Ваняшина Д.И.

Введение

Царь Алексей Михайлович Тишайший всегда был интересным персонажем истории. Эпоху, в которую он правил прозвали «Бунташный век», а прозвище в истории, он получил «Тишайший». Такое яркое противоречие в оценки эпохи и царя мы отметили, нисколько не затрагивая личность самого государя, а что можно будет заметить, если рассмотреть именно личность самого Тишайшего, а не его эпоху и политику, которую он вел? Возможно, охарактеризовав личность Алексея Михайловича, мы получим его истинный портрет государя без отсылки на его политическую деятельность, хотя и она немаловажна.

Итак, цель нашей работы заключается в разностороннем раскрытии своеобразной личности царя Алексея Михайловича Тишайшего. Для достижения цели нам понадобится решить следующие задачи: на основе источника охарактеризовать личность Алексея Михайловича, но не по стандартной схеме, как царя и политика, а попытаться представить его в новом свете, «забыв» о том, что он царь и изучить его как незаурядного и разностороннего человека, а также усмотреть в его сочинениях писательский талант. Эта задача будет решаться в первой главе, а вот задача по раскрытию и пониманию мировоззрения государя по материалу источника будет решаться во второй главе.

Мы надеемся, что решение этих задач поможет нам достаточно полно охарактеризовать царя Алексея Михайловича как личность и нарисовать эскиз к его историческому портрету. Рассматривать его политическую деятельность считаем нецелесообразным, так как это уже давно сделали до нас, причем характеристики были столь разными – от оценки его как мудрого правителя, до разговоров о том, что он был слабохарактерен или даже бесхарактерен[1], и его правление - это время больших потерь и упущенных возможностей[2]. Работа постарается раскрыть именно личность царя, возможно, охарактеризовав Тишайшего как личность, можно будет уже под другим углом посмотреть на его политическую деятельность и придти к более объективной оценке его как политика.

Характеристика источника

Источником по нашей теме является литературное наследие царя Алексея Михайловича. Труд этого царя всегда вызывал интерес у исследователей. Разные стороны творчества этого автора представлены в его эпистолярном наследии: это переписка деловая, семейная, дружеская (особый интерес представляют письма к А.И. Матюшкину), и послания, носящие общественно-политический характер («Письмо Никону о смерти патриарха Иосифа», «Повесть о преставлении патриарха Иосифа»).

«Письма Алексея Михайловича интересны не только тем, что показывают различные стороны жизни одного из любопытнейших деятелей русской истории, не только своими литературными достоинствами, но и тем, что они позволяют проследить, как их автор, сам царь, пытается создать образ, модель идеального государя»[3].

Вопрос об авторстве писем был неплохо изучен. Большая часть писем была продиктована царем и записана писцом, но очень часто он сам делал приписки, дописывал письма, а некоторые и полностью сам писал. Именно собственноручные письма Алексея привлекают к себе особое внимание, своей искренностью, считается, что «эти письма менее каноничны и этикетны»[4].

Рассмотрим лишь некоторые из них по отдельности:

«Письмо Никону о смерти патриарха Иосифа». Было написано весной 1652г. адресованное «крепко стоятельному пастырю»[5] Никону по случаю кончины патриарха Иосифа. Как и многие другие письма характеризуется особой литературностью (метафоры, обобщения, патетический тон писем, этикетные формулы). Письмо Никону характеризуется наличием в нем своеобразных цепочек тщательно подобранных эпитетов и этикетным самоуничижением царя.

«Повесть о преставлении патриарха Иосифа». Написана в том же году, что «Письмо Никону…» и имеет того же адресата, правда было прислано государем еще во время пути процессии с Соловков. В рукописи это произведение названо «Статейным списком», но, по мнению рядя историков, к статейным спискам он не имеет никакого значения, потому ему и дали название «Повесть…», ссылаясь на слова самого автора: «об отцем своем повесть докончаю»[6]. «Повесть…» имеет ряд своих особенностей, например: в ней есть лирический герой, от лица которого ведется рассказ о последних днях патриарха, реалистичное повествование о страданиях умирающего человека и подробное описание личного отношения к происходящему. Также она имеет своего адресата (Никон), к которому автор обращается с отчетом «в форме лирической исповеди доверяет свои помыслы»[7].

«Письма семье». Адресованны: «Государыне моей матушке благоверной царевне и великой княжне Ирине Михаиловне и государыням моим сестрам- царевне и великой княжне Татиане михаиловне»[8]. Они занимают одно из самых важнейших мест в эпистолярном наследии царя Алексея Михайловича. Этикетные, выдержанные в соответствии с каноном, эти письма, в полной мере характеризуют своеобразную, живую манеру письма Тишайшего.

«Письма А.И. Матюшкину». Письма к двоюродному брату А. И. Матюшкину обладают наибольшей искренностью и непосредственностью. Они наименее этикетны, традиционные формы в начале письма заменяет ироничным обращением «Афанасью слепому» или задушевным «брат». «Непосредственность тона, неподдельный юмор в сочетании с сохраняющимися порой разговорными интонациями делают письма Алексея Михайловича к А.И. Матюшкину ярким представителями эпистолярного стиля XVII в.»[9].

Все остальные сочинения Тишайшего (Письма к боярину князю Н.И. Одоевскому, Письмо к думному дворянину А. Л. Ордину-Нащокину, Наказы боярину В.Б. Шереметьеву, Письма к боярину князю Ю.А. Долгорукову, Наказ окольничему князю И.И. Лобанову-Ростовскому, Письма к А.С. Матвееву, Письма к боярину В.В. Бутурлину и другие) представляют собой политическую, а порою даже дружескую переписку царя со своими корреспондентами. В этих письмах очень ярко отображен как канон эпистолярного жанра, так и яркий отход от него.

Эпистолярное наследие второго Романова - источник редкостный по своему значению. Причем, чем больше историки предлагают в своих работах новые подходы и принципы исследований, тем больше возрастает его ценность. А вот «политическая история по письмам царя прослеживается достаточно слабо»[10], зато для культурологических исследований источник обладает неописуемыми богатствами.

Обзор литературы

Литература о царе Алексее Михайловиче достаточно разнообразна, она представлена как в трудах дореволюционных авторов, так советских, и современных. Отметим, что в трудах историков XIX века переписка Алексея Михайловича практически не привлекалась, за исключением письма к стольнику А.И. Матюшкину, видимо рассказ царя о своей «выходке», в этом письме, интересовал историков больше чем сама переписка. Основные выводы они основывали на материалах современников Алексея Михайловича и записках иностранцев. Последующие историки стали больше уделять внимания письмам Тишайшего возможно, потому что старались составить его политический портрет, а для этого как нельзя лучше подходит переписка царя.

Основополагающим трудом, посвященным правлению Алексея Михайловича, является исследование С.М. Соловьева «История с древнейших времен»[11]. Почти три тома (10-12 и одна глава 13 тома) этой работы занимает период царствования Тишайшего. Он очень полно освещает бурные события того периода - бунты, восстание Стеньки Разина, войну с Польшей, но как нами было сказано выше, практически не привлекает в свой труд переписку царя.

Для нашей работы особый интерес представляет труд В.О. Ключевского. Он добавляет образ царя интересными психологическими характеристиками, говоря, что именно в нем воплотилось соединение «власти и кротости»[12]. Отмечает его литературность (на основе посланий к Никону и «Повести о преставлении…»), но сравнивает талант Тишайшего с Иваном Грозным и считает, что «Нет тех смелых и бойких оборотов мысли, ни той иронии»[13]. Но в целом вполне позитивно оценивает Алексея Михайловича.

Другой историк XIX в., Н.И. Костомаров[14], считает правление Алексея Михайловича временем упущенных возможностей, как во внутренней, так и во внешней политики. Описывает сюжеты семейной, частной жизни царя. Это позволяет понять особенности его человеческой натуры. Из переписки употребляет одно письмо, а все исследование ведет на записках современников и иностранцев.

Дмитрий Иловайский в своем труде тоже в основном рассматривает Алексея, как предшественника Петра, который «причислен к лицу западников своего времени»[15]. Говоря о «благодушии и живых способностях»[16] Алексея I, не забывает отметить и его чрезмерную вспыльчивость. Как и его предшественник опирается на тот же тип источников.

К. Валишевский, несмотря на его принадлежность к дореволюционным исследователям, рисует нам не совсем стандартный портрет царя. Он пишет, что «Несмотря на свою мягкость и добродушие <…>, Алексей любил злые шутки»[17]. Он все больше делает акцент на схожесть Петра с Алексеем Михайловичем: на его вспыльчивости, раздражительности, любознательности: «необходимость вмешиваться во всё, хотя и более скромно и скрытно»[18], на его способности «наказывать сурово и беспощадно за невинные провинности»[19]. Наряду с сочинениями иностранцев и современников привлекает целый ряд писем царя из его переписки.

Исследователь начала XX века, С.Ф. Платонов проводит всеобщую характеристику всего XVII века и в частности эпохи Алексея Михайловича. Его работу отличает «глубина и легкость слога, позволяющие доступно говорить о серьезных вопросах русской истории»[20]. Он уже намного больше отмечает значение литературного наследия оставленного Алексеем Михайловичем, на его основе дает характеристику личности Тишайшего, говорит о «живости и впечатлительности царя»[21].

В отличие от дореволюционных историков современные исследователи мало уделяли внимания личности Алексея Михайловича. Все больше изучали экономические, социальные аспекты его внутренней политики. Возможно, они не могли добавить ничего нового к сказанному в XIX- начале XXвв. Потому мы выделим несколько представителей, которые были нам интересны и полезны больше всего.

Самым ценным исследованием, на наш взгляд, можно считать труд Талиной Г.В.[22], которая поставила целью своей работы провести всеобъемлющую характеристику личности и государственного деятеля Алексея Михайловича и дать непредвзятую оценку этому царю. Она очень скрупулезно подошла к анализу переписки царя, и это дало свои положительные результаты.

А.А. Преображенский посвящает свою работу оценки значимости политической деятельности царя, его внутренней и внешней политики. И как его дореволюционные предшественники говорит о том, что Тишайший был прямым предшественником своего сына: «В делах царя Алексея можно усмотреть гораздо большую личную активность и узнаваемые черты его знаменитого сына»[23]. Использует письма Тишайшего как дополнение к его политическому портрету.

А.В. Гусев, попытался своей статьей утвердить мнение о том, что «активный диалог с иностранной культурой»[24] возник еще до Петра, а именно в царствование Алексея Михайловича, тем самым подчеркивая неподдельный интерес царя к западным веяниям. Изучает переписку и старается найти в ней любые соприкосновения с Западом.

И.Л. Андреев в основном излагает биографические факты и моменты жизни самого царя, охватывает всю эпоху его правления и все стороны политической и личной жизни Тишайшего. Его исследование[25] интересно особым отношением к Алексею Михайловичу: не только как к царю одной эпохи, но и как к выдающейся личности и просто к человеку. Он не забывает обратить своё внимание на внутренний мир Тишайшего, его приоритеты и самовыражение, а это невозможно сделать без анализа переписки самого царя.

Самое глубокое исследование творчества Тишайшего провел А.В. Шунков. Он написал целый ряд статей детально анализирующих сочинения Алексея Михайловича, в большей мере в филологическом подходе. В основном его цель - охарактеризовать царя, «как писателя, художника слова»[26].

Следует отметить, что большинство исследователей рассматривали в основном время правления Алексея Михайловича, уделяя своё внимание политическим событиям и фактам, работ, которые рассматривали Тишайшего как незаурядную личность с особым мировоззрением - достаточно мало. Данная работа попытается произвести попытку провести характеристику личности царя и раскрытия его мировоззрения.

Глава I. Алексей Михайлович как личность и писатель

Эта глава попытается представить читателю царя Алексея Михайловича как незаурядную и разностороннюю   личность своего времени по материалам его писем. Мы рассмотрим его как личность, как простого человека, как писателя, который следуя строгим канонам эпистолярного жанра, смог открыть свой индивидуальный стиль письма.

Если отвлечься от привычного нам восприятия Алексея Михайловича только лишь как государя, то можно обратить свое внимание на него просто как на обыкновенного человека, такого же грешного и земного. Царь сам нередко указывает на свою греховность «а по своим злым, мирским делам не достоин и во псы, не токмо в цари. Да еще и грешен»[27], причем такое самоуничижение не является средством достижения обратного результата, т.е. возвышения в глазах окружающих. Не исключено, что возможно это лишь определенный литературный прием используемый автором, но вспоминая о глубокой религиозности царя можно предположить, что это высказывание исходит из искренних позывов души Тишайшего, которая осознает тленность этого мира и его быстротечность. Когда умирает патриарх Иосиф, он объясняет случившееся так: «за грехи наши изволил Бог отца нашего патриарха взять в вечное блаженство»[28], в принципе это можно объяснить стандартным толкованием судьбы для человека той эпохи. Но сам факт, что сие слова выходят из уст государя заставляет задуматься о его личном восприятии окружающей действительности. Следует обязательно отметить горячую эмоциональность царя Алексея Михайловича. Многие события производят на него сильное впечатление. Вот, например, его реакция на смерть патриарха Иосифа «Меня прости, владыко святый, надъселися, плачучи, на нево, света, смотря, а свои грехи вспоминаючи»[29]. Ему присуще глубокое «самокопание», все происходящее он примеряет непосредственно к себе, так сказать близко к сердцу, но это не говорит о его слабохарактерности, как раз, наоборот, о его целеустремленности и сильной воли. Ведь примеряя все это к себе, он пытается сделать правильные выводы, дабы впоследствии не совершать больше ошибок.

Той же эмоциональностью и искренностью пронизано письмо к Н.И. Одоевскому по случаю перенесения в Москву мощей «великого пресветлаго солнца Филиппа, митрополита московского и всея России чудотворца»[30]. На наш взгляд, зная несомненную религиозность Тишайшего, оно поражает своей искренностью. Царь принимает на себя грех «прадеда» Ивана Грозного (хотя на деле прадедом, он ему не являлся) «не все ли здесь месть восприняли от прадеда моего царя и великого князя Ивана Васильевича всея России, и тамо месть вечную примут, аще не покаялися?»[31], Алексей Михайлович сильно печалится по этому поводу и ежедневно просит у «Создателя и всещедраго Бога нашего, и у пречистой Его Богоматери, и у всех Святых, чтобы Господь Бог, прощения ради Матери Своея пресвятыя Богородицы и всех Святых ради молитв, даровал нам великому государю»[32].

Все события, описанные и в «Повести о преставлении…», и в письмах Н.И. Одоевскому показывают отношение царя к человеку, выдают его «светлую личность», удивляющую всех «своими достоинствами, государя, какого желали бы иметь все христианские народы»[33].

Да, Алексей Михайлович был такой личностью, достоинствами которой было бы неплохо обладать любому человеку. Стоит хотябы вспомнить его послание Ордину-Нащокину по случаю измены его сына Воина. Что мы видим? А видим, из слов адресованных Афанасию Лаврентьевичу, глубочайшее сочувствие горю близкого ему человека «Почто в такую великую печаль и во уныние (токмо верую и уповай!) чрезмерные вдал в себя?»[34]. Во времена Ивана Грозного такой поступок сына мог стоить отцу головы. Преображенский пишет, что «Ордин-Нащокин ждал царской опалы и просил отставки, но вместо этого получил теплое, участливое письмо Алексея Михайловича»[35]. И вправду письмо было настолько теплым, что могло согреть застывающее от обиды и горя сердце Афанасия. Царь пытается всеми силами подобрать нужные слова, в такой тяжелой ситуации, даже самого Воина он не стремится обвинять, а ссылается на его молодость и горячность «сын твой сплутал, знатно то, что с молодоумия то учинил»[36], «он человек молодой, хощет создания владычня и творения рук Ево видеть на сем свете»[37]. Он пытается приободрить Ордина- Нащокина проводя параллель между Афанасием Лаврентьевичем и праведным Иовом с намеком на то, что нельзя отчаиваться, надо лишь уповать на волю Бога. А об его отставке государь даже слышать не хочет и велит продолжать службу «Божие и наше Государево дело совершать, смотря по тамошнему делу»[38] и в заключении ободряюще пишет, что «А нашево государсково не токмо гневу на тебя к ведомости плутости сына твоего ни слова нет»[39].

И это не единственный случай утешения своих подданных царем. В письме к князю Одоевскому, царь повествует отцу о смерти сына - эта трагическая новость могла нанести неизгладимую рану на сердце родителя. Государь, понимая всю сложность ситуации, все же говорит, что отчаиваться смысла нет, потому что душа их сына попала к Богу, и это не просто слова, а истинная правда, так как царь был свидетелем кончины и знал, что сын их покаялся и причастился, и кончина его была спокойной: «сына Бог взял, а не враг полатою придавил»[40]. Он призывает их сильно не скорбеть, «чтоб Бога наипаче не прогневать, и уподобитца Иеву праведному»[41] и опять библейский персонаж, вселяющий надежду и упование на Бога. Алексей Михайлович призывает их посмотреть на эту ситуацию с оптимизмом, потому что «Бог изволил взять милуючи, недал ему дожить больших грехов, видя его доброе житье <… > изволил ево в добродетели застать и в покоянии добре»[42].

Оба этих письма пропитано искренностью, милосердием и большой любовью, добросердечностью, и именно такими качествами обладал Алексей Михайлович.

Еще одним качеством обладал Тишайший, по «преимуществу он был человек семейный»[43], его переписка указывает на теплое отношение к близким. Этикетная формула «Государыни мои»[44], в письмах Алексея Михайловича приобретает искреннюю теплоту и любовь. Само количество писем дает повод поразмышлять на то, что этот «ритуал» (переписка) очень важен для царя, и сама семья занимает одно из главных мест в его жизни.

Непосредственная и выбивающаяся из стандартов переписка с Матюшкиным позволяет нам сказать о живости характера царя Алексея. Ему все интересно, он стремится, чтоб вокруг все было идеально (охота), но и царские шалости ему не чужды. Описание «ежеутреня»[45] купания в пруду стольников врывается в вполне спокойное письмо с наставлениями «съезди к сестрам,< ...> да спрошай о здоровье, да скажи <...>, да сходи<...>»[46].

Характеристика личности Алексея Михайловича была бы не полной, если не упомянуть о его литературном таланте писателя. Именно такие таланты характеризуют незаурядность личности человека. Многие историки отмечают его писательский дар, например, И. Андреев: «Мало кто из русских государей брался с такой охотой за перо, как царь Алексей Михайлович. Он любил и умел писать»,[47] умел настолько, что поражал своим талантом многих исследователей: «Он был прекрасно знаком с литературой…и до тонкостей усвоил себе книжный язык. В серьезных письмах и сочинениях царь любил пускать в ход книжные обороты, употреблять цветистые афоризмы… Каждый афоризм продуман, из каждой фразы глядит живая мысль»[48] замечал С.Ф. Платонов.

Говорить о литературном даре царя можно нескончаемо долго, мы же попытаемся остановиться на самых важных элементах его творчества.

«Повесть о преставлении…» обладает столь реалистичными описаниями, которые «показывают реальные человеческие чувства, лишенные средневековой абстракции»[49]. Простота, отсутствие «риторики, витийственного начала»[50] в повести компенсируются некоторым лиризмом, человечностью в подходе к изображению событий (нехарактерному тому времени), представленных в произведении.

Если мы вспомним письма царя Ордину-Нащокину, Одоевскому и «Повесть», то нам сразу бросится в глаза авторское отношение к герою своего произведения, совместное переживание, печаль, сочувствие, надежда и радость. Можно говорить о зарождении новой литературной традиции изображения человека, где в центре внимания автора, по словам Шункова, «образ не отвлеченного человека, схематичного, с раз и навсегда заложенными в него качествами, а образ, которому не может быть дана однозначная оценка. Поведение и настроение, которого зависят от ряда мелких бытовых реалий, от состояния его души в тот или иной момент жизни»[51]. Например, письмо Одоевскому построено на приемах символического параллелизма «литературной аллюзии», позволяющих оценить литературное мастерство, талант Алексея Михайловича как писателя, его образованность и начитанность.

Рассматривая письма Тишайшего, нетрудно заметить, как он старается придерживаться канона послания, который состоит из: «инскрипта (внешний адрес), прескрипта (заголовок, начальное обращение), семантемы (повествовательная часть), клаузулы (финал, заключение)»[52]. Казалось бы, автор строго соблюдает канон эпистолярной формы, но на деле выходит иначе. Он так обыгрывает канон, что получает свой необычный авторский стиль послания. «Письма царя отличает жанровая неустойчивость, стилистическая неоднородность»[53]- пишет Шунков, но все это приводит не к творческому недостатку царя, а к особенностям его письма.

Если обратиться к статье Былинина В.К. , А.Л. Посошенко[54], то можно еще сказать и о музыкальном таланте царя. Исследователи убедительно описывают этот талант царя в своей работе, но, к сожалению, материалы, которыми они пользовались, не являются нашими источниками, потому мы не смогли самолично рассмотреть эту проблему, но, ссылаясь на само исследование, можно говорить, что Алексей Михайлович поистине талантливый знаток в области крюкового письма и церковного песнопения.

Итак, следует подвести предварительный итог. Из представленной характеристики личности царя Алексея Михайловича, по его письмам, можно заключить, что Тишайший обладал весьма разнообразными качествами характера. В первую очередь это его особая религиозность: царь не боится унизиться перед Богом, потому часто указывает на свою греховность, ему присуще глубокое «самокопание», он пытается своими действиями стать лучше, вымолить прощения за свои грехи. Следующая очень важная черта характера - это его человеколюбие: в тяжелых жизненных ситуациях он искренне сочувствует своим друзьям и подданным и пытается их утешить, как словом, так и делом. Семейная переписка Тишайшего, показывает нам его теплое и нелицемерное отношение к родным. А его литературный талант с первых строк бросается в глаза, тот канон, которому он следует, и тот стиль, в котором он пишет, ярко раскрывает его образованность в литературной сфере.

Итак, все эти качества его натуры показывают нас своеобразность личности царя. Личности не только человеколюбивой и добросердечной, но и талантливой в таких областях как литература и музыка, а это, в свою очередь, еще раз подтверждает разносторонность и незаурядность столь талантливой личности, как царь Алексей Михайлович Тишайший.

Глава II. Мировоззрение Алексея Михайловича

Прежде чем приступить к работе над этой главой, необходимо четко определить термин «мировоззрение». Как нам, кажется, очень удачно это сделала Г.В. Талина, ее определение мы и приведем здесь: «Мировоззрение включает в себя как принципы и взгляды отдельного лица или общества, так и жизненные позиции и программы деятельности людей. Оно формируется под воздействием тех ценностей, которое выработало общество на момент жизни   деятельности данного индивида. Но вместе с тем мировоззрение конкретного человека всегда несет черты индивидуальности, отличается личным своеобразием»[55]. Опираясь на это определение, мы будем рассматривать и характеризовать мировоззрение Алексея Михайловича, искать черты его индивидуальности.

В своих сочинениях он выразил в принципе вполне традиционные взгляды (в религиозном представлении) человека своей эпохи на окружающую его действительность: о происхождении мира, роли в нем человека, сущности государя и ряда других явлений и предметов, но все-таки эти взгляды носят свой индивидуальный характер, который мы и попытаемся охарактеризовать. В первую очередь, выделим основные темы его сочинений, которые раскрывают нам мировоззрения царя. Это: 1) Бог и вера; 2) рассуждения о пороках и добродетелях и очень близкая к этому тема 3) отношения государя с подданными. 4) представление о государе, его власти. Отметим, что все его представления, так или иначе неразрывно связаны с религией и верой.

Основной темой рассуждений царя была мысль о Боге и вере, идея провиденциализма была очень сильна, ввиду воспитания царя в духе христианской этики. В письме к графу В.Б. Шереметьеву, царь неоднократно ссылается на милость божью и Его волю. Тишайший пытается объяснить, что случившаяся беда, ранение в левую руку, ни что иное как промысел Божий, так как «на тя послал ручную скорбь…для того, что не хощет тебя ни в каком гресе видеть»[56] для Алексея Михайловича этот случай - проявление милости Божьей, потому что в ином случае все могло бы закончится хуже. Он призывает Шереметьева «удивляйся со слезами Владычнему милосердию к себе»[57] налицо явное полное повиновение власти и воле Божией, это показывает сильную и глубокую веру царя. С той же идеей провиденциализма мы сталкиваемся и в письме к Ордини-Нащокину, в котором причиной отступничества сына Афанасия Лаврентьевича царь объясняет «попущением Божием»[58], а смерть сына Одоевского объясняет милостью Божьей «изволил взять милостью своею»[59]. Усердная, искренняя вера в Бога своих подданных была важна для Государя, который не раз призывал к своим служащим «Рабе Божий! уповай, дерзай о имени Божии»[60], «а в уме помышляй Исусову молитву»[61] или «токмо уповай и веруй всем сердцем»[62].

Рассуждения о пороках и добродетелях занимают добрую часть сочинений царя, видимо эта тема была ему очень близка. Человек по своей природе грешен, потому его поступки могут носить, как богоугодный, так и ему противный характер. Лишь правильный подход к собственному образу жизни (нравственному) может дать положительный результат, такой как прощение и помилование Бога, т.е. спасение своей души. По мнению С. Ф. Платонова, именно спасение души было главным духовным интересом царя[63].

Главной добродетелью государь видел исполнение заповедей Божьих «крепко надобеть нам Бога знати и заповеди его творить»,[64] дабы пред смертью предстать не в беззаконии. Царь обращает свое внимание и на то, что Бог обязательно поможет «аще пребудете в заповедях Господних»[65].

Если соблюдение заповедей есть добродетель, то любое их нарушение есть грех и порок. Особенно тема порока раскрывается в отношении Государя с подданными, потому мы и вставили этот пункт в тему добродетели и порока, так как хорошая служба царю - это добродетель, а любое её нарушение - это порок. Почему присутствует такое строгое разделение, мы поговорим чуть позже в теме представление о государе.

Итак, пороком он называет «великое безчестье»[66], относя это к нарушению приказов данных государем. Для него нарушение послушания есть один из самых главных проступков, как дети должны пребывать в послушании у родителей, так и подданные обязаны повиноваться царю. С особой неприязнью Алексей Михайлович отзывается о лжи и гордости. В наказе князю И.И. Лобанову-Ростовскому проявляется его отношение к неправде, для него это самая большая подлость, в таких строках как: «от нас великого государя неутаимое хотел утаить»[67] мы наблюдаем такую мысль, что утаить что-либо от царя невозможно, как и от Бога, т.е. «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным» (Лк. 8:17), потому заниматься такими делом (лгать) - явный грех так как человек остается нечист не только пред государем, но и пред Богом «от века того не слыхано, что бы природные холопи государю своему <…> писали неправдою и лгали»[68]. Но все-таки наиболее сильным пороком Тишайший считает гордость. Нам известно, что за искреннее смирение Бог милует человека, исходя из этих соображений, Алексей Михайлович постоянно напоминает своим подданным, что своей гордостью они себя губят и из-за нее же совершают и многие другие проступки. По крайней мере, именно гордостью царь объясняет нехороший поступок князя Лобанова-Ростовского. В своем отчетном письме государю, тот утаил от царя количество побитых и взятых в плен и «учинил своею гордостью»[69] приступать к городу Мстиславлю. Единственный способ исправления проступка - это смирение своей гордости «отложи всякую гордость и спесь»[70], «всякую высость оставить и смирить себя пред Богом», и лишь после этого он получит прощение государя. Хотя следует отметить, что, несмотря на столь тяжкие обстоятельства, Алексей Михайлович дает человеку шанс, возможность покаяться «прибеги сокрушенным сердцем»[71] и исправиться: «нераденье покрыть нынешнею своею службою и раденьем»[72]- это говорит об очень высоком нравственном уровне царя, об его человечности, а главное о его милосердном характере.

Еще один порок, который был противен Алексею Михайловичу - это лицемерие. Его он отрицал всем сердцем и в своих наказах пытался уберечь от него своих подданных «веруеши единодушно и единосердечно, а не двоедушием»[73], это можно расценить как проявление заботы и опеки царя о своих служащих. Тишайший много говорит о боярской чести «боярская честь вечная»[74], но, тем не менее, считает её источником не родовитость, а государское повеление: «дается произволением великого и вечного царя и небесного Владыки и нашим тленным призыванием»[75], потому и осуждает хвастовство и горделивость многих бояр: «тем хвалится непристойно»[76].

Алексей Михайлович, будучи сам, как нами уже было отмечено выше, человеколюбив и милосерден, призывает развивать такие добродетели в сердцах своих служащих. Пытается обратить их внимание на братьев меньших, «помня святые Евангельские заповеди, наипаче прежнево человеколюбия, имети к нищим милость»[77], «к бедным милостив и нищелюбив»[78]. Опять мы возвращаемся к заповедям Господним, без соблюдения которых царь не видит достойного смысла существования человека на земле, а соблюдения этих заповедей невозможно без раденья на службе царской.

Теперь рассмотрим представление Алексея Михайловича о государе и близкий к нему вопрос о власти. Попытаемся увидеть по его письмам отношение Тишайшего к государю, преемственности его власти и источнику ее происхождения.

Будучи царем, Алексей Михайлович имел четкое представление об идеальном образе государя, в этом сказывается полученное им воспитание (в идеологическом духе: царя как помазанника Божьего и защитника своего народа). Всеми силами он пытался приблизиться к этому образу, в его представлении царь - это законный отец, оберегающий своих чад от всего худого. Не раз в его посланиях мы видим, как он уничижает себя перед Богом, отмечая с одной стороны законность своей власти, а с другой свою греховность: «как истинный царь наричеся, а по своим злым, мерским делам не достоин и во псы, не токмо в цари»[79], думаем, что не каждый наберется смелости сравнить себя с псом и посчитать себя не достойным того, что принадлежит тебе по праву, а вот Тишайший мог найти в себе смирение, чтоб признать это. И, несмотря на свое положение, он все же не забывает про духовную жизнь и стремится каяться: «а мне первому грешному <…> все ожидают меня за злые дела. И достоин окаянный, тем мукам за свои прегрешения»[80]. Всегда помышляя о «другой жизни» он непрестанно задумывается о своем месте там и часто кручинится о своих грехах и молит: «не токмо быть солнцем великим <…> хотя малою звездою, та кабы там, а не здеся»[81]. Еще раз отметим, что религиозные мотивы занимают в его мировоззрение главенствующее место.

В пример законности своей власти он приводит наследование её от земного царя Ивана Грозного («восприяли от прадеда моего царя Ивана Васильевича всея Руси»[82]) и божественное установление («На то нас Бог уставил, что бы беспомощным помогать»[83] или «промышление приемше от Богодаровитого царя»)[84]. Налицо четкие позиции и представления царя о характере и назначении его власти. Свое предназначение он видит в заботе о подданных его государства, в том, чтобы быть по-настоящему им нужным, надежным опекуном: «нам великого государя быть надежным, аще Бог изволит»[85], «мы великий государь, в великую радость и милость от Бога приемлим»[86].

Особой чертой его мировоззрения являются его представления о отождествлении царской власти и власти Божией. Неоднократно он ссылается на это, говоря: «дело Божие и наше государево делаешь с великою радостию»[87] или «Божие и наше государево дело совершать»[88]. Для него вполне естественно, что тот, кто нарушает царские повеления, а они исходят исключительно «по изволению Божию и по нашему великого государя и тленного царя указу»[89] нарушает и божественные: «Бога не боится и нашего государева страха не имеет»[90]. И наоборот, если с раденьем и преданностью исполнять государеву волю, то низпошлется на них милость Божья: «за Христа и за святые его церкви и за нас великого государя, страждущие вправду», «за Христа и за нас, великого государя, умрети, и таковых бо есть души сияют, яко солнце»[91]. Именно поэтому он и призывает во всех своих письмах с радением, усердием и честностью относится к своей службе «приказывали изустно о Божии и о нашем великого государе деле помышлять»,[92] так как они служат не только земному царю, но и небесному. И боярам запрещает честью своею хвалится, так как лишь «по изволению божию наш государский чин пребывает и над вами»[93].

Итак, мы попытались рассмотреть мировоззрение царя Алексея Михайловича Тишайшего по его письмам и посланиям, выделить основные темы, которые он затрагивает, и проанализировать их. Подведем некий итог, перечислим основные элементы мировоззрения Алексея Михайловича. Сперва отметим, что религиозные мотивы занимают главенствующее место в его мировоззрении. На все в своей жизни он смотрит сквозь призму веры и религии. Мировоззрению Тишайшего присуще такие элементы, как, провиденциализм, строгое следование заповедям Господним, четкое осознание того что царь помазанник Божий, который исполняет волю Божью на земле, а предназначение государя это забота о подданных его государства, это обязанность быть надежным им опекуном. Из этого следует и отождествление царской власти и власти Божией потому достойное служение государю, есть угодная служба Богу, в представлении самого Алексея Михайловича.

Как было сказано в самом начале, мировоззрение одного человека отвечает нормам мировоззрения той эпохи, в которой он живет. Да, Алексей Михайлович человек своей эпохи, но какой человек! Будучи царем, помазанником Божиим, он все же старался не забывать о своей человеческой природе и думал о Царстве Небесном, желая обрести его после смерти. Какую бы тему он не затрагивал, она обязательно имеет характер христианской морали и веры, свои рассуждения он не отделяет от религии, а наоборот все к ней приобщает. Таким образом, мировоззрение Алексея Михайловича есть индивидуальное представление человека о жизни с точки зрения христианской моральной этики.

Заключение

В ходе проделанной нами работы мы пришли к некоторым выводам, что царь Алексей Михайлович обладал высокими моральными качествами, во всем видел промысел Божий и всецело на него уповал. Ему были присуще такие качества, как добросердечие, милосердие и человеколюбие, их он не раз проявлял в отношении к окружающим его людям. Во всех своих письмах он все же проявляет себя по-разному. В «Письме Никону о смерти патриарха Иосифа» и «Повести о преставлении…» Тишайший предстает перед нами, как истинный литературный мастер, показывающий нам чувства и переживания героя. В письмах к своим подданным, он проявляет себя, и как строгого правителя[94], показывающий свой гнев[95], и как близкого друга пытающегося помочь и приободрить в беде[96]. Ну, а в семейной переписке пред нами предстает примерный семьянин и порою «потешливый брат»[97].

Ко всем этим характеристикам прибавляется талант царя как писателя, который он проявил во всей полноте в своих сочинениях. О том, что Тишайший был по- настоящему талантливым человеком, говорит и его увлечение музыкой. В совокупности все эти качества рисуют нам вполне приглядный портрет царя, как поистине талантливую и одаренную личность.

Изучив мировоззрение государя, мы попытались составить четкое представление о приоритете его ценностей. Казалось бы, он и впрямь мыслил как человек своего времени, но его, несколько своеобразное, восприятие происходящего, его искренность и устойчивые взгляды на религию и веру, указывают нам на его индивидуальность и неповторимость.

В конечном итоге нашей работы, следует отметить, что царь Алексей Михайлович был неординарной, очень интересной личностью с, казалось бы, присущем тому времени мировоззрением, но все таки имеющем определенные индивидуальные черты, свойственные лишь Тишайшему.

Список источников и литературы 

  1. Сочинение Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.
  2. Андреев. И. Московия при Тишайшем по впечатлениям иноземцев и подданных. «Московия и Европа». М., 2000.
  3. Андреев И.Л. Алексей Михайлович. ЖЗЛ «Молодая гвардия» М., 2003г.
  4. Былинин В.К. , А.Л. Посошенко. Царь Алексей Михайлович как мастер распева.//Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1987. М., 1988.
  5. Валишевский К. «Первые Романовы» М., 1989.
  6. Василевский И.М. Романовы: портреты и характеристики: В 2 ч. Ч. 2. Новосибирск, 1990.
  7. Гусев А.В. Царь Алексей Михайлович и иностранная культура.//Россия и мир глазами друг друга: из истории взаимовосприятия. Вып. 3. М., 2006.
  8. Душечкина. Е.В. Царь Алексей Михайлович как писатель.//Культурное наследие Древней Руси. М.: Наука, 1976.
  9. Заозерский А.И. Царская вотчина XVII в. М., 1937.
  10. Иловайский Д. И. «Отец Петра Великого: Алексей Михайлович и его ближайшие приемники». М., 1996.
  11. Ключевский О.В. Сочинения: в 9т. Т. 3. Курс русской истории. Ч. 3. М., 1987.
  12. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., «Эксмо» 2006.
  13. Платонов С.Ф Лекции по русской истории. М.,1993
  14. Преображенский А.А. Алексей Михайлович// Преображенский А.А., Морозова Л.Е., Демидова Н.Ф. Первые Романовы на российском престоле. М., 1996.
  15. Соловьев С.М. История России с древнейших времен: В 18 кн. Кн. 5. Т. 9/10., Кн. 6. Т. 11/12. М. 1988.
  16. Талина. Г.В. «Царь Алексей Михайлович». М., 1996.
  17. Шевцов А.В. «История государства российского». Жизнеописания XVIIв. М., 1997.
  18. Шунков А.В. Жанр послания в русской литературе XVIIв. (на материале эпистолярного наследия царя Алексея Михайловича). Кишинев 2006.
  19. Шунков. А.В. Повесть о преставлении патриарха Иосифа Царя Алексея Михайловича как литературный памятник. Стиль повести. //Традиция и литературный процесс. Новосибирск. 1999.
  20. Шунков А.В. Духовное наследие царя Алексея Михайловича.//Культура как предмет междисциплинарных исследований. Томск 2009.

[1] Павленко Н.И. История России с древнейших времен до 1861г. М., 2007. С. 216

[2] Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., «Эксмо» 2006.

[3] Памятники литературы древней Руси XVIIв. Кн.1. М.,1988. «Комментарии». С. 663

[4] ПЛДР XVII в. Кн.1. М., 1988. «Комментарии». С. 663

[5] Письмо Никону о смерти патриарха Иосифа// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 495

[6] ПЛДР XVII в. Кн.1. М., 1988. «Комментарии». С. 666

[7] Указ. Соч. С. 666

[8] Письма семье// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 509.

[9] Там же. С. 669

[10] Андреев. И. Московия при Тишайшем по впечатлениям иноземцев и подданных. «Московия и Европа». М., 2000. С. 567

[11] Соловьев С. М. История России с древнейших времен: В 18 кн. Кн. 5. Т. 9/10., Кн. 6. Т. 11/12. М. 1988.

[12] Ключевский О.В. . Сочинения: в 9т. Т. 3. Курс русской истории. Ч. 3. М., 1987.

[13] Указ. Соч. С. 308

[14] Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., «Эксмо» 2006.

[15] Иловайский Д. И. «Отец Петра Великого: Алексей Михайлович и его ближайшие приемники». М., 1996.

[16] Иловайский Д. И. «Отец Петра Великого: Алексей Михайлович и его ближайшие приемники». М., 1996.       С. 442

[17] Валишевский К. Первые Романовы М., 1989. С. 443

[18] Валишевский К. Первые Романовы М., 1989. С. 445

[19] Указ. Соч. С. 443

[20] Шевцов А.В. «История государства российского». Жизнеописания XVIIв. М., 1997. С. 178

[21] Платонов С.Ф Лекции по русской истории. М.,1993. С. 430

[22] Талина. Г.В. «Царь Алексей Михайлович». М., 1996.

[23]Преображенский А.А. Алексей Михайлович. //Первые Романовы на российском престоле. М., 1996. С. 7

[24] Гусев А.В. Царь Алексей Михайлович и иностранная культура.//Россия и мир глазами друг друга: из истории взаимовосприятия. Вып. 3. М., 2006. С.232

[25] Андреев И.Л. Алексей Михайлович. ЖЗЛ «Молодая гвардия» М., 2003г.

[26] Шунков А.В. Жанр послания в русской литературе 17в. (на материале эпистолярного наследия царя Алексея Михайловича). Кишинев 1996.С. 68.

[27] Письмо Никону о смерти патриарха Иосифа// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 496

[28] Повесть о преставлении патриарха Иосифа// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 497

[29]Повесть о преставлении патриарха Иосифа// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000. С. 504

[30]Письма к боярину князю Н.И. Одоевскому// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 505

[31] Указ. Соч. С. 506

[32] Там же. С. 506

[33] Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М.,1993. С. 412

[34]Письмо к думному дворянину А. Л. Ордину-Нащокину// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 531

[35] Преображенский А.А. Алексей Михайлович// Преображенский А.А., Морозова Л.Е., Демидова Н.Ф. Первые Романовы на российском престоле. М., 1996.С. 135

[36] Письмо к думному дворянину А. Л. Ордину-Нащокину// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000. С. 532

[37]Указ. Соч.С. 532

[38] Письмо к думному дворянину А. Л. Ордину-Нащокину// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 532

[39] Указ. Соч. С. 532

[40] Письма к боярину князю Н.И. Одоевскому// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 508

[41] Указ. Соч. С. 508

[42] Там же. С. 509

[43] Валишевский К. «Первые Романовы» М., 1989.С. 453

[44] Письма семье// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 509., См. С. 510-517

[45] Письма к стольнику А.И. Матюшкину// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000. С. 495

[46]Указ. Соч. С. 495

[47] Андреев. И. Московия при Тишайшем по впечатлениям иноземцев и подданных. «Московия и Европа». М., 2000.С. 561

[48] Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М.,1993. С. 420

[49] А.В. Шунков. Повесть о преставлении патриарха Иосифа» Царя Алексея Михайловича как литературный памятник. Стиль повести. //Традиция и литературный процесс. Новосибирск. 1999г. С. 180

[50] Указ. Соч. С. 180

[51] Там же. С. 184

[52] Шунков А.В. Жанр послания в русской литературе XVIIв. (на материале эпистолярного наследия царя Алексея Михайловича). Кишинев 2006.С. 29

[53] Указ. Соч. С.44

[54] Былинин В.К. , А.Л. Посошенко. Царь Алексей Михайлович как мастер распева.//Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1987. М., 1988.

[55]Талина. Г.В. «Царь Алексей Михайлович». М., 1996.С. 7

[56] Наказы боярину В.Б. Шереметьеву//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000. С. 546

[57]Указ. Соч. С. 546

[58] Письмо к думному дворянину А.Л. Ордину-Нащокину//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 529

[59] Письма к боярину князю Н.И. Одоевскому//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 508

[60]Письма к боярину князю Ю.А. Долгорукову// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 526

[61] Указ. Соч. .527

[62] Письма к боярину князю Н.И. Одоевскому//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 509

[63] Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М.,1993. С. 422

[64] Письма к боярину князю Н.И. Одоевскому//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 509

[65] Указ. Соч. С. 509

[66] Письма к боярину князю Ю.А. Долгорукову// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 524

[67] Наказ окольничему князю И.И. Лобанову-Ростовскому// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С.538

[68]Указ. Соч. С.538

[69] Там же. С.538

[70]Там же. С. 540

[71] Наказ окольничему князю И.И. Лобанову-Ростовскому// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С 540

[72] Указ. Соч.С. 542

[73] Там же.С.541

[74] Наказы боярину В.Б. Шереметьеву// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С.544

[75] Указ. Соч. с. 544

[76] Там же. С. 544

[77] Там же. С. 545

[78] Письма к боярину князю Ю.А. Долгорукову// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 526

[79] Письмо Никону о смерти патриарха Иосифа// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 496

[80] Повесть о преставлении патриарха Иосифа// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 504

[81] Письма к А.С. Матвееву// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 519

[82] Письма к боярину князю Н.И. Одоевскому//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 506

[83] Указ. Соч. С. 509

[84] Наказ окольничему князю И.И. Лобанову-Ростовскому// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С.542

[85] Письма к боярину князю Н.И. Одоевскому//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С.509

[86] Письма к боярину В.В. Бутурлину// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С.518

[87] Письма к боярину князю Ю.А. Долгорукову// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 526

[88] Письмо к думному дворянину А.Л. Ордину-Нащокину//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 532

[89] Наказы боярину В.Б. Шереметьеву// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 546

[90] Наказ окольничему князю И.И. Лобанову-Ростовскому// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С.539

[91] Указ. Соч. С. 539

[92] Там же. С. 540

[93] Наказы боярину В.Б. Шереметьеву//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С. 545

[94] Наказ окольничему князю И.И. Лобанову-Ростовскому// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.

[95] Письмо боярину князю Я.К. Черкасскому Косому;Письмо сокольнику П. Тоболину.// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.С.517

[96] Письмо к думному дворянину А.Л. Ордину-Нащокину//Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.

[97] Письма к стольнику А.И. Матюшкину// Сочинения Царя Алексея Михайловича. «Московия и Европа». М., 2000.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top