная масса клубных учреждений была ведомственной и ориентировалась на проведение мероприятий для сотрудников учреждения или предприятия, к которому относился клуб. Так, в 1980 г. на заседании городского комитета КПСС отмечалось, что «на город работает всего восемь клубов». В их числе и были вышеупомянутые заведения. А остальные клубы были расположены в заводских управлениях и административных помещениях предприятий. Участники заседания отметили, что у основной массы клубных учреждений «работа на микрорайон отсутствовала»[35].

Деятельности клубов мешало отсутствие у них комфортных залов и помещений, обеспеченных всем необходимым оборудованием. В отчетах городского комитета по культуре значилось, что «в некоторые клубы люди не идут на мероприятия. Там тесно, мрачно и грязно» [36]. Примеров «проблемных» клубных заведений можно привести множество. Так, клуб поселка Букино размещался в бывшей церкви, где отсутствовало отопление; в поселке Войновка клуб размещался в аварийном помещении бывшего склада, имевшего весьма неприглядный вид[37].

Схожие проблемы существовали во многих библиотеках, где зачастую для читателей не предоставлялись даже элементарные условия, к примеру, зал для чтения[38].

Имелись недостатки в развитии загородных и внутригородских зон отдыха. Нередко здесь отсутствовали обустроенные танцевальные и детские площадки, аттракционы, пункты проката, была неразвита сеть торговли, транспорта и стоянок для автомобилей[39].

Конечно, определенная работа по улучшению отдыха тюменцев в парках, скверах, загородных зонах проводилась, но обычно довольно медленно. К примеру, реконструкцию городского сада было решено проводить в 1974 г., но к 1977 г. здесь коренных изменений не произошло, о чем свидетельствуют отзывы горожан: «Арку у входа было решено возводить еще в 1975 г., но с нее только недавно сняли леса. Нет до сих пор вывески над главным входом, освещения. Не радует глаз и территория сада – сломанные скамейки, заросли сорняков, бесформенная кучка железных конструкций. Зелени насажено немного, ветки яблонь поломаны. Аттракционы заполонили все свободное пространство: одна карусель установлена на месте цветочной клумбы, другая – на месте волейбольной площадки. Похоже, что директор сада решил все аттракционы свести к каруселям – здесь нет автодрома, кегельбана, лабиринта»[40].

Таким образом, в 1964–1985 гг. городская среда Тюмени как пространство для досуговой деятельности претерпела определенные изменения. Увеличилась сеть культурно-досуговых заведений, велась работа по улучшению их материальной базы, условий для времяпрепровождения тюменцев. В то же время существовали проблемы с развитием как досуговой среды в целом, так отдельных ее отраслей – кинообслуживания, клубной и библиотечной сети. На протяжении исследуемого периода характерной чертой был контраст в развитии досуговой среды в центре города и на его окраинах.

Тюмень росла, вместе с ней менялись ее жители, которые зачастую не всегда были довольны предоставляемыми условиями, о чем свидетельствуют следующие высказывания: «В быстро растущем сибирском городе не хватает культурных очагов»[41]. «Что мешает нам проводить досуг, как хотелось бы? Провинциальность города и наша собственная»[42]. В результате, реалии городской среды часто не отвечали запросам жителей.

Восприятие ограничений досуговой деятельности социумом Тюмени было различным. Нередко отсутствие условий для проведения свободного времени могло служить оправданием для девиантного поведения, к примеру, пьянства. Так, по свидетельствам корреспондента газеты «Тюменский комсомолец», его замечание на неприличное поведение компании подвыпивших молодых людей, гуляющих в центре города, вызвало такой ответ: «Мы гуляем. А что, нельзя? А какие сегодня культурные мероприятия намечены в городе для молодежи?»[43].

В поселке ТЭЦ долгое время не было культурных учреждений и зон отдыха. Чтобы посмотреть кино, надо было выезжать в центр города. Зато здесь находился павильон ресторана «Восток», который постоянно привлекал массы посетителей. Характерный эпизод описал в этой связи корреспондент газеты «Тюменская правда». По его словам, двое молодых людей, не сумев уехать в центр Тюмени из-за отсутствия автобуса, решили изменить свои планы и направились в павильон. К ним присоединись еще трое юношей. В итоге компания оказалась… в вытрезвителе. Как отмечал работник медицинского учреждения, данный «очаг культурного отдыха» был традиционно переполнен. Здесь бывали работники строительного треста №1, заводов судостроительного и строительных машин, ДОКа «Красный Октябрь». Одной из причин данного явления было отсутствие условий для культурного отдыха. Как отмечала газета «Тюменская правда», одним из способов искоренить пьянство, хулиганство и прочие формы девиантного поведения было расширение числа мест культурного времяпрепровождения[44].

В 1970 г. в редакцию газеты «Тюменский комсомолец» обратились жительницы общежития треста «Тюменьгорстрой». Они сетовали на то, что «не имеют никаких возможностей» для проведения свободного времени: «В общежитии нет буквально ничего – ни телевизора, ни танцев, никаких вечеров отдыха… Девушки нисколько не заинтересованы этим общежитием, потому что нет никакого чувства, что здесь живет молодежь, нет никакой веселой молодой жизни. От нечего делать девушки начинают увлекаться пьянкой, курением. Так они начинают сбиваться с правильного пути»[45].

Трудности с предоставлением надлежащих условий для проведения досуга отмечались, к примеру, в общежитии сельскохозяйственного института. Здесь не хватало «тихих игр» – шахмат и шашек, не было библиотеки, телевизора[46]. Недаром студент пятого курса Д. Черкашин отмечал: «Если студенты играют в лото или карты, поверьте – это не от хорошей жизни. Не во всех комнатах общежития есть динамики, здесь совсем нет телевизоров. Так, о полете “Восхода-2” мы узнали на следующий день. Также от общежития ездит мало автобусов, добраться до центра тяжело. Так что мы, пятикурсники, мечтаем только об одном: переселиться в городские общежития»[47].

Некоторые тюменцы пытались собственными силами решать свои проблемы. Так, жильцы общежития треста «Тюменьгорстрой» на общественных началах сформировали библиотеку. Сначала в ней насчитывалось всего несколько книг. Со временем собрание литературы расширилось и насчитывало около 1600 томов. Библиотека стала пользоваться популярностью, ее посещали более 500 читателей. Это были как сотрудники треста, так и работники других предприятий[48].

Еще одной формой проведения свободного времени горожан стало устройство «клубов по интересам». Особенно это явление было развито в конце 1970–начале 1980-х гг. Так возникли клубы Юных моряков, клубы «Патриот», «Кижеватовец», «Юный геолог» клуб любителей кактусов «Ариола» и многие другие[49].

Особенностью устройства таких кружков и объединений было то, что каждый участник здесь мог найти «отдушину», выбрав любимое занятие. К примеру, в 1977 г. при ДК «Нефтяник» открылся клуб «Подруги». Его участницы собирались раз в месяц, чтобы отдохнуть, пообщаться, посмотреть кинофильмы, встретится с кулинарами, юристами, врачами, задать им интересующие вопросы. Кроме того, среди женщин устраивались различные конкурсы (например, «А ну-ка, девушки!»), в которых дамы соревновались в эрудиции, умении вести домашнее хозяйство, выполняли творческие задания и выступали с номерами художественной самодеятельности[50].

Зачастую устройством кружков занимались и родители, желавшие организовать свободное время своих детей. Главной проблемой для них были поиски помещения. Чаще всего для решения вопроса они обращались к властям. Так, в 1966 г. городской Совет разрешил жильцам квартала улиц Профсоюзной и Советской разместить в здании бывшей котельной филиал Дворца пионеров для проведения воспитательной работы с детьми[51].

В 1983 г. силами рабочих моторного завода был создан клуб «Искра», который разместился в здании, подлежащем сносу. Родители ребят сами отремонтировали помещение, устроили кабинеты для занятий. Всего клуб посещали более 300 детей, причем не только из семей рабочих и служащих завода. Здесь были устроены различные секции – металлообработки, авиамоделирования, деревообработки[52].

Некоторые горожане, «приспосабливаясь» к реальным условиям, тоже могли найти себе любимое занятие для досуга. К примеру, жители поселка Войновка, где почти не было учреждений культуры (зато рядом располагалась лесная зона), увлекались прогулками по лесу, зимой часто каталась на лыжах[53]. Лыжные прогулки были распространены и в поселке Тарманы, в районе Затюменки, где неподалеку находились лесопитомники и парки[54].

Таким образом, реальные условия для досуговой деятельности приводили к складыванию различных вариантов свободного времяпрепровождения жителей Тюмени: часть склонялась к девиациям, другие стремились приспособиться к окружающей среде или даже преобразовать ее, пытаясь организовать достойные условия для отдыха и творческого развития.

Следующий набор факторов, определявших характер проведения свободного времени, – это совокупность социальных условий: социальный статус человека, его образовательный уровень, степень адаптации к социокультурной среде. Их влияние на формирование досуговых практик можно проследить благодаря материалам социологического опроса, проведенного В.В. Трушковым в 1974 г. среди жителей Тюмени.

Его исследование показало заметные различия в потреблении предлагаемых городом духовных ценностей в зависимости от образовательного уровня тюменцев. Так, среди горожан, имеющих начальное образование, спектакли посещали лишь 25%, концерты – 10%, причем около 50% респондентов не посещали культурных мероприятий, представленных в опросном листе. Горожане же с высшим образованием в подавляющем большинстве посещали театр и концертные залы, число людей, не посещавших мероприятия, оказалось малым – 6,4 процента. Тенденция влияния образования на проведение свободного времени видна и при анализе данных опроса по значимости чтения у людей, имеющих разный уровень образования. Среди имеющих среднее образование по 4–5 и более книг в год читали 38,6% опрошенных, а среди лиц, окончивших 5–7 классов, – 19,4%, то есть приблизительно в 2 раза меньше[55].

На наш взгляд, данное явление происходило в силу того, что сущность образованности заключается в освоенности, актуальной приобщенности субъекта к той части культуры, к тому социально-историческому опыту, который включает всю совокупность позитивных результатов человеческой деятельности (материальной и духовной)[56]. Соответственно, уровень образования определяет уровень культуры индивида, его духовные, и материальные запросы, в том числе и при проведении досуга.

Определенную роль при посещении культурных учреждений сыграла и принадлежность к какой-либо социальной группе. Так, среди студентов почти все посещали спектакли или концерты профессиональных артистов, а среди служащих таковых оказалось около 89%, среди рабочих – 84%, среди домохозяек – 73,3%, среди интеллигенции – 50 процентов[57].

По нашему мнению, данные тенденции обуславливались тем, что социальный статус определяется такими важными показателями, как образовательный уровень, квалификация, род деятельности. В свою очередь, данные составляющие определяют степень приобщения к культуре, установки, потребности в проведении свободного времени.

Немаловажную роль в формировании предпочтений, наряду с социальной принадлежностью, играл и возраст. Показательным примером данного явления служит увлечение танцами. Как правило, в исследуемый период ими интересовались ученики старших классов и студенты. Обычно такому увлечению была подвержена молодежь в возрасте от 17 до 21 года, а людям постарше ходить на танцевальные вечера считалось «несолидным». Как вспоминают жительницы Тюмени, студенток старших курсов, пришедших на танцы, младшие девушки между собой называли «старухами» и отмечали, что им уже не положено ходить на подобные мероприятия[58]. А, к примеру, в театр, библиотеки или в кино ходили все возрастные категории. У многих тюменских семей была традиция посещать кинотеатры по выходным[59].

Социальной статус, род деятельности играл важную роль и в наличии свободного времени. Судя по воспоминаниям, тюменцы-студенты располагали большим количеством времени для досуговой деятельности, она была разнообразной. Популярными были походы в кинотеатры, клубы, театры, прогулки по городу, катание на коньках и лыжах в зимнюю пору и многое другое. К примеру, весьма распространенными были «квартирники», когда компании молодых людей собирались в доме у одного из своих товарищей и могли долгое время петь песни, играть, общаться. А по окончании института, когда человек устраивался на работу, свободного времени становилось значительно меньше. Так, зачастую в силу занятости работники учреждений и предприятий моги позволить себе быстро организовать празднование торжества на рабочем месте, иногда именуемые «летучками», а затем отправиться к своим семьям[60].

На посещаемость культурных учреждений оказывала влияние продолжительность проживания человека в столице Тюменского региона. Большинство мигрантов прибывало в Тюмень из деревень, рабочих поселков и небольших городов. Для данных населенных пунктов одним из центров жизни являлся клуб, где в основном проводились культурно-досуговые мероприятия.

Как правило, человек, прибывший на новое место жительства, сохраняет на определенное время нормы проведения досуга и потребления духовных ценностей. В результате для новоиспеченных жителей города клуб оставался одним из важных мест проведения свободного времени. Только 14% из опрошенной категории лиц предпочитали клубу чтение литературы. У проживших в Тюмени свыше года этот мотив достигал уже 26,6 процентов. То же самое касалось просмотра телевизора. Телевизионные передачи предпочитали посещению клуба в первый год проживания в городе только 13% опрошенных новоселов, то год спустя – уже 22,2%, то есть почти в 2 раза больше. Чем меньше человек проживал в городе, тем чаще он посещал клубы. Среди опрошенных старожилов (лиц, проживших в Тюмени более 10 лет) клубные учреждения посещали на 20% меньше, чем среди новоселов[61].

Такое явление можно объяснить тем, что люди, приезжавшие в город, обладали определенным набором представлений и практик свободного времяпрепровождения, и постепенно, осваиваясь в новой для них среде, изменяли свои предпочтения сообразно образу жизни, присущего горожанам столицы Тюменской области.

Играли роль в проведении свободного времени установки, ценности, характерные для общества в целом. К примеру, посещение ресторана не являлось популярным как в силу малой доступности (многие тюменцы вспоминают, что «туда было просто не попасть»), так и в силу неодобрительного отношения к данному типу заведений. Считалось, например, что, если девушка часто посещает ресторан, ее репутация вызывает сомнения[62]. Отношение к ресторану иллюстрирует высказывание путешественника из Тюмени, посетившего Чехословакию, впечатления которого в 1964 г. публиковались в газете «Тюменская правда»: «Кстати, “ресторан” чехи произносят совсем с другим оттенком, чем мы. Там у них пьяных не встретишь, обычно там собираются посидеть, побеседовать, выпить сухого вина или пива, почитать свежие газеты»[63].

Таким образом, можно констатировать, что социальная среда, общественное мнение, формируя личность человека, играли немаловажную роль в становлении ценностей и предпочтений в области досуга тюменцев.

Спецификой социальной ситуации являлось то, что социальные различия были незначительны при доступности многим слоям населения разнообразных мероприятий в сфере досуга. Во многом это происходило за счет увеличения благосостояния населения страны в целом, так и заметного сокращения различия социальных групп по основным показателям материального благосостояния, о чем свидетельствуют материалы социологических исследований[64]. Кроме того, политика государства проводилась таким образом, что многие мероприятия были доступны большинству населения страны и Тюмени в частности. Так, билет на концерт эстрадной группы из Москвы стоил от 2,5 до 3 руб. (в 1978 г. в Тюмени средняя заработная плата составляла 170–180 рублей)[65]. Как вспоминают тюменцы, в данный период различным социальным слоям горожан были доступны многие формы досуга. Значительное число тюменцев могло позволить себе сходить на концерты московских артистов, спектакли знаменитых театров, таких как МХАТ, театр им. Ленсовета и др.[66]

Итак, нами были рассмотрены факторы, воздействовавшие на проведение тюменцами свободного времени в 1964–1985 гг.

На структуру сегментов досуговой деятельности и ее содержание оказывал влияние политико-идеологический фактор. Главными каналами его распространения являлись средства массовой информации, литература, культурно-досуговые учреждения, сориентированные на безоговорочную поддержку политики партии и государства и формирование коммунистической морали. Однако воздействие политико-идеологической машины на сознание тюменцев зачастую носило противоречивый характер. Во многом это объясняется нарастанием в государстве несоответствий между официальной пропагандой и реальным положением вещей, неудовлетворенностью многих потребностей тюменцев.

Специфика городской среды Тюмени оказывала значительное влияние на формирование досуговых практик горожан: она предоставляла им относительную возможность выбора форм проведения свободного времени, формировала модели поведения по отношению к досугу, его характер – активный или пассивный, способствующий саморазвитию, развлечению или рекреации.

Социальные условия, влиявшие на проведение свободного времени, были самыми разнообразными: это социальный статус горожанина, его возраст, образование, степень адаптации к городской и социокультурной среде и другие важные показатели, формировавшие сознание человека, а, следовательно, – его установки и запросы.

Источники

ГУТО ГАТО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 949, 985, 1022, 1140, 1475; Ф. 698. Оп. 1. Д. 1016; Ф. 1819. Оп. 1. Д. 60, 94, 123, 124, 145; Ф. 2147. Оп. 1. Д. 15.

ГУТО ГАСПИТО. Ф.7. Оп.1. Д. 1720, 1850, 1939, 1944, 1984, 2335.

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т.13. М.: Политиздат, 1987. 512 с.

Народное хозяйство Тюменской области. Стат. сб. Омск: «Статистика», 1964. 253 с.

Народное хозяйство Тюменской области за 50 лет Советской власти. Стат. сб. Омск: «Статистика», 1967. 301 с.

Народное хозяйство Тюменской области. Стат. сб. Тюмень: Тюменск. обл. управление статистики,1978. 97 с.

Свод законов РСФСР. Т. 3. М., 1988. 497 с.

Тюменская правда. 1964. 7 июля, 29 мая, 18 августа; 1967. 14 января; 1968. 20 марта; 1970. 6 марта; 1977. 10 сентября, 16 сентября; 1980. 14 сентября; 1982. 16 июля; 1983. 30 сентября.

Тюменский комсомолец. 1964. 21 февраля, 19 апреля; 1965. 4 апреля; 1970. 17 мая; 1976. 6 февраля; 1979. 20 июля, 3 августа.

Список информантов

Егоров Юрий Лупанович 1945 г. р., г. Тюмень

Жангаулова Любовь Алексеевна 1955 г. р., г. Тюмень

Лейс Лидия Андреевна 1949 г. р., г. Тюмень

Лескова Татьяна Леонидовна 1958 г. р., г. Тюмень

Киселева Галина Константиновна 1966 г.р., г. Тюмень

Пятерикова Селия Ивановна 1941 г. р., г. Тюмень

Сафронова Любовь Андреевна 1952 г. р., г. Тюмень

Смирнова Майя Андреевна 1933 г. р., г. Тюмень

Тимербулатова Ольга Викторовна 1960 г. р., г. Тюмень

Ямова Татьяна Анатольевна 1962 г. р., г. Тюмень

Литература

Артемов В.А. Изучение условий и образа жизни Сибири (1972–1993) // Социологические исследования. 1995. № 1. С. 73–84.

Иваненко А.С. Окрестности Тюмени. Свердловск: Средн.-Урал. книжн. изд-во, 1988. 208 с.

Иваненко А.С. Четыре века Тюмени. Очерки живой истории старинного сибирского города. Тюмень: Радуга-Т, 2004. 367 с.

Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Очерки массового сознания россиян времен Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина в 4-х книгах. Жизнь 2-я «Эпоха Брежнева». Часть 2. М.: «Прогресс-Традиция», 2006. 464 с.

Кусжанова А.Ж. Проблема выявления социальной сущности образования и ее практическое значение // CREDO NEW теоретический журнал. 1997. № 2. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://credonew.ru/content/view/34., свободный.

Трушков В.В. Город и культура. Свердловск, 1970. 157 с.

[1]Советский простой человек: опыт социального портрета на рубеже 90-х. М., 1993. С. 75.

[2] Свод законов РСФСР. Т. 3. М., 1988, С. 490; КПСС в резолюциях, 1987. С. 222–224, 228–234.

[3] ГАСПИТО. Ф.7. Оп.1. Д. 1939. Л. 1,2.

[4] ГАТО. Ф. 1819. Оп. 1. Д. 94. Л .44–45.

[5]Воспоминания Ю.Л. Егорова, Т.А. Ямовой (запись беседы).

[6] Воспоминания Т.Л. Лесковой, О.В. Тимербулатовой (запись беседы).

[7] Воспоминания Л.А. Лейс (запись беседы).

[8] Тюменский комсомолец. 1964. 21 февраля.

[9] ГАТО. Ф. 2147. Оп. 1. Д. 15. Л. 18.

[10] Там же. Ф. 1819. Оп. 1. Д. 123. Л. 65.

[11]Воспоминания М.А. Смирновой (запись беседы).

[12] Грушин Б.А. Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Очерки массового сознания россиян времен Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина в 4-х книгах. Жизнь 2-я «Эпоха Брежнева». Часть 2. М., 2006. С. 415

[13] ГАТО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 985. Л. 35; Иваненко А.С. Четыре века Тюмени. Очерки живой истории старинного сибирского города. Тюмень, 2004.С. 356

[14] Народное хозяйствоТюменской области за 50 лет Советской власти. Стат. сб. Омск,1967, С. 26; ГАТО. Ф. 698. Оп. 1. Д. 1016. Л. 87.; Народное хозяйствоТюменской области. Стат. сб. Омск, 1964, С. 230; Тюменская правда. 1982. 16 июля

[15] Иваненко А.С. Окрестности Тюмени. Свердловск, 1988. С. 50.

[16] ГАСПИТО. Ф. 7. Оп 1. Д. 1984. Л. 1; Иваненко А.С. Четыре века Тюмени. Очерки живой истории старинного сибирского города. Тюмень, 2004. С. 356.

[17] ГАТО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1140. Л. 21.

[18] ГАСПИТО. Ф. 7. Оп. 1. Д. 1850. Л. 1, Д. 1720. Л. 1; Д. 2335. Л. 1.

[19] Там же. Д. 1984. Л. 1.

[20] ГАТО. Ф. 1819. Оп. 1. Д. 145. Л. 51.

[21] Иваненко А.С. Четыре века Тюмени. Очерки живой истории старинного сибирского города. Тюмень, 2004. С. 356.

[22] ГАТО. Ф. 1819. Оп. 1. Д. 145. Л. 111.

[23] Тюменская правда. 1967. 14 января.

[24] Тюменский комсомолец. 1976. 6 февраля.

[25] ГАТО. Ф. 1819. Оп. 1. Д. 145. Л. 4.

[26] ГАСПИТО. Ф. 7. Оп 1. Д. 1984. Л. 27.

[27] ГАТО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1475. Л. 74; Ф. 1819. Оп. 1. Д. 124. Л. 11–12; Тюменская правда. 1977. 16 сентября.

[28] Тюменский комсомолец. 1979. 20 июля, 3 августа.

[29]Воспоминания Т.А. Ямовой (запись беседы).

[30] Воспоминания Г.К. Киселевой, Л.А. Лейс (запись беседы).

[31] ГАСПИТО. Ф. 7. Оп.1. Д. 1944. Л. 10; ГАТО. Ф. 5. Д. 949. Л. 30.

[32] Там же. Д. 94. Л. 61.

[33] Народное хозяйство Тюменской области. Стат. сб. Омск, 1964. С. 231; ГАТО. Ф. 698. Оп. 1. Д. 1016. Л. 87.

[34] Воспоминания С.И. Пятериковой (запись беседы).

[35] ГАСПИТО. Ф. 7. Оп.1. Д. 2335. Л. 38.

[36] ГАТО. Ф. 1819. Оп. 1. 123. Л. 32.

[37] Там же. Д. 1475. Л. 74, Д. 124. Л. 11-12.

[38] Там же. Д. 124. Л. 1, 27.

[39] Там же. Л. 25.

[40] ГАСПИТО. Ф. 5. Д. 1850. Л. 1.; Тюменская правда. 1977. 16 сентября.

[41] Тюменская правда. 1968. 20 марта.

[42] Там же. 1967. 14 января.

[43] Там же. 1964. 7 июля.

[44] Там же. 1964. 29 мая.

[45] Тюменский комсомолец. 1970. 17 мая.

[46] Там же. 1964. 19 апреля.

[47] Там же. 1965. 4 апреля.

[48] Тюменская правда. 1970. 6 марта.

[49] Там же. 1980. 14 сентября; 1985. 16 апреля.

[50] Там же. 1977. 10 сентября.

[51] ГАТО. Ф. 5. Оп.1. Д. 1022. Л. 29.

[52] Тюменская правда. 1983. 30 сентября.

[53]Воспоминания Л.А. Сафроновой (запись беседы).

[54] Воспоминания Т.А. Ямовой (запись беседы).

[55] Трушков В.В. Город и культура. Свердловск, 1970. С. 50–54.

[56] Кусжанова А.Ж. Проблема выявления социальной сущности образования и ее практическое значение // CREDO NEW теоретический журнал. 1997. № 2. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://credonew.ru/content/view/34., свободный.

[57] Трушков В.В. Город и культура. Свердловск, 1970. С. 94.

[58]Воспоминания Т.Л. Лесковой, С.И. Пятериковой (запись беседы).

[59] Воспоминания М.А. Смирновой (запись беседы).

[60] Воспоминания Л.А. Жангауловой, Т.Л. Лесковой, С.И. Пятериковой (запись беседы).

[61] Трушков В.В. Город и культура. Свердловск, 1970. С. 89.

[62] Воспоминания Т.Л. Лесковой (запись беседы).

[63] Тюменская правда. 1964. 18 августа.

[64] Артемов В.А. Изучение условий и образа жизни Сибири (1972–1993) // Социологические исследования. 1995. № 1. С. 73–84.

[65] Народное хозяйство Тюменской области. Стат. сб. Тюмень,1978. С. 49.

[66]Воспоминания Л.А. Сафроновой (запись беседы).

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top