Кузнецов Е.И.

Введение

Актуальность и проблемность изучения истории Второй мировой войны и Великой Отечественной войны во многом обусловлена теми вопросами, которые являются спорными в процессе исследований таких переломных событий в развитии международных отношений, которые полностью меняют судьбу всего человечества. В настоящее время в нашей стране происходит переосмысление хода и итогов Великой Отечественной войны, роли и значения СССР в достижении победы. Ни одна из войн мировой истории не может сравниться с Второй мировой войной по масштабам боевых действий, глубине политических, экономических и общественных последствий. В ходе конфликта столкнулись две коалиции крупнейших мировых держав. Несмотря на множественные внутренние противоречия, антигитлеровская коалиция смогла сокрушить своих агрессивных противников.

Тема нашего исследования «Антигитлеровская коалиция на начальном этапе Великой Отечественной войны» отражает проблемы создания антигитлеровской коалиции и этапы сотрудничества в борьбе над фашизмом. Важность работы заключается и в том, что участники антигитлеровской коалиции в 2009 году будут отмечать 65-летие открытия второго фронта в Западной Европе. Однако можно заметить и то, что на протяжении свыше шестидесяти лет оценка вклада в победу во Второй мировой войне союзников по-прежнему неоднозначна. С одной стороны открытие второго фронта преподносится всеми западными средствами массовой информации как решающее событие Второй мировой войны, ознаменовавшее собой разгром гитлеровской Германии и освобождение европейских народов от фашистского ига. С другой стороны полностью был «забыт» тот факт, что наши союзники по коалиции на протяжении 1941 -1943 гг. доказывали немыслимость, ненужность и невозможность высадки во Франции. Не говоря уже о том, сколько сил потратил Советский Союз, добиваясь от них выполнения естественных союзнических обязательств.

Целью нашего исследования отражение этапов совместных действий союзников по антигитлеровской коалиции в борьбе против фашизма в период 1941-1945 гг., а также рассмотрение вопросов дипломатического характера и военного и экономического сотрудничества.

В связи с этим перед нами встает задача проанализировать документы, нормативно-правовые акты и научные источники отечественных и западных публицистов и историков, чтобы установить подлинный ход событий, связанных с вопросами взаимодействия союзников в период складывания Антигитлеровской коалиции.

Выполняя данную задачу, в качестве документального источника и основой подтверждения исторических фактов выступает «Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны», одновременно это дает возможность воссоздать объективную картину переговоров и дипломатических контактов между правительствами СССР, Англии и США по вопросу об открытии второго фронта в Европе в 1941 -1944 гг.

Структура работы обусловлена целью, задачами и логикой исследования и состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.

В главе 1. «Договоры США, Англии, СССР о совместных действиях в войне» рассматриваются вопросы:

1 Дипломатия второго фронта на начальном этапе. Московская конференция.

2. «Атлантическая хартия», увеличение сторонников антигитлеровской коалиции.

В рамках данного исследования нами решаются следующие задачи:

-в ходе исследования необходимо было отразить активную внешнеполитическую деятельность Советского государства, направленную на объединение военных усилий участников антигитлеровской коалиции с целью быстрейшего разгрома фашистского блока;

-проанализировать политический курс Англии и США в вопросе о втором фронте и роль поставок ленд-лиза в достижении победы. Вскрыть тенденции государственных интересов и сферы влияние в дипломатических отношений в годы Второй мировой войны.

-показать, что сотрудничество главных участников антигитлеровской коалиции во имя победы оказалось в конечном итоге сильнее всех разногласий и препятствий и привело, хотя и с большим опозданием, к положительному решению проблемы второго фронта.

Объектом исследования являются складывание антигитлеровской коалиции.

В связи с тем, что эта проблема достаточно многогранна, мы останавливаемся на наш взгляд на наиболее интересных и важных, взаимосвязанных между собой ее аспектах.

Предметом исследования являются:

- причины возникновения интереса к проблеме второго фронта и переосмысления исторической реальности периода Второй мировой войны;

- влияние конкретно-исторических условий, как в международных отношениях, так и внутри страны на процесс исследования проблемы совместные действия союзников по антигитлеровской коалиции;

- влияние новых исторических источников разной степени доступности по проблеме совместных действий союзников по антигитлеровской коалиции;

- разработка данной проблемы в отечественных и зарубежных научных источниках и исследованиях.

Хронологические рамки исследования. Они определяются самой его тематикой.

В своей работе мы опирались на исторические источники, на проведенные научные исследования историков, мемуары государственных деятелей, а также воспоминания непосредственных участников исторических событий.

Значительный вклад в разработку теоретических аспектов проблемы совместных действий союзников по антигитлеровской коалиции и открытия второго фронта внесли отечественные ученые: В.Н. Белецкий, Ф.Д. Волков, С. М. Голубев, Ю. А. Горьков, В.Д. Данилов, И.Н. Земсков, В.А. Золотарев, Р.Ф. Иванов, М.Н. Мельтюхов, В.Э. Молодяков, М.Ю. Мягков, В.П. Козлов, Н.В. Кочкин, Г.А. Куманев, А.С. Орлов, В.О. Печатнов, В.П. Попов, И.А. Реформаторский, Ю. В.Рубцов, В. А. Секистов, Ю. В. Сигачев, А.М. Филлитов, А.С. Якушевский.

Необходимо также отметить работы советских историков-международников и военных историков П. А. Жилина, Н. Н. Иноземцева, В. Л. Исраэляна, А. Н. Красильникова, Ю. Л. Кузнеца, В. М. Кулиша, Л. В. Поздеевой, О. А. Ржешевского, В. Г. Трухановского, Н. Н. Яковлева и других, которые в рамках своих исследований остановились на основных этапах истории второго фронта.

Отдельной проблемой наше исследования выступает роль поставок по ленд-лизу в достижение общей победы, изучение данного вопроса базировалось на научных работах В. Гакова, М. Головко, Н. Дунаевой, А. Ильина, С. Крылов, И. Лебедева, П. Петров, Ю. Сакова, В. Соколова, М. Супруна. Одним из важнейших инструментов сотрудничества участников антигитлеровской коалиции стала программа ленд-лиза. Согласно закону о ленд-лизе, принятому в марте 1941 года, американское руководство осуществляло снабжение дружественных США стран различными стратегическими материалами, которые могли быть оплачены уже после окончания войны. С ноября 1941 г. действие данного закона было перенесено на Советский Союз, который стал одним из основных получателей помощи.

Важным исследовательским материалом являются и дополнительным основанием для выводов по рассматриваемой проблеме являются мемуары отечественных и зарубежных государственных деятелей, дипломатических работников, военных, и воспоминания непосредственных участников исторических событий.

Источниковая база исследования представлена изданными трудами отечественных и зарубежных историков и публицистов, в которых в той или иной степени затрагивались определенные аспекты проблемы совместных действий союзников по антигитлеровской коалиции.

Методологические основы исследования:

В процессе исследования использовался диалектико-материалистического метод, который позволил рассмотреть различные составляющие исследования в их единстве и противопоставлении, увидеть проблему в развитии, со всеми внутренними противоречиями. В ходе его проведения использовались также и частные методы научного познания: формально-юридический, сравнительно-правовой и основные общелогические методы: анализ, синтез, обобщение.

Объективный анализ конкретно-исторических факторов дал возможность изучить источники по теме без каких-либо предвзятых оценок и влияния конъюнктуры.

Научная новизна работы определяется выявлением потребности новых знаний по проблемам совместных действий союзников по антигитлеровской коалиции в борьбе против фашизма.

Теоретическая и практическая значимость сформулированных в ходе исследования выводов и предложений, состоит в том, что они отражают современное видение проблемы совместных действий союзников по антигитлеровской коалиции

Практическая значимость исследования, заключается в том, что материалы исследования могут быть использованы для дальнейшей разработки проблемы, и в качестве дополнительного научного источника по проблемам совместных действий союзников по антигитлеровской коалиции в борьбе против фашизма.

1. Дипломатия второго фронта на начальном этапе. Московская конференция

С блеском выиграв дипломатическую партию 1938-1939 годов и в кратчайшие сроки, осуществив завоевание Восточной и Западной Европы, Гитлер должен был выбирать дальнейший курс действий. Перед ним стоял, по сути, один выбор: либо высаживаться на Британских островах и завершать разгром единственной западной державы, все еще противостоявшей ему, либо двигаться на Восток, вторгаясь в СССР. Сама суть установленного им режима требовала динамики, и остановиться на достигнутом, не завершив полное уничтожение военной оппозиции в Европе, Гитлер не мог.

Нападение Германии на СССР в Лондоне восприняли с облегчением. Вечером 22 июня Черчилль выступил по радио, с энтузиазмом предложив объединить усилия в борьбе с Гитлером. Это развеяло советские опасения насчет того, что Великобритания оставит СССР один на один с Гитлером и, может быть, даже заключит мир с Германией. Молотов в Москве и советский посол И.М.Майский в Лондоне стали выяснять у британской стороны, на какой уровень сотрудничества можно рассчитывать, подразумевалось ли политическое сотрудничество, можно ли было подписать формальное соглашение.

И.М. Майский вспоминал, что в тот момент сведения о ситуации на германо-советском фронте были очень путаные и противоречивые. Немцы, конечно, кричали о своих «потрясающих успехах» и изображали дело так, будто бы Красная Армия разваливается у них на глазах. Английские источники были осторожнее, но и они констатировали победы вермахта и поражения советских войск. В английском министерстве обороны тогда говорили, что «немцы пройдут через Россию, как нож проходит через масло», причем пессимисты утверждали, что Гитлер станет «хозяином России» через шесть недель, а оптимисты полагали, что для этого ему потребуется три месяца. Советские военные сводки изображали положение вещей в более благоприятном для нас смысле, но и из них было ясно, что вермахт продвигается вперед, а Красная Армия отступает. Ставя перед Бивербруком вопрос о втором фронте, я аргументировал главным образом реальными интересами самой Англии. Я говорил, что Британия в одиночку (даже со своей империей) никогда не сможет одержать победу над третьим рейхом и сохранить свои мировые позиции. Для этого ей нужен сильный союзник на суше. Такой союзник у нее сейчас появился. Правда, пока он терпит известные неудачи, но это временное явление. Рано или поздно наступит перелом, и тогда немцы начнут терпеть неудачи. В доказательство я привел некоторые исторические примеры из прошлого России. Англии выгодно, чтобы такой перелом наступил, возможно, скорее и разгром гитлеровской Германии произошел в самом ближайшем будущем, а для этого необходим второй фронт, и чем быстрее, тем лучше.[7, с.195]

В.М. Бережков вспоминал, что 29 июня 1941 г. Молотов снова принял Криппса. Ссылаясь на информацию, полученную из Лондона о недавней беседе советского посла И. М. Майского с членом английского военного кабинета лордом Бивербруком, нарком поставил вопрос об усилении действий английской авиации против Германии и вообще в Западной Европе, а также о высадке десанта во Франции. Именно о возможности таких операций говорил Бивербрук. Криппс, несомненно, уже был информирован о встрече Майского с Бивербруком и получил инструкцию о том, как держать себя в случае возникновения такого вопроса. Он, не задумываясь, ответил:

- В принципе английское правительство готово сделать все, чтобы помочь Советскому правительству. Однако английский флот не может взяться за какую-либо операцию, не зная, в чем, собственно, она будет состоять. Следовательно, сейчас нельзя сказать что-то определенное относительно действий английских вооруженных сил, которые облегчили бы положение на советском фронте.

Таким образом, указывал В.М. Бережков, вопреки словесным заявлениям Черчилля и членов его кабинета о стремлении английского правительства оказать Советскому Союзу самую широкую помощь, на практике никаких конкретных шагов не предвиделось. [1, с.92]

8 июля посол Великобритании Ричард Криппс встретился со Сталиным и передал ему послание Черчилля, в котором британский премьер обещал сделать все возможное для помощи СССР. Сталин выдвинул свои предложения по советско-британскому соглашению: декларировать сотрудничество, не определяя точно качественные и количественные параметры взаимной помощи, и ни в коем случае не заключать сепаратного мира. Черчилль собирался включить в соглашение параграф о том, что послевоенные границы будут определяться на послевоенной мирной конференции, исходя из принципа волеизъявления народов и общих этнографических границ, с тем, чтобы освобожденные народы сами определили устраивающую их форму правления. Однако, предвидя осложнения, он отказался от этого намерения.

В конце концов, Советскому правительству все же удалось побудить правительство Англии пойти на договоренность, которая носила не только технический характер. 12 июля 1941 г. в Кремле состоялось подписание «Соглашения между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии». В соглашении указывалось:

1. Оба правительства обязуются оказывать друг другу помощь и поддержку всякого рода в настоящей войне против гитлеровской Германии.

2. Они далее обязуются, что в продолжение этой войны они не будут ни вести переговоров, ни заключать перемирия или мирного договора, кроме как с обоюдного согласия.

Это соглашение может рассматриваться как начало антигитлеровской коалиции. [1, с.93]

Формальные основы для советско-британского союза были созданы. Это устраивало и Москву, и Лондон. Однако хотя союз оказался прочным в силу необходимости разбить чрезвычайного сильного противника, серьезнейшие противоречия существовали между союзниками.

Трудности начались с самого начала. Уже 18 июля 1941 г. Сталин в личном послании Черчиллю потребовал открытия второго фронта в Северной Франции или в Арктике. Черчилль отказал. Вопрос о втором фронте в течение без малого трех лет будет повседневным предметом противоречий в антифашистской коалиции. Только после вступления советских войск в Восточную Европу проблема послевоенного урегулирования вступит в критическую фазу. В 1941-1942 же годах именно открытие второго фронта представлялось Москве жизненно важным. Германия сосредоточивала почти всю мощь своей сухопутной армии на Восточном фронте. Создание антигитлеровской коалиции не произошло в порядке самотека, а явилось итогом всей внешнеполитической деятельности СССР, предшествовавшей второй мировой войне. Она подготовлялась неустанной борьбой СССР за мир и коллективную безопасность, против планов поборников политики «невмешательства», стремившихся втянуть Советскую страну в войну с Германией и Японией.

По-мнению Ф.Д. Волкова, антигитлеровская коалиция была, с одной стороны, союзом народов против фашистских государств, а с другой - союзом государств с различным социально-экономическим строем. Социалистическое государство - СССР - вступило в военный союз с империалистическими государствами - США, Англией и другими странами. Благодаря Советскому Союзу антигитлеровская коалиция стала союзом миллионов людей, поднявшихся на борьбу с фашистскими захватчиками. Переговоры о ее создании были нелегкими. Еще 27 июня 1941 г. в Москву вместе с английским послом Криппсом прибыла военная миссия во главе с генералом Мак-Фарланом и экономическая миссия для ведения переговоров с СССР. Однако в беседе с народным комиссаром иностранных дел СССР Криппс заявил, что для политического соглашения «время еще не созрело», на что нарком заметил: «Необходимо обусловить взаимную помощь каким-то соглашением на определенной политической базе». 8 июля 1941 г. глава Советского правительства принял Криппса. И. В. Сталин отметил, «что у Советского правительства создалось плохое впечатление в связи с непонятной позицией, занятой Английским правительством. Советскому правительству кажется, что Великобритания не хочет связывать себя с Советским Союзом каким-либо соглашением. Сталин отметил, что «Гитлер собрал почти половину всех государств Европы и создал что-то вроде коалиции из Италии, Румынии, Венгрии, Словакии и Финляндии... в отношениях между Англией и СССР создается впечатление изолированности. Коалиции нужно противопоставить коалицию, а не изоляцию» [2, с.132-133]

В этих условиях Москве приходилось рассчитывать главным образом на свои силы, и Сталин оказывал всяческое давление на союзников, побуждая их оттянуть часть германских войск на себя. Однако Сталин потерпел дипломатическое поражение: пока Великобритания и Франция не уверились в том, что Германия измотана войной на Восточном фронте, в Европе они не высадились.

Уже 26 июня Вашингтон заявил, что закон о нейтралитете не распространяется на помощь Советскому Союзу. Советское правительство представило американской и британской стороне перечень необходимых поставок. Чтобы прояснить для американской администрации ситуацию с помощью Москве и обсудить британско-американское взаимодействие, в Европу направился Гарри Гопкинс, доверенное лицо президента Рузвельта. В Лондоне он столкнулся с достаточно пессимистическим взглядом на перспективы СССР сдержать германское наступление. Майский в своих воспоминаниях отмечал, что 21 июля, он позвонил по телефону американскому послу в Англии Джону Вайнанту и спросил его, где остановился Гопкинс и сможет ли он повидаться с ним и откровенно поговорить о событиях на советско-германском фронте. 22 июля за столом у Вайнанта произошла встреча Майского с Гопкинсом. Где он подробно описал ситуацию, создавшуюся на Восточном фронте, объяснил причины наших неудач и подчеркнул чрезвычайную важность второго фронта. Гопкинс выслушал Майского очень внимательно и с явной симпатией к Советскому Союзу. Вайнант открыто высказывался за второй фронт.

«- Мы, США, - наконец, заговорил Гопкинс, - сейчас невоюющая страна и в отношении второго фронта ничем не можем вам помочь. Но вот в вопросах снабжения - иное дело... Мы даем Англии много оружия, сырья, судов и т. д. Мы могли бы немало дать и вам... Но что вам нужно? Не можете ли вы мне сказать?» Гопкинс заметил, что в данной ситуации важно было бы познакомить и сблизить друг с другом Рузвельта и Сталина. Это имело бы большое значение. Майский ответил, что для сближения между главами обоих правительств советского и американского - могут быть три пути: личное свидание, посылка друг к другу доверенных люден, обмен личными посланиями. Первый путь в настоящих условиях явно отпадает, остаются, стало быть, два других. [7, с.201]

Гопкинс обратился к Рузвельту с просьбой направить его в Москву в качестве личного представителя. Рузвельт, с большим вниманием относившийся к советским запросам о поставках оружия и вообще видевший в СССР незаменимого союзника, немедленно дал согласие.

Гопкинс прибыл в Москву 30 июля 1941 г. Он передал Сталину послание Рузвельта: ничего не было важнее победы над Гитлером и гитлеризмом. США были готовы оказать СССР всю возможную помощь в кратчайшие сроки.

Гопкинс дал в высшей степени позитивный отчет о своих переговорах с советским лидером. Он получил уверенность в главном: Советский Союз был готов сражаться с Германией до победного завершения войны. Миссия Гопкинса благоприятным образом повлияла на трехстороннее антифашистское сотрудничество. 2 августа 1941 г. между СССР и США состоялся обмен нотами; американская сторона заявила о решении американского правительства оказать все возможное экономическое содействие СССР.

Определенное значение имела и большая работа, проделанная в Англии и США делегацией советских военных экспертов во главе с генералом, впоследствии маршалом Советского Союза Ф. И. Голиковым. Советская военная миссия направилась в Англию в начале июля 1941 года. Как писал впоследствии в своих воспоминаниях маршал Ф. И. Голиков, речь шла прежде всего о том, чтобы договориться с английским правительством об организации совместных действий против общего врага.

В середине июля генерал Голиков был вызван в Москву, где получил указание отправиться в Соединенные Штаты. Перед тем, как вылететь туда, он был снова принят Сталиным. Во время беседы речь шла о вопросах военно-политического характера, а также о приобретении в США вооружения и стратегических материалов. Важным был вопрос о предоставлении США займа Советскому Союзу, надобность в котором могла возникнуть.

Переговоры советской военной миссии в США проходили не без трудностей. Дело осложнялось тем, что Лондон всячески препятствовал позитивным решениям. Англичане опасались, что если Соединенные Штаты согласятся предоставить СССР необходимые военные материалы, то это может сказаться на американских поставках Англии. Генерал Голиков, а также советский посол в США Уманский вынуждены были доложить Советскому правительству о препятствиях, с которыми сталкивалась советская миссия в ходе переговоров с представителями военного ведомства и государственного департамента США.

Определенное позитивное значение имела состоявшаяся 31 июля беседа генерала Голикова с президентом Рузвельтом. Она помогла продвинуть вперед переговоры о военных поставках. [1, с.100-101]

9 августа Рузвельт и Черчилль, совещавшиеся у берегов Ньюфаундленда, направили послание Сталину, обещая максимально возможную материальную помощь и предлагая созвать конференцию в Москве, которая бы обсудила проблемы помощи СССР. Это звучало обнадеживающе, но в это время советская армия откатывалась все дальше на восток, и положение СССР становилось все более катастрофическим. Потенциальные союзники, между тем, с конкретной помощью не спешили. Они подписали Атлантическую хартию, которая в глазах Москвы выглядела достаточно непривлекательно: в ней констатировалось обязательство союзников не добиваться территориальных приращений и противодействовать территориальным изменениям, противоречащим интересам соответствующих народов.

И все же считал Ю.В. Емельянов, союзники не спешили немедленно удовлетворять запросы СССР. В своем совместном послании Сталину Черчилль и Рузвельт писали: «Потребности и нужды Ваших и наших вооруженных сил могут быть определены лишь в свете полной осведомленности о многих фактах, которые должны быть учтены в принимаемых нами решениях». Лидеры двух стран предлагали провести совещание в Москве для обсуждения вопроса о поставках вооружений и стратегических материалов в СССР. Правда, в послании говорилось, что «впредь до принятия совещанием решений мы будем продолжать по возможности быстрее отправлять Вам снабжение и материалы». Это послание было вручено Сталину послом США Л. Штейнгардтом и послом Великобритании С. Криппсом 15 августа. [4, с.316]

3 сентября Сталин направил очередное послание Черчиллю, в котором писал, что второй фронт на Балканах или во Франции, который бы оттянул на себя 30-40 германских дивизий, был столь же необходим, как и ежемесячная поставка СССР 400 самолетов и 500 танков; без этих мер, предостерегал Сталин, Советский Союз будет не в состоянии оказывать помощь союзникам или вовсе будет разбит. Получив очередной отказ, Сталин просил послать 25-30 дивизий в Архангельск или перебросить их через Иран. [8, с.28-29]

К этому времени германское наступление продолжалось крайне успешно, и судьба Москвы висела на волоске.

Майский вспоминал, что английский ленд-лиз сильно облегчил нам получение американского ленд-лиза. Предоставление нам английского ленд-лиза явилось многозначительным прецедентом, который помог Рузвельту распространить закон о ленд-лизе на СССР. Так еще одна цепная реакция, начавшаяся моим разговором с Иденом 26 августа, способствовала благоприятному разрешению проблемы военного снабжения СССР из Англии и США. [8, с.108-109]

По вопросу о ленд-лизе произошел любопытный обмен мнениями между Черчиллем и Сталиным. В своем послании от 6 сентября, т. е. уже после того, как данный вопрос был разрешен, британский премьер писал Сталину: «В первом абзаце Вашего послания Вы употребили слово «продать». Мы не смотрим на дело с этой точки зрения и никогда, но думали об оплате. Было бы лучше, если бы всякая помощь, оказанная Вам нами, покоилась на той же самой базе товарищества, на какой построен американский закон о займе-аренде». [8, с.29-32]

На это И. В. Сталин в послании от 13 сентября отвечал: «Приношу благодарность за обещание ежемесячной помощи со стороны Англии алюминием, самолетами и танками. Я могу лишь приветствовать, что Английское Правительство думает оказать эту помощь не в порядке купли-продажи самолетов, алюминия и танков, а в порядке товарищеского сотрудничества».[8, с.31-32]

27 сентября Ставка пришла к выводу о «неготовности» войск к серьезным наступательным операциям и приказала Западному фронту перейти к «жесткой упорной обороне»[3, с. 17]

28 сентября британская (во главе с лордом Уильямом Максуэллом Бивербруком) и американская (во главе с Авереллом Гарриманом) делегации прибыли в Москву. Московская конференция выработала договоренности о поставках СССР с 1 октября 1941 г. по 1 июля 1942 г., что было зафиксировано в протоколе, подписанном в Кремле. Согласно этому соглашению, ежемесячно поставлялось 400 самолетов, в том числе 100 бомбардировщиков, 500 танков; значительное количество автомобилей, зенитных и противотанковых орудий, телефонное оборудование, алюминий, никель, медь, сталь, нефть, медикаменты и т.д. Американская и британская стороны не обязались доставлять соответствующие грузы, но обязались способствовать СССР в их доставке.

Помимо переговоров о поставках, Бивербрук имел четкую миссию: дать понять Сталину, что высадка британских войск в Западной Европе или на территории СССР совершенно нереалистична. Единственно, что было предложено - это чтобы британские войска соединились с советскими на Кавказе (через Иран).

Положительную роль в создании антигитлеровской коалиции, в налаживании контактов и практического сотрудничества между главными ее участниками сыграла состоявшаяся осенью 1941 г. в Москве конференция трех держав (СССР, США и Великобрита­нии), на которой обсуждался вопрос о расширении американских и английских поставок вооружения, промышленного оборудования и продовольствия Советскому Союзу, а также о поставке из СССР союзникам некоторых материалов и товаров.

В развитие решений этой конференции правительство Соеди­ненных Штатов распространило на СССР с 7 ноября 1941 г. дей­ствие закона о передаче взаймы или в аренду вооружения (ленд-лиз) и предоставило беспроцентный заем в 1 млрд. долл. Что каса­ется английских поставок в СССР, то они осуществлялись на основе соглашения о взаимных поставках, кредите и порядке платежей от 16 августа 1941 г.

Посещение Советского Союза видными государственными дея­телями США и Англии (Г. Гопкинсом, личным представителем президента США Ф. Рузвельта, в июле 1941 г., министром ино­странных дел Великобритании А. Иденом в декабре 1941 г. и пре­мьер-министром Великобритании У. Черчиллем в августе 1942 г.), поездки советских военных миссий в Англию и США,в 1941 г., визит народного комиссара иностранных дел СССР в мае - июне 1942 г. в Лондон и Вашингтон предоставляли союзным странам возмож­ность обменяться мнениями по наиболее важным вопросам, связан­ным с ведением войны, способствовали укреплению делового сотрудничества между ними и в конечном итоге служили делу создания и укрепления антигитлеровской коалиции. [10, с. 4]

1 октября на заключительном заседании Московской конференции были подведены итоги проделанной работы. Глава советской делегации В. М. Молотов в своей речи сказал, что конференция в несколько дней «пришла к единодушному решению по всем стоявшим перед нею вопросам». Подчеркивая политическое значение конференции, глава советской делегации отметил, что отныне против гитлеровцев создан мощный фронт свободолюбивых народов во главе с Советским Союзом, Англией и Соединенными Штатами Америки. [1, с.110]

Отношения между Москвой и западными партнерами, которые пока что не были союзниками в полном смысле этого слова, осложнялись. Москва потребовала от Лондона, по крайней мере, объявления войны Финляндии, Венгрии и Румынии. 22 ноября Сталин направил резкое послание Черчиллю, в котором указывал, что четкого взаимопонимания относительно целей войны и послевоенного урегулирования достигнуто не было, как не было заключено и соглашения о совместном военном противостоянии Гитлеру в Европе. Черчилль в ответ пообещал направить в Москву министра иностранных дел Идена. [8, с.42-44]

В начале декабря 1941 г. советским войскам удалось сдержать германское наступление под Москвой и даже отбросить противника на запад. Первая победа над германскими войсками во второй мировой войне была достигнута СССР практически в одиночку.

2. «Атлантическая хартия», увеличение сторонников антигитлеровской коалиции

В то же время в виду сложившейся неблагоприятной ситуации у Великобритании и США были веские основания не торопиться с широкомасштабной помощью СССР. Положение Великобритании оставалось крайне шатким; она была последним очагом сопротивления Гитлеру в Западной Европе и боялась ослабить свое положение посылкой войск или значительной экономической помощью. США в войну пока не вступали. К тому же на Лондон и Вашингтон тяжелое впечатление произвела советская экспансия 1939-1940 годов, и там не знали, как относиться к территориальным приобретениям Москвы в ходе послевоенного урегулирования. Наконец, оставалось неясным, выстоит ли Советский Союз под натиском вермахта и, соответственно, насколько целесообразно жертвовать теми или иными ресурсами в его пользу.

Что же касается советско-германского фронта, то американцы считали необходимым оказывать помощь СССР не для того, чтобы обеспечить русскую победу, а для того, чтобы удерживать Германию связанной до тех пор, пока их собственный вес не станет решающим.

И.Н. Земсков указывает, что не случайно в ответ на запрос советского посла американский президент заявил летом 1942 г., что поскольку Красная Армия «успешно уничтожает немцев», все «обстоит хорошо», он также добавил, что второй фронт будет открыт, но не назвал конкретных сроков. [4, с. 119-120]

Лондон счел необходимым активно взаимодействовать с Москвой только в одном вопросе: иранском. Иран традиционно находился под влиянием двух держав: СССР (как преемника России) и Великобритании. Между тем множащиеся германские победы вызывали прогерманские настроения в Иране; там росло убеждение в том, что Германия может помочь освободиться от влияния двух традиционных патронов. Геополитически Иран был чрезвычайно важен и для СССР, так как Иран мог служить коридором к южному флангу СССР, и для Великобритании, так как он мог быть плацдармом для нападения на Индию и британские ближневосточные владения. Уже в июле 1941 года между Москвой и Лондоном было достигнуто взаимопонимание в иранском вопросе: германское влияние в Иране должно быть ликвидировано.

В.М. Бережков вспоминал, что советское правительство трижды — 26 июня, 19 июля и 16 августа 1941 г. - обращало внимание иранского правительства на опасность, которую представляла собой подрывная деятельность гитлеровской агентуры. Иранская сторона игнорировала предостережения Москвы. В этих условиях Советскому правительству ничего не оставалось, как прибегнуть к мерам, предусмотренным советско-иранским договором 1921 года. В советской ноте Ирану от 25 августа 1941 г. говорилось: «За последнее время и, особенно, с начала вероломного нападения на СССР гитлеровской Германии, враждебная СССР и Ирану деятельность фашистско-германских заговорщических групп на территории Ирана приняла угрожающий характер. Пробравшиеся на важные официальные посты более чем в 50 иранских учреждениях германские агенты всячески стараются вызвать в Иране беспорядки и смуту, нарушить мирную жизнь иранского народа, восстановить Иран против СССР, вовлечь его в войну с СССР». [1, с.104-105]

Далее в советской ноте говорилось, отмечал Бережков, что «создавшееся в Иране, в силу указанных обстоятельств, положение чревато чрезвычайными опасностями. Это требует от Советского Правительства немедленного проведения в жизнь всех тех мероприятий, которые оно не только вправе, но и обязано принять в целях самозащиты, в точном соответствии со ст. 6 Договора 1921 г.».

В ноте от 25 августа 1941 г. Советское правительство разъясняло также, что эти меры никоим образом не направлены против иранского народа. «Советское Правительство, - подчеркивалось в ноте,- не имеет никаких поползновений в отношении территориальной целостности и государственной независимости Ирана. Принимаемые Советским Правительством военные меры направлены исключительно только против опасности, созданной враждебной деятельностью немцев в Иране. Как только эта опасность, угрожающая интересам Ирана и СССР, будет устранена, Советское Правительство, во исполнение своего обязательства по советско-иранскому Договору 1921 г., немедленно выведет советские войска из пределов Ирана».

После ввода советских и английских войск обстановка в Иране изменилась. Удалось сорвать гитлеровские планы в отношении Ирана и вообще Ближнего и Среднего Востока, обеспечить транспортный путь в СССР из Англии и США через Персидский залив и Трансиранскую дорогу.

30 января 1942 г. был подписан договор между СССР, Великобританией и Ираном. В договоре указывалось, что союзные государства «совместно и раздельно обязуются уважать территориальную целостность, суверенитет и политическую независимость Ирана» и что войска союзных государств должны быть выведены с иранской территории после прекращения всех военных действий между союзными государствами и Германией. Это обязательство, как известно, было выполнено[1, с.106]

С 9 по 12 августа 1941 г. в бухте Арджентия (о. Ньюфаундленд) состоялась встреча Ф. Рузвельта и У. Черчилля, известная как Атлантическая конференция. В задачу конференции входили рассмотрение дальнейших планов США и Англии в связи с коренным изменением международной обстановки, происшедшим после вступления Советского Союза в войну против гитлеровской Германии, согласование внешнеполитического курса обеих стран, провозглашение их целей в войне. Руководители США и Англии приняли и 14 августа обнародовали совместную декларацию – Атлантическую хартию. 24 сентября Советское правительство заявило о своем согласии с основными принципами Атлантической хартии. На Атлантической конференции был затронут вопрос о поставках вооружения и материалов Советскому Союзу. Результатом обсуждения этого вопроса явилось совместное послание Рузвельта и Черчилля.

Атлантическая хартия, провозглашала общие принципы и цели борьбы против фашистской Германии. В январе 1942 г. 26 государств мира, в том числе и СССР, подписали Декларацию против Германии.

Во время встречи Черчилля с Рузвельтом на Ньюфаундленде в августе 1941 г. американский президент высказал желание опубликовать документ, содержащий общие принципы, которыми руководствуются США и Великобритания во время войны. Так появилась Атлантическая хартия.

В ней были зафиксированы следующие принципы. США и Великобритания не стремились к территориальным «или иным» приращениям в ходе войны. Все территориальные изменения должны были осуществляться в соответствии со свободным волеизъявлением вовлеченных народов. Все народы имели право выбирать форму правления, которая их устраивает. Суверенитет стран, которые были насильственно лишены его, должен был быть восстановлен. Всем большим и малым государствам гарантировался равный доступ к торговле и сырью, необходимым для их экономического процветания. Предусматривалось сотрудничество всех наций, имеющее своей целью улучшение условий труда, экономическое развитие и социальную защищенность. После разрушения нацистской тирании должен был быть установлен мир, обеспечивающий безопасность всем нациям в пределах их границ и свободное бытие всех людей, мир, предусматривающий свободный доступ к морским путям. Народы мира, как из практических, так и из духовных соображений должны были прийти к отказу от применения силы. Это подразумевало создание широкой и постоянной системы мер безопасности, включающей разоружение.

Часть принципов Атлантической хартии противоречила политике Сталина и вызвала настороженность в Москве: восстановление суверенитета для наций, лишенных его, например, делегитимизировало территориальные захваты Сталина 1939-1940 годов. Однако Атлантическая хартия уже воспринималась как неотъемлемая идейная основа антифашистской коалиции, и надо было с этим считаться.

24 сентября посол И.М.Майский в Лондоне от имени СССР подписал Атлантическую хартию. На сентябрь 1941 г. это был единственный документ, объединяющий СССР, США и Великобританию.

Между тем японская экспансия на Тихом океане расширялась.

Американо-японские переговоры зашли в тупик. При этом Черчилль, Чан Кайши, а также голландское и австралийское правительства оказывали посильное давление на Вашингтон с тем, чтобы заставить его ужесточить свою позицию на переговорах.

26 ноября 1941 г. Вашингтон представил Японии документ из десяти пунктов, носивший форму ультиматума. В нем, в частности, от Японии требовалось вывести все войска из Китая и Индокитая и отказаться от поддержки в Китае любого иного правительства, кроме правительства гоминьдана со столицей в Чунцине. Ответом Токио была массированная бомбардировка 7 декабря военно-морской базы США на Гавайях - Перл-Харбора. Американский флот, которого японское нападение застало врасплох, понес тяжелые потери. США, до последнего стремившимся остаться вне войны, пришлось стать ее участником.

8 декабря Великобритания объявила войну Японии, а Гитлер еще до объявления войны США отдал приказ атаковать американские корабли. Вслед за этим последовало немедленное распространение японской агрессии на Юго-Восточную Азию. Мир окончательно раскололся на две противостоящие коалиции, и война приняла общемировой характер.

Логическим продолжением Атлантической хартии была Декларация Объединенных Наций, подписанная 1 января 1942 г. во время визита Черчилля в США. Находясь в самом начале борьбы с державами оси, США и Великобритания уже пытались предвидеть контуры послевоенного мироустройства. Проект был выработан на основе британско-американских предложений. Декларация была подписана в кабинете американского президента Рузвельтом, Черчиллем, послом СССР Литвиновым и министром иностранных дел Китая Суном.

Госдепартамент США должен был собрать подписи еще 22 наций, так или иначе сотрудничавших в антифашистской коалиции. Декларация говорила о приверженности подписавших ее стран Атлантической хартии. Полная победа над противником объявлялась необходимым условием защиты жизни, свободы, независимости и религиозной свободы, а также прав человека и справедливости. Правительства, подписавшие декларацию, заявляли о том, что употребят все свои военные и экономические ресурсы на борьбу против Германии, Италии, Японии и их союзников, будут сотрудничать друг с другом, и не будут заключать сепаратного перемирия или мира с противником.

В.А. Секистов указывал, что процесс образования антигитлеровской коалиции завершился 11 июня 1942 г. заключением советско-американского соглашения «О принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии». Реалистическая политика Рузвельта, несмотря на давление реакционных сил, взяла вверх. [9, с.168]

Как ни важно для него было взаимопонимание с Рузвельтом относительно будущего мироустройства, сначала надо было выиграть войну, а летом 1942 г. германские войска рвались к Волге и Кавказу. Второй фронт был первоочередной задачей.

Между тем Черчилль снова посетил Вашингтон в июне 1942 г. Он обсудил с Рузвельтом атомный проект, предпринимаемый совместными усилиями США и Великобритании. Рузвельт согласился сосредоточить материальную базу проекта на территории Соединенных Штатов. Сталин об атомном проекте информирован не был. Было решено осуществлять наступательную британо-американскую стратегию в 1942 г. Союзники склонялись к операции во французской Северной Африке. Черчилль решил приехать в Москву и объясниться со Сталиным на этот счет. Летом 1942 года военное положение СССР резко ухудшилось. Германское наступление на юге поставило Советский Союз в самое трудное положение за весь год войны. Черчиллю надо было поддержать союзника и в то же время убедить его, что второй фронт был невозможен.

В августе 1942 г. Черчилль прибыл в Москву для переговоров. США на этих переговорах представлял А. Гарриман. 12 августа Черчилль заявил в Москве, что считает невозможной организацию второго фронта в Европе в 1942 г. Советское правительство решительно высказало свое несогласие с позицией союзников. Во время беседы 13 августа 1942 г. И. В. Сталин вручил Черчиллю и Гарриману меморандум, в котором отмечалось, что 1942 год представляет «наиболее благоприятные условия для создания второго фронта в Европе, так как почти все силы немецких войск, и притом лучшие силы, отвлечены на Восточный фронт». Поэтому Советское правительство считало, что «именно в 1942 году возможно и следует создать второй фронт в Европе». [6, с.435]

К этому времени США согласились на высадку в Северной Африке. Сталин отказался рассматривать высадку в Северной Африке как открытие второго фронта. Сталин не замедлил также посетовать на то, что поставки из США и Великобритании зачастую бывали сорваны, и СССР так и не получил того, в чем так нуждался и что ему было обещано. Черчилль отвечал, что никто не гарантировал Сталину доставку грузов, гарантировалось лишь их поступление в британские порты. Северные конвои, циркулировавшие между Великобританией и СССР, подвергались жестоким атакам германских подлодок и авиации; из последнего, 17-го, конвоя, напомнил Черчилль, только треть кораблей дошла до советских берегов. Сталин этого объяснения не принял и намекнул, что союзники, вероятно, недостаточно ценят значимость советских военных усилий и слишком боятся потерь.

Тем не менее, встреча закончилась на дружественной ноте. Разговор зашел о необходимости встречи Рузвельта и Сталина или всей Большой Тройки. Однако ни к какому окончательному решению Сталин и Черчилль не пришли.

2 декабря 1942 г. Рузвельт направляет Сталину послание, которое начиналось словами, подтверждающими стремление президента сгладить невыгодное впечатление от далеко не безупречного отношения США к выполнению своего союзнического долга. Вместе с тем президент вновь уклонился от каких-либо заявлений о планах в отношении второго фронта и о более тесной координации военных усилий. Главный упор в послании был сделан на необходимости встречи в верхах.[11, с.163]

В соответствии с межправительственными соглашениями и в ответ на обращения военного командования или компетентных антифашистских организаций отдельных стран уже с 1941 г. СССР стал оказывать помощь в формировании на советской территории иностранных воинских частей и соединений, которые позже приняли участие в боях. Так, в декабре 1941 г. началось формирование чехословацкого пехотного батальона, а затем и других чехословацких воинских частей и соединений. По соглашению между командованием Красной Армии и «Сражающейся Франции» в 1942 г. в СССР была создана французская авиационная эскадрилья, а в 1943 г.- авиационный полк «Нормандия». [6, с.495]

Таким образом, совместные действие участников антигитлеровской коалиции на начальном этапе Великой Отечественной войны советского народа, во многом были обусловлены исторической необходимостью.

Одной из главных задач внешней политики Советского Союза явилось создание антигитлеровской коалиции. Предпосылками для ее образования явились: освободительные цели в войне для большинства стран; общая опасность, находившая от фашистского блока. 22 июня 1941 года премьер-министр Англии Черчилль, а 24 июня президент США Рузвельт заявили о намерении их стран оказать помощь Советскому Союзу в его борьбе против Германии, так как Советский Союз и Великобритания, в отличие от США уже находилась в составе войны против Германии. Советское правительство предложило Англии немедленно заключить соглашение о совместной деятельности. Английское правительство приняло это предложение. 12 июля 1941 года было подписано Англо-советское соглашение о совместном действии в войне против Германии, СССР и Англия обязывались оказывать друг другу помощь и поддержку, а так же не вести переговоры, не заключать перемирия или мирный договор, кроме как с обоюдного согласия. Предложение СССР об открытии фронта на севере Франции было отклонено.
В августе 1941 года Рузвельт и Черчилль, встретившись в Атлантическом океане у берегов Канады, подписали так называемую хартию, которая излагала официальные цели США и Великобритании в войне - и стала одним из программных документов антигитлеровской коалиции.

Создание антигитлеровской коалиции являлось сложным процессом, в ходе которого вскрывали явные и скрытые противоречия между союзниками.

Большую роль на данном этапе сыграли руководители стран антигитлеровской коалиции, заслуги И.В.Сталина, Ф.Д. Рузвельта, У. Черчилля не вызывают сомнения. Необходимо отметить также, работу дипломатического корпуса, в частности И. Майский, Э. Иден, Г. Гопкинс по налаживанию политического, экономического и военного сотрудничества, которая во многом являлась отражением защиты национальных интересов и распространением сфер влияния.

Официально антигитлеровская коалиция оформилась 1 января 1942, когда 26 государств, объявивших войну Германии или ее союзникам, выступили с Вашингтонской декларацией Объединенных Наций, объявив о намерении направить все свои усилия на борьбу со странами «оси». В январе 1942 для координации действий английских и американских войск был создан Объединенный Комитет начальников штабов. Принципы отношений между лидерами коалиции – СССР, США и Великобританией – были окончательно установлены советско-английским союзным договором 26 мая 1942 и советско-американским соглашением 11 июня 1942.

Заключение

Научный анализ совместные действия союзников по антигитлеровской коалиции в борьбе против фашизма. (1941-1945 гг.) осуществленный в настоящей работе, позволяет представить данную тему в качестве сложного не только историко-правового, но социального феномена, характеризующегося способностью и готовностью государств, обществ и конкретных личностей взаимодействовать в процессе решения проблем мирового сообщества.

Изучение проблемы совместных действий союзников по антигитлеровской коалиции в борьбе против фашизма является предметом комплексного исследования. Для ее решения необходима интеграция различных областей социально-гуманитарного знания. Это, прежде всего исторические и юридические науки. Не менее важны философия, социология и политология, как составляющие мировоззрение человека научные отрасли.

В данной работе реализован междисциплинарный подход, который позволил проанализировать совместные действия союзников по антигитлеровской коалиции на начальном этапе Великой Отечественной войны в широком мировоззренческом ракурсе – с позиций системного, социокультурного и организационного аспектов, в контексте историко - правовой структуры, включенности в систему современного исторической обстановки и общей историко- политической ситуации в странах и регионах.

Наша позиция в исследовании темы «Антигитлеровская коалиция на начальном этапе Великой Отечественной войны» состоит в том, что рассматривает этот процесс как сложный исторический процесс со многими противоречивыми аспектами. Данный процесс включает в себя военный, социальный, материально-экономический и политический и правовой аспекты исследования проблемы.

В работе последовательно реализован деятельностный принцип осмысления, создания антигитлеровской коалиции и развития военного и политического сотрудничества.

Центральная задача исследования – обоснование главных этапов совместные действия союзников по антигитлеровской коалиции в борьбе против фашизма, анализ исторических событий, фактов и их влияние на исследуемую проблему. К важнейшим из них мы относим следующие: договора США, Англии, СССР о совместных действиях в войне, закон и поставки по ленд-лизу, союзнические конференции и проблема открытия второго фронта. Одними из составляющих исследования по нашему мнению являются историко-документальное и научное обеспечение этого процесса; последовательное осуществление хронологического как необходимое условие логического построения рассматриваемых исторических событий и фактов.

В связи с известными изменениями, которые произошли в российской исторической науке делаются попытки взглянуть на данную проблему более объективно, без известной идеологической заданности. Это позволило нам также изучить зарубежные источники под другим углом зрения.

Новые реалии способствовали, с одной стороны, освобождению исторической науки от советского идеологического прессинга, возникновению методологического плюрализма, а с другой стороны, более свободному доступу к российским и зарубежным архивам. Все это привело не только к углублению исследования проблемы совместные действия союзников по антигитлеровской коалиции и открытия второго фронта, но и к некоторому расширению ее тематики.

Таким образом, по нашему мнению логическая структура исследования и всестороннее рассмотрение проблемы совместных действий союзников по антигитлеровской коалиции, позволили решить поставленные задачи в начале нашего исследования.

Список источников и литературы

1. Бережков В. М. Страницы дипломатической истории: [Текст]:/ В. М. Бережков 4-е изд. - М.: Международные отношения, 1987. - 616 с.

2. Волков Ф.Д. За кулисами второй мировой войны. [Текст]: / Ф.Д. Волков - М.: Мысль, 1985.- 304 с.

3. Данилов В. Д. Сталинская стратегия начала войны; планы и реальность [Текст]: /В.Д. Данилов // Отечественная история, 1995, № 3, с.33-38

4. Емельянов Ю. В. Сталин: Путь к власти. [Текст]: / Ю. В. Емельянов — М.: Вече, 2003. — 544 с.

5. Земсков И.Н. Дипломатическая история второго фронта в Европе. [Текст]:/ И.Н. Земсков - М.: Политиздат, 1982.- 319 с.

6. История внешней политики СССР. (Под редакцией А. А. Громыко и Б. Н. Пономорева). [Текст]: / Т. 1, 1917-1945 гг. — М.: Наука, 1980. -512 с.

7. Майский И.М.Воспоминания советского дипломата. 1925–1945 гг. [Текст]:/ И.М. Майский – М., 1971.- 428 с.

8. Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг. Т.1 Переписка с У. Черчиллем и К. Эттли (июль 1941 г. – ноябрь 1945 г.) [Текст]: / М-во иностр. дел СССР. – 2-е изд. – М.: Политиздат, 1986. – 464 с.

9. Секистов В.А. Война и политика: политические цели войны и характер военных действий в Западной Европе и бассейне Средиземного моря. 1939-1945. [Текст]: / В.А. Секистов - 2-е изд., испр.и доп.- М.: Воениздат, 1989.- 453 с.

10. Советский Союз на международных конференциях Великой Отечественной войны, 1941-1945 гг. [Текст]:/ Сборник документов М.: Политиздат 1984. -654 с.

11. Сталин. Рузвельт. Черчилль. Де Голль: Полит.портрет[Текст]: /Сост. В. Велесько.- Мн.: Беларусь. 1991.- 367 с.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top