Уфимцев С.А.

Введение

Проблема нашей работы - это проблема авторского осмысления исторической действительности в средневековых источниках.

Цель нашей работы – проанализировать авторское осмысление событий 1015 года в источниках. Нам очень важно знать это, так как на примере взглядов летописцев мы можем познать стереотип мышления и логику людей того времени, понять мотивацию того или иного действия совершенного человеком в то время. Познание исторического материала с точки зрения времени очень важный аспект изучения истории, если не учитывать этого мы неизбежно придем к ошибкам понимания исторических процессов и событий.

Для достижения даннойцели нужно решить ряд задач:

  • Разобраться, как авторы понимают события 1015 года, и каковы особенности их понимания событий.
  • Понять, почему авторы изображают события 1015 года именно так, а не иначе.

В процессе решения первой задачи мы расскажем как авторы изображают события 1015 года в источниках, раскроем приемы, с помощью которых авторы описывают события и дают свою оценку происходящему. Попытаемся разобраться, где имеет место субъективная оценка, где желание следовать определенным обычаям или стандартам повествования того времени. В процессе решения второй задачи попытаемся разобраться в причинах, которые повлияли на подобное описание событий 1015 года в источниках.

Характеристика источников

Для написания этой работы мы использовали 2 источника это: «Повесть временных лет»[1] по Лаврентьевскому списку и « Сказание и страдание

и похвала святым мученикам Борису и Глебу»[2].

Повесть временных лет:

Один из наиболее ранних дошедших до нас древнерусских летописных сводов начала 12-го века.

Охваченный период истории начинается с библейских времен и заканчивается 1117 годом. ПВЛ писалась на основе княжеских документов, народных преданий, легенд, сказаний и более древних летописных сводов.

Повесть имеет 3 редакции, первая написана монахом Киево-Печерского монастыря Нестором, между 1110-1112 годом, вторая была написана в 1016 году игуменом Сильвестром в Выдубицком Михайловском монастыре, в ней была переработана заключительная часть и были внесены некоторые изменения, третья была написана 1118 году по поручению новгородского князя Мстислава и выражала в себе его виденье истории.

В данном источнике есть целая статья, посвященная событиям 1015 года, где довольно подробно описаны сами события и присутствует авторская оценка происходящего.

ПВЛ дошла до нас в составе более поздних сводов: Лаврентьевской и Ипатьевской летописи. Ипатьевская летопись найдена А. И. Тургеневым в библиотеке Академии Наук около 1807 года, после чего с ней ознакомился Н.М. Карамзин.   Ипатьевский летописный свод был написан пятью писцами, по предположению в Пскове. Летопись неоднократно переиздавалась и переводилась на современный русский язык, украинский, польский и английский.

Лаврентьевская летопись написана монахом Лаврентием во владимирском Рождественском монастыре в 1377 году для суздальского князя Дмитрия Константиновича.

До начала XVIII века хранилась в Рождественском монастыре города Владимира, в 1792 она была куплена графом Мусиным-Пушкиным, последний подарил её Александру I. Император передал летопись в Публичную библиотеку, где рукопись и находится, по сей день.

Впервые летопись полностью опубликована в 1846 в Полном собрании русских летописей, затем неоднократно переиздавалась.

ПВЛ обладает высокой степенью достоверности. По предположению А. Л. Никитина, многие ее сведенья были подтверждены археологическими материалами и содержанием других источников, поэтому, в общем, это достоверный источник. Но так же, он несет на себе множество опечаток многочисленных изъятий, вставок, а главное — недатированных редакторских правок и переработок, более ранних списков, что не может не сказываться на его достоверности[3].

Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу

На основании анализа основного текста Сказания о Борисе и Глебе и Сказания о чудесах этих святых. Н.Н. Воронин предположил, что составителем двух названных памятников был Лазарь, начавший работу над Сказанием по поручению Владимира Мономаха, после торжеств в мае 1115 г., в связи с освящением церкви Бориса и Глеба в Вышгороде[4]. В 1072 г. Лазарь был настоятелем храма Бориса и Глеба в Вышгороде, в 1088 г. — игумен Выдубицкого Михайловского монастыря, с 12 ноября 1105 г. — епископ Переяславля Южного.

Сказание дошло до нас в большом количестве списков. Их можно разделить на 6 редакций. Первая редакция — Торжественник, она была составлена во 2-й пол. XIV — 1-й пол. XV в. Вторая редакция — Синодальная XV в., текст этой редакции лег в основу Сказания в Степенной книге, где в качестве источников были также использованы паремийные чтения. Третья редакция — Северозападнорусская XV в. Четвертая редакция — Сильвестровская (она же Минейная), относится к XIV в., названа по раннему списку — лицевому тексту сказания в Сильвестровском сборнике. Пятая редакция — названа по списку Чудовского монастыря XIV в. Шестая редакция — Успенская названа по Успенскому списку. XII в.

Сказание о Борисе и Глебе это источник, в котором очень подробно описываются события 1015 года. Кроме того, автор не только описывает события, но и дает им свою оценку, что чрезвычайно важно для нас.

В общем и целом этот источник достоверен, подозрение вызывает слишком подробное описание событий. Н.Н.Ильин считает, что Сказание возникло на основе ПВЛ[5]. Но Сказание намного пространнее летописной статьи, следовательно, оно имеет множество добавлений, что ставит под сомнение достоверность некоторых фактов. Так же, опасения вызывают различия в изложении событий с другими источниками. А.А.Шахматов считал, что Сказание впрочем, как и ПВЛ, это творческая переработка древнейшего Киевского летописного свода, так же он предположил, что их источниками являются устные народные сказания, а различия в изложении, между различными источниками, может быть объяснено несколькими вариантами таковых сказаний[6].

Проанализировав данные источники, мы пришли к выводу, что источникам можно доверять, нет ни одного бесспорного факта, который бы полностью опровергал их достоверность. Но, к сожалению, источники имеют некоторые недостатки, например, оценка происходящих событий в источниках достаточно субъективна, это достаточно веское препятствие на пути познания исторической действительности, но его можно преодолеть, тщательно анализируя и критикуя материал источников. На наш взгляд эти недостатки не столь существенны и при критическом подходе к источнику легко устраняются.

Обзор литературы

Досоветская литература не склонна к радикальному переосмыслению событий, подмечая лишь некоторые недостатки источников.

Более ранними из рассмотренных нами авторами, затронувшими данную тему, были М.В.Ломоносов[7] и Н.М.Карамзин[8].

М.В.Ломоносов и Н.М.Карамзин полностью доверяют древнерусским источникам, они не ставят в целом под сомнение их материал. Они обобщают материал, представляя перед нами целостную историческую картину[9].

Более поздней работой была источниковедческая работа А.А. Шахматова[10].

Работа А.А. Шахматова, объясняя некоторые недостатки ПВЛ и Сказания, так же затрагивает эту проблему. А.А. Шахматов утверждает, что мы не можем подвергать сомнению эти источники, а, следовательно, ставить под сомнение версию, раскрытую в них полностью, просто есть некоторые неточности в изложении. Например, автор утверждает, что Борис был убит не на Альте, а в Дорожиче на пути из Киева в Вышгород, а варяги были заимствованы автором Сказания из какой-то легенды[11]. Федотов Г. П. в книге «Святые Древней Руси. В общем и целом, доверяет средневековым источникам и считает, что авторы достоверно описывают события 1015 года, но позволяет себе некоторую критику в отношении правомерности их канонизации. Настаивает на том, что канонизация была ответом на царившие в стране постоянные усобицы[12].

В советский период, стало модно переосмыслять события того времени ставить их под сомнения, выдвигать собственные версии.

Самый радикальный взгляд, с которым нам довелось познакомиться, был изложен Н.Н. Ильиным в книге «Летописная статья 6523 года и ее источники. Опыт анализа». Н.Н. Ильин полностью отрицает вину Святополка и обвиняет Ярослава в убийстве Бориса и Глеба. Основываясь на Саге об Эйдмунде, отвергает древнерусские источники, считая, что древнерусские авторы неправильно осмысливают события 1015 года, вследствие своей заинтересованности[13].

Современная литература пытается объективно взглянуть на события 1015 года.

Никитин А.П. в книге «Основания русской истории», допускает невиновность Святополка в убийстве Бориса и Глеба, но считает, что не стоит обвинять Ярослава в убийстве братьев[14].

Он также критикует нелогичность повествования и ставит под сомнение некоторые факты, например, убийство Глеба на Альте, путь его на Смыдянь, так же автор не уверен в том, что летописец правильно указал место смерти Святополка[15].

А.В. Назаренко в статье «Святые Борис и Глеб» в основном разбирает вопросы источниковедческого характера. Настаивает на том, что Сказание возникло не на основе ПВЛ, а на основе народных преданий и житий. Так же, автор представляет перед нами точки зрения других авторов по вопросам происхождения Бориса и Глеба, времени написания источников, способа прихода Святополка к власти и т. д. А.В. Назаренко описывает исторические события и пытается объяснить, почему источники имеют разногласия[16].

А.Ю. Карпов в книге «Ярослав Мудрый» не пытается раскрыть тайну событий 1015 года, а просто представляет перед нами все точки зрения и пытается объективно взглянуть на проблему. Выделяя сильные и слабые стороны в каждой из них. Он много уделяет внимания анализу поступков исторических личностей[17].

Из всего вышесказанного мы можем сделать следующие выводы: данная тема популярна, ей уделяли внимание многие известные авторы.

Но, не смотря на это, однозначного мнения по этому вопросу не сложилось. В данный момент существует множество точек зрения на этот вопрос, и они различны. Важной заслугой современной исторической науки является то, что она пытается найти объективное решение проблем. Но решить все эти проблемы, возможно, не удастся, поскольку ощущается острая нехватка источникового материала. А те источники, что есть, не дают нам объективной картины происходящего.

Глава первая

Особенности авторского взгляда на события 1015 года

Авторское изображение событий 1015 года в источниках имеет ряд особенных, черт, которые делают эти источники чрезвычайно занимательными для нас.

Борис и Глеб не умирают непосредственно за Христа, а становятся жертвами княжеской междоусобицы, такие случаи были и до них, но не все жертвы удостаивались таких похвал. Борис и Глеб даже умирают не добровольно, они страшатся своей смерти и плачут: «И, глядя на убийц кротким взором, омывая лицо свое слезами, смирившись, в сердечном сокрушении, трепетно вздыхая, заливаясь слезами и ослабев телом, стал жалостно умолять: «Не трогайте меня, братья мои милые и дорогие! Не трогайте меня, никакого зла вам не причинившего! Пощадите, братья и повелители мои, пощадите!»[18] Вообще мученичество святых князей лишено всякого подобия героизма. Не твердое ожидание смерти, не вызов силам зла, который столь часто слышится в страданиях древних мучеников. Напротив, Сказание, как и летопись, употребляет все свое не малое искусство, чтобы изобразить их человеческую слабость, жалостную беззащитность. Да и таких «Окаянных» Святополков Русь в прошлом знала немало, вообще это довольно типичный представитель княжеского рода и мало чем отличается от других. Да и Ярославом, скорее всего, двигало не желание отомстить Святополку за братьев, а элементарная жажда власти и он на самом деле не был рыцарем без страха и упрека, об этом говорят следующие строки: «Ярослав же, прибежав в Новгород, хотел бежать за море, но посадник Константин, сын Добрыни, с новгородцами рассек ладьи Ярославовы, говоря: "Хотим и еще биться с Болеславом и со Святополком».[19] Подтверждением властолюбия Ярослава, может служить тот факт, что на него за непокорность, перед своей смертью, хотел идти войной его отец Владимир: «И сказал Владимир: "Расчищайте пути и мостите мосты", ибо хотел идти войною на Ярослава, на сына своего, но разболелся»[20]. Из этого следует, что первым вопросом для Ярослава был захват политической власти и оправдание надежд новгородцев, а не мщение за братьев.

Авторы источников достаточно большое внимание уделяют описанию подвига святых. Авторам очень важно освятить мотивы этого подвига: « Слава тебе, господи, за все, ибо удостоил меня зависти ради, принять сию горькую смерть и претерпеть все ради любви к заповедям твоим»[21]. Много внимания авторы уделяют моральному состоянию героев: «Стал творить вечернюю молитву со слезами горькими, частым воздыханием и непрерывными стенаниями. Потом лег спать, и сон его тревожили тоскливые мысли и печаль горькая, и тяжелая, и страшная: как претерпеть мучение и страдание, и окончить жизнь»[22]. Авторы очень красочно и подробно рисуют картину убийств Бориса и Глеба: «И вдруг увидел устремившихся к шатру, блеск оружия, обнаженные мечи. И без жалости пронзено было честное и многомилостивое тело святого и блаженного. Христова страстотерпца Бориса»[23]. Так же авторы всем сердцем убеждают нас, что Борис и Глеб – блаженные, безвинно пострадавшие мученики с радостью принявшие свою смерть, зверски убитые и получившие за это мученический венец: «И восприняли оба венец небесный, к которому стремились, и возрадовались радостью великой и неизреченной, которую и получили»[24]. Святополк – злодей, подлый и коварный убийца, проклятый всеми: «Скоры они на подлое убийство. Оскверненные кровопролитием, они навлекают на себя несчастия. Таковы пути всех, совершающих беззаконие, — нечестием губят душу свою»[25]. Ярослав – заступник за братьев и русскую землю: «Ярослав, не стерпев сего злого убийства, не двинулся на братоубийцу окаянного Святополка и не начал с ним жестоко воевать.… С тех пор прекратились усобицы в Русской земле, а Ярослав принял всю землю Русскую».[26]

На протяжении всего повествования очень хорошо прослеживается авторское отношение к происходящему, можно даже предположить, что автор навязывает нам свою точку зрения. Для того, чтобы убедить нас в своей правоте Автор прибегает к различным приемам.

Например, автор одобряет поступок Бориса, когда он безропотно принимает смерть. « Итак, скончался блаженный Борис, приняв венец вечной жизни от Христа Бога, сравнявшись с пророками и апостолами»[27]. Автор, как бы говорит: « Делайте так и вы уподобитесь апостолам».

Еще одной репликой - «и вот напали на него как звери дикие из-за шатра»[28], - автор говорит, что, делая так, вы уподобляетесь зверям, то есть вас не будут считать за людей.

Незавидно описывая внешность Святополка, автор, возможно, хочет вызвать неприязнь к нему у читателя - «Святополк отверз свои прескверные уста и вскричал злобным голосом. Совершенно иную картину мы видим в описании внешности Бориса. «Сей благоверный Борис был благого корени, послушен отцу. Телом был красив, высок, лицом кругл, плечи широкие, тонок в талии, глазами добр, весел лицом, возрастом …»[29]. Идеальная внешность, причем ее описание в Сказании выделено отдельным заголовком, возможно автор хочет подчеркнуть свое благоволение к Борису, чтобы читатель обратил на это внимание и проникся к нему симпатией.

На наш взгляд, так автор говорит нам, что хорошо, а что плохо. И у Святополка не обязательно были прескверные уста и злобный голос, Борис, может быть, и не имел идеальную внешность. Просто это литературный прием, с помощью которого автор противопоставляет благочестивого Бориса, нечестивцу Святополку, тем самым, подчеркивая контраст этих двух личностей.

Так же автор использует еще один прием самовыражения. Он сравнивает участников событий с библейскими персонажами, подчеркивая угодность Богу их поступка или наоборот - неугодность, как, например, убийство Святополком Бориса сравнивается с убийством Каина - « Угадал он помыслы Святополка, поистине второго Каина»[30].   Ясно, что Каин не положительный персонаж и если человека сравнивают с ним, значит, выражают неприязнь к нему. Автор говорит «Делая так, вы уподобляетесь Каину, так делать нельзя».

Еще один прием, это цитирование своего мнения словами более авторитетных личностей. «О таких пророк говорил: «Скоры они на подлое убийство»[31], не исключено, что данный прием выполняет здесь функцию историографической ссылки. Мнение пророка для верующего человека авторитетно, и автор приводит его здесь, стремясь к тому, чтобы мы прислушались к его словам и внемли его совету.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

Авторы, прежде всего, стремились достойно описать подвиг Бориса и Глеба, а не донести до нас исторические события.

Авторы стремились представить читателю целостную, морально-политическую картину, которая заменила бы собой существующую систему ценностей и облагородила бы окружающий мир.

То есть источники это не только исторические труды, но и житийные, следовательно, авторы смотрели на проблему не как простые летописцы, а как нравственно - духовные просветители русского народа, вследствие чего, в некоторой степени была потеряна объективность источника. Но это не коим образом не делает их недостоверными.

Глава вторая

Анализ авторской мотивации

Важнейшим вопросом на наш взгляд является вопрос, почему авторы источников изображают события 1015 года именно так, а не иначе. Это достаточно сложный вопрос, на него нельзя дать однозначного ответа, а можно лишь высказывать предположения.

Первое, что приходит на ум, это то, что авторы были сторонниками сильной монархической власти и не одобряли междоусобицы и раздробленность: «Ярослав, не стерпев сего злого убийства, двинулся на братоубийцу окаянного Святополка и начал с ним жестоко воевать. И всегда соизволеньем божьим и помощью святых побеждал в битвах Ярослав, а окаянный бежал, посрамлен и возвращался побежденным»[32]. Автор говорит, что на ее стороне Бог, идя против нее, вы идете против бога, и это не может хорошо для вас закончиться.

Авторам нужно было оправдать участие Ярослава в межкняжеских распрях и придумать иные мотивы вступления его в междоусобную борьбу, кроме желания захватить власть. Поэтому, может быть, был придуман мотив мщения за братьев и воздаяния злодею.

Следующей причиной подобного изображения событий на наш взгляд могло явиться желание создать учительный труд. На примере Бориса и Глеба они хотели показать как себя должны вести люди в подобной ситуации. Они стремились предотвратить княжеские усобицы, создав новую систему взаимоотношений внутри княжеской семьи, которая сводилась к следующему:

Младшие князья должны слушаться старших и уважать их как отцов, здесь автор выражает свое мнение через реплику Бориса: «Не подниму руку на брата своего старшего, если отец у меня умер, пусть он мне будет вместо отца»[33]. Старшие должны заботиться о младших. Это мнение автор выражает, ставя в пример поступок Ярослава: «Ярослав, не стерпев сего злого убийства, двинулся на братоубийцу окаянного Святополка. Всегда соизволеньем божьим и помощью святых побеждал»,[34] автор подчеркивает этой фразой то, что в правом деле Господь поможет. Князья должны думать не только о личной выгоде, но и о будущей своей жизни небесной. «Праведники вечно живут, и от господа им награда и украшение им от всевышнего» [35].

Автор ярко описывает смерть Святополка - «Он же лежал, немощен… и побежал он через Польскую землю гонимый Божьим гневом и прибежал в пустынное место между Польшей и Чехией и там бедственно окончил жизнь свою»[36]. Тем самым автор убеждает читателя, что так поступать нельзя, потому что это чревато пагубными последствиями.

С самого начала повествования, автор говорит: «Святополк, который и замыслил это злое убийство. Мать его гречанка, прежде была монахиней. Брат Владимира Ярополк, прельщенный красотой ее лица, расстриг ее, и взял в жены, и зачал от нее окаянного Святополка. Владимир же, в то время еще язычник, убив Ярополка, овладел его беременной женою»[37]. Этими словами автор не только дискредитирует Святополка в глазах читателей, но и говорит, что, творя зло, мы порождаем новое зло. Источники это не только литературные произведения, они несут в себе некую, слегка замаскированную проповедь. Этот факт и может говорить о том, что авторы стремились создать учительный труд, а это желание могло непосредственно повлиять на осмысление ими событий 1015 года.

Еще одной причиной подобного изображения событий могло стать то, что авторы привлекали для написания данных произведений устное народное творчество. Вообще поведение Бориса и Глеба было несколько нестандартно, вообще  мученичество святых князей лишено всякого подобия героизма. Они не твердо принимают смерть, не делают вызов силам зла, а наоборот проявляют человеческую слабость и жалостную беззащитность: «Идя же путем своим, думал Борис о красоте и молодости своей и весь обливался слезами. И хотел сдержаться, но не мог. И все видевшие его тоже оплакивали юность его и его красоту телесную и духовную. И каждый в душе своей стенал от горести сердечной, и все были охвачены печалью».[38] В этом прослеживается некий мотив народной жалости и сострадания к молодым отрокам.

Если учесть тот факт, что источники писались в тяжелое для Руси время раздоров и внешних угроз. Можно прийти к выводу, что подобное осмысление событий стало причиной того, что нужно было создать образ заступников перед Богом за русскую землю и Борис и Глеб очень для этого подходили: молодые благочестивые князья, пострадавшие за спокойствие в русской земле. В тексте постоянно присутствует этот мотив: «Русской защита и опора, мечи   обоюдоострые, ими дерзость поганых низвергаем и дьявольские козни на земле попираем»[39].Здесь святые сравниваются с обоюдоострыми мечами, а это целый символ русской военной мощи и величия и автор не просто так проводит подобную аналогию. По свидетельству ПВЛ, эти мечи привели в смятение хазар, которые и предрекли Руси великое будущие[40]. Да и простому народу нужны были свои помощники в их земной жизни, которые врачевали бы их недуги и скрашивали бы их земную жизнь, об этом и говорит автор: «Приходящие из всех земель даром получают исцеление»[41].

Следующим фактором, который мог повлиять на понимание событий 1015 года авторами средневековых источников это то, что Борис и Глеб уже почитались как святые, а если учесть тот факт что произведения писались духовными лицами, то можно прийти к выводу, что авторам нужно было создать некий житийный образ. Что и повлияло в некоторой степени на авторское осмысление событий. Об этом свидетельствует то, что в тексте очень много места уделяется описанию нравственного состояния героев и их благочестию «И когда он так стенал и плакал, орошая слезами землю и призывая бога с частыми вздохами, внезапно появились посланные»[42], а так же авторы сами называют их в своих произведениях святыми[43].

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

Существовал ряд объективных причин, которые повлияли на то, как автор изображает события 1015 года. Мы не можем определить, степень влияния отдельных причин, на авторское осмысление событий в источниках. Все же вероятнее, авторы осмыслили события подобным образом, потому что стремились описать подвиг Бориса и Глеба и подчеркнуть их святость, а не спеть хвалебную песнь власти или написать нравоучительный труд. Это побочные мотивы, которые не были центральными. Так как эти труды писали люди верующие и церковные, которые не позволили бы себе совершить великий грех, воспеть недостойных людей и назвать их святыми страстотерпцами. Значит, Борис и Глеб действительно совершили великий подвиг и достойны прославления.

Заключение

Авторы осмысливают события 1015 года целиком в пользу Бориса и Глеба, представляя их святыми мучениками, а их обидчиков злодеями. В общем, мы признаем, что это так, но допускаем, что в описании есть некоторая предвзятость, а так же присутствует некий радикализм.

Изображение событий имеет свои характерные черты. Во-первых, это вкрапление в историческое повествование, нехарактерных для него литературных приемов. Во-вторых, проходящий через все повествование мотив нравоучения и широкое выражение авторского мнения. В-третьих, это то, что центральное место в повествовании занимает подвиг Бориса и Глеба, а не исторические события.

Из этого мы делаем вывод что, осмысливая данные события, авторы не стремились точно и подробно их до нас донести, а лишь хотели описать подвиг Бориса и Глеба и создать учительный труд, параллельно с этим описав события 1015 года. Конечно, такой подход идет в ущерб объективному описанию исторической действительности, но это не значит, что источники полностью не достоверны, так как прямых доказательств их недостоверности нет.

У авторов были веские причины, так осмысливать эти события. Их множество, но самые вероятные на наш взгляд желание - возвысить Бориса и Глеба и их подвиг и обличить нечестивые поступки князей.

Нельзя однозначно сказать, к какому жанру мы можем отнести данные труды. Тут присутствуют элементы исторического труда, учительного труда, жития. Вместе эти элементы образуют довольно сложную квинтэссенцию. Из этого мы делаем вывод, что источники это не только историческо-житийные труды, но и величайшие памятники древнерусской литературы. Именно по этому они чрезвычайно ценны для нас.

Список источников и литературы

  1. Повесть временных лет. Пер.Д.С. Лихачева. Петрозаводск, 1991.
  2. Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу //    Древнерусские повести. Пер. Д.С. Лихачева. Пермь, 1991.
  3. Бугославский С. А. Святые князья Борис и Глеб в древнерусской литературе. Ч. 2. Киев, 1915.
  4. Дмитриев Л.А. Сказание о Борисе и Глебе. М., 2007.
  5. Ильин Н.Н. Летописная статья 6523 года и ее источники. Опыт анализа. М., 1957.
  6. Карамзин Н. М. История Государства российского. Т. 2. Гл.1. М., 2007.
  7. Карпов А.Ю. Ярослав Мудрый. М., 2005.
  8. Ломоносов М.В. Записки о русской истории. М., 2007.
  9. Назаренко А.В. Борис и Глеб // Православная Энциклопедия. Т. 6. М., 2003.
  10. Никитин А.Л. Основания русской истории. М., 2001.
  11. Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990.
  12. Шахматов А.А. Разыскание о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908.

[1] Повесть временных лет. Пер. Д.С. Лихачева. Петрозаводск, 1991.

[2] Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991.

[3] Никитин А.Л. Основания русской истории. М., 2001. С. 31.

[4] Воронин Н. Н. «Анонимное» сказание о Борисе и Глебе, его время, стиль и автор. М., 1957. Т. 13. С. 11—56.

[5] Ильин Н.Н. Летописная статья 6523 года и ее источники. Опыт анализа. М., 1957. С. 183.

[6] Шахматов А.А.Разыскание о древнейших русских летописных сводов. СПб., 1908. С. 92-94.

[7] Карамзин Н. М. История Государства российского. Т. 2. Гл. 1. М., 2007.

[8] Ломоносов М.В. Записки о русской истории. М., 2007.

[9] Карамзин Н. М. История Государства российского. Т. 2. Гл. 1. М., 2007. С. 58-62. Ломоносов М.В. Записки о русской истории. М., 2007. С. 23-25.

[10] Шахматов А.А. Разыскание о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908.

[11] Там же. С.101.

[12] Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990. С. 18.

[13] Ильин Н.Н. Летописная статья 6523 года и ее источники. Опыт анализа. М., 1957. С.63.

[14] Никитин А.Л. Основания русской истории. М., 2001. С. 275.

[15] Там же. С. 272.

[16] Назаренко А.В. Борис и Глеб // Православная Энциклопедия. Т. 6. М., 2003.

[17] Карпов А.Ю. Ярослав Мудрый. М., 2005. С. 87-114.

[18]Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991.С. 85.

[19] Повесть временных лет. Пер. Д.С. Лихачева. Петрозаводск, 1991. С. 38.

[20] [20].Повесть временных лет. Пер.Д.С. Лихачева. Петрозаводск, 1991. С.33.

[21] Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991.С. 82

[22]Там же.С. 81.

[23]Там же. С. 82.

[24] Там же.С. 83.

[25] Там же. С. 80.

[26] Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991. С.87.

[27].Повесть временных лет. Пер.Д.С. Лихачева. Петрозаводск, 1991. С.35.

[28] Там же. С.35.

[29] Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991. С.88.

[30]Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991. С.80.

[31] Там же. С.80.

[32] Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991. С. 86.

[33] Повесть временных лет. Пер.Д.С. Лихачева. Петрозаводск, 1991. С.35.

[34] Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991. С.86.

[35] Повесть временных лет. Пер.Д.С. Лихачева. Петрозаводск, 1991. С.33.

[36]Там же. С. 40.

[37] Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991. С.77.

[38]Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991. С. 79.

[39]Там же.С. 87.

[40] Повесть временных лет. Пер.Д.С. Лихачева. Петрозаводск, 1991. С.10.

[41] Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991.С. 87

[42]Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу. // Древнерусские повести. Пер. Д.С.Лихачева, Пермь, 1991. С. 81.

[43] Там же. С. 87.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top