Богатырев В.С.

С давних времен Россия и Персия осуществляли взаимный торговый обмен, что было определено естественным географическим расположением двух государств. Экономическое взаимодействие России и Персии имело несколько форм выражения: в первую очередь – это торговля между двумя государствами, что определяло партнерские отношения между ними на протяжении нескольких столетий, а затем уже – с последней четверти XIX века – получение различных конецессий от персидского правительства. Во второй половине столетия русские торговцы начинают ощущать сильную конкуренцию со стороны Великобритании, а потому изучение развития русско-персидской торговли этого периода представляет собой значимый интерес, поскольку сильно осложнена была внешним фактором. Естественно, что актуальность темы таким образом, ввиду всего вышеизложенного, выражается в том, что и ныне Персия является важнейшим партнером России в прикаспийском регионе.

К середине XIX века наблюдается упадок в развитии русско-персидской торговли. «Торговые сношения между Персией и государствами, которые вели с ней торговлю «сравнительно были невелики и не имели жизненного значения» к середине XIX столетия».[1] К середине XIX века сложилась следующая ситуация: бакинские и астраханские купцы стали доставлять в Персию в основном третьеразрядные товары и сбывали их по достаточно высоким ценам, не вступая в отношения с крупным купечеством Персии.[2] Они практически не вели в Иране торговли отечественными изделиями, зато скупали иранские товары и вывозили их в Нижний Новгород, оставляя таким образом на севере Ирана русское золото. «К середине 50-х годов XIX века русскими купцами ежегодно оставлялось на юго-восточном побережье до 300 тыс. рублей серебром».[3] К тому же собственно астраханских купцов, занимавшихся внешним торгом было достаточно мало. Так в «Алфавите астраханских купцов всех трех гильдий» записанных на 1855 год числилось 267 купцов, из которых было только 23 купца II гильдии и только 9 купцов I гильдии.[4] Вследствие вышеизложенных фактов еще в начале 40-х годов на обсуждение поднялся вопрос о возрождении Московского торгового дома в Астрабаде. Эта задача была реализована, но, тем не менее, в 50-е года развитие торговых отношений России и Персии пошло в разрез с планами правительства. По существу Московский торговый дом ограничивался ведением торговли только на севере Ирана. Российские консулы в Астрабаде ставили в вину Торговому дому плохое качество товаров, плохой подбор приказчиков, преобладание металлов в экспортной торговле, хотя Торговому дому предписывалось развивать торговлю русскими фабричными изделиями.[5] Таким образом, налицо тот факт, что деятельность торгового дома не соответствовала поставленным перед ним целям и уровню. А поскольку русские купцы не вели торговлю товарами, в которых иранский рынок ощущал естественную потребность и торговля которыми могла бы значительно расширить и укрепить позиции российского купечества в целом, то это в свою очередь привело к достаточно негативному стратегическому следствию. Середина XIX века – это период, когда начинает активно расширяться каспийское торговое судоходство. О сложностях перевоза товаров сухопутным путем через Азербайджан мною уже упоминалось выше. Испытывая растущую потребность в российских товарах и, имея реальную возможность относительно дешевой их транспортировки, а самое главное – свой собственный рынок сбыта, на котором российские купцы не составляли конкуренции, иранские купцы сами стали ездить за товарами непосредственно на российские ярмарки, где из первых рук скупали лучшие товары за сходную цену и постепенно прибрали к своим рукам русско-иранскую торговлю на юго-востоке Каспия.[6] Так в 1852 году из Астрабадского залива было вывезено в Астрахань товаров на сумму 139 731 руб. 25 коп. серебром. Из этой суммы на долю российских негоциантов приходилось 70 640 руб. В том же году в Астрабадский залив и Мешедисер было привезено товаров на сумму 161 132 руб. 30 коп., из которых на долю российских купцов приходилось 82 тыс.руб.[7] И здесь стоит отметить следующее обстоятельство: торговля в Персии, как и в иных мусульманских странах с давних времен считалась почетным занятием, и отношение правительства всегда отличалось необычайной благосклонностью к торгующим, оно не притесняло их и налагало лишь самые легкие подати по сравнению с другими классами.[8] Это безусловно способствовало дальнейшему расширению собственной торговли Персии.

В 1855 году с окончанием определенного Уставом Московского торгового дома десятилетнего срока его учредители пожелали продлить срок его деятельности еще на 10 лет, но, учитывая указанные выше недочеты его деятельности, эта просьба не встретила сочувствия в правительственных кругах и в просьбе было отказано.[9] Новый виток в развитии торговых отношений был связан с началом деятельности Закаспийского торгового товарищества. Характер его деятельности качественно отличался от характера деятельности Московского торгового дома, но, тем не менее, ситуация, сложившаяся в торговле между Россией и Персией менялась в лучшую сторону достаточно медленно и уровень торговых оборотов между двумя государствами существенно начал повышаться лишь с 70-х годов. Между тем утраченные позиции русских промышленников и торговцев немедленно были захвачены британскими конкурентами. Мы уже говорили о подписании в июле 1872 года концессии Рейтера. Безусловно, большой дипломатической победой России можно считать факт ее аннулирования, чего удалось добиться спустя всего год после подписания.

И, тем не менее, на тот момент, когда Россия и могла и желала наладить торговлю с Персией на должном уровне, завоевать прочные позиции на иранском рынке, как раз в этот период эту задачу, в частности, из-за подписания концессии Рейтера, реализовать было достаточно сложно.

Характерной чертой торговли между Россией и Персией во второй половине XIX века было то, что экспорт и импорт товаров часто сосредотачивался в одних и тех же руках.[10] Ввиду этого обстоятельства наиболее целесообразным будет рассматривать и импорт персидских товаров в Россию и экспорт отечественных товаров в Персию как единый процесс. Процесс роста торгового взаимодействия между Россией и Персией, начавшийся в 70 – е годы стал точкой отсчета и другого процесса. Если ввоз персидских товаров и торговля ими не испытывали на себе отрицательного давления внешних факторов, то торговля русскими товарами в Персии, как уже указывалось в первой главе, испытывала на себе сильную конкуренцию со стороны западных государств. Главным конкурентом России на персидских рынках стала Великобритания. Обратимся к продуктам русского экспорта.

Объемы вывозимых из России товаров к концу столетия значительно увеличились. Привоз из России по официальным данным российского таможенного департамента составил «в 1887 году – 7923 тыс. руб., в 1888 году – 8960 тыс. руб., в 1889 году – 8819 тыс. руб., в 1890 г. 10896 тыс. руб., в 1891 году – 9957 тыс. руб., в 1892 году – 9340 тыс. руб., в 1893 году – 11949887 тыс. руб.»[11] В По данным 1892 – 1893 гг. Россия после Индии стояла на втором месте по ввозу товаров в Персию, опережая Великобританию.[12]

По сообщению Мисль-Русема, описавшего в своей работе основные аспекты существования Персии при Наср-Эдин-Шахе и не оставившего своим вниманием такой вопрос, как развитие русско-персидской торговли, основной объем поставляемых из России товаров составляли ситец, миткаль, шерстяные, шелковые изделия и бархат, что в совокупности он охарактеризовал как «красный товар.»[13] Между тем он указывает отнюдь не главные категории товаров, вывозимых из России в Персию. Главными предметами русского экспорта в Персию можно назвать хлопчатобумажные ткани, соль, сахар, чай, нефть и нефтепродукты; наряду с промышленными и сельскохозяйственными товарами вывозились также какао, перец, каучук, швейные машины.[14] Одними из наиболее важных предметов торговли России с Персией были хлопчатобумажные ткани и изделия из них, а также сахар.

Сахар пользовался особой популярностью у населения ввиду массового распространения чаепития. В Гиляне в конце XIX века берет свое начало даже собственное производство сахара.[15] Между тем точно такие же группы товаров поставляла на персидский рынок и Великобритания. Перед русским правительством встала задача создания таких условий, при которых русские товары стали бы занимать преобладающее положение по своему спросу на персидских рынках. Основной объем русского сахара поставлялся через Астраханскую и Бакинскую таможни.[16] Для поощрения его экспорта правительство России установило для своих негоциантов следующие льготы на возврат акциза: возвращался в размере 1 руб. 40 коп. с пуда.[17] Кроме того, вывоз сахара поощрялся выдачей премии в 80 коп. с пуда.[18] Эти меры оказали положительное влияние на укрепление русской торговли в Персии. Так в 1888 году в Энзели было ввезено 471 тыс. пудов сахара, в 1889 г. – 488 тыс. пудов, в 1890 г. – 555 тыс. пудов, а в 1902 г. – 1310 тыс пудов – на 4073274 руб.[19] По ввозу сахара в Персию в конце XIX века Россия заняла ведущие позиции. В 1894 году на персидские рынки было отправлено 29% от общего объема сахара, экспортированного Россией.[20] «Российский консул в Мешхеде писал в 1898 году: «Русский сахар-песок окончательно изжил из Хоросана таковой английский и если случайно попадется одна - две головки сахара, то во всяком случае английского песка ни одного фунта не найдется во всей Северной Персии».[21] Не случайно Гулишамбаровым С.И. в его работе, рассматривающий несколько ранее период указывается, что главными поставщиками сахара в Персию стали Россия и Франция, о роли Великобритании в торговле сахаром на персидских рынках автор ничего не сообщает.[22] Говоря о доминирующих позициях русского сахара в Персии нельзя не отметить, что «жаркая и сырая местность Мезандерана и побережья Каруна вполне пригодны для разведения сахарного тростника, который и произрастал здесь в прежние времена, снабжая население потребным для них сахаром; теперь же культура его почти совершенно заброшена и лишь незначительное количество тростникового сахара добывается в Мезандеране»[23] Тогда закономерно возникает вопрос: почему же в условиях благоприятного климата была заброшена культура, некогда полностью удовлетворявшая потребности населения, почему на смену местному махару пришел русский экспортный, сменивший в свою очередь английский. Ответ на этот вопрос кроется по-видимому все в той же зависимости Персии от иностранного капитала, которая сформировалась во второй половине XIX века. Ведь на самом деле, к чему было англичанам поддерживать местное производство, когда для них острой необходимостью стоял вопрос о поиске все новых и новых рынков сбыта для товаров собственного производства. Впрочем, надо отметить, что в конце XIX столетия по инициативе утвержденного в это время Бельгийского общества была предпринята попытка возродить местное производство сахара, но поскольку иностранцы, согласно персидским законам, не могли приобретать землю, была предпринята попытка приобщения к культуре простого населения, однако не увенчавшаяся успехом.[24]

Устойчивыми были позиции следующих предметов русского экспорта в Персию: строительного леса, пива, лимонада и посуды. Во ввозе этих товаров ведущая роль принадлежала Астрахани, которая также принимала долевое участие с Баку во ввозе соли и железа.[25] В торговле последним сильную конкуренцию России составляла Великобритания.[26] В районы северо-восточной Персии из Астрахани привозили также рыболовные сети, веревочные изделия, писчую, почтовую и папиросную бумагу, седельные принадлежности, шорные изделия, обувь и другие изделия из кожи.[27] Эти товары неизменно высоко котировались на персидском рынке. Нефтяные продукты поставлялись в Персию практически полностью из России.[28] Подобное благоприятное положение не распространялось на прочие предметы русского экспорта. «Торговля хлопчатобумажными тканями испытывала сильную конкуренцию со стороны Великобритании, поскольку, хотя изделия англичан и уступали по качеству самой ткани, прочности красок и яркости русских изделиям, они были гораздо более дешевыми».[29] Между тем в 1894 году на персидские рынки было отправлено 44% от общего объема тканей, вывозимых Россией.[30] Торговля русским хлебом велась достаточно неактивно. В том же 1894 году объем хлеба, вывезенного в Персию составил всего 1% от общего объема, экспортированного Россией хлеба.[31]

Мы видим, что российские товары заняли достаточно прочные позиции на персидском рынке к концу XIX столетия. Если ранее персидские рынки были наводнены английскими товарами, то русские товары постепенно их оттуда вытесняют, но при этом они не в состоянии овладеть рынком полностью или же совсем вытеснить оттуда английскую продукцию.[32] Это замечание касается в первую очередь хлопчатобумажных тканей. По сообщению того же Мисль-Рустема это было связано с тем, что «главной причиной тому сами русские купцы, которые в последнее время хотя и стали понимать вкус персов, но еще не вполне поняли их требования…перс требует, чтобы товар был дешев, а прочен ли он – на это перс мало смотрит»[33] Таким образом, высокое качество русских товаров играло фактически против дальнейшего расширения русского рынка в Персии. И здесь интересно привести замечание профессора Индо-Иранских языков Джэксона Виллианса, охарактеризовавшего дорогу из Казвина в Энзели, как лучшую из тех, что он видел в Персии по той причине, что она была построена русскими.[34] Получается, что качество произведенной русской продукции определяло более высокую цену ее и следовательно меньший спрос на фоне раскупаемой английской продукции, которая часто бывала браком.[35]

Перейдем теперь к рассмотрению персидского экспорта в Россию. По сообщению Мисль-Рустема Персия в Россию ввозит рис и сушеные фрукты.[36] Безусловно это далеко не полный перечень ввозимых вроссию товаров, а автор называет лишь основные категории. Более широкий список прдметов персидского экспорта мы можем найти в работе Е. Белозерского: «Значительное место в персидском импорте в Россию занимали рис, фрукты сухие и свежие, пряности, мед, коровье масло, рыба (белуга, осетр, севрюга, сом), икра, рыбий клей, ковры, шелк-сырец, хлопок, шерсть, табак, шали, бирюза, металлы (в основном свинец)»[37] Отметим, что продукты сельскохозяйственного производства формируют достаточно представительную группу предметов персидского экспорта в Россию. Из перечисленных культур вышеуказанные авторы не называют еще одну экспортную сельскохозяйственную единицу – пшеницу, на которой мы остановимся в дальнейшем. Рассмотрим указанные экспортные единицы.

Изучая проникновение иностранного капитала в Персию, мы определили, что хозяйственная жизнь страны попала под влияние иностранцев, определивших своими запросами направления развития сельскохозяйственного сектора экономики Персии. Растущие потребности торговых партнеров Персии в хлопке как важном сырьевом ресурсе того периода ведут к тому, что он становится важнейшим продуктом иранского земледелия.[38] «Культура хлопка распространена по всей Персии, в особенности же ею занимаются жители Азербайджана, Хорасана, восточного Мазандерана и центральных округов Испагани, Иезда, Кашана и Кума; много хлопка разводится и в Кермане.[39] Заинтересованное во ввозе хлопка русское правительство устанавливает льготную пошлину в размере 40 коп. с пуда, с целью обеспечить себе монополию.[40] Вывоз хлопка происходит по всем границам Персии; в Россию через Закаспийский край он идет из Хорассана, а через Астрахань и Баку из Мазандерана, Астрабада, Казвинского и Гамаданского округа, часть хлопка также идет из Азербайджана через Кавказ.[41]

Как уже было выше упомянуто, рис был одной из важнейших категорий персидского экспорта в Россию. Безусловно, причина тому, что именно эта группа товара стала основной экспортной единицей кроется в самом аграрном характере экономики Персии, в том, что эта сельскохозяйственная культура выращивалась в наиболее густонаселенных районах, где основная масса населения была вынуждена заниматься именно сельским хозяйством, не имея иной возможности обеспечить себе проживание. На начало 90-х годов XIX века вывоз риса в Россию достиг следующих цифр - 1891 году было вывезено 2549000 пудов, а в 1892 году – 2464500 пудов риса.[42] Практически весь вывезенный рис был мазандеранского и астрабадского происхождения.[43]

Пшеница, выращивалась практически повсеместно в Персии, кроме части Мезандерана, где вместо нее выращивался рис, и служила основной пищей населения.[44] Пшеница, выращиваемая в Хорасане и Азербайджане направлялась в Россию; в 1891 году из Аербайджана было вывезено 170000 пудов пшеницы, а в 1892 году – 185000 пудов, а из Хорасана в те же годы – 250 и 426 ты. пудов.[45] Разница в объемах экспорта риса и пшеницы объясняется просто – значительная доля последней просто оставалась на внутреннем рынке, потребляясь внутри страны.[46] Между тем стоит отметить, что, несмотря на значение продуктов сельскохозяйственного производства для экспорта, само сельское хозяйство находилось на очень низком уровне развития: способы обработки были самыми примитивными.[47]

Помимо риса и пшеницы достаточно представительной персидской экспортной единицей были персидские ковры. Персидские ковры получали свое название от провинции, в которой они изготовлялись и среди экспортируемых ковров в России больше других были представлены Хорасанские и Фараганские ковры. Но как ни странно, возникает вопрос о качестве этой категории товаров, и здесь небезынтересно свидетельство того же Мисль-Рустема, сообщающего, что хорошие ковры стоят очень дорого, да и достать их можно разве что, выписав по знакомству, а в Россию везут в основном ковры низкого качества, но продаваемые по традиционно высокой цене.[48] Говоря о низком качестве ковров Мисль-Рустем имеет в виду и прочность ткани и стойкость краски, на основании этих двух критериев качества он выделяет как наиболее предпочтительные Фараганские ковры, но так же сообщает, что стоимость их гораздо большая, чем у ковров Хорасанских.[49]

Традиционной экспортной единицей был шелк, который выращивался во многих провинциях Персии, в том числе в Гиляне, Мазандеране, Азербайджане, Хорасане, но на вывоз он шел только из прикаспийских провинций, а потому объемы экспорта шелка были относительно небольшими. Лучший шелк выращивался в Гиляне, откуда и шел основной объем товара. В 1891 году из Гиляна было вывезено ласу, бур-де-суа и коконов 786 пудов, в 1892 году 1018 пудов, а шелка-сырца в эти же годы было поставлено соответственнно 251 и 136 пудов.[50]

Хлопок также был одной из важнейших экспортных единиц. Е. Белозерский, говоря о торговле хлопком, сообщает о случаях мошенничества, когда в мешки с хлопком добавляли для веса песок, камень брался задаток, поскольку хлопок продавали уже до того момента, чем он был готов.[51]

Фрукты и виноград, будучи одним из главных предметов потребления продуктов плодоводства населения, также активно вывозились в Россию. На вывоз отправлялись апельсины, сливы, абрикосы, персики, гранаты. айва, орехи, миндаль и фисташки.[52] Персидские фрукты и виноград, выращиваемые практически повсеместно, всегда славились и пользовались широким спросом благодаря своим вкусовым качествам. Но, тем не менее, сама культура садоводства находилось в Персии на очень низком уровне, как и земледелие. Пожалуй лишь исключительные климатические условия, способствовавшие высокой урожайности, а главное качеству продуктов садоводства компенсировали недостаток ухода за садами. Е. Белозерский свидетельствует, что в условиях, когда деревья не унавоживаются и даже сухие ветви не обламываются, а деревья растут вплотную одно к другому, «получаются плоды лучше которых трудно себе представить»[53] «Вывоз в Россию по Кавказско-Каспийской границе, через Астрахань (из прикаспийских провинций, Казвинского и Караганского округов и в Закаспийскую область (из Хорассана) составлял в 1892 году: свежих фруктов кроме апельсинов 14065 пудов, апельсинов, лимонов и померанцев 31945 пудов, сухофруктов и изюма 402343 пудов, орехов и косточек персиковых и абрикосовых 38502 пудов, миндаля и фисташек 48325 пудов»[54] Для сравнения приведем данные привоза по русско-персидской границе из Курдистана и Азербайджана составил в том же году: свежих фруктов 10493 пудов, сухих фруктов и изюма 767134 пуда, орехов и фруктовых косточек 8765, а миндаля и фисташек 50982 пуда.[55]

Е. Белозерский не называет одну незначительную единицу экспорта в Россию, которую следует упомянуть – это тростниковый сахар из Мезандерана. Объемы экспорта были малыми: в 1891 году в Россию было вывезено всего 2165 пудов сахара, а в 1892 году – и того меньше – 948 пудов.[56]

Рост капиталистических отношений, а также укрепление позиций отечественных товаров на персидском рынке привело к значительному увеличению объемов экспортируемых и импортируемых товаров. За период с 1886 по 1890 год средний объем экспорта в Персию составил 8546 тыс. кредитных рублей, а общий объем импортируемых товаров составил 10626 тыс. кредитных рублей; в 1891 году в Персию было вывезено товаров на сумму в 9957 тыс. кредитных рублей, а ввезено из Персии – на сумму 9919 тыс. кредитных рублей; в 1892 году это соотношение вывоза и ввоза из России составило 9340/ 11273 тыс. кредитных рублей; в 1893 году – 11950/ 13944 тыс. кредитных рублей; в 1894 году – 12224/ 11272 тыс. кредитных рублей.[57] Налицо не только колебания роста экспорта к импорту, но и рост общего объема экспортируемых и импортируемых товаров.

К 1894 году наблюдается наивысшая точка в развитии русско-персидских торговых отношений, если в качестве критерия роста рассматривать увеличение импорта и экспорта товаров. Если сравнить объемы вывозимых из Персии в Россию товаров и товаров, вывозимых в другие государства, то налицо тот факт, что именно России принадлежала роль государства, с наибольшей степенью потребляющего продукцию иранского производства. За три предшествующих года мы имеем следующие данные, год от года неуклонно возрастающие. За 1891 год из Персии в Россию было вывезено 420000 пудов хлеба, в другие государства – 806000 пудов; в 1892 году в Россию было вывезено 611000 пудов хлеба, между тем, как в другие государства всего 107000 пудов; еще более впечатляющие данные за 1893 год, когда в Россию было вывезено всего 555170 пудов хлеба, а в прочие государства всего 30000 пудов хлеба.[58] Рис был практически единственной крупной категорией товара, вывозимой исключительно в Россию. За 1891 год было вывезено из Персии 2549000 пудов риса, в 1892 году – 2464500 пудов, а в 1893 году – 2562432 пуда риса.[59] В те же годы хлопка в Россию из Персии было вывезено соответственно 497473, 680190 и 737342 пуда, между тем, как в другие страны, всего 175000, 133000 и 115800 пудов.[60] Из крупных категорий товаров, вывозимых из Персии только табак и опиум ввозился практически исключительно в другие государства, о чем свидетельствуют следующие данные: в 1891 году табака в Россию было вывезено 4562 пуда, а в другие государства 166500 пудов, за 1892 и 1893 года данные в пропорциональном отношении сильно не рознятся: за первый год в Россию было вывезено 1875 пудов табака, а в другие государства – 154000 пудов; за второй год в Россию было вывезено 3740 пудов товара, между тем, как в другие страны – 151000 пудов.[61] Еще более скромные сравнительные данные мы имеем по вывозу из Персии опиума. В 1891 году в Россию было вывезено всего 250 тонн товара, в следующий 1892 год вывоз увеличился на 50 тонн, но уже в 1893 году сократился до 70 тонн, между тем, как в другие государства в эти годы было вывезено соответственно 30500, 29000 и 19620 тонн опиума.[62]

Но, несмотря на это России принадлежала ведущая роль в вывозе из Персии фруктов, миндаля и овощей. Так в 1891 году из Персии было вывезено в Россию фруктов, овощей и миндаля на сумму в 1260000 рублей, в 1892 году на сумму в 1533000 рублей, а в 1893 году – на сумму в 2034767 рублей, между тем как в другие страны за эти году было вывезено всего товаров соответственно на 597000, 917000 и 835200 рублей. Поскольку шелк и шелковые изделия был одной из наиболее объемных и важных категорий персидского экспорта, то достичь абсолютной доминации, ввиду полного насыщения потребностей российского рынка ввезенными объемами товара, не удалось. Но, так или иначе именно Россия ввозила большую часть персидского шелка по сравнению с любым другим государством. Так в 1891, 1892 и 1893 годах в Россию из Персии было вывезено соответственно шелка и шелковых изделий на суммы в 1250000 р., 900000 р. и 1298000 р., между тем, как в другие страны за эти же годы было вывезено шелка и шелковых изделий на суммы в 1874000р., 2065000 р. и 2945600 р.[63]

Если рассматривать вывоз и ввоз товаров в Персию не по категориям, а в общем объеме, то также налицо значительное увеличение товарного движения в рамках русско-персидской торговли. Стоит отметить, что зафиксированной в 1830 году планки вывезенных в Персию товаров на сумму в 13.277.484 рубля ассигнациями не удалось достигнуть и в 1893 году, когда в Персию было вывезено товаров на сумму в 11.949.887 рублей, но не ассигнациями, а серебром, хотя в последующие годы после постановки этого рекорда объемы вывоза неуклонно снижались, достигнув в 1846 году нижней отметки – 530.777 рублей серебром.[64] И за период с 1840 года по 1857 год включительно объем вывозимого за год в Персию товара ни разу не перевалил за цифру в один миллион рублей, между тем, как за период с 1858 по 1876 год включительно сумма вывозимых за год товаров ни разу не опустилась ниже миллионной отметки, оставаясь в крайних пределах объемов товара от 1.098.017 за 1860 год до 1.873.530 в 1875 году.[65] Существенная активизация русско-персидской торговли, начало которой приходится на конец 70-х – начало 80-х годов XIX века подтверждается значительно более крупными цифрами объема вывозимого в Персию товара, нежели в предшествующий период. Так за период с 1877 по 1893 год ни разу сумма вывезенных за год товаров не опустилась ниже 2.649.598 рублей серебром – эта минимальная планка была зафиксирована в 1878 году, а максимальный объем был зафиксирован, как уже упоминалось в 1893 году и в 1890 году, когда сумма вывезенных за год товаров достигла цифры в 10.895.880 рублей серебром.[66] Средний объем вывезенных в Персию за 1877 – 1893 года товаров равняется 6.285.887,1 рублей серебром. А всего за период с 1877 по 1893 год в Персию было вывезено товара на сумму в 106.860.080 рублей серебром, между тем, как за период с 1850 по 1876 год включительно эта цифра составила лишь 35.027.878 при среднем ежегодном ввозе товара на сумму в 1.297.328,8 рублей серебром. Вывоз товаров из Персии в Россию за всю вторую половину XIX века по вышерассмотренным причинам шел на равномерное повышение с начала века к середине 90-х годов, но при этом такой резкой разницы в крайних точках минимального и максимального значения вывезенного в Россию товара не наблюдалось. Так минимальный объем вывезенного в Россию товара был зафиксирован в 1852 году, составив сумму в 2.782.847 рублей серебром, но при этом до 1861 года включительно ни за один год не было вывезено товаров в Россию меньше чем на сумму в 3.033.695 рублей серебром, зафиксированной в следующем 1853 году.[67] За период с 1862 по 1871 год минимальный годовой объем вывезенных в Россию товаров составил сумму в 3.941.718 рублей серебром, зафиксированную в 1868 году. За весь последующий период вплоть до 1893 года минимальный годовой объем вывезенного в Россию товара составил сумму в 4.293.908 рублей серебром в 1873 году, а максимальная сумма относится к 1893 году, когда было вывезено в Россию товара на сумму в 15.335.331 рублей серебром.[68] Самым неудачным годом для развития русско-персидской торговли во второй половине XIX века можно считать 1852 год, когда сумма вывезенных в Персию и ввезенных из Персии в Россию товаров составила сумму в 3.680.447 рублей серебром, а самым удачным уже упомянутый 1893 год, когда эта сумма составила цифру в 27.285.218 рублей.[69] Всего за период с 1850 по 1893 год включительно из России в Персию было вывезено товара на сумму в 141.887.958 рублей серебром, а вывезено из Персии в Россию на сумму в 276.461.064 рубля серебром, при том, что примерно треть от общего объема ввезенных в Россию из Персии товаров приходится на период с 1886 по 1893 год, составив цифру в 91.630.793 рубля, что составляет примерно 33,1 % от общего объема.[70]

Рассматривая вопрос о товарном обмене в рамках русско-персидской торговли во второй половине XIX века стоит обратить внимание на общий торговый баланс Персии. Как уже сообщалось ранее, наиболее важными торговыми партнерами Персии, больше других государств заинтересованные в ввозе товаров в Персию были Индия, Англия и Россия, причем особая роль Индии заключалась в том факте, что она занималась и ввозом в Персию иностранных товаров, в том числе и английских, и французских, и австрийских и российских.[71] По этому факту мы имеем следующие данные:» …из Индии за последние шесть лет привезено в Персию товаров: в 1887 – 88 г. на 13,722 т. рупий, в 1888 – 89 г. на 14,328 т. рупий, в 1889 – 90 г. на 17,227 т.рупий, в 1890 – 91 г. на 17,409 т. рупий, в 1891 – 92 г. на 20,134 т. рупий, в 1892 – 93 г. на 18,998 т.рупий, в 1893 -94 г. на 18,371 т. рупий, собственно же индийских товаров ввезено в 1887 -88 г.3,607 т. рупий, в 1888 – 89 г. на 3,037 т. рупий, в 1889 – 90 г. на 4,971 т. рупий, в 1890 – 91 г. на 4,210 т. рупий, в 1891 – 92 г. на 5,948 т. рупий, в 1892 – 93 г. на 5,086 т. рупий, в 1893 – 94 на 6,036 т. рупий, т.е. собственно из Индии привезено менее 30 %, остальное приходилось на товары преимущественно европейское, лишь переправленные в Персию через Бомбей…непосредственный привоз из Англии выражался в следующих цифрах: в 1887 г. – 150 т.ф.ст., в 1888 г. – 194 т.ф.ст., в 1889 г. – 309 т.ф.ст., в 1890 г. -364 т.ф.ст., в 1891 г. – 469 т.ф.ст., в 1892 г. -311 т.ф.ст., в 1893 г. всего 251 т.ф.ст…что же касается привоза из России за это время, то по официальным данным нашего таможенного департамента он за те же года составлял в 1887 г. 7,923 т.р., в 1888 г. 8,960 т.р., в 1889 г. 8,819 т.р., в 1890 г. 10,896 т.р., в 1891 г. 9,957 т.р., в 1892 г. 9,340 т.р., в 1893 г. 11,949,887 р.».[72]

Автор приведенных данных делает на их оснований следующее заявление, с которым невозможно не согласиться: «сопоставляя размеры ввоза России, Англии и Индии за последние два года окажется, что первое место занимает Индия, второе – Россия, а Англия лишь третье… Однако, если принять во внимание, что Индия вывозит по крайней мере на половину английского товара, то окажется, что Великобритания является главным поставщиком товаров в Персии, причем Россия ей уступает лишь немногим….другие европейские страны принимали до сих пор меньшее участие в привозе товаров в Персию. Размеры его можно определить в 1891 г. приблизительно в 330 т.ф.ст., в 1892 г. и 1893 г. около 400 т.ф.ст., кроме привоза через Индию, который не мог составить более 40 т.ф. ст. за эти годы».[73] Рассматривая вывоз и ввоз товаров в торговых отношениях между Россией и Персией, мы определили отставание российского экспорта от вывоза товаров из Персии, а с учетом того, что и Индия, и Франция, и Англия в основном занимались вывозом товара, то становится понятным, что общий торговый баланс Персии во второй половине XIX века носил отрицательный характер. Конечно в определенной мере это покрывалось излишками вывоза над привозом по сухопутной границе с Турцией и Афганистаном, но все же ведущее значение здесь играли другие факторы: капиталы, ввезенные в Персию иностранцами, учредившими здесь свои предприятия, и вывоз монеты из Персии, который бы погашал разницу между ввозом и вывозом товара. Но, если по факту движения капитала, мы имеем достаточно точные сведения, имеем данные о сформированных не территории Персии иностранных предприятий, то о движении монет по персидской границе сообщить что-либо определенное не представляется возможным. Дело в том, что значительные ее объемы уходили из Персии с пилигримами, направлявшимися в Багдад и Мекку, а о большим объемах вывоза монеты можно судить на том основании, что «в Персии с трудом можно найти самое малое количество золотых монет или кредитных рублей, привезенных, благодаря учреждению разных предприятий или благодаря излишку вывоза Персии в Россию над ее привозом из этой страны, между тем в Багдадском вилайете и в Закаспийском крае персидский кран обращается или обращался в значительных количествах и служил ходячей монетой».[74]

Что касается других границ Персии, то «сведения о вывозе монеты из Персии имеются лишь из английских консульских донесений по портам Персидского залива, по коим он равнялся в 1892 году 105 т.ф.ст., и из русских таможенных отчетов по Каспийской и Кавказской границам, по которым за тот же год он составлял 1.695,000 р….какое в этом последнем играло участие вывоза кранов, видно из того, что их вывезено из одного только Энзели на 728 тыс. рублей (кредитных же рублей и империалов всего на97,5 тыс.руб.)…привоз же драгоценных металлов в монетах и слитках составил за тот же год по портам Персидского залива 12 т.ф.ст., по русской границе 3,698 тыс. руб. (преимущественно привезено серебра в слитках – по одному Энзелийскому порту привезено серебра на 918 тыс. руб. – в 1891 г. на 1,819 тыс. руб.; через Мешедесер и Бендер-Гиз имеются данные лишь за 1890 год, когда серебра привезено на 773 тыс. руб.). таким образом привоз драгоценных металлов по рассматриваемых границам был значительно выше вывоза монеты из страны, что может дать понятие о громадности вывоза монеты в Мекку и Кербела».[75]

Вывоз из России, как мы уже определили, уступал привозу, но это ни в коей мере не указывало на какие-то слабости позиций России, этот факт объясняется лишь тем, что те группы товаров, по которым Россия отставала, или вовсе не изготавливались, или изготавливались в малом количестве: «к первой группе можно отнести чай, кофе, пряности, индиго, джутовые изделия, ко второй – шелковые, шерстяные и гладкие хлопчатобумажные ткани. Если из общей суммы иностранного привоза вычесть привоз этих товаров, составляющий в 1893 году по первой категории 425 т.ф.ст., а по второй 586 т.ф.ст.(сюда включен весь привоз шелковых и шерстяных изделий и 1/3 привоза хлопчатобумажных, по некоторым данным приходящаяся на гладкие ткани), то положение иностранной торговли далеко не окажется столь блестящим, и даже вовсе не замечается излишка привоза над вывозом».[76]

Таким образом, мы видим, что на протяжении всей второй половины XIX века неуклонно наблюдается увеличение движения товаров по русско-персидской границе, но при этом, если увеличение объемов ввоза товаров из Персии в Россию происходит достаточно равномерно, что подтверждается приведенными выше данными, то развитие экспорта товаров из России в Персию происходит весьма значительными рывками, что сопряжено с целым рядом обстоятельств, рассмотренных нами в соответствующих параграфах данного диссертационного изучения при рассмотрении таможенной политики России во второй половине XIX века и англо-российской конкуренции в Персии в аналогичный период. При этом все изучаемые вопросы комплексно взаимосвязаны между собой. Как только российские купцы активизировали свою деятельность по восточному направлению – сразу наблюдается увеличение объемов ввозимой в Персию российской продукции, что относится к началу 60-х годов XIX века. Как результат – нарастание напряжения в русско-английских отношениях, что было вызвано также и активной политикой России в Средней Азии в целом, поскольку британские купцы начинают чувствовать сильное давление на персидском рынке со стороны купцов российских. Низкое качество британских товаров, которым ранее не приходилось отличаться особым качеством ввиду фактического отсутствия их аналогов, предлагаемых другими государствами дало существенный плюс к укреплению России на персидском рынке. Концессионная борьба между Россией и Англией, чем характеризуется второй этап экономического противостояния в Персии между этими двумя государствами не привела к значительному усилению ни одной из сторон, между тем, как персидский рынок по важнейшим отраслям продукции практически полностью, как видно из приведенных в данном параграфе данных, был занят российскими товарами. И это наглядно подтверждается тем, что именно на апогеи концессионной борьбы приходятся максимальные объемы вывозимых в Россию из Персии и ввозимых в Персию из России товаров. В итоге экономического взаимодействия между Россией и Персией во второй половине XIX века к концу столетия Россия в непростой борьбе с Великобританией на персидских рынках и промышленном секторе, повернул на путь капиталистического развития и активировав собственное производство, вернула себе утраченное к середине века положение ведущего экономического партнера Персии во внешнеторговых связях.

Примечания

[1] Н.Н.Шавров. Внешняя торговля Персии и участие в ней России. Изд. Журнала «Русский Экспорт». СПб, 1913 г. С.3.

[2] Абдуллаев Ю.Н. Астрабад и русско-иранские отношения (вторая половина XIX – начало XX века). Ташкент, 1975 г., с. 34.

[3] Там же.

[4] ГААО Фонд № 542, опись №1, дело №9.

[5] Рожкова М.К. Экономическая политика царского правительства на Среднем Востоке во второй четверти XIX века и русская буржуазия. С. 333.

[6] Там же.

[7] Абдуллаев Ю.Н. Астрабад и русско-иранские отношения (вторая половина XIX – начало XX века). Ташкент, 1975 г., с. 35.

[8] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 51.

[9] Там же.

[10] Алексеева А.И., Воронова А.А., Исаев Г.Г.и др. Астрахань-Гилян в истории русско-иранских отношений. Астрахань, 2004. С. 139.

[11] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 127.

[12] Там же.

[13] Мисль-Рустем. Персия при Наср-Эдин-шахе с 1882 по 1888 г. СПб. Тиа. Тихонова, 1897 г. С. 174.

[14] Алексеева А.И., Воронова А.А., Исаев Г.Г.и др. Астрахань-Гилян в истории русско-иранских отношений. Астрахань, 2004. С. 140.

[15] Алексеева А.И., Воронова А.А., Исаев Г.Г.и др. Астрахань-Гилян в истории русско-иранских отношений. Астрахань, 2004. С. 129.

[16] Покровский В.И. Краткий очерк внешней торговли и таможенных доходов России за 1894 г. С.-Петербург. Типография Исидора Гольдберга. 1896 г. С. 33.

[17] Абдуллаев Ю.Н. Астрабад и русско-иранские отношения (вторая половина XIX – начало XX века). Ташкент., 1975. С. 74.

[18] Абдуллаев Ю.Н. Астрабад и русско-иранские отношения (вторая половина XIX – начало XX века). Ташкент., 1975. С. 74.

[19] Сборник консульских донесений. СПб., 1904. Вып. V. С 358 – 360

[20] Покровский В.И. Краткий очерк внешней торговли и таможенных доходов России за 1894 г. С.-Петербург. Типография Исидора Гольдберга. 1896 г. С. 33.

[21] Абдуллаев Ю.Н. Астрабад и русско-иранские отношения (вторая половина XIX – начало XX века). Ташкент., 1975. С. 74.

[22] Гулишамбаров С.И. Международный товарный обмен и участие в нем России в царствование Императора Александра III. 1881-1894 гг. Электропечатня К.М. Федорова., Асхабад, 1911 г. С. 73.

[23] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 13.

[24] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 13.

[25] Алексеева А.И., Воронова А.А., Исаев Г.Г.и др. Астрахань-Гилян в истории русско-иранских отношений. Астрахань, 2004. С.141 - 142.

[26] Гулишамбаров С.И. Международный товарный обмен и участие в нем России в царствование Императора Александра III. 1881-1894 гг. Электропечатня К.М. Федорова., Асхабад, 1911 г. С. 73.

[27] Алексеева А.И., Воронова А.А., Исаев Г.Г.и др. Астрахань-Гилян в истории русско-иранских отношений. Астрахань, 2004. С. 142.

[28] Гулишамбаров С.И. Международный товарный обмен и участие в нем России в царствование Императора Александра III. 1881-1894 гг. Электропечатня К.М. Федорова., Асхабад, 1911 г. С. 73.

[29] Алексеева А.И., Воронова А.А., Исаев Г.Г.и др. Астрахань-Гилян в истории русско-иранских отношений. Астрахань, 2004. С. 140 - 141.

[30] Покровский В.И. Краткий очерк внешней торговли и таможенных доходов России за 1894 г. С.-Петербург. Типография Исидора Гольдберга. 1896 г. С.33.

[31] Покровский В.И. Краткий очерк внешней торговли и таможенных доходов России за 1894 г. С.-Петербург. Типография Исидора Гольдберга. 1896 г. С. 32.

[32] Мисль-Рустем. Персия при Наср-Эдин-Шахе с 1882 по 1888 г. СПб. Тип.В.А.Тихонова. 1897 г.. С. 173.

[33] Мисль-Рустем. Персия при Наср-Эдин-Шахе с 1882 по 1888 г. СПб. Тип.В.А.Тихонова. 1897 г.. С. 173.

[34] Jackson A.V.W. Persia Past and Present. A book of travel and research. London. Macmillan & Co., Ltd. 1906. P. 443.

[35] Мисль-Рустем. Персия при Наср-Эдин-Шахе с 1882 по 1888 г. СПб. Тип.В.А.Тихонова. 1897 г.. С. 173.

[36] Мисль-Рустем. Персия при Наср-Эдин-Шахе с 1882 по 1888 г. СПб. Тип.В.А.Тихонова. 1897 г.. С. 174.

[37] Белозерский Е. Письма из Персии. СПб, 1886. С. 88.

[38] Абдуллаев Ю.Н. Астрабад и русско-иранские отношения (вторая половина XIX – начало XX века). Ташкент., 1975. С. 79.

[39] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 8.

[40] Абдуллаев Ю.Н. Астрабад и русско-иранские отношения (вторая половина XIX – начало XX века). Ташкент., 1975. С. 74 - 75.

[41] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 9.

[42] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 7.

[43] Там же.

[44] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 6.

[45] Там же.

[46] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 8.

[47] Белозерский Е. Письма из Персии. СПб, 1886. С. 85.

[48] Мисль-Рустем. Персия при Наср-Эдин-Шахе с 1882 по 1888 г. СПб. Тип.В.А.Тихонова. 1897 г.. С. 175.

[49] Там же.

[50] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 14.

[51] Белозерский Е. Письма из Персии. СПб, 1886. С. 88.

[52] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 16.

[53] Белозерский Е. Письма из Персии. СПб, 1886. С. 85-86.

[54] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 16.

[55] Там же.

[56] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 13.

[57] Покровский В.И. Краткий очерк внешней торговли и таможенных доходов России за 1894 г. С.-Петербург. Типография Исидора Гольдберга. 1896 г. С. 31.

[58] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 114.

[59] Там же.

[60] Там же.

[61] Там же.

[62] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 152.

[63] Там же.

[64] Там же. С. 171.

[65] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 171.

[66] Там же.

[67] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 171.

[68] Там же.

[69] Там же.

[70] Там же.

[71] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 127.

[72] Там же.

[73] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 127.

[74] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 127.

[75] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 147.

[76] Томар М.Л. Экономическое положение Персии. СПб., 1895. С. 147.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top