Захаревич Е.В.

Введение

Земля кубанская издревле привлекала к себе внимание. Люди селились на берегах теплых морей с незапамятных времен. Через Кубань и Кавказ прошло множество племен и воинств. Видела наша земля орды Батыя, стонала под султанской пятой.

Долгое время была земля кубанская «разменной картой» в русско-турецких отношениях. Ходили воевать русские войны с турками во времена царевны Софьи. Ходил под Азов и сам Петр 1. Были походы эти и удачны, и бесславны. Но пришел конец турецкому владычеству над русским Причерноморьем.

Проблема кубанской земли в военной истории Отечества очень заинтересовала меня и, изучая различные печатные источники, я решила обобщить полученные знания в своей работе, которую я назвала «Земля Кубанская в военной истории Отечества»

2. Земля кубанская в военной истории Отечества 2.1 Кубань в русско-турецкой войне 1710 года

В связи с началом в 1710 году русско-турецкой войны боевые действия шли не только в Бессарабии, но и на Кубани.

Осенью сераскир сделал с ногайско-черкеским войском набег на Азов, но их разбили. Группа кабардинских князей через наш район прибыла в крепость Азов и закончила с его губернатором Ф.М. Апраксиным военный союз. Российская империя твёрдо стала на южных границах.

Весной - в начале лета 1711 года большой отряд казаков во главе с И. Некрасовым ходил вместе с кочевниками на Дон, Волгу, до Саратовской и Пензенской провинций. Словом, кубанские казаки стали угрозой для российских границ.

2.1.1 Прутский поход и Кубань

Вместе с Прутским походом 1711 года, который возглавил сам царь, по его приказу был организован поход на Кубань русского корпуса под командованием казанского ( и астраханского) губернатора П.М. Праксина.

9 тысяч воинов - Казанский, Астраханский и Бригадирский пехотные, Казанский и Свияжский драгунские полки, 2 эскадрона - после соединения в конце мая 1711 года с 20-тыс. калмыцким войском Чаптержана, сына хана Аюки, у Царицына двинулись по ногайской стороне Дона к Азову. А 14 августа войско двинулось на юг в кубанские степи. Пройдя через реки Кагальник, Ею, Сосыку, Челбас, Бейсуг, перед Кирпилями (такие названия в документе), Апраксин направил 18-тыс. отряд разорить столичный ногайский город Эски-Копыл, другие татарские селения и некрасовские городки в низовьях Кубани, а сам стал лагерем 29 августа в районе нынешней Марьинской. Так как большинство некрасовцев было в северном походе, то солдаты и калмыки разорили все городки на правом берегу Кубани, потеряв 150 пехотинцев и 540 всадников. Однако большинство казаков с семьями укрылись в плавнях между Кубанью и Протокой.

2.1.2. События Прутского похода и земля тихорецкая

Пока каратели действовали на нижней Кубани 3-тыс. отряд ногайцев и казаков из устья Лабы пошли через наш район на север и разорили многие городки и деревни Саратовской и Пензенской провинции.

Ногайской мурзы и султан Кубанской орды собирали отряды, но так и не осмелились напасть на Апраксина.31 августа русское войско и калмыки после возвращения отряда полковника Львова двинулись по правобережью вверх по Кубани, разоряя татарские и казачьи жилища, захватывая пленных и добычу.

4 сентября, завоевав все места в устье Лабы, Апраксин повёл через верховья Бейсуга. На рассвете, на правом берегу Челбаса (в документе Чал) где-то в нашем районе союзники внезапно атаковали возвращающиеся из набега 3-тыс. отряд Чар Араслана с 50 кубанских мурзами, наголову его разбили и освободили 2 тыс. человек русского полона (русских пленных).

Войско совершенно один переход. Разведка узнала, что вдогонку за союзниками идёт 7- тыс. войско Народын-султана и оно стала на ночевку на Чел басе в нашем районе недалеко от русского лагеря. Апраксин приказывал утром 6 сентября повернуть назад и неожиданно для ногайцев напасть на них. И союзники, как писал очевидец «войска побили многое число, остальные с того боя бежали. Гнали их и кололи калмыцкие войска на многих верстах, не мало, до самой Кубани».

2.2. Итоги Прутского похода

За время этого похода были разорены все правобережные поселения, разгромлены некрасовцы, закубанские татары, ногайцы, которые потеряли около 5 тысяч убитыми и 22 тысячи пленными (по другим данным убито с 14 августа по 9сентября 38,6 тысяч человек), захвачено несколько десятков тысяч овец, много лошадей и верблюдов.

Значит, и в наших степях городки и курени кубанских казаков были тоже разорены, увы, недолгой была здесь их жизнь. Как писал историк

Ф.Щербина,   «это   была   первая   кара,   постигшая   некрасовцев на местожительстве».

Одновременно с Апраксиным на Кубани восточнее на Тереке действовал князь А. Бекович - Черкасский. Кабардинцы 30 октября нанесли поражение войску Мурад-султана, взяли много добычи, лошадей.

Продолжавшаяся трудная русско-шведская война и поражение русской армии в Бессарабии осложняли обстановку на южной границе империи. По Прутскому договору 1711 года Россия вынуждена была уступить Турции на левобережье Дона все земли до рек Ея - Куго-Ея и крепость Азов, на правом берегу - территорию с крепостями и портом Таганрога, Азова и прилегающих поселков организованно было переселение на мыс рек Дона и Темерника. Севернее их были Монастырский Яр (урочище) и станицы Усть-Аксайская и Черкасская. В урочище по приказу Петра I создается русское земельное укрепление-ретраншемент (редут). Сюда из Азова были переведены гарнизон с пушками и Азовский казачий полк. Комендант Тражемента (искаженное название) по разрешению царя уже вмешивался в дела Войска, всегда доносил Петру, что происходит на Дону.

Вот так в конце 1711 года опять Россия отступила от кубанских степей на север, турки временно восстановили здесь свои права. Но Донцы и калмыки уже были сильнее ногайцев. Борьба за нашу Кубань продолжалась.

2.3 Строительство Кавказской линии и тихорецкая земля Казачий бунт мая 1792 года не стал событием, нарушившим ход службы на Кавказкой линии. Во-первых, донцы не применили оружие и не вступили в бой с регулярными частями русской армии Кубанского и Кавказского корпусов. Во-вторых, об этом конфликте не узнали турки и адыгейские феодалы и не организовали похода или набега на Кавказскую линию. Внешне все было нормально.

Около половины состава трех взбунтовавшихся полков осталось на кубанской границе под присмотром солдатских полков . 17 июня 1792 года в лагерь при Кавказском редуте полковник Львов привел полк Поздеева в наличном составе из Григориполисского укрепления и других послов: 1 полковник, 8 старшин, 109 казаков. И два других донских полка взяты под постоянный надзор, как и 2 недавно прибывших на границу полка. Тем не менее, надо подчеркнуть, что кубанские укрепления были в трудном положении из-за ненадежности оставшихся донцов и малочисленности регулярных полков.

А на Дону, не смотря на аресты вожаков бунта в июне-августе, усилились волнения. В станицах проходили сходы казаков, которые, несмотря на давление старшин и «заслуженных стариков», отказывались возвращаться на службу и переселяться на северную Кубань. Донцы, как показывают документы, не хотели войны с правительственными войсками, но готовы были отстаивать старинные вольности, в том числе добровольное переселение по желанию или жребию.

В июне 1792 года генерал Щербаков, как командир Кубанского корпуса вынужден был начать в Ростовской крепости подготовку к подавлению бунта, так как формально три донских полка входили в его корпус. Одновременно по просьбе Гудовича из Черкасска на северную Кубань был вызван Платов, чтобы объехать донские полки в кубанских крепостях и редутах и поддержать воинский порядок. Может быть, этот славный воин побывал и в Терновском редуте? Во всяком случае, Платов точно был в будущей Кавказской крепости и других укреплениях, успокоил казаков, а те обещали, что будут «только выполнять все должное по службе и повиноваться начальству». Царские генералы не решились на репрессии, они предпочли уговоры донцов ради порядка на границе.

В начале июня регулярные войска Кавказской линии приступили к строительным работам. Отряд генерала Булгакова в составе 3 мушкетерских и одного драгунского полков к 26 июня заготовил 1200 бревен и 500 деревянных лопат в районе Кавказского редута. Сюда 9 июля прибыл инженер-майор Грызлов и приступил к планировке крепости на месте бывшей суворовской Павловской и 4 редутов - у брода через Кубань: у нынешнего Кропоткина,

Темижбекского, на Копанях по Челбасу к югу от нашего района и Вестославского на Егорлыке. Эти новые укрепления дополнили или частично заменили обветшавшие старые редуты 1787 года на северо-восточной Кубани, лучше прикрыли Челбас и Ею от абреков.

Особое значение корпусной командир генерал-аншеф И. В. Гудович придавал возведению мощных Усть-Лабинской и Кавказской крепостей. Они должны были стать главными оплотами армии против набегов горцев и опорой России на средней Кубани, прикрыть Азовский и Черкасский тракты на Ставрополь. 6 августа инженер-майор Грызлов представил командующему Кавказской линией генералу Гудовичу на утверждение план Кавказской крепости на 2 батальона и 27 орудий, что тот и сделал. И сразу в середине августа развернулись работы по «вырытию» глубокого рва и насыпке большого вола.

Когда 8 сентября, наконец, из Оренбурга прибыл главный инженер-генерал Ферен, то он увидел уже первые результаты. Ферен в рапорте Гудовичу за «неожиданный успех» просил его «великодушно наградить солдат заработанными деньгами». Затем он поручил майору Грызлову и поручику Радину строить соседние редуты, которые располагались рядом с нашим районом. Главный инженер был уверен, что средняя Кубань будет надежно защищена от закубанцев.

А мы перенесёмся с Кубани на Челбас, главную реку земли тихорецкой. Переселенцы на реке Каинка в 1792 г. только начали осваиваться. Старожилы вспоминали, что опять воронежцы соорудили семьям землянки, завели огороды. Основным занятием было скотоводство, благо вдоль Челбаса было много лугов с травой. По своей российский привычке (вернее, сельскохозяйственным навыкам) крестьяне пытались пахать землю, сеять яровые рожь, пшеницу, ячмень, однако чернозём был мощный, привезённые с переселенцами сохи мало, что могли с ним сделать.

Да и заросли тёрна требовали больших затрат труда и, главное, времени. Словом, для того, чтобы приспособиться к кубанским природным условиям, воронежским крестьянам нужны были десятилетия. Ведь сменить привычки и традиции предков всегда трудно. Главное в том, что русские люди начали обживать тихорецкую землю. А в вдоль Кубани росли новые мощные укрепления - надёжный щит для челбасских земледельцев.

2.4 «Не мир, но меч ...» - тихорецкая земля - результат дальнейшего заселения

После ухода ногайцев в 1792 г. на восток наши земли обезлюдели. Создание небольших казённых селений Архангельское (1793 г), Новорождественское (1797 г) и Терновское (1812 г) только положило начало освоению плодородных кубанских чернозёмов. Крестьянского поселения было очень мало, на 1817г. по данным списков Ставропольского уезда насчитывались в границах нынешнего Тихорецкого всего 1547 человек. Конечно, сами переселенцы не смогли бы удержаться в прикубанских степях от давления кочевой стихии, если бы не защищали часть российской армии, полки донских казаков и пограничный щит - Кавказский и Кубанский линейный казачьи полки по правому берегу Кубани.

И наша маленькая Кубань была всего - на всего одним из фронтов целой череды русско-турецких войн. Российская армия всей своей мощью подавила в конце XVIII века сопротивление калмыков и ногайцев в степях, а в начале XIX века вела наступление на горцев Восточного Кавказа. Образно говоря, наша империя грозным мечом устраивала свою власть и свой мир между ранее постоянно воевавшими и враждовавшими многочисленными племенами и народами всего Северного Кавказа.

С приходом «проконсула Кавказа» Ермолова эта борьба вступила в новую стадию. Боевой генерал, как его сейчас обвиняют горские националисты, якобы начал жестокую Кавказскую войну. На самом деле в 1817 -1820 годах А. П. Ермолов только укреплял естественные границы российских коммуникаций в Закавказье. Именно в эти годы он привёл в повиновение Дагестан, Чечню, Кабарду, укрепил Сунженскую линию и Кубанскую - правый фланг большой

Кавказкой линии, начал реформы в Кавказкой губернии, Кавказском и Кубанском полках, наконец, в Черномории.

Османская империя не могла смериться с усилением России на Кавказе. И её чиновники в Закубанье начали тайно подстрекать адыгских феодалов усилить набеги на наши степи, нападения одиночек и небольших групп учащаются, а с декабря начинается целая «эпоха черкесских набегов» на северо-восточное Прикубанье.

Историк В. А. Потто рассказывает об этом весьма образно: «Благодатный край орошаемый величественной рекой, представлял собой зрелище безграничных опасностей и кровавых бедствий. Действительно, то, что делалось на правом фланге, заставляет бледнеть все ужасы чеченских и кабардинских набегов. Едва ли кто, выходя за порог дома, мог там поручиться, что воротиться благополучно, по крайней мере, без приключений. Выезжали казаки в степь, отправлялись ли они к березам Кубани - всегда и везде им предстояло натолкнуться на кровавые следы черкесской буйной расправы. Свежая сакма приведёт их то к луже запекшейся крови на траве, примятой множеством следов, свидетельствующих об отчаянной борьбе, о чьей - то безвестно сгинувшей жизни, то к одиноко сиротливо стоящей далеко в степи повозке, без волов и хозяина. Подъедет, заглянет в неё казак - в глаза ему бросится широко открытые мёртвые очи старого станичника, сплошь порубленного шашками ... Перекрестится он и скачет он на пост поднимать теперь уже бесполезную тревогу».

Так что фантазий, что закубанские абреки были благородными разбойниками, не соответствует правде истории. Это были безжалостные хищники, которые грабили и убивали, в основном, мирных жителей наших сёл, хуторов и станиц. Благо, после разбоев почти все они были или разбиты, или потрёпаны казачьими отрядами. Сведения об этих разбоях тревожили крестьян казённых сёл Ставропольского уезда.

Заключение

Изучив имеющиеся в моём распоряжении печатные материалы, мне удалось, я считаю, проанализировать особенность роли Кубани в русско-турецкой войне 1710 года, а также роль не только Кубанской земли в Прутском походе Петра I, но и значение этого похода для земли Тихорецкой.

Рассматривая этот вопрос, я сделала для себя следующий вывод, что кубанская земля вовсе не стала «разменной» картой в русско-турецких отношениях, она сыграла большую роль в становлении русской истории.

Список источников и литературы

  1. Братков Н. Ф. «Алексеевская и алексеевцы.» Краснодар, 2000,-с. 192.
  2. Прошлое и настоящее Кубани в курсе Отечественной истории.-Краснодар, 1994. ч.1-с.272.
  3. Очерки истории Кубани с древнейших времён по 1920г. Краснодар, «Советская Кубань.», 1996.- с.656.
  4. Евсеева Л.Ф. Станица моя, Фастовецкая. Краснодар, 1994.-е. 176.
  5. Сидоров Е.М. Тихорецкое краеведение. Краснодар, 1999г.-с.446.
  6. Сидоров Е.М. Земля Тихорецкая. Краснодар, 1994г.
  7. Петухов Н.П. Откуда пошла и есть ст. Новорождественская.
    Краснодар, 1994

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top