Симахина Т.О.

«Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей».

Введение

«Каким бы страданиям и лишениям не подвергался русский народ, но в час опасности, забыв обо всем, он встает на защиту своей Родины», - Бисмарк.

Изучая историю Великой Отечественной войны, мы знакомимся с главными сражениями этого события: битва под Москвой, Сталинградская битва, Курская дуга и другие. Эта война оставила огромный отпечаток в жизни каждого человека. Якуты, коми, ханты, ненцы, саами, коряки и другие народности Севера на фронте и в тылу проявили преданность Советскому государству, упорство и мужество в борьбе и труде. Роль Севера в Отечественной войне изучается в исторической науке уже около пяти десятилетий, хотя крупных обобщающих трудов еще не создано. Поэтому, я в своем исследовании попыталась изучить роль Севера в военных действиях того времени, в частности, роль ямальцев в годы Великой Отечественной войны.

Объект исследования: Военные операции на Ямале

Предмет исследования: действия и роль жителей Ямало-Ненецкого автономного округа в годы Великой Отечественной войны

Цель: выяснить роль Ямала в Великой Отечественной войне. Задачи:

  1. Изучить литературу по вопросу исследования;
  2. Выяснить действия ямальцев в ходе войны (сражения на территории округа, подвиги ямальских солдат, их участие в других сражениях на территории страны, помощь властей и жителей Ямала солдатам и др.);
  3. Сделать вывод о роли Ямала в Великой Отечественной войне;

Гипотеза - Ямал сыграл значимую роль в ходе Великой Отечественной войны.

Методы исследования:

  • Изучение литературы;
  • Анализ полученной информации;
  • Сопоставление фактов;

Высочайший уровень патриотизма и героизма сыграл, без всякого сомнения, одну из главных ролей в разгроме фашистской Германии. Небывалая степень готовности к самопожертвованию, глубочайшая вера в свой народ, любовь к своему Отечеству пронизывали все слои населения. Отечественная история не раз убеждала нас в патриотизме народов нашей страны: это и Смутное время в начале XVII века, и Отечественная война 1812 года.

Я считаю, что нужно знать всю правду о войне, о подвигах русских солдат, чтобы лучше понять и осознать, ценой каких невероятных усилий досталась нам победа.

Из статьи Ольги Парфеновой я узнала о боевых действиях, развернувшихся на Ямале. Мною также были изучены статьи Людмилы Липатовой, Ирины Козловой. Много информации по теме исследования было получено из выпусков научно-популярного журнала «Ямальский меридиан».

Основная часть

* Военные действия на Крайнем севере.

Ямало-Ненецкий автономный округ не был прифронтовым, но мужество и стойкость, проявленные ямальцами в годы войны, заслуживают уважения и восхищения. Немецкие войска пытались пройти и по территории нашего округа, но столкнулись с сильным сопротивлением. Сухопутные войска гитлеровцев рвались к Мурманску, а морской флот противника проводил операции по ликвидации судоходства на Северном морском пути. Одну из первых крупных операций в морском секторе Арктики немцы назвали «Вундерланд», что в переводе с немецкого означает чудесная страна, ледяная и недоступная. Следующую, которая должна была разворачиваться непосредственно на Ямале - «Прыжок кошки». Всего лишь две истории из той неизвестной войны коснулись Ямало-Ненецкого автономного округа.

Операция «Вундерланд»

Планируя вторжение на территорию СССР, фашистское командование не могло не учитывать обстановку в Заполярье. Согласно плану «Барбаросса», горный корпус «Норвегия» должен был обеспечить оборону области Петсамо и её рудных шахт. В дальнейшем перед корпусом была поставлена задача овладеть городом Полярный -главной базой Северного флота, блокировать Кольский залив, а затем во взаимодействии с 36-м армейским корпусом захватить Мурманск.

Война в воздухе началась гораздо раньше, чем на земле. С 17 по 22 июня 1941 года советские наблюдательные посты зафиксировали девять разведывательных полётов немецкой авиации в сторону Полярного. 19 июня состоялся первый на Севере воздушный бой. Самого большого успеха немецкая авиация добилась 29 июня во время неожиданного массированного налёта на окрестности Мурманска. В этот день на аэродроме Ваенга было сожжено шесть и повреждено 18 советских самолётов.[1] Редкий день лета 1941 года проходил без боёв в районе заполярных воздушных баз. Однако существенного урона бомбардировки не причинили. Численное превосходство советских ВВС и недостаток бомбардировщиков у немецкой стороны не позволили немцам уничтожить советскую авиацию на земле и завоевать прочное господство в небе Заполярья.

Победа в небе успокоила наше командование. Северным флотом уже к середине 1941 года было прекращено укрепление арктических рубежей - надеялись, что германский флот не сунется во льды Арктики. Например, тот же Диксон был недостаточно оснащён артиллерией и серьёзным морским прикрытием. Как вспоминал контр-адмирал Константин Иванович Степин, участник событий на Диксоне, «...на острове царило благодушие, потому что из Белого моря на восток без проблем прошли три каравана судов, была уверенность, что немцы дальше Новой Земли не сунутся. Ещё посмеивались, дескать, для фашистов страшнее «Генерала тумана» да «Адмирала льда» ничего нет. Доходило до того, что на Диксоне не получали никакой информации о проходящих мимо судах. Было даже решено переправить 3 артбатареи на Новую Землю (чудом не успели). Но беспечность чуть не закончилась трагедией»[2].

6 августа 1942 года из Северной Норвегии с военно-морской базы, расположенной в Скоменфьорде, вышел крейсер «Адмирал Шеер» (командовал крейсером капитан первого ранга Вильгельм Меедсен-Болькен). Морская операция получила кодовое название «Вундерланд». Задачи операции были следующие:

  1. Уничтожить транспорты и караваны союзников, встреченные на пути к Таймыру;
  2. Высадить десант на Диксон в количестве 180 автоматчиков, захватить остров, базу, гидрометцентр и радиостанцию, добыть климатические карты и карты коммуникаций и фарватеров;
  3. Уничтожить обнаруженный рыболовецкий флот и «закупорить» Карские ворота;

«Шеер» сопровождали 5 подлодок и эсминцы, которые рыскали в поисках транспортов и караванов. Однако плотный туман не принес желаемых результатов - противника не удавалось обнаружить. Уже 17 августа подлодки фашистов блокировали все подступы к Карскому морю с запада. 19 августа с немецкой подводной лодки пришло сообщение, что туман рассеялся, но русских транспортов нет. 25 Августа с «Шеера» заметили пароход - это был «Сибиряков», которой вёз полярную экспедицию на Диксон. Командир немецкого крейсера, намереваясь получить информацию о ледовой обстановке, так как к этому времени крейсер остался без «глаз» - из-за тумана разбился гидросамолёт «Ардо», приказал судну остановиться и сдаться. А в это время с «Сибирякова» на Диксон неслась «морзянка», предупреждая об опасности присутствия крупных немецких военно-морских сил на трассе Северного морского пути. Приказу немцев советский корабль не подчинился, и начался неравный для «Сибирякова» бой. Мощный огонь врага сделал своё дело: «Сибиряков» пылал, но отстреливался. В скором времени механик парохода пришел к выводу, что капитан убит, и открыл кингстоны. Немцы выловили из холодной воды часть «сибиряковцев», из 128 мужчин и трёх женщин извлекли лишь 28 человек. Те, кто не принимал помощь немцев, были расстреляны в воде. Раздосадованный неудачей - не удалось достать ни информации, ни карт, командир «Шеера» решил атаковать Диксон вслепую. А на Диксоне срочно готовились к бою - восстанавливали демонтированные артиллерийские установки, жителей поселка эвакуировали в сопки. Не было тогда на Диксоне крупных военных соединений, только горстка матросов, портовые рабочие и артиллеристы. Командир «Шеера» прежде всего надеялся на внезапность. Правда, встреча с советским пароходом вывела фашистов из равновесия - ведь они уже обнаружены.

Поэтому действовать приходилось в спешке. А у защитников Диксона не было даже тяжёлых снарядов, в основном осколочно-фугасные. Обойдя Диксон с запада, немецкий крейсер обстрелял порт, радиостанцию, поджёг угольный склад на острове Конус. Но здесь его накрыла береговая артиллерия с Диксона, на палубе начался пожар и крейсер вынужден был отправиться восвояси. На острове сначала даже не поверили, что немцы так быстро отказались от своей затеи высадить десант. В результате, надводные корабли фашистов у Диксона больше не появлялись.

Операция «Вундерланд-2» 1943 года также закончилась провалом. В 1943 году в Заполярье уже были сконцентрированы крупные военные силы советских войск, ряд удачных операций провел Северный флот. Всё это вынудило гитлеровцев отказаться от массированных ударов с воздуха и моря по нашим военно-морским базам, аэродромам и другим важным объектам Арктики. Это свидетельствует о значимости данной операции, ее важности в ходе всех войны. Однако немецкие подводные лодки всё ещё создавали угрозу судоходству, как в районе Кольского полуострова, так и в Карском море.

Операция «Прыжок кошки»

Идея блокады Северного морского пути не давала покоя верхушке вермахта. Провал операции «Вундерланд» подстегнул фашистов сменить тактику и начать массированные атаки под водой. Началась не менее значимая операция под кодовым названием «Прыжок кошки» - блокада подводными лодками западного участка Северного морского пути.

Раскрыв планы врага, советские разведчики провели контроперацию. Была спланирована и проведена чётко организованная акция дезинформации противника, в результате которой была сорвана попытка гитлеровцев создать немецкую базу в районе Обской губы, которая обеспечила бы выход противника на жизненно важную трассу арктических конвоев. Было ясно, что допустить врага на территорию Ямала нельзя - здесь вообще не было войск, а морская блокада Севморпути лишала воюющую страну стратегической транспортной артерии. Чтобы избежать этого, в район посёлков Новый Порт и Мыс Каменный в срочном порядке стали завозить строительную технику и, конечно, дешёвую рабочую силу - заключённых. В рекордно короткие сроки были возведены уникальные по своей конструкции деревянные пирсы для якобы базирования советских подводных лодок, чтобы обеспечить достоверность дезинформации. И испугавшись этого - у русских в районе Обской губы сконцентрирован целый флот - а у гитлеровцев силы были уже не те, немцы операцию «Прыжок кошки» свернули, можно сказать, не начав.

Но точка в этой истории не была поставлена окончательно. В 1958 году во французском журнале «Аврора», а также в ещё нескольких военных американских и швейцарских журналах, появляется информация, что на Ямале в районе посёлков Новый Порт и Мыс Каменный существуют секретные военные базы, где вместе с военными кораблями базируются и подводные лодки. Основания для таких сообщений были. На заброшенные стройки Нового Порта и Мыса Каменного вновь завозят строительное оборудование. В 1947-1949 гг. разворачивается масштабное секретное строительство целого комплекса портовых сооружений для дислокации флота. Работы велись заключёнными Обского исправительно-трудового лагеря, в основном немецкими военнопленными. Предполагалось построить железную дорогу от Салехарда до Нового Порта и Мыса Каменного. Сама база флота должна была находиться в Мысе Каменном, а в Новом Порту строили различные вспомогательные объекты[3]. Строительство было почти закончено, но в 1949г. срочно свёрнуто. Вскоре шторм уничтожил пирс в Мысе Каменном. А уникальный пирс в Новом Порту (он на десятки метров, словно подвесной мост, проходил над водой), построенный по проекту военнопленного Густава Бекмана, позже вошёл в комплекс Новопортовского рыбозавода.

Таким образом, действия советской армии заставили немцев свернуть операцию, практически не начав ее. Это не позволило врагу пробраться на территорию Ямала и блокировать Северный морской путь.

Как говорил Сергей Алексеевич Ковалев - автор книги «Свастика над Таймыром» -«Северный морской путь - это самый кратчайший маршрут между Атлантикой и Тихим океаном. Во-первых, север всегда для нас был - это тот океан, который ни один противник никогда не смог нам закрыть. Если балтийский или черноморский проливы турки и немцы всегда спокойно закрывали, а Дальний Восток всегда был именно дальним. Единственная дорога, которая очень тяжело пропускала все материалы и грузы была для нас открытыми воротами, которые, к сожалению, мы всегда использовали как пасынка почему-то». Немцы использовали Северный морской путь, чтобы перерезать коммуникации Советского Союза с США, потому что именно по Северному морскому пути, как самому защищенному, доставлялись все важные стратегические грузы.[4]

Ямальские солдаты

Все меньше и меньше в живых остается участников Великой Отечественной войны. В наше время, наверное, нет семьи, которой не коснулась бы война. Суровым испытанием прошла она через каждую жизнь. Война не уходит в прошлое, она живет в судьбах тех, кто воевал, и тех, кто родился после Победы.

Тысячи северян ушли на фронт. Первая команда из Ямало-Ненецкого округа была отправлена из Салехарда 13 июля 1941 года в 8 часов вечера в омский областной военкомат. Будущие бойцы Краской Армии были из г. Салехарда, п.Аксарка, по пути следования парохода в п.Мужи к ним присоединились еще 18 человек. Вторая команда из округа была отправлена 27 июля 1941. В составе 385 человек были и жители Приуральского района автономного округа. Весть о войне пришла в район не сразу. Еще 26 дней было суждено прожить приуральцам без нее, тогда как страна уже тонула в войне. Но мирная жизнь оборвалась в тот миг, когда 19 июля 41 года, а затем 3 и 24 сентября «в связи с зачислением в ряды Красной Армии от работы были освобождены 57 человек». Одну из партий призывников увезли из Затона (местечко в нескольких километрах от Аксарки), не дав напоследок побывать дома. Долго еще женщины бежали вдоль берега Оби, провожая своих мужей, братьев и отцов. Из той первой партии живым никто не вернулся. По неполным данным Тюменского государственного архива из Приуральского района в действующую армию было призвано более 600 человек. На сегодняшний день достоверно известно о трехстах семидесяти четырех приуральцах, не вернувшихся с полей сражений. Их имена внесены в 9 том книги Памяти, что хранится в зале районного краеведческого музея.

Какими они были? Какими были для них те горькие проводы? Что обещали они своим близким? Смогли ли сдержать обещание? Этого мы никогда не узнаем. Но те 226 человек, что обещали вернуться с победой, обещание выполнили. По данным сотрудников краеведческого музея после войны в Приуралье проживало 64 фронтовика.

Ветеран Великой Отечественной войны Владимир Васильевич Гладких1 про войну сказал: «Было так, или ты его, или он тебя убьет или ранит...» Проходит - пролетает время. Прискорбно, хотя, увы, неизбежно, но герои тех великих лет уходят. Через 60 лет у памятника погибшим воинам - приуральцам соберутся всего 5 ветеранов:

• Михаил Дмитриевич Добрынин (п. Аксарка) ушел на фронт в возрасте 32-х лет, оставив дома жену и двух маленьких детей. Боевой путь солдата начался в 1943г под Сталинградом, в самом пекле войны. День Победы младший сержант, сапер

Михаил Добрынин встретил на германской земле в 70-ти км от Берлина. За боевые заслуги Михаил Дмитриевич награжден пятью орденами: двумя ордерами Славы 2-й и 3-й степеней, двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1-й степени и множеством медалей.

Гаврил Алексеевич Вокуев (п. Белоярск). Восемнадцатилетним юношей ушел он на фронт из п. Седельниково. Боевой путь Гаврила Алексеевича отмечен многими медалями, среди них медаль «За взятие Берлина», «За победу над Германией». Про таких, как он, говорят - «родился в рубашке». За его плечами тысячи километров военных дорог, твердым солдатским шагом измерил он расстояние от порога родного чума до Берлина. И за это время Гаврил Алексеевич ни разу не был ранен. До войны была тундра, любящие родители, олени, рыбалка, но сорок первый все перекрутил по-своему. В 18 лет ушел Гаврил Алексеевич на фронт. Служить довелось в отдельном истребительном противотанковом дивизионе, выполнять распоряжения маршала Жукова. Не раз смерть, казалось, была рядом. Её несли танки, вражеские орудия, самолеты, что кружили над батареей подносчика снарядов, а потом и заряжающего - рядового Вокуева. Но пятидесятимиллиметровое орудие не замолкало, било по фашистам, и каждый выстрел приближал победу. Особо запомнились Гаврилу Алексеевичу битвы на Одере и на подступах к Берлину. «По нашим артиллерийским расчетам били вражеские батареи, а наши пушки, по приказу командующего, вынуждены были молчать, - рассказывает Гаврил Алексеевич. - Все ребята получили ранения, а меня ни одна пуля не задела». 9 Мая рядовой Вокуев встретил в Берлине. После того, как дивизион расформировали, служил пять лет в пехоте на границе с Западным Берлином. По возвращении домой прошел плотничать. Это было время рождения нового поселка Белоярск. Первые дома в нем строил Вокуев Гаврил Алексеевич. Их уже нет, лишь один стоит на берегу Оби из числа тех, что возводил Вокуев. Дерево не вечно, но вечна будет память об их первом строителе - солдате, труженике, победителе.

Афанасий Николаевич Шарапов (п.Аксарка). Старший сержант Афанасий Шарапов воевал в составе 11 Прибалтийского фронта. Его боевой путь отмечен 8 медалями. Погорелов Иван Сергеевич (п.Катравож)

Петров Виктор Александрович (п.Аксарка). Мобилизован на фронт в январе 1943г и прошел фронтовыми дорогами от Северного Кавказа до Праги. Ратные подвиги младшего лейтенанта, комсорга батальона В. Петрова отмечены орденом Красной Звезды и многими медалями.

Жители Приуралья постоянно готовились стать достойным пополнением рядов Красной Армии. Усиленно занималась военной подготовкой молодежь. В первые дни войны по инициативе Приуральского райкома комсомола открылись курсы медсестер, в районе были организованы кружки «Готов к санитарной обороне». Большое внимание уделялось физической закалке молодежи. Почти все комсомольцы проходили 20-30 часовую программу по лыжному спорту.

В перерывах между боями солдаты вспоминали отчий дом, родное село, своих земляков. Вспоминал солдат и спешил поделиться своими горестями и радостями, бедами и победами, спешил рассказать о солдатском своем житье.

Отрывки из письма с фронта Тарасова Виктора Ивановича, погибшего 13 января 1945 года.

«Здравствуйте, дорогая мама, Надя, Боря, Толя, Катя. Шлю вам всем привет и желаю быть здоровыми. Нахожусь я в городе Саратове, лежу в госпитале после ранения головы. Очень беспокоюсь о мамином здоровье. Мама, я прошу тебя, не расстраивайся, береги себя, придет время, дорогая, увидимся и тогда заживем. А главное, наберись терпения: война, мама, ничего не поделаешь. Живите дружнее. Я, мама, рад вам помочь, но ничем не могу. Пишите, что нового, как живете? Катя, пиши, как ты живешь и как здоровье ребятишек? Целую всех крепко. Пишите. Виктор. 27 марта 1944 г.»

«...В настоящее время нахожусь в прифронтовой полосе, от вас очень далеко, на чужой земле. На днях вступаем в бой. Обо мне не беспокойтесь. У меня все хорошо. Только очень по вам соскучился, так хочется увидеться с вами. Крепко, крепко целую вас, мои дорогие. 5 декабря 1944»

«...Шлю вам свой красноармейский привет. Дорогие, как-нибудь переживем все эти трудности, кончится война, и снова заживем по-старому, а сейчас, мама, живи надеждой. Разобьем проклятого врага, и будет все хорошо. Гоним проклятого зверя в его собственную берлогу и там окончим войну. Я, мама, служу и выполняю все боевые задачи, данные мне командиром. Пишите, дорогие, обо всем, мне все это интересно. Крепко всех целую и желаю всем здоровья! Поздравляю всех с Новым годом! 29 декабря 1944г.»

«..Шлю вам свой гвардейский привет. Как растут ребятишки? Наверно, Любочка, Риммочка и Алечка уже большие стали? Я очень соскучился по ним. Пишите, дорогие, обо всем, живите дружнее, всем друзьям привет. Мама, береги себя, не расстраивайся, я жив и здоров, чего и вам желаю. Крепко всех целую. Пишите, не забывайте. Виктор. 6 января 1945 г.»

Через несколько дней Виктор Тарасов погиб. Вскоре его мама получила из военкомата извещение о гибели сына и письмо с фронта от его сослуживцев.

«14 января 1945 г. Привет с фронта. Здравствуйте, уважаемая Александра Дмитриевна! С приветом к Вам, друзья Виктора. Сообщаем Вам тяжелую весть о том, что Ваш сын и наш друг, Виктор Тарасов, погиб в борьбе с фашистами 13 января 1945 года на территории Венгрии. Он был убит в 4 часа дня немецкой пулей. Мы отомстим фашистам за Вашего сына и будем бить их беспощадно. Друзья Вашего сына: Семенов Геннадий Александрович и Измайлов Александр Константинович 10 марта 1945 года». А затем пришло извещение Ямало-Ненецкого окрвоенкомата, в котором сообщалось, что «автоматчик, гвардии рядовой Тарасов Виктор Иванович в боях за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб 13 января 1945 года. Похоронен с отданием воинских почестей на кладбище села Фелыпе, Венгрия.

Наши Ямальцы, защищая Родину, совершали подвиги, проявляли отвагу, стойкость и мужество. А те из них, кому суждено было отдать жизнь во имя народа, навечно останутся в памяти потомков. Все погибшие солдаты были молоды и мечтали о прекрасном будущем. Вечная им память!

Трудовой фронт

«Всё для фронта, всё для Победы!»

Фронт и тыл в годы войны были неразделимы. Исключительную заботу о фронтовиках проявляли и в далеком сибирском тылу. Беспрерывным потоком шли из округа подарки бойцам. Люди не жалели своих собственных денег, они отчисляли в Фонд Обороны часть своего заработка, часто проводили субботники и заработные деньги направляли в этот же фонд. Колхозница Новоселова сказала: «Ведь это же дети наши так мучаются. Будем же мстить злодеям, поможем Красной Армии». После этих слов она сняла золотое обручальное кольцо и передала в фонд обороны со словами: «Возьмите моё обручальное кольцо. Тридцать лет я носила его, но сейчас оно нужнее для Родины. Ведь и сын мой Павел там бьется за Родину» После ее поступка еще несколько женщин сняли с себя золотые украшения и передали на помощь фронту. Даже самые маленькие патриоты не остались в стороне: воспитанники детсадов вносили средства на танковую колонну «Малютка».

Большая помощь фронту имела значение и для морального состояния воинов. В письме землякам капитан-орденоносец Г.Захаров писал: «Горячо благодарим жителей Ямало-Ненецкого округа за помощь фронту. Мы часто получаем от вас подарки, среди которых много тёплой одежды, меховой обуви и продуктов». Помощь населения округа проявлялась не только в заботе о своих воинах. «Всё для фронта, всё для Победы над врагом!» - было девизом всех жителей, женщин, стариков, детей. Все они с предельным напряжением сил работали в тылу. Этому девизу подчинялось всё: работа, учёба, сама жизнь.

Огромную работу провели медицинские работники. Их деятельность осложнялась не только общими трудностями, вызванными войной, но и тем, что приезжающие, как эвакуированные, так и высланные, завозили инфекционные болезни. К чести медицинских работников надо отметить, что они быстро ликвидировали вспышки тифа, скарлатины и других заразных болезней.

Многое могут рассказать о трудных суровых годах войны свидетели и непосредственные участники тех событий. Многие из них, к сожалению, уже ушли из списка живых.

 Тамара Степановна Логинова (Лузина) родилась в Обдорске в 1923 году.

«Началась война. Я пошла на рыбоконсервный комбинат работать. Там у нас лозунг висел: «Всё для фронта, всё для Победы!» Я закатчицей работала в консервном цехе. Рабочий день у нас был по 15-18 часов. А иногда я даже домой не ходила. Пока все банки не закатаешь, не уйдёшь. Выходных вообще не было. У нас отпусков-то даже не было. В нашей бригаде одна молодёжь была. А пели-то как. Картавцева Наталья Ивановна так хорошо пела, как затянет, и все подхватывают. Работают и поют. Бригадиром у нас была Федосья Николаевна Русакова. Её потом наградили «Орденом Ленина». Когда рыбы не было, то тогда нас отправляли на любую работу. Мы выгружали рыбу. Горбушу на спину оденешь, туда положат мешок с чем-нибудь и тащи. Муку, сахар, уголь, соль, рыбу. И вот кое-как идёшь, несёшь, а что делать? Всё вручную, механизации не было. Я тогда Тарасов В.И «Все на помощь фронту!» «Ямальский Меридиан» 11 выпуск 2001 год стр.34 получила два увечья. Дядька тащил 83 килограмма угля. И этот мешок с углем упал сверху на меня. В больницу меня привезли без сознания. Зимой лёд на Полуе заготавливали. Старики вырубали льдины, их обвязывали верёвками, а мы с реки на склад перетаскивали. Рыбу, икру солили. Вода, соль — пальцы-то сейчас стали все косые, кривые. Сапоги кирзовые, промокают. Осенью холодно, руки замерзают. Вот так и работали. И отправляли всё для фронта, всё для фронта».

Таким образом, мы видим, что жители Ямала как могли поддерживали солдат. Их помощь много значила для участников войны. Они знали, что их помнят, любят, ждут, это было самым большим счастьем во время жестоких сражений.

Заключение

Изучив литературу, исследовав действия ямальских жителей во время Великой Отечественной войны, можно прийти к выводу, что Ямал сыграл большую роль в ходе войны, а жителями округа была совершена огромная работа для обеспечения фронта всем необходимым. Жители Ямала не только отдавали на помощь солдатам свои вещи, но и морально поддерживали их. Герои Великой Отечественной войны совершили огромный подвиг, многие отдали свои жизни ради мирного будущего. Мы обязаны помнить их, потому что если бы не они, то, возможно, не было бы сейчас и нас.

В ходе исследования я выяснила:

  • Военные действия на Ямале имели большое значение в ходе войны. Благодаря действиям советской армии враг не попал на территорию округа и не смог заблокировать Северный морской путь;
  • Ямальские солдаты принимали участие в боевых действиях не только на Севере, но и на территории всей страны. Они внесли значимый вклад в историю своей Родины;
  • Трудовой фронт создал все возможное для улучшения положения воинов советской армии. Все жители округа как могли материально помогали солдатам и, что самое главное, оказывали моральную поддержку.

Список источников и литературы

  1. Историко-культурный научно-популярный журнал «Ямальский Меридиан» выпуск 42001годстр.28-30
  2. Историко-культурный научно-популярный журнал «Ямальский Меридиан» выпуск 52007год стр.28-30
  3. Историко-культурный научно-популярный журнал «Ямальский Меридиан» выпуск 112001 год стр.34-35
  4. Историко-культурный научно-популярный журнал «Ямальский Меридиан» выпуск 122003год стр. 12-15
  5. Мандала-34. Пиманов А., Петрова В.
  6. Статья Ольги Парфеновой «Война в Арктике»
  7. Статьи краеведа Людмилы Липатовой «Этот день мы приближали, как могли», «Салехардцы - фронту», «Это страшное слово — «война»»
  8. Статья Ирины Козловой «Боль, которую не удается забыть»
  9. Ковалев С.А. «Свастика над Таймыром»
  10. Интервью С.А.Ковалева сайт «Эхо Москвы»

' Историко-культурный научно-популярный журнал «Ямальский Меридиан»

[2] Историко-культурный научно-популярный журнал «Ямальский Меридиан»

[3] «Трагедия на мысе Яптик» журнал «Ямальский Меридиан» 4 выпуск 2001 год, стр.28

[4] Интервью Сергея Алексеевича Ковалева - автора книги «Свастика над Таймыром» (сайт « эхо Москвы»)

'Гладких В.В. «Солдат Отчизны» «Ямальский Меридиан» № 12 , 2003год ,стр.12

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top