Черкасова Е.

История любой науки - это прежде не только любознательность, связанная с интересными открытиями, но и опыт предшествующих поколений ученых. Данная работа посвящена археологической деятельности Симбирской губернской ученой архивной комиссии, которая была образована в конце XIX века и стала сосредоточением культурной и научной жизни нашей губернии. История развития археологии прошла несколько этапов:

1. Археология древностей - от конца XVIII до 70-х гг. XIX вв., как период зарождения и становления научного знания. Археологические публикации данного периода представляют собой в большинстве описания значительных и оригинальных вещей с определением их функционального назначения.

2. С 70-х гг. XIX до 30 гг. XX в - период формирования системы эмпирических основ археологического знания и развитие национальной археологии. В этот период появляется ряд обобщающих исследований, который подводят определенный итог в развитие науке, фиксируя тот уровень науки, который она достигала.

3. С 30 гг.XX в. до сегодняшнего дня – современный этап в развитии науке.

Именно на этом втором этапе начинают свою деятельность архивные комиссии, в том числе и Симбирская. В конце XIX начале XX вв. связь археологии и истории лишь намечалась. Археология развивалась, как произвольное добавление к истории искусств. Именно в этот период закладываются основы научного подхода к изучению археологических памятников, немалая роль в этом принадлежит архивным комиссиям. В «Словаре русских древностей», который был представлен в 1864 году на заседании Московского Археологического общества. Его председатель А.С. Уваров разделил источники археологии на «три главных разряда»:

1. Памятники вещественной культуры – остатки быта, ремесла, и искусств.

2. Памятники письма и языка – письменность, предметы, украшенные подписями или письменами.

3. Памятники устные - предания о деяниях, верованиях и обычаях, сохранившиеся в памяти народа, задолго, прежде чем они были внесены в письменные летописи или сборники.

В конце XIX века предмет археологического исследования трактовался шире, чем сейчас. Сюда входило не только изучение собственно материальной культуры человека, но поиск и изучение древних письменных источников, «сбор материалов для исторического описания монастырей и церквей»[1].О том как представляли себе содержание археологии, можно судить по определению данному в словаре Брокгауза и Эфрона: «Археологию в настоящее время можно определить как совокупность разнообразных сведений о памятниках древности».[2]

Создание ученых архивных комиссий, как и многих других, было продиктовано веянием времени. Общая тенденция расхищения, уничтожения, и просто небрежного отношения к ценным историческим документам, заставила передовые умы того времени выступить с предложением о создании организации, которая бы взяла свой контроль дело сохранения и изучения памятников древности. Различные исследователи обращали внимание на необходимость тщательного сохранения и обработки материала. Известный археограф академик Николай Васильевич Качалов (1819-1885) предложил создать целую систему научной архивной службы в регионах. На реализацию этой идеи понадобилось ему 15 лет. В 1884 году были открыты архивные комиссии в Тверской, Тамбовской, Орловской, Рязанской губерниях. Вскоре и в других губерниях стали образовываться архивные комиссии и другие научные общества. В этом отношении большую роль сыграли археологические съезды.

Задачей комиссии являлось собирание и приведение в порядок означенных архивных документов. В правилах оговаривалось, что архивные комиссии создаются по взаимному соглашению директора Археологического института и губернатора. Губернатор является непременным попечителем губернской архивной комиссии. Ежегодные отчеты о своей деятельности комиссии должны были предоставлять в Петербург в Археологический институт. Институт информировал об их работе Императорскую Академию наук. Расходы на содержание комиссий выделялись из средств Археологического института и «местных пожертвований в пользу науки». В финансировании деятельности комиссии участвовали губернские и уездные земские организации.

Открытие Симбирской губернской ученой архивной комиссии произошло 30 июля 1895 году, она просуществовала 25 лет. На заседании присутствовал губернатор В.Н. Акинфов, директор Императорского археологического института А.И. Труворов, председатель Тверской архивной комиссии А.К. Жизневский и 34 представителя симбирского общества. На первом заседании в действительные члены вступили 19 человек. Её председателем был избран Владимир Николаевич Поливанов. Владимир Николаевич Поливанов (1848-1915)- этнограф, археолог, член-корреспондент французского и бельгийского общества археологии, почетный член императорского археологического института, губернский предводитель дворянства (1898-1915), гофмейстер двора его императорского величества (с1906).Столь немало «титулов» носил один человек. Владимир Николаевич – был любителем и знатоком искусства, но главной его страстью являлась археология. Недаром в приветственной речи председатель первой тверской архивной комиссии А.К. Жизневский говорит: «Цветущее совершеннолетие Симбирской архивной комиссии предсказывает избрание председателем ее Владимира Николаевича Поливанова, одного из самых симпатичных археологов, подаривших русской археологии богатые результаты раскопок Муранского могильника»[3].

Первая работа, посвященная археологии, была опубликована им в 1874 в газете с объявлениями (г. Казани), статья называлась «Путевые заметки о курганах Симбирской губернии».[4] Но эта работа не носила научного характера. Только через 3 года, в 1877 году, он делает попытку войти в научное сообщество, выступив на 4 археологическом съезде в Казани с докладом «О Майнском городище в Спасском уезде в Казанской губернии на реках Майна и Утка»[5]. С этого времени начинается тесное сотрудничество Владимира Николаевича с Московским археологическим обществом. В работе же этого съезда заочно принял участие самарский археолог – любитель П.В. Алабин[6] и С.М. Шпилевский – один из основателей Казанского общества истории, археологии и этнографии при Казанском университете, директор Демидовского лицея в Ярославле (1885 – 1904), с 1870 г. профессор истории русского права Казанского университета.[7] В 1887 году на 7 съезде в Ярославле он возвращается к первой своей теме, преобразуя «путевые заметки» в научный доклад «Следы курганной старины в Симбирской губернии»[8]. Также он здесь делает ещё одно сообщение: «Заметка о происхождении медного сосуда из Сенгилеевского уезда Симбирской губернии» [9]. На 8 съезде в Москве, Владимир Николаевич делится с коллегами итогами первого полевого сезона раскопок Муранского могильника.[10] В Государственном архиве Самарской области хранится дело «Об открытии древнего кладбища во время земляных работ по участку № 48, прирезанном к мельнице № 9 XIX Сызранского округа. Начато 21 мая 1889 г.»[11] об открытии памятника было сообщено в Императорскую археологическую комиссию, в письме от 29 июля 1889 г. 6 апреля 1890 г. археологическая комиссия известила Управляющего Симбирской Удельной Конторой о разрешении проводить раскопки на пятнике В.Н. Поливанову.[12] Эти раскопки стали самой яркой страницей его археологической деятельности. Результаты этих раскопок актуальны и по сей день. В Государственном архиве Ульяновской области имеется рукопись Поливанова В.Н., посвященная его работе на данном археологическом памятнике.[13] Начинается она так: «… занимаюсь раскопками по поручению и на средства Императорской Археологической комиссии с 1890 года». «Сам могильник лежит на Сызранской стороне, называемый Муранским в виду близлежащего к нему села Муранки». Владимир Николаевич, следуя общепринятой методике, вел полевой дневник[14].

Эти раскопки привлекают внимание, присутствующего на съезде, барона де-Бая - французского археолога, этнографа, искусствоведа и писателя, являющимся официальным представителем французской науки в России. Барон был так восхищен памятником (а может быть личностью самого исследователя), что написал статью в журнале «Археологическое обозрение» о раскопках В.Н. Поливанова.

В 1892 году выставка предметов из могильника демонстрируется в Москве перед участниками Международного конгресса антропологов, этнографов и археологов. Но надо пояснить, что успехи В.Н. вызывали и зависть. Его увлечения археологией высмеивалось. Так известный дворянин А.П. Родионов отразил участие «археолога» в конгрессе в своих воспоминаниях: «По письму В.Н. Поливанова видно, что он с женою (Маней) едет в Москву на «археологический конгресс»., и что...

Можно подумать, Что В.Н. Поливанов, принимая участие в «конгрессе», в самом деле «археолог», и будет иметь «видное место» (как он сам говорит про себя) – в этом ученом заведении! ! ! Но.. зная «натуру» Поливанова всякий улыбнется и пожалеет этого выскочку. В «археологии» он так же ничего не смыслит. Как и в «астрономии», но «звезды хватает» и всякие отличия даром, он великий артист... Что же?!?! Пусть себе тешится и потыкает других!!! Маня же Поливанова готова поехать на край света (не только что в Москву, по поводу археологических открытий ее мужа) – лишь бы ей там было весело...».[15] «Владимир Николаевич Поливанов прочел, 7 августа в заседании этнографического конгресса (под предводительством турецкого Галим-Эдин-бея) свой реферат «Экскурсия на допотопное кладбище в бассейне Волги» Напечатано в газете «Новое Время»»[16]

В 1894 году де-Баем делается сообщение о муранских древностях на конгрессе ориенталистов в Женеве.

Сегодня во Франции в Музеи человека располагается коллекция барона, собранная в России в конце XIX- начале XX века, в том числе и из некрополя Муранки.

За год до основания Симбирской ученой архивной комиссии, Владимир Николаевич публикует свои размышления, написанные в родовом имении Акшуате, назывались они «Задачи археологии в изучении местной старины»[17]. Где размышляет о предмете археологии, ученых – основателях, о проблемах и перспективах перед ней стоящих, акцентируя внимание на значении местных археологических исследований. «Известно, например, что Симбирское городище находится не на правом стороне Волги, а на левом, верст 13 ниже нынешнего Симбирска, в Самарской губернии между селами Красного Яра и Кайбелой. Открытый случайно в конце 80-гг Муранский могильник в Сызранском уезде на р. Ус дал уже более 700 предметов древностей, относящихся к началу XIV в., а сколько еще оттуда пропало бесследно до запрещения его произвольно раскапывать. Все это показывает, что Симбирская губерния представляет для исследования не малый археологический интерес»[18]. Заключает свой очерк он следующими выводами:«Необходимо для страны, скажу более – для счастья, здорового и правильного развития подрастающего поколения, чтобы оно росло в уважении к делам своих праотцов, чтобы оно знакомилось, изучало и дорожило произведениями русского искусства, проявлением духа и мощи родного края и его насельников»[19]. К моменту открытия архивной комиссии Владимир Николаевич был уже хорошо известен в археологических научных кругах. И как председатель комиссии, он стал координатором археологических исследований на территории Симбирской губернии. Незря на открытие Симбирской ученой архивной комиссии, Владимир Николаевич снова обращается к теме археологии. В приветственной речи он озвучивает проблему отношения общества к археологическим древностям: «…следует обратить внимание населения, что не одни находки из ценных металлов имеют значения, но и вещи из камня, железа, меди и дерева, которыми обыкновенно бросаются, могут быть в некоторых случаях гораздо более важны, чем первые. Желательно, чтобы крестьяне свыклись с мыслью, что за доставленную находку какой-нибудь древней вещи их ждет не взыскание, а вознаграждение. Страх этот настолько присущ, что благодаря ему, трудно узнать, где и при каких обстоятельствах такая вещь найдена, от чего масса древностей исчезает»[20]. Призыв, сделанный к общественности, незамедлительно нашел отклик, что можно проследить по переписки В.Н. Поливанова с местными уездными исправниками, дворянами и просто «ревнителями старины». «14 июня 1901 года.

Крестьянин деревни Матрушиной, Сызранского уезда, Василия Яковлевич Инвалидов, обратился ко мне с ходотайством о выдаче ему вознаграждения за найденный им в минувшем году и предоставленный Сызранскому исправнику клык мамонта ( требует вознаграждение в 45 руб)»[21]

5 июля 1901 года

Крестьянину деревни Матрушиной Сызранского уезда Василию Яковлевичу Инвалидову. Исправником Сызранского уезда, г. Суровым доставлен в комиссию найденные Вами клык мамонта, который комиссия приняла в свой музей, как пожертвование. Симбирская ученая архивная комиссия, ныне узнала, что Вы ищете вознаграждение за Вашу находку, а потому считаем нужным уведомить Вас, что стоимость бивня определена в 5 рублей, каково и представляется Вам в виде вознаграждения. В случаи Вашего не желания согласится на предложенную плату, ВЫ можете взять бивень обратно.

Председатель комиссии В.Н.. Поливанов»[22] «30 июля 1901 года. Имею честь препроводить при сем в СГУАК на распоряжение, кость от мамонта, найденную в реке Большой Сарк при деревни Ширшавка Алатырского уезда, крестьянином этой деревни Дмитрием Маркелычем».[23]

Начиная с 1895 Владимир Николаевич ставит перед членами Симбирской ученой архивной комиссией 2 первоочередных задачи: создание археологической карты Симбирской губернии и создания музея СГУАК. Но теперь «ревнитель старины» не одинок в своих устремлениях. Надолго его помощниками станут П.А. Александров и П.Л. Мартынов и В.Э. Красовский. Красовский Валентин Эдуардович (1852 – 1905). Действительный член СГУАК с 1896 г. Являлся губернским секретарем Симбирской учёной архивной комиссии, собирал и исследовал письменные и вещественные памятники в пределах Симбирской губернии. Валентин Эдуардович был специалистом по церковной археологии. Благодаря его работе музей пополнился церковными древностями, «при его участии в исторический архив поступило более 150 актов». Александров Петр Александрович ( 1863 г. Гдов-1932 г. Симбирск) - член Симбирской губернской ученой архивной комиссии, хранитель музея Симбирской ученой архивной комиссии.

С его именем связаны археологические экспедиции и открытия, пополнение археологических коллекций музея Симбирской губернской ученой архивной комиссии.

Павел Любимович Мартынов (12.05 (20.040 1847 Кронштадт – 21.05. 1921 Симбирск). В апреле1886 г. прибыл в Симбирск для работы в Симбирском окружном суде. Дейчтвительный член СГУАК с 1 августа 1895 г., с 1904 – товарищ председателя, с 1917 – 1921 гг – её председатель. С 1919 действительный член церковно-археологического общества.С его именем связано создание губернского исторического архива, музея, спасения многих памятников старины. Он оставил нам ценные работы по истории края. В декабре 1895 года сделал сообщения об остатках старины в Симбирском уезде. А в 1896 г. выпустил в печать «Остатки старины в Симбирском уезде»[24]. Работа представляет свод памятников. Нам она интересна тем, что в ней содержатся сведения об археологических памятниках, располагающихся в волостях губернии. Имеются упоминания о курганах, городищах, укрепленных городках и т.д. Хотя о некоторых памятниках он говорит лишь как о предположении, но есть и точные данные. Многие факты, приводимые автором, подтверждены археологическими исследованиями. Его исследования представляют ценность и для современных исследований в области исторической географии.

Археологическая карта Симбирской губернии должна была войти во Всероссийскую археологическую карту, которую предполагало создать Московское археологическое общество. Еще в 1864 году была напечатана программа Археологических исследований Императорской Археологической комиссии, рекомендованная местным статистическим комитетам.[25]Программа давала советы по сохранению древних икон, синодников, фамильных актов, старопечатных книг, городищ, курганов, остатков валов и укреплений, могил с погребальными принадлежностями, а также по созданию археологических карт. Для обозначения различных видов памятников берется французская система знаков.[26] В 1888 г. Симбирский Статскомитет разослал анкеты в административные органы уездов и волостей. Результаты этих опросов хранятся в Государственном архиве Ульяновской области[27]. Но эта попытка не была результативной. А вот попытка предпринятая Поливановым В.Н. и членами СГУАК дала положительные «всходы». Дело в том, что они опирались ни на чиновников, а на общественность, «ревнителей старины» и на членов СГУАК на местах[28]. Уже в 1896 году был готов рабочий материал для археологической карты.[29] «Особенно интересны были сообщения из Курмышского уезда, где по донесению Курмышского волостного правления в деревнях: Таганша, Хырлу-Касах и Испуханос у крестьян оказалась 5 каменных молотков, найденных на пашне, на берегу реки Суры, красной меди кельт и серебряные монеты с изображением на одной стороне оленя, а на другой нераспустившийся цветок. Указания эти повели к открытию новых древностей, которые летом вместе с молотками, копьем и кельтом поступили, при содействии местного исправника Г.В. Бельского, в музей комиссии. Из других уездов доставлены были сведения об городищах, могильников, пещер, курганов. Многие ответы весьма обстоятельно описывают».[30] За обозначения была взята французская система знаков. Произвольными были только обозначения металлических изделий, оружия, церквей, кости животных. Пояснения к археологической карте Симбирской губернии были составлены П.А. Александровым. Но по ряду причин «Подготавливая археологическая карта губернии не была закончена в виду предстоявшего сооружения ж\д линий и возможности открытия при земляных работах новых памятников старины»[31]. Лишь в 1900 г. в печать вышла Археологическая карта губернии, которая актуальна и по сей день. Второй реализованной задачей стал музей. Еще размышляя в 1894 г. о статусе архивной комиссии В.Н. пишет: «Архивная комиссия, служа для разбора и издания, преимущественно древних актов, в тоже время заботится как о сохранении и собирании памятников письменных, так и равно вещественных, для чего при ней обыкновенно учреждается музей древностей»[32]

Основание было положено первыми пожертвованиями, сделанными председателем комиссии В.Н. Поливановым, Императорской археологической комиссией, симбирским губернским правлением и другими учреждениями и лицами. У музея долгое время не было своего помещения. Первоначально музей размещался в доме симбирского дворянства, через два года музей переместили на Покровскую улицу в дом Гельшерта. И лишь в 1914-15 годы было построено здание для музея. Сегодня в нем располагается Краеведческий и Художественные музеи[33]. В музеи были собраны коллекции церковной утвари, художественных произведений, но нас, прежде всего, интересуют коллекции имеющие отношения к археологии. В начале XX века в музее насчитывалось девять отделов. Основная часть археологических материалов была представлена в трех из них: историко-археологическом, булгарских древностей, который был открыт в 1902 году по инициативе В.Н. Поливанова, и Муранского могильника. В нумизматическом отделе хранились античные и средневековые монеты, обнаруженные в ходе проведения археологических раскопок, а также в составе кладов. Археологическая коллекция создавалась после открытия музея за счет приобретений и пожертвований. Владимир Николаевич подарил музею образцы глиняной посуды и каменные орудия труда, фотографии муранских древностей. Губернатор В.Н. Акинфов передал палеонтологические находки, от Императорской археологической комиссии поступили три картона с предметами раскопок из с. Кайбелы, от французского археолога де Бай – 17 книг по археологии.[34] 1 августам 1905 года к юбилею выпущен «Каталог музея СГУАК», где содержался материал о коллекциях музея. В 1907 году, по личному ходательству В.Н. Поливанова, Императорская архивная комиссия пожертвовала музею коллекцию древностей из раскопок близ Херсонеса Таврического. В музей поступило около 120 древностей греческой, римской и византийской культур, обнаруженных при раскопках городища и некрополя Херсонеса, проводившихся под руководством известного археолога К.К. Костюшко-Валюжинича. Среди них: глиняные сосуды, браслеты, бусы, металлические перстни, пряжки, иглы, и т.д.[35] Сам Поливанов говорит о значении Музея: « С первых дней открытия , считаю это учреждение одно из наиболее действенных мер к скорейшему ознакомлению общества с результатами своей деятельности»[36]. Музей знакомил с деятельностью Симбирской ученой архивной комиссией.

Для археологии открытие этого музея имело большое значение, так как это позволило остановить вывоз случайных находок, кладов монет и других археологических ценностей из губернии. А также его учреждение позволило вернуть ряд коллекций. Ведь многие уникальные вещи уходили из губернии в Императорскую Археологическую Комиссию, а главным аргументов в этом было отсутствие места их хранения и экспонирования. «Императорская Археологическая комиссия покорнейше просить Ваше Превосходительство уведомить её. Не встречаете – ли Вы препятствий к направлению некоторых вещей из раскопок, произведенных Вами в 1901 году в Муранском могильнике, в Императорский Российский Исторический музей. Остальные же предметы комиссия предлагает доставить в Музей СГУАК.

19 октября 1901»[37]

«В Императорскую Археологическую комиссию. СГУАК имеет честь уведомить, что о присланном кладе из серебряных русских копеечных монет в числе- двухсот девяносто девяти, найденного близ с. Коржеевки, было доложено на 2 заседании. Имею честь выразить благодарность Императорской Археологической комиссии»[38].

«Заслушано от 31 января 1907 уведомление о возвращении обратно в нашу комиссию кладов серебряных копеек 17 века, найденного близ города Ардатово и доставленного в Императорскую археологическую комиссию»[39]. Археологическая комиссия ведет целенаправленные поиски новых памятников. Каждый год намечается направления археологических разведок. Поливанов вместе с членами СГУАК совершают поездки в Коржевку, Сабанчеево, Кременки, Старую Майну, Старо- Тимошкино, Архангельское, Пальцино, Сосновку, Гулькино, Хрящевку, Болгары. Во время этих экспедиций проводятся детальные разведки и обследование археологических памятников, нередко с применением раскопок.[40] Остановимся лишь на моментах, которые наиболее ярко отражены в отчетах о деятельности СГУАК и личной переписке. 1896 г. Археологическая экспедиция В.Н. Поливанова в С. кайбелу Самарской губернии, для обследования стоки каменного века, и в с. Сабанчеево алатырского уезда Симбирской губернии, где были произведены раскопки мордовского могильника 17-18 вв. В этом же году по поручению председателя, П.Ф. Филатов обследовал д. Палицыно Самарской губернии, памятник упоминался еще в «Сведениях 1873 г. о городищах и курганах Самарской губернии».

1897 г. В.Н. Поливанов, В.Э. Красовский, П.Л. Мартынов совершают поездку в город курмыш Симбирской губернии. Итогом стала работа «Курмышская старина. Путевые заметки по археологии и истории Симбирского Присурья»[41].В. Э. Красовский выпускает книгу «Путевые заметки по археологии и истории Алатырского края». 3 июня 1898 г. В.Н. Поливанов сообщает в Самарский Удельный Округ, что он лично руководил этого года в течение 3 дней – 28 мая и далее просит, чтобы раскопки продолжил член СУАК Степана Степановича Краснодубровского, инспектора народных училищ по Сызранскому уезду. Разрешение на руководство археологическими исследованиями Краснодубровского было получено 22 июня[42].

В 1901 году Петр Александрович совместно с В.Н. Поливановым совершает поездку в С. Криуши Симбирского уезда Симбирской губернии для осмотра древнего города Арбугима. «Признаки городища. Оно имеет форму треугольника, образованного 2 крутыми откосами мыса и 2 валами со рвом с южной стороны. Площадь не более …..

В полуразрушенных валах были найдены куски сгнившего дерева и угли, свидетельствующие о существовании здесь деревянного городища. 1 –го августа хранитель музея, осматривал место возле села Хрящевки, самарской губернии, на левом берегу Волги, где еще так давно встречались кости ископаемых животных. Место это носит название Атрубы. Представляется загадкой, то обстоятельство, что кости здесь встречаются на одном и том же пространстве самых разнообразных пород. К сожалению, это палеонтологическое богатство бесследно исчезает, так как кости сбываются крестьянами в с. Новодевечье, где существует обширная торговля костями на удобрение»[43]По преданию город был основан татарским князем, выходцем из Золотой Орды, и разорен Тамерланом. Еще Капитон Иванович Невоструев упоминал о данном археологическом памятнике. Итогом данной экспедиции стало открытие древнего городища.

В этом же году он осматривает место возле села Хрящевки Самарской губернии, богатое палеонтологическими находками, и с. Кайбелу Симбирской губернии, для дальнейшего исследования там стоянки каменного века. Он пополняет коллекцию музея болгарской стариной, и в 1902 году создает в музее отдел булгарских древностей.

1902. г. От Императорской археологической Комиссии поступило прошение об исследовании памятников в Саратовской губернии. «..произвести раскопки археологические исследования весьма интересных древних курганов находящихся в имении г. Суровцовой при с. Трубецкое Саратовской губернии, Балашевского уезда.

Не имея по близости своего агента «зная, то постоянное внимание с коим Вы относитесь к приволжской археологии. 12 мая 1902г.»[44].

Но в связи стем, что в этом году продолжались раскопки на Муранском могильнике, Владимир Николаевич командировал туда П.А. Александрова, который провел детальное обследование памятника. В своем отчете Петр Александрович пишет: «1. в 3-х верстах от села Трубецкое есть 2 круглых кургана в 10 сажен друг от друга.

1- высотой 2 аршина, диаметр у основания 6 сажень 2- высотой 1,5 аршина, диаметр у основания 5 сажен.

До сих пор никто не раскапывал, почва давно распахивается. 2. В 3-х верстах от села Трубецкого-курган высотой 1,5 саже, диаметр у основания 12 сажен. Круглый формы, почва чернозем. 2 года назад провалилась лошадь, крестьяне стали рыть и выкопали браслет из сплава. Дальнейшие раскопки запрещены полицией. У местных жителей не сохранилось никаких преданий о курганах. Существуют другие, которые не осматривал, но о них рассказывали местные жители»[45].

Сам Владимир Николаевич после сезона раскопок на Муранском могильнике 1902 г. просит: «На отношении Ваше от 30 августа сего года имею честь уведомить, что в в виду особенного интереса, который представляет Муранский могильник, желательно было бы не заканчивать его раскопки, а довести их до конца, почему просил бы у Вас исходатайствовать оставления кредита на будущий год. Полагаю, что этим было окончательно обследована вся местность, занимаемая могильником и городищем»[46]

В 1907 году П.А. Александров совершил поезду в Египет, за счет газеты «Симбирянин». В этом же году он привез купленные древности из Египта для музея СГУАК.

27 июля 1907 года В.Н. Поливанов, барон де- Бай, П.А. Александров совершили археологическую поездку в с. Болгары Казанской губернии, с целью поиска могильника. Воспоминания об этом путешествии П.А. Александров отразил в своем очерке[47]. «Нынешним летом мне представился случай вторично принять участие в экскурсии к знакомым болгарским развалинам на Волге. На этот раз была предпринята французским археологом бароном Иосифом Августовичем де- Бай и русским археологом В.Н. Поливановым»[48].

1912 году П.А. Александров открыл около села Кременки Симбирского уезда Симбирской губернии могильник. 1914 году Владимир Николаевич проводит раскопки Майнского могильника. Нельзя обойти стороной продолжение участия В.Н. в археологических съездах после открытия комиссии. В 1899 г. он участвует на 11 съезде в Киеве (это было его 6 участие в археологических съездах), на котором остро стоял вопрос об архивном деле. Так как этот вопрос был актуален, то он сразу поделился с членами СГУАК итогами его работы. В 1909 он посещает французский национальный музей в Сен-Жермен и принимает участие в археологическом съезде проходящем в Лувре. На 15 археологический съезд Владимир Николаевич едет ни один. Он берет с собой купца, члена СГУАК Н.П. Пастухова. А вот от участие в 16 археологическом съезде он оказывается. Факт отказа не ясен, то ли состояния дел не позволяло, то ли здоровье. Именно с личностью Поливанова В.Н. был связан расцвет археологического направления Архивной комиссии. В 1915 г. не стало Владимира Николаевича. Это и стало одной из главных причин охлаждения в археологических исследованиям членов СГУАК. Конечно повлияло на это и сложная политическая ситуация в стране. 1 июня 1918 года Совет Народных комиссаров принял декрет «О реорганизации и централизации архивного дела», на основании которого был создан единый фонд страны и образовано Главное Управление архивным делом и его учреждения на местах. После этого большинство архивных комиссий прекратило свое существование, но Симбирская комиссия просуществовала еще 3 года. Но отсутствие средств заставило постепенно сворачивать свою деятельность. Последний протокол заседания комиссии обнаруженный в Государственном архиве Ульяновской области относится к 27 июню 1920 года.[49]

Примечания

[1] П.П. Неболюбов. Капитон Иванович Невоструев. Биографический очерк. / Сборник в память десятилетия Симбирской губернской ученой архивной комиссии за 1895-1905гг. Симбирск, 1906г., стр. 75.

[2] Словарь Брокгауза и Эфрона….. С.244-252

[3] «Журнал первого заседания Симбирской Губернской Ученой Архивной Комиссии 30 июля 1895 года». Симбирск, 1895, стр. 3-4

[4] Путевые заметки о курганах Симбирской губернии / Казанский биржевой листок, 1874.

[5] В. Н. Поливанов. О Майнском городище в Спасском уезде Казанской губернии на реках Майна и Утка// Труды IV археологического съезда. Т.1. Казань, 1891. С. 110-113

[6] В 1858 г. П.В. Алабин раскопал древний могильник возле с. Ананьино в Елабужском уезде Казанской губернии. Его открытие положило начало изучению так называемой ананьинской культуры. На самом съезде он не присутствовал (участвовал в Русско-Турецкой войне).

[7] Шпилевский С.М. (1833-1907) на съезде читал доклад «Город Булгар». В 1877 г. он выпустит монографию «Древние города и другие Булгарско – татарские памятники в Казанской губернии». Его археологические изыскания были удостоены золотых медалей МАО и Академии наук.

[8] Поливанов В.Н. Следы курганной старины в Симбирской губернии// Труды VII археологического съезда 1887 год. Т.1. Москва, С. 35-38.

[9] Труды VII археологического в Ярославле, 1887 год. Т.1. Москва, С.39

[10] Поливанов впервые публикует свой очерк в Известиях Казанского общества Археологии, Истории и Этнографии, за 1893 год. В 1895 году В.Н. Поливанов завершает работу над итоговым трудом под названием «Муранский могильник». Она вышла в печать в 1896 году. Всего В.Н. Поливанов провел семь полевых сезонов: 1890, 1891, 1895, 1898, 1899, 1900, 1902.

[11] ГАСО Ф. 43. Оп.14. Д.847.

[12] Там. же Л. 23.

[13] ГАУО Ф. 664 Опись. 1 Д.1

[14] ГАУО Ф. 664 Опись 1 Д.4

[15] Дневник А.П. Родионова № 6.С. Вешкайма.«с 19 января 1892- 14 октября 1892»с. 351. 2 августа 1892 г.

[16] Дневник А.П. Родионова № 6.С. Вешкайма.«с 19 января 1892- 14 октября 1892»с. 351. 2 августа 1892 г С. 392. 17 августа 1892 г.

[17] ГАУО Ф. 732 Оп.2 Д. 505 . перепечатана в № 15, 16 Симбирских Губернских ведомостях за 1894.

[18] ГАУО Ф. 732. Оп.2. Д. 505 Л.3

[19] Там же

[20] ГАУО Ф.664 .Опись. 1 Д.13.Л. 8

[21] ГАУО Ф. 732 Оп.1 Д. 79 Л.22

[22] ГАУО Ф. 732 Оп. 1 Д. 79. Л. 23.

[23] ГАУО Ф. 732 Оп. 1 Д. 79. Л. 25.

[24] Мартынов П.Л. Остатки старины в Симбирском уезде. Симбирск, 1896.

[25] Статистические комитеты – местные органы Центрального статистического комитета при МВД. Их основной обязанностью был ежегодный сбор данных о численности и составе населения, сельхоз промысел, промышленности и пр.по положению 1860 г., в их функции входили так называемые «неслужебные занятия» - учет архитектурных и археологических памятников. Собирание письменных исторических источников, образцов материальной культуры населения, фольклора.

[26] Журнал 4 заседания СГУАК, 15 декабря 1895 года. Симбирск. Губернская типография, 1896г.

[27] ГАУО Ф. 48 Оп.1. Д.46

[28] ГАУО Ф. 732 Оп.1 Д.1

[29] ГАУО Ф. 732 Оп.1. Д.10.

[30] Отчет о деятельности СГУАК за 1896 г. Стр.4.Симбирск, 1897.

[31] Отчет о деятельности СГУАК за 1897 С.8 Симбирск, 1898.

[32] ГАУО Ф. 732. Оп.2 Д. 505 Л.4

[33] Подробнее. М.М. Савич. Симбирская ученая Архивная комиссия. С.144-147. /Симбирский вестник. Ульяновск, 1993.

[34] « Журнал 2-го заседания Симбирской Ученой Архивной Комиссии 1 августа 1895 года». Симбирск, 1895, Стр. 10-12

[35] Отчет о деятельности Симбирской губернской ученой архивной комиссии за 1907 год. Симбирск. Губернская типография, 1908 г. – с. 3-4.

[36] ГАУО Ф.664 Оп.1Д.8, Л.5

[37] ГАУО Ф. 732. Оп.1. Д.20. Л.37.

[38] ГАУО Ф. 732 Оп.1. Д.79. Л.26.

[39] Отчет о деятельности СГУАК за 1907 С.30. Симбирск, 1908.

[40] А. В. Вискалин. Первый профессиональный археолог Симбирского края/ Усадебная культура Поволжья конца XVIII – начала XX века// материалы Поливановских чтений 24-25 апреля 2002 г. Ульяновск, 2003.

[41] В.Н. Поливанов. Курмышская старина. Путевые заметки по археологии и истории Симбирского Присурья. Симбирск,

[42] ГАСО Ф. 43. Оп.14. Д.847.

[43] Отчет о деятельности СГУАК за 1901 год. Стр.5. Симбирск, 1902.

[44] ГАУО Ф. 732 Оп.1 Д.19. Л.24.

[45] Там. же Л. 30.

[46] ГАСО Ф. 43. Оп.14. Д.847. Л.106.

[47] ГАУО В. 832. Оп.1. Д.3.

[48] Там. же. Л.1.

[49] ГАУО Ф. Р968. Опись 1, Д.1. ЛЛ. 80-81

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top