Яшина М.Н.

Благослови, поэт на творчество во имя
Свободы, счастья и мира на Руси,
Чтоб никогда не умолкала лира
Моей мятущейся и ищущей души.

Термин гимназия появился еще в 15 веке. В то время гуманисты так называли школы, готовящие к поступлению в университет. Преобразованные от средневековых, они переняли также формальный метод преподавания, программу, обучение на латинском языке и латынь как основной предмет изучения.

“Неграмотным народом легче управлять”, - говорила Екатерина II. Царское самодержавие намеренно держало народ в темноте и всячески тормозило развитие народного образования. Боясь распространения революционных идей, оно всеми силами ограничивало доступ трудящихся к образованию и не отпускало средств на содержание школ.

Поэтому школ в царской России было очень мало. Дети и подростки школьного возраста составляли более 20% всего населения, а число учащихся не превышало 4,7%. Это значит, что 75% детей и подростков были лишены возможности получить образование.

Детям дворян, крупной и мелкой буржуазии и служителей религиозных культов предоставлялись кадетские корпуса, институты благородных девиц, духовные семинарии и духовные училища, реальные и коммерческие училища, гимназии, высшие начальные училища и городские школы. А для детей рабочих и крестьян – только школы грамоты, церковно-приходские и так называемые народные. В правилах церковно-приходских школ говорилось: закон божий, церковно-славянский язык и церковное пение – главные предметы, письмо по-русски – вот знания, которые будет давать эта школа, ничего другого давать она не должна. Всему этому можно обучиться в два года. Таким объемом знаний должны были довольствоваться дети низших сословий.

В работе рассматриваются малоизученные страницы становления и развития женского образования в Саратовской губернии в XVIII–XIX веках.

Мы попытаемся разобраться в том, под влиянием чего формировалась личность подростка-девочки во второй половине XIX века, насколько государство и общество позапрошлого века были заинтересованы в развитии женского образования, что интересовало девушек в XIX веке и, наконец, что полезного могут почерпнуть нынешние учебные заведения из опыта прошлого. Для этого в работе рассматриваются следующие вопросы: развитие женского образования в Саратовской губернии в конце XVIII– начале XIX века, создание Мариинской женской гимназии, жизнь и внеклассная работа, организация учебного процесса, материальное положение, социальный состав учащихся женских образовательных учреждений разных уровней и разного профиля.

К концу XVIII века Саратов стал центром обширнейшей Саратовской губернии. В то время в городе насчитывалось около 15 тысяч жителей. С развитием уездных городов в губернии формировалось купечество, которое вело оптовую и розничную торговлю. Города Саратовской губернии росли, росли и потребности населения в образовании.

Имеются сведения о том, что в 1770 году в Саратове было открыто духовное училище, переведенное через семь лет в Астрахань[1].

В целом же, как справедливо отметил П.Г.Любомиров, «если народное образование в России вообще есть в сущности дело XIX и XX веков, то еще более точном смысле это положение справедливо в отношении Саратовской губернии»[2].

Уже с конца 18 века в городе начали появляться первые Начальные училища. Эти школы едва влачили свое существование, так как приказы были бедны, едва справлялись со своими нуждами; училищное же дело было для них лишним бременем, поэтому в 1804 году все училища были изъяты из ведения приказов.

В приходском училище полагался один учитель; дети обучались чтению гражданской и церковной печати, чтению рукописей; катехизису, священной истории, арифметике и чистописанию. В приходском училище дети обучались один год. На следующий год они переводились в 1–й класс уездного училища, которое имело всего два класса при двух учителях, исключая смотрителя.

Программа уездного училища была: катехизис и священная история, чтение, Российская грамматика, а также грамматика русского языка, если он был русским, чистописание, правописание, правила слога, всеобщая и Российская география, начальные правила математической географии, всеобщая и Российская история, арифметика, начальные правила геометрии, начальные правила физики и естественной истории, начальные правила технологии и рисования. Через два года занятий в уездном училище ученики переводились в гимназию. Программа приходских училищ не была законченным курсом, а – подготовительным в уездное училище, которое в свою очередь подготовляло к поступлению в гимназию. В жизни же получалось так, что дети, получившие начальное образование не продолжали учиться дальше.

В начале XIX века в Саратове появляются частные школы. Из разрозненных источников нам удалось узнать, что существовали следующие частные школы: мещанина Мясникова, бывшей придворной актрисы Агляровой, титулярного советника Волкого, бывшего учителя Иностранцева, мещанина Поварова, Треунштейне (иностранца) и др. Помимо частных школ были еще пансионы. В них обучались вместе дети обоего пола. Однако официальных данных по ним не сохранилось.

Первые сельские учебные заведения появились лишь в 30-х годах XIX столетия. Возрастающая потребность в элементарно образованных служителях низшего звена (писарях, конторщиках, приказчиках и т.д.) заставило удельное ведомство и палату государственных имуществ приступить с 1837 года к открытию сельских начальных школ.

Самым распространенным видом женского образования было семейное, домашнее. Даже в крестьянской среде в XVIII в. попадались грамотеи, обучавшие дома детей чтению и письму, в том числе девочек.

Рис. 1 Саратовский Крестовоздвиженский монастырьРис. 1 Саратовский Крестовоздвиженский монастырьПозднее была открыта лютеранская школа. Это заведение было открыто Пастером Германом в 1803 году при церкви. А в 1804 году была открыта лютеранская гимназия. В ней обучались вместе дети обоего пола, разных сословий и вероисповеданий, учителями были иностранцы, надзор за которыми возложен был на губернатора. Программа гимназии была: французский язык, немецкий язык, русский, арифметика, грамматика, история и география[3].

Однако женскому образованию уделялось недостаточное внимание.

Начало женскому образованию в Саратове было положено Анной Александровной Рылеевой (послушницей Саратовского Крестовоздвиженского женского монастыря), открывшей на собственные деньги в 1840 году первую школу для девочек при монастыре (рис 1). “1 ноября 1840 года “на известных консистории основаниях” было открыто училище для девочек штатных монастырских служителей и для девочек городских жителей”[4]. В школе учились дочери саратовских мещан, государственных крестьян, вольноотпущенных, извозчиков, почтальонов, купцов, дворовых людей. Обучались они чтению, письму, молитвам, Часослову, Псалтири, грамматике, арифметике. По желанию родителей, Анна Александровна обучала детей французскому языку. Кроме этого, детям прививались навыки различных рукоделий. В 1844 году в училище обучались 62 девочки от 6 до 15 лет. Интересно, что наряду с детьми дворян, духовенства, купцов здесь же учились и дети крестьян, мещан и других сословий. В 1847 г. обучалось 56 детей, в 1876 г. — 118, в 1877 г. — 152, в 1878 — 150, в 1879 г. — 158[5].

Сама же Анна Александровна Рылеева происходила из старой дворянской семьи, представители которой славно и честно служили Отечеству. Дядя и отец были участниками Отечественной войны 1812 года. Семья вела замкнутый образ жизни. По некоторым данным отец Анны Александровны вел тесную дружбу с А.С.Пушкиным. Пожалуй, единственным, у кого бывали они и кто приходил к ним, был Иаков, епископ Саратовский и Царицынский. Во многом общение с ним подтолкнуло Анну Рылееву к поступлению в монастырь. Анна Рылеева, впоследствии монахиня Сусанна, активно принялась за устройство женского училища, выстроив для него двухэтажное каменное здание.

До 1864 года в Саратове существовало еще и Сретенское женское начальное училище с программой обучения, как и в начальных мужских училищах, а 1 октября 1865 года было открыто второе Митрофановское женское приходское училище. Во второй половине XIX века в Саратове существовало 12 мужских, 7 женских приходских училищ и 1 смешанное приходское училище (Единоверческое). Всего в городе насчитывалось 47 учебных заведения с 3 745 учащимися мужского пола и 2 781 учащимся женского пола[6].

Большую роль в развитии женского образования внесли женские Мариинские гимназии, названные в честь императрицы Марии, в ведении которой они и находились. Первая Мариинская гимназия была открыта в 1858 году в Петербурге. Саратовская Мариинская женская гимназия возникла почти одновременно с развитием этого рода школ в Петербурге во второй половине XIX века под влиянием просветительных реформ.

В 1858 году на имя Саратовского губернатора А.Д.Игнатьева поступило предложение министра внутренних дел об учреждении в губернских городах открытых женских училищ. "С целью доставить средства лицам всех сословий, и преимущественно среднего, давать дочерям своим образование, соответствующее их быту и способствующее развитию понятий о назначении женщины"[7].

Возглавлявший в то же время тайный совет Саратовской губернии А.Д.Игнатьев, получив это предписание и. "давно ощущая необходимость в такого рода заведениях"[8], обратился к городскому голове И.П.Буркину с предложением пригласить городское общество к изысканию способов для устройства и содержания в Саратове открытого женского училища по проекту, составленному бывшим директором училищ Саратовской губернии А.А.Мейером[9].

За год было подготовлено все необходимое для училища, собраны все нужные бумаги и найдено здание, более или менее подходящее для училища, подобраны учителя и, что самое главное, собраны деньги на его содержание.

Основой для деятельности Саратовской Мариинской женской гимназии послужил Устав Петербургской Мариинской гимназии, которая также находилась в ведении императрицы Марии.

У Саратовской гимназии были высокие покровители. Она находилась под управлением Принца Петра Георгиевича Ольденбургского, который позже приезжал в Саратов и посещал гимназию и остался ей очень доволен[10]. Главной надзирательницей гимназии была назначена Варвара Ивановна Чистинина, которой также принадлежит большая заслуга в открытии гимназии.

Гимназия была открыта 27 октября (9 ноября) 1859 года под названием: "Училище для приходящих девиц", в доме, арендованном у купца Мамина. В 1862 году училище для приходящих девиц по указу императора Александра II стало называться гимназией: "все учебные заведения, находящиеся в ведении императрицы Марии стали именоваться Женскими Мариинскими Гимназиями"[11].

Первое время гимназия не имела собственного помещения. Дом, занимаемый ею в 1876 году, был шестым, в котором она помещалась с 1859 года. В 1876 году здание одного из министерств было продано и отдано гимназии, вместе с деньгами для его обустройства.

Рис. 2 Здание Саратовской Мариинской гимназииРис. 2 Здание Саратовской Мариинской гимназииПомещения эти всегда более или менее соответствовали требованиям школы, но удовлетворительными в гигиеническом и педагогическом отношении они никогда не были.

Только в 1887 году был построен новый корпус на бывшей Николаевской улице (сейчас улица Радищева). С переводом гимназии в новое помещение (угол Александровской и Константиновской), городские власти передали это здание вновь организованным Женским коммерческим курсам. Здание, в котором гимназия располагалась в 1902 году, было построено по проекту архитектора Алексея Николаевича Климентьева (1852-1920). А 15 июня 1903 года состоялась торжественная закладка собственного здания Мариинской женской гимназии.

В последствие частные жертвователи давали гимназии средства не только к украшению некоторых комнат, но и к устройству, редкому в учебных заведениях. А в 1905 году гимназия переехала в собственное здание (рис. 2) на углу улиц Константиновской и Александровской (ныне здание авиационного техникума на улице Горького). Здание гимназии занимало площадь в 1540 кв. саж., имелся сад площадью 47 кв. саж., двор площадью 60 кв. саж. Во дворе были организованы клумбы. Для игр и прогулок ученицам предоставлялся не только сад, но и площадь вокруг двора (300 кв. саж.)[12]. Здание имело вид буквы П, передняя часть которого была обращена на запад, правое крыло на север, левое на юг. Коридоры в гимназии были наружные.

Классные и вспомогательные помещения гимназии были расположены по внешней стороне П-образного здания. Всего в здании было 3 этажа, а также подвальный этаж под одной половиной здания.

На первом этаже размещались 2 класса, квартира главной надзирательницы, кабинет начальника гимназии, амбулатория, учительская, канцелярия, библиотека, кабинет естествознания, изолятор для больных учениц и дамская уборная. На 2 этаже располагалось 9 классов, малый рекреационный зал. На третьем – 6 классов, физический кабинет, к которому примыкал отдельный кабинет, кабинет Главной надзирательницы и большой рекреационный зал. Во всех классах для учениц были двухместные парты. Для классных надзирательниц стоят отдельный столик, а также в каждом классе был небольшой шкаф для хранения классных принадлежностей. Со временем все старые парты заменялись новыми моделями (например, партами нового образца Реттика).

В виду того, что у учениц гимназии вечерних занятий не бывало, классы вообще не освещались. При необходимости, например, во время уборки, а также во время заседания Конференции и Хозяйственного комитета гимназия освещалась керосиновыми лампами и отчасти свечами. В 1915 году в гимназии было проведено электричество.

Особой столовой в гимназии не было. Столы для завтраков учениц ставились в коридорах. В гимназии была организована продажа булочек, доставляемых из лучших пекарней, яблок, пирожков и молока. При желании можно было купить и горячий завтрак. Горячие завтраки доставлялись в гимназию готовыми. Ученицы, приходящие с домашними завтраками, хранили их в специально устроенном для этих целей шкафчике у буфетчицы. Особой буфетной также не было, как и судомойной комнаты. Вода для питья ученицам давалась только кипяченая, для чего в гимназии имелось четыре больших куба с особыми печами. Хранилась кипяченая вода в специальных оцинкованных сосудах с краном и крышкой, запирающейся на замок.

В большую перемену ученицам давали чай, в коридорах расставлялись столы с чистой посудой. Чай готовился и убирался женской прислугой гимназии. Ученицы могли приносить из дома печенье и варенье к чаю, которое так же хранилось у буфетчицы.

Первое время, примерно до 1872 года, положение гимназии было довольно шатким из-за материальных проблем. Ощущалась резкая нехватка денег. В первые годы существования гимназии ее доходы были довольно низкими, всего 2000 рублей. Учителя в гимназии были приходящими из мужских учебных заведений, работали в свободное время, когда им было удобно, поэтому распорядок занятий был непостоянен.

Все изменилось на конференции 14 августа 1872 года. Предполагалось немедленно распределить учебный курс гимназии, согласно Высочайше утвержденной в 1863 году нормальной табели.

В 1881 году с целью улучшения материального положения учениц и всей гимназии при ней было создано общество попечения о нуждающихся ученицах. В общество могли входить лица всех сословий и состояний, вносившие свои личные средства на развитие гимназии.

По уставу училище было с семилетним обучением, и в 1859 году было набрано три младших класса - VII, VI и подготовительный. Начало учебы было 1 сентября и окончание: в младших классах 20 мая, а в старших – 30 мая. Уроки по всем предметам шли в порядке, указанном в расписании уроков, составленных с соблюдением педагогических требований и согласно принятой учебной табели.

С начала 1872-1873 учебного года распределился учебный курс согласно нормальной табели всех семиклассных женских гимназий с пятью часовыми уроками в день во всех классах, на уроки пения и танцев отводились отдельные часы, а несколько классов были соединены вместе.

Предметы преподавания распределялись на обязательные и необязательные. К первым относились Закон Божий (православное исповедание, католическое исповедание, лютеранское исповедание), русский язык, арифметика, география, история, чистописание и рукоделие; к последним: французский и немецкий языки, рисование, пение, музыка и танцы.

“Программа гимназического курса в настоящее время такова, что будучи исполнена, она дает прилежным и способным ученицам, кончающим полный курс заведения, возможность весьма многостороннего развития, и так как женская гимназия есть заведение, открытое для всех сословий без исключения, то от кончающих этот курс можно ожидать весьма благотворного влияния на развитие всех слоев населения края. Кроме того, с открытием доступа в высшие учебные заведения, хорошо кончившая курс гимназистка не встретит затруднений при приемных испытаниях в эти заведения”[13].

Впрочем, в протоколе конференции от 9 октября 1871 года говорится: “Женская гимназия, как открытое заведение, считает первою и главною целью – умственное развитие учениц. Но, имея в виду, что истинная цивилизация должна основываться на равномерном, как умственном, так и нравственном развитии, конференция Женской Гимназии единогласно постановила: чтобы каждый из членов ее заботился наблюдением за нравственностью учащихся в Гимназии девиц, не только в стенах гимназии, но и вне оного”[14].

Также в протоколах упоминается, что в ученицах гимназии замечался нравственный недостаток, весьма дурно отражавшийся на успехах – это легкое отношение к своей обязанности аккуратно посещать классы. Руководством гимназии были предприняты меры по устранению этого недостатка. Было решено, что если ученица пропускала более одного занятия, то она должна была отчитаться за пропущенный материал. Если же ученица заболевала, то ее родители должны были предоставить гимназии сведения о болезни дочери в течение первых трех дней, тогда гимназия должна была убедиться в достоверности болезни и, если что необходимо, предоставить врача и оплатить лечение гимназистки. В правилах для учениц Саратовской женской гимназии писалось: “Не только в стенах гимназии, но и за ними ученицы были обязаны соблюдать правила приличия в отношении себя и общении с другими и вести себя, как подобает воспитанной девушке”[15].

В конце каждого учебного года до 1869 года проводились экзамены во всех классах, а после 1869 года только в старших классах, в младших же классах стали проводиться только в течение последнего 4 учебного года, причем все пройденное во весь год разделялось на части, с целью полного, основательного повторения всего годичного курса (на основании Высочайшего повеления от 13 мая того же года). Если ученица выпускного класса, сдав экзамены, набирала 11 с половиной баллов, то она получала золотую медаль; серебряная медаль выдавалась, если ученица набирала ровно 11 баллов; если же ученица набирала 10 баллов, то ей выдавалась книга.

Образование давалось среднему сословию. Число дочерей купцов и мещан никогда не превышало 1/3 всего числа учениц, а 2/3 принадлежало дочерям дворян, чиновников и духовенства. Число учениц в гимназии постоянно менялось. С 1859 до 1864 года число учениц возросло до 160 человек, с 1864 до 1867 год упало до 104 человека, а с 1867 года до 1871 года медленно возрастало и достигло к началу 1871-1872 учебного года 166 человек. В этот период наблюдалось большое число желающих поступить в гимназию, поэтому в 1875 году открылись параллельные классы, а число учениц возросло до 440 человек.

Обучение в гимназии было платным и доступным не каждому. Плата, взимавшаяся до 1873 года с учениц гимназии за право учения обязательным предметам, составляла 20 рублей; и за каждый иностранный язык еще по 5 рублей в год. С 1873 года плата за языки увеличилась до 7 рублей за год. От платы освобождались дети служащих гимназии, а также было три свободных места, оплачиваемых обществом. Таким образом, обучение хотя и было платным, но некоторое число учениц имели право на бесплатное обучение. С 1869 года на эти цели гимназии выдавалось по 1000 рублей, также фонд попечения брал на себя обязанность следить за этими бесплатными местами.

В первые годы существования гимназии ее доход ограничивался 2500 рублей ежегодного взноса из городской Думы. В 1875 году доход гимназии увеличился еще на 3500 рублей. Из них 200 рублей ассигнованы Думой 4 апреля 1875 года, вследствие ходатайства начальника гимназии, а 1500 рублей ассигнованы Саратовским губернским земством 4 декабря 1874 года. Всего доходы стали равны 10500 рублей. Гимназия еще получала небольшие доходы от Почетных блюстителей. Средства были таковы, что их едва хватало, чтобы покрыть расходы.

При гимназии состояли следующие лица и учреждения: начальник, главная надзирательница, классные надзирательницы, преподаватели, преподавательницы, конференция и хозяйственные комитеты. Нам удалось обнаружить при гимназии должности и людей, не относящихся напрямую к преподаванию, но также игравших важную роль в жизни гимназии. Это были: врач (она же преподавательница гигиены), писец, письмоводитель, дворники (около 11 человек), служители (около 5 человек), служительницы (около 5 человек).

При гимназии существовал отдельный кабинет для врача и при нем аптечка с необходимыми медикаментами для оказания первой помощи. Почти ежедневно врач проводил амбулаторный прием. Если заболевании воспитанницы оказывалось опасным, ученицу отпускали домой одну, либо в сопровождении служительницы.

По данным 1897 года известно, что при гимназии имелась церковь. Так в Сметном расписании Саратовской женской гимназии на 1897 год отмечается, что на содержании церкви по смете предполагается направить 1 300 рублей[16].

По данным на тот же год отмечается, что в гимназии обучается 397 учениц. Из них:

1) по вероисповеданию:

1)православного 325

2)лютеранского 47

3)римско-католического 18

4)других 7

2) по происхождению:

1)дочери дворян и чиновников 163

2) ″―″ купцов 27

3) ″―″ духовных 13

4) ″―″ мещан 109

5) ″―″ крестьян 80

6) ″―″ иностранцев 5

3) по взносу платы за обучение:

1) вносящие плату за обучении 347

2) стипендиатки гимназии 19

3) воспитанницы Городской Думы, за которых гимназия получала от города 1 000 рублей субсидий 299

4) освобожденные от платы за обучение по §47 Устава гимназии 2

При гимназии была большая библиотека с сочинениями на 9 877 рублей 77 копеек; физический и химический кабинеты, минералогический и зоологический кабинеты.

По соглашению императрицы Марии и Министерства финансов с 27 июля по 01 сентября 1896 года учащимся учебных заведений ведомства учреждений Императрицы Марии (в том числе и воспитанницам Саратовской Мариинской гимназии) предоставлялось право бесплатного проезда по русским железным дорогам в вагонах III класса до Нижнего Новгорода и обратно до станции первоначального отправления, при соблюдении правил, установленных для бесплатного проезда учащихся в учебных заведения Министерства Народного Просвещения и Финансов и опубликованных в №142 «Правительственного Вестника»[17]. При этом воспитанницы женских гимназий могут пользоваться бесплатным проездом только при условии проезда группами в сопровождении учебно-воспитательного персонала.

Для воспитанниц гимназии устраивались по мере возможности экскурсии. Обычно не реже двух раз в году. Так, например, 10 мая 1913 года руководством гимназии была организована экскурсия на Малую Поливановку, Кумысную Поляну с целью ознакомления учениц с представителями насекомых, земноводных и пресмыкающихся. Конечно же, гимназистки принимали участие в экскурсиях только с письменного разрешения родителей.

15 апреля 1912 руководством Мариинской женской гимназии было принято решении о введение формы для воспитанниц гимназии. О чем было сообщено родителям учениц, а образец формы выставлен в помещении гимназии. Формой гимназисток были платья темно-коричневого цвета с черными передниками, белыми воротниками и рукавчиками. Верхнее платье и головной убор должны были быть темного цвета и скромного фасона. Кроме этого ученицы Мариинской Женской гимназии на шее носили банты. Цвет банта определялся классом: в младшем седьмом носили красный, в шестом — зелено-голубой, в пятом – ярко-зеленый, в четвертом – розовый, в третьем – голубой, во втором – желтый, в первом (старшем) – сиреневый бант. На бантах были металлические анаграммы – СМЖГ.

“Волосы должны были быть тщательно причесаны, без всякого подражания моде, причем в высших трех классах обрезание волос дозволялось только в случае болезни”[18].

Ученицам гимназии запрещалось посещать балы и увеселительные вечера в собраниях: дворянском, коммерческом и военном; за исключением детских вечеров и вечеров, устраиваемых учебными заведениями для своих воспитанников.

В самой гимназии также устраивались вечера, программа которых состояла в декламации стихов, игре на фортепиано, пении хором и соло, и заканчивалась танцами. Каждому вечеру предшествовали репетиции. И учителя и воспитанницы были довольны этими вечерами, они открывали в девочках новые дарования, то есть способствовали эстетическому развитию учениц.

Несмотря на все это жизнь гимназисток была весьма разнообразной: они могли посещать театры, конечно в присутствии родителей или надзирательницы, кроме этого они сами устраивали различные вечера и праздники, а также имели возможность весьма разностороннего образования.

Многие гимназистки заводили себе дневники и альбомы, в которых записывали свои девичьи тайны и стихи. Это не редкость, а вот стихи на фотоснимке, да еще с упоминанием в стихотворной форме портрета, редкость достаточно большая. Так, например, на фотографии И.Эрдмана в г.Царицыне изображена девочка-гимназистка в темной форме с белыми воротничками. На обороте паспарту читаем:

Когда мы будем жить в разлуке

И ты забудешь про меня,

Тогда возьми портер сей в руки

И вспомни, кто любил тебя.

Шура

Рис. 3 Здание женской гимназии Горенбург-Островской Рис. 3 Здание женской гимназии Горенбург-Островской Существовала также и 2–я министерская женская гимназия Народного просвещения, которая была учреждена А.Д.Куфельд. Сейчас в здании гимназии располагается Художественный музей им. А. Радищева. В Саратове существовало несколько частных гимназий. Так, например, существовала гимназия Горенбург – Островской (служившей ранее врачом в Мариинской женской гимназии). Сейчас здание, в котором располагалась гимназия, представляет собой историческую ценность и является памятником архитектуры (рис. 3).

К началу ХХ века в Саратове было 7 женских гимназий.

Специфическим женским учебным заведением был Мариинский институт благородных девиц (ныне СШ №95). Саратовский Мариинский институт благородных девиц был открыт 10 октября 1854 года. Саратовский Мариинский институт благородных девиц относился к Ведомству учреждений императрицы Марии. Институт являлся закрытым средним учебным заведением для дочерей дворян. Статус института определялся Положением об управлении женскими учебными заведениями 1845 г., деятельность регламентировалась Уставом женских учебных заведений ведомства 1855 г. Управление институтом осуществлял опекунский совет. Обучение в институте было 7 –летним.

Рис. 4 Здание Саратовского Мариинского института благородных девицРис. 4 Здание Саратовского Мариинского института благородных девицПервоначально институт располагался во временном помещении в доме А.Н. Челюсткиной на Малой Сергиевской улице (ныне улица Мичурина). Одновременно саратовский купец Василий Гудков взял подряд на строительство нового каменного трехэтажного дома, в котором предполагалось размещение института. Строительство началось в бывшей усадьбе саратовского губернатора А.Д. Панчулидзева. Проект здания был заказан петербургскому архитектору Плавову, но по исполнению был несколько упрощен и удешевлен саратовским архитектором Г.В.Петровым. К осени 1857 года собственное институтское здание было закончено. 23 сентября состоялся перевод института из наемного дома Челюсткиной в новые апартаменты (рис 4.).

Саратовский Мариинский институт благородных девиц был главным дворянским образовательным учреждением для девочек в городе, поэтому, когда Высочайшие Особы удостаивали посещением Саратов, в программу их визитов непременно включался Мариинский институт. 20 июля 1863 г. в городе побывал Наследник престола Цесаревич Николай Александрович в сопровождении графа Е.Г. Строганова; в июне 1864 года Великие князья Владимир и Алексей Александровичи в сопровождении генерал-адъютанта Посьета и помощника попечителя Казанского учебного округа Ф.Ф. Веселаго; 24 июня 1869 года Государь Наследник Цесаревич Александр Александрович с Августейшею супругою Великою княгинею Цесаревною Мариею Федоровною и Великим князем Алексеем Александровичем; в 1871 году 31 августа Государь Император Александр II с Наследником Цесаревичем, Великим князем Александром Александровичем и Великим князем Владимиром Александровичем.

В институт принимали девочек в возрасте 9-12 лет. Все они должны были быть дочерьми внесенных в родословные книги дворян и равномерно представлять уезды. Позже в институт стали принимать и девочек – недворянок, а из названия выпали слова “благородных девиц Саратовского дворянства”[19]. Обучение было рассчитано на семь лет, последовательность классов, как и в женских гимназиях, имела обратный порядок: младший – седьмой, старший – первый. Лучшие боролись за одну золотую и две серебряные медали[20]. После окончания института девочки также получали право работать домашними учительницами.

Устав Мариинских женских институтов России был утверждён в 1855 г. Высочайшим рескриптом. Он был общим для всех заведений подобного рода. Приведём наиболее интересные извлечения из сего Устава.

В нём указывалось, что Саратовский институт учреждён “для образования детей женского полу” дворян Саратовской губернии. Управление институтом возлагалось на совет, который под председательством саратовского гражданского губернатора составляли: начальница института, губернский предводитель дворянства, директор Саратовской гимназии со званием члена по учебной части, член для заведования по хозяйственной части и “особый чиновник по усмотрению начальства” (последний, надо полагать, был наблюдателем по части идеологической крамолы и финансовых злоупотреблений).

“Ближайшее управление институтом” вверялось: по воспитательной линии — “воспитанию нравственному и физическому” — начальнице, “по образованию умственному” — директору гимназии, по содержанию — члену по хозяйственной части. А “непрерывный надзор” за поведением и занятиями воспитанниц поручался классным дамам.

При определении девицы в институт “родители, родственники и опекуны” выдавали подписку в том, что они обязуются в случае увольнения девицы по каким бы то ни было причинам или по выпуске — “взять оную на своё попечение”. При этом указывалось (что очень важно!), что “девицы, имеющие физические или умственные недостатки, равно как и одержимые прилипчивою или хроническою болезнию, не могут быть приняты в институт”.

“Все воспитанницы пользуются полным содержанием от института — как–то: пища, платье, обувь, бельё, а также учебные книги”.

Учебный год начинался 20 августа и заканчивался в середине июня. Время между этими сроками оставлялось для летних каникул. В течение учебного года институтки покидали учебное заведение лишь на рождественские и пасхальные каникулы (примерно по 10 дней в каждом случае).

Воспитанницы, отличившиеся поведением и успехами в науках, удостаивались установленных наград: высшая из них — золотое вензелевое изображение имени императрицы для ношения на левом плече с бантом с голубыми и белыми полосками. Кроме того, каждому выпуску выдавались большая и малая золотые медали и такие же серебряные. “При удостоении к наградам обращается особенное внимание на поведение, которое предпочитается успехам в учении”.

При институте, помимо 7 основных классов, существовал так называемый пепиньерский класс - набранный из числа воспитанниц, готовящихся к деятельности воспитательниц в начальных и средних школах. Занятия пепиньерок включали теоретические курсы (углублённое изучение русского, французского и немецкого языков и ознакомление с методикой их преподавания) и практические, заключающиеся в помощи классным дамам и учителям, работе с отстающими воспитанницами, иногда замене основных преподавателей. Каждый год при институте оставлялись 4 пепиньерки, содержавшиеся на казённом коште.

В штате института состояли доктора и медики–консультанты — по внутренним болезням, зубные врачи, фельдшерицы, надзирательницы лазарета, готовые в любой час оказать воспитанницам необходимую медицинскую помощь.

Главный институтский корпус располагался в пределах обширной усадьбы площадью 7 десятин 2200 кв. сажен. Территория института была обнесена каменной оградой высотой 4 аршина. На первом этаже главного корпуса размещались квартира начальницы, швейцарская, лазарет (в пристройке), рисовальный класс и библиотека, служившая и учительской комнатой. На втором этаже - актовый зал, рекреационный зал, музыкальная комната, приёмная и все семь учебных классов. На третьем этаже - дортуары (спальные комнаты), туалетные комнаты, 2 квартиры для классных дам и пепиньерская комната. К институту примыкал большой парк, где были разбиты аллеи и устроены проточные пруды (ещё во времена бывшего хозяина этой территории губернатора А. Д. Панчулидзева). По всему парку стояли беседки и лавочки, воспитанницы много времени проводили на свежем воздухе, предавались различным детским играм и забавам (горелки, прятки, догонялки). Были здесь и качели, и “гигантские шаги”, а зимой обладательницы коньков могли кататься по льду замёрзших прудов. Естественно, классные дамы и на прогулках по дворовой территории не покидали своих воспитанниц.

На территории усадьбы были также многочисленные пристройки и флигеля, где размещались канцелярия, квартиры учительского и технического персонала, баня, прачечная, сушилки, склады, погреба, конюшня и сараи. Весь институт отапливался голландскими печами и центральным водяным отоплением. Освещение производилось керосиновыми лампами, которые в начале 1910-х годов были заменены электричеством. Домовая институтская церковь во имя Марии–Магдалины сначала находилась в специальной комнате на третьем этаже, но в 1897 г. к институту была сделана каменная пристройка, куда переместили иконостас и всё церковное имущество и где проводили ежедневные службы. Среди икон институтской церкви имелись дорогие и редкие, дарственные, преподнесённые благодетелями и меценатами, а также воспитанницами разных курсов.

В 1894 году священником в институт был назначен Ильменский Сергей Петрович вместо ушедшего в отставку сверхштатного законоучителя Ирова. Это был законоучитель и священник институтской церкви Феофан. Более двадцати лет он посвятил обучению детей Законам Божьим (преподавал и в Саратовском Александро-Мариинском реальном училище). За свою не столь продолжительную жизнь, 51 год, Феофан дослужился до епископа, а смерть свою он принял как настоящий мученик. “Расправа над Владыкой Феофаном произошла накануне занятия Перми Белой армией и панического бегства большевиков. Владыку привели на берег уже замерзшей р. Камы, раздели, сплели ему волосы и, продев через них жердь, стали медленно опускать его в прорубь, с тем чтобы спустя полминуты вновь поднять его над прорубью и вновь опустить. Через 15-20 минут, сменяя друг друга, палачи удовлетворили свои сатанические похотения. Тело владыки Феофана покрылось льдом толщиной в два пальца, но он все еще оставался жив. Многочисленные свидетели видели весь этот ужас. На следующий день город был освобожден войсками адмирала Колчака”[21].

После революции судьба церкви в честь святой Марии Магдалины складывалась драматически. Храм уже к концу 1918 года был закрыт, имущество разграблено, а в бывшем институте устроен рабочий клуб. Один из клириков храма святой Марии Магдалины, впоследствии - Епископ Соликамский Феофан, принял мученическую кончину за Христа и был причислен к лику святых Новомучеников Российских. Затем в помещении храма разместился Театр хоровой музыки, который в начале 2005 года выделил Мариинскому приходу небольшую комнату, в которой и проводились богослужения. В августе 2005 года храм Марии Магдалины был возвращен церкви Первую Божественную литургию совершил епископ Саратовский и Вольский Лонгин.

В 2007 году на фасаде здания нынешней школы №95, располагающейся в историческом здании Саратовского Мариинского института благородных девич была открыла мемориальная доска с именами педагогов, работавших в Мариинском институте с 1857 по 1918 год. Среди них Татьяна Семечкина, начальник института с 1901 по 1915 год, племянница секунданта трагической дуэли А. С. Пушкина - Константина Данзаса. Здесь же запечатлено имя преподавателя музыки Федора Достоевского, племянника знаменитого русского писателя.

Программа обучения включала в себя и многочисленные экскурсии, посещения театров и концертов. Институтки бывали в Радищевском музее и на заводе Беринга, ходили организованно в оперный театр или в консерваторию. Иногда устраивалась поездка на пароходе по Волге или экскурсия на природу (на Увек или Кумысную поляну). Сопровождавшие воспитанниц педагоги (преподаватели по естествоведению или истории) давали при этом необходимые пояснения к увиденным ландшафтным или историческим достопримечательностям.

В четверг и воскресенье разрешались визиты в институт родственников. Встречи с воспитанницами проходили в зале на втором этаже, куда, оставив верхнюю одежду в гардеробной, поднимались мамаши, папаши, братья, сёстры институток, захватив, конечно же, гостинец. Сей гостинец потом передавался в столовую, где у каждой ученицы имелся персональный шкафчик для хранения домашних продуктов, которые они могли употреблять в завтрак, обед или ужин как дополнение к основному рациону.

Ежегодно на Масленицу в институте устраивался бал–маскарад, к которому долго и тщательно готовились. Шились по домам костюмы, репетировали концертные номера и даже целые постановки, приглашали именитых гостей.

Нынешняя средняя школа №95 много раз меняла название:

с 1935 года – школа №1 РУЖД

с 1943 года – введено раздельное обучение мальчиков и девочек

с 1954 года – средняя школа № 1 Приволжской железной дороги

с 1961 года – средняя школа № 95

Продолжая традиции Мариинского института, когда благородство и интеллигентность были главными в жизни человека, школа развивает познавательную активность обучающихся, творческое мышление, интеллектуальную инициативу, навыки научно-исследовательской работы.

Из старинных строений сохранилось лишь здание институтского лазарета.

К купленной в 1844 году для института усадьбе были присоединены еще два участка из пустопорожних городских земель. Но приобретенные для института сад и роща стали велики. Вокруг рощи оказалось много ловких, энергичных предпринимателей, и тогдашние городские власти, поделив большую часть институтской рощи, стали выколачивать их нее барыши. Участки были распроданы. Владельцами стали Кайсаров, Артамонов. Последний перепродал свою часть Управлению Рязано-Уральской железной дороги для строительства больницы, которая существует и в настоящее время.

Парк признан памятником природы областного значения благодаря уникальной роще дуба черешчатого. Дубрава общей площадью 4 га объединяет более 500 двухвековых дубов. Другой подобной дубравы нет не только в Саратовской области, но и на всем Юго-Востоке Европейской части России. Семь прудов, построенных некогда пленными французами, придают гармоничность ландшафтному комплексу парка. Кроме того, пруды составляют с дубравой единую экологическую систему, способную в какой-то степени противостоять превратностям большого города

Надо заметить, что к концу XIX века государство стало уделять особое внимание профессиональному образованию женщин. Так в конце XIX века в Саратове был открыть отдел Общества содействия женскому сельскохозяйственному образованию, а в 1896 году Саратовским санитарным обществом была открыта фельдшерско–акушерская школа. Первым директором школы был доктор И.И.Моллесон.

Школа состояла в ведении Саратовского губернатора и находилась под ближайшим надзором губернского врачебного инспектора. Непосредственное наблюдение за ходом и направлением преподавания, ведение хозяйственной части, согласно положению школы поручалось директору школы, который избирался Обществом санитарных врачей и утверждался губернатором. Учебным процессом руководил педагогический совет под председательством директора школы.

В школу принимались лица женского пола не моложе 17 лет и не старше 35 дет с образованием не ниже четырех классов женских гимназий или имеющих звание учительницы начальных училищ.

При поступлении педсовет школы отдавал предпочтение лицам с высшим образовательным цензом, но в 1908 году губернская управа, субсидирующая школу, поставила Санитарному обществу условие: строго придерживаться параграфа Устава, отдающего преимущество уроженкам и жителям Саратовской губернии. Это требование было направлено на ограничение приема лиц еврейской национальности: число евреек не должно было превышать 10% от общего числа учениц.

По окончании фельдшерской школы ученицы поступали в повивальную школу при физико-медицинском обществе и получали свидетельство фельдшерицы и повивальной бабки. Для получения свидетельства на звание повивальной бабки они должны были ехать в университетский город и сдавать выпускные экзамены при университете. По ходатайству педагогического совета в 1903 году школа была переименовано в повивально-фельдшерскую с четырехгодичным курсом.

В школе преподавались следующие предметы: латинский язык, ботаника, химия, физика, анатомия, физиология, фармакогнозия, фармацевтическая химия, фармакология, уход за больными, сведения по общей, частной и хирургической патологии и терапии, акушерство, женские и детские болезни, гигиена и диагностика, учение о сифилисе, о кожных, ушных и глазных болезнях, эпидемиология, основы медицинской полиции и способы оказания помощи при внезапных заболеваниях и опасных случаях.

Средства школы составляли взносы за право обучения (первоначально 30 рублей в год, с 1906 г – 50 рублей, с 1916 г – 75 рублей), сборы с вечеров и спектаклей и пожертвований общественных и частных учреждений и лиц.

До 1906 года преподавательский труд был бесплатным. Теоретические лекции читались по вечерам в помещении школы, а клинические и практические занятия велись днем в городских и земских больницах, амбулаториях, родильном доме, аптеках и анатомическом театре. Преподавателями состояли ординатора губернской земской больницы, городской больницы, университетские лаборанты и ассистенты, и вольнопрактикующие врачи- члены Санитарного общества. Большая часть фельдшериц-акушерок оканчивающих повивально - фельдшерскую школу Санитарного общества, поступали на службу в земство Саратовской губернии.

С момента организации школы главной заботой руководства стал вопрос о возведении собственного здания фельдшерской школы.

Рис. 5 Здание фельдшерско–акушерской школыРис. 5 Здание фельдшерско–акушерской школы11 января 1900 года Санитарное общество праздновало торжественное открытие здания школы (на углу Никольской и Б.Сергиевской улиц), хотя окончательная отстройка и отделка здания была не закончена. Здание школы было построено по проекту легендарного архитектора Алексея Марковича Салько (рис. 5). По знаменитой лестнице, изготовленной в заведении Анны Чирихиной, которая немало способствовала открытию фельдшерской школы, не раз поднимались выдающиеся ученые: В.Разумовский, С.Спасокукоцкий, С.Миротворцев, А.Бакулев. Они преподавали в этих стенах.

Среди первых преподавателей были такие прогрессивные врачи, как тогдашний директор доктор Романов, профессора Быстрекин, Павлов, Спасокукоцкий и другие. После революции фельдшерская школа была преобразована в медицинское училище (ул. Чернышевского, 151).

В июне 1900 года был произведен первый выпуск фельдшериц. В том же году школа приобрела хорошо обставленную химическую лабораторию, анатомический театр, выстроенный при Александровской земской больнице губернским земством и открытый осенью 1900 года.

Кроме этого в 1893 году в Саратове была открыта частная школа женских рукоделий. В нее принимались девочки, окончившие курс в народных школах. “Школа женских рукоделий, с первых дней своего основания, служила естественным продолжением профессионального образования для детей, вышедших из начальных училищ, так как с первого же года она наполнилась исключительно ученицами со свидетельствами об окончании курса и в возрасте от 10 до 13 лет”[22]. Курс училища был четырехлетним, который разделялся на общеобразовательный – два года и на специальный – два года. Если же специальность требовала дальнейшего образования, то ученица могла остаться в училище еще на один год.

Не случайно я заостряла ваше внимание на форме учащихся. Дело в том, что, помимо основного своего назначения в период пребывания в гимназии или училище, одежда учеников и учениц была своеобразным опознавательным знаком на улицах города и в общественных местах: театрах, выставочных залах, синематографах.

В правилах поведения для саратовских учащихся был записан ряд ограничений, распространявшихся на внешкольное время. Учащиеся обязывались не гулять по улицам города позже определенного часа, не посещать театральных представлений, не рекомендованных начальством гимназии и т.д.

В случае замеченного нарушения форма облегчала “процесс опознания нарушителя через принадлежность его к тому или другому учебному заведению”.

Вот как вспоминает в связи с этим свои ученические годы Николай Алексеевич Минх в рассказе “Моченые яблоки”: “Нам, учащимся казенных средних учебных заведений, после восьми часов вечера быть на улицах запрещено. В центре города рыщут надзиратели и помощники классных наставников реальных училищ и гимназий, ловят поздно появившихся на улицах учеников, записывают их в кондуит, заставляя по воскресеньям приходить в учебное заведение и отсиживать наказание в карцере, а в лучшем случае в столовой, под наблюдением дежурного классного наставника, и заниматься уроками или чтением дозволенных книг”[23].

3 января 1897 года в Саратове состоялось торжественное открытие рисовальной школы им. А.П.Боголюбова при художественном музее им А.Н.Радищева, а 22 апреля того же года городская дума разрешила открыть при школе женское отделение.

Распространению женского педагогического образования в Саратовской губернии в XIX веке способствовала деятельность саратовского духовенства. В частности, во второй половине XIX века встал вопрос об открытии в Саратове учебного заведения для девочек из семей священнослужителей. В 1869 году было открыто Иоанникиевское епархиальное женское училише в честь Иоанникия I – епископа Саратовского и Царицинского, которому принадлежала идея открытия училища. В училище имелось несколько общеобразовательных и два педагогических класса, а также образцовая школа, где воспитанницы педагогических классов вели уроки. Училище занималось подготовкой учителей начальных церковно-приходских школ, широко распространенных в Саратовской губернии. Кроме того, выпускницы получали право поступления в высшие учебные заведения.

Данная работа посвящена исследованию формирования и развития женского образования в Саратовской губернии c конца XVIII – начале XIX веков.

В работе предпринята попытка осмыслить и показать истоки, причины и направления становления женского образования. Нам удалось заглянуть в историю не только ряда школ, гимназий, но и даже людей, когда-либо работавших или учившихся в них. Указаны люди, благодаря которым стало возможно получение светского образования не только дочерям дворян, но и купцов, горожан среднего сословия, и даже одаренным девочкам из бедных семей.

Каждое из указанных в работе учебных заведений, безусловно, имело свою специфику, которая вытекала и из его задач и целей, и из контингента обучающихся, и из состава преподавателей.

Особый интерес представляли женские гимназии и профессиональные училища, сыгравшие очень важную роль в становлении женского образования в России.

Система обучения, набор изучаемых предметов, уровень преподавателей позволяли формировать вполне грамотного, знающего и достаточно образованного человека для того времени.

Сейчас в России возрождается система гимназического образования. И можно провести некоторые параллели, выявить общее и особенно на этих двух этапах.

В настоящее время гимназическое обучение, как и любое образование в России, совместное. Поэтому, по нашему мнению, меньше внимания уделяется получению знаний и навыков, необходимых девочкам для будущей семейной жизни. В то же время совместное обучение сейчас более адаптирует всех гимназистов к будущей профессиональной деятельности, что, думается, является положительным моментом.

В целом можно сказать, что данная исследовательская работа позволила не только рассмотреть малоизученную проблему становления и развития женского образования в Саратовской губернии, но и сформировать собственный взгляд на проблемы современного образования в России.

Список использованной литературы

  1. [Сивицкий С.С.] Исторический очерк Саратовской Мариинской женской гимназии с отчетом за 1875-1876 учебный год. Саратов, 1876. – 25с.
  2. Балабанов И.П. Что принес нам 1880 год. Саратов, 1881 – 89с.; ГАСО., Ф. 3534, Оп. 1, Д. 15, 15л.
  3. Большая Совецкая энциклопедия: В 30 т.: т.17 (гимназия – горовицы) – М.: Акционерное общество “Совецкая энциклопедия”, 1930.- 656с.
  4. Валеев В.Х. Из истории саратовских церквей: Краткий иллюстрир. Справочник. – Саратов: Приловолж. кн. изд-во, 1900. – 208 с., ил.
  5. Ватник Н. Среднее образование в Российской империи. // Энциклопедия для детей. Т.5. История России и ее ближайших соседей. Ч.2. От дворцовых переворотов до эпохи Великих реформ/Гл. ред. М.Д.Аксенова. ‑ М.:Аванта+,1997.– 704.с.
  6. Годовой отчет о работе гимназии за 1915-1916 учебный год; ГАСО, Ф. 245, Оп.1, Д. 64, 26л.
  7. Годовой отчет о состоянии женской гимназии за 1906 год; ГАСО, Ф. 245, Оп.1, Д. 16, 26л.
  8. Гольтяева В.В. Из рода Рылеевых//Годы и люди. Вып.6./Составитель С.Э.Лукин. - Саратов: Приволж. изд. Детская книга, 1992-С.34-38.
  9. Журнал заседаний совета института за 1847 год; ГАСО, Ф. 381, Оп.1, Д. 7, 8л.
  10. Известия Саратовского университета.2007. Т.7.Сер.Филосифия, Психология.Педагогика., вып.1. – 259 с.
  11. Инвентарная опись имущества института за 1856 год; ГАСО, Ф. 381, Оп.1, Д. 52, 14л.
  12. История Саратовского края [С древнейших времен до 1917 года] Учебное пособие для средних и старших классов школ всех типов / Под общ. Ред. В.П.Тотфалушина. - 2-е изд., испр., доп. – Саратов: Регион. Приволж. изд-во “Детская книга”, 2000. – 416 с.: ил. – (Знай и люби родной край).
  13. История Саратовского края 1590-1917 Хрестоматия в помощь учителю истории / под общ. ред. М.В.Иванова./ Гос. Архив Сар. Области. – Саратов: изд-во Сар. Университета. 1964,-323с.
  14. История Саратовского края: [С древнейших времен до 1917 года]: Учебное пособие для 7-9 классов школ всех типов/ Под общ. ред. В.П.Тотфалушина. — Саратов: Регион. Приволж. изд-во “Детская книга”, 1996. – 408с.
  15. Казаков Б.И. и др. Страницы летописи Саратова.– Саратов: Приволж. изд-во, 1987.–136с.
  16. Кедров С.И. Двадцатипятилетие Саратовской Мариинской женской гимназии за 1859-1884 год. Саратов,1885. ‑168с
  17. Леопольдов А.Ф. Исторический очерк Саратовского края. М., 1848. – 217с.
  18. Любомиров П.Г. К истории народного образования в Саратовской губернии до освобождения крестьян// Труды Нижне-Волжского областного научного общества краеведения. – 1924. – Вып. 34. – Ч.2. – 17с.
  19. Максимов Е.К., Сафронов Ю.А. Старый Саратов на фотографиях и открытках. – Саратов: ОАО «Приволжское книжное издательство», 2004. – 272 с., ил.
  20. Меркулов В. Краткий исторический очерк саратовской начальной народной школы.– Саратов, 1880.–25с.
  21. Новиков А.П., Барзилов С.И. Святители Земли русской: Биографические очерки саратовских иархиереевев (1799 - 1832). – Саратов: Соотечественник, 2000. – 376 с.: ил.
  22. Общие сведения о земских школах Саратовской губернии и неотложных нуждах этих школ. Саратов, 1889.–87с.
  23. Оппокова В.И. Прошлое Саратовского края. – Саратов, 1923. – 153с.
  24. Отчет о деятельности института за 1854 год; ГАСО, Ф. 381, Оп.1, Д. 21, 21л
  25. Отчет о деятельности общества санитарных врачей за 1897 г.; ГАСО, Ф. 450, Оп.1,Д. 17, 37л.
  26. Отчет Саратовской Мариинской женской гимназии за 1893–1894 учебный год. Саратов, 1894.
  27. Отчет Саратовской Мариинской женской гимназии за 1903–1904 учебный год. Саратов,1904.
  28. Отчет Саратовской Мариинской женской гимназии за 1913 год; ГАСО, Ф. 245, Оп.1, Д. 164, 15л.
  29. Переписка об успеваемости учащихся и о досылке недостающих документов (1906/908 гг.); ГАСО, Ф. 776, Оп.1, Д. 8, 5л.
  30. Положение о женской повивально – фельдшерской школе и отчеты за 1896-1915 гг.; ГАСО, Ф. 450, Оп.1, Д. 5,24л.
  31. Положение об учреждении в городе Саратове института благородных девиц; ГАСО, Ф. 381, Оп.1, Д. 1, 9л.
  32. Программы преподавания в Мариинском институте за 1856 год; ГАСО, Ф. 381, Оп.1, Д. 28, 31л
  33. Проект устава Саратовской городской женской профессиональной школы. Саратов, 1889.
  34. Прошения о зачислении в 1-7-е классы гимназии за 1893 год; ГАСО, Ф. 245, Оп.1, Д. 5, 45л.
  35. Пушкарева Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (X– начало XIX в.).– М.: “Ладомир”, 1997.–381с.
  36. Саратовская область / под общ. ред. Р.Ф. Носкова. – Саратов: Саратовское областное гос. изд-во. 1952. - 445с.
  37. Саратовские барышни и сто лет назад выделялись // Саратовский арбат. 2000. 19 января.– №9.– С.24.
  38. Семенов В.Н. В старину саратовскую: Очерки и рассказы о прошлом нашего края. – Саратов: Регион. Приволж. изд-во ”Детская книга”, 1993.-336с.
  39. Сметное расписание Саратовской Мариинской женской гимназии на 1896 год; ГАСО, Ф. 245, Оп.1,Д. 8, 7л.
  40. Сметное расписание Саратовской Мариинской женской гимназии на 1897 год; ГАСО, Ф. 245, Оп.1, Д. 10, 8л.
  41. Смольный в Саратове // Сарат. арбат.– 2000.– 29 марта.– №13.– С.23.
  42. Справка о времени организации гимназии в 1859 году; ГАСО, Ф. 245, Оп.1, Д. 26, 17л.
  43. Таубин Р.А. Культурное строительство в Саратовской области (народное образование, здравоохранение, искусство). – Саратов: Саратовское областное государственное изд-во. 1939.–95с.
  44. Твои четыре века, город. – Саратов: Приволж.кн.изд-во, 1990. – 296с.
  45. Теодорович Н.И. История Саратовского Мариинского института благородных девиц 1854-1916 г. Саратов,1916. – 207с.
  46. Учебные программы (1907/1908 гг.); ГАСО, Ф. 776, Оп.1,Д. 4, 17л.
  47. Хватова А.И. Краткий отчет о состоянии школы женских рукоделий. Саратов, 1896.
  48. Циркуляры канцелярии по учреждениям императрицы Марии; ГАСО, Ф. 245, Оп.1, Д. 7, 2л.
  49. "Волга", №11-12, 1998
  50. http://magazines.russ.ru/volga/1998/11-12/breus026.html
  51. http://saratov.rusarchives.ru/putgaso/fonds_rubr_121_2_2_2_0_0_0.htm
  52. http://www.comk.ru/Bulletin/Apr_2008/vestnik.pdf
  53. http://www.my-volga.ru/content/srednyaya-obshcheobrazovatelnaya-shkola-95-mou
  54. http://www.pstbi.ru/cgi-bin/db.exe/ans/m?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG630.05.01230Fp7
  55. http://www.rusk.ru/news_rl/2005/08/09/vozobnovilis_bogosluzheniya_v_cerkvi_pri_byvshem_mariinskom_institute_blagorodnyh_devic_v_saratove/
  56. http://www.saratov.bz/index.php?blog=strcat&category=145
  57. http://www.saratovduma.ru/news/index.php?ELEMENT_ID=101

Примечания

[1] Леопольдов А.Ф. Исторический очерк Саратовского края. М., 1848. – С.93, 194; Оппокова В.И. Прошлое Саратовского края. – Саратов, 1923. – С.79.

[2] Любомиров П.Г. К истории народного образования в Саратовской губернии до освобождения крестьян//Труды Нижне-Волжского областного научного общества краеведения. – 1924. – Вып.34. – Ч.2. – С.33.

[3] Данные приводятся по Краткому историческому очерку Саратовской начальной школы/В.Меркулов.– Саратов. 1880. – С.5

[4] Гольтяева В. Из рода Рылеевых // Годы и люди. – Саратов,1992. —Вып.6.-С.36.

[5] http://magazines.russ.ru/volga/1998/11-12/breus026.html

[6] Балабанов И.П. Что принес нам 1880 год.Саратов. 1881.С.49,78,84; ГАСО. Ф.3534. Оп.1. Д.15. Л.11.

[7] [С.С.Сивицкий] Исторический очерк Саратовской Мариинской Женской гимназии за 1875-76 уч. год — Саратов, 1876. С.1.

[8] Там же

[9] Там же

[10] Саратовские барышни и сто лет назад выделялись //Саратовский Арбат 2000. 19 января № 9, С.11.

[11] [С.С.Сивицкий] Исторический очерк Саратовской Мариинской Женской гимназии за 1875-76 уч. год.— Саратов, 1876. С.3.

[12] ГАСО, фонд 245, опись 1, единица хранения 26, лист 1

[13] [С.С.Сивицкий] Указанное сочинение. С. 5.

[14] [С.С.Сивицкий] Указанное сочинение. С. 9.

[15] Кедров С.И. Двадцатипятилетие Саратовской Мариинской женской гимназии. Саратов, 1885. С.153.

[16] ГАСО, фонд 245, опись 1, единица хранения 10, лист 4.

[17] ГАСО, фонд 245б опись 1б единица хранения 7б лист 1.

[18] Кедров С.И. Указ. соч. С.153.

[19] Смольный в Саратове //Саратовский Арбат. 2000.-29 марта №13, С.11.

[20] Теодорович Н.И. История Саратовского Мариинского Института благородных девиц. – Саратов, 1916. С. 3-157.

[21]http://www.pstbi.ru/cgi-bin/db.exe/ans/m?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG630.05.01230Fp7

[22] Хватова А.И. Краткий отчет о состоянии школы женских рукоделий.– Саратов, 1896. С.2.

[23] Семенов В.Н. В старину саратовскую: Очерки и рассказы о прошлом нашего края. – Саратов: Регион. Приволж. изд-во “Детская книга”. 1993. – С.329.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top