Байбородина И.В.

Старообрядчество - «самое выдающееся, самое яркое явление умственной, нравственной, интеллектуальной жизни нашего народа» [1], в последнее время все больше привлекает внимание историков, религиоведов, социологов, этнологов и даже политиков.

Отсутствие единого религиозного центра, единого духовного руководства в среде защитников древних обрядов привело к их разделению на всевозможные течения и направления. Жестоко преследуемые за свои убеждения, люди доходили до крайних форм выражения протеста в виде самосожжени, убегали в отдаленные глухие места, за пределы России.

Это движение из центров и больших городов, прежде всего, охватило север России. Там главным обра­зом были активны так называемые беспоповцы, то есть те староверы, которые считали, что после собора 1667 г. благодать в церкви иссякла, таинства и посвящения священников стали невозможны и поэтому надо находить пути спасения без священства и таинств. Наиболее радикальные из них считали, что вообще настоящая христианская жизнь стала невозможна и поэтому надо уходить из жизни. Это они и делали, сжигая себя большими группами под священные песнопения. Менее радикальные, считая, что священство невозможно, начали основывать свои полумонашеские общины.

Уже в 1690-х гг. на реке Выг, между Онежским озером и Белым морем, образовалось такое первое, поз­же ставшее многотысячным, полумонастырское поселение, которое в начале XVIII в., при братьях Дени­совых, стало наиболее влиятельным старообрядческим центром в России.

На северо-западе центром старообрядчества стал сначала Новгород, где некий Феодосии Васильев раз­вил духовно весьма радикальное движение так называемых беспоповцев - «федосеевцев». Когда местные власти начали их преследовать, то Феодосии Васильев в 1696 г. ушел за границу в северо-западные районы заселенной русскими Литвы, в частности в Невель, который и стал важным федосеевским центром на долгие годы. Вокруг Невеля стало селиться все больше и больше эмигрантов-беспоповцев, и там Феодосии создал первое заграничное старообрядческое поселение беспоповцев - бракоборцев. В течение всего XVIII в. беспоповцы переселились в Эстонию и Северную Литву.

Если беспоповцы организовывали свои центры по преимуществу на Севере и частью уходили оттуда за границу и на восток, к Уралу и в Сибирь, то поповские поселения стали возникать на юге и юго-западе. Одним из важных промежуточных сосредоточений поповцев стала Калуга и ее окрестности, а оттуда они потянулись и дальше - за границу Московской Руси, в заселенные тоже русскими южные области Великого княжества Литовского. «Стародубье - местность, расположенная вокруг г. Стародуба, объединившая в прошлом несколько уездов северной части Черниговской губернии (Стародубский, Новозыбковский, Сурожский). Здесь с 1699 г. возникло несколько поселений старообрядцев, бежавших от гонений господствующей Церкви. Основателем первого поселения на р. Ревне был московский священник Кузьма. В 1670 г. здесь уже было четыре слободы: Белый Колодезь, Синий Колодезь, Шелома и Замешево. Немного позже возник посад Митьково, или Митьковка, основанный выходцами из Тульской и Калужской губерний... И в настоящее время существуют города и селения с многочисленным старообрядческим населением: Клинцы, Святск, Климово, Митьковка, Воронеж, Служки, Новозыбков (в настоящее время относятся к Брянской области)» [2].

«Ветка - остров на р. Сож, а также слобода, основанная старообрядцами в 1685 г. неподалеку от г. Гомель и получившая свое прозвание по имени острова. В дальнейшем Веткой стала называться вся обширная местность, населенная старообрядцами. В то время эта местность находилась за литовским рубежом, поэтому сюда бежали старообрядцы из Стародубья. Связь Ветки с Россией облегчалась тем, что русско-литовская граница лежала в густых, малопроходимых и малоохраняемых лесах Гомелыцины и Стародубья. На две трети столетия Ветка стала главным центром старообрядцев - поповцев, откуда они неоднократно делали не очень удачные попытки восстановить свою старообрядческую епископскую иерархию. Немало поповцев прошло дальше на юго-запад, поселившись на Волыни и в Подолии. Для «поощрения» эмиграции в 1764 г. русские войска перешли границу и заняли Ветку, разогнали руководителей ее общины, и тогда большинство ветковцев переселилось обратно в Россию, по преимуществу в пустынные в то время районы Нижней Волги, где их духовным центром стали монастыри на Иргизе. «Иргиз - местность в степном левобережье Волги, вдоль р. Б. Иргиз (ныне Саратовская область), где по манифесту Екатерины II от 4 дек. 1762 г. было разрешено свободно поселяться и отправлять богослужение возвращавшимся из Польши старообрядцам (в основном выходцам с Ветки). Колонизируя этот край, старообрядцы превратили его в житницу России, построили большие слободы, а вокруг них возросло по нескольку монастырей-скитов» [3].

Эмиграция из Средней России на юг и затем в Турцию была сравнительно малочисленной, то переселение старообрядцев на восток, в Поволжье, на равнины между Волгой и Уралом, на Урал и дальше в Сибирь приняла массовый характер.

Рассматривая направления переселений староверов, крупнейший исследователь старообрядчества С.А. Зеньковский отмечает, что «...новая страница в истории староверческой эмиграции началась в XX веке, когда староверы стали переселяться за океан. Еще до войны 1914-1918 гг. несколько тысяч староверов пересели­лось из Курляндии в Соединенные Штаты, где они осели по преимуществу в Пенсильвании, в частности в городах При и Марион. После революции и во время Гражданской войны много староверов из Европейской России также эмигрировало на Запад, по преимуществу во Францию и в Америку. С востока России, с Урала и из Сибири, немало старообрядцев ушло в Китай, откуда, когда коммунисты захватили там власть в конце 1940-х и в 1950-х гг., они перебрались: часть - в Соединенные Штаты, часть - в Австралию и Бразилию. Из Бразилии большинство их позже переехало тоже в Соединенные Штаты, главным образом в штат Орегон. Старообрядцы Турции, в свою очередь, ввиду все растущего турецкого национализма оставили свои поселения, где прожили почти двести лет. Большая часть их до Второй мировой войны вернулась в Россию и осела главным образом на Дону. Другие же «турецкие» старообрядцы получили разрешение иммигрировать в США особым постановлением американского конгресса при Роберте Кеннеди, тогда министре юстиции. С помощью Толстовского фонда они переехали из Турции в штат Нью-Джерси, просторы которого позволяют им сохранить свою религиозную и бытовую индивидуальность.

В состав «второй» русской эмиграции в Америку после Второй мировой войны вошло некоторое коли­чество старообрядцев, по преимуществу из донских и терских казаков, осевших в штате Нью-Джерси, где они образовали свои общины в районе Лэйквуда. Таким образом, в результате войн и революций XX века старообрядцы оказались разбросанными не только по Европе и Азии, но и по заокеанским континен­там».

В Восточную Сибирь староверы проникли преимущественно в качестве ссыльных. Селились как отдельные лица, так и небольшие группы по несколько человек. Местом поселения становились относительно крупные населенные пункты в Красноярском, Нерчинском, Верхнеудинском, Якутском уездах. Определение численности старообрядцев в населенных пунктах региона, как сосланных, так и переселившихся самостоятельно, для властей было практически невозможно. Это относилось не только к Сибири, но и России в целом. Поэтому, изучая процесс расселения старообрядцев в Забайкалье по официальным материалам этого периода, о численности можно говорить ориентировочно.

Забайкалье, являясь ключевым районом в коммуникациях Российского государства с Дальним Востоком, Монголией и Китаем, играло важную роль в упрочении его позиций на востоке, во внешнеполитических и внутренних вопросах империи. Это обстоятельство вынуждало царское правительство проводить осторожную политику в отношении коренного населения края, в том числе и в вероисповедных делах.

Из Верхотурья потянулись в неведомую Сибирь по старому Московскому тракту подводы, сани, повозки, телеги, груженные самым необходимым домашним скарбом. Путь лежал за Байкал-море, куда были направлены беглые старообрядцы из пределов Заднепровья.

Первый период переселения староверов необходимо отнести к 1735 г., хотя более крупного засе­ления за этот период на территорию Западного Забайкалья не наблюдалась. Наиболее массовое пере­селение было в 1764 году, когда из 23-х партий 14 партий староверов осели в Западном Забайкалье.

Семейские переселялись по 150-200 человек, учитывая малолетних [5]. И уже по четвертой реви­зии 1782 г. староверов, вывезенных из Польши в Забайкалье, числилось примерно 4400 душ обоего пола [6].

Опираясь на изыскания Ф.Ф. Болонева, мы можем определить численность переселенцев, кото­рая устанавливалась на основе данных о количестве провианта, выдававшегося старообрядцам и их конвоирам, а также маршрут следования старообрядцев (Буг, Винница, Горохов, Бох, Бердяев, Ста-родубы, Ветка, Калуга, Казань, Тобольск, Бараба, Алтай, Забайкалье). Старообрядцы из польских земель были привезены в Калугу, оттуда водным путем по рекам Оке, Волге в Казань. Там партии старообрядцев разделили. Одну часть (8 партий) направили в Екатеринбург, а другую (14 партий) в Тобольск, Верхотурье, оттуда староверов направили на Алтай и в Забайкалье.

В 60-70-е гг. XVIII в. образовались большие крестьянские села, лежащие в бассейне реки Селен­ги. В большинстве сел семейские были подселены к местным старожилам (Мухоршибирь, Хараши-бирь, Верхний Жирим, Куналей, Десятниково, Тарбагатай, Хонхолой, Никольское).

К концу 60-х гг. относится первое упоминание в документах о вновь образованных селах Бичура, Хароуз, Никольск, населенных староверами. По документам проходит, упоминание об образованиях старообрядческих сел: Хандагай (1768), Пестерево (1768), Тарбагатай (1776), Убукун (1780), Барская деревня (1780), Урлук (1780), Малый Заган (1782), Шаралдай, Подлопатинская деревня (1782) [7].

Из первой партии старообрядцев, вывезенных из Ветки, в 1765 г. на территории Тарбагатайской волости размещены 237 человек мужского пола и 240 женского пола, проживающих в 12 населенных пунктах. К концу XVIII в. численность там увеличилась и в 257 дворах проживало уже 819 душ мужского пола и 879 женского пола [9].

О внутренних миграциях в Забайкалье источники упоминают уже в последней трети XVII в. Так, старообрядцы из первой партии, поселившись в Тарбагатайской волости, в большинстве своем остались жить среди православных местного населения, но часть поповцев переселилась на реку Брянь и основала деревню Новобрянскую. Спустя 30 лет, т. е. в начале XVIII в., последователи беспоповского согласия переселились в деревню Жиримскую. На местах первого поселения остались жить староверы вместе со старожилами д. Бурнашево (26 душ мужского пола и 23 женского пола в 8 дворах) и Десятниково (19 душ муж. пола и 12 женского в 3 дворах).(10)

Старообрядцы, расселенные в Мухоршибирские волости в 1767 г., обосновались здесь ненадолго. Только жители селения Никольское поменяли местожительство, переселились и образовали в нескольких верстах от села одноименную деревню. Другая часть этой группы старообрядцев разместилась в Урлукской слободе, которая в 1782 г. отошла к Доронинскому уезду, а позже эту же часть староверов переселили из-за большой скученности в деревню Харауз.

Старообрядцев д. Бичура первоначально в количестве 70 душ мужского пола и 66 душ женского пола поселили в Покровскую слободу у р. Ире, затем всех (кроме одной семьи из 4 человек) перевели на р. Бичуру, где в 1782 г. числилось уже 129 душ мужского и 106 душ женского пола.

Таким образом, в 60-е гг. XVIII в. процесс санкционированного переселения приобрел система­тический и массовый характер. Из двух десятков партий, высланных по этапу в Забайкалье, на терри­тории трех волостей было расселено около 5000 староверов, а в конце XVIII в. старообрядцы уже были сосредоточены в двух уездах и трех церковных заказах Забайкальской области (по административному делению того времени), где числилось 2437 душ мужского пола и 2778 женского пола. Они проживали в 709 дворах, расположенных в 30 деревнях. Необходимо отметить, что расселение ста­рообрядцев в Забайкалье было вовлечено в разнонаправленные процессы. В самом начале для них важно было образовать компактный ареал, обособленный от всего остального населения территориально. И это им вполне удалось - Тарбагатайская, Мухоршибирская, Брянская волости были заселены преимущественно семейскими.

В то же время в самой конфессии становятся доминирующими процессы консолидации и внутри - конфессионального единения, которые выражаются в обострении этнического самосознания. По мнению социолога Е.В.Петровой, несмотря на то, что семейские были выходцами из разных районов и областей России, а затем и разных территорий польских пределов, в Забайкалье они стремились преодолеть этнокультурные различия, объединяли их в этом случае этноконфессиональное самосознание и специфический этноним, самоназвание - «семейские». Для старообрядцев горного Алтая этот этноним был «каменщики», «поляки», «кержаки», для старообрядцев Молдавии, Румынии -«липоване», для старообрядцев Южного Урала - «кулгуры». «...за время проживания в Западном Забайкалье за старообрядцами закрепилось название "семейские"».

Используя архивные документы, нам удалось отметить, что уже в 30-е гг. XVIII в. количество ста­рообрядцев Забайкалья составляло около 80% от общего числа старообрядцев Восточной Сибири. Анализ материалов показывает, что существовали два пути возникновения поселений старообрядцев: переселение из других регионов и внутренняя миграция. Итогом внутренних миграций нередко было образование первоначально временных и сезонных поселений - заимок.

Таким образом, на самосохранение старообрядчества Забайкалья повлияло компактность рассе­ления, ограничения со стороны государства, общение с другим населением, одновременно традици­онность и внесение новаций в культуру, включение защитных механизмов в межэтническом и межличностном общении, социальная поддержка внутри конфессии, а также уважительное отношение к труду

Литература

1.Розанов В.В. Психология русского раскола. Религия и культура //Сочинения. - Т. 1. - М., 1990. - С.43.

2.Вурфгарт С. Г.,Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, события, предметы, символы: опыт энциклопедического словаря // Церковь. - М.,1996. - С. 271.

3.Там же. - С. 125.

4.Зеньковский С.А. Русское старообрядчество: в 2 т. - Духовные движения XVII века. Т.2. Духовные движения ХУИ-Х1Х веков,- М: Изд-во Института ДИ-ДИК.С.361.

5.Болонев Ф.Ф. Старообрядцы Забайкалья. - С. 42, 44 - 46.

6.Ровинский Н.А. Материалы для этнографии Забайкалья // Изв. Сиб. отд. Импер. Рус. геогр. об-ва. - 1873. -№З.Т. 4.-С. 123.

7.Там же. - С. 19.

8.Власова И.В. Поселение Забайкалья // Быт и искусство русского населения... - Ч. 2.: Забайкалье. - С. 22.

9.ГАИО. Ф. 50, оп. 7, д. 40, л. 13-14.

10. Там же, л. 15-16.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top