Сигунова С.В.

Петр Великий за время своего правления проводит ряд преобразований для того, чтобы преодолеть отсталость своей страны от ведущих европейских держав. Реформы затрагивали разные сферы: от экономики до церкви, но область культуры была наиболее всех преобразованной по европейскому образцу: бритье бород, одежда европейского образца, изучение новых дисциплин[1].

В 1732 году Вольтер публикует «Предисловие к Истории Карла XII»[2], в котором впервые упоминает имя царя Петра. Но до его упоминания автор приводит ряд философских идей, связанных с написанием исторического труда, посвященного какому-либо монарху. Вольтер говорит о том, что очень мало было монархов, которые заслуживали того, чтобы писали подробно историю их. Память сохранилась только об очень небольшом числе их, и это число было бы еще меньше, если бы помнили только о справедливых[3]. После рассуждения о монархах Вольтер переходит непосредственно к объяснению причин, побудивших его написать свой исторический труд, посвященный шведскому королю, где мы впервые и встречаем имя русского царя.

В данной работе необходимо привести все размышление Вольтера, чтобы не упустить главную мысль историка, пытавшегося донести ее до своих читателей и будущих критиков. «Автор не осмелился бы присоединить эту подробную историю Карла XII, короля шведского, к массе тех книг, которыми засыпана читающая публика, если б этот государь и его соперник, Петр Алексеевич, более великий человек, чем он, не были бы, по единодушному признанию всего мира, самыми оригинальными личностями за двадцать с лишком веков»[4]. Из этой цитаты можно вывести два важных заключения: во-первых, уже в предисловии Вольтер говорит, что для него личность Петра является более значимой и великой, нежели личность шведского короля, о котором дальше пойдет повествование; во-вторых, Петра всемирно признают великим государственным деятелем в момент написания сочинения Вольтером. В заключении «Предисловия» автор особо отмечает то, что история какого-нибудь монарха не есть перечень того, что он сделал, но того, что он сделал достойного для передачи потомству[5].

Как человек, Карл XII был Вольтеру безусловно роднее Петра. Русского царя Вольтер превозносил, как государя, и, будучи вынужден скользить по отрицательным сторонам, уже одним этим лишил себя возможности нарисовать цельную фигуру[6].

Самое первое упоминание Вольтера о Петре Великом непосредственно в исторической работе встречается в первой главе книги в месте перечисления трех главнейших врагов Карла XII: Фридрих IV, Август и Петр Великий, был третий и наиболее опасный[7]. Из этих строк видно, что Вольтер признает мощь и силу русского монарха, ставит его в один ряд с европейскими государственными правителями.

Далее историк говорит о роли Петра в истории российского государства, о его цивилизаторской миссии, о коренном переломе как в обычной жизни русских людей, так и в духовном плане по средством реформ царя. Но для определения роли Петра и значимости его реформ, Вольтер приводит состояние Российского государства накануне преобразований, пытаясь построить свою работу на контрастах, на противоположных состояниях государства: до и после Петра. «Но эта огромная страна [Вольтер имеет в виду размеры территории государства – С.С.] была едва известна Европе до царя Петра: московиты были менее цивилизованы, чем мексиканцы при открытии их, рожденные все рабами столь же варварских господ, как и сами; они коснели в невежестве, испытывая нужду во всех ремеслах и не понимая этой нужды, что подрывало всякую предприимчивость. Старинный, священный для них закон, запрещал им под страхом смерти выезжать из их страны без разрешения патриарха. …Летоисчисление московитов начинается с сотворения мира; …первый день их года приходился на 13-е число нашего месяца сентября. Они объясняли это установление тем, что, вероятно, Бог создал мир осенью, время года, когда земные плоды созревают. …Они были до того невежественны, что не знали употребления цифр; для счета они пользовались маленькими шариками, нанизанными на бечевки. …Их религия была и осталась до сих пор христианской, греческой, но смешанной с суевериями, чем те были нелепее и чем сильнее их угнетали»[8].

Затем автор труда переходит непосредственно к реформаторской деятельности Петра во всех областях жизни общества, но нас интересуют только культурные преобразования, так что мы будем рассматривать только их.

Для успешного проведения культурных реформ и преодоления отсталости России от передовых держав Петр Великий отправляется в путешествие по Европе с целью обучения различным «работам, на какую никакой другой человек не согласился бы»[9]. Данное путешествие длилось около двух лет, по окончании которого царь вернулся в Россию и начал проводить культурные преобразования, «привезя с собой все искусства Европы»[10]. Петр приехал не один, а привез с собой искусных ремесленников «всякого рода»[11]. Вольтер не уточняет профессии ремесленников, он лишь сообщает о том, что их было большое количество, и обозначил это одним словом – «толпа». Кроме того, историк не указывает ни одной конкретной даты, он лишь пытается воссоздать схематичную картину происходящего в России в период царствования Петра и сформировать представление о царе.

Реформы в области культуры в работе Вольтера «История Карла XII» присутствуют на уровне простого перечисления. Между ними нет никакой хронологической последовательности, он их выделяет небольшими блоками по тематическому принципу. Каждый блок культурных преобразований несет в себе положительную оценку деятельности Петра Великого как реформатора, кроме того, в конце их перечисления он дает общую оценку всем культурным изменениям в России. «Он устроил училища, типографии, библиотеки; в городах был введен порядок; одежды и обычаи менялись мало по малу, хотя и с трудом; московиты постепенно узнали, что такое общество. Даже суеверия были уничтожены; царь провозгласил себя главой религии; и этот последний поступок, который стоил бы престола и жизни менее абсолютному монарху, удался почти без противодействия и обеспечил ему успех всех других нововведений»[12].

В этом же труде Вольтер выделяет еще две области, в которых было проведено реформирование: образование и науки. «Науки, бывшие в других местах поздним плодом стольких веков, в его государстве появились, благодаря его стараниям, и в самом совершенном виде… Он заставил молодое дворянство путешествовать, учиться, перенести в России иностранную учтивость»[13]. Никаких дат относительно этих реформ не выявлено, никаких подробностей описания данного процесса нет, нет также и возможных трудностей и преград в процессе преобразования культурной сферы. Для Вольтера имеет большее значение подчеркнуть важность этих событий, дать им оценку со знаком плюс, выделить Петра Великого из ряда других правителей России и стран Европы, показать то, что без реформ царя не была бы Россия великой страной.

После перечисления всех реформ Петра Великого в области культуры, Вольтер делает заключение, так сказать, резюмирует все выше сказанное следующими словами: «таков был царь Петр»[14].

Следует сказать о том, что Петр у Вольтера – это герой преобразования. Он преобразователь, законодатель, отец народа, идеальное воплощение черт абсолютного и просвещенного государя[15]. Изначально Вольтер планировал написать историю России, но между тем из его пера выходит история Петра. На первый план выступают деяния царя, заслоняя творение[16].

Вернувшись с Петром из первого заграничного путешествия, Вольтер повествует о перемене в обычаях, нравах, о новых порядках в области церкви[17].

Современный историк С.А. Мезин отмечает то, что Вольтер был наиболее последовательным поклонником России, что для него «Россия, преображенная Петром I, была наглядным примером успехов разума, секуляризации и цивилизации»[18].

В европейской общественной мысли второй половины XVIII века сложилось представление о том, что реформаторская деятельность Петра Великого ассоциируется с цивилизаторской миссией. Для Вольтера и других мыслителей «царь уже не редко выступал как цивилизатор своей страны и даже претендовал на роль просвещенного монарха»[19].

Таким образом, Вольтер дает положительную оценку культурным реформам Петра Великого, благодаря которым Россия превратилась в могущественную державу и встала в один ряд с крупными державами Европы. Культурные преобразования являются лишь составной частью модернизации страны по европейскому образцу.

Примечания

[1] Wright, Mary C. Debate: Revolution from without? A Commentary on "Imperial Russia at the Turn of the Century: The Cultural Slope and the Revolution from without", by Theodore Von Laue / Mary C. Wright // Comparative Studies in Society and History. – 1962. – Vol. 4, No. 2. – РР. 247-252. – Р. 249.

[2] Вольтер, Ф.М. Собрание сочинений: В 3 тт. Т. 2. Театр. Стихотворения. Мемуары. Исторические сочинения. Статьи, памфлеты / Ф.М. Вольтер // Пер. с фр. – М.: Литература, 1998. – С. 307. Это издание представляет собой первую публикацию сочинения Вольтера после 1917 года.

[3] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 307.

[4] Вольтер, Ф.М. Там же. СС. 308-309.

[5] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 309.

[6] Шмурло, Е. Вольтер и его книга о Петре Великом / Е. Шмурло. – Прага: издательство «Орбис», 1929. – С. 99.

[7] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 328.

[8] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 330-331.

[9] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 332.

[10] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 333.

[11] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 333.

[12] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 333.

[13] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 337.

[14] Вольтер, Ф.М. Там же. С. 337.

[15] Державин, К.Н. Вольтер / К.Н. Державин. – М.: издательство АН СССР, 1946. – С. 203.

[16] Шмурло, Е. Там же. С. 91.

[17] Шмурло, Е. Там же. С. 94.

[18] Мезин, С.А. Стереотипы России в европейской общественной мысли XVIII века / С.А. Мезин // Вопросы истории. – 2002. – № 10. – С. 153.

[19] Мезин, С.А. Там же. С. 150.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top