Адамчевская Т.В.

I. Введение

Меч – один из самых красивых и смертоносных видов оружия. Им защищали свою жизнь и лишали жизни другого. На него молились, на нем приносили клятвы, им отстаивали честь и достоинство. Именно такими клинками были вооружены рыцари по всему миру.

Первыми стали поклоняться мечу скифы. Их знаменитый акинак (меч-кинжал) достигал в длину всего лишь 30-40 см. Как известно, степняки – это, в первую очередь, - конники, следовательно, такое оружие было совершенно бесполезным при их тактике ведения боя. Однако акинаки были распространены очень широко, они пользовались большой популярностью и почетом у скифов и некоторых других азиатских народов. Акинак носился на поясе, животе или бедре. Геродота поразило, что степняки поклонялись не только и не столько своим богам, сколько мечу, его втыкали острием в землю и произносили молитвы. Акинак, благодаря специфичной форме рукояти, - фаллический символ, а так же символ воина вообще.[1]

В Средневековье существовали целые культы мечей. В Западной Европе это был, так называемый, рыцарский кодекс чести. На Руси, где рыцарство было не столь развито, а военные люди не занимали такого высокого положения, как в других странах, все же существовали свои правила. В русской правде несколько статей посвящены именно обращению с оружием: « Ст. 18. Аже кто оударитъ мечемь, не вынезъ его, или рукоятию: то 12 гривен прдажи за обиду. Ст. 19. Аже ли вынезъ мечь, а не оутнеть, то гривна кунъ.[2] Ст. 24. Аже оударить мечем, а не оутнеть на смерть. То 3 гривны, а самому гривна за рану, же лечебное; потнеть ли на смерть, а вира.[3]» Погибнуть от вражеского клинка, встретить удар грудью, считалось очень почетным, в то же время, если воин хотел унизить противника, то он бил его не режущей частью меча, а плашмя так, например, рыцарь должен был бить простолюдина, если между ними возникал конфликт. Верхом же неуважения был удар навершием. «Тобьери узнал Шумилу [кличка слуги] и, подойдя к нему, ударил его рукоятью меча по уху: “Эй, вставай, сволочь!”» – гласит одна из саг викингов. В другой саге «Песнь о Норнагесте» повествуется о том, как Сигурд, догнав бегущего в битве Старкада, рукоятью меча, выбил ему клыки и велел убираться прочь.[4]

При несоблюдении кодексов можно было «испортить» оружие. При этом вовсе не означало, что оно должно затупиться или сломаться. Меч считался живым существом с душой и собственным, порой капризным характером. Клинок – это фаллический символ, это признак настоящего мужчины. Но вместе с ножнами представляет собой единство мужского и женского начал.

Символика меча сложна. Клинок – это и так же и солярный символ, он олицетворяет собой продолжение солнечного луча, возможно, поэтому на многих иконах, таких как Архангел Михаил, меч – это пучок света, исходящий из рукояти. Меч разделял, а так же отделял душу и тела, Небо от Земли, пламенеющий меч отделял человека от рая. Обоюдоострый меч символизировал двойственную силу в противоречии и разрушении, жизни и смерти; те силы, которые как бы противодействуют друг другу, но на самом деле дополняют друг друга, составляя единое целое.[5] Но не только на иконах изображались святые с мечами в руках. Эта традиция восходит к язычеству. Примером этому может служит изображения Перуна. Сакральная функция требовала целостности меча, на нем не должно было быть никаких трещин, а тем более дыр. Это относится не только к функциональным составляющим клинка, но и к рукояти. Навершие и тоже не было бессмысленным.

Обо всем этом пойдет речь на следующих станицах. Цель этой работы – рассмотреть меч, как сакральный символ. Она почти не ограничена временными и пространственными рамками, я попыталась собрать всю имеющуюся информации. Порой она была связана с мистикой и различными красивыми, но, к сожалению, неправдоподобными историями. Оно и понятно: столько воды утекло со времени господства клинкового оружия на нашей планете.

II. Историография

По данному вопросу нет специальной литературы, именно этим вопросом никто не занимался, встречаются лишь отдельные статьи. Изначально я преследовала цель изучить лишь русские традиции, но в ходе работы выяснилось, что ограничиться конкретными временными и географическими рамками невозможно. Поэтому рассмотренный мною материал относится к различным народам и эпохам это: славяне (как восточные, так и западные), викинги, народы Западной Европы.

При написании этой работы я использовала различные источники, связанные не только с мечами, но и с символикой, язычеством. Более или менее подробно о символики меча написано в книге Марии Семеновой «Быт и нравы древних славян», в которой одна глава посвящена именно клинкам. Основа этой главы – статьи А.Н. Кирпичникова и данные фольклора.

Традиции скандинавов описаны в статье Г.С. Лебедева «Этюд о мечах викингов». Название говорит само за себя. Работа базируется на археологических данных и древних сагах, таким образом, складывается достаточно полная картина мира скандинавов.

«Иллюстрированная история оружия от древности до наших дней», несмотря на то, что она носит общеознакомительный характер, имеет очень интересную структуру. В книге приводятся фотографии реальных клинков (а не зарисовки, как в большинстве подобных изданий), увеличенные клейма с них и перевод этих клейм на русский язык. Параллельно же идет рассказ о традициях, связанных с данным видом оружия. Эти сведения помогают воспроизвести реальную картину отношений между мечем и его хозяином.

Написанию главы о клеймах способствовали книги: «Europeishe heib-und stiegwaffen» и «Загадки латинских клейм на мечах IX – XIV вв.» Д.А. Дрбоглава, а так же «Znaki i napisy na mieczach sredniowiecznych w Polsce» Марианна Глосека в которых приведены примеры клейм, их перевод и значение.

Остальная литература содержит сведения о символике и сакральном значении мечей, их составляющих и знаков, на них нанесенных.

К сожалению, ни одной монографии, относящейся к сакральной символике холодного оружия вообще и меча в частности, мне обнаружить не удалось.

1. Заговоры на мечи

Ритуальные заговоры и заклинания известны на Руси с древнейших времен. Первые упоминания о заговорах-клятвах датируются Х веком – славянские воины использовали магические формулы при заключении мирных договоров с греками. Литературные памятники и летописи ХII – XV вв. свидетельствуют о массовом распространении знахарства и ворожбы на Руси. Эти проявления магии были так сильны, что даже в XVII – XVIII вв. церковь осуждала всевозможные ее проявления и жестоко расправлялась с колдунами и ведьмами. Это подтверждают многочисленные судебные материалы этого времени. Однако в скобках замечу, что на Руси было сожжено в общей сложности всего около 100 ведьм и колдунов, эта цифра кажется ничтожной по сравнению с данными о Германии и Италии.

Заговор – одна из древнейших форм устного народного творчества, воплотившая в себе суеверные и архаические представления людей об окружающем мире. Первоначально заговоры служили своего рода вербальным дополнением к обрядово-ритуальным действам, входившим в сферу магической практики. В широком же смысле это – некая словесная формула, имеющая магическое значение и предназначенная для магического излечения, предохранение от сил зла, обеспечения успеха в делах и начинаниях.

В зависимости от целей магической церемонии строго определен и порядок обращения к тому или иному образу-персонажу моления или заклинания. По традиции заговоры читаются на молодой или на ущербный месяц, в полнолуние или на убывающий месяц. В эти дни из дома не дают ни хлеба, ни соли, не работают по воскресеньям и на церковные праздники.

До нас дошли многие ритуалы и заговоры, но насколько они соответствуют первоначальному варианту говорить трудно. Однако осмелюсь привести некоторые из них, связанные с оружием.

Рукоять оружия втыкают в землю, острие вверх. Обходя по часовой стрелке, произносят заговор: «Выкатило солнышко из-за моря Хвалынского, да восходит месяц над градом каменным, а в том граде каменном породила меня матушка и, рожая, приговаривала: «Будь ты, мое дитятко, цел-невредим: от стрел и мечей, от бойцов и борцов». Опоясывала меня матушка мечем-кладинцом. Ты, мой меч-кладинец, вертись и крутись, ты вертись и крутись, как у мельницы жернова вертятся, ты круши и кроши всяку сталь и укладь, и железо, и медь; пробивай, прорубай всяко мясо и кость; а вражьи удары, чтобы прядали от тебя, как камни от воды, и чтобы не было тебе от них ни царапины, ни зарубины. Заговариваю раба (имя рёк), опоясываю мечем-кладинцом. Чур слову – конец, моему делу – венец».

Этот заговор использовался примерно в X-XII вв.[6] На Руси было негласное правило: никогда не втыкать клинок острием в землю, а ставить оружие только на рукоять. По одному из символических значений меч – это олицетворение солнечного луча[7]. Возможно, клинок, направленный к небу символизирует обращение к энергии солнца. Этот ритуал относят только к Руси, однако, подобные действа были и у балтийских славян, равно как и следующий магический обряд.

2. Ритуал исполняется ночью на поляне или на опушке леса. Выстраивается сруб из нескольких венцов, ориентированный на стороны света:

Посреди сруба садится человек с мечем в руках, глядя на бревно, которое ставят вертикально, ориентируя на северо-запад. По углам садятся еще четверо, которые кладут руки на бревна. Северный и южные углы сруба называются Ворота, западный и восточный – Сила. Вне сруба за спиной центрального сидит на коленях человек, который смотрит поверх головы последнего на бревно (как правило, это был колдун или иной посвященный). Седьмой участник следил за происходящим и подстраховывал, дыбы не случилось ничего страшного.

Считалось, что ритуал удался, если бревно упадет или вспыхнет.

Это действо проводилось примерно в VII веке, оно было распространено у восточных, возможно, и прибалтийских славян. Соответственно, оно чисто языческое и обращено к Сварогу.

Смысл ритуала заключается в том, что через вертикально стоящее бревно выкачивается энергия земли и направляется в сруб. Угловые должны почувствовать «руки», сидящего напротив. Задача Силы – гнать энергию по срубу против часовой стрелки, Ворот – отделять «добрую» энергию и направлять ее на центрального, через которого она переходит на меч.[8]

3. Призыв-обращение к стихиям (воздуху, земле, огню, воде):

Воздух, земля, огонь и вода

Силы свои направляйте сюда,

В этот клинок, что сжимает рука.

В битве победа пусть будет легка.

После произнесения заклинания в огонь бросают землю и наливают небольшое количество воды, а клинком рассекают воздух над огнем.[9]

4. Этот ритуал связывал меч со своим хозяином:

Ворона черного мудрость вбирай,

Силу у вепря возьми,

Ловкостью рыси лесной обладай,

Что бы сражаться с людьми.

Произносится над огнем (костер в лесу, родовой очаг, кузнечный горн), в который бросаются части названных животных (это, чаще всего, кусочки меха или кожи). Клинок пропускают через дым, при этом меч держат на расстоянии вытянутой руки. Из оставшихся частей животных изготавливают амулет: кожаный мешочек двух цветов и прикладывают его к клинку. Этот мешочек в дальнейшем носится на поясе или на шее.[10]

2. Подписные мечи

Особую роль в ритуалах с оружием занимали кузнецы, т.к. именно они творили это оружие и «характер» меча мог напрямую зависеть от настроения его изготовителя. Особенно актуально это было в то время, когда клинки были редки, и не существовало еще хорошо налаженного цехового производства. Именно кузнец должен был закалять клинок. Но, помимо обычного прокаливания и ковки, также использовали различные, больше ритуальные способы «укрепления» клинка. Так, например, был известен способ закаливания меча в свежей гусиной крови, а наиболее изощренные кузнецы использовали для этой церемонии кровь халдея.

Все виды работы с металлом были связаны с различными обрядами и суевериями. Не зря сельский кузнец всегда считался человеком особым, ремесло это было, как правило, семейным. Сам мастер – большой, сильный мужчина, угрюмый и молчаливый был для своих односельчан чем-то вроде колдуна, его побаивались, но уважали. От древнего глагола «ковать» - изготавливать что-либо из металла, происходит слово «коварство», которое изначально имело другой смысл. Им обозначали мудрость, умение и замысловатость. В народе кузнецов связывали с образом волка и звали волкодлаками[11]. В городе оружейники довольно быстро выделяются из простых кузнецов и создают свои артели.

Но как кузнецы широкой специализации, так и профессиональные оружейники любили «подписывать» свои изделия. Это могло быть имя мастера, например, знаменитый первый русский подписной меч с надписью «ЛЮДОТ(Ш)А КОВАЛЬ», или же ставилось название мастерской, в которой был выкован клинок. Самыми крупными мастерскими в Западной Европе были ULFBERHT и SIMERHLIIS. Но со временем мечи с надписью ULFBERHT стали появляться в разных частях Европы и есть подозрения, что часть из них производилась местными мастерами, а не привозилась. Не редким это явление было и на Руси. Возникает вопрос: зачем же кузнецы на свои изделия ставили названия чужой мастерской? Скорее всего, не для подтверждения качества, т.к. иногда не знающий иностранных языков кузнец терял некоторые буквы из слова. Возможно, мастера считали надпись необходимым атрибутом оружия и по традиции переносили непонятные им буквы на свои изделия.

Однако не только имена мастеров «писались» на клинках. В Европе часто находят мечи с выбитыми на них молитвами. Иногда слова выбивались полностью: IN NOMINE DOMINI[12]. Эта молитва появилась на мечах в XII веке и потом использовалась очень долго. Но не все обращения к Богу были столь краткими, многие из них не поместились бы даже на двуручном мече, поэтому их сокращали: +NRISSDIDA+SBENIS+MEHDXOEHRNISDX+MEHDXOEHRNISDH[13]

Этот пример относится к первой половине XIII века.

Использование молитв связано со сверхъестественными функциями, приписываемыми клинкам. Чтобы оружие не сломалось, не подвело хозяина в нужный момент, чтобы рядом с человеком всегда была Божья милость, на мечах высекались молитвы. Так как оружие настоящий воин обнажает только в тот момент, когда дело уже не может закончиться миром, то от верности меча зависит и судьба самого человека. Не смотря на то, что церковь в Средние века имела очень большой вес в обществе, были сильны и различные языческие пережитки, которые стали дурными приметами и предрассудками. По-прежнему считалось, что меч – священен, что он чист, пока чист и безгреховен его обладатель. Но оружие могут испортить, на него могут наложить проклятие колдуны или враги, и он предаст своего хозяина в бою, например, выскользнет из руки, ранет своего владельца. В бою эта измена означала верную гибель воина. Именно для предотвращения такого исхода в битве на мечи наносились молитвы.

В дохристианское время существовали свои символы. В Скандинавии их роль выполняли особые охранные руны, ими были, в первую очередь, Teiwaz (­) (правосудие), которая символизировала противостояние Хаосу, неуязвимость в бою, борьбу против несправедливости. Наносились так же и другие знаки, которые также называли рунами победы, это Uruz ( ) (бык, тур), Ansuz ( ) (ас, Один) и Weird ( ) [знакового обозначения не имеет] (голос Одина, непознаваемое). В одной из саг есть даже своеобразная «инструкция» по применению этих символов:

Руны победы,

Коль ты к ней стремишься,

Вырежи их на меча рукояти,

И дважды пометь именем

Именем Тюра![14]

Так же использовались и другие символы – растительные, животные или геометрические рисунки, которые со временем утратили свою сакральную функцию и превратились в элемент декора меча. Возможно, именно этим объясняется происхождение немецких «волчков» (1) и французских «лилий» (2)[15].

В более позднее время, когда люди стали не столь религиозными, на оружие стали наносить девизы, например, GLORIA VIRTUTEM SEQUITVUR PRO CHRISTO ET PATRIA[16]. Так же на клинках стали появляться и гербы родов, но эти изменения произошли уже после XVI века, поэтому не найдено мечей с подобными клеймами.

3. Знаки на рукояти

К сожалению, Время сильно исказило вид многих клинков, и знаки, нанесенные на них древними мастерами, сейчас уже не читаются. Однако на поздних примерах или же на мечах, сохранившихся в каких-либо частных коллекциях и почти не потерявших внешнего вида, еще можно рассмотреть различные знаки и символы. На лезвии – это всевозможные молитвы и имена, но страницы железной книги рассмотрены подробнее в предыдущей главе. Что же касается рукояти, то здесь дело обстоит сложнее. Как известно, оружейные мастерские существовали почти во всей Европе, а их клинки расходились потом по всей Европе. Несмотря на то, что в Средневековье Запад принял христианство, различия в культуре у разных народов, конечно же, сохранялись. Но мечи существовали еще в языческую эпоху, и на них тоже наносились различные охранительные знаки, и это не могло быть забыто в одночасье с приходом новой религии. Со временем эти знаки потеряли сакральное значение и стали украшением меча, но их нам сейчас трудно определить, в каком случае мы имеем дело с символом, а в каком с просто красивым, ничего не значащим узором. К тому же, в связи с тем, что мечи блуждали по всей Европе и клинок, изготовленный в каком-либо Германском княжестве, вполне мог попасть в Англию, трудно определить, какое значение несет тот или иной знак. Но здесь мы имеем дело со странами одного вероисповедания. С Русью же сложнее. К нам попадали клинки из разных мастерских. Со временем русские мастера стали сами ковать мечи, нанося на них собственные узоры.

Так, например, меч типа Т-1 имеет своеобразный рисунок:

Если быть уверенными, что его изготовили русские оружейники, то это – древний славянский знак земли[17]. А если это – неславянский символ, а меч пришел на территорию Руси из Европы, как следует его читать тогда? Эта же проблема и с самой формой набалдашника. Были общеевропейские типы наверший – это дисковидное, круглое, треугольное, довольно часто встречалось трех- и пятичастное. Последние были распространены и в Европе и на Руси. в то же время у славян считалось, что символ, похожий на трехчастное навершие:

обозначает три положения солнца на небе, т.е. восход, полдень и закат[18]. Что этот символ означал у других народов, сказать трудно. Но не только у разных народов разнилась трактовка одних и тех же знаков, но даже и у разных племен одной народности. К мечам это относится косвенно, т.к. на Руси ко времени появления собственного оружия племенные союзы прекратили свое существование. А вот височные кольца и вышивка в каждом регионе была своя и, порой, один и тот же узор в разных частях страны имел различные значения.

На территории Руси был найден хорошо сохранившийся меч, который Кирпичников называет А-местный и датирует примерно X в. На его рукояти изображено некое растение, возможно, это – Ясень Иггдрасиль. На перекрестье – корни дерева, на самой рукояти – его ствол, на набалдашнике – крона. При этом доказано, что меч этот русского происхождения. Как получилось, что русский мастер изготовил в своей кузне клинок со скандинавской картиной мироздания остается загадкой. Но еще большей загадкой является клинок, который Кирпичников классифицирует как «Скандинавский» тип. Этот клинок имеет эфес, составленный из пяти частей, на котором красуются звериные морды, а так же узор , схожий с теми, что нанесены на шведский рунический камень. Однако впоследствии выяснилось, что на лезвии есть надпись их дамаскированной проволоки «ЛЮДОТ(Ш)А КОВАЛЬ»! Получается, что первый русский подписной меч имеет скандинавский рисунок![19]. Почему этот знаменитый Людот(ш)а не нарисовал славянские символы, а использовал скандинавские? Если на мечи не наносились «лишние» знаки и буквы, то почему русский мастер использовал то, что не относится к его вере, его представлению о мире? Мечем с именно таким эфесом поражает Сигурд змея Фафнира, это эпизод из песен Эдды.[20] Неужели Людот(ш)а был, по крайней мере, по вере скандинавом?

У викингов было принято наносить руны не только на лезвие, но и на перекрестье меча: «Руны победы … вырежи их на меча рукояти…»[21].

Еще одну проблему при изучении символики рукояти создает то, что часто переделывали старые клинки сообразно своему вкусу. Это усложняет типологизацию и датировку клинка, а также расшифровку нанесенных на него знаков.

Таким образом, мы можем говорить о том, что символы наносились не только на лезвие, но и на рукоять. Причем, читать эти узоры очень сложно, в первую очередь, из-за широкого распространения оружия этого вида, а также из-за еще многих факторов, описанных выше. Однако ничего не делалось просто так и, безусловно, изначально узоры, наносимые на мечи имели сакральный смысл.

4. Передача меча

О передаче говорится во многих источниках, однако именно эта глава содержит самое большое количество невыясненных вопросов. Известно, что мечи служили долгие годы, что они передавались по наследству, дарились, служили наградой. «Меч – оружие особое, его просто так не дают и не берут»[22]. Возможно, объяснение этому очень простое: металл был очень дорог сам по себе, а хорошо обработанная сталь была большой редкостью, поэтому, однажды купивший себе меч, передавал его своему сыну или внуку. Но возникает вопрос: а почему же тогда мечи, которые дошли до наших дней, в основном, были найдены в курганах и иного рода могилах? Неужели к этому времени люди разбогатели? Или же это захоронения очень богатых людей, потому что только их родственники могли положить с усопшим в могилу его верного коня, его кольчугу, меч и другие доспехи? Ответить на этот вопрос трудно. Скорее всего, в могилу клали клинок, только если сын усопшего сам мог купить себе новый или уже имел свой. Возможно, в могилу воина оружие помещали не родственники умершего, может быть, это был дар его князя или воеводы. Сейчас на этот вопрос ответить трудно.

Если считать, что древние верили в единство меча и его обладателя, то можно объяснить наличие сломанных клинков аккуратно положенных рядом с витязями в захоронениях. По одной из версий, ломая меч, его «убивали», дабы никто другой не смог им воспользоваться и «умерщвленный», или ж сломавшийся в бою клинок, переходил в загробный мир вместе со своим хозяином, чтобы там служить ему верой и правдой. Однако и здесь не все так гладко, как кажется: во многих сагах рассказывается о том, как герои добывали в курганах клинки, как они отвоевывали их у духов, охраняющих могилу. Как могли уживаться такие разные традиции совершенно не понятно.

На Руси они тоже существовали. Исходя из текстов сказок, герой, какой-либо Иван-Царевич, отправляется в Тридесятое царство за чем-либо. Тридесятое царство – это загробный мир. Там он находит и отвоевывает (или же получает, выполнив определенное задание) Меч-Кладинец, обладающий неземной силой, с помощью которого потом разит нечисть наповал. Не является ли это рассказом о том, как воин, достав из погребения меч, воюет или пытается договориться с душой его прежнего хозяина? В то же время на территории Руси был широко распространен обряд трупосожжения, на погребальном костре оказывалось и оружие покойного. Возникает еще один вопрос: откуда же тогда взялись истории про Тридесятое царство? Ведь сказка – тот же миф, это отражение картины мироздания людей определенной эпохи. Как могли уживаться две совершенно разные традиции? Почему данные археологии могут подтвердить наличие их обеих, а фольклор говорит лишь об одной? Но ведь и у викингов встречаются оба обряда: это и знаменитые захоронения в ладье и не менее известные курганы. Смею предположить, что наличие той или иной традиции зависело от данного конкретного племени, от издревле сложившихся обрядов, свойственных именно этой группе людей, от влияния на их культуру соседей.

Получить клинок из рук князя было очень почетным. У викингов врученный конунгом меч устанавливает непосредственную связь между воином и потусторонним миром. Меч воплощал в себе сакральную связь воинов с богами и прежде всего с Одином.[23] Передавая меч сыну, отец клинок говорил: «Не будет у тебя ничего, кроме того, что ты приобретешь для себя этим мечом». Часто перед боем Западноевропейские рыцари втыкали меч в землю и молились на него, как на распятье.

5. Именные клинки

Из-за того, что между мечем и его владельцем возникали особые отношения, воины часто давали имена собственные своему оружию. Имеется много легендарных клинков: меч Эскалибур – владетель Артур Пендрагон, меч Грам – владетель Зигфрид, меч Орна – владетель Тетра, меч Десять дланей – владетель Сусаноо-но-Микото, меч Хундингсбана – владетель Фрейм, меч Дюрандаль – владетель Роланд, мечи Джуль Факар, Медхам, аль Баттар, Хатей – владетель пророк Магомет и это только небольшая часть клинков, имеющих не только собственную историю, но и имена. Существует множество легенд о том, как некий принц, рыцарь или Иван Царевич пытается добыть волшебный меч и с его помощью уничтожить зло. Эти герои – богатыри с волшебной силой, а магический меч, который они ищут, может подчиниться только сильному, честному и доброму молодцу. В русской традиции это – меч-кладинец. Существует несколько версий о происхождении этого названия. По одной из них слово «кладинец» произошло от глагола «закладывать» и связано с зарыванием в землю заготовки для клинка. По другой, Кладинец – имя собственное, по третьей, - существительное кладинец произошло от слова «клад», т.к. этот чудодейственный меч был спрятан в Тридесятом царстве, т.е. неком недоступном для простых смертных месте.

В действительности же, у клинков обычных воинов имена были не столь поэтичными, как правило, они назывались: Беда, Суровый, Судьба, Кончина, Путь, Чудо, Истина, Губительный, Разящий героев, Друг, Покорный, Ветвь, Цветущий, Синий, Прекрасный, Жаждущий, Посланец смерти, Защитник, Быстрый и т.д. эти названия вырезались на рукояти меча или выбивались на самом лезвии.

IV. Заключение

Несмотря на то, что эта глава имеет такое название, я не считаю свою работу законченной и не желаю ставить точку в изучении данного вопроса. Однако подведу некоторый итог моей деятельности, который назову промежуточным.

Абсолютно достоверно известно, что отношения между мечем и его владельцем строились на дружеских отношениях. У каждого народа были свои обычаи и ритуалы, однако они имели и общие черты:

ü многие наносили на клинки письмена и рисунки;

ü совершались ритуалы, главным действующим «лицом» которых является меч;

ü отношения между мечем и его владельцем строились не по принципу хозяин-подчиненный, а на равных условиях;

ü меч либо передавался по наследству (дарился), либо переходил вместе со своим владельцем в мир иной;

ü поскольку мечи почитались практически живыми существами, они носили свои собственные имена.

Это лишь основные пункты моей работы. Но и из них видно, что меч - предмет, который разделял душу и тело, был не простым оружием. Он почитался наряду с богами и был напрямую связан с ними. Но порой даже от их воли не зависела Судьба человека, она оказывалась во власти Его Величества Случая и верного клинка. То, как долго будет служить воину меч, зависело лишь от самого человека, владеющего этим клинком, т.к. от того, как он обращается с оружием, соблюдает всевозможные правила и кодексы, почитает богов и т.п. Однако у меча была такая особенность: он мог не только уничтожать нечистую силу, но и поддаваться ее влиянию, а это могло навредить воину, или даже убить его, поэтому лезвия и рукояти покрывались защитными знаками. Для продления «жизни» меча его либо передавали новому хозяину, либо он уходил в мир иной вместе со своим умершим владельцем, получая, таким образом, бессмертие. Если клинок ломался в бою, то это означало верную гибель его недавнего владельца, но и в этом случае они были неразлучны. Из этого видно, что между мечем и воином была прочная незримая связь, поэтому не удивительно, что клинки нередко носили имена собственные, которые, порой, были не только выражением душевного порыва человека, но и имели сакральный смысл.

V. Список использованной литературы

  1. Генон, Рене,Символы священной науки, Москва, 2002 г.
  2. Дрбоглав Д.А., Загадки латинских клейм на мечах IX – XIV вв., Москва, 1984 г.
  3. Иллюстрированная история оружия от древности до наших дней, Минск, 2000г.
  4. Кирпичников А.Н., Мечи Киевской Руси IX-XI вв. Советская археология, 1961 г., №4.
  5. Купер, Дж., Энциклопедия символов, Москва, 1995 г.
  6. Лебедев Г.С., Этюд о мечах викингов// Клейн Г.С. Историческая типология, Москва.
  7. Платов А., Алекс Ван Дар, Практический курс рунического искусства, Киев-49, 2000 г.
  8. Рыбаков Б.А., Язычество Древней Руси, Москва, 1987 г.
  9. Саяпин Р.В., Древнерусские заговоры и обереги, Саратов, 2000 г.
  10. Семенова М., Быт и нравы древних славян, Москва, 2000 г.
  11. Семенова М., Волкодав, Санкт-Петербург,1997 г.
  12. Europeishe heib-und stiegwaffen, Berlin, 1999.
  13. Głosek, Marian, Znaki i napisy na mieczach sredniowiecznych w Polsce, Wroclawii, 1973.

Примечания

[1] Попенко В.Н., Холодное оружие. Энциклопедический словарь, Москва, 1996 г. , стр. 10-11.

[2] Калачев Н., Текстъ Русской Правды, Троицкий список, СПб, 1889 г., стр. 7.

[3] Там же, стр. 8.

[4] Лебедев Г.С., Этюд о мечах викингов // Клейн Л.С. Клейн, Археологическая типология, стр. 289.

[5] Купер Дж., Энциклопедия символов, Москва, 1995, стр. 203-205.

[6] Саяпин Р. В., Древнерусские заговоры и обереги, Саратов, 2000 г., стр. 30.

[7] Генон, Рене, Символы священной науки, Москва, 2002г., стр. 219

[8] Саяпин Р.В., Древнерусские заговоры и обереги, Саратов, 2000 г., стр. 23.

[9] Там же, стр. 47.

[10] Там же, стр. 14.

[11] Рыбаков Б.А., Язычество Древней Руси, Москва, 1987 г., стр. 297.

[12] Дрбоглав Д.А., Загадки латинских клейм на мечах IX – XIV вв., Москва, 1984 год, стр. 116

[13] Europeishe heib-und stiegwaffen, Berlin, 1999, seite 166.

[14] Платов. А., Алекс Ван Дар, Практический курс рунического искусства, Киев-49, 2000г., стр.41.

[15] Europeishe heib-und stiegwaffen, Berlin, 1999, seite 218

[16] Там же, стр. 200.

[17] Рыбаков Б.А., Язычество Древней Руси, Москва, 1987 год, стр. 268.

[18] Там же, стр. 530.

[19] Кирпичников А.Н., Мечи Киевской Руси, IX – XI вв. \\ Советская археология, 1961 г., № 4, стр. 86.

[20] Там же стр.86.

[21] Платов. А., Алекс Ван Дар, Практический курс рунического искусства, Киев-49, 2000г., стр.41.

[22] Семенова М., Волкодав, Санкт-Петербург, 1997 г., стр. 69.

[23] Лебедев Г.С., Этюд о мечах викингов \\ Клейн Л.С., Археологическая типология, стр. 290.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top