Тетерин В.И.

В конце декабря 1918 г. завершилась Пермская операция, которая привела к занятию города Перми частями Сибирской армии. Большая часть Губернии к этому моменту уже была под властью белых. Сразу же встал вопрос о возмещении потерь и о пополнении частей Сибирской армии Колчака на территории Прикамья. Было два способа комплектования частей – набор добровольцев и принудительная мобилизация.

Еще во время боев за Пермь в частях 1-ого Средне-Сибирского корпуса появились первые добровольцы – офицеры, учащаяся молодёжь и горожане. Бывали случаи, когда красноармейцы арестовывали своих комиссаров и сдавались в плен.[1] Ещё 23 декабря на сторону противника перешёл последний резерв красных – полк под командованием бывшего полковника Бармина, брошенный на прикрытие прорыва в районе станции Сылва, а 24 декабря поднял восстание 10-ый кавалерийский полк, расположенный в селе Ильинское. По свидетельствам очевидцев, все насильно мобилизованные красноармейцы с радостью сдавались в плен, многие кричали «ура», а другие тут же предлагали свои услуги, просили винтовку, что бы идти против красных.[2]

С первых дней 1919 г. начинается кампания по привлечению добровольцев в ряды Сибирской армии. В местной прессе регулярно публикуются объявления о наборе солдат, либо специалистов.[3] Первые добровольцы поступали на службу на тех же условиях, что и мобилизованные. Однако эти объявления не дали ожидаемого результата, поэтому начинается более активная и целенаправленная работа по привлечению добровольцев. Вместо кратких объявлений появляются воззвания, в которых власти взывали к патриотическим чувствам населения. Их подписывал полковник Николаев, назначенный комендантом г. Перми,[4] и даже генерал-лейтенант Пепеляев, что, безусловно, увеличивало их авторитет в глазах населения. Эти воззвания были направлены как ко всему населению,[5] так и к конкретным людям (солдаты возрастов от 1898 до 1908 гг.).[6] Такие эмоциональные воззвания нередко достигали своей цели. Поток добровольцев увеличивается. В основном это были бывшие офицеры и учащаяся молодёжь. Но, так как добровольцев противоборствующие стороны часто расстреливали, то такое отношение побуждало солдат требовать документы о том, что они призваны насильно по мобилизации.[7]

Кроме объявлений и воззваний, в газетах помещались статьи, посвященные теме добровольческого движения, его роли и значению в борьбе с большевистским режимом. Определенную роль в деле формировании добровольческих частей имело распространение среди населения многочисленных листовок.

Воззвания публиковались как от имени военных властей и предназначались всему населению, так и от отдельных общественных организаций и землячеств. Примером может служить воззвание Комитета по организации стрелковых полков Латвии.[8]

Большинство добровольцев пополняли уже существующие части,[9] возмещая тем самым понесенные в ходе боёв потери. Также распространенным явлением было формирование частей из местных добровольцев. Так в Перми начинает формироваться 1-ый Пермский офицерский полк, который был затем переформирован в 1-ую Пермскую стрелковую дивизию. В газетах регулярно публикуются призывы вступать в ряды создаваемого сначала полка, а затем и дивизии.

В целом, работа властей по призыву добровольцев смогла увеличить поток добровольцев, но не могла решить в полной мере проблему восстановления численности войск и формирования новых частей для проведения дальнейших операций. Поэтому военные власти вынуждены были прибегнуть к мобилизации. За время нахождения Прикамья под властью Колчака было проведено несколько мобилизаций. Они носили систематический характер, проводились, как правило, в первых числах месяца и касались разных возрастных групп: бывших солдат, срока службы 1907-1914 гг., новобранцев, родившихся в 1900 г. Все врачи, как мужчины, так и женщины, до 50-летнего возраста объявлялись военнообязанными и подлежали мобилизации. [10]

Была создана комиссия по переосвидетельствованию офицеров, признанных негодными к службе советской властью. Согласно рапорту председателя комиссии от 21 января 1919 г., 34 офицера прошли переосвидетельствование и были призваны на службу в ряды Сибирской армии.[11] Так были заложены основы для создания 1-ого Пермского офицерского полка.

С начала января 1919 г. проводятся первые мобилизации. Из мобилизованных создавались так называемые «партизанские отряды», которые использовались для пополнения действующей армии.

Первая мобилизация в Перми была объявлена 8 января 1919 г. приказом №13 по гарнизону г. Перми.[12]

23 января 1919 г. генерал-лейтенант Пепеляев дополнительно издает приказ по 1-му Средне-Сибирскому корпусу, в котором содержится требование ко всем бывшим солдатам срока службы 1908 и 1909 г. явится в свои волостные и уездные правления к 30 января 1919 г. Из них предполагалось сформировать партизанские отряды при полках 1-ого Средне-Сибирского корпуса.[13]

В начале февраля 1919 г. Верховный Правитель и Верховный Главнокомандующий Колчак издает приказ, в котором командующим отдельных армий предоставлялось право проводить мобилизацию населения на подведомственном им театре военных действий.[14] Тогда же была проведена первая крупная мобилизация в Прикамье.[15]

В марте 1919 г. была проведена наиболее масштабная и полная мобилизация населения на территории Прикамья за все время нахождения ее под властью белых. Во исполнение приказов командира 1-ого Средне-Сибирского корпуса от 28 февраля и от 3 марта 1919 г. всем молодым людям мужского пола, родившимся в 1900 г., было приказано явиться для мобилизации на сборный пункт Управления Пермского Уездного Воинского Начальника.[16]

В апреле-мае 1919 г. стало всё отчётливее проявляться недовольство властью Верховного правителя. В условиях проведения весенних полевых работ усиливается негативное отношение к мобилизационным мероприятиям, особенно в земледельческих районах губернии – Оханском и Осинском уездах.[17]

Серия неудачных военных операций Сибирской армии в июне 1919 г. сопровождалась ростом дезертирства из её рядов, слухами об угрожающем положении на фронте. Эти слухи опровергались правительством во всевозможных листовках. Все дезертиры и распространители подобных слухов без всякого снисхождения предавались к военно-полевому суду, как «явные пособники врагов Родины».[18]

Результатом добровольческого движения и мобилизаций, стало создание новых частей. Из признанных годными к службе офицеров, юнкеров, кадетов и добровольцев был сформирован 1-й Пермский офицерский стрелковый полк. Командиром полка был назначен полковник Бармин, который был кадровым офицером Русской армии, участником Первой мировой войны, кавалером ордена Св. Георгия IV степени. Численность 1-ого Пермского офицерского полка была невелика: около 360 человек.[19]

Начав в конце января подготовку к весеннему наступлению, командование Сибирской армии решило увеличить численность своих войск. Для этого был объявлен новый призыв, а на основе 1-ого Пермского офицерского стрелкового полка было решено создать Пермскую стрелковую дивизию.

25 января 1919 г. генерал-лейтенант Пепеляев издает приказ о формировании 1-ой Пермской стрелковой дивизии, которая должна была войти в состав корпуса третьей дивизией. Дивизия формировалась из четырёх стрелковых полков: 1-го Пермского, 2-го Чердынского, 3-го Добрянского и 4-го Соликамского. Полки формировались согласно штатам Сибирских стрелковых полков.[20]

Для укомплектования дивизии днем ранее Пепеляев издает приказ о мобилизации бывших солдат призывов 1915, 1916, 1917 и 1918 гг.[21]

На укомплектование дивизии поступали все офицеры, мобилизованные в Перми, все новобранцы 1919 и 1920 гг. и бывшие солдаты 1917 и 1918 гг.

Временным командиром был назначен командир бригады 2-ой Сибирской дивизии генерал-майор Шаров. Он окончил Казанское пехотное юнкерское училище. Участник русско-японской и 1-й мировой войн.[22]

Шарову было приказано приступить к немедленному формированию дивизии. Закончиться оно должно было не позднее чем через две недели. Кроме того, предписывалось инспектору артиллерии приступить к формированию 1-ого Пермского артиллерийского дивизиона из 2-х легких батарей 4-х орудийного состава, а корпусному инженеру – к формированию 1-ой Пермской инженерной роты.

В феврале 1919 г. солдаты и офицеры 1-й Пермской стрелковой дивизии были приведены к присяге на верность Государству Российскому. Так была сформирована Пермская дивизия. На фронт она выступила 25 февраля, и уже через несколько дней получила боевое крещение в бою у деревни Сукманы Нытвенского района Пермского края. С конца февраля и по начало июля находилась в боях вдоль линии железной дороги Пермь – Вятка и Пермь – Кунгур.

Летом 1919 г. Началось тяжёлое отступление Белой армии. Пермская стрелковая дивизия отходила с тяжёлыми оборонительными боями по железнодорожной ветке Глазов – Пермь. В конце июня дивизия находилась в районе Оханска. 30 июня у деревни Косотуриха (в 28 км юго-западнее Перми) без боя сдались 30-й Советской дивизии 3-й Добрянский и 4-й Соликамский полки: тысяча солдат с командиром полка, шестью офицерами при семи пулемётах.[23] В июле части Сибирской армии были разбиты в горнозаводском районе и постепенно отошли эшелонами в Тюмень на переформирование. В Тюмени остатки 1-й Пермской стрелковой дивизии были расформированы.[24]

Весной 1919 г. была возобновлена деятельность Пермской Школы Прапорщиков (Школа подготовки прапорщиков Сибирской армии). Начальником был назначен полковник Дыбов. В ней собрался прекрасный личный состав, как преподавательский, так и юнкерский. Школа приняла участие в боях при отходе от Перми на восток до Сибирского Ледяного Похода включительно.[25]

Таким образом, проведение агитационной кампании и массовых мобилизаций в Пермском Крае позволило восполнить потери, возобновить деятельность Пермской Школы прапорщиков, создать 1-ую Пермскую стрелковую дивизию. Но боеспособность новой части оказалась довольно низкой. С одной стороны, добровольцы в рядах дивизии сражались очень упорно, а затем прошли весь путь отступления Белой Армии, вплоть до эмиграции. Но с другой стороны, распространенным явлением было дезертирство. Уже в июле дивизия была разбита, а 2 полка без боя сдались противнику. Основной причиной этого было нежеланием большей части солдат, принудительно мобилизованных, воевать. Население в целом уже устало от продолжительных войн.

Список источников и литературы

а) Сборники документов

  1. Гражданская война в Прикамье (май 1918 – январь 1920 гг.). Сб. документов. Пермь. 2008.

б) Архивные материалы

  1. ГАПК, Ф.р656 «Коллекция документов гражданской войны и интервенции на Урале», Оп. 1, Д. 3, 5, 6, 9, 13.
  2. ГАПК, Ф.р746 «Управляющий Пермской губернией Министерства внутренних дел Временного Всероссийского правительства», Оп. 1, Д. 26.
  3. ГАПК, Ф.р618 «Пермское уездное управление милиции», Оп. 1, Д. 5.
  4. ГАПК, Ф.р576 «Орловская волостная земская управа», Оп. 1, Д. 1.
  5. ПОКМ– 17749/14. – Фонд Пермского Краевого Музея.

в) Периодика

  1. Освобождение России. Пермь, 1919 г., январь-июнь.
  2. Пермская Земская Неделя. Пермь, 1919 г., январь-июнь.
  3. Свободная Пермь. Пермь, 1919 г., январь-май.
  4. Сибирские стрелки. Пермь, 1919 г., январь-июнь.

г) Воспоминания

  1. Гайда Р. Мои воспоминания. Прага, 1923.

д) Литература

  1. Васьковский О.А. «Историография истории Урала периода Октябрьской революции и гражданской войны (1917-1920)». Свердловск, 1984.
  2. Волков С.В. Трагедия русского офицерства. М., 1993.
  3. Волков С.В. Энциклопедия Гражданской войны. Белое движение. СПб., 2003.
  4. Какурин Н.Е. Как сражалась революция, т. 1-2, М., 1925-26.
  5. Капцугович И.С. Прикамье в огне гражданской войны. Пермь, 1969.
  6. Лобанов Д. А. Пермская стрелковая дивизия армии адмирала Колчака. 1918-1920 гг. // Ретроспектива. 2008. №5 С. 67-70.
  7. Ожиганов А.Л. «Отечественная историография колчаковского режима (ноябрь 1918 – январь 1920 гг.)». Екатеринбург, 2003.
  8. Паздников Н.Ф. Борьба за Пермь. Пермь, 1988.
  9. Филимонов Б.Б. Белая армия адмирала Колчака. М., 1997.

Примечания

[1] Гражданская война в Прикамье. Пермь. 2008. С. 234.

[2] Освобождение России. 1919. 8, 11 февраля.

[3] Освобождение России, январь-июнь 1919.; Сибирские Стрелки, январь-июнь 1919.; Свободная Пермь, январь-июнь 1919.; Пермская Земская Неделя, февраль-июнь 1919.

[4] ГАПК. Ф.р. 746. Оп. 2 Д. 8. л. 3-4.

[5] ГАПК Ф.р. 656. Оп. 1. Д. 5. Л.39-54.

[6] ГАПК Ф.р. 656. Оп. 1. Д. 13. Л. 2.

[7] ГАПК Ф.р. 576. Оп. 1. Д. 1. Л. 24.

[8] Освобождение России. 1919. 2 февраля.

[9] Гайда Р. Мои воспоминания. Прага. 1923. С. 142.

[10] ГАПК Ф.р. 656. Оп. 1. Д. 5. Л. 39-54.

[11] ГАПК Ф.р. 746. Оп. 2. Л. 10.

[12] ГАПК Ф.р. 656 Оп. 1. Д. 9. Л.2.

[13] ГАПК Ф.р. 656 Оп.1. Д.5. Л.39.

[14] ГАПК Ф.р. 656 Оп.1. Д.3. Л.5.

[15] ПОКМ – 17749/14.

[16] ГАПК Ф.р. 746. Оп. 1. Д. 26. Л. 11а, 12.

[17] ГАПК Ф.р. 746. Оп. 2. Д. 47. Л. 15-18 об.

[18] ГАПК Ф.р. 618. Оп. 1. Д. 5. Л. 21, 31, 107.

[19] ГАПК Ф.р. 656. Оп. 1. Д. 9. Л.5.

[20] ГАПК Ф.р. 656. Оп. 1. Д. 5. Л.41.

[21] ГАПК Ф.р. 656. Оп. 1. Д. 5. Л. 40.

[22] Гражданская война в Прикамье. Приложение. Пермь. 2008. С. 22.

[23] Паздников Н.Ф. Борьба за Пермь. Пермь, 1988. С.166.

[24] Лобанов Д.А. Пермская стрелковая дивизия армии адмирала Колчака. 1918-1920 гг. // Ретроспектива. 2008. №5. С.70.

[25] Филимонов Б.Г. Белая армия адмирала Колчака. Москва. 1997. С.73.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top