Уфимцева С.А.

Введение

Целю нашей работы - раскрыть методы миссионерства Святителя Стефана Пермского и описать его личность и исторический контекст его времени.

Для решения данной цели нужно решить две задачи:

1. Рассмотреть исторический контекст деятельности Стефана Пермского.

2. Раскрыть методы, с помощью которых Стефан Пермский нес слово Божье в пермской земле.

В процессе решения первой задачи, мы освятим некоторые оспекты биографии Стефана Пермского и его личность, а так же кратко охарактеризуем эпоху его жизни.

В процессе решения второй мы попытаемся раскрыть методы, с помощью которых Стефан Пермский доносил слово божье до людей. Как святой строил отношения с народом и как себя преподносил.

Характеристика источника

Для написания данной работы нами был использован источник – «Слово о житии и учении отца нашего Стефана, епископа пермского»[1].Автором данного жития является Епифаний Премудрый (2-я пол. XIV — 1-я четверть XV в.) — инок Троице-Сергиева монастыря, автор житий и произведений других жанров. Сведения о нем извлекаются только из его собственных сочинений. Епифаний, как и Стефан Пермский учился в ростовском монастыре Григория Богослова, так называемом Затворе, славившемся своей библиотекой. «Слово о житии и учении святого отца нашего Стефана, бывшаго в Перми епископа» принято датировать 1390-ми годами. Но твердых оснований для такой датировки, исключающей начало XV в., нет. Епифаний пишет, что он старательно повсюду собирал сведения о Стефане и составлял собственные воспоминания. Эти свои расспросы Епифаний премудрый вел и писал, очевидно, в Москве, в Пермь не ездя[2]. Композиционно «Слово о житие и учении» делится на три части: введение, основное повествование и риторическое завершение. Композиция «Слова» со всеми ей особенностями принадлежит автору, аналогов ей в средневековой литературе нет[3]. Данный источник достаточно достоверен, поскольку автор источника лично знал Стефана Пермского и был знаком с его деятельностью. К тому же, сведенья изложенные в источнике подтверждаются данными других источников.

Обзор литературы

Теме данной работы в научной литературе специальных монографий не посвящалось. Однако она в той или иной степени затронута в контексте других тем, посвященных личности и миссионерской деятельности Стефана Пермского.

В трудах по истории церкви: митрополита Макария Булгакова[4], М.В. Толстого[5] и П. В. Знаменского[6] в основном раскрывается значение деятельности Стефана Пермского для Русской Православной Церкви и его заслуги в делах просвещения язычников севера Руси.

Федотов Г. П. в своем труде «Святые Древней Руси»[7] смотрит на Стефана Пермского, не только как на русского подвижника и миссионера, а как на образованнейшего человека своего времени. На человека который в некотором роде новатора отца русского миссионерства: «В наше время не редко можно встретить людей, которые охотно уступают западным исповеданиям миссионерское служение, как “внешнее дело, не интересное для православной Марии. Св. Стефан всей своей жизнью опровергает такое понимание православия[8]».

Чудинова В. Г. в труде «Житие Стефана Пермского» как литературный памятник средневековой Руси»[9], рассматривает вопросы источниковедческого характера, вместе с тем затрагивая личность и деятельность Стефана Пермского, а так же труды на благо просвещения зырян, в частности создание зырянской письменности и перевода священного писания на этот язык .

Проработав некоторую литературу, мы пришли к выводу, что никакой полемики по поводу значения деятельности Стефана Пермского в рассмотренной нами литературе не ведется, его заслуги перед православной церковью и Русским государством в целом никем из исследователей не оспариваются. Авторы лишь с разной стороны подходят к оценке личности Стефана Пермского.

Глава первая

Исторический контекст деятельности Стефана Пермского

Данную главу мы посвятим некоторым аспектам биографии Стефана Пермского, а так же краткой характеристике эпохи в которой он жил. В данной главе мы практически не будем прибегать к анализу источников и ограничимся сведеньями из литературы, поскольку данный аспект необходимо освятить в данной работе, для общего понимания темы. К тому же он достаточно хорошо изучен в литературе, и исследователи сходятся в общей положительной оценке деятельности Стефана Пермского.

Св. Стефан был родом из Устюга Великого, в Двинской земле, которая как раз в его время (в XIV веке) из Новгородской колониальной территории переходила в зависимость от Москвы. Русские города представляли островки среди инородческого моря. Волны этого моря подходили к самому Устюгу, вокруг которого начинались поселения западных пермяков, или, по нашему наименованию, зырян. Другие, восточные пермяки (“Великая Пермь”), жили на реке Каме, и их крещение было дело преемников св. Стефана. Несомненно, что, как знакомство с пермяками и их языком, так и идея евангельской проповеди среди них относятся к отроческим годам святого.

Стефан был сыном соборного устюжского клирошанина Симеона. Позднейшее житие устюжского юродивого Прокопия приводит предсказание Прокопия Марии, жене Симеона, о рождении и святительстве ее сына. Епифаний не знает этого предания, но знает о быстрых успехах мальчика в грамоте. Стефан прошел всю грамоту и канонаршил в церкви, научившись письму и книжной грамоте. Позже за особые успехи он был переведен в Ростов, где он постригся в монастыре св. Григория Богослова. Знаменателен самый выбор монастыря. Монастырь св. Григория, называемый Затвором, примыкал к самой “епископии” и, находясь в центре города, был отделен стенами и, вероятно, строгостью устава от мира. Предположение о греческой национальности епископа Парфения, при котором постригся Стефан — в связи с исконными грекофильскими традициями Ростова — объясняет наличность в монастырской библиотеке греческих книг, а в монастыре — людей, способных научить юношу греческому языку. Св. Стефан был одним из немногих людей древней Руси, которые могли читать и говорить по гречески. Вместе с пермским это давало ему знание трех языков — явление, может быть, не столь редкое в древнем Киеве, но уже совершенно исключительное на московском севере. По словам Епифания, Стефан изучил и “внешнюю философию,” т.е. какие — то элементы светских наук, доступные ему в греческих оригиналах, так как славянские переводы не могли дать этой “внешней философии.” Но главным предметом изучения Стефана было, конечно, св. Писание.

В 1379 году Стефан явился в Москву к Герасиму, епископу Коломенскому, управлявшему делами митрополии и сам изъявил желание поехать в дикую страну, чтобы просветить народ. Епископ удостоил его священства, снабдил антиминсами и святым миром; а великий князь дал ему охранную грамоту. Так началась миссионерская деятельность Стефана которую мы более подробно освятим далее[10].

Но Стефан Пермский не просто миссионерствовал, но и был земным заступником за свою паству, за что имел уважение и почет среди зырян. Что естественно помогало ему выполнять ему его основную деятельность- просвещение пермского народа. В 1358 году, при нападении вогуличей на зырянские поселения ревностный святитель отправился сам, в полном облачении, с духовенством и множеством зырян вверх по Вычегде, навстречу врагам. Заметив издали ладью Стефана и приняв его за страшного волхва, вогуличи пустились бежать и оставили вес награбленное у зырян. В неурожайные годы, когда в Пермском крае развился страшный голод, добрый пастырь привозил на ладьях хлеб из Устюга и Вологды, был теплым заступником паствы своей против насилия тиунов и бояр, ходатайствовал пред великим князем о льготах для края, разоренного голодом, предпринимал путешествие в Новгород с просьбою и убеждениями, чтобы вече обуздало своеволия и наглость новгородской вольницы, которая производила грабежи в Перми, по Каме и Волге и опустошала поселения по Вычегде. Великий князь в то же время наказал за то же Новгород силою оружия. Святитель Перми был принят в Новгороде с честью; вече щедро заплатило за убытки, понесенные зырянами, и строго запретило ушкуйникам касаться Стефановой паствы.  В 1390 году святой Стефан ходил в Москву для нужд своей паствы. Все эти факты из жизни святого говорят, что это был не только подвижник, а еще выдающийся государственный деятель.

В Москве святитель Пермский нашел особенное внимание со стороны первосвятителя Киприана и нового великого князя Василия Дмитриевича.

Спустя шесть лет равноапостольный просветитель Перми снова посетил Москву, но уже не возвращался к детям своим: проведя 18 лет в трудах апостольских, он заболел и скончался в Москве 26 апреля 1396 года. Мощи его погребены в Спасской кремлевской обители[11]. 

Святой Стефан замечательная личность для своего времени, образованнейший человек и великий подвижник. Теперь следует кратко охарактеризовать эпоху которая породила эту личность.

Данная эпоха характеризуется как эпоха духовно-нравственного подъема русского народа[12]. Столетие после монгольского завоевания русская церковь не знает новых святых иноков — преподобных.

Единственная канонизуемая церковью в это время форма святости — это святость общественного подвига, княжеская, отчасти святительская. Защита народа христианского от гибели заслонила другие церковные служения. Нужно было, чтобы прошла первая оторопь после погрома, чтобы восстановилось мирное течение жизни, — а это ощутимо сказалось не ранее начала XIV в., — прежде чем проснулся вновь духовный голод, уводящий из мира. Новое подвижничество, которое мы видим со второй четверти XIV века, существенными чертами отличается от древнерусского. Это подвижничество пустынножителей. Все известные нам монастыри Киевской Руси были городскими или пригородными. Большинство их пережило Батыев погром или позже было возобновлено. Но прекращение святости указывает на их внутренний упадок. Городские монастыри продолжают строиться и в монгольское время. Но большинство святых этой эпохи уходят из городов в лесную пустыню. Каковы были мотивы нового направления монашеского пути, мы можем только гадать. С одной стороны, тяжелая и смутная жизнь городов, все еще время от времени разоряемых татарскими нашествиями с другой — самый упадок городских монастырей могли толкнуть ревнителей на поиски новых путей. Излюбивши пустыню, они явили большую отрешенность от мира и его судьбы, чем подвижники киевские: в этом могло сказаться культурно-общественное потрясение татарской эпохи. Но, взяв на себя труднейший подвиг, и притом необходимо связанный с созерцательной молитвой, они поднимают духовную жизнь на новую высоту, еще не достигнутую на Руси[13]. Среди подвижников той эпохи особо выделяются: Преподобный Сергий который стал тем же для севера, чем были Антоний и Феодосий для юга. У Сергия была многочисленная паства , которая вела активную деятельность. Так после прославления Сергиевой пустыни, число новых монастырей быстро стало возрастать по всем краям Великороссии. Москва была опоясана целой линией их, как духовной оградой. Усердными строителями их был митрополит Алексий, великий князь Василий Дмитриевич и другие лица. Святые отшельники особенно любили подвизаться в пустынях севера, где было основано ими множество монастырей, каковы упомянутые прежде монастыри - Челмогорский, Валаамский, Коневский, Мурманский, Спасокаменный и другие[14].

Таковым подвижником был и Стефан Пермский, только он выбрал не иноческий подвиг, а миссионерский и внес огромный вклад в христианизацию пермской земли, которую мы более подробно затронем в следующей главе.

Глава вторая

Методы миссионерства Стефана Пермского

Стефан Пермский оставил огромный отпечаток в истории Пермской земли, его личность и по сей день пользуется уважением у местного населения, его считают заступником и покровителем пермского края.

В чем же причина такого почитания и уважения? Однозначного ответа на этот вопрос дать нельзя. Можно сказать только то, что обычно как человек относиться к обществу, так и общество к человеку. В данной главе мы попытаемся, проанализировать некоторые аспекты взаимоотношений Стефана Пермского с его паствой, а точнее попытаемся понять, как и с помощью чего Стефан Пермский нес слово божье пермскому народу, и как ему удавалось достучаться до человеческого сознания.

Святой Стефан, давал пример личной храбрости и самоотверженности: «И когда стреляли, не побоялся и как на детские стрельбы смотрел на их выстрелы»[15]. Тем самым демонстрируя язычникам не только свою силу, но и силу своего Бога: «Мне ваших стрел не велено опасаться Владыкою моим». Что естественно, могло повлиять на язычников, поскольку в языческой среде очень ценится смелость и тому подобные качества, следовательно, это вызывало уважение, что способствовало тому, чтобы его слава были ими восприняты.

Он был непримирим в борьбе с язычеством и не боялся показывать это пермякам: «И опрокинул жертвенники, и богов сравнял с землей, и с Божьей помощью знаменитую их кумирницу поджег, огнем запалил». Причем в этом случае он опять поражает нас своей смелостью: «Одержав эту победу, он не убежал тут же с этого места, никуда не ушел, а сидел на том месте, как будто ничего не ожидая надвигающегося на него, и укреплялся Божьей благодатью». Его поступок может показаться слишком уж рискованным, шансы выйти живым из такой ситуации думается не велики это равносильно самоубийству. Тогда почему е Стефан идет на такой риск, он не мог не отдавать себе отчета в том, что это слишком опасно. Такой шаг можно предпринимать, если имеешь достаточное число обращенных которые заступятся. Но по видимому у Стефана небыло еще обширной паствы«И когда они примчались с яростью, с великим гневом и воплями, то, как дикие звери, устремились на него, одни с дрекольем, другие похватали топоры в руки и обступили его отовсюду» иначе в таком случае паства бы как то проявила себя. Однозначного ответа на вопрос зачем Стефан Пермский так рискует нет, но мы можем предположить, что он это делает для того чтобы собрать народ в определенное время и в определенное место, для того чтобы проповедовать, не исключено, что местные жители поначалу игнорировали Стефана и ему нужно было прибегать к подобным методам. В этой ситуации Стефан понадеялся на господа и на силу его слова, а так же на свой ораторский талант. А талант убеждать у него был, поскольку он не раз в дискуссии побеждал волхвов и учителей народа языческого: «А Стефан Божией благодатью и своим умением всех их переспорил».

Так же Стефан стремился показать, что христианская вера величественна и открыта: «Шли пермяки к нему к новопоставленной церкви, или он к ним, в какое-нибудь назначенное место для вопросов и состязаний. Но обычно, с тех пор, как была построена церковь, каждодневно приходили пермяки и некрещеные тоже. Не на молитву приходили, и не как жаждущие спасения, и не ради молитвы прибегали, но чтобы увидеть красоту и величие церковного строения, и так сидели, наслаждаясь видом, а потом уходили. А расходясь, неверные между собой говорили друг другу: "Действительно велик этот Бог христианский". Как мы видим Стефан не гнал язычников от храма божьего, а позволял им смотреть, и это имело потрясающий миссионерский эффект. Поскольку язычник живущий в лесах глухой Перми, никогда раньше не видел такого зрелища и а вид торжественной православной литургии мог на него подействовать. Ситуация описанная здесь очень похожа на ситуацию, когда послы князя Владимира приехали в Царьград для того чтобы ознакомиться с православной верой. Можно предположить, что Стефан, поскольку он был очень образованным человеком, знал об этом случае, и мог действовать по аналогии.

Для того, чтобы пермский народ яснее понимал слово божье, Стефан переводил священные книги на изобретенную им пермскую письменность: «И научил их грамоте пермской, которую до того впервые сложил». За это как пишет Федотов, он нажил себе противников[16]. Стефан не пожелал соединить дело крещения язычников с их обрусением, так как очевидно понимал, что это может вызвать отрицательную реакцию у местного населения, да и к тому же язычникам просто было бы сложно понять церковно-славянский текст священного писания, и русскую культуру в целом.

Святой Стефан, так же заботился о расширении церкви в пермской земле: «Среди учившихся грамоте выбирал тех, кто изучил святые книги, одних для поставления в священники, других в диаконы, других в иподиаконы, чтецы и певцы». Здесь мы видим, что Стефан пермский набирает священников из местного населения, а не приглашает их из русской земли, хотя наверняка у него была такая возможность, так как он пользовался большим авторитетом и влиянием в духовных кругах. Нам кажется, что он делает это осознанно, потому что понимает, что народ будет лучше слышать своих земляков, нежели приезжих инородцев.

Стефан Пермский, для того чтобы доказать народу свою правоту вызвал языческого волхва на суд божий: «И так собирался смело войти в огонь, и обратился к волхву, и сказал ему: "Пойдем оба вместе, взявшись за руки, как обещались». И побеждает в этом поединке струсившего волхва: «Преподобный же опять устремился, схватил его, принуждая, рукой взяв волхва за одежду и крепко сжав ее, силой волок в огонь, чародей же все время назад пятился. И сколько раз это происходило, столько раз он, когда его быстро тащили, вопил, говоря: "Не трогайте меня, оставьте в покое». Здесь Стефан нейтрализует религиозную элиту языческого общества, лишает ее авторитета. Тем самым способствуя своим миссионерским целям. Потому что любой народ нуждается в пастырях, а когда Стефан убирает их, он как бы занимает пустующую нишу и грубо говоря лишает себя конкуренции со стороны языческих учителей.

Ну и конечно этим он так же в очередной раз хотел продемонстрировать свою твердость и Божью силу. Этим сдействием Стефан умножил свою паству, и обрел еще большее уважение.

Так же Стефан, был не только духовным пастырем для пермского народа но и земным заступником и благодетелем, он оберегал его со всех сторон: «Сколько раз на многих ладьях привозил жито из Вологды в Пермь и все это тратил не на свои дела, но только на потребу странникам и приходящим и всем другим, кто нуждался». Так же Стефан поражает народ своими интеллектуальными и духовно-нравственными качествами: «А люди новокрещеные отвечали: "Не можем бороться со Стефаном против его разума. Когда он с нами крепко боролся словами евангельскими, апостольскими, пророческими, а больше всего отеческими и учительными, побеждены были словами его, и пленены учением его, и как будто ранены любовью его». Вообще Стефан Пермский показывает нам образ миссионера, который не просто приходит, проповедует и уходит, а сливается воедино со своей паствой, становясь для нее не только учителем, а авторитетом во многих вопросах. Что естественно способствует основной цели его служения - миссионерству.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что Стефан Пермский был талантливым миссионером, он не жалел себя ради дела. Он был глубоко образованным человеком, применял свое образование для миссионерского служения. Он использовал широкий спектр методов, чтобы повлиять на человека и обратить его к вере, мы не можем сказать, какие из этих методов он применял осознанно, а какие нет. Да это и не важно, важен результат, а он поистине огромен и неоценим, поскольку именно со Стефана пермского началась широкая христианизация пермской земли, да и всей северной Руси.

Заключение

В результате проделанной работы мы пришли к следующим выводам.

Стефан Пермский был образованнейшим человеком своего времени, знал несколько языков, священное писание и труды античных авторов. Все эти свои знания и навыки он применял, для того чтобы проповедовать пермскому народу веру христову. Он был очень высоконравственным и духовным человеком, а так же очень смелым и упорным, когда дело касалось его паствы. Стефан был талантливым миссионером и общественным деятелем. Он использует множество средств, для доказательства истинности веры христовой. От убеждения, до вызова на божественный суд. Он не жалел себя и полностью отдавал себя своей пастве.

Стефан Пермский просто, сливается воедино со своей паствой, становясь для нее не только учителем, а авторитетом во многих вопросах. В чем достиг немалых успехов. Он основал церковь в пермской земле, а так же собрал вокруг себя многочисленных духовных чад. В чем его великая заслуга перед русской церковью и государством.

Список источников и литературы

Источники

  1. Слово о житии и учении святого отца нашего Стефана, епископа Пермского. http://www.krotov.info/acts/14/3/perm_rus.html.
  2. Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского дома РАН). http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=3853
  3. Чудинова В.Г. Житие Стефана Пермского» как литературный памятник средневековой Руси. http://www.starover-perm.narod.ru/zhitie.htm
  4. Макарий Булгаков. История Русской церкви. М., 1994. Т.3.
  5. М.В. Толстой. Рассказы из истории Русской церкви. М., 2008.
  6. Знаменский П. В. История русской церкви. М., 2000

Литература

  1. Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990.

[1] Слово о житии и учении святого отца нашего Стефана, епископа Пермского. http://www.krotov.info/acts/14/3/perm_rus.html

[2] Электронные публикации Института русской литературы ( Пушкинского дома РАН). http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=3853

[3] Чудинова В.Г. Житие Стефана Пермского» как литературный памятник средневековой Руси. http://www.starover-perm.narod.ru/zhitie.htm

[4] Макарий Булгаков. История Русской церкви. М., 1994. Т.3.

[5] М.В. Толстой. Рассказы из истории Русской церкви. М., 2008.

[6] Знаменский П. В. История русской церкви. М., 2000

[7] Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990. С. 46-50.

[8] Там же. С. 46.

[9] Чудинова В. Г. Житие Стефана Пермского» как литературный памятник средневековой Руси. http://www.starover- perm.narod.ru/zhitie.htm

[10] Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990. С. 46-50.

[11] М.В. Толстой. Рассказы из истории Русской церкви. М., 2008.

[12] Макарий Булгаков. История Русской церкви. М., 1994. Т.3.

[13] Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990. С.50-53.

[14] Знаменский П. В. История русской церкви. М., 2000

[15] Слово о житии и учении святого отца нашего Стефана, епископа Пермского. http://www.krotov.info/acts/14/3/perm_rus.html. Далее все цитаты там же.

[16] Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990. С. 47.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top