Липатов А.В.

Деятельность отделений творческих союзов РСФСР в реализации культурной политики в период «оттепели»: на материалах Сталинграда – Волгограда

Современные социально – политические, экономические и культурные изменения в нашей стране, обусловливают необходимость поиска новых духовных, нравственных, патриотических, национальных идеалов. В их поиске всё чаще обращаются к культурно-историческому прошлому нашей страны. Это в полной мере относится и к социально – культурной деятельности, что актуализирует изучение опыта учреждений культуры и творческих союзов. Изучение истории деятельности художников, писателей, актёров, критиков, искусствоведов и учреждений культуры является предпосылкой и условием объективного понимания природы и своеобразия нынешней социально – культурной деятельности как социокультурного и художественного явления современности.

История государственной политики в области культуры в период «оттепели» с 1953 по 1964 годов становится важным материалом для анализа процессов в сфере искусства, которые были универсальными, но в регионах, в частности в Сталинграде (а с 1961 г. Волгоград) имели более выраженный характер в силу большей инертности и следования общепринятым правилам, установленным центральными органами управления культурой. Поэтому, наибольшую ценность представляет информация о процессах, происходивших в регионах страны. Важной частью процесса реформирования России является рациональное использование отечественного опыта, научное осмысление социально-исторической практики государственной политики в области культуры и ее регионального компонента.

Степень изученности рассматриваемой темы определяется достижениями общероссийской историографии государственной политики в области культуры и отдельными работами историков, культурологов и критиков, а также исследованиями краеведов и любителей истории Сталинграда.

Период советской историографии государственной политики в области культуры и основу изучения истории культуры, безусловно, составляют, как собственно исторические исследования, так и статьи, где была предпринята попытка понять советскую действительность через призму культурных процессов, происходящих в Советском государстве.

К середине 1950-х гг. в отечественной исторической науке утверждается «ленинская концепция культурной революции», которая показывала, что советское общество возвращается к ленинским принципам во внутренней политике и отходит от тех норм и устоев, которые сложились в период «культа личности» И. В. Сталина. Развитие культуры рассматривалось через эту призму. В работах М. П. Кима "Коммунистичес­кая партия - организатор культурной революции в СССР" (М., 1955) и "40 лет советской культуры" (М., 1957) культурному строительству, литературе и искусству посвящены большие параграфы. Историком подчеркивается руководящая роль партии в развитии этой сферы. Это утверждение было характерно для всей советской историографии. Нельзя не упомянуть и другие работы, как, например, брошюры «О политике партии в области литературы и искусства» (М., 1958), В. П. Толстого «Искусство Советского Союза», которые отражают современную эпохе «оттепели» культурную политику и ситуацию. С точки зрения своего времени они дают яркую характеристику культурной политики, раскрывая цели и задачи советского искусства в период, как тогда определялся «завершения строительства социализма и развернутого строительства коммунистического общества» в СССР.

Охарактеризовать культурную сторону «оттепели» помогут различные статьи, напечатанные в августе-ноябре 1957 г., как, например, статья писателя Л. Соболева[1]. В журнале «Коммунист» напечатаны статьи «Вместе с народом»[2] А. Суркова и «Раздумье» Ф. Панферова [3]. В «Литературной газете» и «Советской культуре» были опубликованы статьи, касающиеся вопросов партийности литературы и искусства, связи творческой интеллигенции с жизнью народа, метода социалистического реализма. Наиболее доступными на сегодняшний день являются такие статьи, как «Высшее общественное назначение литературы и искусства», «Ленинские принципы партийного руководства искусством», «Жизнеутверждающая сила советской литературы», «За нерушимое единство литераторов под знаменем партии», «Школа писателя – жизнь» и пр. Не менее интересными являются работы: «Место искусства в общественной жизни» А. Г. Харчева (1956 г.), «Место и роль искусства в социалистическом обществе» Д. Ф. Козлова (1956 г.) и докторская диссертация А. Е. Егорова «Искусство и общественная жизнь» (1958 г.), в этих работах имеется социологический анализ искусства и его функционирования с позиций марксизма.

Первые работы по историографии советской культуры появились в начале 1960-х годов. По мнению Ермакова В.Т., одна из причин этого заключалась в том, что до конца 1940-х годов история советской культуры еще не успела выйти из контекста общей истории советского общества[4]. В советское время исследования по функционированию культуры в советском государстве, развития художественной культуры, взаимоотношений властей и творческой интеллигенции, а также значения культурно-просветительской деятельности в советском обществе находились под влиянием господствующей идеологии, что определяло методологическую парадигму советской историографии. История культуры и искусства рассматривалась как важное направление идеологической деятельности, а деятелям культуры и творческой интеллигенция в целом была присвоена функция проводников политики в партии. Особый упор делался на идейно-воспитательную функцию культуры в советском государстве.

Работы, посвященные развитию изобразительного искусства периода «оттепели» и методу социалистического реализма, а также основным эстетическим проблемам и вопросам, которые пытались решить советские художники, стремящиеся описать механизм реализации требований партии в изобразительном искусстве, очень ярко отражают партийно-классовую сущность искусства.[5] Оно исходило не от личного, внутреннего, творческого начала художника, а от насаждаемых государством заказов на то или иное произведение, то есть источником искусства в СССР, при анализе литературы того времени, было государство. Также интересны работы, которые говорят нам о тематике изобразительного искусства и направлениях работы художников, среди которых: «Образ нашего современника в советском портретном искусстве» Г. Л. Делюсфенова (М.,1962), «Образ великого Ленина в произведениях советского изобразительного искусства» В. М. Зименко (М.,1962), «Спорт в советском изобразительном искусстве» В. Люкова и Ю. Павлова (М., 1960), «Советская молодежь в произведениях изобразительного искусства» (М., 1961).

Подобные тенденции мы можем обнаружить и в работах, посвященных развитию советской литературы. Советские писатели в своих брошюрах ярко и аргументировано выступали за сложившуюся политическую систему в СССР периода «оттепели», пытались с помощью своих статей сформировать эстетический вкус «нового» человека с помощью прославления революционных замыслов В. И. Ленина, планов КПСС и идеи строительства коммунизма. Они вели   критику писателей и литературных жанров Запада, а основным критерием критики являлось для них отсутствие духа «народности» и принципа «партийности». Яркими работами в этом плане могут служить следующие: «Писатель и новая действительность» В. О.Перцова (М., 1961), «Писатель и народ» В. М. Сидельникова (М., 1962), «Писатель, искусство, время» К. А. Федина (М., 1961), «Черты литературы последних лет» Я. Е. Эльсберга (М.,1961).

Проблемам советского театратакже посвящено несколько книг, которые полностью идут вслед за партийными установками, данными еще на ХХ съезде КПСС. Главной для театральных деятелей ставилась задача активно участвовать в воспитании трудящихся, как людей нового общества, и не отставать от искусства и литературы. Наиболее ценными для исследователя можно назвать такие работы, как «Театральные горизонты» Н. А. Абалкина (М.,1964), «Советский театр сегодня» А. Н. Анастасьева (М., 1965), а также «Героика гражданской войны в советской драматургии» Ю. А. Головашенко (Л., 1957), «О художественной целостности спектакля» А. Д. Попова (М.,1957).

В 1960-е – начале 1970-х гг. начинается изучение таких важных проблем, как зарождение, возникновение и развитие системы государственного, партийного и общественного руководства культурой, так механизма взаимодействия ее составных частей монолитной системы, действующих в обществе. Тогда же предпринимаются попытки сформулировать предмет истории культуры[6].

В начале 1980-х годов появляются работы, в которых расширяется и углубляется научный уровень и методика исторических исследований[7]. Тогда же появляются первые работы, посвященные проблеме развития материально-технической базы культуры[8]. Усиливается интерес к истории государственной политики в области культуры в деревне и проблематике духовных потребностей крестьянства[9]. Развертыванию исследований по истории советской культуры в 1980-е гг. способствовало определенное развитие источниковедческой базы. В это время Государственные архивы союзных и автономных республик, краев и областей страны готовят и публикуют сборники документов, составляющие документальную серию «История культурного строительства в СССР»[10]. В выработке определённого подхода к изучению культуры и ее трактовке в литературе, а также в осмыслении с этой точки зрения, всей истории государственной политики в области культуры в СССР большую роль сыграли работы М.П.Кима. В его трудах рассматривались закономерности, особенности, черты культурной политики в СССР, функции духовной культуры при социализме и другие конкретно-исторические и теоретические аспекты развития советской культуры[11].

Таким образом, начиная с 1950 – сер. 1980-х гг. создаются фундаментальные обобщающие труды по истории советской культуры, но в концептуальных подходах авторов не было принципиальных различий, и они полностью укладывались в русло официальной советской историографии, дававшей идеологизированную информацию по партийному руководству культурой. Многие работы имели богатую источниковую базу: в оборот вводились неизвестные ранее факты, предпринимались попытки обобщения опыта партийно-государственного руководства культурой.

Конец 1980-х и начало 1990-х гг. стали переломными вехами в истории СССР, но и исторической науке, они явились качественно новым этапом в изучении истории советской культуры и политики государства в области культуры. Начиная с 1991 г. историография стала пополняться работами, которые отражали своё время и новые тенденции, в своих исследованиях учёные стали обращаться к новым подходам в оценке хрущёвской «оттепели»[12]. Необходимо упомянуть также, что для исследователей возникла благодатная почва: открылись архивы, возникло разнообразие источниковой базы, стали развиваться связи с европейскими историками и культурологами, всё это позволяло историкам глубже и детальнее исследовать события с 1953 по 1964 гг. Историки культуры пытаются пересмотреть, совершить ревизию советскую историю с позиций детей ХХ века «шестидесятников», т.е. людей того времени. Негативные тенденции в советской культуре, а именно господство личных вкусов партийных и государственных деятелей, неограниченное господство партийной идеологии в сфере художественной культуры были следствием отхода от ленинских трактовок культурной политики[13]. В книге Т. Беловой «Культура и власть» (1991 г.) культурная политика соотносится с идеологическими установками КПСС и трактуется по стандартам советской историографии, но с явно отрицательным знаком.

Современные исторические исследования государственной политики в области культуры и художественной жизни СССР в период хрущёвской «оттепели» показывают, что в науке нет какой-либо твёрдой, однозначно точки зрения на историю советской культуры, как в целом, так и в период «оттепели». С начала 2000-х гг. возникает тенденция к объективной, объёмной и взвешенной оценке, учитывающей многие факторы и условия развития культуры в Советском государстве.

Для того чтобы описать процесс культурного строительства в Сталинградской области и деятельность Сталинградских художников, писателей, театров по реализации государственной культурной политики во второй половине 1950-х годов, и в целом культурную жизнь города необходимо осветить краеведческую литературу, имеющую прямое отношение к данному вопросу.

Многие документы местных архивов, раскрывающие многообразную деятельность партийных организаций области и города в развитии культуры, идеологическом и нравственном воспитании жителей города, опубликованы в сборнике «культурное строительство в Волгоградской области . 1941 – 1980 гг. Т.2» (Волгоград, 1981 г.). События, происходившие в Волгограде и области, позволяющие проследить условия развития города от сторожевой башни до крупнейшего промышленного, политического и культурного центра СССР, можно узнать из хроники «Наш край. Хроника истории Волгограда и области» (Волгоград, 1973). Необходимо упомянуть работу доктора исторических наук Г.В. Орлова, который в 2009 опубликовал книгу «Мой край: царицынское прошлое, сталинградская прочность, волгоградская молодость: Очерки истории социально-экономического развития области (1589-2009 гг.)» (Волгоград, 2009)[14], где есть немного сведений о культуре периода «оттепели» в Сталинграде. Однако приведённые сведения не формируют глубокую картину обо всей духовной жизни города и тех культурных процессах, которые происходили в хрущёвское десятилетие.

Работа Сталинградских писателей данного периода нашла отражение в местной литературе. В книге Д. Чирова «Писатели Нижней Волги»[15] описывается литературная деятельность Ю. Окунева, В. Чехова, А. Шейна. В труде В. Смирнова «По следам времени. Из истории писательской организации Царицына-Волгограда»[16] раскрываются основные виды работы в Сталинградском отделении Союза советских писателей (ССП), таких членов отделения, как Н. Сухов, М. Агашина, М. Лобачев. Существует ещё целый круг произведений, изучение которых позволяет составить полную картину о деятельности местных писателей. Особое значение имеют такие работы местных писателей, как Т.И. Брыксиной Т.И. «Нам не дано предугадать: вчера, сегодня, завтра волгоградской литературы»: очерки и заметки» (Волгоград, 2007); В. Леднёва «Оглядываясь назад…: к 75-летию писательской организации Царицына — Волгограда»; В. Овчинцева «Нам 85! Доживем ли до следующего юбилея?: к 85-летию волгоградской писательской организации» В 2006 г. Волгоградская областная писательская организация выпускает книгу «Небесный ковчег». По замыслу редколлегии «эта книга – сборник живых рассказов волгоградских литераторов о своих «старших», уже плывущих в «ковчеге».[17] Книга рассказывает о судьбах волгоградских (сталинградских) писателей, о их писательской работе, творческих желаниях и возможностях, авторы книги реализуют одну главную цель – вернуть людям целую эпоху региональной культуры и духовности.

Творческая работа Сталинградских художников, членов Сталинградского отделения Союза советских художников (ССХ) глубоко отражена в брошюре искусствоведа В. Мишиной «Сталинградские художники»[18].

В советской исторической науке продолжительное время преобладала точка зрения о второстепенном значении духовного развития общества, поэтому большее внимание уделялось исследованиям политических и экономических процессов, происходящих в России в XX веке. Результатом этого стало неполноценное исследование развития духовной культуры новейшей истории России, в частности советского театрального искусства. В большей степени это относится к описанию и разработке научных проблем в региональном масштабе. Основное внимание историческим вехам Сталинградского кукольного театра уделил А. Литвинов в одной из своих статей, напечатанных в краеведческом журнале «Отчий край»[19], в которой повествуется о его творческих успехах, достижениях и проблемах, связанных с социальным обеспечением актеров. Г. Беспальцева освятила деятельность Сталинградского драмтеатра в довоенный период и послевоенное время, раскрыла основные направления творческой работы, тематику пьес, опираясь при этом на источники.[20]О постановках Сталинградского театра музкомедии мы можем узнать из статьи Л. Мякишевой, также опубликованной в «Отчем крае», в которой автор повествует об основных постановках 1957-1959гг., актерах к. 1950-х — начала 1960-х гг., о географии гастрольных поездок театра[21].

Культура в Советском государстве была частью официальной партийной и государственной пропаганды, что делало её важным воспитательным инструментом для населения. Концептуальная сущность государственной политики в области культуры в период «оттепели» – формирование целостной картины мира, мировоззрения, через насыщение сознания человека эмоционально-сюжетными образами, икононичными представлениями, художественными символами, отвечающими содержанию государственной идеологии[22]. Функция творческой работы, искусства в СССР – это пропаганда коммунистических идеалов и моральных устоев, принципов жизни советского человека, воодушевление народных масс на строительство нового, коммунистического общества. Естественно, что деятелям культуры отводилась роль «винтиков» этой культурной системы, которые входили в отделения творческих союзов страны Советов.

Сталинградское отделение Союза советских художников (СО ССХ) было одним из самых крупных в Поволжье в конце 1930 – 40-х гг. Уже в 1936 г. в городе был создан Союз художников, который стал самостоятельной организацией, который объединял вокруг себя творческих, ярких и интересных художников.

Представление о том, как работал местный союз художников в первые годы «оттепели» может дать Отчёт о работе Правления Сталинградского СССХ за 1952г. и январь – июль 1953 г. , в котором говорится, что Правление СО ССХ проводило мероприятия по организации политмассовой работы, организации работы художников по созданию новых произведений к республиканской выставке в Москве в ноябре 1952 г. и юбилейной (10 – летие разгрома немцев под Сталинградом) выставке в Сталинграде в феврале 1953 г. и устройству выставок сталинградских художников. По политмассовой работе было прочитано 22 лекции, также «проводилась агитационная работа: беседы, читки и т.п., а также регулярные занятия в кружках сети партийного просвещения по изучению «Краткого курса истории партии», материалов и решений ХIХ съезда КПСС и философии марксизма-ленинизма»[23]. Для лучшего обеспечения работы Правление Союза выписывало местные и центральные газеты, журнал «Искусство» и приобретало литературу по искусству для пополнения фондов библиотеки Союза.

Художникам, которые участвовали в создании произведений, приуроченных к республиканской выставке «правление союза обеспечило получение разрешения работать на Волго-Доне, строительстве ГЭС и по городу; своевременно оказывало материальную помощь и творческие консультации»[24]. Так, например, 11 художников получили из средств художественного фонда на творческие нужды 9. 691 руб., а 7 художников получили творческую помощь по товариществу художников в сумме 5. 775 руб.[25]. Однако, с целью проверки работы местных художников и контроля над творческим деятельностью проводились творческие просмотры, отчёты, обсуждения работ и т.д.

Наиболее трудным участком организации творческой работы в 1952 и 1953 г.г. было отсутствие необходимых для работы мастерских и подсобных помещений, необходимых в повседневной работе художника. Но несмотря на трудности Союзом совместно с Отделом искусств и товариществом было организовано 7 выставок, из них 2 выставки были отчётными[26]. Из упомянутого выше документа мы можем увидеть задачу, которая стояла перед местным отделением Союза советских художников, а именно: «создание хороших произведений, правдиво отражающих социалистическую действительность», что говорит о заложенности высокой идейности в произведениях художников.

Залогом успеха художников, их творческой активности правление видело в повышении идейного уровня, для чего «проводились лекции и доклады, а также художники посещали семинары по марксистско-ленинской эстетике при Управлении культурой, работали кружки партийного просвещения, проводились беседы, читки газет и т.д.»[27], что показывает большую идеологическую и политико-воспитательную работу с творческой интеллигенцией в целях формирования искусства, отвечающего партийно-государственным установкам в области культуры.

Большим творческим событием для местных художников явилась творческая конференция, которая проходила в Сталинграде с участием делегаций из Горьковской (в настоящее время – Нижегородской обл.), Ульяновской, Куйбышевской (в настоящее время – Самарская обл.), Саратовской и Астраханской областей. Основные интересы, которые были актуальны для художников того времени, можно узнать из заявленных докладов. Так, на конференции были заслушаны доклады:

1. «Задачи советских художников в связи с решениями ХIХ съезда КПСС» – Ушенина Х.А.

2. «Проблема типического в изобразительном искусстве» – Эренгросса Б.А.

3. «Вопросы мастерства и законченности художественного произведения» – Никифоровой П.П.[28]

В 1954 г. прошла своего рода юбилейная Сталинградская областная художественная выставка, которая являлась десятой после окончания Великой Отечественной войны. В выставке участвовало 27 художников, всего было представлено 75 работ, 2 скульптуры и 40 работ по графике[29], что, несомненно, делало выставку яркой, многообразной и широкой по тематике представленных работ. Данному событию было посвящено общее собрание местных художников, которое прошло 26 июня 1954 г., где кроме положительных и негативных моментов в работе Отделения СССХ в городе, была описана задача, стоящая перед творческой интеллигенцией. Так, член Союза СХ, Русин, в своём выступлении сказал: «Перед сталинградскими художниками как перед всеми художниками Советского союза, коммунистическая партия, ХIХ съезд партии постановили почётную задачу: максимальное удовлетворение культурных потребностей нашего народа»[30], что даёт нам возможность говорить о том, что вся творческая деятельность местных художников строилась на партийных основах и должна была способствовать реализации переустройства советского общества на коммунистическую основу.

Значительно окрепло Сталинградское отделение ССХ в середине 1950-х годов. Союз пополнился молодыми художниками, большинство из которых получили специальное образование в крупнейших художественных институтах: Ленинградском высшем художественно-промышленном училище им. В.И.Мухиной, Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, Московском художественном институте им. В.И.Сурикова, Московском высшем художественно-промышленном училище, Тбилисской академии художеств, Харьковском художественном институте[31].

Казалось, что после смерти в 1953 г. И. В. Сталина, прошедшего ХХ съезд КПСС в 1956 г., реабилитации политзаключенных, бурного социально-экономического развития СССР власть повернулась лицом к обществу, она «очеловечилась» после «зимы», которая была при «вожде народов». Однако анализ взаимоотношений власти и художественной интеллигенции показывает другую сторону «оттепели». Государство, признав существовавший «культ личности» и связанные с ним негативные последствия во внутренней политике, совсем не отказалось от прежних методов и принципов управления страной Советов, что особенно заметно в области культуры и искусства. Внутренняя демократизация после ХХ съезда КПСС повлияла на сознание творческой интеллигенции, которая пыталась в своём творчестве уйти от сложившихся стереотипов в советской культуре, но реализации творческих идей препятствовала регламентация творческой деятельности и цензура, которая зачастую носила политико – идеологический характер.

В докладе секретаря Сталинградского обкома КПСС Д.П. Журавлева «XX съезд КПСС и задачи работников искусства и литературы» от 5 марта 1956 г., который был зачитан на областном совещания работников литературы и искусства, указано, что в «произведениях искусства и литературы необходимо широко и глубоко освещать роль народных масс в строительстве новой жизни, показывать роль КПСС как руководителя и организатора социалистического строительства и создания нового общества»[32]. Н.С. Хрущев на съезде также заявил: «Если образно говорить, мы поднялись на такую высокую гору, на такую высоту, откуда уже зримо видны широкие горизонты на пути к конечной цели – коммунистическому обществу»[33]. Советское искусство по замыслу партийных чиновников должно было помочь государству реализовать перспективную цель, то есть постройку коммунистического общества. Механизм воплощения идеи должен был идти через правдивое отражение действительности с помощью ярких художественных образов, опираясь при этом на методы социалистического реализма и ленинские нормы, которые были восстановлены во всех областях жизни советского общества после 1956 г. На ХХ съезде КПСС было высказано предложение о том, что в произведениях советских деятелей культуры требуется показывать народ, как движущую силу развития советского общества и творца истории, и искренне верующего в возможность претворения в жизнь всех намеченных партией планов и задач.

Сталинградские художники, выполняя решения съезда и руководствуясь партийным документом «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа», в своих произведениях «пытались показать духовный облик и идейный рост нашего советского человека – патриота и творца коммунизма»[34]. Создаются такие произведения, как «Эстакада Сталинградской ГЭС» Г. Печенникова, «Нефть пошла» М. Павловского[35], «Огни Сталинградской ГЭС» И. Бирюкова, «Над Волгой» Ю. Боско, а также групповая скульптура «Смена» Н. Павловской[36]. В работе «Сталинград строится» А. Червоненко показал, как рядом с обугленным каркасом разбитого дома поднимается новое здание, как кипит работа на стройке, как подъемный кран подаёт штабеля досок, как каменщики кладут кирпичи. Эта и названные работы были встречены положительной оценкой со стороны Сталинградского обкома КПСС.

В августе 1958 г. бюро Обкома КПСС заслушало вопрос «О работе областного отделения Союза художников РСФСР». В принятом постановлении отмечался значительный вклад художников и скульпторов в развитие культурной жизни города, их творческий рост. И в то же время указывалось на их слабую связь с жизнью производственных коллективов, на необходимость усиления эстетического влияния на трудящихся.

В 1959 г. в Сталинграде, как и по всей стране, проводился День художника. Основные мероприятия – открытия выставок прошли с 12 по 17 апреля 1959 г. Местные художники также готовились к этому событию. За их плечами был уже большой творческий опыт, они систематически участвовали в Республиканских выставках в Москве, выступали на Всесоюзных и Международных выставках. Из Сталинградского отделения ССХ вышли такие хорошо принятые зрителем произведения, как скульптура В. Безрукова «Первый урок» выполненная в мраморе, графические листы Г. Печенникова, изображающие строительство ГЭС, поэтические пейзажи Ф. Суханова. Многие мастера кисти Сталинграда того времени имели большую известность и высокие звания, что говорит об их большом вкладе в развитие культуры и художественного искусства в регионе. В городе жили и работали такие художники, как Заслуженный деятель искусств, Лауреат Сталинской премии Н.Н. Медовщиков, работа которого «эскиз декорации к драме Шиллера «Коварство и Любовь» была отмечена на Брюссельской выставке. Нельзя не упомянуть Н.А. Павловскую, которая дважды участвовала со своими скульптурами на Международных выставках.

Художники Сталинграда активно работали в Книжном издательстве над иллюстрированием книг, созданием их художественного воплощения, а также в редакциях местных газет.

Однако, отмечая достигнутые успехи в творчестве местных деятелей культуры, партийные органы критиковали отдельных художников за уход от больших тематических произведений к мелким сюжетам созерцательного характера. В материалах и протоколах заседаний Сталинградского бюро обкома КПСС отмечено, что в большинстве картин, посвященных строительству ГЭС и Волго-Донского судоходного канала им. В.И. Ленина «человек-строитель изображен хуже, чем земля, камень, бетон, фон; пейзаж написан смелее и живее, чем действующие лица–строители»[37].

Анализ деятельности Сталинградского отделения даёт возможность сказать, что эстетическое и художественное в творческой деятельности, подчиненной идеологической функции сужалось из-за регламентации и определённой заданности в работе, а произведения изобразительного искусства приобретали информационный характер, теряли свою самоценность. Видно, что на протяжении всего изучаемого периода предпочтение отдавалось «представителям передового класса», т.е. рабочим и крестьянам, политическим деятелям, учёным, военачальникам, которые служили образом «советского человека». Можно сказать, что изобразительное искусство служило общегосударственной цели – преобразование советского общества и обеспечение победы построения коммунизма.

Волгоградская областная писательская организация является одной из старейших в Союзе писателей России, и сегодня остается самой многочисленной в Поволжье, выросла из Сталинградского отделения ССП. В сентябре 1921 года была создана ЦАПП – Царицынская ассоциация пролетарских писателей. В 1934 году после I съезда Союза писателей СССР в Сталинграде было создано Сталинградское отделение Союза писателей СССР. В 1937 году и в годы Великой Отечественной войны Сталинградское отделение фактически прекратило свое существование. По решению Союза советских писателей СССР от 31 октября 1949 г., в Сталинграде вновь было создано Сталинградское отделение (СО ССП).

Исходя из решений ХIХ съезда КПСС по вопросам литературы и искусства, главная задача Сталинградского отделения ССП, как и многих писателей всей страны, заключалась в том, чтобы создавать «высокоидейные, высокохудожественные произведения, героями которых должны быть передовые люди нашего времени; полнокровней отображать трудовую деятельность советского народа, глубоко и всесторонней показывать человека социалистической эпохи; пропагандировать и утверждать в своих произведениях всё передовое и прогрессивное, порицать всё отсталое …»[38]. В это время на собраниях литераторов и заседаниях редакционного совета Сталинградского отделения ССП обсуждались произведения таких авторов, как Н. Ткачёва, который готовил сборник стихов, В Матушкина завершающего работу над сборником детских рассказов «У Волги широкой», Н. Сухов заканчивал роман «Казачка», М. Лобачёв писал роман «Дорогой отцов», повествующий о людях из рабочей среды и описывающий жизнь трёх поколений, которые участвовали в обороне Сталинграда[39], что говорит о том, что местные писатели работали в контексте своего времени и совершенно чётко понимали свою творческую задачу, которую поставила перед ними партия.

Другим направлением деятельности была культурно-просветительская и культурно-массовая работа с населением Сталинграда. Местные писатели выступали с творческими отчётами о своей деятельности перед рабочими заводов, строителями, преподавателями ВУЗов, военными, студентами, пионерами и школьниками города. Проводили литературные вечера, приуроченные к таким памятным датам, как 60-летие со дня рождения В. Маяковского, 185-летие со дня рождения Н.Г. Чернышевского, 100-летие со дня рождения Д.Л. Короленко, 125 лет со дня рождения Л.Н. Толстого. Сталинградские писатели активно выступали в городском саду и клубных учреждениях города, где рассказывали о достижениях советской литературы и своих творческих успехах, отделение Союза командировало писателей в районы области, где они проводили творческие семинары с начинающими авторами и всеми желающими попробовать себя в литературе.

Важное место в деятельности писателей занимала работа над сбором литературного материала, его редакции и выпуска лучших местных произведений в альманахе «Литературный Сталинград». После выхода каждого нового номера альманаха или появления яркого произведения проводились читательские конференции.

Сталинградское отделение ССП вело также работу по «выращиванию» критиков. К рецензиям рукописей и вышедших книг местных литераторов привлекались преподаватели и студенты кафедр литературы и языка СГПИ (Сталинградского государственного педагогического института). Также у Союза была возможность командировать критиков для повышения своего литературного уровня на совещание в Москву.

3 февраля 1956 г. состоялось общее собрание литераторов Сталинграда, которое было посвящено итогам второго всесоюзного съезда писателей и задачам Сталинградской писательской организации, где особое значение имел доклад, Н.И. Мизина, «Об итогах съезда и задачах Сталинградской писательской организации». Н.И. Мизин на собрании говорил, что «ленинский принцип действительно свободной, открыто связанной с народом, литературы осуществлён у нас, в условиях социалистического общественного строя в полной мере». Также докладчик давая характеристику людям, которые вступали на писательский путь и, определяя функцию и значение литературы в советском обществе, говорил: «высокие идеи коммунизма, глубочайшая преданность великому делу Коммунистической партии, народу вот сила, которая движет людьми идущими в советскую литературу, являющуюся неотъемлемой частью нашего общенародного дела строительства коммунизма…советская литература помогает народу строить новую жизнь»[40]. Читая доклад можно увидеть, что КПСС была отведена центральное место в творческой работе писателей: «Центральный комитет партии исчерпывающе определил успехи советской литературы, её недостатки, указал пути дальнейшего её развития»[41]. Нельзя пройти мимо слов Н.И. Мизина, который говорил о задаче создания образа героя художественного произведения, который должен был воплощать в себе лучшие черты характера советского человека, «положительный герой нашего времени – это активны, страстный борец за победу нового над старым, это носитель высокой коммунистической морали, который в процессе борьбы не только преобразует и улучшает жизнь, но и сам растёт, закаляется в этой борьбе, всё глубже…проникаясь идеями и нравственными принципами коммунистического общества»[42]. В докладе также говорится, что «овладение методом социалистического реализма – это овладение марксистско-ленинским принципом подхода к явлениям жизни, это овладение высоким художественным мастерством»[43].

Примерами качественных в идеологическом и эстетическом аспекте для советского государства могут служить также произведения Сталинградских писателей, как романы «Казачка» Н. Сухова, « Лето в степи» Н. Нефедовой, «Начало дружбы» М. Тугана, цикл стихотворений о женщинах поэтессы М. Агашиной «Актриса», «Варя», «Юрка»[44], где она раскрывает серьезные бытовые проблемы советской женщины.

Сталинградские писатели также подвергались критике со стороны как Отдела пропаганды и агитации Сталинградского обкома КПСС, так и со стороны парторганизации ССП. Если обратиться к архивным материалам, то можно увидеть целый ряд недостатков, которые нашли названные структурные подразделения, во-первых, указано, что мало создается «высокоидейных, полноценных в художественном отношении произведений о героике трудовых будней, о величии дел простых советских людей»[45], во-вторых, для реализации коммунистических идей в литературе и искусстве нужно было освоить главный метод советского искусства – метод социалистического реализма, а местные писатели не обладали им и даже не пытались его освоить. По замечанию секретаря обкома КПСС тов. Журавлева, «отсутствие такой вооруженности приводит к тому, что на страницах Сталинградского литературного альманаха «Литературный Сталинград», появлялось и появляется изрядное количество серых, посредственных произведений»[46]. Инструктор обкома КПСС, В. Висков, в Справке о работе Сталинградского отделения ССП, отмечал также, что редколлегия альманаха работает неслаженно, собирается редко, зачастую рукописи сдаются в набор без обсуждения.[47]В-третьих, отмечается, «что писатели мало выступают с очерками и рассказами о лучших людях города и села на страницах областных газет»[48].

Таким образом, можно сказать, что власть хотела видеть в художественных произведениях воплощение принципа «партийности» в искусстве и доказательством послужит высказывание Д.П. Журавлева. Из уже упомянутого доклада от 5 марта 1956 г., «сталинградские писатели, как и другие деятели искусств, призваны проводить партийные идеи, быть инженерами человеческих душ, прививающими советским людям высокие моральные качества»[49], а именно такие, как преданность делу коммунизму, любовь к социалистической Родине, добросовестное отношение к труду, взаимоуважение между людьми, высокое сознание общественного долга и нетерпимость к нарушениям общественных интересов, коллективизм и товарищеская взаимопомощь, непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству. В целом творческая работа Сталинградских писателей в период «оттепели» подчинялась решениям и постановлениям Правления отделения ССП, Отдела пропаганды и агитации обкома КПСС и парторганизации Сталинградского отделения ССП. В параграфе 31 протоколов заседания бюро обкома КПСС с № 65-72 от 1957 г. зафиксировано, что именно на эти организации возложена задача устранить вышеперечисленные недостатки. Таким образом, именно эти организации являются проводниками государственной культурной политики в регионе, с помощью них власть контролировала работу местной художественной интеллигенции.

На начало 1953 г. в городе существовало три театра – драматический театр им. М. Горького, театр музыкальной комедии и театр кукол. В Справке о работе Отдела по делам искусств Сталинградского горкома ВКП (б) от 1951 г. отмечены творческие успехи театров и позитивные моменты в их деятельности. Так, драматический театр был высоко оценен Правительством СССР за создание спектакля «Совесть», а ведущие деятели этого театра – Ф. Е. Шишигин, Ф. П. Новикова, К. А. Синицыну, В. А. Акимову были отмечены Сталинскими премиями. За 1951 г. были поставлены спектакли: «Правда хорошо, а счастье лучше», «Под золотым орлом», которые заслужили признание не только у местной власти, но и у горожан. Советская тематика занимала прочное место в репертуаре. Театр музыкальной комедии в 1951 г. отказался от Венского репертуара и, по мнению, партийных работников, успешно работал над советскими музыкальными комедиями. Появившиеся на тот момент спектакли: «Табачный капитан», «Акулина», «Голубой гусар», были высоко оценены местной властью. Театр кукол также творчески рос и развивался, как и весь город, им были выпущены такие спектакли, как: «Кот в сапогах», «Иван крестьянский сын».

В Сталинграде отделение Всероссийского театрального общества было создано в 1938 г. Но анализируя архивные документы, относящиеся к деятельности отделения в первые годы «оттепели» показывают, что отделение ВТО слабо оказывало какую-либо помощь в работе театров. Работа сталинградского отделения была мало заметной и не обширной, так на отчётно-выборочной конференции, проходившей 8-9 марта 1954 г. многие деятели и работники театра говорили о том, что мало проводилось больших творческих мероприятий, которые бы говорили о развитой театральной жизни в Сталинграде[50]. Московские театроведы и режиссеры с постановочным опытом были редкими гостями в Сталинграде, а ведь городу, возрождающийся из руин, необходимы были режиссеры-практики. Д.И. Ярский – директор драмтеатра, во время выступления на отчётно-выборочной конференции обвинял в малой настойчивости и требовательности к Центральному правлению ВТО и местному отделению ВТО в организации помощи местным театрам.

Кроме того, что ВТО должно было оказывать методическую помощь в работе театров, постановке спектаклей, важным направлением деятельности являлось проведение занятий, семинаров, лекций, повышая сценический уровень актёров. Однако этот фронт работы также находился в неудовлетворительном состоянии. Расписания и графика работы режиссеров и опытных актеров с начинающими не было, иногда проводил работу с актёрами Ф.Е. Шишигин, но это не было его постоянным делом и занятием. Занятия по актёрскому мастерству в целом были случайны, непостоянны, не повседневным занятием, что, по словам Д.И. Ярского, могло отразиться как на всём спектакле, так и на таком важном аспекте в творчестве, как неправильном понимании действительности, что в свою очередь говорит об идеологической составляющей в деятельности. «Нельзя, чтобы работники идеологического фронта, несущие со сцены лучшие передовые идеи и мысли человечества, создающие образы советских людей не интересовались научной теорией марксизма-ленинизма, не знали бы законов развития нашего общества, глубоко не разбирались бы в жизни, деятельности и последовательности роста каждого советского человека. Не зная всего этого – значит не знать жизни, значит нельзя правдиво, глубоко и серьёзно создавать образы советских людей»[51]. Дальше в докладе говорится, что «через подлинную работу над собой по актёрскому мастерству, через повседневное политическое воспитание и через глубокое изучение жизни – мы сумеем достигнуть сознательного подлинного мастерства и нашего беспрерывного творческого роста»[52]. Можно сказать, что в докладе сформирована основная концепция театрального искусства. Главное направление советского театра в 1950-60-е гг. – воплощение тем современности, которые находили выражение в спектаклях, утверждающих высокие морально – этические нормы, отвечающие ценностям советского общества и существующий идеологии в государстве.

В связи с постановлениями и решениями ХХ съезда КПСС и принятыми постановлениями в регионе в области культуры и искусства, не могли не затронуть деятельность сталинградского отделения ВТО и работу театров. Министр культуры СССР с 1955-1960 гг., Н. А. Михайлова, говорил о том, что театр в Советском государстве является порождением социалистической революции и поставлен целиком и полностью на службу трудящимся, а главной отличительной его особенностью является «партийность, коммунистическая идейность»[53]. Власть ставила задачу перед советским театром «создавать новые произведения о партии, обогащая разработку важнейшей темы новыми художественными открытиями, новым ярким содержанием»[54]. Городские театры, а особенно драмтеатр им. М. Горького, выполняя решение ЦК от 25 августа 1946 г. «О репертуаре драматических театров и мерах его улучшения» достигли известных результатов в создании спектаклей на современную тематику. Общественные процессы второй половины 1950-х гг. отражались в спектаклях «Совесть», «Грозное оружие», «Большой шаг». Секретарь Сталинградского обкома тов. Журавлев также указывал на то, что «в репертуаре театра есть ряд спектаклей на современную тему, правдиво показывающих высокие моральные качества советских людей»[55]. В протоколах бюро горкома КПСС от 1959 г. отмечено, что «положительной чертой в работе Сталинградских театров является стремление к расширению своего репертуара за счет произведений местных авторов»[56]. В связи с этим на сцене драматического театра появились такие спектакли, как «Звезды на крыльях» И. Волокитина и В. Костина, «На Волге широкой» В. Костина и Ф. Красина. В 1958 г., к 15-летию со дня разгрома гитлеровцев под Сталинградом, Н. Покровский поставил пьесу «Сыновья» А. Шейна. Спектакль оказался знаковым и имел большой общественный резонанс. На сцене зритель мог увидеть русского юношу, сына обычной русской женщины, которую играла народная артистка РФ Мязина Е., сражавшегося с фашистами в небе Испании. Другим героем был испанец, прообраз Рубена Ибаррури, который воевал в России и погиб в Сталинграде. Его мать Габриэла Игнассари, роль которой исполняла заслуженная артистка РСФСР Евгеньева Е., приехала на могилу сына, и две матери встретились здесь, в городе, ставшем родным и испанской женщине. Этот спектакль получил положительную общественную оценку, «незнакомую москвичам пьесу театр поставил с настоящей любовью и уважением к памяти бойцов, павших под Сталинградом»[57]. Театр кукол, стремясь повысить идейно-художественное качество своих спектаклей и уровень исполнительского мастерства, и постановочное мастерство, выпустил на суд зрителей такие спектакли, как «Тимур и его команда», «Старик Хоттабыч», которые были встречены одобрительной оценкой со стороны местных властей. На областном совещании также было отмечено, что серьезных творческих успехов добился театр музыкальной комедии. Так на 1956 г. театр музкомедии в содружестве с местными авторами создал два новых спектакля на современную тему – «Поют Сталинградцы», «Лялькин и Люлькин». Успешно прошли гастроли этого театра в Москве и Ленинграде в 1955 г., где на суд зрителей были поставлены спектакли классического репертуара, это такие, как «Фиалка Монмарта», «Вольный ветер», «Трембита».

В выступлениях участников Сталинградского областного совещания работников литературы и искусства, проходившего в начале марта 1956г. и на котором выступал тов. Журавлев, отмечено, что «главной задачей, которую партия всегда ставила перед советской литературой и искусством, было правдивое отражение жизненных процессов, происходящих в обществе», а «сила литературы и искусства в том, что она вдохновляется великими идеями коммунизма»[58]. Деятели культуры часто обращались в своей творческой работе к современным темам, отображая реалии того времени, рассказывая о людях периода строительства коммунистического общества. Задача, которая стояла перед советским искусством и литературой заключалась в том, чтобы сформировать советского человека как сознательного строителя великого социалистического будущего, верно выполняющего ленинские заветы и постановления КПСС. Власть, в лице партийно-государственного аппарата, с помощью таких сильных духовно-творческих форм деятельности общества, как литература и искусство, театр формировала и воспитывала людей, которые признавали бы право государства распоряжаться их личностью, судьбой, чувствами. Советский человек в таком случае становился инструментом реализации планов и идей партии, «живой» машиной, которая воплощала бы наяву поставленные цели и задачи. Человек в тоталитарном государстве, испытывавший постоянный контроль, как в личной жизни, так и в профессиональной деятельности, не мог не согласиться на исполнение такой социальной роли.

Одной из основных причин слабости спектаклей на современную тему партийное руководство видело в недостаточном отношении к ним со стороны руководства театра, которое должно было «уделять должное внимание на художественное оформление спектаклей»[59], чтобы не терялась смысловая нагрузка и эмоциональность, то есть то, через что зрителям показывается и передается «великий» процесс строительства социализма и коммунистического общества. Другой причиной является отсутствие четкости и твердости в планировании репертуаров. В справке о состоянии театрального репертуара и мерах его улучшения за 1959 г., указывалось, что в результате проверки деятельности театров города в прошедшем сезоне, то есть, за 1958 г., установлен основной недостаток работы театров – неудовлетворительное формирование репертуара. Это, по мнению партийных работников, сказалось на всей деятельности театров, они «не создали ни одного произведения, в которых бы глубоко и ярко была отображена жизнь советского народа, рабочего класса, колхозного крестьянства, творческий труд интеллигенции»[60]. Исследуя архивные материалы, можно увидеть, что ведущие театры города во второй половине 1950-х гг., по мнению партийных работников, все же «отступили от своих идейных и художественных позиций»[61], вследствие чего театры стали гнаться за так называемыми «кассовыми» пьесами для спектаклей, перестали исполнять свой общественный долг, а именно «повседневно показывать моральную красоту и величие советского народа»[62]. В 1955 г. драматический театр поставил 5 спектаклей, но среди них оказались постановки, которые по замечанию партийных работников были «слабые в художественном отношении», это такие, как «Сталинград-Сант-Яго», «Хрустальный ключ», а в 1956 г. был поставлен спектакль «Навсегда», который также можно отнести «к числу творческих неудач»[63]. Д.П. Журавлев, выступая на уже упомянутом областном совещании работников литературы и искусства города и области, со своим докладом, отметил, что «в прошедшем сезоне (1955 г.) театр кукол имел спектакли со слабым режиссерским и актерским решением»[64], это такие, как «Волшебная лампа Алладина», «Три поросенка», «Чертова мельница». Но именно в спектакле «Волшебная лампа Алладина» впервые в городе была применена система тростевых кукол, что, конечно же, объективно говорит о режиссерской находчивости. На проходящем фестивале «Волжская театральная весна» в Сталинграде в 1957 г. работу театра кукол оценили очень высоко. Главный режиссер А. Хмелев и художник Ф. Мельников получили почетные дипломы. Спектакль театра музыкальной комедии «Тайна тети Даши» был признан слабым в художественном отношении на современную тему и подвергся критике.

Подводя итоги, можно сказать, что творчество художников, писателей и театральных деятелей, живущих в Сталинграде, в рассматриваемый период жестко регламентировалось со стороны партийных и общественных организаций – Отделом пропаганды и агитации Сталинградского обкома КПСС, Сталинградского горкома КПСС, Союзом советских художников и Союзом советских писателей и их партийными ячейками. Литературная деятельность местных писателей и художественная работа художников призваны были проводить партийные идеи, показывать народу возможность построения коммунистического общества, его силу, неиссякаемый потенциал для скорейшего достижения намеченных партией задач, то есть должен был полностью реализовываться принцип «партийности» в искусстве. Анализируя взаимоотношения власти и деятелей культуры, можно отметить, что театр в Советском государстве во второй половине 1950-х гг., это проводник и преемник партийных идей, инструмент реализации планов КПСС для дальнейшего строительства социалистического будущего. Спектакли при этом должны были отражать людям современный им процесс строительства социализма, его размах и темпы, показывать, что труд советских людей – это великое дело, подвиг и пример для всего человечества. Заметно, что критика партийных работников носила характер официальных оценок, а советский артист, художник и писатель, по мнению государственных чиновников, это пропагандист коммунистической морали.

Критика, которая велась, как было сказано в партийном документе «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа», «для того, чтобы еще более укрепить наш советский строй, позиции Коммунистической партии, обеспечить новые успехи и более быстрое движение вперед»[65], служила главным орудием воздействия на творческую элиту, поправляя и направляя ее деятельность в нужное русло и направление, отвечающее государственным интересам в реализации плана построения коммунистического общества. Сталинградские отделения творческих союзов Советского государства – это непосредственные «машины» по реализации культурной политики. Анализ деятельности которых показывает, что советское изобразительное искусство, литература, игра актёров и режиссерские постановки стояли на службе коммунистической идеологии, превращая их в инструмент агитации и пропаганды, предназначались для того, чтобы внедрить в сознание людей марксистско-ленинские идеи, убедить их в преимуществах социалистического общежития и правильности выбранного пути развития государства.

При анализе процесса взаимодействия партийно-государственного аппарата и деятелей советского искусства, взаимоотношений власти и творческой интеллигенции становится очевидным, что политика государства в сфере культуры оставалась традиционной и неизменной. Коммунистическая партия проявляла со своей стороны жесткий административный контроль, боясь, что в советском искусстве и творческих союзах смогут зародиться «ошибочные и вредные тенденции», то есть те, которые отходят от марксизма-ленинизма. Партийные деятели, проявляли в отношении деятелей культуры необоснованную критику, огульность, резкость в некоторых оценок, субъективизм в подходе к ряду произведений искусства. Примером такого поведения может служить лидер СССР периода «оттепели» Н. С. Хрущев, а данные характеристики поведения государственных чиновников ничем не отличались от узости и предвзятости партийных критиков предшествовавшего периода «сталинизма».

Заметно, что искусство в советском государстве носило отпечаток существующей идеологии в обществе и полностью подчинялось происходящим в стране социально-экономическим, социально-политическим изменениям. Художественная культура, которая была регламентирована, имела определённую функцию и несла в себе универсальную цель, характеризует советское искусство, как продукт тоталитарного государства.

Список источников и литературы

  1. Абельдяева И. Г. Советское искусство в годы развернутого строительства коммунизма. М., 1964;
  2. Варшавский Л. Р. Советское изобразительное искусство. М., 1961;
  3. Веймарк Б. В. Идейное единство и национальное многообразие советского искусства. М., 1962
  4. Викторов В.В. Становление и развитие материально-технической базы культуры. М., 1989
  5. Небесный ковчег: воспоминания о волгоградских писателях, ушедших из жизни. Волгоград, 2006
  6. Ермаков В. Т. Советская культура как предмет исследования / В.Т. Ермаков // Вопросы истории.1973. № 11.
  7. Изучение истории культуры как системы: сб. науч. тр. - М.: Ин-т истории СССР, 1989
  8. Коммунистическое строительство и задачи советского изобразительного искусства. М., 1961;
  9. Коммунист. 1957. № 15
  10. Литературная газета. 1957. 17 сентября
  11. Московский комсомолец. 1958. 12 июня
  12. История и современность.М.: Мысль, 1983
  13. О литературе и искусстве. Сб. документов. М., 1960
  14. Осокин В. Н. Искусство правды. М., 1961
  15. Протоколы бюро горкома КПСС № 59-65 …// (ЦДНИВО)
  16. Севастьянов Е. И. За искусство коммунизма
  17. Сталинградская правда. 1959. 26 апреля.
  18. Эренгросс Б. А. Советское изобразительное искусство сегодня. М., 1963
  19. Изучение истории культуры как системы: сб. науч. тр. - М.: Ин-т истории СССР,1989.

[1] См.: Соболев Л. За нерушимое единство литераторов под знаменем партии. // Литературная газета. 1957. 17 сентября.

[2] См.: Коммунист. 1957. № 15.

[3] См.: Там же.

[4] Ермаков В.Т. К вопросу о периодизации историографии советской культуры / Советская культура. История и современность.М.: Мысль, 1983. С. 6-24.

[5] См.: Абельдяева И. Г. Советское искусство в годы развернутого строительства коммунизма. М., 1964; Варшавский Л. Р. Советское изобразительное искусство. М., 1961; Веймарк Б. В. Идейное единство и национальное многообразие советского искусства. М., 1962; Коммунистическое строительство и задачи советского изобразительного искусства. М., 1961; Осокин В. Н. Искусство правды. М., 1961; Севастьянов Е. И. За искусство коммунизма; Эренгросс Б. А. Советское изобразительное искусство сегодня. М., 1963.

[6] Ермаков В. Т. Советская культура как предмет исследования / В.Т. Ермаков // Вопросы истории.1973. № 11. С. 15-27.

[7] Изучение истории культуры как системы: сб. науч. тр. - М.: Ин-т истории СССР, 1989. -

221 с; Методологические проблемы исследования истории культуры: сб. науч. тр. - Л.: ЛГИК, 1982.-166 с.

[8] Викторов В.В. Становление и развитие материально-технической базы культуры. М., 1989. 158 с.; Болотников И.М. Научное управление культурно-просветительными учреждениями. М., 1976. 144 с; Иванова Л.В. Из истории партийно-государственного руководства культурным строительством в СССР. М., 1983. - 221 с. и др.;

[9] Кудрина Т.А. Культура современной деревни. На материалах РСФСР. М., 1980.182 с; Украинец П.П. Социально-культурный комплекс: опыт и проблемы. М: Политиздат, 1983. 110 с; КПСС и культурное преобразование села. М., 1982. 218 с. и т.д.

[10] Культурная жизнь в СССР. 1951-1965. Хроника. М, 1979. 679 с.; Культурная жизнь в СССР. 1966-1977. Хроника. М., 1981. 847 с.

[11] Ким М.П. Проблемы теории и истории реального социализма. М., 1983. 263 с.

[12] Пихоя Р.Г. СССР: История власти. 1945- 1991. М., 1998; СМ. : Зубкова Е.Ю, Маленков и Хрущёв: личный фактор в политике послесталинского руководства // Отечественная история. 1995. № 4; Наумова В.П. Борьба Н.С. Хрущева за единоличную власть // Новая и новейшая история. 1996. № 2; Хлевнюк О. Берия: пределы исторической реабилитации // Свободная мысль. 1995. №2; Жуков Ю.Н. Борьба за власть в партийно-государственных верхах СССР весной 1953 г. // Вопросы истории. 1996. № 5-6; Барсуков Н.А. ХХ съезд КПСС в ретроспективе Хрущева // Отечественная история. 1996. № 6; Булыгина Т.А, Советская идеология и общественные науки. М., 1999; Общественные науки в СССР. 1945-1985. М., 2000.

[13] ХХ съезд КПСС и его исторические реальности. С. 330-333.

[14] Орлов Г.В. Мой край: царицынское долголетие, сталинградская прочность, волгоградская молодость: Очерки истории социально-экономического развития (1589-2009). Волгоград, 2009.312 с.

[15] См.: Чиров Д. Писатели Нижней Волги. Волгоград, 1973.

[16] См.: Смирнов В. По следам времени. Из истории писательской организации Царицына-          Волгограда. Волгоград, 1996.

[17] Небесный ковчег: воспоминания о волгоградских писателях, ушедших из жизни. Волгоград, 2006. 560 с.

[18] См.: Мишина В. Сталинградские художники. Л., 1960.

[19] См.: Литвинов А. Мы начинаем с буквы «А» // Отчий край. 1994. № 2 .С. 129.

[20] См.: Беспальцева Г. Но с благодарностью, что были…// Отчий край.2003. №3 .С. 225.

[21] См.: Мякишев Л. Царство оперетты. // Отчий край. 2002. №2. С. 204.

[22] Соколов К. Б. Художественная культура и власть в постсталинской России: союз и борьба (1953-1985 гг.). СПб., 2007. С. 40.

[23] Отчёт о работе Правления Сталинградского СССХ за 1952 г. и январь – июль 1953 г // ЦДНИВО. Ф. 6605.Оп.1. Д. 43. Л. 53

[24] Там же.

[25] Там же. Л. 54.

[26] Протоколы заседаний Правления и общих собраний Сталинградского Союза советских художников за 1953 г. // ЦДНИВО. Ф. 6605.Оп.1. Д. 43. Л. 54.

[27] Отчёт о работе Правления Сталинградского СССХ за 1953 г. // ЦДНИВО. Ф. 6605.Оп.1. Д. 44. Л.44.

[28] Общие соьбрания, проведённые в 1953 г. // ЦДНИВО. Ф. 6605.Оп.1. Д. 44. Л.40.

[29] Протокол собрания по обсуждению 10-й отчётной выставки Сталинградского ССХ // ЦДНИВО. Ф. 6605. Оп.1. Д. 47. Л. 72.

[30] Там же.

[31] "Страницы истории" из фондов музея / / URL: http://www.museum.ru/N19922.

[32] Там же. Л.132

[33] ХХ съезд Коммунистической партии Советского Союза. 14-25 февраля 1956г. Стенографический отчет. Т.1. М., 1956. С.118.

[34] Доклад, стенограмма и выступления участников областного совещания работников литературы и искусства «ХХ съезд КПСС и задачи работников литературы и искусства». 5 марта 1956г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 52. Д. 119. Л.161.

[35] Сталинградская правда. 1959. 26 апреля.

[36] Молодой Ленинец.1957. 25 мая. См.: приложение 3.

[37] Справка о работе Сталинградского отделения Союза советских художников. 28 октября 1958 г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 57. Д. 46. Л. Л.24.

[38] План работы Сталинградского отделения ССП на июль-декабрь 1953 г. // ЦДНИВО. Ф. 6829. Оп. 1. Д. 14. Л. 10

[39] Там же. Л. 11.

[40] Доклад Н.И. Мизина. Некоторые итоги Второго всесоюзного съезда писателей и задачи Сталинградской писательской организации. // (ЦДНИВО). Ф. 6829. Оп. 1. Д. 34. Л. 26.

[41] Доклад Н.И. Мизина... // (ЦДНИВО). Ф. 6829. Оп. 1. Д. 34. Л. 29.

[42] Там же. Л. 37.

[43] Там же. Л. 39.

[44] Доклад, стенограмма и выступления участников областного совещания работников литературы и искусства… // ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 52. Д. 119. Л. 5.

[45] Протоколы заседаний бюро обкома КПСС № 65-72. § 31 О работе Сталинградского отделения Союза советских писателей. 16 июля 1957 г. // Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 56. Д. 22. Л. 257.

[46] Доклад, стенограмма и выступления участников областного совещания работников литературы и искусства… // (ЦДНИВО). Ф. 113. Оп. 52. Д. 119. Л.157.

[47] Справка о работе Сталинградского отделения Союза советских писателей. 28 июня 1957 г. // (ЦДНИВО). Ф. 113. (Сталинградский областной комитет КПСС). Оп. 56. Д. 50. Л. 244.

[48] Там же. Л. 242.

[49] Доклад, стенограмма и выступления участников областного совещания работников литературы и искусства… // (ЦДНИВО). Ф. 113. Оп. 52. Д. 119. Л.134.

[50] Стенограмма выступления Ярского Д.И. на областной отчётно-выборочной конференции ВТО от 8/9 марта 1954 г. // (ЦДНИВО). Ф. 6791. Оп. Д.42. Л.1.

[51] Стенограмма выступления Ярского Д.И. на областной отчётно-выборочной конференции ВТО от 8/9 марта 1954 г.// (ЦДНИВО). Ф. 6791. Оп. Д.42. Л.2.

[52] Там же. Л. 3.

[53] Михайлов Н. А. Театр и современность. М., 1959. С. 6.

[54] Там же.

[55] Доклад, стенограмма и выступления участников областного совещания работников литературы и искусства… // (ЦДНИВО). Ф. 113. Оп. 52. Д. 119. Л. 138.

[56] Протоколы бюро горкома КПСС № 59-65 и № 1. § 16. О состоянии театрального репертуара и мерах по его улучшению. Октябрь 1959 г. // (ЦДНИВО). Ф. 71 (Сталинградский городской комитет КПСС). Оп. 32. Д. 14. Л. 7.

[57] Московский комсомолец. 1958. 12 июня.

[58] Доклад, стенограмма и выступления участников областного совещания работников литературы и искусства… // (ЦДНИВО). Ф. 113. Оп. 52. Д. 119. Л.1.

[59] Там же. Л.146.

[60] Справка о состоянии театрального репертуара и мерах его улучшения. 25 декабря 1959г. // (ЦДНИВО). Ф. 71 (Сталинградский городской комитет КПСС). Оп. 32. Д. 20. Л.104.

[61] Доклад, стенограмма и выступления участников областного совещания работников литературы и искусства… // (ЦДНИВО). Ф. 113. Оп. 52. Д. 119. Л. 139.

[62] Протоколы бюро горкома КПСС № 59-65 …// (ЦДНИВО). Ф. 71. Оп. 32. Д. 14. Л. 8.

[63] Доклад, стенограмма и выступления участников областного совещания работников литературы и искусства… // (ЦДНИВО). Ф. 113. Оп. 52. Д. 119. Л. 138.

[64] Там же. Л. 146

[65] Хрущев Н. С. За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа. // О литературе и искусстве. Сб. документов. М., 1960. С.33.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top