Кудрявцев С.Д.

Начавшаяся 1 августа 1914 г. Первая мировая война вызвала горячий отклик у всех слоев населения Российской империи. Не стало исключением и духовенство, которое также имело свою точку зрения по поводу происходящих событий, которую оно выражало на страницах периодической печати, прежде всего церковной. Естественно, что позиция Русской Православной церкви была направлена на поддержку действий правительства, а так же на нее ложилась обязанность поддерживать патриотические чувства народа.

Духовенство Ярославской епархии исключением не было, его взгляды были отражены на страницах местных духовных периодических изданий – газеты “Ярославские епархиальные ведомости“ (далее – ЯЕВ) и журнала “Приходская жизнь“. Среди авторов статей были в основном священники и близкие к духовной среде люди, поэтому можно судить о позиции ярославского духовенства по этим источникам.

Сообщения о Первой мировой войне появляются в духовной прессе с августа 1914 г. В ЯЕВ в официальной части был опубликован Высочайший манифест, в нем содержался призыв “забыть внутренние распри“ перед лицом врага, давалось объяснение действий правительства – Россия вынуждена вступиться за “родственную нам страну“ (имеется ввиду Сербия), которой “Австро-Венгрия предъявила заведомо неприемлемые для державного государства требования“ [1;35]. Война представлялась как справедливая, носящая оборонительный характер. В следующем номере в подобном манифесте предстоящая война названа “войной народов“, “ратным подвигом для России“, которая идет воевать “с крестом в сердце и железом в руках“ [2;37]. То есть в данном случае духовная периодическая печать служила проводником политики правительства, а сама публикация подтверждением поддержки правительства духовенством. С того же 1914 г. в официальной печати начинают появляться различные указы Святейшего Синода, отчеты Попечительских советов, лазаретов, богаделен и другие официальные документы.

Более четко позиции ярославского духовенства по отношению к войне можно проследить по статьям, опубликованным в неофициальной части газеты. Они носили совсем другой характер. Так в N 34 ЯЕВ за 1914 год была опубликована статья священника Александра Преображенского. Она показывает как в отдельно взятом селе (Курба) восприняли весть о начале войны и мобилизации: “Как гром с безоблачного неба ошеломило тихую деревенскую жизнь известие о мобилизации…“. Автор рассказывает о смятении, охватившем село: “жены запасных, убитые нежданно свалившимся на них горем, стали являться к духовенству с просьбами о выдаче им удостоверений об их семейном положении“; то есть он показывает войну, несомненно, как бедствие, но и здесь прослеживается патриотический настрой автора - “по зову царя явились в Курбу запасные солдаты всех сроков службы для отправления их к сборному пункту в г. Ярославль“ [3;234]. Подобные настроения можно проследить и в другой статье священника Н. Васильевского “Проводы псаломщика добровольца“. Он рассказывает о проводах псаломщика Е.В. Поройкова и заканчивает статью словами: “…его кипучая натура не могла не откликнуться на призыв Царя – встать на защиту Отчизны“ [4;136].

Для поддержания патриотического духа населения по инициативе духовенства так же проводились патриотические манифестации. Так 23 октября 1914 года ярославские семинаристы провели шествие. Началось оно с молебна о даровании победы русской армии в церкви семинарии, затем переместилось в зал, где преподаватели и инспектор семинарии произносили речи, после чего со стены был снят портрет Николая II, и манифестация перенеслась на улицы города. Участники шествия посетили архиепископа Агафангела, у губернаторского дома пропели многолетие графу Д.Н. Татищеву, затем со щитами с надписями “Боже, Царя храни!“, “Да здравствует русская армия!“, “Вечная память павшим воинам!“ и т.д. прошли по людным улицам города [5;241].

А в Епархиальном Ионафановском училище 7 декабря 1914 года прошел патриотический вечер и лекция в пользу раненых. В начале инспектор училища А.Г. Котельский прочел лекцию, “где … ярко и картинно изобразил роковое для Германии сплетение политических отношений держав, приведшее к конфликту 1914 года, угрожающие Германии морально-политический кризис и крушение ее могущества“. Затем прозвучали литературные и музыкальные произведения в исполнении учениц этого заведения.

Статьи подобного характера можно встретить в номерах 1914 – первой половины 1915 гг. Вероятно, патриотический подъем, охвативший как все российское общество, так и ярославское духовенство, стал постепенно пропадать в связи с неудачами русской армии.

Что касается журнала “Приходская жизнь“, то он иного плана, нежели ЯЕВ. Он полностью посвящен нравственно-религиозным проблемам, в связи с тем, что издавался Православным братством св. Димитрия Ростовского, деятельность которого в основном была связана с проповедями и миссионерством.

Нужно отметить, что вплоть до января 1916 года о войне в журнале не упоминается. Первая статья, посвященная военным событиям, появляется в N 1 от 1916 года – “Памятка русскому солдату, идущему на войну“. Автор священник Ландышев Е. показывает свое негативное отношение к врагу, к его действиям. Это “кровожадная орда немецкая“, которая “все на пути предает разорению, оскверняет наши православные храмы и уничтожает святыни“, “всех оставшихся в живых делает своими рабами“. Статья заканчивается не совсем христианским призывом “бейте их так же…как они бьют вас“ [6;48]. Вероятно, с падением патриотических настроений в обществе требовались именно такие резкие выпады для того, чтобы снова поднять дух народа именно такие резкие выпады для того, чтобы снова поднять дух народа и создать у него определенный образ врага.

В журнале также публиковались материалы Высочайше учрежденной Чрезвычайной Следственной комиссии, которая рассматривала дела об обращении немцев с пленными и жителями оккупированных ими территорий. Приводились свидетельства очевидцев: так рядовой 99-го Ивангородского полка П. Лопухов заявлял, что “их запрягали в плуг, а шедший за плугом немец погонял их бичом“; рядовой 27-го Сибирского полка Каличкин Л. был очевидцем того, как целая партия русских пленных была избита за отказ рыть окопы [7;189]. Нужно отметить, во всех подобных статьях подчеркивался тот факт, что к русским пленным относились хуже, чем к пленным других национальностей. Так же возможно, что некоторые факты были несколько преувеличены, чтобы создать определенный настрой у населения.

На страницах журнала поднимались и такие вопросы: что есть война для России? Зло это или благо? Подобные темы затрагиваются в статье Сеирестилева А.А. “Война и ее последствия“. В ней автор рассуждает, что война – это конечно “особое испытание, посланное на нас Господом за наши великие прегрешения“, но, несмотря на все ужасы “оно имеет и хорошие стороны“. Их он видит в том, что война “как бы очищает общество, пропитанное грехом, заставляет человека всколыхнуться от своей обычной спячки, современная война соединила всех русских людей в одну тесную сплоченную семью“ [8;141-142]. Так же отмечалось, что “благодаря“ войне поднялась религиозность в обществе. Подобные настроения, в некотором смысле оправдывавшие неудачные военные действия российской армии, можно увидеть и в статье автора С. “О самосознании“. Он пишет следующее: “Сознание народной своей личности – народное самосознание. Несчастье возвышает и укрепляет его. Чем оно сильнее, тем сильнее народное самосознание“. Войну же он называет “кровавой жертвой о мире“ [9;290-291].

Публиковались так же и рассказы художественного содержания, но посвященные настоящим событиям. Так рассказ А.А. Сеирестилева “На беженцев“ посвящен теме помощи беженцам. В нем рассказывается о Л.Л. Третьякове – учителе с. Шашково, который вместе с учениками организовал сбор ягод, а средства от их продажи направил на помощь беженцам. Рассказ заканчивается обращением к читателю: “У нас на Руси десятки тысяч народных школ; если бы каждая по силе возможности – хотя бы по копейке с ученика – отозвалась бы на нужды несчастнейших из несчастных наших беженцев, то в общем получилась бы довольно круглая сумма…И сколько бы сиротских слез было бы утерто этими копейками“ [10;499]. Братство св. Димитрия Ростовского, выпускавшее этот журнал, было прекрасно осведомлено о положении беженцев на территории Ярославской губернии, так как заботы о них в основном легли на братство, а так как жители уездов довольно холодно относились к ним, то вполне понятно, почему появилась эта статья.

После июля – августа 1916 года упоминаний о войне нет, появились другие проблемы, которые требовали решения, и населению было уже не до патриотизма.

Таким образом, можно сделать вывод, что духовенство Ярославской епархии было на стороне правительства, оправдывая его действия, содействуя укреплению его позиций; способствовало патриотическому подъему, охватившему народ; а когда российская армия начала терпеть поражения начало видеть в этом испытания, очищающие русский народ и способствующие укреплению народного самосознания. Так же пыталось призвать население к активной помощи беженцам. Но в это время появляются проблемы экономического характера, затронувшие все население страны и в частности Ярославской губернии и отодвинувшие патриотизм и помощь ближнему на второй план.

Список источников и литературы

  1. Высочайший Манифест // Ярославские епархиальные ведомости (Далее ЯЕВ). Ч. оф. 1914. № 30. С. 35.
  2. Высочайший Манифест // ЯЕВ. Ч. оф. 1914. № 31. С. 37.
  3. Отзвуки войны в деревне // ЯЕВ. Ч. неоф. 1914. N 34. С. 234.
  4. Проводы псаломщика добровольца // ЯЕВ. Ч. неоф. 1914. N 37. С. 136.
  5. Патриотическая манифестация семинаристов // ЯЕВ. Ч. неоф. 1914. N 46. С. 241.
  6. Свящ. Ландышев Е. Памятка русскому солдату, идущему на войну // Приходская жизнь. 1916. N 1. С. 48.
  7. Высочайше утвержденная Чрезвычайная Следственная комиссия // Приходская жизнь. 1916. N 3. С. 189.
  8. Сеирестилев А.А. Война и ее последствия // Приходская жизнь. 1916. N 5. С. 141-142.
  9. С. О самосознании // Приходская жизнь. 1916. N 5. С. 290-291.
  10. Сеирестилев А.А. На беженцев // Приходская жизнь. 1916. N 7-8. С. 499.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top