Калинина А.С.

Начало XVIII века ознаменовано реформами Петра I, которые были призваны ликвидировать разрыв в уровне развития России и Европы. Реформы затронули все сферы жизни общества. Государство нуждалось в светской культуре. Важной чертой культуры нового времени стала ее открытость, способность к контактам с культурами других народов. Рассматриваемая нами эпоха — век перелома. Это хорошо видно и в истории дворянства, в их повседневной жизни.

Дворянство на протяжении нескольких веков являлось высшим правящим сословием Российского государства. В России дворянство возникло в XII веке как низшая часть военно-служилого сословия. При Петре I завершилось становление дворянства, которое пополнялось выходцами из других слоев в результате их продвижения по государственной службе.

XVIII век - это отдельный этап в жизни русского дворянства, непохожий ни на предыдущий XVII век, ни на последующие XIX и XX. Это время коренных изменений в дворянской среде в связи с реформами Петра I. Но и одновременно, это время, когда старый уклад жизни людей еще сохранялся в сильной форме. Все это вместе дает очень сложный и уникальный склад характера дворянина XVIII столетия.

Актуальность темы: В последнее время наблюдается повышенный интерес исследователей к изучению микромира человека, его повседневной жизни. Актуальным представляется вопрос исследования реалий повседневности. В первой четверти XVIII века усилиями Петра I рождалась великая Российская империя, осуществлялась европеизация культуры. И мне очень интересно проследить, как менялась жизнь русского дворянства с реформами Петра I.

Среди достаточно большого количества литературы, посвященной и данной теме тоже, нужно выделить наиболее значимые и важные для нас. В первую очередь из дореволюционных работ нужно отметить работы С.М. Соловьева, В.О. Ключевского, Н.М. Карамзина.

Преобразования быта во времена Петра I глубоко проанализированы С. М. Соловьевым. Он впервые отметил, что начало преобразованиям было положено во второй половине XVII века. Рассмотрев предпосылки преобразований в области культуры, С. М. Соловьев отметил, что они сформировались в первую очередь в сфере материальной культуры, в вещном мире человека, «русский народ, вступая на поприще европейской деятельности естественно, должен был одеться и в европейское платье, ибо вопрос не шел о знамении народности, вопрос состоял в том: к семье каких народов принадлежать европейских или азиатских, и соответственно носить в одежде знамение этой семьи». И в 3 главе 18 т. своей «История России с древнейших времен» он отстаивает правильность реформ Петра I. «…вывод посредством цивилизации народа, слабого, бедного, почти неизвестного, на историческую сцену…»[1].

Известный историк В. О. Ключевский, продолжая мысль С. М. Соловьева, отмечает, что преобразования быта в той форме, в какой они были проведены, были вызваны не столько необходимостью, сколько выражением субъективных чувств и взглядов царя. «Он надеялся …через дворянство водворить в России европейскую науку, просвещение как необходимое условие…»[2]. В свою очередь Н. М. Карамзин отмечал: основное содержание реформы заключалось в том, что «пылкий монарх с разгоряченным воображением, увидев Европу, хотел сделать Россию Голландиею». «Но сия страсть к новым для нас обычаям преступила в нем границы благоразумия… Русская одежда, борода не мешали заведению школ»[3].

И я согласна, реформы Петра I носят противоречивый характер. Преобразования проходили насильственным путем, влекли за собой огромные жертвы. Но с другой стороны, впервые после крещения Руси, Петр Iосуществил энергичную попытку приблизить страну к европейской цивилизации. Она «превратилась в великую державу с эффективной экономикой, современным морским флотом, высоко - развитой культурой. Продвижение было быстрым и решительным»[4].

Следует подчеркнуть, что историография, описывающая повседневную жизнь общества в первой четверти XVIII века довольно обширна. В основном она посвящена быту и нравам петровской эпохи в работах историко-культурологической направленности. Первый опыт всестороннего описания русского быта был предпринят А.В.Терещенко в многотомной монографии «Быт русского народа» (Т. 1-7. СПб., 1848.).

В бытовых очерках Е. И. Карновича «Исторические рассказы и бытовые очерки» содержатся сведения о порядке проведения петровских ассамблей, маскарадов и балов.

Следует также отметить труды М. М. Богословского «Быт и нравы русского дворянства в первой половине XVIII века».

Говоря о литературе по данной теме необходимо сказать о работах, посвященных дворянской культуре. Это, конечно, труд советского литературоведа и культуролога Лотмана Ю.М. «Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства». Автор отмечает, что в XVIII веке принадлежность к дворянству означала «обязательность правил поведения, принципов чести, даже покроя одежды»[5]. И, затрагивая проблему появления дворянства как сословия, ученый говорит о том, что дворянство XVIII века было целиком и полностью порождением петровских реформ. Книга погружает читателя в мир повседневной жизни русского дворянства XVIII — начала XIX века. Мы видим людей далекой эпохи в детской и в бальном зале, за карточным столом, можем детально рассмотреть прическу, покрой платья, манеру держаться. Вместе с тем повседневная жизнь для автора категория историко-психологическая, знаковая система, то есть своего рода текст.

«История повседневности» является и в настоящее время в отечественной историографии одной из актуальных и активно разрабатываемых проблем.

После реформ Петра I коренные изменения произошли в стране, в жизни отдельного сословия - дворянства, которое кардинально отличается от дворянства XVII века. Поэтому целью данной работы будет показать, что собой представляло дворянство после реформ Петра, его образ жизни в XVIII веке.

Для реализации этой цели поставлены следующие задачи: мы рассмотрим повседневную, нравственную и культурную жизнь дворянства, его воспитание и образование, духовную сферу его жизни.

Хронологические рамки исследования охватывают период реформ Петра I (1700-1725 года).

Территориальные рамки исследования очерчены Москвой и Петербургом. Такое ограничение исследования объясняется объективными причинами: Петербург в первой четверти XVIII века был центром культурных перемен. В большинстве случаев, все светские мероприятия и официальные праздники проводились в северной столице. Вместе с тем, Москва оставалась центром Российской империи и не теряла своего политического и культурного значения.

Мы остановимся на ключевых моментах повседневной жизни дворян – это просвещение, досуг, быт, одежда.

Просвещение. Этикет

Восемнадцатый век в России был ознаменован реформа­ми Петра I. Россия стала подниматься по ле­стнице европейской культуры, по которой, во многом насильствен­но, тащила ее безудержная и яростная воля Петра. Царь стремил­ся приобщить русскую нацию к просвещению.

Продолжилось, начатое раннее, формирование нового типа личности дворянина и дворянки, которое стало результатом заимствования европейских образовательных систем. Во времена Петра I создание светской школы и дворянское образование было делом исключительно государственным.

В XVIII веке в «нормативном» воспитании и образовании ориентиром служили Петра образование стало необходимой и обязательной частью становления и иностранные языки и хорошие европейские манеры. После реформ формирования нового русского дворянина.

Внешний лоск офицеров и чиновников заботил царя, но он прекрасно сознавал, что умением вести себя в обществе, не чавкать за столом, …ни соорудить крепость или корабль, ни успешно выполнять роль колесика в часовом механизме, под которым подразумевалась вся иерархия вновь созданных учреж­дений. Для этого необходимы были знания и умение претворять эти знания на практике»[6]. Для этого были открыты начальные школы, училища, стали выпускаться учебники, некоторые дворяне направ­лялись учиться за границу. Дворянам вообще запрещено было жениться без образования.

В 1701 году создана Навигацкая школа, на базе которой в 1715 году возникла Морская академия, была основана Артиллерийская. В 1712 году в Москве начала работать Инженерная школа, медицинский персонал проходил обучение в Медицинском учи­лище, открытом в 1707 году. Для нужд дипломатической службы при Посольском приказе была открыта школа для обучения ино­странным языкам. В 1721 году была учреждена специальная школа, где учащиеся изучали арифметику, делопроизводство, уме­ние составлять деловые бумаги и письма и т. д. Наконец, в 1725 году открылась Академия наук.

В области просвещения прослеживаются два новшества. Одно из них, основное, состоит в том, что сеть школ во много крат расширилась. Важно, однако, что именно в годы преобразований было положено начало профессиональным учебным заведениям.

Другая особенность просвещения состояла в том, что оно при­обрело светский характер.

Но молодежь должна еще уметь правильно себя вести в обществе. Этому она должна научиться не только в учебных заведениях и в ассамблеях, но и штудируя специальные наставления. Одно из них под маловра­зумительным названием «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению» пользовалось особенно широкой по­пулярностью. При Петре оно печа­талось трижды, что свидетельствует об огромном спросе на него. Неизвестный составитель этого сочинения воспользовался несколькими иностранными произведениями, из них он перевел те части, которые считал полезными русскому читателю.

«Юности честное зерцало» излагало правила поведения моло­дых людей в семье, в гостях, в общественных местах и на службе. Оно внушало юношам скромность, трудолюбие, послушание. В семье надлежало «отца и матерь в великой чести содержать», «младые отро­ки должны всегда между собою говорить иностранные языки». Интересны рекомендации, как вести себя в общественных ме­стах и за столом. «Никто не имеет повеся голову и потупя глаза вниз по улице ходить, или на людей косо взглядывать, но прямо и не согнувшись ступать». Пра­вила поведения за столом: «Руки твои да не лежат долго на та­релке, ногами везде не мотай, когда тебе пить, не утирай губ ру­кою, но полотенцем»[7].

Последние страницы «Юности честного зерцала» посвящены девицам. Девице их надлежало иметь значительно больше: смирение, трудолюбие, милосердие, стыдливость, верность, чистоплотность. У де­вицы ценилось умение краснеть, что являлось признаком нравст­венной чистоты. «В разговорах уметь слушать, быть вежливым...»[8].

Сеть школ способствовала распростра­нению грамотности. Но образование могли получить далеко не все. Оно охватывало своей сетью в первую очередь детей дворян и духо­венства. Расширение сети школ и профессиональных учебных заведений вызвало поток учебной литературы. Появились учебники по разно­образным отраслям знаний.

Одежда в быту дворян

ХVIII век ознаменовался переворотом в одежде дворянства. Русское дворянство в своем европейском костюме проявляло старорусские традиции — пристрастие к драгоценностям, мехам, красным каблукам. Костюмы барокко создавали праздничную атмосферу повседневной жизни.

1700 год стал своего рода отправной точкой на пути европеизации одежды и быта русских. Известный историк XIX века Владимир Михневич очень точно передал колорит XVIII века: «Волшебник-режиссер одним мгновением до неузнаваемости меняет сцену, костю­мы и как бы переносит нас на ковре-самолете из Азии в Европу, из сумрачных кремлевских палат в сверкающие модой и рос­кошью версальские. На исторические подмостки врывается шум­ная, пестрая толпа раззолоченных, последнего париж­ского фасона, кургузых кафтанов и камзолов, пышно вздутых фижм, завитых, напудренных париков и щеголь­ских треуголок… Не сон ли это?»[9].

«Петр I почел за нужное изменить застарелые понятия о платьях и бороде: он начал с себя. Его пример долженствовал бы произвести перемену между знатными и всеми гражданами, однако почти все упорствовали»[10]. Итак, в декабре 1700 года в Москве под барабанный бой был объявлен царский указ об упразднении старомодного русского платья «О ношении всякого чина людям Немецкого платья и обуви»[11]. Петр I задался целью искоренить традиционную одежду. Платья нового, европейского об­разца были выставлены для обозрения у Кремлевской стены. Предписано было мужчинам носить венгерское и немецкое платье с 1 декабря 1700 года, а женам и дочерям с 1 января 1701 года, чтобы «они были с ними (мужьями и отцами) в том платье равные, а не разные»[12]. Как видно, женской половине городского населения был дан несколько боль­ший срок для обновления гардероба. Было очевидным, что новую моду принимают с большим трудом. В Москве даже были выбра­ныцеловальники, которые стояли у всех городских ворот и с про­тивников указа «брали поначалу деньгами, а также платье (старо­модное) резали и драли. За ношение длин­ного кафтана взыскивался штраф — 2 гривны. Если москвич не мог уплатить требуемую сумму, то его ставили на колени и обреза­ли кафтан вровень с землею»[13]. « В это же время повелено было в лавках русскаго платья не продавать и портным такого не шить, под опасением наказания»[14]. Изменение одежды шло в сочетании с изменением и всего внешнего вида. В январе 1705 года последовал Указ «О бритье бород и усов всякого чина людям»[15].

Даже в дворянской среде новые моды первое вре­мя вызывали недовольство и сопротивление.

Переход к новой одежде оказался делом непро­стым. В среде небогатого дворянства переход к новому костюму был тяжелым из-за имущественного поло­жения, сменить весь гардероб за короткое время не удавалось. Общий вид костюмов, преображенных модой нового време­ни, был таков: мужская одежда состояла из башмаков, рубашки, кам­зола, кафтана, коротких штанов (кюлотов), чулок. Для женщины необходимо было носить корсаж, пышные юбки, распашное платье. Для полноты впечатления представьте себе обильно пудренные при­чески у женщин и парики у мужчин. Постепенно одеваться богато, следуя новой моде, стало счи­таться признаком высокого достоинства.

Повседневная жизнь петров­ской эпохи разительно отличалась от предшествую­щей. Если раньше моднику достаточно было обла­читься в богатые одежды да украшения, то теперь но­вый покрой платья требовал обучения иным мане­рам и иному поведению. Модникам надлежало не столько явить взорам современников дорогое платье, сколь­ко показать личные достоинства, свое умение га­лантно, с достоинством поклониться, элегантно сто­ять, непринужденно под­держивать беседу.

В более сложном положении оказались дамы. Им предстояло для начала побороть стыдливость— платье оголяло шею и руки, и уже потом научиться грациозно двигаться, выучить языки.

Наука этикета постигалась с трудом, в 1716 году ганноверский ре­зидент Христиан Фридрих Вебер писал: «Я видел много женщин поразительной красоты, но они не совсем еще отвыкли от своих старых манер, потому что в отсутствие двора (в Москве) за этим нет стро­гого наблюдения. Знатные одеваются по-немецки, но поверх надевают свои старые одежды, а в осталь­ном держатся еще старых порядков, например, в приветствиях они по-прежнему низко кланяются го­ловой до самой земли»[16]. «В 1715 году, петр Великий посмеялся над старыми нарядами русскими и в декабре назначил уличный маскарад. В котором, начиная от самого именитейшаго лица и до простого смертнаго, все были одеты в курьезныя старинныя платья. Так, в числе дамских персон была Батурлина в нагольной шубе и летнике; князь- игуменья Ржевская – в шубе и телогрейке…Так смеялся преобразователь России над старыми нарядами»[17].

Переменить платье легче, чем отвыкнуть от ста­рых привычек. И если костюм русского модника уже ничем не уступал по своему изяществу европейским образцам, то манеры оставляли желать лучшего. Вебер говорил, что женщины в общении с посторонни­ми и иностранцами «до сих пор еще дики и свое­нравны, что одному известному немецкому кавалеру пришлось дознать собственным опытом. Когда ... он пожелал было поцеловать у одной девицы руку и на­гражден был за это полновесною оплеухою»[18].

С течением времени одежда нового фасона становится неотъемлемой принадлежностью большей части дворянства.

Досуг

Именно с дворянства начинается подлинная история досуга. Для дворянина практически все время, свободное от служебных дел, превращалось в досуг. Основные формы этого досуга были изначально в XVIII веке заимствованы. Петровская эпоха ознаменовалась новыми традициями зрелищ. Важнейшим новшеством были фейерверки. Маскарады проводились либо в форме костюмированных шествий, либо в виде демонстрации карнавальных костюмов в публичном месте, театральные представления прославляли царя.

День дворянина начинался очень рано. Если он служил, то на­правлялся на службу, а если нет, то на прогулку. «Местом прогулок в Петербурге был Невский проспект, а в Моск­ве — Тверской бульвар. Здесь играла музыка и бродили толпы гуляю­щих. В Москве были и другие места для прогулок. Дворяне часто направлялись в Ботанический сад, заложенный по указу Петра I как Аптекар­ский огород, полюбоваться редкими цветами, травами, кустарниками и деревьями»[19].

Во время прогулок дворяне демонстриро­вали свои модные наряды, общались и заводи­ли светские знакомства. Прогулки продолжались до обеда.

Обед был важным этапом в распорядке дня. Обедали либо дома, но обязательно с гостями, либо сами направлялись на званый обед. Обедали долго, в соответствии с традиция­ми дворянского этикета, которые строго соблю­дались. После обеда непремен­но полагался отдых, а затем дворянина ждали новые развлечения.

Проникновение европейской культуры в Россию коренным образом изменило положение женщины-дворянки. «Вельможи стали жить открытым домом; их супруги и дочери вышли из непроницаемых теремов своих; балы, ужины соединили один пол с другим в шумных залах»[20]. Сначала принудительно, а затем по собственному желанию она приобщалась к светской жизни и овладевала соответствующими умениями дворянского этикета: читала книги, занималась туалетом, учила иностранные языки, осваивала музыку, танцы, искусство беседы. В то же время у нее была семья с хорошими добрыми традициями приоритета ценностей и христианской верой. Главной повседневной заботой дворянки петровского времени оставались дети.

Повседневный быт сто­личных дворянок был предопределен общепринятыми норма­ми. Столичные дворя­нки, если позволяли средства, старались поменьше задумываться о состоянии финансов и всей «домашней экономики». Куда больше они волновались по по­воду обустройства своего дома, готовностью его к приему го­стей, а также состоянием своих нарядов, которые должны бы­ли соответствовать новейшим веяниям моды. Даже иностранцев поражала в рус­ских дворянках «та легкость, с которой (ими) тратились день­ги на одежду и обустройство жилища»[21].

Петербург требовал большего соблюдения этикетно-временных правил и распорядка дня; в Москве же, как отмечала В. Н. Головина «образ жизни (был) простой и нестеснительный, без малейшего этикета», собственно жизнь города начиналась «в 9 часов вече­ра», когда все «дома оказывались открыты», а «утро и день можно (было) проводить как угодно»[22].

Тем не менее и утро и день у большинства дворянок в горо­дах проходили «на людях». Утро горо­жанки начиналось с макияжа: «С утра мы румянились слегка, чтобы не слишком было красно лицо...» После утреннего туа­лета и довольно легкого завтрака (например, «из фрукт, про­стокваши») наступал черед раздумь­ям о наряде: даже в обычный день дворянка в городе не могла позволить себе небрежность в одежде, туфли «без каблуков, отсутствие прически, что иные «младые женщины», уложив волосы к ка­кому-либо долгожданному празднику, «принуждены были до дня выезду сидя спать, чтобы не испортить убор»[23]. И хотя, по словам англичанки леди Рондо, русские мужчины того времени смотрели «на женщин лишь как на забавные и хорошенькие игрушки, способные развлечь»[24], — сами женщины нередко тонко понимали возможности и пределы собственной власти над ними. Разговоры оставались для горожанок XVIII века главным средством обмена информа­цией и заполняли у многих большую часть дня.

В конце 1718 года Петр I принудительно ввел новые формы досуга – ассамблеи. Ассамблея, разъяснял царь в указе, слово французское, оно значит некоторое число людей, собравшихся вместе или для своего увеселения, или для рассуждения и разговоров дружеских. На ассамблеи приглашалось избранное общество. Начинались они в четыре-пять часов дня и продолжались до 10 вечера. Хозяева, к которым съезжались гости на ассамблеи, должны были предо­ставить им помещение, а также легкое угощение: сладости, табак и трубки, напитки для утоления жажды. Специальные столики выставлялись для игры в шашки и шахматы. Кстати, Петр любил шахматы и играл в них превосходно.

Ассамблея - место непринужденных встреч, где верхи общест­ва проходили школу светского воспитания. Но и непринужденность, и неподдельное веселье, и умение ве­сти светский разговор или вставить уместную реплику, и, наконец, танцевать были достигнуты далеко не сразу. На первых балах петровского времени царила удручающая скука, танцевали, словно отбывали неприятнейшую повинность. Современник срисовал такую ассамблею с натуры: «Дамы всегда сидят отдель­но от мужчин, так что с ними не только нельзя разговаривать, но не удается почти сказать и слова; когда не танцуют, все сидят, как немые, и только смотрят друг на друга»[25].

Постепенно дворяне обучались манерам и модным танцам, и петровские ассамблеи стали уже в радость. На ассамблеях были два рода танцев: це­ремониальные и английские. «Сначала на ассамблеях можно было услы­шать только духовые и ударные инструменты: трубы,фаготы и литавры, а в 1721 году герцог Голштинский привез с собой в Россию струн­ный оркестр»[26].

Чаще всего ассамблеи устраивались в зимние месяцы, реже — летом. Иногда хо­зяином ассамблеи являлся сам царь.Гости приглашались в Летний сад или загородную резиден­цию — Петергоф.

Правилам этикета Петр обучал придворных с таким же усер­дием, как офицеров военному артикулу. Он составил инструкцию, которой должны были руководствоваться в Петергофе. Она при­мечательна как свидетельство того, какие элементарные правила поведения внушал царь своим придворным: «Кому дана будет карта с нумером постели, то тут спать имеет не перенося постели, ниже другому дать, или от другой постели что взять». Или еще более выразительный пункт: «Не разувся, с сапогами или баш­маками, не ложиться на постели»[27].

Ассамблеи- самое характерное новшество, своего ро­да символ эпохи в том смысле, что оно не имело предшест­венников.

Кодекс бытового поведения

«В петровское время были заложены важные основы в преобразовании дворянской семьи: запрещение насильственной выдачи замуж, допущение свободы брачного выбора, нарушение замкнутости православной семьи путем разрешения браков с иноземцами, образованность жениха и невесты, повышение возраста молодых. За шесть недель до свадьбы должно было совершиться обручение, после которого жених и невеста могли свободно видеться, и если не понравятся друг другу, то имели право отказаться от брака»[28]. Несмотря на сохранение традиционных обрядов, свадьба превращалась постепенно в торжество европейского образца с модными нарядами, танцами и заграничными путешествиями. Новшеством данного времени стали разводы дворянских семей. В основе же самой семьи, сохраняющей во многом патриархальный характер, лежали долг и семейное согласие. Документом, служащим юридической защитой супругов, стал брачный контракт. Важным явлением стало приобретение женщиной-дворянкой исключительного права на приданое. Дворянская семья стала строиться на новых принципах. В семье возросла роль женщины, которая стала женой- другом. Власть мужа стала носить более утонченный и просвещенный характер.

В домах дворянства впервые появились личные библиотеки и коллекции. Под влиянием европейской культуры в ХVIII веке постепенно формировались эстетические вкусы и новый этикет общения московского дворянства. Этот процесс сопровождался развитием самосознания первого сословия, которое в своей основе имело нравственные православные ориентиры. Этические нормы христианства во многом влияли на моральные принципы дворянского общества. Наиболее отчетливо это проявилось в благотворительной деятельности дворянства- создание приютов, больниц и иных богоугодных заведений.

Дом. Кулинарные традиции

ХVIII век прошел в напряженной борьбе между русскими палатами и европейским домом — дворцом. Петровская эпоха ознаменовалась проникновением стиля, стали постепенно строить дома-дворцы. Городская и сельская усадьбы дворян имели ряд общих черт: расположение жилого дома в глубине двора, усадебный характер застройки, приверженность к дереву, замкнутости владений и регулярному парку. Европейские интерьеры домов знати оформлялись в красно-брусничных тонах и с зелеными изразцовыми печами по старой русской традиции. Визитной карточкой дворянского особняка стал портик с колоннами и облицовка деревянных деталей под камень. Пейзажные парки стали одной из предпосылок развития научного интереса дворянства к естественным отраслям знаний.

В культуре застолья аристократии присутствовали французские, английские и немецкие тенденции проведения обеда. В целом же «русская экзотика» являлась определяющей тенденцией в гастрономических вкусах дворянства. В развитии застольной культуры победил русский обычай сервировки стола не только в Москве, но его признали к середине XIX века и в Европе. Дворяне в большинстве своем обеды превращали в театральные спектакли, роли которых были расписаны дворянским этикетом. Итак, XVIII век стал для России веком европейской кухни. Появилось большое количество новых блюд, которые существуют и сегодня. У западной Европы русские люди заимствовали более утонченный вкус, сервировку стола и умение красиво есть приготовленные блюда.

Заключение

Повседневная культура дворянства ХVIII века, во время правления Петра I   характеризуется столкновением и смешением в повседневной жизни двух тенденций — традиционной и европейской. Это был переломный период, прежде всего, в области изменений внешних, материальных факторов повседневной жизни дворянства. Смена внешнего облика была своего рода символичным проявлением выбора того или иного пути развития страны, выражением приверженности к определённому типу культуры, но за внешними атрибутами обыкновенно стояло важное внутреннее содержание.

Таким образом, мы видим, что XVIII век - это время, когда дворянину с одной стороны присущи еще черты истинно русского, глубоко религиозного человека, а с другой - начался процесс европеизации, неизбежный, после бурной эпохи Петра I, но одновременно не совсем понятный русскому человеку.

Подводя итоги моей работы, можно сказать, что XVIII век – это время, когда происходит оформление совершенно нового дворянского сословия, в русском дворянстве мы видим тип русского человека, еще не до конца оформившийся, но уже абсолютно новый, который никогда уже не вернется в прошлое.

Список источников и литературы

1.Георгиева Т.С. История русской культуры .-М.:Юрайт.-1998.-576с.

2.Захарова О.Ю. Светские церемониалы в России 18-начала 20в..-М.: АО Центрополиграф.-2003г.-329с.

3.История России в вопросах и ответах./Под ред. В.А.Динеса, А.А.Воротникова.- Саратов.- Издат.центр СГСЭУ.-2000.-384с.

4.Карамзин М.К. История государства Российского. Т.11-12.- Санкт-Петербург: Типография Эдуарда Праца.- 1853.-425с.

5.Карамзин Н.М. История государства Российского:12 томов в 4 к.,к.4.т.10-12.-М.:РИПОЛ КЛАССИК.-1997.-736с.

6.Кирсанова Р.М. Русский костюм и быт 18- 19вв.//Культурология.-2007.-№4.-С.152

7. Ключевский В.О. Курс русской истории. ч.4. - М.: Товарищество типографии А.И. Мамонтова.-1910.- 481с.

8.Ключевский В.О. Соч. в 9 т.,т.4. Курс русской истории.- М.:Мысль.-1989.-398с.

9.Короткова М.В. Путешествие в историю русского быта.- М.: Дрофа.-2006.-252с.

10. Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства.- М.: Искусство.- 1999.-415с.

11. Павленко Н.И. Петр Первый и его время.-М.:Просвещение.-1989.-175с.

12. Политковская Е.В.Как одевались в Москве и ее окрестностях 16-18 веках.-М.:Наука.-2004.-176с.

13. Пушкарева Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (10- начало19в.).-М.:Ладомир.-1997.-381с.

14. Пыляев М.И. Старое житье.- Санкт-Петербург: Типография А.С. Суворина.- 1892.-318с.

15. Суслина Е.Н. Повседневная жизнь русских щеголей и модниц.-М.:Мол.гвардия.-2003.-381с.

16. Терещенко А.В. Быт русского народа. Ч.1. -М.: Русская книга.-1997.-288с.

[1] Лекция LXV111, Суждения Соловьева//Ключевский В.О. Курс русской истории.. ч.4. М., 1910. С. 270

[2] Ключевский В.О. Соч. в 9 т.,т.4. Курс русской истории. М., 1989. С. 203

[3] Карамзин Н.М. История государства Российского:12 томов в 4 к.,к.4.т.10-12. М., 1997. С.502

[4] История России в вопросах и ответах./Под ред..В.А.Динеса, А.А.Воротникова. Саратов, 2000. С. 45

[5] Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства. М., 1999. С. 6

[6] Павленко Н.И. Петр Первый и его время. М., 1989. С. 158

[7] Павленко Н.И. Петр Первый и его время. М., 1989. С. 158

[8] Суслина Е.Н. Повседневная жизнь русских щеголей и модниц. М., 2003. С. 152

[9] Политковская Е.В.Как одевались в Москве и ее окрестностях 16-18 веках. М., 2004. С. 144

[10] Терещенко А.В. Быт русского народа. Ч.1. М.,1997.С. 206

[11] Кирсанова Р.М. Русский костюм и быт XVIII-XIXвв.//Культурология. 2007. №4. С. 152

[12] Политковская Е.В.Как одевались в Москве и ее окрестностях 16-18 веках. М., 2004. С. 144

[13] Политковская Е.В.Как одевались в Москве и ее окрестностях 16-18 веках. М., 2004. С. 144

[14] Пыляев М.И. Старое житье.Санкт-Петербург, 1892. С. 62

[15] Захарова О.Ю. Светские церемониалы в России 18-начала 20в. М., 2003. С. 182

[16] Суслина Е.Н. Повседневная жизнь русских щеголей и модниц. М., 2003. С. 153

[17] Пыляев М.И. Старое житье.Санкт-Петербург, 1892. С. 63

[18] Суслина Е.Н. Повседневная жизнь русских щеголей и модниц. М., 2003. С. 152

[19] Короткова М.В. Путешествие в историю русского быта. М., 2006. С. 181

[20] Карамзин М.К. История государства Российского. Т.11-12.СПб., 1853. С. 419

[21] Пушкарева Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (10- начало19в.). М., 1997. С.226

[22] Там же С. 227

[23] Там же

[24] Пушкарева Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (10- начало19в.). М., 1997. С.227

[25] Павленко Н.И. Петр Первый и его время. М., 1989. С. 156

[26] Короткова М.В. Путешествие в историю русского быта. М., 2006. С. 188

[27] Павленко Н.И. Петр Первый и его время. М., 1989. С. 156

[28] Георгиева Т.С. История русской культуры. М., 1998. С. 155

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top