Жуклёнков А.А.

Русская усадьба... Достаточно сказать эти два слова, и в памяти всплывает двухэтажный дом с колоннами, светлеющий на фоне парка, темные липовые аллеи, уединенная беседка, сонный пруд... Поэтичный и умиротворяющий, близкий русскому сердцу образ красоты ушедшей, и потому печальный. Россия была украшена сотнями дворянских усадеб. И мир усадьбы был удивительно богат и интересен.

Термин усадьба (в понимании, близком к современному) прослеживается по крайней мере с XVII в.. хотя встречался он тогда достаточно редко. В таких документах, как писцовые и переписные книги, чаще употребляются выражения «двор вотчинников» и «двор помещиков» в зависимости от существовавших тогда форм собственности на землю (до 1714 г. различаюсь вотчины — родовые и.чи приобретенные имения и поместья -имения, дававшиеся дворянам на время службы). Обычно владельцы старались выкупать поместья в собственность, которые таким образом становились вотчинами. Вотчинными владениями считались и подмосковные загородные дворы, кольцо которых опоясывало город.

Чаще всего в быту, в письмах любая усадьба за исключением загородных дворов, именовалась деревней, вне зависимости от реального статуса населенного пункта, в котором она находилась. В свою очередь, в обиходной практике термином усадьба зачастую называли крестьянские дворы.

По мнению И.Поляковой, слово «усадьба» происходит от слова «сажать». Великие князья в Древней Руси наделяли своих людей землей, «сажали» их на землю. Так образовались усадьбы. Петр Великий активно раздавал земли своим сподвижникам, усадебное строительство ширилось. Получили земли в Курской губернии первый российский фельдмаршал Б.П.Шереметев, канцлер Г.И. Головин, а одной из самых крупных вотчин владел гетман И.С.Мазепа. «Образцовые» проекты «загородных дворов» архитектора Доменико Трезини, по мнению Петра I, должны были стать «увеселительным» местом для «именитых и зажиточных столичных жителей» [31;18].

Начиная с 40-х гг. XVIII в. аристократическая усадьба превращается в парадную репрезентативную резиденцию с постройками дворцового типа, окруженную регулярными садами и каналами. Многочисленные приемы высоких особ, большого числа гостей сопровождались устройством великолепных праздников с музыкой, фейерверками, катаниями на водах, гуляниями в садах. В это время перестраиваются подмосковные усадьбы князей: Д.М.Голицына в Богородском. В.М.Долгорукого в Васильевском на Воробьевых горах, А.М.Черкасского в Останкине, графа П.Б.Шереметева в Кускове и др.

В 70-е гг. XVIII в. в культуре дворянской усадьбы происходят существенные изменения, связанные со становлением нового эстетического направления - русского классицизма. Классицизм развивал идеи о главенстве разума, гармоничности человеческой личности, ориентировался на культуру античного мира. Он полностью отвечал умонастроениям «просвещенных» помещиков своей универсальной художественной системой и языком, оказался понятен всем. В этом стиле строились и великолепные царские резиденции под Санкт-Петербургом, и скромные имения мелкопоместных дворян.

Бурное усадебное строительство потребовало вовлечения в этот процесс отечественных и приезжих специалистов: архитекторов, художников, оформителей. Среди них были такие известные мастера, как В.И.Баженов, К.И.Бланк. Н.А.Львов. И.Е.Старов. М.Ф.Казаков. В.Бренна. П.Гонзаго и другие. В строительстве дворянских усадеб в провинции участвовало множество безымянных мастеров, крепостных архитекторов и художников.

При формировании архитектурно-художественного облика своей усадьбы владельцы не только обращались к определенному прототипу, но и сами, руководствуясь собственным вкусом, принимали активное участие в составлении архитектурных проектов, придумывании внутреннего убранства домов, оформлении территории своей усадьбы.

В хорошей усадьбе все должно быть продумано. Выбиралось красивое и выгодное место, на возвышенности у реки, при впадении в нее ручья. Ансамбль подчинялся планировочной оси. ориентированной перпендикулярно реке. Господский дом стоял на возвышенности и был заметен издали. В северных губерниях из-за холодных ветров он нередко располагался пониже, на склоне. Дом. чаше двухэтажный, реже одноэтажный, одним протяженным фасадом был обращен к подъезду, другим — к склону над рекой.

Вход в дом отмечался портиком - крытой передней частью здания - и колоннадой. А на фронтоне обычно помещали герб или вензель - замысловато переплетенные инициалы владельца усадьбы. Крышу венчал бельведер — специальная надстройка над зданием, с которой открывался живописный вид на окрестности. Его либо стеклили, либо оставляли открытым. Крыша усадебного дома часто имела форму купола что придавало дому еще большую торжественность и величие. Снаружи дом украшали не только колоннами, но и скульптурами. Перед домом со стороны подъезда формировался парадный двор. Его ограничивали по бокам флигели, часто связанные с домом крытыми переходами или колоннадами. Двор получал регулярную планировку с подъездным кругом перед входом и цветочными клумбами. Справа и слева от парадного двора размешались скотный и конный дворы, амбары, риги, другие хозяйственные постройки и плодовый сад.

Во многих усадьбах возводились церкви. В этих случаях хозяйственная зона располагалась с одной стороны от парадного двора а церковь — с другой.

Сама природа — это идеальный сад Бога, наподобие райского сада. Каждое дерево, каждое растение что-нибудь значат в обшей гармонии. Белые стволы березы, напоминая белые стволы колонн, служат устойчивым образом родины. Липы в подъездных аллеях во время весеннего цветения намекали своим благоуханием на райский эфир. Акацию сажали как символ бессмертия души. Для дуба, воспринимавшегося как сила вечность, добродетель, устраивали специальные поляны. Плюш как знак бессмертия обвивал деревья в парке. А камыши у воды символизировали уединение.

Сама усадьба как бы вырастала из окрестных полей, реки, леса и лугов. Она жила вместе со сменой времен года.

Русская дворянская усадьба — одно из самых выдающихся достижений российской цивилизации и ярчайшее явление мировой культуры. Это уникальный сплав русской истории, русской культуры и русской природы. Это наше наследие, узнать ее - значит узнать Россию.

Русская дворянская усадьба в качестве явления художественной культуры изучена мало, хотя существует литература, посвященная усадебным культурным центрам этого времени.

Русская усадьба была не только приятным местом сезонного обитания владельцев поместья, но и соответствовала эстетическим идеалам человека того времени и обладала условиями, упрощавшими отношения с простым народом.

А.А.Фет задавался вопросом: "Что такое русская дворянская усадьба с точки зрения нравственно-эстетической?" И сам отвечал: "Это "дом" и "сад", устроенные на лоне природы, когда человеческое едино с "природным" в глубочайшем органическом расцвете и обновлении, а природное не дичится облагораживающего культурного возделывания человеком, когда поэзия родной природы развивает душу, идёт рука об руку с красотой изящных искусств, а под крышей усадебного дома не иссякает особая музыка домашнего быта живущего в смене деятельности труда и праздного веселья, радостной любви и чистого созерцания" [ 42..с. 477].

В XIX в. в усадебном строительстве доминирует классицизм. Этот стиль "способствовал сохранению цельности человеческой породы, утверждая, что все противоречия могут быть преодолены" [40..С.25]. Именно гармония "дома", "сада" и "природы", о которой говорит Фет. и нашла свое отражение в классицизме. Отсюда стремление обособить, отделить и сгармонизировать островок усадьбы. Она давала ощущение независимости и свободы (культ античности). Усадьба укрепляла веру человека в свое благополучие. Она была родиной дворянину (человеку), здесь проходило его детство, сюда он возвращался, чтобы смерть избавила от старости.

Жизнь в усадьбе четко делилась на парадную и повседневную. Интеллектуальным и хозяйственным центром вседневной жизни усадьбы был мужской кабинет. Однако обставляли его почти всегда очень скромно. "Кабинет, поставленный рядом с буфетом (буфетной комнатой), уступал ему по величине и. несмотря на свою у кромность, казался еще слишком просторным для ученых занятий хозяина и хранилища его книг", — писал Ф.Ф. Вигель. На протяжении всего XVIII столетия, когда интеллектуальная и нравственная работа стали долгом всякого дворянина, кабинет хозяина принадлежал чуть ли не к самым непарадным комнатам усадьбы. Здесь все было предназначено для уединенной работы.

Именно здесь, в кабинете хозяина усадьбы, отчитывались упрааляющие. писатись письма и распоряжения, подсчитывазся оброк, принимались попросту соседи, обсуждались проекты усадебных архитекторов. В тихих усадебных кабинетах формировалась мода на чтение. "По деревням кто любил чтение и кто только мог заводился небольшой, но полной библиотекой. Были некоторые книги, которые как будто почитались необходимыми для этих библиотек и находились в каждой. Они перечитывались по нескольку раз всей семьею. Выбор был недурен и довольно основателен. Например, в каждой деревенской библиотеке непременно уже находились: Телемак. Жильблаз. Дон-Кихот. Робинзон-Крузо, Древняя Вифлиофика Новикова. Деяния Петра Великого с дополнениями. История о странствиях Лагарпа Ломоносов. Сумароков. Херасков непременно были у тех. которые любили стихотворство.

Дополняли довольно скромную, почти аскетическую обстановку мужского кабинета два-три портрета родителей и детей хозяина небольшая картина с баталией или морским пейзажем.

В самом конце XVIII столетия появляется в усадебном доме женский кабинет. День дворянки, особенно в сельской усадьбе, был заполнен заботами до отказа. Утро ее начиналось в уединенном кабинете, куда шли за приказом с отчетом, за деньгами, с дневным меню.

Однако с течением дня функции женского кабинета меняются. Деловым всегда остается утро. А днем, и особенно, вечером кабинет хозяйки превращается в своеобразный салон.

В своем усадебном кабинете хозяйка принимала самых близких родственников, друзей, соседей. Здесь она читала, рисовала, занималась рукоделием. Здесь же вела обширную переписку. Потому женский кабинет всегда отличался особым уютом и теплотой. Стены окрашивались в светлые тона, оклеивались обоями. Цветочный декор, такая же цветочная роспись покрывали потолок. Пол складывался уже не из яркого наборного паркета, а застилался цветным ковром. К теплу общения в женском кабинете добавлялось каминное тепло. Печи, камины здесь обильно украшали фаянсовыми плитками с рельефами на темы античной мифологии.

Попадая в господский дом можно увидеть как изделия художников-самоучек, так и произведения лучших портретистов и пейзажистов Западной Европы и России. Почти обязательная принадлежность усадьбы это фамильные портреты. Портретная галерея предков своим размахом напоминала крупные дворцовые собрания прежних русских вельмож.

Роль религиозного мировоззрения в системе духовных ценностей того времени значительна. В поместьях в конце XVII- начале XVIII века начинается активное строительство усадебных храмов, которое не прекращалось до начала XX века.

Усадебная церковь являлась тем связующим звеном, которое духовно объединяло господ, дворовых людей и жителей, примыкающих к усадьбе деревень, делало их контакты более тесными, более человечными. При этом хозяева усадьбы могли лучше узнать своих крепостных, а крестьяне приобщались к более высоким духовным и культурным ценностям, проповедовавшимся в "высшем обществе".

Как известно, расцвет дворянских помещичьих усадеб приходился на конец XVIII -первую половину XIX века. Именно в эти годы сеть усадеб охватила буквально всю европейскую часть России. Как правило, в одном и том же уезде можно было встретить жителей Санкт-Петербурга. Москвы. Курска (Барятинские. Юсуповы. Голицыны и т.д.).

Во многих даже самых заурядных усадьбах собиратись прекрасные библиотеки, в которых хранились книги и журнаты. поступающие не только из Москвы и Петербурга, но и из-за границы. Среди книг встречатись не только художественные произведения, но и разнообразные руководства по ведению хозяйства, по строительству.

"Эти усадьбы оказывали влияние на развитие не только уезда, но и всей губернии". - пишет Ю.А. Веденин [5..с. 31].

Влияние усадеб проявлялось не только в жизни дворянства, оно самым существенным образом внедрялось и в крестьянскую культуру.

Искусство в усадьбе отнюдь не ограничивалось созданием парков, собиранием библиотек и всевозможных коллекций. Немалую роль в усадебной жизни играли музыкальные занятия. Хоры, оркестры и театры были неотъемлемой частью усадебной жизни. Значение усадьбы в жизни русской культуры трудно переоценить. В ней рождалась русская мысль. Она служила источником распространения всевозможных знаний.

Усадьба была наряду со столицей главным очагом, к которому традиционно тяготели художественные силы. Сколько гениальных строчек написал А.С.Пушкин в Михайловском и Болдине! М.И.Глинка творил в Новоспасском на Смоленщине. А.С.Грибоедов в Хмелите. Е.А.Баратынский и Ф.И.Тютчев в Муранове. И.С.Тургенев в Спасском-Лутовинове. А.Н.Островский в Щелыкове. Л.Н.Толстой в Ясной Поляне... Многие усадьбы являются восхитительными художественными памятниками.

История имения Самариных на Волге неразрывно связана с историей развития экономики, просвещения и культуры нашего края.

Владельцы имения Васильевское - представители древнего рода Самариных, чей предок киевский вельможа Нестор Рябец в 1282 году упоминается в числе бояр Галицкого короля Льва Даниловича.

Правнук Нестора Рябца Степан Родионович Самара - родоначальник Самариных упоминается на свадьбе княжны Софьи Иоанновны, дочери Ивана с князем Василием Даниловичем Холмским. состоявшейся 13 апреля 1500 года.

Потомки Степана Родионовича Самары в течение шести веков достойно и верно служили Российскому Отечеству. Они храбро сражались на поле брани, самоотверженно отстаивали интересы Российского государства на дипломатической службе. Самарины были боярами и стольниками, полковыми и городскими воеводами, генератами и кригс-комиссарами и членами Государственного совета. Среди Самариных крупные землевладельцы, историки и философы, талантливые публицисты, видные общественные и государственные деятели.

В XVII веке род Самариных записан в Бархатную книгу древних дворянских родов. Их фамилия внесена в родословные книги дворян в VI часть (древнего русского дворянства) Московской, Тульской. Калужской. Ярославской. Симбирской и Самарской губерний.

Имея родовые и благоприобретенные владения в названных губерниях, Самарины считали любимой вотчиной, экономической основой благополучия семьи Васильевское [14..С.4-5].

Четыре поколения Самариных в своем волжском имении основывали и обустраивали села, деревни и хутора, строили церкви, школы, больницы и содержали их на свой счет, вели грамотное, рациональное хозяйство, принимали активное участие в общественной жизни Самарской и Симбирской губерний.

А начало всему этому положил московский дворянин, секунд-майор Василий Николаевич Самарин.

В.Н. Самарин (27 мая 1741 - 23 апреля 1811) вошел в историю рода Самариных не только как храбрый воин, для которого интересы Отечества были превыше всего, но и как продолжатель лучших традиций фамилии: умелое, рациональное ведение хозяйства преумножение и освоение новых владений, создание надежного материального благополучия для потомков и обеспечение благоприятных условий для своих крестьян.

Василий Николаевич не только расширял свои владения, но и вводил новые способы переработки сельскохозяйственной продукции, заботясь о повышении дохода с имений, не игнорировал модных нововведений. В 1773 году он обратился к императрице Екатерине II с прошением о разрешении ему устроить винокуренный завод. Вскоре последовал ее Указ, переданный через Чернскую Воеводскую канцелярию секунд-майору В.Н. Самарину в Чернскую его вотчину село Спасское 15 января 1774 года. Указ гласил: «Курить вино в собственное употребление ни малым ни великим числом, никому не продавать и ни на что не меняться, и работникам в платеж за работу, а равно и в подарки не давать и на сторону не ссужать, а людям своим, живущим при Вас тож и означенной вотчины крестьянам к праздникам и родинам и к именинам давать вина бутылку и более, но не свыше полуведра, а им пить, приходящим к ним гостям безденежно поить не запрещается» [14..С.12-16].

Постепенно дело налаживалось. На Волге строили дома все необходимые надворные постройки. В имениях Самариных в Ярославской, Тверской и Тульской губерниях Василий Николаевич вместе с управляющим отбирали молодые крестьянские семьи для переселения в новые края, обещая им удобные добротные дома приусадебные земли, выделяли крестьянам телеги, скот и все необходимое для дальней дороги. У контор управляющих было многолюдно. Шумели отъезжающие, голосили их родственники. Молодежь стремилась в неведомые края, на простор, на Волгу.

К их прибытию в каждом новом населенном пункте все было готово. Многое в диковинку - добротные, рубленые дома широкие прямые улицы, большие дворы и несколько сажен земли у каждого дома помещения для скота хранения сена сараи для инвентаря и прочего.

Так начали обосновываться на новом месте туляки, тверские и ярославские крестьяне. Самарин и управляющий имением Воронков предусмотрели расселение крестьян, соблюдая их земляческие привязанности, чтобы они чувствовали себя в своей среде.

Работали на новом месте в охотку и на помещика и на своем подворье. Именно из первых переселенцев, молодых мужиков и их бойких, работящих жен сложилось дружное ядро населения вотчины Самариных.

Вскоре Васильевское превратилось в очаг образцового ведения хозяйства и культуры. Быстрый рост хозяйства европейский образ жизни, гостеприимство и приветливость хозяйки привлекали внимание старинных дворянских семей Симбирской округи. Привлекали Симбирских помещиков также слаженная, хорошо организованная система ведения хозяйства и благополучная, обеспеченная жизнь крестьян в имении Самариных, а оно уже к началу 90-х годов было немалым, было не только много земли, но и было, кому ее обрабатывать.

В «Списке о семейном и имущественном положении Василия Николаевича Самарина», составленном в 1790 и 1792 году в графе «Сколько по последней ревизии наследственных и купленных и в приданое полученных обоего пола душ ныне состоит в скольких селах, сельцах и деревнях» записано: «По последней 4-ой Ревизии Сызранской окрути наследственных в селах Владимирском мужска 55. женска 61, Вязовке мужска 176. женска 185, в сельце Васильевском мужска 239. женска 235. доставшихся по купчим в селе же Владимирском мужска 184, женска 197» [14., С.25,28].

В 1809 году в Васильевском был основан завод мериносовых овец. Затратив огромные средства на приобретение овец испанской породы, шестидесяти девятилетний хозяин с гордостью заявлял: «... не стыдясь можно сказать, что таких заводов не токмо в нашем государстве, во всем свете нет». Жили не скупясь, но денег на ветер не бросали. Извлекая большие доходы из своих имений, неоднократно подчеркивая свое господство, данное ему богом, Василий Николаевич не разорял крестьян, заботился об их благополучии.

Значение деятельности Василия Николаевича Самарина в Заволжье невозможно переоценить: создание и обустройство нескольких сел и деревень, ведение обширного хозяйства передовыми методами, обеспечение для крестьян благоприятных условий жизни, строительство Спасской церкви, прихожанами которой были жители не только села Спасского и сельца Васильевского, но и других близлежащих населенных пунктов, основание библиотеки. ВН. Самарин положил начало «волжской династии» Самариных - крупных землевладельцев края. Здесь, в Заволжье, вели огромное, многоотраслевое хозяйство, строили мельницы, пристани, церкви, школы, больницы его сын Федор, внуки Юрий и Дмитрий, правнук Сергей Дмитриевич.

Заботливым хозяином и храбрым воином вошел в историю славного рода Самариных сын Василия Николаевича Федор Васильевич Самарин (1784-1853) - владелец обширного владения в Сызранском и Самарском уездах (14.. С.32-33].

В Московской губернии Федор Васильевич имел 16 сел и деревень и более чем четыре тысячи крестьян. Несколько владений у него было в Тверской. Тульской. Ярославской и Рязанской губерниях. Почти все лето Самарин проводил в этих имениях. Но любимым детищем, основой экономического благополучия большой семьи была Васильевская вотчина на Волге. В Симбирске и Васильевском прошло его детство. Федор Самарин навсегда полюбил волжские просторы и степной воздух.

Федор Васильевич достойно продолжил дело, начатое отцом. Вскоре после смерти Василия Николаевича в 1811 году. Федор привез сюда сына Якова Трофимовича Воронкова. своего доверенного по делам Петра Яковлевича Воронкова. который прослужил в Васильевской вотчине до 1855 года исправно ведя хозяйство, и своими добрыми делами был известен всему Поволжью, оставаясь верным другом Федора Васильевича и всей его семьи.

Самарин и Воронков немало потрудились над устройством здешнего имения. Круг прав и обязанностей управляющего был весьма широк. Ему починялись все живущие в усадьбе как свои, так и вольные. Федор Васильевич составил для Воронкова «Наставление» из пяти глав. В первой главе перечислялись все прямые обязанности управляющего: делать все для процветания хозяйства для получения больших доходов -«управлять согласно с моими приказаниями и наставлениями» В первой же главе Федор Васильевич требовал от управляющего «избегать сколько можно телесных наказаний» и «из своих рук никого не бить» В остальных главах расписывались конкретные задачи по управлению скотным двором, конторой и прочим хозяйственным делам.

Богатый помещик, имевший аладения в нескольких губерниях. Самарин бережно и заботливо относился к крестьянам, создающим ему огромные доходы. Федор Васильевич осуждал вновь испеченных бар. которым по наследству или «по случаю» доставались небольшие «владения». В 1846 году он с сожалением писал Воронкову: «Мы редко находим добросовестных людей между мелкими местными дворянами, они по большей части без всякого воспитания и образованности, живут в праздности, и если служат, то только для того, чтоб обогащаться за счет других, а крестьяне, принадлежащие им, обыкновенно живут скудно и никогда почти не получают справедливого суда» [14., С.47].

В НИОР РГБ в фонде Самариных имеется 223 письма Ф.В. Самарина к Я.П. Воронкову за 1809-1842 годы и 272 письма за 1843-1853 годы часть его писем хранится в фонде Самариных в Государственном архиве Ульяновской области. Переписка велась регулярно. Воронков присылал пронумерованные «Рапорты» с отчетами о выполнении заданий Самарина, с информацией о состоянии дел в имении, непредвиденных заранее «покупщиках», неблагоприятной погоде, отразившейся на урожае.

Продолжая лучшие традиции рода. Федор Васильевич стремился к овладению новыми методами ведения хозяйства, занимался селекцией, внимательно следил за конъюнктурой на внутреннем и мировом рынках.

Нововведения, производство высококачественного зерна в имении Самарина вызывали большой интерес у окружающих помещиков и желание перенять его опыт.

Самарин серьезно занимался разведением овец, закупал за границей племенных баранов и маток, приглашал специалистов. В 1836 году на его овечьем заводе было три опытных овчара саксонца два сортировщика обучавшихся в Москве, конторщик, учившийся за границей. К январю 1837 года на заводе было 18580 голов овец, которые содержались в трех стадах: отборном, электоральном и поколенном.

Безусловно, Федор Васильевич при всем своем гуманном отношении к крестьянам был человеком своего времени. Он, как и все помещики, заботясь об увеличении производства, доходов, продавал и покупал крестьян, во время купли и продажи их старался не продешевить. Весьма характерно его письмо П.Я. Воронкову от 29 марта 1849 года: «2-ое. Князь Петр Васильевич Урусов присылал мне сказать, что он продает на своз 50 душ в ваших местах... <...> Напиши мне, каковы это крестьяне и стоят ли они того, чтобы их купить. И что за них можно дать?» [14., С. 53].

Федор Васильевич много внимания уделял просвещению и здоровью крестьян своих имений. В 1827 году он одним из первых в России открыл Васильевскую школу для крестьянских детей. В 1850 году в его имении началось строительство школы для девочек. Федор Васильевич писал 15 мая 1850 года П.Я. Воронкову: «Нам с тобой должно оставить по себе памятник в том месте, где мы управляем: этот памятник состоит из устройства школы для девочек, как крестьянских, так и дворовых <...> надобно заняться прилежно этим делом, оно Богоутоднее и полезнее для души, нежели идти в монастырь» [29.. С. 53].

В письме от 4 ноября того же года Самарин убеждал Воронкова в том. что девочек надо «обязательно учить, так как каждая девочка, став матерью, сможет больше внимания уделять обучению детей своих, нежели отец, который реже бывает дома и более нетерпелив в отношении своих учеников».

Федор Васильевич считал, что в Васильевской школе вместо священника учителем должен быть человек «из окончивших семинарию по первому разряду, добронравный, пользующийся любовью у населения».

Он всячески поощрял крестьян, отпускавших детей в школу, а дворовые, окончившие школу с хорошими отметками, могли рассчитывать на получение должности приказчика.

Продолжая лучшие традиции рода. Федор Васильевич стремился к овладению новыми методами ведения хозяйства, занимался селекцией, внимательно следил за конъюнктурой на внутреннем и мировом рынках.

Нововведение, производство высококачественного зерна в имении Самарина вызывали большой интерес у окружающих помещиков и желание перенять его опыт.

Федор Васильевич с юных лет приучат своих сыновей умению управлять хозяйством. В Васильевское несколько раз приезжал Юрий; в 1849-1850 годы здесь провел летние месяцы Владимир, чтобы под руководством управляющего Воронкова «учиться хозяйству».

После смерти Федора Васильевича все хозяйские заботы перешли к Юрию, старшему сыну. Ему помогала мать. Софья Юрьевна. Теперь она вела переписку с управляющим волжской вотчины. Из ее писем Петру Яковлевичу по хозяйственным, финансовым вопросам видно, что Софья Юрьевна хорошо разбиралась в конъюнктуре на внешнем и внутреннем рынке и умела вовремя сориентироваться в вопросах продажи продукции своих имений. 114.. С.73].

Выполняя волю отца братья Самарины и их мать 1 августа 1858 года составили акт о полюбовном разделе недвижимого имущества, остааленного Федором Васильевичем.

Самарины решили не делить между собой волжскую вотчину, «состоящую: в Самарском уезде: села Спасское. Владимирское, сельцо Озерецкое и деревни Васильевское. Аннино и Гремячева-Дубровки тож; <...> суконная фабрика, овечьи заводы и рыбные ловли, приносящие доход в год 3 тысячи рублей серебром...» [ 14..С. 141].

Волжские владения достались Юрию и Дмитрию. Хозяйство было немалым: 39692 десятины земли, лес. сенокосы, рыбные ловли и прочее. В селениях, принадлежавших Самариным, было 2195 крепостных крестьян. В Васильевском имелись хлебная и лесная пристани. Во всех селах и деревнях были господские строения: деревянный дом со службами, 12 флигелей для контор и служащих. 20 флигелей для рабочих фабричных и пастухов овечьего завода, людская, больница и при ней два флигеля, суконная фабрика занимавшая новый трехэтажный корпус, и один каменный одноэтажный, деревянный двухэтажный, на котором производилось ткачество сукон на 50 станках из овечьей и верблюжьей шерсти. Кроме этого хлебных амбаров 12. риг каменных 12. молотильных машин четырехконных 3. веятельных одноконных 4. мельниц мукомольных 3. 2 из них водяные на реке Чагре. одна трехпоставная. одна о двух поставах и одна ветряная. На овечьем заводе мериносовых электоральной породы насчитывалось 15000 голов, содержание которых размешалось на 9 овчарнях.

В целом имение на Волге приносило дохода от хлебопашества 30000 рублей, сенокошения - 4000 рублей, хлебной и лесной пристаней и рыбной ловли - 200 рублей, от мукомольных мельниц 200 рублей, овечьего завода 8000 рублей, суконной фабрики 2000 рублей - всего сорок четыре тысячи шестьсот рублей серебром.

Юрий уделял большое внимание работе школ и училищ в имении Васильевское на Волге. А в одной из церковно-приходских школ в отсутствии священника преподават Закон Божий и математику. Об этом он рассказывал Льву Толстому, что нашло отражение в Дневнике писателя. По воскресеньям учил крестьян читать и писать, за что те в знак благодарности преподнесли ему серебряный рубль, который Самарин берег долгие годы.

На средства Юрия Федоровича в 1875 году в селах Владимирское и Озерецкое было построено два каменных дома для сельских школ. Он приобрел для этих школ все необходимое оборудование и учебные пособия, пригласил учителей.

В 1859 году Ю.Ф.Самарин обратился к младшему брату Дмитрию с просьбой «принять на себя все означенные имения и земли» на Волге, вверив их ему «в полное управление и хозяйственное распоряжение» [14.. С. 183].

В 1860 году Д.Ф.Самарин переселился из Москвы в Васильевское. С этого времени он самостоятельно вел хозяйство в Волжской вотчине.

В 1885 году по проекту архитектора М.А.Дурнова здесь, на крутом берегу Волги, был построен большой дом-дворец и целый комплекс хозяйственных и других построек.

Занятый службой в губернском по крестьянским делам Присутствии Ю.Ф.Самарин изредка приезжал к брату в Васильевское. 4 октября 1862 года он писал князю Черкасскому: «На днях я провел пять дней у брата в деревне. Молодая семья живет душа в душу, и все ей улыбается. Все как-то им удается: и земля дорожает не по дням, а по часам, и хлеба родятся лучше, и люди служат усердно, и крестьяне дружелюбнее смотрят на молодого хозяина чем на одинокого бобыля» [14., С. 187].

Продолжая дело, начатое отцом. Дмитрий Федорович занимался селекцией, развитием тонкорунного овцеводства. С целью увеличения выхода шерсти, начиная с 1862 года покупал племенных овец в Силезии и Саксонии. На экстренном заседании Московского общества сельского хозяйства 6 марта 1869 года посвященном проблемам тонкорунного овцеводства, владельцы суконных фабрик и торговцы шерстью признали, что образцом суконной шерсти могут служить для них шерсти Самарина и Кочубея. А в 1878 году на Парижской Всемирной выставке за предоставленные Самариным руна ему был присужден почетный отзыв. Дмитрию Федоровичу удалось добиться повышения урожайности зерновых. За пшеницу «Египетка», посланную из Васильевского на Парижскую Всемирную выставку в 1872 году, ему была присуждена золотая медаль.

После смерти Ю.Ф.Самарина, по его завещанию, заверенному в 1875 году, к Дмитрию Федоровичу Самарину официально перешло в полную собственность все недвижимое родовое имение на Волге из 38124 десятин и благоприобретенное имение «близ села Федоровки Софьинский выселок тож - 132 десятины в полном составе, со всеми хозяйственными принадлежностями и доходными статьями как то - рыбными ловлями, мельницами, овечьими, кирпичными и винокуренным заводами, жилыми и хозяйственными постройками ... Ему же оставляю я и все движимое мое имущество ... как то деньги в наличности и по текущим счетам, банковские билеты, акции, процентные бумаги, векселя и расписки и всякие денежные документы, книги, рукописи, экипажи, оружие, мебель, словом, всю мою движимость, ничего из оной не выключая...»

В своем завещании Юрий Федорович конкретно назвал место и количество земли своего благоприобретенного имения, состоящего из трех частей: «первая близ деревни Федоровки Софьинский выселок тож. при реке Волге за рекою Самодуровкою. отхожей пустоши под названием Толы, со стоящим в ней лесом, сенным покосом, половиною реки Волги и рыбною ловлею, вторая при той же деревне Федоровке полдесятины земли с деревянным на оной флигелем и третья при реке Волге и Волжке в отхожей пустоши под названием Старицкий остров, три участка с дровяным лесом, сенными покосами и рыбною ловлею, всего в упомянутых трех частях 132 десятины 2320 'Л сажен» [14.. С. 189].

Все волжское хозяйство Самарина к этому времени управлялось из главной Васильевской конторы, которая находилась между Спасским и селом Васильевское. Площадь Васильевской экономии составляла 322 Уг квадратных верст или 33544 десятины.

В 1882 году пахотные земли сдавались крестьянам. При Васильевской экономии имелось 67 строений, из них 18 каменных, крытых железом, 1 каменное, крытое гонтом. 3 деревянных, крытых железом, 32 деревянных, крытых тесом, ... 2 мельницы - ветряная и водяная на р. Чагре и кирпичный завод. В хозяйстве было 83 вола 30 разъездных и верховых лошадей, 27 рабочих лошадей. Господам принадлежало 13 коров, и 19 находилось в пользовании служащих.

На Васильевской пристани было 20 хлебных амбаров и 12 амбаров на Аннинской пристани: часть из них служила для ссыпки зерна на продаж}', часть сдавалась с оплатой по 15 рублей в месяц.

В 80-е годы в рациональном и научно-обоснованном ведении хозяйства Дмитрию Федоровичу помогал управляющий имением О.О. Крамер, имевший высшее агрономическое образование. Он закончил курс в Пражском политехникуме. Заведующий конторой и два приказчика закончили земледельческие училища.

«Самарская газета» №203 за 1891 год напечатала большую заметку' о Дмитрии Федоровиче под названием «Село Спасское Самарского уезда. Добрая деятельность Самарина». Ее автор пишет: «Деятельность местного землевладельца г. Самарина на пользу местного населения заслуживает самого глубокого сочувствия и похвалы». Автор, прежде всего, отмечает «заботу Самарина о поднятии народного образования. С этой целью им давно уже содержится в селе Спасском на собственный счет прекрасно обставленное сельское училище, помешенное в специально для этого выстроенное им здании. ... квартиры учителя и с двухцветным залом для пения и литературных чтений. В училище имеется богатая коллекция учебных пособий и книг, и даже волшебный фонарь для литературных вечеров...» [14.. С. 192].

Другим добрым делом Самарина автор называет его заботу о народном здравии -строительство больницы.

Отдельного внимания заслуживает жизнь и деятельность Ю.Ф. Самарина. Выдающийся русский общественный деятель, философ, историк, публицист Ю.Ф. Самарин оставил глубокий след почти во всех отраслях общественной и государственной деятельности. В нем сочетались три дарования: критический ум. способность историка-исследователя и талант оратора. Самарин принадлежал к той категории творцов социальных реформ, чьи идеи реализуются на практике.

В научных и литературных кругах, среди государственных деятелей, художников и композиторов у Самарина было много друзей и близких знакомых: М.Ю. Лермонтов, Аксаковы. Н.В. Гоголь, П.А. Вяземский, В.А. Жуковский и Карамзины, Сологубы и И.С. Гагарин. А.И. Герцен и Н.Т. Грановский. Ф.И. Тютчев и И.С. Тургенев. Л.Н. Толстой и М.И. Глинка В.А. Тропинин и И.Н. Крамской... с одними он дружил, встречался, с другими сотрудничал в одних и тех же журналах, переписывался, с некоторыми из них дискутировал по важнейшим проблемам общественно-политической жизни России. Самарин был добрым и верным другом, достойным оппонентом. Его высоко ценили не только соратники-славянофилы, но и главные представители западнического направления [15..С.44).

Самарин принимал живое участие в общественной жизни губернии, не прекращал литературной деятельности, писал статьи, выступал на литературных вечерах. Его имя тесно сочетается с крестьянской реформой. Впервые он столкнулся с этим вопросом, работая в Риге, в министерстве внутренних дел. 1 января 1846 года Юрий Федорович писал Хомякову: «Задача заключается в том. чтобы эмансипировать нижние классы или лучше все классы (исключая одного высшего) от исключительного господства дворянского сословия» [15..С.58]. Почти через десять лет. 25 июня 1858 года Самарин откликнулся на приглашение от Самарского губернатора К.К. Грота вступить в Самарский губернский дворянский комитет по улучшению быта помещичьих крестьян в качестве члена от Правительства.

Ему предстояла большая, конкретная работа по подготовке губернского проекта предложений по отмене крепостного права.

С первых же заседаний Комитет распался на две партии - сторонников либеральных условий освобождения крестьян и партии ярых крепостников, т.н. большинства. Ю.Ф. Самарин возглавил ядро меньшинства. Самой существенной стороной освобождения помещичьих крестьян от крепостной зависимости Самарин признавал обеспечение материального благосостояния крепостных людей [15.. С.69].

Самарский губернский Комитет проработал 248 дней. Мнение меньшинства было признано в Редакционных комиссиях в Петербурге.

19 марта 1976 года Самарин скоропостижно скончался в Берлине. Похороны состоялись в Москве.

Доброе имя помнится долго. В дни празднования 300-летия города в 1886 году его портрет наряду с портретами других почетных граждан Самары был помещен в торжественно украшенном зале Струковского сада.

В начале XX века активную роль в развитии экономики и в общественной жизни Самарского края играл владелец имения Васильевское титулярный советник, историк Сергей Дмитриевич Самарин. Родился он 2 марта 1865 года в Москве, крещен 6 марта.

Большую часть времени, особенно после полюбовного раздела наследства Дмитрия Федоровича в 1902 году, когда ему достаюсь Волжское имение. Сергей Дмитриевич проводил в Васильевском.

Летом в имении Самариных всегда было многолюдно. Месяцами здесь жили дети Федора Дмитриевича. В архивах сохранилось немало писем от племянников Сергея Дмитриевича, в которых содержаться интересные сведения о жизни в имении Самариных и в округе [15.,С.219].

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что история обширного имения Васильевское на Волге это не только история жизни и деятельности его владельцев, это история тех сел и деревень, которые были основаны и обустроены на их средства, история создания многоотраслевого сельского хозяйства в Заволжье, история развития народного образования, здравоохранения и культуры.

Русская дворянская усадьба — одно из самых выдающихся достижений российской цивилизации и ярчайшее явление мировой культуры. Это уникальный сплав русской истории, русской культуры и русской природы. Это наше наследие, узнать ее - значит узнать Россию.

Значение усадьбы в жизни русской культуры трудно переоценить. В ней рождалась русская мысль. Она служила источником распространения всевозможных знаний. Усадьба была наряду со столицей главным очагом, к которому традиционно тяготели художественные силы. Сколько гениальных строчек написал А.С.Пушкин в Михайловском и Болдине! М.И.Глинка творил в Новоспасском на Смоленщине. А.С.Грибоедов в Хмелите, Е.А.Баратынский и Ф.И.Тютчев в Муранове. И.С.Тургенев в Спасском-Лутовинове. А.Н.Островский в Щелыкове. Л.Н.Толстой в Ясной Поляне... Многие усадьбы являются восхитительными художественными памятниками.

История обширного имения Васильевское на Волге это не только история жизни и деятельности его владельцев, это история тех сел и деревень, которые были основаны и обустроены на их средства, история создания многоотраслевого сельского хозяйства в Заволжье, история развития народного образования, здравоохранения и культуры.

История Васильевского - это прежде всего история многих поколений тверских, тульских и ярославских крестьян, которые по воле их господина в восьмидесятые годы XVIII века прибыли в волжские края, проложили первые борозды на целинных землях, строили хлебные амбары, мельницы, пристани, их внуками возводились церкви, строились школы и больницы.

Усадьбу Самариных в селе Приволжье можно считать полноправным туристическим объектом, нуждающимся лишь в заботливых руках небезразличных людей.

Список источников и литературы

  1. Алдонина. Р.П. Русская усадьба [Текст] / Р.П. Алдонина. - М.: Белый город. 2006. -213 с.
  2. Березовая. Л. Г. История русской культуры: учебник. В 2 т. Т. 2 [Текст] / Л. Г. Березовая. Н. П. Берлякова. - М.: Владос. 2002. - 400с.
  3. Благой. М.Т. Архитектурные памятники [Текст] / Т.М. Благой - М.: Наука. 1989.-230 с.
  1. Боткин, С.Д. Воробьевка. Изучение жизни и творчества А.А. Фета [Текст] / С.Д. Боткин. - Курск: 1994. - 325 с.
  2. Веденин. Ю.А. Русские дворянские усадьбы и их роль в возрождении
    культурного ландшафта России [Текст] / Ю.А. Веденин // Русская усадьба. - Вып. 1(17).-
    М.: 1994. -240 с.
  3. Готье, Т. Путешествие в Россию [Текст] / Т. Готье. - М.: Мысль. 1990. - 400 с.
  4. Евангулова, О.Е. Город и усадьба второй половины восемнадцатого века в сознании современников [Текст] / О.Е. Евангунова // Русский город. - 1989. - № 7. - С. 45-56.
  1. Завальный. А.Н. Путешествие в прошлое [Текст] / А.Н. Завальный. Ю.Е. Рыбалко. - Самара: Самарское книжное издательство. 1992. - 283 с.
  2. Звягинцева, М.М. Русская усадьба как культурно - исторический феномен [Текст] / М.М. Звягинцева. - СПб.: Наука, 1997. - 175 с.
  3. Иванова, Л.В. Дворянская и купеческая усадьба в России 16-20 вв: исторические очерки [Текст] / Л.В. Иванова. - М.: Эдиториал УРСС. 2008. - 784 с.
  4. Ивлев. С.А. Культура русской дворянской усадьбы [Текст] / С.А. Ивлев // Русские усадьбы. - 2001. - №8. - с. 25-36.
  5. Милюков. Н.В. Очерки истории русской культуры [Текст] / Н.В. Милюков. -М.: Знание. 1989.-289 с.
  6. Охлябннин. С. Д. Повседневная жизнь русской усадьбы XIX века [Текст] / С.Д. Охлябкин. - М.: Молодая гвардия. 2006. - 295 с.
  7. Поддубная. Р.П. Васильевское. Имение Самариных на Волге [Текст] / Р.П. Поддубная. - Самара: Офорт. 2008. - 286 с.
  8. Поддубная. Р.П. Мы выполнили нравственный долг перед городом [Текст] / Р.П. Поддубная. - Самара: Офорт. 2008. - 214 с.
  9. Турчин, B.C. Усадьба и судьба классицизма в России [Текст] / B.C. Турчин // Русская усадьба. - 1994. -№ 1 (17). - С. 62-88.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top