Борисенко Ю.С.

Совсем скоро у российских немцев состоится очень важное и волнительное событие - «два с половиной века с Россией». За точку отсчет берется дата знаменитого манифеста Екатерины II - 22 июля 1763 года[1]. С этого момента начинается довольно непростая, но бесспорно заслуживающая особого внимания, история немцев на своей новой Родине. Ведь только благодаря трудолюбию, усердию и предприимчивости новые поселенцы смогли не просто освоить предоставленные им земли, но и добиться экономического расцвета в своих колоний к началу XX века. Ярчайшим примером этому служит колония Сарепта, знаменитая благодаря производству ткани – сарпинка (лёгкая хлопчатобумажная ткань полотняного переплетения, с полосатым или клетчатым рисунком, внешне очень похожая на ситец).  Российские немцы проживали компактно на своих территориях, что позволило сохранить им свою идентичность, а главное язык, тем не менее, своей родиной они считали Россию. Наибольшее количество немецких поселений проживало в нижней части Поволжья, поэтому после принятия 2 ноября 1917 г. «Декларации прав народов России», про­возгласившей национальное равенство и право народов на самоопределе­ние, 19 октября 1918 г. была образована Автономная область немцев Поволжья из части территорий Саратовской и Самарской губерний, преобразованную в АССР 19 декабря 1924 года. С началом второй мировой войны в судьбе российских немцев произошли коренные изменения, к сожалению довольно печальные, республика немцев Поволжья была упразднена (28 августа 1941г.), а немцы были депортированы в Новосибирскую, Омскую обл., Алтайский край, Казахстан и др. места.

Я хотела бы рассмотреть семейную жизнь немцев Поволжья колонии Гнилушка (Пфейфер) Камышинского уезда в первой половине XIX века, делая упор на типологию семьи.

В течение длительного времени дискуссии о типах семьи и демографическом поведении в Европе были сосредоточены в основном на проблеме проведения границ и на поиске различий между зоной господства якобы «уникального» европейского типа семьи и остальными и территориями. Уже в 1920-30-е годы немецкие демографы настаивали на существовании разительного контраста между немецким и славянским народами[2]. Позже Джон Ханджнал установил, что «европейский тип брачности» был характерен для стран, расположенных западнее воображаемой линии «Санкт-Петербург – Триест». Европейский тип брачности был характерен и для стран Северной Америки, т.е. для Соединенных Штатов и Канады.

Таким образом, данный тип брачности был характерен для большинства европейских стран за исключением Болгарии, России и Сербии. Промежуточное положение занимали Венгрия и Греция. Господствующий в Европе тип брачности был тесно связан с особенностями социально-экономического развития этих территорий, а также со спецификой протестантской этики. При европейском типе брачности с момента наступления зрелости до вступления в брак проходит достаточно длительный период времени. В этот период, в возрасте от 20 до 30 лет, человек может работать с максимальным напряжением. Он здоров и не обременен заботой о детях. Таким образом, это наиболее благоприятный период, когда можно делать денежные накопления и карьеру. Питер Ласлетт, развивая гипотезу Ханджнала условно поделил Европу на четыре обширных географических зоны, каждую с присущими только ей типами семьи. Во всей Европе преобладал тип нуклеарной семьи, оставшуюся часть европейского континента разделил на три области, в каждой из которых семья, по его мнению, имела более сложную структуру, чем на Западе[3].

В российской историографии активно рассматривается типология русской крестьянской семьи, изучение же семей поволжских немецких колонистов фактически только начинается, хотя по разным этапам и проблемам их истории имеется немалое количество публикаций различного уровня[4].

В связи с этим представляется актуальным, для углубления изучения истории поволжских немцев, проведение локальных историко-демографических исследований, позволяющих выявить соотношение разных форм семейных организаций, т.е. типологию семьи. Семья неразрывно связана со многими явлениями человеческой жизни, выступает структурным компонентом общества и, в свою очередь, обладает сложной структурой. Одним из принципиальных вопросов исследования семьи является типология семьи.

Массовым источником в данном случае являются материалы ревизий XIX века, в нашем случаеревизская сказка колонистов за 1835 и 1857 гг.[5]. Ревизские сказки являлись поимёнными списками населения, в которых указывались имя, отчество и фамилия владельца двора, его возраст, имя и отчество членов семьи с указанием возраста, отношение к главе семьи.Ревизские сказки содержат ценные сведения по демографии, этнической и гражданской истории на протяжении длительного периода времени. Ревизия продолжалась 1-2 года. Единицей учета мужского населения была «ревизская душа. Кроме того материалы ревизий показывают общую численность населения России по полу, возрасту, семейному состоянию, занятиям, содержат также сведения о сословном и национальном составе. О значимости этих ревизий говорит тот факт, что не охваченная ими доля населения не превышала 5% от числа всех жителей страны[6]. Ревизские сказки среди многих типов массовых исторических источников наиболее известны исследователям, но в тоже время - они менее всего изучены. Это объясняется большим массивом трудной для обработки информации, которые хранят ревизии, или как иногда их называют, переписи населения дореформенной России. Еще В.М. Кабузан отмечал, что комплексное изучение проблем, связанных с историей всех групп народонаселения времени проведения ревизий (XVIII - первая половина XIX в.) возможно лишь силами значительной группы исследователей[7].

Тем не менее, материалы ревизий всегда представляли большой интерес для исследователей, хотя в таких случаях они использовали итоговые документы ревизий, которые практически не пригодны для демографических исследований [8].

Никто из исследователей истории поволжских немцев не изучал проблему типологии семей поволжских немецких колонистов.

История семьи в Европе и США показывает, что преобладание той или иной формы служит показателем уровня модернизации общества. Вследствие этого семейная организация общества представляет большой научный интерес[9].

Единственным конкретным описанием колонии Гнилушка является справочная информация А.Н. Минха[10]. По его данным, Гнилушка (Пфейфер, Файфер, после 1941 Гвардейское) – это колония Камышинского уезда, 2-го стана Каменской волости[11], немцев-католиков, расположена вдоль правого берега р. Иловли. Селение основано в 1765 году, но по данным И.Р. Плеве в 15 июня 1767 г[12]. Немцы переселились сюда по вызову правительства преимущественно из Вюртемберга, Бадена и других мест. По ведомству иностранных поселенцев 1859 года Гнилушка значилась в Каменском округе и в ней считалось (по VIII ревизии 1835 г.): 193 семьи, 799 душ мужского пола (Далее - д.м.п.), 719 женского пола, всего 1518 человек, по Х ревизии 1857 г. – 230 семей, 1179 д. м. п., 1143 женского, всего 2322 человек. За 22 года население увеличилось на 804 человека, то есть в 1,5 раза. Тогда как по V ревизии 1788 г. насчитывалось 89 семей, 270 д. м. п. и 237 женского пола, увеличилось население в 4,5 раза.

Типология семей колонии Гнилушка по данным VIII и Х ревизий

Понятия семья или семейство, и двор или домохозяйство, применительно к России XVIII – начала XX в. были тождественными: они означали совокупность близких родственников, живших вместе и ведших одно хозяйство под управлением одного человека, который назывался хозяином. Домохозяйство могло состоять из одной брачной пары, включавшей родителей и неженатых детей, или из двух или более брачных пар, члены которых находились в родственных отношениях, например, женатые дети, жившие вместе с родителями, женатые братья, жившие вместе одним хозяйством, и т.д. Главными критериями единства нескольких брачных пар в одном домохозяйстве, или семействе, являлись наличие общего нераздельного имущества и одного главы, который управлял этим имуществом и вообще всеми делами в хозяйстве. Согласно типологии, предложенной в России Б.Н. Мироновым и принятой в зарубежных историко-демографических исследованиях, различают 5 форм семейной организации[13]:

  1. семья, состоящая из одного человека;
  2. группа родственников или не родственников, не образующих семьи, но ведущих общее хозяйство;
  3. простая малая, или нуклеарная семья;
  4. расширенная семья;
  5. составная семья:

5.1. большая патриархальная отцовская семья

5.2. большая патриархальная братская семья

В пятой форме семейной организации могут жить вместе несколько поколений одного предка, образующих 3 – 5 и более супружеских пар, объединяющих 15, 20, 30 и более человек. Эта форма семейной организации в Новое время в Западной Европе уже не встречалась, и поэтому там, в специальный тип не выделена.

Что же касается типологии семей, то распределение по типам производится на основании анализа каждой семьи с точки зрения родственных отношений. Этот кропотливый анализ требует специальных источников в нашем случае это ревизские сказки. Из-за недостатка соответствующих источников Б.Н. Миронов предлагает также приблизительный метод – построение типологии семей на основании величины семьи, поскольку между типом и величиной семьи существовала довольно тесная связь. Для этого необходимо знать, сколько человек в среднем включали малые, расширенные и составные семьи[14]. Семьи численностью до 5 человек включительно чаще всего являлись малыми, в 6 человек – расширенными и в 7 и более – составными. Среди последних, с числом членом 11 и более человек, значительная часть относилась к большим семьям[15]. Воспользуемся двумя методами определения типологии семьи, предложенными Б.Н. Мироновым: приблизительным методом и на основе анализа родственных отношений.

Таблица №1

Источник: ГАСО. Ф. 28. Оп. 1. Д. 839. Л. 171-239;

ГАСО. Ф. 28. Оп. 1. Д. 2185. Л. 184-283.

По данным Таблицы №1. Средняя наполняемость семьи, т.е. количество человек в одной семье составляет 7,8 душ обоего пола по VIII ревизии и 10 душ обоего пола по X ревизии, отсюда можно сделать вывод, опираясь на приблизительный метод, что семьи были составными, и даже большими, так максимальное количество членов семьи в 1835 г. по VIIIревизии доходит до 31 человек. На основе этого метода можно проследить интересный факт, а именно от семьи фактически остался лишь порядковый номер (в 1835 г. таких случаев 9, в 1857 г. - 27). Т. е. на момент проведения ревизии в семье отсутствовали все члены семьи по какой-либо причине: смерть всех членов семьи (например, была простая малая семья из пожилой супружеской пары, которая умерла, но номер семьи остался за этой семьей); отделение взрослых сыновей от своих родителей; либо переход колонистов с разрешения Конторы в другую колонию. В Х ревизии основной причиной был перевод или перечисление колонистов всей семьей, либо только отдельных членов семьи в другие недавно образованные дочерние колонии: поток переселенцев в колонию Йозефсталь был в 1852 г. и в 1857 г., в колонию Мариенфельд тоже в 1852 г. (в эти колонии переходили просто с дозволения Конторы). При этом если переселенцы переводились в колонию Штрекерау[16] (основанная в 1863 г. выходцами из Каменской волости) Самарской губернии Новоузенского уезда, то в ревизии писалось, что они исключаются из Саратовской губернии по первому столу №, а если колонисты перечислены были, то другой приказ № .

Дочерние колонии основывались из-за нехватки земли, эта проблема стояла перед колонистами уже в конце XVIII века, которые посылали многочисленные жалобы в Экспедицию государственного хозяйства, опекунства иностранных и сельского домоводства[17]. По указу от 4 декабря 1797 г. недостающее по общему числу расчислению душ при будущем межевании Саратовской губернии нарезать из казенных пусторожних земель[18]. Прирезки к наделам получили официальное название «отводов»[19]. Однако, исполнение указа последовало не сразу. В 1802 г. последовало еще два указа на удовлетворение жалоб колонистам и при межевании отвезти 20 десятин на душу ревизскую, то есть на душу мужского пола. Недостающую землю решено было отвести из Камышинской городской округи, в которой находились владения на только города Камышина, но и частных лиц, поэтому отвод земли затянулся на долгие годы. Пока шла медленная нарезка отводов до 20-десятинной пропорции, население колоний возросло почти втрое по данным XVIII ревизии и нарезанной земли опять не хватало. Правительство вынуждено было дать колонистам дополнительный надел, но сократив норму до 15 десятин на ревизскую душу.

Наделение колоний землею на ревизские души окончательно изменило систему землепользования: колонисты отказались от подворного владения и с начала ХIХ столетия начали разверстывать свои наделы на ревизские дуги, производя при каждой новой ревизии передел земли по новым ревизским душам и распределяя ее по качеству на несколько полей с уравнительным отводом в каждом поле соответствующей доли по жребию[20].

Вернемся к вопросу о средней численности семьи и сравним среднюю населенность крестьянского двора Поволжья и немцев колонии Гнилушка применительно к середине XIX века.

Таблица №2

Район

1710 г.

1850-е гг.

1900-е гг.

1917 г.

Северный

6,8

6,8

5,6

-

Северо-Западный

7,4 (1678 г.)

6,8

6,4

-

Нечерноземный центр

7,4

6,8

5,9

6,1

Черноземный центр

7,8

10,2

6,5

6,3

Поволжье

6,6

8,2

5,9

-

Киевская губерния

-

7,3

-

-

Европейская Россия

7,6

8,4

6,1

6,2

Средняя населенность крестьянского двора в России в XVIII - начале XX вв.

Источник: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XIX - начало XX вв.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. Спб., 1999. Т. 1. С. 221.

Используя данные Таблицы №1 и №2, видим, что разница в средней численности семьи в Поволжье есть, но не очень большая незначительна: 7,8 (1834г.) и 10 человек (1857г.) у колонистов и 8,2 человек у крестьян. В черноземном центре же России данные фактически идентичны сложившейся ситуации у поволжских колонистов: 10 человек у колонистов и 10,2 у крестьян. Однако наполняемость семьи в промышленных и промысловых регионах (Север, Северо-Запад и Нечерноземный центр) была меньше. Это свидетельствует о том, что характер хозяйственной деятельности населения оказывал серьезное влияние на величину семьи: занятие земледелием (как было отмечено выше, основное занятие колонистов - земледелие) способствовало увеличению размера семьи, а занятие торговлей, промышленностью в разных ее формах и промыслами, напротив, - уменьшению размера семьи[21].

Теперь разберем второй метод определения типологии семьи, основанный на анализе родственных отношений. Этот метод наиболее точный, так как здесь рассматривается именно родственная связь в каждой семье, поэтому это главный метод при определении структуры, типологии семьи, хотя более кропотливый.

На основе предложенной Б.Н. Мироновым типологии семей (подробнее см. выше) рассмотрим таблицу №3 и №4 «Типы семей по данным VIIIи Х ревизий 1835, 1857 гг. в колонии Гнилушка».

Таблица №3

Источник: ГАСО. Ф. 28. Оп. 1. Д. 839. Л. 171-239. ГАСО. Ф. 28. Оп. 1. Д. 2185. Л. 184-283.

Таблица №4

Источник: ГАСО. Ф. 28. Оп. 1. Д. 839. Л. 171-239. ГАСО. Ф. 28. Оп. 1. Д. 2185. Л. 184-283.

Из Таблицы №3 видно, что составная семья превалирует, 48,2% и 48,8%, и этобез учета расширенной семьи, что показывает большинство семей, состоящих из нескольких поколений.Используя приблизительный метод, мы тоже пришли к такому выводу, что не удивительно для данного периода времени. Наличие большой семьи дает возможность заниматься земледелием и жить в основном за его счет. Хотя процент малой семьи тоже достаточно велик у колонистов 34,6% и 28,7%. Немецкие семьи начинают дробиться из-за нехватки земли, отказываются от подворного землепользования, так как земельный надел распределялся по количеству ревизских душ в семье, то есть душ мужского пола. В 1857 г. в Х ревизии наблюдается сокращение малых семей на 5,9%, это предположительно можно объяснить образованием новых дочерних колоний, куда были переселены целые семьи колонистов из колонии Гнилушка. Со второй же половины XIX в. семьи размельчаются с началом индустриализации. Это подтверждают следующие данные. В целом по Европейской России в 1850-х гг. средняя людность крестьянского двора составляла 8.4 человека, по неземледельческим Ярославской, Нижегородской и Пермской губерниям – 6.8. Таким образом, на основании этих данных можно предположить, что до эмансипации в деревне и в немецкой колонии преобладала составная крестьянская семья[22].

Все приведенные группировки семей по типам дают представление о семейной организации крестьянства и колонистов на момент группировки. Но каждая семья была живым организмом, в течение своего существования она переживала жизненный цикл, испытывала рост, упадок и другие хозяйственно-морфологические процессы. При нормальных условиях малая, составная или большая семьи представляли собой отдельные стадии в этом цикле, ибо малая семья становилась составной, а составная семья после раздела превращалась в малые.

Назовем факторы, объясняющие превосходство составной семьи. Обеспечение составной семьей по сравнению с малой бόльшую экономическую эффективность в сельскохозяйственном производстве благодаря семейной кооперации на основе половозрастного разделения труда[23].

Многосемейность сообщала крестьянскому хозяйству устойчивость и являлась важным фактором благосостояния в чисто земледельческих губерниях. В малой семье болезнь или смерть одного и часто единственного работника приводила хозяйство к разорению, в то время как в большой семьи потеря одного работника не могла подорвать благосостояние хозяйства. Это было отмечено еще современниками.

Наконец, именно в составных семьях воспроизводились патриархальные отношения, утверждались авторитет и власть стариков, так как в них дети в большей степени подчинялись большаку и большухе, т. е. дедам и бабкам, чем родителям. Я. Е. Дитц отмечает это также и у колонистов. Отец семьи имеет неограниченную, патриархальную власть в семье, и никто из членов последней не вправе действовать самостоятельно и без ведома отца[24].

Учитывая все эти факторы, можем сделать вывод, что колонистам было удобнее проживать в составной семье, что облегчало ведение хозяйства и способствовало экономическому росту всей колонии. Однако, несмотря на указанные преимущества составной семьи, начинает расти количество простых малых, которые способны воспроизводить саму себя, не перерастая в составную семью. Такой процесс был вызван жесткой нехваткой земли, которая ощущалась уже в конце XVIIIвека. Иностранцы по этому поводу посылали многочисленные жалобы в Экспедицию государственного хозяйства, опекунства иностранных и сельского домоводства[25]. За этим последовал указ на удовлетворение жалоб колонистов и при межевании отвезти 20 десятин на душу ревизскую, то есть на душу мужского пола, а не на душ обоего пола. Поэтому колонистам становится не выгодно жить большой семьей и везти общее хозяйство. Итак, наделение колоний землею на ревизские души окончательно изменило систему землепользования: колонисты отказались от подворного владения и с начала ХIХ столетия начали разверстывать свои наделы на ревизские дуги, производя при каждой новой ревизии передел земли по новым ревизским душам и распределяя ее по качеству на несколько полей с уравнительным отводом в каждом поле соответствующей доли по жребию[26].

Однако, несмотря на возрастающую тенденцию к размельчению семьи, в данный период времени все еще превалирует составной тип семьи.

Семейная жизнь

Хотелось бы теперь остановиться на семейной жизни немецких колонистов: какие отношения у ее членов и как они взаимодействуют друг с другом в таких больших семьях. В семейной жизни колонисты деспотичны и требовательны; дети находятся в беспрекословном подчинении родителей и за не послушание и шалости жестоко наказываются. Жена – раба своего мужа и часто подвергается жестоким побоям; она исполняет домашние работы, заведует кухней, обшивает семью, но в общем хозяйственном распоряжении голоса не имеет: редко можно встретить среди других народов и сословий более угнетенное состояние женщины, чем у колонистов, несмотря на то, что она работает в доме вдвое более мужчины[27].

А.Н. Минх описывает немцев-колонистов следующим образом: «они в нашем краю составляют совершенно обособленный тип; они не смешиваются браками ни с одной народностью». При описании внешности колонистов многие авторы расходятся во мнениях, так А. Н. Минх сообщает, что «встречаются очень красивые девушки, но почти все молодые мужчины худощавы и узкогруды»[28]. Другой исследователь Я. Е. Дитц пишет, что «по своему физическому развитию колонисты высоки ростом, хорошо сложены, выносливы, сильны, со свежим лицом, белыми зубами; большая часть колонистов брюнеты, меньшая – блондины; в общем, они представляют германский тип и резко отличаются от соседних славянских и финских типов, от которых их сразу можно отличить по внешнему виду: колонисты бреют усы и бороду, волосы расчесывают прямым пробором, обстригая в скобку. Колонистки в юности большею частью красивы, но ранний выход замуж и беспрерывная тяжелая работа заставляют их скоро стариться. Аккуратный и чистоплотный образ жизни препятствует доступу в колонии болезням вообще, а эпидемическим в частности, поэтому колонисты весьма плодовиты: семьи в 5, 6 и 7 детей в колониях не редкость»[29].

Большая часть колонисткой жизни протекает в продолжительной и тяжелой сельскохозяйственной работе. Весной и летом в страдную пору колонии почти совершенно вымирают: все население на гумне и в поле. Лишь осенью, по окончании работ, в колониях водворяется жизнь, но и тут эта часть превращается в сплошной нескончаемый труд по тканью сарпинки, выделке веялок, плугов и пр.[30].

После тяжелой поры урожая у колонистов появляется возможность отдохнуть и жить в собственное удовольствие, у них не более 60 праздничных и воскресных дней в году. С особой помпезностью колонисты любят праздновать кирмесы – праздники сбора урожая[31]. Все воскресения осени распределены так, чтобы можно было съезжаться жителям нескольких колоний и участвовать в праздновании. Дни кирмеса напоминают русскую масленицу, с ее объеданием и опиванием. Специально для кирмеса заготавливается водка в большом количестве, более состоятельные колонисты вместо водки или в придаток к ней пьют пунш из коньяка. Женщины пьют домашнюю настойку на вишне, на винной ягоде и др. Юноши однолетки группами устраивают танцы в специально для этого нанимаемых танцевальных домах, в которых пляшут со своими сверстницами-девушками 2-4 дня. В танцевальный дом приглашается оркестр музыкантов из 3-4 человек, вознаграждаемый каждым танцующим партнером за тур танцев (получаса) добровольной платой от 50 коп. до рубля. В танцах участвует 4-5 пар, танцующие пары обычно жених и невеста, либо ухаживают друг за другом в надежде на будущий брак через год или два[32]. Поэтому кирмес - преддверие свадьбы. Поздней осенью как правило происходят сватовства, за которыми следуют на Святки, в частности на второй день Рождества, венчания и свадьбы. Свадьбы празднуют 3 дня, после нее невеста переезжает дом жениха и уже через несколько дней принимает участие в общей трудовой жизни своей новой семьи[33].

Подводя итог, хотелось бы отметить, что, несмотря на все трудности и преграды российские немцы смогли обосноваться на территории нашей страны и занять свою нишу в культурной, хозяйственной, социальной и политической жизни. Переселенцы смогли отстроить свой быт, поднять с нуля хозяйственную жизнь. Поэтому необходимо комплексное изучение истории немцев Поволжья в рамках Отечественной истории.  

 Список использованных источников и литературы
Источники:

  1. Ревизская сказка колонистов за 1835 г. Камышинский уезд. // Государственный архив Саратовской области. Ф. 28. Оп. 1 Д. 839.
  2. То же за 1854 г. Камышинский уезд. // ГАСО. Ф. 28. Оп. 1. Д. 2185.
  3. Полное собрание законов Российской империи. Т. 16, № 11880.

Литература:

  1. Арсентьев Н.Б., Егунова А.И. Ревизские сказки: новые возможности исторического исследования // Круг идей: модели и технологии исторической информатики.URL: http://kleio.asu.ru/aik/krug/3/18.shtml (дата обращения: 30.04.2010)
  2. Арсентьева Н.М., Першина С.В., Стешин А.В., Щербакова В.В. Система сбора и обработки материалов ревизских сказок // Круг идей: модели и технологии исторической информатики. URL: http://kleio.asu.ru/aik/krug/3/17.shtml (дата обращения: 30.04.2010)
  3. Герман К. Статистическое исследование относительно Российской империи. О народонаселении. Ч.I., СПб., 1819.
  4. Дитц Я.Е. История поволжских немцев-колонистов. М., 2000.
  5. Кабузан В.М. Изменения в размещении населения России в XVIII — первой половине XIX в. (по материалам ревизий). М., 1971.
  6. Кабузан В.М. Народонаселение России в XVIII - первой половине XIX в. М., 1963.
  7. Кабузан В.М. Народы России в первой половине XIX в. Численность и этнический состав. М., 1992.
  8. Клаус А. Наши колонии. Опыты и материалы по истории и статистик иностранной колонизации в России. СПб., 1869. Вып. 1.
  9. Минх А.Н. Народные обычаи, суеверия, предрассудки и обряды крестьян Саратовской губернии. СПб. 1890.
  10. Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии. Саратов, 1898.Т. 1. Вып. 1.
  11. Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XIX- начало XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб., 1999.Т.1.
  12. Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М., 2008.
  13. Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811 - 1913 гг.) // Статистические очерки. М., 1956.
  14. Троицкая И.А. Ревизии населения России как источник демографической информации (методологические проблемы). М., 1995.
  15. Шолтычек М. Семья и домохозяйство в центральной Европе (на примере прихода Буяков в 18-19 вв.// Историческая демография-сб-к статей. Демографические исследования. Под ред. М. Б. Денисенко, И.А. Троицкой. М., 2008. Вып. 14.

[1] Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2-е (далее – ПСЗ-2). Т. 16, № 11880. С. 313.

[2] Шолтычек М. Семья и домохозяйство в центральной Европе (на примере прихода Буяков в 18-19 вв.// Историческая демография-сб-к статей. Демографические исследования. Под ред. М. Б. Денисенко, И.А. Троицкой. М., 2008. Вып. 14. С. 240.

[3] Шолтычек М. Указ. соч. С. 240.

[4] Клаус А. А. Наши колонии. Опыты и материалы по истории и статистик иностранной колонизации в России. Спб., 1869. Вып. 1; Велицын А.А. Немцы в России. Очерки исторического развития и настоящего положения немецких колоний на юге и востоке России. Спб., 1893; Дитц Я.Е. История поволжских немцев-колонистов. М., 2000; Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М., 2008.

[5] Ревизская сказка колонистов за 1835 г. Камышинский уезд // Государственный архив Саратовской области (далее ГАСО). Ф. 28. Ед. хр. 839. С. 171-239; То же за 1857 г. Камышинский уезд. // ГАСО. Ф. 28. Оп. 1. Д. 2185.

[6] Арсентьева Н.М., Першина С.В., Стешин А.В., Щербакова В.В. Система сбора и обработки материалов ревизских сказок // Круг идей: модели и технологии исторической информатики. URL: http://kleio.asu.ru/aik/krug/3/17.shtml (дата обращения: 30.04.2010)

[7] Кабузан В.М. Изменения в размещении населения России в XVIII - первой половине XIX вв. // Арсентьев Н.Б., Егунова А.И. Ревизские сказки: новые возможности исторического исследования. URL: http://kleio.asu.ru/aik/krug/3/18.shtml (дата обращения: 30.04.2010).

[8] См. Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811 - 1913 гг.) // Cтатистические очерки. М., 1956; Яцунский В.К. Изменения в размещении населения в Европейской России в 1724 – 1916 гг. // История СССР. 1957. № 1.; Кабузан В.М. Народонаселение России в XVIII - первой половине XIX в. М., 1963. Тот же. Изменения в размещении населения России в XVIII — первой половине XIX в. (по материалам ревизий). М., 1971.; [8] Тот же. Народы России в первой половине XIX в. Численность и этнический состав. М., 1992.

[9] Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи XVIII - нач. XX вв., СПб., 2000 С. 219.

[10] Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии. Саратов, 1898. Т. 1. Вып. 1. С. 156-158.

[11] Со второй четверти XIX века в России вводится общеполицейское управление. Положением о земской полиции 1837 года в России была создана новая полицейская должность - становой пристав. Каждый уезд был разделен на станы, отданные в ведение становых приставов. Административно-полицейские округа просуществовали в России вплоть до 1917 года. Число и пространство станов, на которые разделялись уезды, определялись сообразно с обширностью его, населением, другими местными обстоятельствами и родом и количеством возникающих дел, подлежащих ведению уездной полиции. Как правило, в уездах было по 2-3 стана.

В ходе крестьянской реформы 1861 года уезды были разделены на сельские волости. Однако, это не коснулось немецких округов. Лишь в 1871 году, при подчинении колонистов общим учреждениям. Так Каменская волость стала округом. Административно-территориальные преобразования в Немповолжье // DieGeschichtederWolgadeutschenURL: http://wolgadeutsche.ru/lexikon/_ATD.htm (Дата обращения: 17.04.11)

[12] Плеве И.Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М., 2008. С. 258.

[13] Миронов Б.Н. Указ. соч. С. 219.

[14] Миронов Б.Н. Указ. соч. С. 223.

[15] Там же. С. 225.

[16] Колония Штрекеркау названа по имени окружного головы Штрекера.

[17] Дитц Я.Е. История поволжских немцев-колонистов. М., 2000. С. 220.

[18] Там же. С. 221.

[19] Там же. С. 223.

[20]Дитц Я.Е. Указ. соч. С. 223.

[21] Миронов Б. Н. Указ. соч. С. 222.

[22] Миронов Б. Н. Указ. соч. С. 225.

[23] Миронов Б. Н. Указ. соч. С. 229.

[24] Дитц Я.Е. Указ.соч. С. 376.

[25] Там же. С. 220.

[26] Дитц Я.Е. Указ.соч. С. 223.

[27] Там же. С. 380.

[28] Минх. А.Н. Народные обычаи, суеверия, предрассудки и обряды крестьян Саратовской губернии. СПб. 1890. С. 11.

[29] Дитц Я.Е. Указ. соч. С. 380.

[30] Там же. С. 384.

[31] Там же.

[32] Дитц. Я. Е. Указ. соч. С. 385.

[33] Там же. С. 386.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top