Соколиков А.С.

В 2011 году исполнится 70 лет со дня разгрома немецко-фашистских войск под Москвой. Осенью-зимой сурового 1941 года столицу нашей Родины отстаивала вся страна. Весомый вклад в победу войск Красной Армии на Московском направлении внесли и мои старшие земляки: уроженцы города Грязи, сел и деревень Грязинского района нынешней Липецкой области. Об этом и рассказывается в данном историко-краеведческом исследовании, написанном в контексте с основными этапами битвы за Москву: оборонительном сражении октября-ноября 1941 года и контрнаступлением советских войск, начавшемся у стен столицы 5 декабря 1941 года.

В белоснежных полях под Москвой

В конце сентября 1941 года группа армий «Центр» завершила подготовку операции по захвату Москвы, получившей кодовое название «Тайфун». Замысел операции заключался в нанесении трех мощных ударов из районов Духовщины, Рославля и Шостки с целью расчленить оборону советских войск, окружить и уничтожить их в районах Вязьмы и Брянска, а затем сильными подвижными группами охватить Москву с севера и юга и одновременно с фронтальным наступлением пехотных соединений овладеть советской столицей [24].

Наступление врага началось 30 сентября ударом 2-й танковой группы Гудериана по левому крылу Брянского фронта на Орел и в обход Брянска с юго-востока. Второго октября по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов перешли в наступление основные силы группы армий «Центр». Развернулись ожесточенные сражения, положившие началу битвы под Москвой [23].

В первой половине октября 1941 года на Московском направлении сложилась тяжелейшая кризисная обстановка. Западнее Вязьмы противнику удалось окружить части четырех наших армий - 19, 20, 24 и 32-й [24]. Во вражеском кольце оказалась и первая в Красной Армии батарея реактивной артиллерии, которой командовал уроженец села Двуречки Грязинского района нынешней Липецкой области И.А.Флеров. В ночь с 6 на 7 октября, близ смоленской деревушки Богатырь, батарея попала во вражескую засаду и капитан Флеров, погибший в этом бою, приказал взорвать секретные установки. Противнику достались лишь куски обугленного, искореженного металла [7].

Попавшие в окружение советские армии продолжали оказывать ожесточеннее сопротивление, приковав к себе силы 28 немецких дивизий. Тем самым было выиграно драгоценное время для укрепления обороны столицы. В составе окруженной 20-й армии Западного фронта сражался уроженец села Средняя Лукавка Грязинского района Иван Григорьевич Шальнев. «Какое пекло было осенью 41-го под Вязьмой, - рассказывал земляк, - сколько жизней мы там положили…» [2].

Грязинец Василий Степанович Шалагин Великую Отечественную войну встретил на западной границе, где проходил «срочную». Участвовал в приграничных боях, в Смоленском сражении, а осенью 1941 года дрался под Мценском и Калугой, на подступах к столице. В бою с мотопехотой противника получил тяжелое ранение. Встав на ноги, продолжил ратный путь, закончившийся для него в далеком Порт-Артуре [2].

Для прикрытия столицы с северо-запада 17 октября 1941 года на базе войск правого крыла Западного фронта ( 22-й, 29-й, 30-й и 31-й армий) был создан Калининский фронт, которым командовал генерал-полковник И.С.Конев. Попытка врага нанести удар из района Калинина в тыл фронта была сорвана, а его наступление на тульском направлении остановлено героическими действиями войск 50-й армии и трудящимися Тулы, поддержанных резервами Ставки [22]. В боях под Тулой довелось отражать натиск немецких полчищ уроженцу села Тетелюй Грязинского района, курсанту военного училища Федору Яковлевичу Фирсову. После битвы за столицу последовали Ржев, Курск, наступательные операции в составе 1-го Украинского фронта. За мужество и доблесть грязинец отмечен двумя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» [2].

В составе 50-й армии Брянского фронта осенью 41-го года воевал и мой прадедушка со стороны папы - Никита Николаевич Чиликин. Помимо «срочной» службы, за плечами у прадедушки были «финская война» и «польский освободительный поход». На Великую Отечественную его, как первоклассного связиста, призвали в первые же ее дни. Солдатская удача, молитвы родителей, любовь жены и дочери хранили его на страшной войне 19 месяцев и двадцать дней. Потом и это не помогло: в феврале 1943-го года прадедушка пал смертью храбрых на том же Брянском фронте. Ему было всего 33 года, возраст Иисуса Христа…

«Перед отправкой на призывной пункт, - вспоминала моя прабабушка Акулина Тихоновна, - мы с Никитой всю ночь просидели на крылечке дома… Вспоминали свою жизнь, самые лучшие ее мгновения…» [7]. На Московском направлении погибли два брата моего прадедушки: Иван и Владимир. Владимир с отличием закончил десять классов, мечтал стать астрономом. Но обстановка была тревожная и его направили в военное училище. С фронта он прислал всего одну весточку. «Невестка, - писал прабабушке юный   лейтенант, - сохрани, пожалуйста, мои книги… После войны обязательно продолжу учиться…» Владимир прекрасно рисовал. В моем личном архиве хранятся несколько пейзажей, написанных им до войны… [7].  

С 20 октября 1941 года постановлением Государственного Комитета Обороны в Москве было введено осадное положение. Во всех войсках, защищавших столицу, установился строжайший порядок. Каждое серьезное нарушение дисциплины пресекалось решительными мерами. Жители Москвы дали достойный отпор пособникам врага - паникерам [26].

Уроженцу города Грязи Алексею Платоновичу Суконкину, зачисленному после госпиталя в «батальон выздоравливающих», неоднократно приходилось патрулировать улицы прифронтовой столицы. «Москва в те дни была очень суровой, ощетинилась противотанковыми «ежами» и надолбами, - вспоминал спустя многие годы ветеран. - Не светились по ночам окна домов, плотно закрытые шторами. Высотные здания были расписаны в маскировочные цвета, витрины магазинов забиты фанерой и заложены мешками с песком. В сумерках на улицах почти не было видно людей. В ночном городе слышались лишь шаги военных патрулей…» [19].

В октябре 1941 года на подступах к Малоярославцу героически действовали курсанты Подольского артиллерийского училища, в числе которых находился грязинец Сергей Струков. Обеспечивая связь батареи с наблюдательным пунктом, новоиспеченный лейтенант неоднократно подвергался нападениям вражеских автоматчиков, получил ранение в руку. После войны Сергей Владимирович окончил военное училище, долгое время служил на Дальнем Востоке. Вернувшись в Грязи, трудился мастером машиностроительного завода [2].  

В начале ноября 1941 года наступление немецких войск было остановлено на всех участках западного направления. Германское командование подтянуло все наличные резервы и произвело перегруппировку. Для возобновления наступления на Москву оно развернуло 51 дивизию, в том числе 13 танковых и 7 моторизованных [22].

Шестого ноября 1941 года на станции метро «Маяковская» состоялось торжественное заседание Моссовета, посвященное 24-й годовщине Октябрьской революции, на котором с докладом выступил председатель ГКО И.В.Сталин, а седьмого ноября 1941 года, в Москве, на Красной площади, прошел традиционный военный парад. Это событие сыграло огромную роль в укреплении морального духа армии, советского народа и имело большое международное значение [23].

Участником исторического парада был наш земляк В.Д.Труфанов, шагнувший с Кремлевской брусчатки прямо в бой. «В тот день, - вспоминал ветеран, - даже погода была на нашей стороне: с самого утра разыгралась пурга и вражеская авиация бездействовала. Командовал парадом генерал Артемьев, а принимал его маршал Буденный… Торжественный марш открыли курсанты минометного училища и училища имени Верховного Совета…» Василий Дмитриевич Труфанов прошел всю Великую Отечественную войну, после ее окончания трудился в народном образовании Грязей. Бывший фронтовик преподавал военное дело, являлся одним из самых уважаемых педагогов города [7].

Пятнадцатого ноября, после двухнедельного затишья, начался второй этап операции «Тайфун». Враг, не считаясь с потерями, лез напролом. В ноябре морозы сковали землю. Танковые и моторизованные части противника теперь рвались к Москве не только по шоссейным дорогам [25]. Тяжелые бои разгорелись в районах Наро-Фоминска и Клина, под Дмитровом и Волоколамском. Особенно отличились в те дни воины 316-й стрелковой дивизии генерал-майора И.В.Панфилова, переброшенной под Москву с Волховского фронта. В 615-м стрелковом полку этой дивизии храбро сражался Михаил Степанович Шибин, работавший в послевоенное время машинистом Грязинского локомотивного депо [11]. С середины ноября 1941 года в боевых действиях под Москвой стали участвовать уроженцы Грязинского края артиллерист Георгий Демьянович Бородин и сапер Яков Александрович Кондратов, ставшие позже Героями Советского Союза [29].

В составе 16-й армии Западного фронта, действовавшей на Истринском направлении, вела боевые действия 1-я гвардейская танковая бригада М.Е.Катукова. В этой бригаде с октября 1941 года сражался уроженец села Средняя Лукавка Грязинского района, гвардии лейтенант Константин Сергеевич Шальнев. Впоследствии, в составе 1-й танковой армии генерала Катукова ( кстати, сформированной в 1942 году в городе Липецке) наш земляк командовал танковым взводом на Огненной дуге, а осенью 1944 года сгорел в «тридцатичетверке» в ходе Прибалтийской стратегической наступательной операции [7].      

В беспрерывных и тяжких сражениях воины Красной Армии сдержали бешеный натиск гитлеровских дивизий, измотали и перемололи наиболее боеспособные соединения группы армий «Центр». Тридцатого ноября был утвержден план контрнаступления советских войск, разработанный Г.К.Жуковым, И.С.Коневым, К.С.Рокоссовским, а 5 - 6 декабря на немецкие войска ринулись пехота, конница и танки Западного, Калининского и правого крыла Юго-Западного фронтов Красной Армии. Начался заключительный этап гигантской битвы за Москву [24].

В контрнаступление советских войск, начавшееся 5 декабря 1941 года, вовлекались все новые и новые силы. Седьмого-восьмого декабря к активным боевым действиям перешли 3-я, 16-я и 50-я армии, оперативная группа П.А.Белова [23]. В составе конников генерала Белова воевал уроженец села Средняя Лукавка Грязинского района нынешней Липецкой области Т. В. Шальнев. Тимофея Вуколовича Шальнева призвали в действующую армию в начале июля 1941 года. Он дрался с врагом под Смоленском, Вязьмой, в дни битвы за Москву вместе с товарищами по эскадрону неоднократно переводил через линию фронта наших парней и девушек, направлявшихся в тыл врага для разведывательной и диверсионной деятельности. « Многих на немецкую сторону довелось переправлять, - вспоминал односельчанин, - а вот оттуда никто не возвращался…» [2].

В звании младшего политрука в корпусе генерала Белова сражался и грязинец Иван Васильевич Олемской. В боях по освобождению населенных пунктов Калужской области он получил сильную контузию, но строя не покинул. После войны И.В.Олемской трудился военруком в одной из школ города Грязи, принимал активное участие в патриотическом воспитании молодежи, часто публиковал в районной газете свои военные воспоминания.

Составной частью зимнего контрнаступления советских войск под Москвой являлась Елецкая наступательная операция, по праву вошедшая в историю Великой Отечественной войны. Здесь, у стен древнего города и начался фронтовой путь Виктора Жидкова [11]. Войну старший сержант Жидков закончил в Берлине, расписавшись на стене поверженного рейхстага. После демобилизации бывший радист - пехотинец стал ученым-агрономом, возглавлял плодоводческие совхозы в родном крае и Воронежской области. К ратным наградам Виктора Васильевича добавились трудовые: ордена Ленина и Трудового Красного Знамени. ( Кстати, мелок, которым грязинец расписался на рейхстаге, он хранит и поныне).

Помимо названных земляков, в обороне Москвы и последующем контрнаступлении советских войск принимали участие грязинцы Арнаутов Дмитрий Алексеевич, Бирюков Дмитрий Николаевич, Будюкин Василий Тимофеевич, Бурцев Александр Иванович, Кобзев Василий Яковлевич, Колупанов Михаил Трофимович, Марчуков Николай Александрович, Смирнов Александр Иванович, Торшин Иван Иванович, Фролов Александр Ильич, Шкатов Василий Андреевич [2].

Мы с огромной благодарностью вспоминаем сегодня защитников Москвы, первыми разрушившими миф о непобедимости войск «тысячелетнего» рейха. Однако, нельзя забывать и том, что победа у стен Кремля досталась дорогой ценой. По словам бывшего комбата 58-го стрелкового полка 1-го Украинского фронта Дятчина Василия Андреевича, начавшего свой боевой путь командиром огневого взвода в «белоснежных полях под Москвой», осенью-зимой 1941 года остро не хватало военной техники, боеприпасов, поэтому пехоте часто приходилось подниматься в атаку без надежной артиллерийской поддержки, уповая, в основном, на русскую доблесть и граненый штык… Все это часто приводило к неоправданно огромным потерям. « Тогда мы еще только начинали учиться воевать…», - закончил свои воспоминания ветеран [12].

На защите неба столицы

Немалый вклад в разгром немецко-фашистских войск под Москвой внесли летчики советских ВВС, среди которых были грязинцы С.С.Поляков, Н.П.Гугнин, И.Н.Кириллов, А.А.Калачев и многие другие.

Летчик бомбардировочного полка авиации дальнего действия Семен Сидорович Поляков боевое крещение получил на второй день войны. «Противник прикрывал свои войска истребителями и зенитными батареями, - вспоминал ветеран свой первый боевой вылет, - но наш полк поставленную задачу выполнил…» [18]. С сентября 1941 года авиаполк Полякова перебросили на защиту Москвы. Началась напряженная фронтовая работа: по нескольку раз в день самолеты части вылетали на бомбардировку переправ, складов, моторизованных вражеских колонн, ползущих к столице. Экипажу Ил-4, где Поляков летал стрелком-радистом, в те дни неоднократно приходилось вступать в схватки с истребителями «Люфтваффе». Во время одного такого воздушного боя с двумя вражескими стервятниками, Семен Сидорович меткой пулеметной очередью сбил «мессера», за что получил свою первую ратную награду - орден Красной Звезды [18].

Военная биография уроженца села Фащевка Грязинского района Липецкой области Николая Павловича Гугнина началась на Западном фронте осенью 1941 года. Участвуя в битве за Москву, младший лейтенант Гугнин постоянно вылетал на штурмовку живой силы и техники врага, сопровождал наши штурмовики и бомбардировщики, неоднократно совершал разведывательные полеты в глубокий тыл противника. В октябре враг совершил на Москву 31 налет, в них участвовало 2018 самолетов, из которых 273 было сбито [22]. Два немецких стервятника в октябре 1941 года нашли свой конец от метких очередей   Николая Гугнина [2].  

Всего за годы Великой Отечественной войны грязинец совершил 260 боевых вылетов, участвовал в 50 воздушных боях, лично сбил 15 вражеских самолетов. В мае 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР   майору Н.П.Гугнину было присвоено звание Героя Советского Союза [30].

До начала Великой Отечественной войны уроженец Грязей Иван Николаевич Кириллов с отличием закончил Липецкий аэроклуб, потом обучался в Свердловской летной школе. С осени сурового 41-го младший лейтенант Кириллов в составе 693-го авиаполка участвовал в боях за Москву. Прикрывал небо столицы от налетов вражеских бомбардировщиков, помогал нашей пехоте отражать бешеный натиск немецкой мотопехоты. К концу года оставшихся в живых летчиков полка распределили в 168-й истребительный полк. «Однажды, - рассказывал Иван Николаевич, - после выполнения очередного задания, с пустым боекомплектом возвращался на свой аэродром. На подлете к «дому» был атакован тремя немецкими истребителями. В течение нескольких минут уходил из-под их атак, выполняя немыслимые виражи и «пируэты», но все-таки меня зажгли… «Болтаюсь» на парашюте и жду конца. Однако один из «мессеров» пролетел совсем рядом и не стал стрелять… Отчетливо видел, как немец осклабился и показал большой палец… Фрицы тогда были еще не сильно битые, так что иногда играли в «благородство»…» [16].

В этом году исполнилось 90 лет со дня рождения Героя Советского Союза А.А.Калачева, поэтому о биографии и боевом пути прославленного летчика-штурмовика хочется рассказать поподробнее. Анатолий Александрович Калачев родился 19 марта 1920 года в Грязях. Его отец родом из рязанской деревушки Дмитриево. Подростком Александр приехал в поселок Грязи, где на первых порах был «мальчиком на побегушках» в ресторане купца Белкина при вокзале Грязи - Воронежские. Со временем стал официантом и проработал здесь до самой пенсии [21].

Мать Анатолия Александровича Калачева - Любовь Александровна- происходила из старинной дворянской семьи Пыльцовых. Ее брат, Михаил Александрович Пыльцов являлся другом известного русского путешественника Николая Михайловича Пржевальского, принимал участие во многих его экспедициях. Помимо Анатолия, в семье Калачевых было еще трое детей: Владимир, Ольга и Лидия [15].

Рос Анатолий любознательным и физически крепким мальчишкой, много читал, любил играть в футбол. В 1937 году выпускника грязинской школы № 51 по комсомольской путевке направили в военно-авиационное училище, находившееся в городе Энгельсе Саратовской области [13].

Боевое крещение на Великой Отечественной войне младший лейтенант Калачев принял под Кромами, во время битвы за Москву: вместе с товарищами по 190-му штурмовому полку он утюжил стальные клинья немецких танковых частей [29]. Сражался молодой летчик дерзко и умело. Об этом свидетельствует следующий факт. В конце октября 1941 года во время вылета в район Мценск - Чернь звено наших штурмовиков было атаковано четырьмя немецкими истребителями. В результате самолет ведущего получил сильное повреждение и не мог маневрировать. Заметив это, вражеские стервятники набросились на него с удвоенной энергией. Тогда Анатолий Калачев и второй летчик надежно прикрыли командира и умело отразили все атаки «мессеров». Один из них был сбит советскими летчиками, а остальные вышли из боя [30].

В начале ноября 1941 года бронетехника 2-й танковой группы Гудериана стала скапливаться для решительного броска на Москву в обход Тулы и летчики 190-го штурмового полка постоянно совершали налеты на места ее сосредоточения. После одного из очередных боевых вылетов капитан Евгений Монахов написал в донесении следующее: « При вылете 6 ноября 1941 года в район Тулы на штурмовку немецких танков вблизи поселка Косая Гора было уничтожено 5 танков противника. Штурмовик младшего лейтенанта Анатолия Калачева был сбит огнем зенитной артиллерии. Самолет упал в лес в 10 километрах южнее поселка. Виден был взрыв, летчика рядом не обнаружили…» [27].

А вот что рассказывал сам Анатолий Александрович: «Немцы прятали танки за жилые постройки, накрыв броню плетнями. Но мы разгадали эту хитрость и, несмотря на плотный заградительный огонь зениток, пошли в атаку. Несколько вражеских машин были подожжены сразу. Вдруг мой самолет завис в небе: немецкий крупнокалиберный снаряд попал в двигатель. Штурмовик, перевернувшись в воздухе, пошел вниз. На мгновение я потерял сознание, а когда очнулся, то для прыжка с парашютом уже не было ни времени, ни сил. Неимоверными усилиями мне удалось чуть выровнять тяжелый «Ил-2», подправить глиссаду, чтобы смягчить удар о землю» [14].

После падения штурмовика Анатолий успел взять бортовой паек и отбежать от самолета. Обернувшись, он увидел, как полыхает его верный «Ил», полученный в августе 41-го года на Воронежском авиазаводе. Жизнь при падении Калачеву спасла бронированная капсула, защищавшая кабину пилота. Спасшийся летчик получил контузию, почти что ничего не слышал. Но с ним были полетная карта и компас. Почти полмесяца пробирался Анатолий Александрович к своим. Вконец обессилевшего и изрядно обмороженного грязинца подобрали в стогу сена наши конники, совершавшие рейд по тылам врага. Случилось это в 150 километрах от места падения самолета. Отогрев и поставив «летуна» на ноги, гостеприимные казаки переправили его в родной полк[14].

Потом была радостная встреча с однополчанами. «Вот что, Толя, - сказал младшему лейтенанту Калачеву командир части майор Григорьев, - езжай-ка ты домой на побывку. Вчера на тебя ушла «похоронка». На попутном товарняке летчик добрался до Грязей и там успел перехватить «черную весточку», разумеется, ничего не сказав о ней родным. ( «Похоронку» он положил в карман гимнастерки и, как талисман, хранил всю войну). После короткого отдыха Анатолий Александрович снова возвратился в родной полк. За мужество и доблесть, проявленные в боях на московском направлении, был награжден орденом Красного Знамени и медалью «За оборону Москвы», которой очень гордился [28].

По окончании Московской битвы летчик - штурмовик А.А.Калачев сражался под Воронежем, в Курской битве, форсировал Днепр, принимал активное участие в освобождении Правобережной Украины, Румынии, Югославии, Венгрии, Австрии. В победном 45-м грязинец был удостоен высшего воинского отличия [30].

После войны Анатолий Калачев закончил Военно-политическую академию имени Ленина, затем отдавал свой богатый военный опыт молодым летчикам. Демобилизовавшись в 1956 году из рядов Советской Армии по состоянию здоровья, полковник запаса А.А.Калачев поселился в городе Воронеже, который отстаивал в 1942 году. Он трудился ученым секретарем Воронежского технологического института, начальником отдела кадров филиала Московского института физкультуры, принимал активное участие в общественной жизни. Скончался Почетный гражданин городов Воронежа и Грязей в 1999 году. Похоронен в Воронеже [15].

В Грязинском районном краеведческом музее бережно хранятся Грамота Президиума Верховного Совета СССР с текстом Указа о присвоении А.А.Калачеву звания Героя, кожаный офицерский реглан (плащ), подаренный земляку Иосифом Броз Тито за участие в операции по разгрому съезда «усташей», фотографии военных лет [13].     

Пальцы не сгибались от усталости…

В обороне Москвы, в последующем контрнаступлении, начавшемся у ее стен, активное участие принимали многие военные медики - грязинцы, благодаря которым были спасены жизни не одной тысячи бойцов и командиров действующей армии.

В течение многих лет мне посчастливилось лично знать жительницу города Грязи Анастасию Петровну Фещенко. Этой улыбчивой, голубоглазой женщине, с милыми «ямочками» на щеках, довелось в годы Великой Отечественной войны испытать и видеть немалое. В начале июня 1941 года Анастасия Прошина (девичья фамилия землячки) была направлена руководством ЮВЖД работать медсестрой в одну из воинских частей, находившуюся в городе Белостоке. Все немудреные пожитки недавней выпускницы медицинского училища умещались в небольшом чемоданчике.

Ранним утром 22 июня 1941-го года Анастасию разбудил адский грохот. Бомбы с заполонивших все небо самолетов сыпались гроздьями, всюду сея смерть и разрушения. Самое страшное, по воспоминаниям Анастасии Петровны, заключалось в том, что средства, необходимые для оказания помощи многочисленным раненым, у нее закончились в полчаса [7].

С октября 1941 года Анастасия Прошина служила медсестрой в одном из медсанбатов 16-й армии Западного фронта. Ей довелось пройти всю Московскую битву. По воспоминаниям ветерана, в палатки медсанбата непрерывно доставляли раненых, контуженных и обмороженных бойцов и командиров. Почти что целые сутки приходилось быть «на ногах»: дежурить в приемо-сортировочном отделении, выполнять обязанности ассистента в операционной палатке, присматривать за прооперированными пациентами. Настоящим «блаженством» в то время был небольшой отдых у раскаленной железной печурки [7].

Летом 1942 года Анастасия Прошина оказалась в Сталинграде, потом последовала Огненная дуга. После Курского сражения в составе 1-го Украинского фронта уроженка Грязей освобождала Правобережную Украину, Польшу, находилась на знаменитом Сандомирском плацдарме. Великую Отечественную войну Анастасия Петровна закончила в спасенной Праге в звании старшего лейтенанта медицинской службы. Ее боевой путь отмечен орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, многими медалями. Демобилизовавшись в августе 1945 года из рядов Советской Армии, Анастасия Петровна с ноября того же года и до самой пенсии трудилась старшим фельдшером в Грязинской железнодорожной больнице [7].

В начале битвы за столицу Иван Алексеевич Алексеенко служил в роте медицинского усиления, затем стал ее командиром. Во время тяжелейших боев фронтовой хирург буквально не отходил от операционного стола, спасая жизни раненых бойцов и командиров Красной Армии. «В редкие минуты отдыха, - вспоминал Иван Семенович, - пальцы не сгибались от усталости, папиросу не мог прикурить… Но как только прибывала очередная партия раненых, все сразу же входило в норму…» Великую Отечественную войну И.С.Алексеенко закончил майором, военврачом второго ранга, кавалером нескольких боевых орденов. После демобилизации из рядов Советской Армии Иван Семенович трудился в Грязинской ЦРБ, именно его руками была создана хирургическая служба больницы [2].                                                

В боевых действиях на Московском направлении осенью-зимой 1941 года довелось участвовать и уроженцу Грязей Николаю Дмитриевичу Иванову, закончившему перед самой войной Воронежский медицинский институт. В действующую армию Иванов был призван в сентябре 1941-го года. Об этом нам известно из «Вещевого аттестата старшего лейтенанта медицинской службы Н.Д.Иванова», выданного 5 августа 1944-го года. Аттестат включает 19 наименований вещей, которые были необходимы военному человеку в 1941 - 1945 гг. Одни вещи (нательные рубахи, полотенца, портянки ) выдавались на «сезон», другие (шинель, поясной ремень, оружие) - на «всю войну». Согласно аттестату, шинель и личное оружие (пистолет) были выданы Николаю Дмитриевичу 21 сентября 1941-го года. Видимо, с этого дня и началась для земляка фронтовая жизнь [1].

В действующей армии старший лейтенант медицинской службы Николай Дмитриевич Иванов стал начальником военно-санитарного поезда № 178. В коротких весточках в Грязи нет подробных сведений о его боевой биографии. Николай Дмитриевич обычно сообщал, что «жив и здоров, потихоньку воюет», и более всего интересовался жизнью и здоровьем родных и близких, особенно матери [8].

О том, в каких условиях приходилось служить Николаю Дмитриевичу Иванову в годы военного лихолетья, можно узнать из воспоминаний жительницы Грязей Клавдии Сергеевны Шкатовой, воевавшей медсестрой на одном из военно-санитарных поездов Воронежского, а затем 1-го Украинского фронта и статьи ветерана педагогического труда Алексея Сергеевича Круглова. « Военно-санитарный поезд, - вспоминала Клавдия Сергеевна, - состоял из вагонов зеленого цвета с нарисованными большими красными крестами. Помимо вагонов для раненых, в состав ВСП входили вагон-баня, вагон-кухня и вагон-пекарня. В пути санитарный поезд обычно сопровождала зенитная железнодорожная бронелетучка» [20].

А вот что пишет Алексей Сергеевич Круглов о пребывании одного из ВСП в городе Грязи: « У платформы стояло множество грузовых машин и конных повозок, а также весь состав госпитальной обслуги ( речь идет об эвакуационном госпитале № 3364, размещавшемся в здании школы № 54 г.Грязи). Раненых из вагонов выносили сотрудники эшелона. Мы им передавали пустые носилки, хватали груженые и относили к платформе. Сандружинницы подхватывали их с платформы и бегом несли на транспортные средства… Пахло кровью, гноем, лекарствами, бинтами, потом, шинельным сукном. На раненых было страшно смотреть - это живые человеческие обрубки, забинтованные так, что не разберешь, где голова, где ноги. Обгоревшие, обмороженные, стонущие, кричащие, плачущие, воющие.Смерть здесь чувствовала себя полной хозяйкой…» [29].

Разбирая материалы личного архива Николая Дмитриевича Иванова, довелось узнать, в каких местах ему пришлось бывать во время боев на Московском направлении. Так, например, в отчете об использовании медикаментов, написанном химическим карандашом в ноябре 1941-го года, упоминается город Дмитров Московской области. Следовательно, находился в то время Николай Дмитриевич Иванов со своим ВСП № 178 на Западном фронте, возглавляемом в дни битвы за столицу генералом армии Жуковым [9]. Помимо Дмитрова, в документах упоминаются также Москва, Волоколамск, Вязьма, Ржев.

После окончания Липецкого медицинского училища, сразу же был призван в Красную Армию грязинец М.И.Денисов. Служить он попал на Дальний Восток - в город Уссурийск. Осенью 1941 года, часть, где наш земляк был командиром медсанвзвода, перебросили с Дальнего Востока под Москву. При обороне города Юхново Михаил Иванович получил тяжелое ранение ( осколком снаряда ему снесло полчелюсти) и пролежал в госпитале около года. Затем его комиссовали, как инвалида второй группы. Фронтовик выбросил все документы, подтверждающие его непригодность к военной службе, и снова добился отправки в действующую часть. За мужество и доблесть М.И.Денисов был награжден двумя орденами Отечественной войны, многими медалями, благодарностями за подписью Маршала Советского Союза И.С.Конева [2].

Подвиг тружеников тыла

С первых дней Великой Отечественной войны Юго-Восточная железная дорога, куда входил Грязинский железнодорожный узел, была объявлена на военном положении. ( За 1941 - 1945 гг. объем воинских перевозок по ЮВЖД составил 443,2 тысячи поездов или около 20 миллионов вагонов).

Грязинское отделение Юго-Восточной дороги сразу же было включено в список особо важных стратегических узлов страны. На плечи железнодорожников легла огромная ответственность. Одни ушли сражаться с врагом на фронт, других зачислили в состав особых паровозных бригад, ремонтно-восстановительных поездов [33].

Осенью 1941 года через станцию Грязи в сторону Ельца и Москвы непрерывным потоком, «затылок в затылок», двигались составы с живой силой, техникой и боеприпасами. В обратную сторону шли поезда с эвакуированным населением прифронтовых районов, с оборудованием промышленных предприятий, перебиравшихся на восток. Объем перевозок на узле по сравнению с 1940 годом осенью 1941 года вырос в три раза [10].

В то нелегкое время особенно самоотверженно трудились машинисты Грязинского железнодорожного узла П.Быков, П.Горяев, Н.Давыдов, А.Егоров, П.Ильичев. Настоящий подвиг, равный подвигу на передовой, в ноябре 1941 года совершил грязинский машинист Иван Васильевич Зверев. Во время чистки топки паровоза провались колосники. Чтобы поставить их на место, надо было охлаждать паровоз, что задержало бы на несколько часов отправку на фронт срочного груза. Тогда Зверев, ежесекундно рискуя жизнью, забрался в топку паровоза и устранил неисправность. Его мужество позволило вовремя отправить эшелон к месту назначения [13].

С начала Великой Отечественной войны на различные службы и предприятия Грязинского железнодорожного узла пришли многие женщины и девушки. В восемнадцать лет, с осени 1941 года стала работать кочегаром паровоза Зинаида Конопелкина. В копоти и грязи девушке приходилось перебрасывать лопатой по 12-15 тонн угля за рейс. Отоварив наркомовский талон, который полагался во время войны железнодорожнику - 300 граммов хлеба, кусок колбасы и немного сахара, она несла продукты домой, ведь там с едой было очень скудно. Мать ругалась на Зинаиду: с такой тяжелой работой силы нужны - ешь, мол, сама. Но не могла она есть в одиночку, кусок в горло не лез [32].

Труд кочегара был не только тяжелым, но и опасным. Были случаи, когда в пути лопались водомерные стекла и пар, вырвавшись из котла паровоза, обжигал и выводил из строя членов бригады. Случались и пожары. По пути к линии фронта на составы часто налетали немецкие самолеты. При бомбежках вся паровозная бригада оставалась на своих местах. Машинист стоял у реверса и выжимал все из паровоза [11].      

С первых дней Великой Отечественной войны железнодорожные предприятия города Грязи перестроились на выпуск продукции, остро необходимой фронту. По инициативе Грязинского райкома партии, в дни битвы за Москву, железнодорожники города построили бронепоезд, который передали в распоряжение Юго-Западного фронта [6]. Помимо этого, труженики депо станции Грязи - Орловские оборудовали для воинов действующей армии банно-дезинфекционный поезд, наладили выпуск аппаратов для подогрева масла в самолетах, изготовили большое число «хомутов» для авиабомб [2].

Вагонники Грязинского железнодорожного узла ( начальник вагонного участка Н.Ерохин) только в период с 26 июня по 17 декабря 1941 года изготовили 7500 гранат, 1000 мин, 100 мин в подрывных ящиках, более 2000 экземпляров холодного оружия для бойцов партизанских отрядов [5]. После разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, грязинские машинисты были направлены на восстановление движения на станциях Ржев и Нелидово. В числе первых туда уехали труженики узла Н.Мещеряков, А.Сикунов, А.Жилин, С. Марчуков [11].

На выпуск военной продукции осенью 1941 года перестроился и коллектив Грязинской мебельной фабрики, выпускавший лыжи для бойцов лыжных батальонов Красной Армии. В шестнадцать мальчишеских лет пришел сюда работать в начале ноября первого года войны уроженец села Петровка Грязинского района Сергей Рогачев. Приняли Сергея на фабрику учеником, а через неделю он уже встал к деревообрабатывающему станку, у которого иногда трудился по 12 часов в сутки [2].

Огромный вклад в укрепление обороноспособности Москвы и Московской области внесло гражданское население. Только на внутреннем поясе обороны в октябре и ноябре 1941 года трудилось до 250 тысяч человек, три четверти которых составляли женщины и подростки. По данным маршала Г.К.Жукова, приведенным им в «Воспоминаниях и размышлениях», они соорудили 72 тысячи погонных метров противотанковых рвов, около 80 тысяч метров эскарпов и контрэскарпов, 52,5 тысячи метров надолб, вырыли почти 128 тысяч метров окопов и ходов сообщений [26].

В оборонительных работах под Москвой принимали участие и многие грязинцы. Вместе с однокурсниками по медицинскому институту рыла противотанковые рвы под Кунцевом наша землячка Ираида Вакуленко. Помимо этого, ей довелось возводить баррикады на Зубовской площади. В строительстве военных аэродромов под Москвой, в добыче торфа для электростанций города участвовала жительница города Грязи Вера Крайнова[2].

Перед самой войной уроженец села Коробовка Грязинского района Евгений Корягин уехал в столицу, где трудился на Первом подшипниковом заводе. С начала Великой Отечественной войны завод перешел на выпуск оборонной продукции - поставлял затворы к автоматам ППШ, сборка которых велась на Московском автомобильном заводе [ 26]. Осенью 41-го грязинец вместе с товарищами по работе тушил пожары, возникающие от немецких «зажигалок», в составе комсомольско-молодежных патрулей следил за порядком на улицах города. После разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Евгений Константинович был мобилизован на восстановление шахты № 2 Подмосковного угольного бассейна. Потом его снова отозвали в Москву: на оборонных предприятиях не хватало квалифицированных кадров. Отсюда Е.К.Корягин и ушел в 1943 году добровольцем на фронт. Участвовал в операции «Багратион», в Прибалтийской наступательной стратегической операции, освобождении Польши. В день Победы солдату Корягину шел всего 22 год [2].

После войны земляк до самой пенсии трудился на Грязинском литейно-механическом заводе: вначале мастером-инструментальщиком, а затем бригадиром слесарей-инструментальщиков. За творческий труд Евгению   Константиновичу дважды присваивали звание «Мастер золотые руки». Кроме того, он награжден двумя медалями «За трудовое отличие», являлся «заслуженным машиностроителем РСФСР» [7].      

Осенью 1941 года, в соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны, в Грязинском районе была проведена мобилизация гражданского населения на оборонные работы. К мобилизации подлежали рабочие, колхозники, служащие ( как мужчины, так и женщины) в возрасте от 16 до 55 лет. Освобождались от мобилизации беременные женщины, женщины с грудными детьми и инвалиды 1 - 2 группы [ 4].

Многие грязинцы участвовали в возведении оборонительных укреплений под Ельцом. Над работавшими людьми часто кружились самолеты с крестами на крыльях, но, упоенные успехами армии «тысячелетнего» рейха, немецкие летчики не бомбили и не расстреливали жавшихся к земле женщин, а давили на «психику», разбрасывая листовки с четверостишиями «поэта» из геббельсовского отдела пропаганды:   «Дамочки-мадамочки! Не ройте свои ямочки. Пойдут наши таночки, завалят ваши ямочки!» Однажды немецкие танки и впрямь объявились где-то неподалеку. Руководство приказало остановить работы. До дома добирались кто, как мог, преимущественно, «своим ходом»[17].

В возведении оборонительных рубежей под Ельцом осенью 1941 года принимали участие Мария Ильинична Добрынина из Падворок, Раиса Яковлевна Комисарова со станции Байгора, Лидия Ильинична Трубицына из Красной Дубравы. Екатерина Владимировна Ястребова из Телелюя [2].

В начале октября 1941 года жители нашего края стали собирать теплые вещи для воинов действующей армии. Они приносили на пункты приема овчины, полушубки, ватные куртки, шапки-ушанки, свитера, нательное белье, валенки, теплые портянки и т.д. Особенно отличились жители Двуреченского сельского совета нынешнего Грязинского района, собравшие 127 овчин, 8 полушубков, 29 рукавиц, 35 пар перчаток и 56 килограммов овечьей шерсти [3].

Список источников и литературы

Материалы архивов и музеев

1. Вещевой аттестат старшего лейтенанта медицинской службы, начальника ВСП № 178 Н.Д.Иванова, выданный 5 августа 1944 года. / Фонд хранения Грязинского районного краеведческого музея.

2. Грязинцы - великой Победе. / Материалы Грязинского районного краеведческого музея.

3. Из политдонесения Липецкого РК ВКП(б) Воронежскому ОК ВКП(б) о состоянии военной, партийной и хозяйственной работы в районе. 10 октября 1941 г. ОГУ «ЦДНИ ЛО». Ф.51. Оп. 1. Д.32. Л.4. Подлинник.

4. Из протокола № 63 заседания бюро Грязинского РК ВКП(б) Воронежской области о мобилизации гражданского населения на оборонные сооружения. 10 ноября 1941 года. / ОГУ «ЦДНИ ЛО». Ф.22. Оп.1. Д.234. Л.103.

5. Из отчета Военного отдела Грязинского РК ВКП(б) секретарю РК ВКП(б) тов. Лукинову. 19 декабря 1941 года. / ОГУ «ЦДНИ ЛО» Ф.18. Оп.1. Д. 289. Л. 13-14. Заверенная копия.

6. Из доклада секретаря Грязинского РК ВКП(б) на пленуме Грязинского райкома ВКП(б) «Об итогах работы пленума Воронежского обкома ВКП(б), состоявшегося 20 - 21 декабря 1941 года». 26 декабря 1941 года. / ОГУ «ЦДНИ ЛО». Ф.18. Оп.1, Д.256. Л.36, 38-39, 65-66. Машинописная копия.

7. Личный архив студента 4-го курса ФМО ВГУ Соколикова Антона.

8. Письма начальника ВСП № 178 Н.Д.Иванова родным из действующей армии. 1941 - 1945 гг. /Фонд хранения Грязинского районного краеведческого музея.

9. Рапорт ст. лейтенанта м.с. Н.Д.Иванова   начальнику РЭП № 33 генерал-майору м.с. Коноплеву о списании перевязочного материала и медикаментов из аптеки ВСП № 178. 17 декабря 1941 года. / Фонд хранения Грязинского районного краеведческого музея.

Воспоминания ветеранов войны, тружеников тыла, старожилов

10. Давыдов Н.И.Воспоминания железнодорожника. 1941 - 1945 гг. / Архив Грязинского районного краеведческого музея.

11. Духанов М.П. Воспоминания. / Записаны 18.10.2005 года учащимся 11 -го кадетского класса школы № 4 г.Грязи Липецкой области Соколиковым Антоном.  

12. Дятчин В.А. Воспоминания. / Архив музея боевой славы при Среднелукавской школе Грязинского района Липецкой области.

13. Казанский И.Л. Воспоминания. / Записаны 24.09. 2004 года учащимся 10-го кадетского класса школы № 4 г.Грязи Липецкой области Соколиковым Антоном.

14. Калачев А.А.Воспоминания. / Записаны 22.02. 1995 года преподавателем школы № 51 г. Грязи Липецкой области   Волковой Р.М.

15. Калачева Л.А. Воспоминания. / Архив Грязинского районного краеведческого музея.

16. Кириллов И.Н. Воспоминания о военных годах. / Архив Грязинского районного краеведческого музея.

17. Ненахова К.Н. Воспоминания о работе на трудовом фронте. / Архив Грязинского районного краеведческого музея.

18. Поляков С.С. Воспоминания. / Записаны 8.05. 2005 года учащимся 11-го кадетского класса школы № 4 г. Грязи Липецкой области Соколиковым Антоном.

19. Суконкин А.П. Воспоминания о боях под Москвой. / Архив музея боевой славы при МОУ СОШ № 2 г.Грязи Липецкой области.

20. Шкатова К.С. Воспоминания. / Записаны 22.02.2004 года учащимся 10-го кадетского класса школы № 4 г.Грязи Липецкой области Соколиковым Антоном.

Печатные   источники

21. Амброжий Н.Н. родом из Грязей.   // Грязинские известия. 2010 года.

22. Большая советская энциклопедия. Т.17, М.: Издательство «Советская Энциклопедия» - 1974. 616 с.

23.Великая Отечественная война 1941 - 1945. Энциклопедия. - М.: «Советская Энциклопедия» - 1985. 832 с.

24. Венок Победы. Битва за Москву. Второе издание. - М.: «Современник». - 1987. 624 с.

25. Дайнес В. Жуков. - М.: Молодая гвардия. - 2005. 552 с.

26. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Т.2 - М. - 1974.

27. Из истории Липецкого края. - Воронеж: Центрально-Черноземное книжное издательство - 1969. 192 с.

28. Копылов Г. «Похоронка» как талисман. // Воронежский Курьер. 15 мая 2001 года.

29. Круглов А. С. Этот день мы приближали как могли! // Грязинские известия,   6 мая 2006 года.

30. Огрызков К.Т. Боевые звезды липчан. - Липецк- 1995. 462 с.

31. Огрызков К.Т. В памяти и в сердце навсегда. - Липецк - 2005. 412 с.

32. Семиколенова Л.А. Жизнь без права на усталость. // Грязинские известия. № 17 (11 182), вторник, 16 февраля 2010 года.

33. Тонких В.Б. Грязи.- Липецк, 2003. 239 с.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top