Кузнецова Н.Ю.

Введение

История каждого церковного прихода, церкви, пустыни, монастыря заслуживает пристального внимания, и изучение доживших до наших дней (иногда виде руин, иногда - воспоминаний) монастырей и церквей полностью оправданно.

Монастырь – это культурный центр, место сосредоточения духовной деятельности и богословской мысли. Монастырь – это центр религиозного воздействия, где осуществляется аскетический идеал в поисках путей к спасению.[1] Кроме того, монастырь, это не только монашеская духовная корпорация, но и хозяйствующий объект.

Эти характеристики можно относить как к крупнейшим и известнейшим монастырям, таким например, как Троице-Сергиева лавра, Кирилло-Белозерский монастырь, Соловецкий монастырь, Валаам, так и к малым обителям.

Карелия – это Север, а на Севере, как известно, получило массовое распространение старообрядчество, поэтому здесь очень много памятников сакрального значения для старообрядцев. СТАРООБРЯДЧЕСТВО (или СТАРОВЕРИЕ) – общее название русского православного духовенства и мирян, отказавшихся присоединиться к реформе, предпринятой в XVII веке патриархом Никоном и стремящихся сохранить церковные установления и традиции древней Русской Православной Церкви.[2]

В данной работе будут рассматриваться две обители, существовавшие на территории Карелии и в XVII веке сыгравшие важную роль в развитии старообрядческого движения в крае: Корнилие-Палеостровский монастырь и Троицкая-Сунарецкая пустынь (Приложение №1).

На Русском Севере вообще с конца XV и по XVII век было основано около 180 монастырей и пустыней.[3] Они составляли разветвленную сеть, охватившую важнейшие хозяйственные зоны, водные и сухопутные коммуникации и административные центры. Среди них выделяют монастыри различных типов.[4] Это монастыри-вотчинники (почти все монастыри Севера имели земельные угодья, но лишь треть владела еще и крестьянами), монастыри-аскеты и нестяжатели (противники сосредоточения в руках монастырей недвижимой собственности) и малые обители (монастыри-общины). Палеостровский монастырь по приведенной выше классификации можно отнести к монастырям-вотчинникам, а Сунорецкую пустынь – к числу малых обителей или «монастырей-общин», в изобилии представленных на Русском Севере в тот период в связи с распространением старообрядчества. Таким образом, мы можем проследить участие в старообрядческом движении как крупного монашеского центра, так и небольшого монастыря.

Цель данного исследования состоит в том, чтобы провести анализ значимости Троицкой-Сунарецкой обители и Корнилие-Палеостровского монастыря для старообрядчества на Севере России, их значения в христианской жизни Русского Севера. Таким образом, объектом исследования являются монастыри, а предмет исследования – это духовное и историко-культурное наследие, а также потенциальные паломнические возможности этих старообрядческих сакральных центров.

Для достижения поставленной цели в исследовании решаются следующие конкретные задачи:

— попытаться произвести источниковедческий анализ Жития инока Кирилла (как основного источника по истории Сунорецкого монастыря) и Службы и Тропаря преподобному Корнилию (ввиду отсутствия Жития этого святого);

— выявить особенности старообрядческого мировоззрения на примере личности Кирилла Сунорецкого;

— проанализировать с точки зрения сакральной географии территорию Республики Карелия (выделение, систематизация материалов по почитаемым местам старообрядчества).

Для решения данных задач в ходе исследования применяются следующие методы:

  • описательный метод, когда основной акцент поставлен на изучение и подробное освещение литературы, с последующим использованием сделанных авторами выводов и заключений,
  • метод анализа источников, благодаря которому можно сделать попытку восстановить определенные события из истории церкви по подлинным историческим документам,
  • метод наблюдения (посещение острова Виданский и места бывшего расположения пустыни).

Источники по данной теме можно разделить на две группы: неопубликованные и опубликованные источники. Основным источником будет являться духовная агиографическая литература – Житие инока Епифания Соловецкого[5] и Житие инока Кирилла Сунорецкого[6]. И если Житие Епифания опубликовано и неоднократно переиздавалось, то Житие инока Кирилла является неопубликованным источником. Получить доступ к нему можно только в сети Интернет. Эти источники сообщают ценные сведения об истории Сунарецкой пустыни, об её старообрядческой направленности, а также о расположении построек на острове, о братии. О жизни прп. Корнилия Палеостровского не сохранилось ни сказаний, ни преданий, то есть один из основных источников – житие – отсутствует. Некоторую информацию нам дает только служба Преподобному.[7]

Историография также может быть разделена на несколько групп: дореволюционную, советскую и современную. Следует также отметить, что если история Палеострова привлекала к себе внимание достаточно давно, и по этому вопросу существует некоторое количество исследований, то интерес к истории Сунарецкой пустыни возник совсем недавно, и серьезного освещения данная тема еще не получила.

Дореволюционная историография, а это статьи, посвященные истории пустыни и монастыря, которые были опубликованы местными краеведами в конце XIX века в газетах Олонецкой губернии – «Олонецких губернских ведомостях» и «Олонецких епархиальных ведомостях»: «Забытый храм»[8], Островский Д. «Виданский остров на реке Суне и его значение в истории поморского раскола»[9] и Воронов А.П. «К истории Троицкой Сунорецкой пустыни»[10].

По истории Троицкой-Сунорецкой обители мы можем найти первые сведения в газете «Олонецкие губернские ведомости» (март 1898года) в статье «Забытый храм», но в ней автор об истории обители не упомянул ничего. Впервые определил развалины на Виданском острове как остатки Троицко-Сунорецкой пустыни[11] и восстановил его историю до второй половины XVII века Д. С. Островский в статье «Виданский остров на реке Суне и его значение в истории поморского раскола», которая была опубликована в том же году в журнале «Олонецкие епархиальные ведомости». Наконец вся история от её создания до закрытия была прослежена в статье А. П. Воронова «К истории Троицкой Сунорецкой пустыни», в которой также были подтверждении и развиты доводы Островского. Исследователь так описал развалины Сунорецкой пустыни: «От монастыря, некогда здесь существовавшего, осталась деревянная разрушенная церковь на острове <..> Около церкви кладбище, где сохранились еще древние деревянные кресты. Порог близ острова называется Троицким, а соседние поля – монастырскими. Большая часть острова. отделяющегося от берега узким рукавом реки Сунны, занята лесом и пожнями»[12].

Таким образом, анализируя дореволюционную историографию, можно сделать вывод, что глубоких исследований по истории Троицкой-Сунорецкой обители не проводилось.

Что касается дореволюционных исследований Корнилие-Палеостровского монастыря, то здесь наиболее полно эту тему освятил в своей работе «Палеостров, его судьба и значение в Обонежском крае» Е.В. Барсов.[13] В ней мы можем прочесть как суждения и заключения автора, так и ознакомиться с теми документами, которые хранились в монастырском архиве (они опубликованы во второй части монографии). Также некоторые сведения по истории Палеострова можно найти у путешественников, посещавших эти края в XVIII-XIX веках. Так описание встречается у Майнова В. Н. в его очерке «Поездка в Обонежье и Корелу»[14], у первого Олонецкого губернатора Г. Р. Державина в его «Записках»[15], у Озерецковского Н. Я. в работе «Путешествие по озерам Ладожскому,Онежскому и вокруг Ильменя»[16] и у Челищева П. И «Путешествие по Северу России в 1791 году».[17]

В советское время – время цековных гонений и репрессий – исследования Сунорецкого монастыря и Палеостровской обители не проводились вообще. Можно отметить лишь, что в 1961 году на Виданском острове побывал известный исследователь А. Н. Робинсон. Он установил места нахождения монастырских построек, сделал фотографии острова и отметил, что «остатки монастырских построек в виде нижних бревен небольших срубов еще сохранились»[18]. По истории Палеостровского монастыря перепечатывались сочинения и монографии, вышедшие ранее.

В настоящее время Сунорецкая пустынь и Палеостров вызывают интерес как у историков-краеведов, так и у археологов. Из работ современных исследователей по истории монастыря на реке Суне следует выделить статью А.М. Пашкова «Троицкая Сунорецкая пустынь в истории России»[19], опубликованную в 2000 году в сборнике «Кондопожский край в истории Карелии и России». Автор прослеживает историю монастыря с самого его основания и до упразднения в 1764 году, дальнейшую судьбу монастырских построек. Но в массе своей статьи и монографии, использованные в работе, имеют определенную специфику – в большинстве своем в них поверхностно раскрывается история пустыни. Современное же состояние обители практически не раскрывается вообще, что создает определенную трудность в проведении исследования.

Палеостровский монастырь также привлекает к себе немало внимания. Можно отметить работу Кожевниковой Ю.Н. «Заштатные монастыри Карелии. Результаты и последствия секурялизационной реформы 1764 года (на примере Палеостровского Рождества Богородицы монастыря)».

Большое количество полезной информации содержится также в общих работах. Например в монографии, как «Карелия на переломе эпох: Очерки социальной и аграрной истории XVII века»[20] Черняковой И. А., где один из разделов полностью посвящен старообрядчеству на территории Карелии. Также следует выделить работу Пулькина М. В. «Православие в Карелии (XV – первая треть XX)»,[21] Камкина А.В. «Православная церковь на Севере России: Очерки истории до 1917 года»[22] и Зеньковского С. А. «Русское старообрядчество».[23] Кроме того, необходимо отметить такие работы коллективных авторов, как «Монашество и монастыри в России. XI-XX века»,[24] «Святые и святыни северорусских земель»[25] и «Проблемы святых и святости в истории России».[26] В этих работах проблема старообрядчества рассматривается как под традиционным углом зрения, так и с другой стороны, когда во внимание берется и ментальность средневекового человека, и характер его веры.

В августе 2007 и летом 2008 года на Виданском острове производились археологические работы под руководством М.М. Шахновича – зав. отделом археологии Карельского государственного краеведческого музея (Приложение №2). По результатам работ в сборнике «Православие Карелии» в 2008 году была опубликована статья «Археологические работы на усадьбе Троицкого Сунорецкого монастыря в 2007 году». Здесь – попытка установить точное местонахождения монастырских построек, в частности, кельи Кирилла Сунорецкого и кельи Епифания. Кроме того, Шахнович классифицирует валунные насыпи, расположенные на острове, как «сооружения утилитарно-хозяйственного назначения»[27], то есть - остатки хозяйственной деятельности обители.

Данная тема исследования не является достаточно разработанной, несмотря на востребованность в настоящем, и ещё большую востребованность в ближайшем будущем. Возрождается интерес к сакральным центрам: Палеостровский монастырь сейчас восстанавливается, но восстановление идет по инициативе РПЦ (хотя старообрядцы почитают это место и совершают сюда паломничества), Сунарецкая пустынь каждый год принимает паломников-старообрядцев, хотя изначально здесь был установлен крест от представителей РПЦ. Мы видим, что освещая эту тему, поднимается большое количество вопросов и сложностей. Изучение такого явления как старообрядчество не мысли мо без нашего понимания масштаба сакрального пространства Севера России в целом и исследования истории отдельных монастырей в частности. Троицкая-Сунарецкая пустынь и Корнилие-Палеостровский монастырь имеют большое значение для сакрального пространства Карелии и представляют особую ценность для изучения развития старообрядчества в крае. Поэтому, исследование этих монастырей может внести неоценимый вклад в изучение истории РПСЦ и ее отношений с РПЦ как в веке XVII так и на сегодняшний день.

Староверие в культурно-историческом ландшафте Карелии

Многие русские монастыри возникали на островах, берегах рек и озер. Карелия не являла в XIV-XVII веках собой исключение: в XIV в. на Ладожском озере возникает Валаамский монастырь, на Муромском озере – Муромский монастырь, на Онежском – Палеостровский. В XVI в. на острове Большом Клименецком в Онежском озере возникает Клименецкий монастырь.

Интересующие нас обители (а Сунарецкая пустынь, кстати сказать, также была основана на острове Виданском на реке Суне) – Корнилие-Палеостровская и Троицкая-Сунарецкая – занимают в культурном ландшафте и духовно-религиозной жизни Русского Севера особое место. (Приложение №3).

Троицкая Сунорецкая пустынь возникла в окрестностях современного города Кондопога в середине XVII века. Основателем монастыря считается инок Кирилл, в миру Карп Васильев (1608-1690) – карельский крестьянин из деревни Андреев Наволок. Последнее его название монастыря - Свято-Троицкая Сунорецкая пустынь, однако в разные периоды место это называлось по-разному: то Виданской (по названию острова, на котором была основана), то Троицкой, то Сунорецкой, то Кирилловской (в честь инока Кирилла) пустынями (Приложение №4).

Монастырь на Суне являлся одним из оплотов старообрядчества в крае, а его основатель инок Кирилл – являлся видным деятелем раннего старообрядчества, одним из первых Выгорецких пустынножителей. И это увеличивает значение пустыни как старообрядческого сакрального центра.

Палеостровский монастырь был основан иноком Корнилием в начале XV века. Это можно видеть из грамоты Иоанна и Петра Алексеевича, 1691 года: «новгородские посадники дали под строение того их монастыря Палеостровскаго первоначальнику Корнилию на Онеге озере Палей, Речной и иные острова».[28] Располагался он «в 100 верстах» от города Петрозаводска, около юго-западного берега Онежского озера на острове Палей. «Пальиным островок этот прозван вследствие обилия вокруг него рыбы «пальи», иногда он просто называется «отток», например в рукописной службе Корнилию Палеостровскому».[29]

Особую притягательность этим монастырям, несомненно, придавало их островное положение. Именно оно соединило в них множество смыслов, в конечном счете, и создававших феномен островного монастыря. Доминирующим был тот смысл, который вкладывало в образ островного монастыря христианское сознание. Оно видело в соединении монастыря и острова путь к спасению, идеальные условия для духовной сосредоточенности, своего рода пространство преображения и истины.

Троицкая Сунорецкая пустынь была основана на острове, образованном рекой Сунной при разветвлении её на Малую Суну и Большую Суну. Причин этому можно выявить несколько. Одна из них – хозяйственно-экономическая. Испокон веков люди в нашем Северном крае селились у воды. Реки и озера представляли собой «дороги», по которым только и было возможно сообщение в заболоченных и покрытых лесами землях. Кроме того, водоемы служили населению в качестве «кормильцев», дававших рыбу разных видов, которая существенно пополняла небогатый рацион северных крестьян. Соответственно, и обители возникали в наиболее удобных для хозяйствования местах.

Что касается Корнилие-Палеостровского монастыря, то и здесь – остров, правда не речной, а расположенный на озере – монастырь был основан на Онежском озере. Он входил в группу тех обителей, которые создавали своеобразную сакральную границу Севера, таким образом, одна из причин основания – колонизация земель. Монастырь становится одним из крупных промысловых и хозяйственных центров Севера.

Но есть еще одна причина, не менее важная. Острова привлекали прежде всего безлюдностью, своей удаленностью от греховного мира, облегчавшей единение с Богом, и труднодостижимостью.[30]

Монастырь   в   Средневековье   воспринимался как   образ Царствия   Небесного на земле, и конечно, это коренным   образом влияло на   его планировку. Так «Горний Град», согласно Откровению Иоанна, имеет регулярную планировку, в центре — престол Бога и Агнца, по периметру — жилища праведников. И для большинства средневековых монастырей можно проследить стремление к такой планировке и четкое соотношение строений между собой. Это связано с представлением о теоцентричности мира: ближе к центру, то есть ближе к Богу располагается более значимое. Все монастырские постройки образовывали четкую иерархическую систему, соподчиняясь между собой. Последовательность чередования была следующей: собор—кельи—стены—хозяйственные дворы и службы за стенами. А монастырская стена воспринималась как ограждение монастыря от «грешного мира».[31]

Были ли соблюдены эти основные принципы при создании Сунорецкой обители и Палеостровского монастыря? Частично (что касается Виданского монастыря) ответ на поставленный вопрос можно найти в «Житие и подвизи блаженнаго инока Кирилла перваго Выгорецкаго пустынножителя». Пожелав основать монастырь, Кирилл создал «церковь, во имя Пресвятыя, и Живоначальныя Троицы, созда хлебню, и столовую, и у дворов келии <…> и около монастыря ограду устрой юже тарасами или триугольными клетьми укрепи. высотою в дванадесят бревен, и плашьями большими тесаными покры, и на углы малыя шатрики постави, <…> и врата большыя в шахматы, <…> и на двое растворять устрои. и подле другия малыя содела. <…> и назва тыя врата Святыми». А хозяйственные постройки обители, в частности мельницу и скотские дворы, были вынесены за её стены: «и скотския дворы за рекою постави <…> мельницу же от монастыря прочь повыше отнесе, за поприще понеже оной у монастыря быти не удобно»[32].

Таким образом, можно сделать вывод, что Троицкая Сунорецкая пустынь представляла собой пример типичной средневековой монастырской застройки: церковь во имя Пресвятой Троицы – как центр «Града Божьего», кельи монахов и ограда, за которой были расположены хозяйственные службы. Мы видим стремление соблюсти планировку и соотношение строений между собой из-за желания уподобить конкретную обитель образу Небесного Иерусалима.

Что касается Палеостровской обители, то здесь, ввиду отсутствия Жития основателя, уместным следует считать обращение к архивным источникам. В описи монастырского имущества мы можем прочесть, что обитель включала в себя: «храм каменный, корпус 2х этаж. каменный <…> башен по углам ограды три деревянных и 1 каменная».[33] Кроме этого, монастырь обладал и хозяйственными постройками: «Скотные (избы) молочные, коровник с сеновалом, конюшня, рабочие избы, каретник, кузница, ледники, погреб для овощей, гумно с овином, баня, мельница ветрен., амбары»[34], которые расположены были за монастырской оградой. Таким образом, мы видим, что и здесь характерный тип монастырской застройки не нарушен.

Духовно-религиозная сторона деятельности обителей, связанная с их участием в процессах духовной жизни населения. И здесь мы можем видеть особое значение Сунорецкого и Палеостровского монастырей как оплотов старообрядчества в крае.

Как известно, во второй половина XVII века в православной жизни на Руси произошел раскол из-за сильного противодействия значительной части населения реформам, проведенным в Церкви патриархом Никоном. Большое количество старообрядцев находило приют на Севере, в том числе и в Карелии. Здесь они основывали свои обители или подвизались в уже существующих монастырях.

Изначально Сунорецкая пустынь не представляла собой «нарушительницу спокойствия», так как возникла раньше, чем были проведены реформы Никона. Но после нововведений, утвержденных в церковной жизни, Троицкий монастырь склонился к «вере отцов и дедов». В нем нашел приют такой видный деятель старообрядчества, как инок Епифаний Соловецкий. Он пришел на Виданский остров и принес с собой не только «книги и иная нужная потребная пустынная», но и истовую приверженность дониконовскому православию. Так в Житие самого Епифания упомнинается, что он изгонял беса из «молчальницы» Кирилла Сунорецкого при помощи иконы Богородицы медного литья: «образом вольяшным медяным пречистыя Богородицы изгнан бысть бес ис келии тоя».[35] Он продолжал совершать молитвы по дореформенным правилам: «пети вечерню и павечерню и каноны глаголати и прочее правило свое по обычаю совершив».[36] Епифаний способствовал переходу жителей окрестных деревень в старообрядчество.

Кирилл Сунорецкий, был хорошо известен крестьянам близлежащих деревень и немало способствовал переходу жителей в старообрядчество. Об этом упоминает еще Семен Денисов – один из основателей Выговского старообрядческого общежительства – в сочинении «История об отцах и страдальцах Соловецких». Свои дни он закончил на р. Выг, являясь. тем самым, одним из первых Выгорецких пустынников (В 1694 г. Андрей Денисов, наследник репрессированного рода князей Мышецких, скрываясь от гонений, основал в Олонецкой губернии Выговскую общину).[37]

И многие годы, вплоть до упразднения в 1764 году, монастырь служил местом, где укрывались гонимые старообрядцы«елицы же хотящии хранити древлеотеческое благочестие. яко окрестных сел жителие. тако и страннии иже о обители блаженнаго слышаху, могущии вси прихождаху к нему присно наслаждающеся древлецерковных благочинных песней и кождо испытующе свою совесть причащахуся».[38]

История Корнилие-Палеостровского монастыря также связана со старообрядчеством. Палеостров внес большой вклад в сохранение древлеправославия, как и Сунарецкий скит, Куржецкая обитель, Саразерский ский и др.

Одна из драматических страниц истории монастыря – захват его старообрядцами. В Палеостровской обители произошли самые массовые раскольнические самосожжения (до 2700 и до 500 человек). Когда вопрос касается старообрядчества, то переплетается многое: мифы, незнание или непонимание своеобразия представителей РПСЦ (в данном случае – представителей Древлеправославной Поморской Церкви). Так чтоже произошло на Палеострове в марте 1687 г. и сентября 1688 г.?

Первые самосожжения, произошедшие в конце XVII в., взбудоражили умы современников. Эти «гари» оказались самыми массовыми в истории России, они послужили основой для эпидемии «огненной смерти», продолжавшейся в России в течение всего XVIII в.[39] Самосожжения стали неотъемлемой частью религиозной жизни Руси. Стоит отметить только, что этому способствовали как сами старообрядческие наставники, так и официальные власти. И если первые аппелировали прежде всего к спасению, ведь, являясь нарушением требований христианской морали — запрета на самоубийство, — самосожжение становилось возможным при чрезвычайных обстоятельствах. Таковыми старообрядцы считали наступление последних времен, воцарение Антихриста. Вторые же создавали одновременно такую обстановку, при которой идея самосожжения стала привлекательной для поборников древнего благочестия – многих замеченных в симпатии к старообрядчеству, сжигали в срубах.

Что же касается событий, произошедших конкретно на Палеострове, то здесь существуют две точки зрения: общеизвестная – о самосожжении староверов, и точка зрения самих представителей древлеправославной церкви – трактовка событий марта 1687 года как «мученического подвига защитников древлеправославной веры».[40]

Остановимся на второй, менее распространенной, точке зрения. Старообрядческая традиция считает, что насильно никто в монастыре не удерживался, что Игнатий (дьякон с Соловков) с единомышленниками, захватив обитель, «асельников монастыря, пожелавших постоять за старую веру, они приняли в свои ряды, а остальных выслали из монастыря восвояси… разослал по всем прионежским волостям и селам гонцов, возвещая всем христианам, оставшимся верными древлеправославию, о своем желании пострадать за истинную веру и приглашая желающих присоединиться к нему. Узнав об этом, в Палеостровскую обитель стал стекаться народ».[41] То есть мы видим, что никакого насилия приверженцы староверия не совершали (и такая трактовка сильно разнится с официально принятой точкой зрения о том, что в огне погибли плененные игумен Тихон с братией).

Староверы по мере возможности обороняли монастырь от карательной воинской команды (призванной местными властями из Новгорода), а когда оборона была сломлена, и солдаты ворвались внутрь монастыря, то оставшиеся защитники укрылись в Соборном храме. По церкви, в которой люди пытались найти убежище, солдаты в упор открыли стрельбу из пушек. Руины храма стали братской могилой для защитников древлеправославной веры.[42]

Свидетельства об этой трагедии можно также найти и в других сочинениях представителей старообрядчества, так, например, у Ивана Филиппова в «Истории Выговской старообрядческой пустыни»: «И егда начата с пушек стреляти по церкви и пришедше ядра в церковь свещи вся срониша на поджегу... и загореся церковь и бысть шум пламенный, аки гром, пламень бо всю церковь обхвати и пойде огнь вверх, аки столп».[43]

Таким образом, данная трактовка событий – трактовка самих старообрядцев – повествует нам о новом взгляде на события, произошедшие в Палеостровском монастыре в конце XVIIвека. Не массовое самоубийство, а подвиг за веру, который роднит старообрядцев «с первыми христианскими мучениками, пострадавшими от римских гонений».[44]

Кроме того, следует также отметить, что история обоих монастырей связана с известными деятелями раннего старообрядчества: Троицкую-Сунарецкую обитель основал Кирилл Сунарецкий, а В Корнилие-Палеостровском монастыре находился в заточении епископ Павел Коломенский. Остановимся на этих деятелях несколько подробнее.

Личность инока Кирилла Сунарецкого вызывает немалый интерес. Кирилл – человек, живший в XVI веке и, следовательно, обладавший характерным для данного времени мировоззрением. Оно теоцентрично: главенствующей идеей христианского мировоззрения являлась идея Бога. Смысл человеческого бытия состоял в соединении с Богом в «Божьем царстве». И все стороны жизни и деятельности человека рассматривались через призму религиозных ценностей, как факторы, благоприятствующие «спасению».

Он впервые начал осваивать Виданский остров с 1645 года[45], как повествует Житие «отшествии из дому родителей своих на остров Виданский. в лето 7148-го».[46] Тогда Кириллу было 37 лет. Итак, мы видим, что в еще достаточно молодом возрасте он подверг себя самому сложному духовному испытанию, когда человеческая душа испытывает множество искушений и соблазнов - он стал отшельником-пустынником. Подвизаясь в Сунорецкой пустыни, Кирилл был лишен главного христианского таинства – таинства причастия, а также не имел духовного наставника, которому мог бы исповедоваться. То есть искушения, которым он себя подверг, должны были приносить ему сильнейшие душевные страдания. А мы помним, что он принял монашеский сан именно за тем, чтобы «спастись», облегчить себе те муки, которые он испытывал, находясь в миру.

Итак, Житие Кирилла сообщает нам «О отшествии из дому родителей своих на остров Виданский. в лето 7148-го».[47] Он становится отшельником или, что считается синонимичным, пустынником. И здесь мы можем задаться еще одним вопросом: а как же все-таки определить статус Кирилла Сунорецкого? В самом Житии он именуется пустынножителем.

В «Толковом словаре русского языка» Ожегова приводиться следующее определение слова пустынник – «монах, живущий в скиту, отказавшийся от общения с внешним миром»[48], с пояснением «то же, что отшельник». То есть, нет разделения между значением слов.

Устав Иосифа Волоцкого разделяет «пустынников» и «отшельников». Термин отшельник представляет собой перевод греческого слова «анахорет» и означает «уходящий».[49] Отшельник – это не просто пребывающий в удалении от монастыря монах, но монах, уже имевший опыт подвижничества в каком-либо монастыре, ему предписано иметь духовного руководителя, и лишь с благословения «духовного мужа» он может покинуть монастырь в поисках более уединенного пребывания.

«Пустынник» же – это монах, пребывающий в «пустыни», вовсе не обязательно отшельник, то есть совершивший «отшествие» из своего монастыря. Термин «пустынь» служил ля характеристики прродно-географического положения обители, места её основания, для противопоставления городскому монастырю.

Таким образом, мы видим, что и сама личность инока и его духовный путь в поисках Бога вызывают еще немало вопросов и представляют отдельную тему для исследования.

Что касается Корнилие-Палеостровского монастыря, то место это почитается в старообрядческой среде особо, так как связано с именем единственного из церковных иерархов, который не принял новой веры – именно сюда в 1654 г. был сослан епископ Павел Коломенский, не испугавшийся выступить в защиту православия и высказавшийся против реформ патриарха Никона.[50]

Когда в 1653 году Никон рассылал по храмам указ о введении новых богослужебных обрядов по современным греческим образцам, коломенский епископ принял сторону противников новшеств, протопопов Иоанна Неронова, Аввакума и Даниила. Таким образом, Павел оказался единственным русским архиереем, посмевшим выступить против всесильного Патриарха.

В 1654 году царь и Никон созвали в Москве Собор для того, чтобы осудить старые обряды и ввести новые. Только Павел Коломенский открыто высказывался на Соборе против церковной реформы. По свидетельству современников, он заявлял: «С того времени, как мы сделались христианами и получили правую веру по наследству от отцов и дедов благочестивых, мы держались этих обрядов и этой веры и теперь не согласны принять новую веру!»[51]

Вскоре по единоличному решению Никона епископ был лишен сана и сослан с несколькими иноками-послушниками на Онежское озеро, в далекий Палеостровский монастырь.К изгнаннику в монастырь стекалось множество старообрядцев, как мирян, так и священников, которым епископ проповедовал верность святоотеческому преданию «ясным гласом и светлою душею». Легенда гласит, что изгнанный святитель с радостью принимал приходящих и наставлял их: «Стойте во благочестии и держитесь предания святых апостол и святых отец, а догматов новых, внесенных в Церковь от Никона и учеников его, не приемлите. Блюдите себя от творящих распри и раздоры, подражайте вере бывших святых архипастырей российских, а в учения странные и чуждые не прилагайтесь. Почитайте священника, без него не пребывайте! На покаяние приходите, посты сохраняйте, пьянственного пития удаляйтесь, Тела Христова не лишайтесь!»[52]

Епископ Павел провел в Палеостровском монастыре год и шесть месяцев, но поскольку его проповедническая деятельность стала известна в Москве, был переведен под более строгий надзор в новгородский Хутынский монастырь. По общепринятому старообрядческому преданию, мученическая кончина епископа Павла произошла 3 апреля 1656 года на Страстной седмице в Великий Четверг. Епископ-мученик Павел стал одним из наиболее почитаемых святых в староверии. В истории «древлего благочестия» ему отводится особая, первенствующая роль, а его подвиг сравнивается со служением апостолов.

Все объекты сакрального почитания, независимо от их места расположения, можно условно классифицировать следующим образом:

1) Это могут быть исторические места расположения скитов, монастырей, могилы особо известных духовных отцов. Для старообрядцев – места мученической кончины страдальцев за древнее благочестие, места расположения молельных домов.

2) Чудотворные, мироточивые и особо почитаемые иконы.

3) Явления святых, чудес и проявления чудесного промысла Божия.

4) Памятные события и даты из истории христианства вообще и староверия в частности.

И из всего того, что было рассмотрено выше, можно сделать вывод: и Троицкая-Сунарецкая пустынь, и Корнилие-Палеостровский монастырь могут быть отнесены к историческим местам. Ведь в XVII веке на Виданском острове был расположен один из главных центров старообрядческого движения Олонецкого края, и здесь нашел приют Епифаний Соловецкий, а на Палеострове находился единственный старообрядческий епископ, вставший в один ряд с такими деятелями, как протопоп Аввакум и боярыня Морозова – Павел Коломенский. И это придает обителям особое значение и сакральную ценность в старообрядческой среде.

О старообрядчестве написано очень много... и очень мало. Обширную библиотеку составляют сочинения «расколоведов» и миссионеров господствующей церкви, направленные на богословское, каноническое, церковно-историческое «обличение раскола», выполняющие задачу, плохо совместимую с беспристрастным научным исследованием. Довольно велика библиография культурологических научных работ о старообрядчестве — труды археографов, историков. Но изучение религиозно-философского содержания староверческой мысли практически не развилось из самого зачаточного состояния. Так автор одного из лучших современных трудов о староверии, С.А. Зеньковский констатирует: «Казалось, что триста лет, прошедших со времен церковной смуты, развившейся при царе Алексее Михайловиче, были достаточным сроком для изучения и выяснения причин трагического раскола в русском Православии, который тяжело отразился на судьбах России и немало помог созданию тех условий, которые полвека назад привели царскую Россию к крушению. Но, к сожалению, до сих пор корни старообрядчества и причины русского церковного раскола семнадцатого века все еще не полностью вскрыты в исторической литературе и остаются далеко не ясными».[53]

Заключение

В настоящее время в России идет интенсивный процесс восстановления сакрального пространства. Карелия – уникальная в этом плане территория, так как здесь возрождение сакрального пространства происходит вне восстановленных монастырских стен. Данный процесс характерен для старообрядческих обителей в первую очередь, ведь монастырское служение не восстановлено ни в Корнилие-Палеостровском монастыре (имеется ввиду именно старообядческое служение), ни в Троицкой-Сунорецкой обители (то есть в тех местах, где раньше активно шла активная иноческая жизнь старообрядцев). Так мы знаем, что именно в Корнилие-Палеостровский монастырь в 1654 году был сослан в заточение энергичный противник Патриарха Никона епископ Коломенский Павел – глава Русской Православной Церкви, не признавшей реформы. В последней трети XVII века монастырь дважды захватывали старообрядцы. В марте 1687 и ноябре 1688 года здесь произошли самые массовые старообрядческие самосожжения (до 2700 и до 500 человек). А Сунарецкая пустынь - святого места для староверов-поморов. Ведь именно здесь нашел приют такой видный деятель старообрядчества, как инок Епифаний Соловецкий.Он пришел на Виданский остров и принес с собой не только «книги и иная нужная потребная пустынная», но и истовую приверженность дониконовскому православию. Так в Житие самого Епифания упомнинается, что он изгонял беса из «молчальницы» Кирилла Сунорецкого при помощи иконы Богородицы медного литья: «образом вольяшным медяным пречистыя Богородицы изгнан бысть бес ис келии тоя».[54] Он продолжал совершать молитвы по дореформенным правилам: «пети вечерню и павечерню и каноны глаголати и прочее правило свое по обычаю совершив».[55] Епифаний способствовал переходу жителей окрестных деревень в старообрядчество.

Мы сделали попытку исследовать Троицкую-Сунарецкую пустынь и Корнилие-Палеостровский монастырь как сакральные объекты старообрядцев на Русском Севере. В дальнейшем ответы на эти вопросы должны помочь объяснить, почему же в Карелии старообрядчество получило такое широкое распространение, и в частности, почему Сунарецкая пустынь являлась одним из центров этого движения в крае, несмотря на то, что располагалась достаточно близко к центру края – г. Олонцу, а Палеостровский монастырь, несмотря на духовный авторитет Павла Коломенского и события конца XVIIвека, был возвращен «в лоно Православной Церкви».

Итак, сегодня монашества на Виданском острове нет, а Палеостровский монастырь возраждает РПЦ, но это не мешает восстановлению сакрального пространства старообрядцев. Оно возрождается специфическим, характерным именно для РПСЦ, образом. Так, если в обителях РПЦ Московского патриархата в Карелии (Муромский, Важеозерский) идет восстановление монашества, стен, церквей, то для старообрядческого сакрального пространства Карелии это не возможно. Оно было уничтожено значительно раньше, чем в советский период, и степень сохранности материальных памятников - минимальная. (Сунорецкая обитель – конец XVII века, Палеостров - также). Поэтому восстановление происходит в несколько этапов: сначала о местах сакрального почитания для верующих РПСЦ идет сбор материала, затем организуется экспедиции на это место, где затем устанавливается поклонный крест. И для них – это уже восстановление сакрального пространства. И здесь – мы можем видеть различие между РПЦ и РПСЦ.

Внутренняя, сокровенная жизнь монашества невидима миру, но ее явственно ощущают истинно верующие. И в обители, а в нашем случае это Палеостровский монастырь и Сунарецкая пустынь, два века назад шли люди в стремлении достичь правды, понять тайну жизни во Христе, обрести пример праведной жизни. Не утратили эти места своей духовной силы и на сегодняшний день. Тема поиска смысла жизни в настоящее время очень актуальна. Для России характерен постоянный поиск возможных путей и перспектив развития. Идеи различных преобразований в экономической, социальной, политической сферах то возникаю, то забываются. И именно в такое переломное время как сейчас человек нуждается в духовном подкреплении. Поиск себя, попытка разобраться в своей душе – эти проблемы волнуют современного человека так же сильно, как когда-то волновали православного человека эпохи средневековья.

Путь к своей истории, безусловно, сложен. Освобождение от одних ограничений сменяется другими, возможно, более сложными: принятая иерархия причинности, влияние различных понятий исторического времени, вопросы языков и терпимости. Наши понятия определяются результатами исследований, но и результаты исследований определяются исходными понятиями, которые влияют на выбор фактов, на их анализ и на наши выводы. Поэтому изучение такого явления как старообрядчество не мысли мо без нашего понимания масштаба сакрального пространства Севера России в целом. Поэтому, исследование этих небольших монастырей может внести неоценимый вклад в изучение истории северных монастырей.

Список использованы источников и литературы

Опубликованные источники:

  1. Житие протопопа Аввакума ; Житие инока Епифания ; Житие боярыни Морозовой. –   СПб. : Глаголъ, 1994. - 219с.

Неопубликованные источники:

  1. Архив КарНЦ РАН, Разряд VIII, оп. 1, д. 5, 16
  2. НАРК Ф. 65, оп. 4, д. 1/5 Главная опись церкви Рождества Пресвятой Богородицы.
  3. НАРК Ф. 65, оп. 1, д. 7/140 Дневник миссионерских действий на должности помощника миссионера иеромонаха за 1857 г.
  4. НАРК Ф. 65, оп. 1, д. 3/35 Строителю Палеостровского монастыря о рыбных ловлях.
  5. НАРК Ф. 65, оп. 1, д. 3/32 Отношение в Московский Архив Министерства Юстиции об отыскиваемой Палеостровским монастырем земле состоящем в Повенецком уезде
  6. Житие о подвизи блаженного инока Кирилла перваго Выгорецкаго пустынножителя, создавшего прежде обители при реце Суне на острову Виданском во Олонецких пределех. [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://starover.boom.ru/kiril_suna.html, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 25.11.2007).

Литература:

  1. Барсов Е.В. Палеостров, его судьба и значение в Обонежском крае./ Е.В. Барсов, 1868. – 176 с.
  2. Воронов А.П. К истории Троицкой Сунорецкой пустыни // ОГВ. – 1900. – N 60. – 42 с.
  3. Державин, Г.Р. Записки, 1743-1812. /Сост. с науч. и текстол. подгот. Ю.В. Сокортовой. - Москва : Мысль, 2000. - 334 с.
  4. Забытый храм // ОГВ. – 1898. – № 22. – 35 с.
  5. Зеньковский С.А. Русское старообрядчество./ С.А. Зеньковский. – М: Институт ДИ-ДИК, 2006. – 688 с.: ил.:
  6. Камкин А.В. Православная церковь на Севере России: Очерки истории до 1917 года./ А.В. Камкин. – Вологда: Вологодский государственный педагогический институт, 1992. – 163 с.
  7. Колычева Е.И. Православные монастыри второй половины XV-XVI века.// Монашество и монастыри в России. XI-XX века: Исторические очерки., 2002. – 346 с.
  8. Майнов, Владимир Николаевич. Поездка в Обонежье и Корелу. - Изд.2-е, знач.доп.авт. - СПб.: Изд.ред.журн."Знание", 1877. - 318 с.
  9. Мильчик М.И. Островные монастыри Русского Севера в иконографии XVI – начала XVIII века.// Святые и святыни северорусских земель (по материалам VII научной региональной конференции). – Каргополь: Каргопольский гос. ист.-архитект. и худож. музей, 2002 г. – 316 с.
  10. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка./ РАН. Инст-т русск. яз. им. В.В. Виноградова. – М: ООО «ИТИ Технологии», 2003. – 982 с.
  11. Озерецковский, Н. Я.Путешествие по озерам Ладожскому,Онежскому и вокруг Ильменя. - СПб. : Императорская Академия Наук, 1812. - 559 с.:
  12. Островский Д. Виданский остров на реке Суне и его значение в истории поморского раскола // ОЕВ. – 1898. – №12. – 38 с.
  13. Пашков А.М. Троицкая Сунорецкая пустынь в истории России // Кондопожский край в истории Карелии и России: Материалы IV краеведческих чтений посвященных памяти А.И. Шошина. – Петрозаводск, 2000. – 250 с. :ил.
  14. Проблемы святых и святости в истории России. – М: Наука, 2006. – 274 с.
  15. Пулькин М. В. Православие в Карелии (XV – первая треть XX) / М. В. Пулькин. – М: Круглый стол, 1999. – 205 с.
  16. Робинсон А.Н. Жизнеописание Аввакума и Епифания. Исследование и тексты / А. Н. Робинсон. – М: Изд. Академии Наук СССР, 1963. – 317 с.
  17. Синицына Н.В. Типы монастырей и русский аскетический идеал (XV-XVI вв.)// Монашество и монастыри в России. XI-XX века: Исторические очерки., 2002. – 346 с.
  18. Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни : Издана по рукописи Ивана Филиппова.С соблюдением его правописания,одиннадцатью портретами знаменитых старообрядцев и двумя видами Выгов.муж.и жен.общежительных монастырей. - СПб. : Изд.Д.Е.Кожанчикова, 1862. – 608 с.
  19. Челищев П. И. Путешествие по Северу России в 1791 году : дневник П.И.Челищева / издан под наблюдением Л.Н.Майкова ; предисл. Л.Майкова. - СПб. : Тип.В.С.Балашева, 1886. - 315 с.: ил:
  20. Чернякова И. А. Карелия на переломе эпох: Очерки социальной и аграрной истории XVII века. / И. А. Чернякова. – Петрозаводск: Изд-во Петрозаводского государственного университета, 1998. – 297 с., ил.:
  21. Шахнович М.М. Археологические работы на усадьбе Троицкого Сунорецкого монастыря в 2007 году.// Православие в Карелии, 2008 г. – 312 с.
  22. Шахнович М.М. Валунные насыпи на территории Карелии.// Кижский вестник. – Петрозаводск: Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи», 2005. – Вып.5. – 289 с.

Интернет-ресурс:

  1. Кортава Т.В. Словесная школа Выговской пустыни как отражение языковых и культурных традиций допетровского времени. [Электронный ресурс] / Т. В. Кортава. – Электрон. ст. – [Самара]. –URL:http://samstar-biblio.ucoz.ru, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. (Т. В. Кортава Текст. Структура и семантика. Т.1. – М., 2001. – с. 240-248). – (Дата обращения: 31.03.2009).
  2. Поморцев Ф.Ф Палеостров. Крест, поставленный старообрядцами, хотели снести … но передумали. – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://pomorian.narod.ru/module6/module203.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 12.12.2009).
  3. Пулькин М.В. Старообрядцы – противники самосожжения (по материалам полемических сочинений конца XVII в.). – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/60-1-0-720, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 6.12.2009).
  4. Сказание о Павле епископе Коломенском (из "Истории о бегствующем священстве" Ионы Курносого). – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/60-1-0-720, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 6.12.2009).
  5. Урушев Д.А. Апостол града Коломны. – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/60-1-0-720, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 6.12.2009).
  6. Шахов М. О. Философские аспекты староверия [Электронный ресурс] / М.О. Шахов. – Электрон. ст. – [М]. – URL: http://starover.boom.ru.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. (М. О. Шахов Философские аспекты староверия. – М: «Третий Рим», 1997). – (Дата обращения: 31.03.2009).

[1] Колычева Е.И. Православные монастыри второй половины XV-XVIвека.// Монашество и монастыри в России. XI-XX века: Исторические очерки./ Отв. ред. Н.В. Синицына. – М: Наука, 2002. – с. 111

[2] Шахов М. О. Философские аспекты староверия [Электронный ресурс] / М.О. Шахов. – Электрон. ст. – [М]. – URL:http://starover.boom.ru.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. (М. О. Шахов Философские аспекты староверия. – М: «Третий Рим», 1997). – (Дата обращения: 31.03.2009).

[3] Камкин А.В. Православная церковь на Севере России: Очерки истории до 1917 года./ А.В. Камкин. – Вологда: Вологодский государственный педагогический институт, 1992. – с. 54

[4] Указ. соч., с. 55

[5] Робинсон А.Н. Жизнеописание Аввакума и Епифания. Исследование и тексты / А. Н. Робинсон. – М: Изд. Академии Наук СССР, 1963. – 317 с.

[6] Житие о подвизи блаженного инока Кирилла перваго Выгорецкаго пустынножителя, создавшего прежде обители при реце Суне на острову Виданском во Олонецких пределех. [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://starover.boom.ru, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 25.11.2007).

[7] Барсов Е.В. Палеостров, его судьба и значение в Обонежском крае./ Е.В. Барсов, 1868. – с. 20

[8] Забытый храм // ОГВ. – 1898. – № 22

[9] Островский Д. Виданский остров на реке Суне и его значение в истории поморского раскола // ОЕВ. – 1898. – №12

[10] Воронов А.П. К истории Троицкой Сунорецкой пустыни // ОГВ. – 1900. – N 60.

[11] Островский Д. Виданский остров на реке Суне и его значение в истории поморского раскола // ОЕВ, 1898. – N 12. – с. 25-27

[12] Воронов А.П. К истории Троицкой Сунорецкой пустыни // ОГВ,1900. – N 60. – с. 2

[13] Барсов Е.В. Палеостров, его судьба и значение в Обонежском крае./ Е.В. Барсов, 1868. – с. 20

[14] Майнов, Владимир Николаевич. Поездка в Обонежье и Корелу. - Изд.2-е, знач.доп.авт. - СПб.: Изд.ред.журн."Знание", 1877. - 318 с. с. 314

[15] Державин, Г.Р. Записки, 1743-1812. /Сост. с науч. и текстол. подгот. Ю.В. Сокортовой. - Москва : Мысль, 2000. - 334 с.

[16] Озерецковский, Н. Я.Путешествие по озерам Ладожскому,Онежскому и вокруг Ильменя. - СПб. : Императорская Академия Наук, 1812. - 559 с.:

[17] Челищев П. И. Путешествие по Северу России в 1791 году : дневник П.И.Челищева / издан под наблюдением Л.Н.Майкова ; предисл.Л.Майкова. - СПб. : Тип.В.С.Балашева, 1886. - 315 с.: ил:

[18] Робинсон А.Н. Жизнеописание Аввакума и Епифания. – с.214

[19] Пашков А.М. Троицкая Сунорецкая пустынь в истории России // Кондопожский край в истории Карелии и России: Материалы IV краеведческих чтений посвященных памяти А.И. Шошина. – Петрозаводск, 2000. – 250 с. :ил.

[20] Чернякова И. А. Карелия на переломе эпох: Очерки социальной и аграрной истории XVII века. / И. А. Чернякова. – Петрозаводск: Изд-во Петрозаводского государственного университета, 1998. – 297 с. – ил.:

[21] Пулькин М. В. Православие в Карелии (XV – первая треть XX) / М. В. Пулькин. – М: Круглый стол, 1999. – 205 с.

[22] Камкин А.В. Православная церковь на Севере России: Очерки истории до 1917 года. – Вологда: Вологодский государственный педагогический институт, 1992. – 163 с.

[23] Зеньковский С.А. Русское старообрядчество./ С.А. Зеньковский. – М: Институт ДИ-ДИК, 2006. – 688 с.: ил.

[24] Монашество и монастыри в России. XI-XX века. – М: Наука, 2002. – 346 с.

[25] Святые и святыни северорусских земель. – Каргополь: Каргопольский государственный историко-архитектурный и художественный музей, 2002. – 316 с.

[26] Проблемы святых и святости в истории России. – М: Наука, 2006. – 274 с.

[27] Шахнович М.М. Валунные насыпи на территории Карелии.// Кижский вестник. – Петрозаводск: Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи», 2005. – Вып.5. – с.273

[28] Майнов, Владимир Николаевич. Поездка в Обонежье и Корелу. - Изд.2-е, знач.доп.авт. - СПб.: Изд.ред.журн."Знание", 1877. – с. 314

[29] Майнов, В. Н. Поездка в Обонежье и Корелу., 1877. - с. 314

[30] Мильчик М.И. Островные монастыри Русского Севера в иконографии XVI – начала XVIII века.// Святые и святыни северорусских земель (по материалам VII научной региональной конференции). – Каргополь: Каргопольский гос. ист.-архитект. и худож. музей, 2002 г. – с. 109

[31] Колычева Е.И. Православные монастыри второй половины XV-XVI века.// Монашество и монастыри в России. XI-XX века: Исторические очерки., 2002. – с. 98

[32] Житие о подвизи блаженного инока Кирилла перваго Выгорецкаго пустынножителя, создавшего прежде обители при реце Суне на острову Виданском во Олонецких пределех. [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://starover.boom.ru, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 25.11.2007).

[33] «Опись имущества и разного сельскохозяйственного инвентаря взятого на учет Волостным Земельным Отделом в Палеостровском монастыре» Ф. 65, оп. 4, д.1/5, л. 55а

[34] Указ. соч., л. 55а

[35] 16.      Робинсон А.Н. Жизнеописание Аввакума и Епифания. Исследование и тексты / А. Н. Робинсон. – М: Изд. Академии Наук СССР, 1963. - с. 123

[36] Указ. соч., с. 128

[37] Кортава Т.В. Словесная школа Выговской пустыни как отражение языковых и культурных традиций допетровского времени. [Электронный ресурс] / Т. В. Кортава. – Электрон. ст. – [Самара]. –URL:http://samstar-biblio.ucoz.ru, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. (Т. В. Кортава Текст. Структура и семантика. Т.1. – М., 2001. – с. 240-248). – (Дата обращения: 31.03.2009).

[38] Житие о подвизи блаженного инока Кирилла перваго Выгорецкаго пустынножителя…         

[39] Пулькин М.В. Старообрядцы – противники самосожжения (по материалам полемических сочинений конца XVIIв.). – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/60-1-0-720, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 6.12.2009).

[40] Поморцев Ф.Ф Палеостров. Крест, поставленный старообрядцами, хотели снести … но передумали. – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://pomorian.narod.ru/module6/module203.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 12.12.2009).

[41] Указ. соч.

[42] Указ. соч.

[43] Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни : Издана по рукописи Ивана Филиппова.С соблюдением его правописания,одиннадцатью портретами знаменитых старообрядцев и двумя видами Выгов.муж.и жен.общежительных монастырей. - СПб. : Изд.Д.Е.Кожанчикова, 1862. – с. 65

[44] Поморцев Ф.Ф Палеостров. Крест, поставленный старообрядцами, хотели снести … но передумали. – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://pomorian.narod.ru/module6/module203.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 12.12.2009).

[45] Шахнович М.М. Археологические работы на усадьбе Троицкого Сунорецкого монастыря в 2007 году.// Православие в Карелии, 2008 г. – с. 81-82

[46] Житие о подвизи блаженного инока Кирилла перваго Выгорецкаго пустынножителя…

[47] Житие о подвизи блаженного инока Кирилла перваго Выгорецкаго пустынножителя…

[48] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка./ РАН. Инст-т русск. яз. им. В.В. Виноградова. – М: ООО «ИТИ Технологии», 2003. – с.633

[49] Синицына Н.В. Типы монастырей и русский аскетический идеал (XV-XVI вв.)// Монашество и монастыри в России. XI-XX века: Исторические очерки., 2002. – с. 118

[50] Поморцев Ф.Ф. Палеостров. Крест, пославленный старообрядцами, хотели снести… но передумали. – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://pomorian.narod.ru/module6/module203.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 6.12.2009).

[51] Сказание о Павле епископе Коломенском (из "Истории о бегствующем священстве" Ионы Курносого). – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/60-1-0-720, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 6.12.2009).

[52] Урушев Д.А. Апостол града Коломны. – [Электронный ресурс]. – Электрон. ст. – [М.]. – URL: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/60-1-0-720, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. – (нет). – (Дата обращения: 6.12.2009).

[53] Шахов М. О. Философские аспекты староверия [Электронный ресурс] / М.О. Шахов. – Электрон. ст. – [М]. – URL:http://starover.boom.ru.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – Аналог печат. изд. (М. О. Шахов Философские аспекты староверия. – М: «Третий Рим», 1997). – (Дата обращения: 31.03.2009).

[54] Робинсон А.Н. Жизнеописание Аввакума и Епифания. Исследование и тексты / А. Н. Робинсон. – М: Изд. Академии Наук СССР, 1963.. - с. 123

[55] Указ. соч., с. 128

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top