Змейкина В.С.

На стене у моей бабушки давно висят старинные фотографии. Они всегда привлекали мое внимание, интересно было разглядывать лица наших прапрабабушек и дедушек, открытый ясный взгляд, добрые усталые глаза, одежду, убранство комнаты. Сколько лет этим фотографиям? Что они таят в себе, о чем умалчивают?.. Такие родные лица и в то же время такие незнакомые! Так постепенно я стала интересоваться историей своей семьи, своего рода.

Накапливался материал из семейных архивов наших родных, все больше и больше я узнавала о своих предках. Воспоминания, награды, личные вещи, документы – это живая, а не книжная история, история нашей семьи, история нашей страны, печальная и страшная, торжественная и радостная.

Сложный 20 век… Первая мировая война, революция, голод, репрессии, Отечественная война 1941 года, страшные послевоенные годы, перестройка… Через жизнь, судьбы своих предков можно успешно изучать историю России. Что ни судьба – то история. Прибытков Евдоким Григорьевич ушел на фронт в 1914 году (первая мировая война) и больше не вернулся в свои родные края. Жена Ефросинья всю жизнь его ждала, не выходила замуж, троих детей поднимала одна. И только во время Отечественной войны 1941-1945 годов пришла о нем весть, которую принес сын Евдокима Андрей, воевавший на фронте, командовавший «Катюшами». Когда советские войска были в Австрии, нашел Андрей могилу отца. Оказалось, во время первой мировой войны Евдоким Григорьевич попал в плен в Австрии, там и умер.

20-е годы. Белые войска находились на территории Мариинска и Мариинского района. Вокруг активно действовали партизаны. У местных жителей забирали лошадей, продукты питания и белые, и партизаны (проще говоря, грабили и те, и те). Такое и отношение было: если у власти белые, их принимали, если партизаны – они роднее (ну как в известном фильме «Свадьба в Малиновке»). Бывало, платили деньгами за тех же лошадей, но где их можно было обналичить? Так и хранились они дома, потом этими деньгами обклеивали мебель.

Двоюродный брат Прибыткова Евдокима Григорьевича Прибытков Андрей служил в Белой армии и был карателем партизан. Как к этому отнестись сейчас, с высоты 21 века? Хорошо это или нет, как мы можем судить? Это история, и ее не переделаешь.

30-годы коснулись многих и многих семей, их раскулачивали за то, что люди умели работать, трудились от зари до зари. Держишь две коровы – ты кулак! Этого страшного слова боялись очень многие. Раскулачивание застигло и здесь, на Мариинской земле, семью Корнеевых; семью Ващук (Зыкову) Александры Григорьевны, у которой было два коня и корова (!), отобрали, ее с семьей, в чем были, отправили в ссылку на Север; и Титовых в далекой Белоруссии. Христину и Федора Титовых, разлучив с детьми, не дав времени на сборы, отправили в холодную Сибирь. В ссылке умирает Федор, не выдержав лишений и испытаний, недолго прожила и Христина, вернувшись домой.

В 1939 году призван на войну с Финляндией Зыков Петр Григорьевич. Тяжело раненный, возвращается с войны, впереди еще более страшная и жестокая война – 1941-45 годов. Раненный, контуженый, но живой, в орденах и медалях приезжает он домой! Как жаль, что деда Петра уже нет в живых, сколько бы он мог нам рассказать! В каких войсках служил, о своих боевых друзьях, о самой войне, чтобы помнили и не забывали!..

Ларченко Нина Даниловна с ужасом вспоминала (прабабушка умерла в декабре 2007 года) военные годы. Родная деревня в Белоруссии недалеко от Германии, поэтому на глазах у 13-летней девчонки пронеслись все страшные картины войны. Она со слезами рассказывала о мучениях пленных русских, о горящих местных жителях в овинах, о том, как угоняли молодежь в Германию, о незабываемых канонадах… Звуки той страшной войны слышались в ее голосе, лица с застывшими глазами никак не уходили из памяти.

50 - годы. Тяжелое время, страшно голодное. Ели лебеду: под березовой берестой толстый слой натирали на терке, добавляли чуть муки, лебеду, немного мерзлого картофеля (другой не было), пекли такой хлеб и ели. Очистки от картофеля бережно собирали в подполе, весной проращивали глазки и садили. Если семена картофеля какие и были, их подчистую забирали в колхоз, самим ничего не оставалось. Поэтому в такое голодное время выявлялись повсеместно грабежи и убийства. Корнеева Якова, двоюродного брата Корнеева Егора Логиновича, убили как раз во время такого грабежа. Нелепая и незаслуженная смерть, человек - трудяга, ему еще бы жить и жить…

После войны примерно до 1958 года существовали колхозы. Вступить в колхоз сначала приглашали добровольно, потом заставляли силой. Работали от темна до темна за трудодни – это особые отметки, за которые после уборочной платили зерном. Корнеев Владимир Васильевич с 6 лет работал в колхозе, потом в совхозе с начала посевной до конца уборочной, только с 1 ноября приступали к учебе. В 14 лет решил сам получить заработанное за трудодни, до этого получали всегда родители. Каково же было его удивление, когда за год тяжелейшего труда ему выдали 16 килограммов зерна! Это зерно нужно было продать на базаре, на вырученные деньги можно что-нибудь купить. Или не продавать, а перемолоть в муку, и этим жить до следующего урожая!..

Годы перестройки, многие месяцы не платят зарплату, выдают ее то нитками, то коробками сыра, то водкой… Развалились многие предприятия по всей стране, и в Мариинске в том числе. Маслозавод, трикотажная, швейная фабрика, знаменитый Мариинский лесокомбинат, пивзавод… Для каждого второго моего родственника непросто прошли эти годы, очень тяжело и незабываемо. Сотни и сотни людей остались без работы, порой без средств к существованию. В деревне Чистопольский Мариинского района пекли хлеб, добавляя комбикорм! Тот комбикорм, которым кормят свиней и коров. И это в конце 20 века! Это ли не история?..

Большая часть наших предков жила в сельской местности, поэтому и профессии имели, в основном, сельскохозяйственные, так как в 20 веке очень развито было сельское хозяйство. Работали и на очень почетных в то время должностях управляющими колхозов и совхозов и просто рабочими в совхозах.

Много потомственных швей – от Журавлевой Аксиньи (70-е годы 18 века) до Крестинской Розы Викторовны (1983 года рождения, Аксинья ей прапрабабушка). Иногда жизнь заставляла учиться на швею – Корнеева Валентина Петровна с 16 лет до пенсии проработала на Мариинской швейной фабрике «Кия», устроилась туда потому, что не было материальной возможности продолжать учебу в средней школе.

Хочется особо сказать о белорусских семьях Журавлевых - Титовых. Те нравственные устои, ценности, которые передали когда-то прапрабабушки и дедушки своим детям, передавались из поколения в поколение. Глубокое уважение к старшим, бережное отношение к женщине как к матери, умение ценить работу, отдых, вера в Бога. Журавлева (Титова) Полина Федоровна воспитывала детей в православной вере, ее внучка Кузнецова (Ларченко) Зинаида Васильевна ходит в церковь, шьет рясы священникам. Правнучка Корнеева (Ларченко) Татьяна Анатольевна также посещает церковь, причащается, причащает и своего сына с 2 месяцев, являлась завучем Воскресной школы.

Интересно, что род Корнеевых – из Пензы, Ларченко – из Белоруссии. Не приехали бы наши предки на освоение земель сюда, в Сибирь, остались бы на родине, как бы сложилась жизнь?..

Добрые глаза прабабушки на старой фотографии стали ближе и еще теплее. Теперь я знаю о вас больше, а через ваши судьбы – историю своей страны.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top