Антипова Ю.И.

Введение

Отечественная война 1812 года - одна из самых героических страниц истории нашей Родины. Победа русского народа над завоевателем, который считался величайшим военным гением мира, поразила воображение современников и по ныне волнует потомков, служит предметом гордости и восхищения, олицетворяя собой истинный патриотизм, честь и доблесть. Недаром же Александр Сергеевич Пушкин назвал эту эпоху «временем славы и восторга». Отечественная война 1812 года воспринимаемая обществом как самая яркая и романтическая страница российской истории, вновь и вновь привлекает к себе внимание исследователей. Приближается юбилейный 2012-й год - год двухсотлетия этого поистине эпохального события для нашей страны, для всей мировой истории. По этому, на мой взгляд, необходимо уделить данной теме должное внимание.

Эту войну не зря назвали Отечественной. Всё население России, как бы далеко та или иная губерния ни была расположена от театра военных действий, испытывало её влияние и подчиняло свою деятель­ность борьбе с иностранными захватчиками. Добровольное вступление кре­стьян в ополчение, размах партизанского движения, много­численные пожертвования на нужды армии — яркое свидетель­ство высокого патриотического подъёма, единства русского народа перед лицом неприятеля. Непосредственное участие в событиях войны приняли и саратовцы.

§1. Поволжское ополчение

Война началась вторжением наполеоновских войск в районе г. Ковно в ночь с 23 на 24 июня 1812 г. О вторжении Наполеона в нашем городе узнали 28 июля. «Читан был манифест о собра­нии ратников. Стечение народа было преогром­ное...»[1], записал в своем дневнике саратовский житель Н. Г. Скопин.

«К началу боевых действий Наполеон мобилизовал огромную армию численностью 1 млн. 200 тыс. человек, из них свыше 600 тыс. отправил в Россию. Царское правительство своевременно не подготовило страну к войне. Войска на западных границах, разделенные на три армии, насчитывали примерно 230-240 тыс. человек. Есте­ственно, что при таком соотношении сил воюющих сторон проблема резервов являлась одной из центральных для России. При существовавшей тогда системе рекрутских наборов обеспечение армии необходимым количеством людей было невозможным, поэтому правительству пришлось пойти на вооружение народа и соз­дание ополчений».[2]

«20 июля 1812 г. была объявлена мобилизация ополченцев по Саратовской губернии. Помещикам вменялось в обязанность поставить с 50 душ крепостных крестьян одного ратника и снабдить его продовольственными деньгами на 6 месяцев. Поскольку самостоятельного ополчения в Саратовской губернии не создавалось, мобилизованные крестьяне поступали в Казанское, Симбирское, Пензенское, Костромское, Вятское и Нижегородское ополчения, из которых формировался 3-й (Поволжский) ополченческий округ».[3]

«Поволжское ополчение прошло трудными дорогами войны. Его боевой путь начался в декабре 1812 года на Украине, где оно прикрывало южные губернии. Затем в сентябре следующего года ополчение оказалось в Силезии, где участвовало в блокаде и захвате крепости Дрезден, в которой находился 36-тысячный французский гарнизон под командованием маршала Сен-Сира. Осада крепости продолжалась около месяца и в ноябре 1813 года завершилась победой ополченцев.

Успешное завершение данной операции ополченскими частями, поддержанными лишь небольшим числом регулярных войск, показало способность ополченцев самостоятельно решать круп­ные боевые задачи, поставленные верховным командованием».[4] Многие саратовцы, проявившие героизм в блокаде Дрездена и уничтожении его гарнизона, были награждены орденами и медалями. «Среди них ополченец из Аткарского уезда командир роты В. Е. Жедринский, крестьянин Царицынского уезда В. Максимов».[5]

Используя опыт этих боев, командование в 1814 году направляет вместе с регулярными частями армии поволжские ополченческие полки на ликвидацию крупного неприятельского гарнизона, окружённого в Гамбурге. Поволжские ополченцы стояли в центре войск, блокиро­вавших гамбургский гарнизон. 27 и 28 января 1814 года они от­били две ожесточенные атаки солдат корпуса Даву, которому очередной раз не удалось прорвать кольцо окружения. А 5 фев­раля 1814 года ополченцы сами перешли в наступление. Саратовские ополченцы героически сражались у стен Гамбурга до самого его падения 18 мая 1814 года.

Ещё в самом начале войны саратовский губернатор Алексей Давыдович Панчулидзев обратился с призывом ко всем сословиям делать пожертвования "на вспоможение воинству". Посильные вклады вносили дворяне, купцы, мещане и ремесленники. «Дворянство на обмундирование формируемого в Воронеже 2-го Егерского полка выделило 145 000 рублей, а купцы и мещане - 15 010 рублей. Городские общества закупили 1 500 пар волов, 1 000 фур. На собранные дворянством 62 000 рублей было приобретено 375 строевых лошадей. За эту лепту оно было удостоено "изъявления высочайшего благоволения". Сверх этого Саратовской губернией было куплено еще 1 500 лошадей, отправленных незамедлительно в Брест-Литовск. От всех сословий Саратовской губернии в патриотическое общество санкт-петербургских дам было пожертвовано 15 000 рублей, а в кассу инвалидов - 30 000 рублей»[6].

«Кроме того было приобретено и передано для ополчения 12 чугунных пушек, 351 ружье, 51 пистолет, 2829 пик. Оружие закупалось в Ека­теринбурге, затем переправлялось в Саратов, а отсюда поступало на фронт. В октябре 1812 года было закуплено 58 пушек, которые необходимо было доставить по Волге в Саратов. В пути у г. Екатеринштадта (ныне Маркс) в бурю баржа с оружием затонула. Тогда жители города и окрестных мест, несмотря на стужу, стоя по колено в воде, вытащили на берег пушки и другой военный груз».[7]

Осенью 1812 года в Саратовской губернии была учреждена комиссия "для вспоможения разоренным людям, приходящим из мест, занятых неприятелем". «В первые месяцы существования комиссией было собрано свыше 8 000 рублей, из которых 840 рублей выделено просящим о помощи».[8]

§2. Саратовцы – герои Отечественной войны

Особое восхищение вызывает личный героизм воинов - саратовцев, подвиги которых вошли в слав­ную летопись Отечественной войны.

«Широкую известность получил уроженец Саратовской губернии генерал-лейтенант кавалерии Федор Петрович Уваров (1773—1824). Боевой генерал участвовал в коалиционных войнах России против Франции в 1805 и 1807 гг. Войну 1812 г. начал с западной границы, оборонял Смоленск и прошел с армией Барклая де Толли до Бородина.

В авангарде корпуса Уварова шел полк под командова­нием генерал-адъютанта В. В. Орлова-Денисова, родившегося в Вольском уезде Саратовской губернии. Орлов-Денисов прославился своим мужеством, находчивостью, военным талан­том. По приказу верховного командования Орлов-Денисов во время отступления от Боро­дина возглавил арьергард армии. Конники его полка отбивали натиск превосходящих сил неприятеля, часто переходили в контратаки, значительно облегчая отход русской армии, обеспечивая сохранность и боеспособность её основных сил.

Во время преследования войск Наполеона, отступавших от Москвы, Орлов-Денисов возглавлял уже авангардные от­ряды. В сражении под Тарутиным кавалерийский полк под его командованием неожиданным маневром зашел в тыл кор­пуса Мюрата, захватив его лагерь и всю артиллерию».[9] В залах Вольского краеведческого музея хранится копия знаменитого портрета В. В. Орлова-Денисова, доставленная в музей в 1919 году из Шихан - имения его правнука В. П. Орлова-Денисова. Она выполнена художником Васильевым с подлин­ника Джорджа Доу, находящегося в портретной галерее Отечественной войны 1812 г. в Эрмитаже.

Одним из командиров дивизии, отличившимся в Боро­динском сражении, был саратовец генерал А. Н. Бахметев, упоминаемый Герценом в «Былом и думах».

Немало смелых поступков и славных подвигов совершил кавалерист ротмистр П. С. Подъяпольский, уроженец Аткарского уезда. За мужество, проявленное в Бородинском сражении, он был награжден орденом, а за бой под местечком Красное - золотой шпагой с подписью «За храбрость».

Особо отличился поручик, командир 2 гвардейской легкой артиллерийской роты А. А. Столыпин - родной брат бабушки М. Ю. Лермонтова. Его умелое руководство в бою артиллеристами отмечали сослуживцы и будущий де­кабрист В. С. Норов в «Записках о походе 1812-1813 гг. от Тарутинского сражения до Кульмского боя». А. А. Столыпин был награжден орденами и золотым именным оружием. В боях он получил ранения, вышел в отставку и жил в Саратове, где его посетили Денис Давыдов, а в январе 1830 года - М. Ю. Лермонтов. Беседы с двоюродным дедом, которого Михаил Юрьевич в личном общении называл дядей, явились живым источником знаменитого стихотворения «Бородино».

Сотни саратовцев, участников войны с Наполеоном, были удостоены памятных медалей. Победоносное завершение Отечественной войны 1812 года и успешные заграничные походы (1813-1814 гг.), главным героем которых был русский народ, не только спасли Россию от иноземного порабощения, но и способствовали освобождению Европы от наполеоновского ига.

В честь победы русского оружия над Наполеоном в Саратове в 1815-1836 годах по проекту известного русского архитектора В. П. Стасова был построен Александро-Невский кафедральный собор. На его карнизе виднелись бюсты ополченцев. Это символ воинской славы россиян - защитников Отечества.

§3. На саратовских квартирах

Изгнание солдат "Великой армии" из российских пределов сопровождалось захватом огромного количества военнопленных. «Официально одним из мест проживания военнопленных циркулярным пись­мом от 29 августа 1812 была определена Саратовская губерния.

Основные контингенты пленных прибывали в наш край по суше, через Тамбовскую губернию. В Саратов их отправ­ляли по двум большим почтовым трактам: через Балашов, Колено, Белгазу-Маматовку, Аткарск, или через Кир­санов, Сердобск, Петровеск, Аткарск. Аткарск был своеобраз­ным фильтром: далее в Саратов направлялись одни только офицеры. Солдат же партиями по 100 человек размещали в уездных городах Вольске, Камышине, Царицыне.

Отношение населения Саратовской губернии к военнопленным было совершенно иным, нежели в губерниях разоренных вой­ною. Ф. Мерсье вспоминал: «С момента нашего прибытия в пределы Саратовской губернии мы почти на каждом шагу встречали со стороны населения ее выражения симпатии и расположения... И притом не только в деревнях... но даже и в... городах...».  «С нами обходятся в высшей степени гуманно...», - свидетельствовал попавший в плен под Красным и пробывший в Саратове до конца лета 1814 года А. Кудрэ брату в письме от 21 мая 1814 года. «Нам посчастливилось, - продолжает он в письме от 14 июня 1814 года, - в лице губернатора най­ти великодушного и гуманного человека...».

Первые партии военнопленных прибыли в Саратов в на­чале сентября 1812 года и продолжали поступать вплоть до октября 1813 года. В канун 1813 года гражданские гу­бернаторы по всей России получили из Петербурга запросы о количестве пленных на вверенных им территориях по состоя­нию на 15 февраля: сколько проследовало черезгубер­нию, сколько умерло и осталось в живых. Последнюю кате­горию надлежало расписать подробно: офицеров поименно, а нижних чинов - по национальностям. Список, приведен­ный Н..Ф. Хованским, насчитывает 238 офицеров самых разных национальностей. Около двух третей в нем составля­ют французы, далее следуют поляки, пруссаки и представи­тели различных германских государств, итальянцы, голланд­цы, австрийцы, португальцы и даже иллирийцы (жители сло­венских и хорватских земель, отошедших к Франции). Льви­ная доля офицеров была в скромных чинах, но среди них встречались и генералы (например, Сен-Жени) и лица коро­левской крови. Таковым был полковник вюртембергской службы принц Гогенлоэ, взятый в плен в первые дни войны гвардейскими казаками под командою саратовского генерал-адъютанта В. В. Орлова-Денисова. Но всех их впоследствии затмил «скромный саперный офицер, а в будущем генерал и член Парижской и Петербург­ской академии наук Жан Виктор Понселе. Попав в плен под Красным, он с марта 1813 года по июнь 1814 года прожил в Саратове. В плену Понселе исписал шесть толстых тетрадей (по самым скромным подсчетам не менее 600 страниц, из которых около 400 содержат оригинальные и глубокие геометрические исследования), положивших начало проек­тивной геометрии. Эти записи легли в основу классическо­го труда Понселе «Трактат о проективных свойствах фигур», вышедшего в 1822 году.

В Саратове офицеры жили в специально выделенной ка­зарме, но по желанию им можно было снимать и частную квартиру. Они свободно передвигались по городу и даже вы­езжали на несколько верст за его пределы, а с разрешения губернатора могли совершать поездки и в пределах Саратовской губернии, однако при «надзоре со стороны полиции» и без права переписки. Все военнопленные получали «жа­лованье, полагающееся каждому по чину...».

По свидетель­ству Ф. Мерсье, многие офицеры «стали давать уроки фран­цузского языка, другие брались за преподавание математики, фехтования, рисования и т. п.», большинство солдат также «нашло себе кое-какой заработок своим мастерством».

Русское правительство было заинтересовано, чтобы какая-то часть военнопленных осталась в России на постоянное жи­тельство. Между тем, по мере распада Французской империи, раз­вертывалась широкая репатриация: в начале февраля 1813 «пленные прусские офицеры отправлены из Саратова в Ригу. Велено отправить также ишпанских, ган­новерских, вестфальских, прусских и португальских солдат рядовых - туда же». В мае того же года последовало пред­писание выслать в отечество саксонцев и гесеенцев. Нако­нец 14 июня 1814 года началась отправка французов.

17 июля 1814 года из Саратова была отправлена послед­няя партия освобожденных французов. Однако многие после заключения мира отказались вернуться на родину. В Саратове военнопленные поселились во 2-м и 3-м кварталах Немецкой слободы (ны­не улица Немецкая)».[10] Большинство из них было занято в ремесленно-промышленном производстве или в сфере обслу­живания.

Имена некоторых дошли до нас. «Так, француз Риго про­славился женитьбой на богатой помещице Ахлебениной, вла­девшей имениями в Саратовской и Тамбовской губерниях. Итальянец из Милана Петр Иванович Кайро попал в исто­рию Саратова, открыв в конце 1815 года первую в городе лавку курительного и нюхательного табака. Военный ле­карь Иван фон Теин, оказавшийся в плену после выхода армии Наполеона из Москвы, стал известен как врач круп­ных помещиков Юрьевича, Бахметева и других. После отме­ны крепостного права он имелчастную практику в Сарато­ве, где умер в возрасте 90 лет.

Но самым знаменитым стал, благодаря своему долголе­тию, бывший лейтенант 2-го Гусарского полка, кавалер, ор­дена Почетнего легиона и медали Святой Елены Жан Батист Николя Савен (Николай Андреевич Савен). Попав в плен на Березине, он прожил в Саратове безвыездно 82 года, где нашел заработок, давая уроки фехтования офицерам местного гарнизона. Позднее, выдержав экзамен при дирекции училищ, Савен получил диплом на право преподавания французского языка и цели­ком посвятил себя воспитанию детей саратовских дворян. В числе его учеников был и Н. Г. Чернышевский.

Память о пребывании пленных солдат Наполеона на тер­ритории нашего края сохранилась в фамилиях - Французовы - и в названиях населенных пунктов. Так, в словаре А. Н. Минха отмечено существование в Камышинском уезде сел Французы и Гусары. В конце XIX - начале XX века в ряде мест сохранялись построенные руками военнопленных здания (в селах Зубриловка Балашовского уезда, Чердым Петровского уезда, Сосновка Аткарского уезда).

Наконец, плодами их же труда, по словам местного доре­волюционного историка А. И. Шахматова, являются также сад и роща на даче Саратовского губернатора А. Д. Панчулидзе, позднее перешедшей институту благородных девиц(ныне часть городского парка им. А. М. Горького)».[11]

Саратовцы проявили великодушие и гуманность к побеж­денным, так свойственные русскому народу. Они приняли в свою среду всех, кто пожелал остаться в России. Ж. Б. Савена хоронили за счет города, на доме, где он жил, была установлена памятная доска.

Заключение

Наполеоновское нашествие было страшным бедствием для России. Огромные людские потери, обращённые в прах и пепел города, громадный урон понесённый промышленностью и сельским хозяйством лишь малая толика бедствий выпавших на долю нашей страны.

Но общая беда, как известно, сближает людей. В борьбе с врагом тесно сплотилось всё население страны. В самом названии «Отечественная война» как бы подчеркивается ее общественный, народный характер. Город Саратов мало фигурирует в исторических очерках об Отечественной войне, упоминание о нём не встретишь ни в учебниках, ни в научных статьях, однако исследования саратовских учёных, сотрудников краеведческого музея позволяют нам, жителям города смело говорить о весомом вкладе, сделанном Саратовской губернией в общую победу. Проходят годы, меняются поколения, город развивается, жизнь идёт вперёд, однако славная история нашего края во все времена остаётся неизменным предметом гордости.

Список использованной литературы

1. Годы и люди: сборник. Вып.6.-Саратов: Приволж. Изд-во «Детская книга», 1992.-240 с.

2. Материалы сайта «Старый Саратов». Отрывок из дневника Н.Г. Скопина http://old-saratov.ru/foto.php?id=381&keywords=51

3. Милов Л.В. История России XVIII-XIX веков/Л.В. Милов, Н.И. Цимбаев; под редакцией Л.В. Милова.-М.:Эксмо,2006.-784 с.

4. Проблемы изучения истории отечественной войны 1812 года: Материалы Всерос. научной конференции. Саратов. 30 мая-1 июня 2002 г./Сарат. гос. ун-т им. Н.Г. Чернышевского; СПб. Ин-т истории РАН; Сарат. обл. музей краеведения.- Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2002.-274 стр.

5. Тотфалушин В.П. Да были люди…//Саратовские вести.2008, 6 сентября.-С.3

6. Тотфалушин В.П. «Жизнь здесь идёт полным ходом»//Саратовские вести.-2009.-№88 ,24 июня.-С3

7. Тотфалушин В.П. «За веру, царя и Отечество». Саратовское ополчение 1812 года: мифы и реальность»//Саратовские вести.-2006.-24 августа.

8. Тотфалушин В.П. На саратовских квартирах//Саратовские вести.-2008.-№37,18 марта.-С3

[1] http://old-saratov.ru/foto.php?id=381&keywords=51

[2] Милов Л.В. История России XVIII-XIX веков/Л.В. Милов, Н.И. Цимбаев; под редакцией Л.В. Милова.-М.:Эксмо,2006.-784 с.

[3] Тотфалушин В.П. «За веру, царя и Отечество». Саратовское ополчение 1812 года: мифы и реальность»//Саратовские вести.-2006.-24 августа.

[4] Проблемы изучения истории отечественной войны 1812 года: Материалы Всерос. научной конференции. Саратов. 30 мая-1 июня 2002 г./Сарат. гос. ун-т им. Н.Г. Чернышевского; СПб. Ин-т истории РАН; Сарат. обл. музей краеведения.- Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2002.-274 стр.

[5] Годы и люди: сборник. Вып.6.-Саратов: Приволж. Изд-во «Детская книга», 1992.-240 с.

[6] ГАСО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 740; Ф. 407. Оп. 1. Д. 1661; Ф. 179. Оп. 1. Д. 34. ГАСО. Ф. 407. Оп. 1. Д. 1629. Л. 29.

[7] Проблемы изучения истории отечественной войны 1812 года: Материалы Всерос. научной конференции. Саратов. 30 мая-1 июня 2002 г./Сарат. гос. ун-т им. Н.Г. Чернышевского; СПб. Ин-т истории РАН; Сарат. обл. музей краеведения.- Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2002.-274 стр.

[8] ГАСО. Ф. 407. Оп. 1. Д. 1629. Л. 29.

[9] Тотфалушин В.П. Да были люди…//Саратовские вести.2008, 6 сентября.-С.3

[10] Тотфалушин В.П. «Жизнь здесь идёт полным ходом»//Саратовские вести.-2009.-№88 ,24 июня.-С3

[11] Тотфалушин В.П.На саратовских квартирах//Саратовские вести.-2008.-№37,18 марта.-С3

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top