Данилова Д.О.

Введение

Можно без преувеличения сказать, что на протяжении всей истории Русского государства в числе самых приоритетных направлений деятельности правительства было обеспечение защиты и безопасности страны, требовавшие развития и укрепления вооруженных сил – армии. Несомненно, что особенную актуальность этот вопрос приобретал в сложные моменты существования государства, каким без сомнения был для России XVII в. В это столетие Россия в результате тяжелой русско-польской войны (1654-1667) отвоевывает утерянные ею смоленские, черниговские и северские земли, присоединила часть украинских и белорусских земель и концу столетия вышла к своим естественным границам последующего времени – от берегов Днепра до Тихого океана.

Объектом нашего исследования станет армия XVII; предметом исследования записки об этом Г. К. Котошихина, служащего посольского приказа XVII в.

Что такое армия? Армия (От лат. armare — вооружать). В общеупотребительном смысле - это совокупность Вооружённых Сил (ВС) государства, то есть его сухопутных, военно-морских, военно-воздушных войск (сил), флотов (сил), и других военизированных формирований.

Целью настоящего исследования является изучение русской армии XVII в. по данным записок Г. К. Котошихина «О России в царствование Алексея Михайловича». Задачами, с помощью которых мы достигнем поставленной цели станут следующие:

- Разбор структуры армии. Решение этой задачи подразумевает разбор следующих пунктов:

- структура армии – разбор иерархии армейских чинов и управления армии;

- способа набора армии. С этого нужно начинать анализ структуры армейской системы. Это один из источников ее существования. Способ набора может помочь в оценке эффективности армии.

- состав армии. В этом пункте исследования будет поднят вопрос о роли иностранного элемента в русской армии XVII в.

- армейские подразделения. Крайне важно при оценке эффективности армии в целом.

- Функционирование армии. Решение этой задачи – это разбор следующих пунктов:

- вопроса о материальном обеспечении армии. Необходимо выяснить как оснащалась армия, источник ее существования.

- финансирование армии. Размер финансирования поможет в оценке важности армии для государства.

- характер службы в армии. Была ли армия регулярной?

- обязанности отдельных подразделений. Исследовать наличие деления армии на роды войск, и какие обязанности они исполняли, с примерами из истории. Попытаться разграничить службу на Западных и Восточных рубежах России.

Хронологические рамки нашего исследования – это описываемое в источнике время. И хотя в источнике очень мало датировок (Котошихин Г. К. гл. №9, §4, §7) все же имеющиеся дают нам право говорить о середине XVII столетия.

Понятие «Географические рамки» в нашем докладе нуждается в отдельном определении, поскольку это не менее важно, чем определенная нами хронология. В зависимости от этих рамок отчасти выявляется характер армейских задач.

Характеристика источника

1. Личность автора

Котошихин Григорий Карпович родился в 1630 г., в семье монастырского казначея.

Избрав карьеру в приказах, стал сперва подьячим в Приказе Большого Дворца, затем перешел в Посольский Приказ. Человек с амбициями, названный даже носителем прогрессивных идей в своем времени[1], занимавший не самую высокую, (но и не последнюю), лестницу в иерархии своего времени, естественно стремился «выбраться в люди». Считается, что у него было ничтожно мало шансов подняться выше[2]. Однако это не совсем так. Показательно, что из 15 его сослуживцев-подьячих по Посольскому Приказу 8 стали дьяками, а один – даже думным дьяком.[3] Приведенный факт не позволяет нам говорить о препятствии для карьерного роста Котошихина. Вскоре ему удалось стать подьячим, участвовал в русско-шведских переговорах в Валиесаре, затем при заключении Кардисского мира (1661) С 1663 г. подьячий был допущен к написания секретных бумаг, в т. ч. тайных наказов дипломатам. В 1663 г. вступил в сношения со шведским комиссаром Эберсом, которому за деньги сообщал копии с секретных инструкций, данных русским уполномоченным по вопросу о денежных претензиях. В начале 1664 г. Котошихин был послан к стоявшей на Днепре армии князя Черкасского и князя Прозоровского, для ведения канцелярских дел. Сменивший Черкасского и Прозоровского воевода князь Юрий Владимирович Долгорукий потребовал от Котошихина, чтобы он написал донос на его предшественников. Не желая исполнить этого требования и опасаясь мести Долгорукого, Котошихин бежал сначала в Польшу, потом в Пруссию и Любек и, наконец, в Нарву, откуда был отослан в Стокгольм. За границей он принял имя Ивана-Александра Селицкого. В Стокгольме он был принят в шведскую службу и причислен к государственному архиву. Здесь он написал сочинение о России в царствование Алексея Михайловича . За убийство в нетрезвом виде хозяина дома, в котором жил Котошихин, он по приговору суда был обезглавлен в Стокгольме, в 1667 г.

2. «О России в царствование Алексея Михайловича»

В самом произведении автор никак не указал себя, что стало причиной некоторых затруднений.

Первыми начали изучать это произведение сами шведы – Олаф Баркгузен, Спарвенфельдт. В 1669 и 1682 гг. У. Баркхюсен по просьбе короля и сената перевел сочинение Котошихина на шведский язык. В России об этом сочинении стало известно только в 1835–1837 гг. Исследованием авторства занялся русский ученый, С. В. Соловьев. В 1837 г. профессор гельсингфорского университета С. В. Соловьев нашёл этот перевод в стокгольмском государственном. архиве, а в 1838 г. им был открыт и русский оригинал, в библиотеке Уппсальского университета. Сочинение К. разделяется на 13 глав, в которых он трактует о царях и царской семье, их образе жизни, придворных церемониях, о царских чиновных и служилых людях, о сношениях московских царей с иноземными государями, о царских дворах, приказах, городах, их управлении, об организации войска, о торговых людях и торговле, о крестьянах, о боярах и их быте. Хорошо знакомый со всеми сторонами жизни Московского государства, Котошихин сообщает драгоценные данные для изучения государственной и общественной жизни допетровской Руси. Фактические неточности немногочисленны и неважны.

Усвоив многие западные воззрения, Котошихин отрицательно относится к устаревшей организации московского государства и к исполненным предрассудков, невежества и безнравственности формам жизни московского общества.

По своим взглядам Котошихин нередко считается одним из предвестников реформы Петра Великого.

С другой стороны, необходимо учитывать то, что Котошихин писал текст по заказу шведского правительства и был крайне критически настроен к российскому правительству, поэтому не все его оценки вполне объективны.

В источнике имеется конкретная глава, которая соответствует цели нашего исследования. Ее номер 9, название «О воинских сборах», содержит в себе 12 статей.

Кроме того, в остальной части книги имеются косвенные сведения указанного характера.

Обзор литературы

Нельзя сказать, что исследуемая нами тема является полностью изученной. Многие авторы, начиная с Пичеты В. И. освещали этот вопрос только односторонне, и только тогда, когда касались смежных тем. Некоторые из них освещали изучаемый нами вопрос, не используя труд Г. К. Котошихина. Некоторые, напротив, использовали не только его, получая в результате лишь некое общее представление об объекте нашего исследования. Однако вот наиболее известные труды, заслуживающие внимания при подготовке нашего исследования.

В. И. Пичета является автором большого количества трудов по истории России, Польши, Белоруссии, Литвы и Украины. Его работы 20-х — 30-х годов разрабатывают в основном социально-экономические проблемы российской истории эпохи Смуты и отмены крепостного права. Использованная нами книга «Внешняя политика России при царе Алексее Михайловиче» дает нам представление о времени этого правителя именно в этих аспектах. Его труд выгодно отличается от других использованных нами тем, что является продолжателем российской дореволюционной школы, и поэтому необходим в нашем исследовании.

Любомиров П. Г. - ученик и последователь С. Ф. Платонова. Использованный нами его труд отчасти даже является продолжением исследований и «любимой исторической темы» знаменитого учителя Любомирова – Платонова С. Ф. Любомиров иногда называется историком промышленности - так, А. И. Казарин посвятил Любомирову брошюру «П. Г. Любомиров как историк русской промышленности».

В своих работах Ф.И.Калинычев раскрыл сущность социалистического государства и права, их функции и этапы развития, обосновывал демократический характер советского государства и права. В своей книге «Правовые вопросы военной организации Русского государства II пол. XVII» «в.Калинычев Ф. И.

В. В. Каргалов в своем труде повествует о выдающихся полководцах исследуемого нами периода - эпохи укрепления Московского царства, московских воеводах XVI и XVII вв. Автор представляет нам многих воевод, знакомит нас с их биографическим описанием, в том числе с такими малоизвестными, как Федор Курбский-Черный, Иван Салтык-Травин, Григорий Ромодановский.

В. А. Волков в своей книге, посвященной «Войнам и войскам московского государства» подробно разбирает внутренние и внешние аспекты существования русской армии конца XV – нач. XVII вв. Интересующий нас аспект бытия русской армии в XVII в. также подвергся тщательному разбору. В числе прочего нужно отметить, что автором затронуты такие стороны русской армии XVII в., которые, в частности, не затрагивались даже в исследуемом нами источнике(Г. К. Котошихин О России в царствование Алексея Михайловича). Так, к примеру, Котошихин дает сравнительно меньше сведений об русской артиллерии того времени. олько по косвенным указаниям можно догадаться о построении в России полков «нового строя».

Значительным явлением современной отечественной историографии, затрагивающей проблемы колонизации степной окраины Русского государства в XVI-XVII вв., стал выход в свет монографического исследования белгородского автора Андрея Игоревича Папкова. И хотя события и процессы, происходившие в ходе освоения и заселения южных окраин Русского государства, изучаются издавна и весьма плодотворно, автору удалось найти тематику, практически не рассматривавшуюся в исторической литературе.

Речь идет о порубежных отношениях как властей, так и жителей южных и юго-западных территорий России с властями Польши и, в особенности, с подданными последней из ближайших к Русскому государству поселений Левобережья Днепра - запорожскими казаками (или, согласно русским источникам, "черкасами"). Как отмечает А.И. Папков, термин "порубежье" идет от источников XVII в. и его отличие от понятия "граница" - нечеткость определения государственной принадлежности смежных территорий, тем более что "в рассматриваемом случае государственные границы не были маркированы до второй половины" указанного столетия[4]. Важнейшая задача монографии следующая: проследить, как происходило столкновение и взаимодействие двух потоков колонизации степных пространств соседних, на тот период не весьма дружественных государств - России и Речи Посполитой; потоков, шедших по времени практически параллельно.

К процессу работы над книгой автором был привлечен большой массив источников. Прежде всего это многочисленные документы Разрядного приказа. А.И. Папков задействовал в монографии материалы Московского, Белгородского, Севского, Приказного столов - десятки столбцов по каждому из них. Используются документы из Литовской метрики, фондов из дел Посольского приказа "Малороссийские дела" "Сношения России с Польшей" Это только часть задействованных в работе источников. В научно-справочном аппарате монографии, в частности - в ссылках, указания на неопубликованные документы встречаются постоянно.

В содержании книги можно выделить две главные сюжетные линии. Первая связана с рассмотрением противоречий между сторонами, возникавших в ходе освоения степных пространств "Поля" с запада (Речь Посполитая в лице запорожских казаков) и с севера (Русское государство). При этом основное внимание автора сосредоточено на конфликтных ситуациях, поскольку данная сторона проблемы оставалась до настоящего времени наименее изученной. Вторая сюжетная линия связана с изучением и характеристикой переселенческого движения в русские пределы запорожских казаков, а также политикой Москвы по отношению к волнам черкасских миграций. Оба комплекса проблем излагаются А.И. Папковым по хронологическому принципу. Рамки монографии охватывают время от возникновения первых контактов между черкасами и жителями южных областей Русского государства (конец XVI в.) по 1654 г., то есть до времени вхождения Украины в состав России, когда своего рода противостояние между запорожскими казаками Левобережья Днепра и русским населением степной окраины было снято объединением тех и других в пределах одного государства.

Одним из важнейших достоинств монографии А.И. Папкова является сведение воедино данных о нападениях черкас (или запорожских казаков) на русские земли. Автор определяет их как порубежные конфликты. Как пишет А.И. Папков, столкновение двух потоков колонизации порождало конфликты на территориях, которые обе стороны считали своими. В книге констатируется, что нападения с западной стороны начались с 80-х гг. XVI в. и сопровождались разорением бортных ухожьев русского промыслового населения в Путивльском и Рыльском уездах (включая убийства и ограбления бортников), нападениями на русские сторожи и станицы в степи - вплоть до вооруженных походов на русскую территорию и разгрома приграничных деревень. А.И. Папков подчеркивает, что управу на подобные действия черкас зачастую было получить очень сложно - отчасти оттого, что местные власти Речи Посполитой в запорожском казачьем крае Левобережья Днепра плохо контролировали ситуацию. А.И. Папков отмечает также, что в документах отразились жалобы и на действия другой стороны. Так, в начале 90-х гг. XVI в. в своей грамоте русскому царю польский король Сигизмунд III заявлял, что люди с российской стороны - с Торопца, Чернигова, Путивля, "и з ыных городов украинных... в наши земли вступаются", а также "на места и городы наши наступают, и многие задоры... чинят"[5] ,вылазки на приграничные "литовские" территории совершались подданными Русского государства и в дальнейшем. Привлекая малоизученный материал, в основном архивный, автору хорошо удается показать порубежные противоречия и их размах в крае. В целом монография А.И. Папкова отличается фактологичностью. Причем материал, введенный автором в научный оборот, может представлять ценность и для изучения других проблем.

Глава 1. Структура армии

Термин структура (от лат. structura — строение) имеет целый спектр значений, встречающихся как в научной, так и в повседневной лексике. Может быть синонимом системы, формы, модели, или, как в нашем исследовании, армии.

В своём основном значении, структура есть внутреннее устройство чего-либо. Что такое структура армии в нашем понимании? Это, прежде всего система ее управления, или иерархия. Это также ее внутричастное устройство на подразделения.

В источнике армия предстает структурированной организацией. Имелся руководитель – главнокомандующий. Кто им был – зависело от обстоятельств – им могла быть царская особа или же, в случае ее отсутствия в армии во время похода, доверенное лицо: «А когда он, царь, своею особою в войну не пойдет, и тогда посылает бояр и ближних людей…» (Г. К. Котошихин О России в царствование Алексея Михайловича гл. №9 §1). Термин «доверенное лицо» обозначал кого-либо из бояр, занимавших значимые командные должности в соответствии с существовавшей традицией местничества, что подтверждается в литературе[6]. Возможно, что названные выше «ближние люди» - не бояре, и выполняли роль осведомителей царя (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. № 2 §17).

Самой крупной единицей в армии был полк[7]. Котошихиным полки в армии различаются как царские и боярские. Это скорее качественное сравнение. Царский полк существовал не один, на что ясно указывается Котошихиным: «…он, царь…выбрав из своих полков…»[8]., посылает по своему разсмотрению». [9] Оговаривается размер «Царского полка»: «…в его полку всякого чину людей с 30.000 человек»[10] - что не соответствует размеру боярских и воеводских полков, где людей на порядок меньше - «дав полкех же у розных бояр и воевод бывает тысеч по 20, и по 15, и по 10, и по 7 в полку»[11].

В то же время размер царского полка должен компенсироваться его качеством: «Смотря царь всех воинских людей, обирает себе полк изо всяких чинов людей и ис полков…»[12], где таким образом, оказываются самые лучшие люди – в итоге формируется самый многочисленный полк, который не теряет при этом в качестве. Отмеченное же количественное неравенство среди полков бояр и воевод, было обусловлено, надо думать, их общественным положением, или если вспомнить про «ближних людей», их значением при дворе.

Каждый полк, независимо от его численности, делился на более мелкие единицы - сотни. Неизвестно существовавшее деление в полках «нового строя» - в источнике оно не упоминается. Считается, что чинопроизводство в полках «нового строя» было совершенно иным и не имело ничего общего с чинами старых русских войск.[13] Полком командовал определенный боярин, который имел общее звание «начального» человека (Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №9, §2, 4). В армии существовали воинские чины – называются в порядке значимости: полковник, подполковник, майор и ротмистр. (Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №9, §2). Однако приведенная шкала чинов в рейтарских полках не применима к каждому виду войск. К примеру, управление сотней пешего войска (стрельцы) осуществлялось сотником, в подчинении у него были пятидесятник и десятник. Общее для командных должностей название в стрелецких полках было «голова», независимо от чина. (Г. К. Котошихин, см. указ. соч. гл. №7, §5). Управление в казачьем полку осуществлялось атаманом, в подчинении у которого были сотники, а перед теми были ответственны ясаулы (Г. К. Котошихин, см. указ. соч. гл. №9, §6).

Набор армии. Любая армия нуждается в постоянном пополнении солдатами и офицерами. То, как и каким образом, армия пополняется личным составом и называется системой набора армии.

Существует два основных принципа комплектования армии.

Первый принцип - принудительный набор. Второй принцип - добровольный набор.

К принудительному набору можно отнести рекрутский набор, всеобщая воинская обязанность, мобилизация. Рекрутский набор означает, что каждое определенное количество населения (община, город, имение, село и т.п.) должно выставить некоторое количество людей в армию. Как же происходил этот процесс в России XVII в.?

Для начала выясним, был ли применим термин «обязан» (реализация принципа принудительного набора) служить в армии ко всем или только к отдельным социальным категориям? Если рассмотреть социальный состав населения, подлежащего призыву, то представляется возможным выяснить это. Среди набираемых (принудительно и добровольно) мы видим самых разных людей по своему общественному положению: это крестьяне, «вольные люди», нерусское население государства (татары, черемисы, мордва), помещики, вотчинники, дворяне и бояре. (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §4). Как можно заметить, большинство пригодных к службе людей давал самый большой социальный слой в государстве – крестьянство. Он был зависим от своих «помещиков и вотчинников». А те, в свою очередь, должны были предоставить для службы в армии некоторое количество своих людей (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §1, 2, 4). Соответственно крестьянин был «обязан» идти в армию.

С определенного количества населения - «Со ста крестьянских дворов» (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §2, 4); или «с 20 дворов» ( Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §4) владельцу этих дворов(помещику, вотчиннику, землевладельцу) требовалось предоставить определенное количество людей – обычно одного, однако при особых обстоятельствах государство потребовало и больше – двух: «со 100 крестьянских дворов по конному человеку рейтару да по солдату» (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. № 9 §4). Такой же принцип набора в русскую армию соблюдался в отношении «иноэтнических» татар, черемисов и мордвы (К. Котошихин см. указ. соч. гл. № 9 §4).

Однако заметим, что не только зависимое крестьянство «обязано» было служить в армии. Представители всех остальных социальных слоев, включая боярство и дворянство, также служили в армии (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §1, 7). Это можно объяснить тем, что все они в одинаковой степени были подчинены царю, командовавшему армией.

Случалось, что помещик обладал, но меньшим указанного количества дворов состоянием. Становилось ли это причиной затруднений при комплектовании армии? Нельзя сказать однозначно – землевладелец в указанном случае обязан был заплатить в казну: «за рейтара по 30 рублев, за салдата по 20 рублев» (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. № 9 §4), уже независимо от своей состоятельности. Но в то же время этот закон мог послужить соблазном для более состоятельных помещиков, кому выгоднее было заплатить, чем отправить своего человека. Но на наборе в армию это сказывалось лишь том случае, если подобный «откуп» становился массовым, чего, если верить Котошихину, не происходило. Более того, возможно, что его вовсе не существовало.[14]

Другим фактором, который мешал формированию армии, было дезертирство из полков( Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. № 9 §2). Наказания, которые предпринимались для пресечения, говорят о том, что это было частой проблемой: «…и их имая, бив кнутом, велено высылати на службу…в полкех потому ж бывает наказание…». Проблема дезертирства или неявки отмечается и в литературе

К добровольному принципу относится поступление на военную службу примерно так же, как и на любую другую работу (наем) как граждан своей страны, так и иностранцев.

В Русской армии XVII в. помимо принудительного набора, существовал добровольный принцип комплектования армии. Как он осуществлялся?

Причиной добровольного набора в армию можно назвать недостаточное количество людей, набранных принудительно – это предположение прямо не подтверждается источником, однако это часто происходило на практике (Г. К. Котошихин см. указ соч. №9 §2, 3) Другой причиной можно назвать то, что добровольно шли на службу только «вольны люди» практике (Г. К. Котошихин см. там же) - другого способа привлечь их к службе в армии не было

на службу в армии приглашались иностранцы – «ученые люди иноземских же полков» и «иноземцы» (Г. К. Котошихин см. указ соч. №9 §2, 12).

Неизвестно чьей задачей был набор новых людей в армию. Котошихин нигде не упоминает ответственную за набор определенную инстанцию. Нельзя сказать, что набор в армию происходил под прямым контролем государства. В то же время в государстве нет тех, кто владел бы собственными армиями из числа зависимых людей и, к примеру, продавал бы свои услуги государству. Напротив, государство владеет собственной армией, прямо не участвуя в ее наборе. Эту задачу государство препоручало тем, над кем имело непосредственный, верный контроль - задача принудительного набора и пополнения армии была возложена на крупных( термин «крупный» употреблен в относительно основной их массы смысле) землевладельцев ( Г. К. Котошихин гл. №9, §1, 2, 4, 5), имевших зависимых от себя людей, и обязанных посылать их на службу в государственную армию( Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §2, 4). Задача добровольного набора людей ложилась на соответствующие приказы ( Рейтарский, Стрелецкий, Иноземский).  Эти приказы были связаны через общих начальников, и их объединял общий вид деятельности.

Состав армии. Задача этого пункта – выяснить, присутствовал ли иностранный элемент в русской армии XVII, и какую роль он играл.

В источнике говорится об «иноземцах» в русской армии (Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №9 §2; §12). Им обычно отводилась роль инструкторов[15], возможно командиров отдельных соединений: «А прибираючи тех рейтар полные полки, отдают иноземцом…и бывает им учение».[16] Таким образом, в России формировалась отличная от отечественной система полков «нового строя», вооружавшихся по европейскому образцу и обучавшихся по заказу царского двора европейскими инструкторами.Как отмечается в литературе, здесь проявилось желание правительства создать боеспособные вооруженные силы.[17]

В русской армии иностранцы занимались не только инструктажем. Из Европы в Россию приглашались необходимые России мастера оружейного дела - «…для порохового учения учинены…дворы и мелницы; а мастеры у того дела бывают иных государств люди…» (Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №7 §11, 14). Необходимость мастеров-оружейников подчеркивалась тем, что им давались подмастерья-ученики из «русских людей» (см. там же). Ведением иностранных мастеров занимались «Пушкарский» и «Иноземский» Приказы.

Относительно количества иностранцев на службе в русской армии, судя по данным источника нельзя назвать определенных цифр.

Была ли русская армия XVIIв. регулярной? Для начала необходимо пояснить, что такое «постоянная армия» в нашем понимании. Это:

1)вооружённые силы, содержащиеся постоянно (в мирное и военное время) в отличие от ополчения (милиции), которые создавалось только на время войн;

2) постоянные вооружённые силы, имеющие установленную организацию, типовое вооружение, способ комплектования, порядок прохождения службы, обучения и воспитания личного состава, форму одежды, а также централизованную систему управления и снабжения;

3) название регулярных войск в отличие от иррегулярных войск (казаки);

Существовали ли в русской армии XVII в. полки, соответствовавшие вышеперечисленным критериям? Начнем наш анализ со стрелецких полков. Стрелецкие полки имели, как мы уже знаем свою иерархию чинов – централизованное управление, имелась определенная форма – «им же всем дается на платье ис царские казны сукна ежегодь» (Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №7 §5), что дает нам право говорить наличии у них единообразной одежды, возможно прообраза униформы. Стрельцы были вооружены типовым оружием – мушкетами (Г. К. Котошихин см. там же). Относительно способа комплектования стрелецких полков - набор происходил на добровольной основе, принадлежность передавалась по наследству, от отца к сыну (Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №7 §5, гл. №9 §3), - это сложно назвать способом комплектования. Как способ, он имеет существенный недостаток – нельзя заранее подсчитать точное число подлежащих службе людей, что не может не сказываться на централизации и систематизации. Относительно такого критерия, как воспитание личного состава – это осуществлялось с передачей опыта от отца к сыну, и тут вопросов не возникает.

Такой критерий, как поддержание постоянной боеготовности полков этого типа, представляется относительно ясным. Стрелецкие полки содержались и в мирное время: «а бывает на Москве стрелецких приказов, когда и войны не бывает ни с которым государством, всегда больше 20 приказов» (Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №7 §5).

Однако относительно общего определения регулярности стрелецких полков будет неправомерно применять термин «регулярное войско». Стрельцы не отвечали всем, а только частично критериям «регулярности», и военное дело не было предметом их постоянного занятия. Стрельцы в мирное время становились торговцами и ремесленниками, и как отмечено в источнике «люди богатые многие» ( Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №7 §5). Скорее, как отмечено в литературе, служба в стрелецких полках была постоянной[18], или: «Стрельцы были постоянным но не регулярным войском»[19].

Рассматривая казачьи полки и полки донских казаков, необходимо сразу же отметить характер прохождения их службы – он похож на характер службы стрельцов своей постоянностью, отличной от регулярности. Казачьи полки устроены с целью охраны границ, «и даны им дворы и пахотная земля» - в этом они схожи со стрельцами, не занимавшихся в мирное время службой. Имеется установленная организация: «началные люди у них, голова, атаманы, сотники, ясаулы» ( Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №9 §6). Отсутствует типовое вооружение, нет определенного способа комплектования и единой формы. Напротив, мы видим, что полки донских казаков комплектовались различными способами: «А люди они породою Москвичи и иных городов, и новокрещеные, и Татаровя, и Запорожские казаки, и Поляки и Ляхи…многие из них…торговые люди и крестьяне».

Может быть, служба других полков отвечала всем критериям «регулярности»? Рассмотрим, к примеру, полки «нового строя», в частности рейтарские полки. Налицо установленная организация, также централизованная система управления: «а бывают началные люди: полковники и полуполковники, и майоры и ротмистры…» ( Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №9 §2). Имелось типовое вооружение, присущее только рейтарским полкам: «ружье, карабины и пистоли» (Котошихин Г. К. см. там же). Относительно достаточно ясного способа комплектования вопросов не возникает – «выбирают из жилцов, из дворян городовых, и из дворянских детей недорослей, и из детей боярских…» (Котошихин Г. К. см. там же), он соответствует обозначенному критерию регулярности. Имеется определенный порядок прохождения службы: «…на службу, на указанный срок» (Котошихин Г. К. см. там же). Налажена система обучения и воспитания личного состава6 «…отдают (рейтар) иноземцам и Русским людем полковником, и бывает им учение.» (Котошихин Г. К. см. там же). Имелась определенная система снабжения, вместе с общеармейской. Единственно, чего не было в рейтарских полках – это общей формы одежды - униформы, т. к. она покупалась каждым отдельно: «а лошади и платье покупают сами» (Котошихин Г. К. см. там же). Итак, мы видим, что критерию регулярности русская армия XVII в. не отвечала в целом; наиболее близко под определение «регулярный» подходили полки «нового строя» - солдатские, драгунские и рейтарские. В мирное время часть полков распускалась: «А когда бывает от войны престатие, и тогда ратным людем, рейтаром, салдатом, драгуном, казаком и атаманом, Мордве, Черемисе бывает роспуск по домо, кто где преж того жил» (Котошихин Г. К. см. указ. соч. гл. №9 §10)

С другой точки зрения[20], русская армия в XVII в. не являлась регулярной, но была при этом постоянной.

армейские подразделения и их обязанности. Эффективность армии во многом зависит от хорошего выполнения своих обязанности(роли) каждым подразделением. Под «армейскими подразделениями» в нашем исследовании подразумевается полковой состав армии. Котошихиным упоминаются 6 армейских подразделений, как можно заключить, расположены они в некотором порядке, вероятно исходя из их боеспособности.

Первым в этом ряду стоят «рейтарские полки». Само наименование «рейтар» произошло от немецкого «reiter», что первоначально обозначало в русской транскрипции рыцаря в латах. Следовательно, рейтары – это всадники. К XVII в. это уже всадник в кирасе, вооруженный палашом и огнестрельным ручным оружием.

Социальный состав набираемых в рейтарские полки людей был разнообразен, общим являлось лишь одно – это новый для России вид войск, относившийся к полкам «нового строя», к которым также относились

Показательно, что важность этого армейского подразделения подтверждается существованием отдельного «Рейтарского приказа», который связан общими начальниками(боярами) с другими приказами – «Стрелецким» и «Иноземным».

Стрелецкие полки, особая разновидность пешего войска русской армии. Учреждение правительством полков солдатского, рейтарского, драгунского строя практически превратило стрельцов в гарнизонный тип войск[21].

«Солдатские полки» новая разновидность военных людей в XVII в. Явились следствием военной реформы 20-х гг. XVII. Впервые появились в 1630 г.[22], были сформированы и снаряжены по образцу европейских.[23] Существовало пока специфическое для русской армии деление полков на роты. ( 8 рот в полку)[24],

Драгунские полки. Также относились к полкам «нового строя».

Казачьи полки Тесное сотрудничество[25]. Служилые казаки с самого начала входили в военную организацию Московского государства. Сходство организации казаков и городовых стрельцов [26].

Донские полки

Ополчение. На западной границе государства население было вооружено : «в 1661 г. в Псков созвали из деревень мужиков с «пищалми и бердышми». В Смоленском уезде поляки отбирали у городских и уездных жителей самопалы…»[27].

Также в армиисуществовали особые подразделения, чьей задачей была охрана, связь иразведка. Это не полки, во всяком случае таковыми не являлись до определенного времени: «Да из столников же, и из стряпчих, и из дворян, и из жилцов выбирает себе царь из своего полку добрых людей…» (Котошихин Г. К. См. указ. соч. гл. №9, §1). Среди них в первую очередь выделялись те, кто берег главнокомандующего и его знамя, т. н. «царское знамя». Этот отряд выбирался самим царем: и это можно назвать его личной охраной: «…быти всегда к бою и не к бою при нем [главнокомандующем] самом и дл оберегания знамени его царского» (Г. К. Котошихин см. там же)

Вывод. Русская армия XVII в. имела свою четкую структуру, организацию, иерархию чинов. Во главе армии стоял сам царь, управление было доверено боярам, дворянам, и отчасти иностранцам, формировавших новые для России полки «иностранного строя». Армия была поделена по нескольким принципам – царские и боярские полки, традиционные русские полки и полки «нового строя».

Также мы выяснили, что Русская армия XVII в. не имела регулярный характер. Точнее имела, но лишь в некоторой его части, которой были полки «нового строя».

Глава 2. Функционирование армии

Материальное обеспечение армии. Каждая армия нуждается в материальном обеспечении – оружием и фуражом. Если происходит сбой в системе (материального) обеспечения, армия (или другое схожее формирование) рискует стать частично или полностью небоеспособным. Наша задача – понять, как происходил этот процесс в русской армии XVII в.

Можно ли сказать, что в русской армии XVII в. существовали такие или близкие к ним понятия как государственное(казенное) обеспечение и самообеспечение? Насколько это верно? В источнике есть упоминания о выдаче рейтарам оружия из государственных складов, например: «Да им же из царской казны дается ружье, карабины и пистоли, и порох и свинец…» (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §2) Подобным образом снаряжался и солдатский полк: «…дается ис царския казны ружье, мушкеты, порох, фитиль, бердыши, шпаги…» (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §4). Почему именно эти – рейтарские солдатские и полки снаряжались из казны, причем всем необходимым? Связанные тем, что оба относились к полкам «нового строя», были похожи и социальным составом набираемых людей: это были малопоместные, беспоместные дети боярские и крестьяне (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §2, 4). Скорее всего, они не могли позволить себе покупку собственного оружия, и поэтому государство было вынуждено им его выдавать.

На время осады города из местного населения формировалось ополчение, которому тоже выдавалось оружие с государственных складов ( Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №8 §9).

Артиллерийское дело, в основном из-за своего наукоемкого производства и дороговизны, надо полагать, было прерогативой государства, поэтому вся артиллерия того времени – с государственных заводов, и она находилась в ведении государства (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §10). Даже перевозилась на «царских лошадях» (Г. К. Котошихин см. там же)

Однако государство лишь частично обеспечивала свою армию. Остальную часть потребностей покрывало самообеспечение. Как оно осуществлялось? В частности, это выражалось в том, что на свои средства покупались личные одежда и лошадь: «…а лошади и платье покупают сами»(Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §2), или же например, набираемые в армию крестьяне должны были снаряжаться их владетелем: «А посылати...своих людей и служек на службу и с лошадьми добрыми и с запасы с своими» (Г. К. Котошихин см. там же).

Зажиточный человек, служа в армии, не всегда мог рассчитывать на казенное обеспечение, например оружием: «…а у ружья что попортитца или на бою отобьют…а иным зажиточным людям велят купити на свои денги» (Г. К. Котошихин см. там же). Казна строго следила за распределением своих средств в армии.  

Непростым был процесс снабжения армии фуражом – в нем принимало участие все население страны, собирая провизию: «…ратным людем собирают с патриарших, и властелинских, и монастырских, и з боярских и всяких вотчинников и помещиков с крестьянских дворов служилые хлебные запасы…», а государство выступало ее распределителем в армии, исходя из потребностей: «…и те хлебные запасы роздают…помесечно, по указу, чем кому в месяц мочно прожить…» (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §8, также гл. №7 §5 ). Государство также старалось, чтобы хотя бы отчасти армия могла сама себя обеспечить. С этой целью в армию набирались торговцы съестным товаром, для исполнения своей функции в армии на особых условиях: «…те свои товары и которые купят и даром добудут на войне, продавати всякого чину служивым людям гораздо недорогою ценою…». (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §10). Тут же указывается причина - «самим поживление» и «воинским людем неистратно». Также фураж мог выдаваться вместе с денежным жалованьем, дополняя его (Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №7 §5).

Однако нельзя сказать, что обеспечение армии фуражом осуществлялось идеально, особенно во время военных действий. В источнике мы читаем: «за продолжением Полские войны, многие люди рейтары и солдаты...стояв долгое время под многими разными городами, з голоду померли.»( Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §4) Приведенный факт никак не говорит о совершенстве системы снабжения.

Финансирование армии. Как же осуществлялось финансирование русской армии? В чем особенности этого процесса?

Начнем с того, что система жалованья в армейских полках была разной – скажем, у рейтар одна, а в солдатских полках другая. У упомянутых рейтар: «царское жалованье на год 30 рублев», а в солдатских полках – «…жалованья им дается кормовых денег по 60 алтын человеку» .»( Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §2, 4). Можно предположить, что отмеченная неравномерность была обусловлена социальным составом служивших. Мы уже выяснили, что социальный состав этих полков был приблизительно одинаков, но надо думать, что в рейтары шли более состоятельные люди – самообеспечение одеждой и конем требовало собственных немалых средств.

Деньги на армию собирались со всего государства в виде специального налога: «десятая денга збирана ж со всего Московского государства», ( Г. К. Котошихин см. указ. соч. гл. №9 §8)который также определялся уровень доходов налогоплательщика и мог составлять и «пятую денгу» и «двадцатую денгу» ( Г. К. Котошихин см. там же).

Вывод. Можно сказать, что в системе Московского государства существовала определенная система материального и финансового обеспечения армии. Но эта система, кроме своей определенности, не имела плюсов. Ее главным недостатком являлось то, что государство стремилось превратить систему обеспечения армии в систему ее самообеспечения, что стало причиной потерь в армии.

Заключение

Подводя итог нашему исследованию, скажем, что русская армия XVII в. имела свою структуру, чинопроизводство.

Существовала определенная система набора в армию. В армии обязаны были служить не только зависимые от своих помещиков крестьяне, но и представители всех социальных слоев Московского государства, исключая священство.

Состав армии на протяжении исследованного нами периода включал в себя не только русских, но и иностранцев, выполнявших в основном обучение русских солдат по европейскому образцу. Роль иностранцев не ограничивалась инструктажем – они занимали некоторые командные должности, в частности в полках «нового строя».

В результате нашего исследования мы выяснили, что русская армия XVII в. не была регулярной; «регулярный» характер имели только полки «нового строя», созданные по европейскому образцу.

Как мы выяснили, в русской армии XVII в. существовала определенная система материального обеспечения и финансирования. Однако государство прилагало усилия, чтобы обеспечение русской армии было заменено самообеспечением. Само же обеспечение было налажено плохо, что приводило к потерям в армии.

Cписок использованных источников и литературы

  • Н. И. Костомаров Смутное время Московского государства в нач. XVIIcтолетия. 1604 – 1613 М., 2008.
  • В. И. Пичета Внешняя политика России при царе Алексее Михайловиче. М., 1912.
  • П. Г. Любомиров Очерк истории Нижегородского ополчения 1611 – 1613 гг. М., 1939.
  • История СССР для VIII класса средней школы под ред. А. М. Панкратовой М., 1955.
  • Ф. И. Калинычев Правовые вопросы военной организации Русского государства II пол. XVII в. М., 1954.  
  • История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. Спб., 2003.
  • В. В. Каргалов Московские воеводы М., 2006.
  • В. А. Волков Войны и войска московского государства М., 2004.
  • А. И. Папков Порубежная история Российского Царства и украинских земель Речи Посполитой (конец XVI – Iпол. XVII вв.) Белгород, 2004.
  • 2004 А. Беляков Жизнь Григория Котошихина\\ История: Еженед. прил. к газете «Первое сентября». 1999 г. № 1.

[1] История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. Спб., 2003 С. 84

[2] Котошихин Г. К. О России в царствование Алексея Михайловича М., 2000 С. 549

[3] См. там же; см. также Беляков А. Жизнь Григория Котошихина\\ История: Еженед. прил. к газете «Первое сентября». 1999 № 1. С. 15

[4] А. И. Папков Порубежная история Российского Царства и украинских земель Речи Посполитой (конец XVI – Iпол. XVII вв.) Белгород, 2004 С. 19

[5] А. И. Папков Порубежная история Российского Царства и украинских земель Речи Посполитой (конец XVI – Iпол. XVII вв.) Белгород, 2004 С. 107

[6] Каргалов В. В. Московские воеводы М., 2006 С. 181.

[7] Котошихин Г. К. О России в царствование Алексея Михайловича М., 2000 С. 154, деление армии см. тамже.

[8] Г. К. Котошихин О России в царствование Алексея Михайловича М., 2000 С. 115

[9] Г. К. Котошихин О России в царствование Алексея Михайловича М., 2000 С. 115

[10] Г. К. Котошихин О России в царствование Алексея Михайловича М., 2000 С. 120

[11] Г. К. Котошихин см. указ. соч. С. 120

[12] Г. К. Котошихин см. указ. соч С. 115

[13] История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. Спб., 2003 С. 85

[14] В. А. Волков Войны и войска Московского государства М., 2004 С. 537

[15] История русской армии от зарождения Руси до войны 1812 г. Спб., 2003 С. 85

[16] Г. К. Котошихин См. указ. соч. С. 117

[17] В. А. Волков Войны и войска Московского государства М., 2004 С. 357

[18] Ф. И. Калинычев Правовые вопросы военной организации Русского государства IIпол. XVII в. М., 1954   С. 73;

[19] История СССР для VIII класса средней школы под ред. А. М. Панкратовой С. 184

[20] Каргалов В. В. Московские воеводы М., 2006 С. 213

[21] В. А. Волков Войны и войска московского государства М., 2004 С. 357

[22] Каргалов В. В. Московские воеводы М., 2006 С. 213

[23] В. А. Волков см. указ. соч С. 393

[24] В. А. Волков см. указ. соч. С. 393

[25] В. А. Волков см. указ. соч С. 377

[26] В. А. Волков см. указ. соч С. 379

[27] В. А. Волков см. указ. соч С. 386

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top