Касанов А.С.

Введение

Наука во все времена являлась двигателем общественного прогресса, тем механизмом, который отвечал за динамичное развитие государства и общества. Не подвергается сомнению постулат, что чем более развита в стране наука, тем большую роль играет государство на мировой арене, и в политической, и в экономической, и других сферах. Сегодня в России вновь очень остро стоит вопрос о формировании и развитии гражданского общества, без которого не возможно прогрессивное развитие свободного, демократического государства. Безусловно, при построении такового одним из основ фундамента развития общественной, частной и групповой инициативы выступают общественные организации, которые во все времена были основной площадкой для действия активных и небезразличных к судьбе страны людей. Как известно, все новое – это хорошо забытое старое. Часто в постсоветский период многие формы общественной организации было принято копировать или перенимать у западных стран, имеющих большой опыт функционирования гражданских институтов, но при этом мы забывали о своем богатом опыте, своей истории, о том, что в дореволюционный период в Российской империи мы имели собственную историю формирования общественных групп, союзов, организаций, причем достаточно успешную, подтолкнувшую нашу страну к прогрессивным научным и социальным сдвигам.

Вторая половина XIX – начало XX вв. – время стремительного развития Российской империи. Коренные преобразования Александра IIпривели к важным изменениям в жизни страны. Значительную роль в этом процессе сыграли научные общественные организации. Отдельные энтузиасты и группы инициативных граждан, объединенные общими интересами в свободные, не регламентированные сословными, имущественными, образовательными границами научные общественные организации, сыграли выдающуюся роль не только в научном и культурном, но также и в социальном развитии русского общества

Хронологические рамки работы охватывают период со второй половины XIX в., с времени, когда начинается правление Александра II, проводившего либеральные реформы, и до 1904 г., когда Российская империя вступает в затяжную полосу кризиса и общественная жизнь плавно перетекает в политическую плоскость.

Предмет исследования данной работы – научные общественные организации. Этот термин означает организацию людей в какое либо объединение на добровольной основе с целью изучения определенной отрасли науки. Общественные организации могут иметь разные формы – это Союзы, Кружки, Комиссии, Общества и т.д. В центре внимания данной работы в первую очередь стоят Общества, как наиболее распространенный во второй половине XIX века вид общественной организации граждан

Цель данной работы – рассказать об особенностях возникновения, функционирования и деятельности научных общественных организаций в России в период второй половины XIX – начала XX в.

Исходя из целей можно выделить основные задачи работы:

1) Проследить историю возникновения и развития научных общественных организаций в XVIII в. – 60 70-е гг. XIX .

2) Проследить зарождение, развитие и деятельность гуманитарных научных общественных организаций в Российской империи в период со второй половины XIX до начала XXв.

3) Проследить зарождение, развитие и деятельность естественнонаучных общественных организаций в Российской империи в период со второй половины XIX до начала XX в.

Тема деятельности научных общественных организаций в России в любой временной промежуток до сих пор остается малоизученной. Первыми исследователями деятельности научных объединений в России были сами их участники. В юбилейных статьях и отчетах, посвященных деятельности конкретных Обществ, можно найти и оценку работы, и определение места организации среди других Обществ. Как правило, такие труды составлялись ведущими историками, в том числе И.Д. Извековым[1], Н.В. Покровским[2], Л.К. Марковым[3] и др.

В конце XIX в., когда достижения научной общественной мысли стали очевидны, а количество Обществ насчитывалось сотнями, начал накапливаться массив литературы, в котором обобщалась деятельность нескольких организаций одного профиля. Наряду с публикациями провинциальных исследователей, посвященных деятельности церковно-археологических Обществ, ученых архивных комиссий, стали появляться труды крупных исследователей о деятельности археографических, археологических, исторических и других Обществ. Однако, представляя их деятельность в очень ограниченный период (5 – 10 лет) времени, авторы этих разработок не ставили перед собой задачи рассмотреть картину деятельности научных общественных организаций в целом и их взаимосвязи. В этих работах был намечен первый шаг к изучению типологии научных обществ: археографические, археологические, исторические, военно-исторические и т. п., а также были охарактеризованы основные направления их деятельности. На рубеже XIX – XX вв. не было фактически ни одного научного издания, в котором не существовало бы раздела, освещающего деятельность научных обществ. Одним из таковых изданий был энциклопедический словарь «Россия», изданный в 1898 г. в Санкт-Петербурге. [4]

После революции с закрытием большинства существовавших ранее обществ и особенно после 1930–х гг., когда была прекращена работа множества местных общественных организаций, интерес к теме научных обществ не поощрялся. Вновь исследования возобновились в 1940–е гг.[5] Они касались главным образом историко-этнографической деятельности крупнейших организаций, таких, как Русское географическое общество или же естественно-исторических обществ. Исследователи 1950–70-х гг. накапливали материалы по деятельности отдельных Обществ.[6] Крупным достижением в исследовании научных общественных организаций стало издание «Очерков по истории исторической науки».[7] В нем впервые были собраны сведения не только о деятельности научных обществ самого различного профиля, приведены списки литературы о каждом из них (около 150), но также приведены перечни изданий научных общественных организаций

Основу систематического изучения общественных научных организаций в России заложил в 1980–е гг. рядом своих обобщающих работ А.Д. Степанский.[8] Им впервые были рассмотрены процессы развития системы Обществ как научных центров с учетом социально-политических, экономических и научных факторов. Этим автором была разработана, в частности, более корректная классификация научных обществ и создана основа для выведения понятия «научное общество». В 1990–е гг. наметился региональный подход к исследованию деятельности научных обществ, заложенный еще в «Очерках по истории исторической науки». Авторами, как правило, рассматривалась сеть организаций, действующих в определенных регионах.[9]

Таким образом, с развитием общественного движения в России накапливался и массив литературы, посвященный научным обществам. На данный момент имеется большое количество трудов посвященных тем или иным отдельным научным организациям в различных сферах, но вместе все они практически нигде не описываются, за исключением ряда работ А.Д. Степанского.

Глава I. Научные общественные организации в Российской империи: этапы становления        

Общеизвестно, что предпосылки создания научных обществ в России сложились в результате преобразований первой четверти XVIII в. В истории развития научных общественных организаций выделяют несколько этапов. Первым был период зарождения такого рода организаций, он включал в себя временной промежуток до начала XIXв. Центром, вокруг которого возникали первые научные общества в XVIIIв., была Москва. Здесь сосредоточились общегуманитарные учебные заведения. Однако деятельность Обществ, возникших в данный период, была крайне непродолжительной. После Французской революции в 1789 г. они были ликвидированы Екатериной II. С их закрытием окончился первый этап развития общественной организации науки в России. На этом этапе впервые было начато освоение коллективных методов научной работы, форм организации исследований, публикации совместных трудов в научных сборниках. Процесс формирования разветвленной системы научных обществ не был случайным и определялся интенсивным развитием определенных отраслей знания. Таким образом, предпосылками создания научных общественных организаций являются определенная ступень развития науки, создание своих научных кадров в университетах; влияние научной мысли Западной Европы; включение России в общеевропейский исторический процесс.

Также, нельзя не отметить образование на первом этапе такой крупной научной общественной организации, как Вольное экономическое общество. Именно оно стало первым в России научным обществом, и было учреждено в 1765 г. при ближайшем участии Екатерины II и других высокопоставленных лиц, а также видных академиков (Л. Эйлера, Я. Штелина). Устав Общества, формы и методы его работы во многом предвосхитили важнейшие черты российских научных общественных организаций, возникавших и действовавших в дальнейшем. Все члены Общества делились на действительных членов и членов-корреспондентов, они должны были «делать и сообщать опыты по всем частям народного хозяйства, от земледелия, звериных и рыбных промыслов до горных дел и мануфактур, а также давать собственные сочинения по разным частям приватной и государственной экономии», а также «предоставлять новые изобретения по механике и деревенской архитектуре».[10] На заседаниях Общества заслушивались и обсуждались различные доклады, организация проводила открытые конкурсы на лучшие сочинения по заданным темам, рассылала анкеты, вела переписку с русскими и иностранными корреспондентами, издавало «Труды Вольного экономического общества». Бюджет организации составлялся в основном из правительственных субсидий и пожертвований отдельных меценатов; членские взносы и доходы от продажи изданий Общества составляли его меньшую часть.

Вольное экономическое общество просуществовало до 1918 г., пережив Российскую империю. Его роль в истории общественной самоорганизации в России была крайне велика. А.Д. Степанский отмечал, что «важнейшей заслугой ВЭО надо считать выработку форм и методов работы, впоследствии широко применявшихся всеми общественными организациями страны, в том числе и научными». [11]

Второй этап развития системы научных обществ охватывает период 1801–1860-е гг. Развитие капиталистических отношений на фоне кризиса феодальной системы, подъем национального движения 20–х гг. XIX в. способствовали увеличению роли науки, а, следовательно, росту научных кадров. В эти годы открываются новые университеты: Дерптский (1802 г.); Виленский (1803 г.); Казанский (1804 г.); Харьковский (1805 г.); Петербургский (1819 г.). Помимо Петербурга и Москвы, возникли новые научные центры на Украине (Киев, Харьков, Одесса) и в Прибалтике (Рига, Митава). Были созданы предпосылки для вовлечения провинциальной интеллигенции в сферу научных изысканий через губернские статистические комитеты, которые хотя и являлись организациями, созданными правительством, но занимались исследованием своего региона на общественных началах, т. е. без финансирования и без регламентации тем исследования. На втором этапе, вследствие дифференциации гуманитарных наук, образовываются филологические, археографические и историко-археологические общества. Были закреплены организационные формы работы обществ: уставы, способы финансирования, методы научного общения, издательская деятельность и т. д. Общества, возникшие после 1860-х гг., унаследовали эти формы без существенных изменений.

Московский университет в последней четверти XVIII – начале XIX вв. был центром, при котором возникло сразу несколько научных общественных организаций. Крупнейшими из них были Общество врачебных и физических наук (1905 г.), Московское общество испытателей природы (1905 г.) и Общество любителей российской словесности (1911 г.) В это же время возникло Историческое общество в Архангельске; главными его деятелями были два местных купца, Крестинин и Фомин. Созданное по его примеру Одесское общество исследования древностей занималось по преимуществу изучением археологических памятников Северного Причерноморья. Довольно многочисленные исторические и филологические общества действовали в Остзейских губерниях. И по составу, и по языку, на котором они работали, и по направленности это были немецкие общества.

В царствование Николая I возникло лишь несколько научных обществ. В 1829 г. было учреждено в Одессе Общество сельского хозяйства Южной России. По инициативе президента Вольного экономического общества, графа Н. С. Мордвинова, находившего, что распространение в России улучшений по сельскому хозяйству и земледелию не будет достигнуто, пока не будут учреждены экономические общества в губерниях, в 1839 г. было основано Императорское казанское экономическое общество, получавшее в первые годы субсидию от Вольного экономического общества. Вообще в царствование Николая I больше всего (свыше 15) было основано сельскохозяйственных обществ. Для них был характерен менее официальных характер, хотя Министерство государственных имуществ усиленно покровительствовало таким обществам и даже насаждало их. Большинство первых научных обществ, учрежденных при университетах, финансировалось, главным образом, за счет ассигнования и пособия из казны, а решающее влияние на состав их руководящих органов и деятельность оказывала университетская администрация.

Характерным для Обществ этого периода является их интерес к археографии. Основное направление их деятельности связано со сбором, анализом и публикацией документов. Помимо введения в научный оборот колоссального количества исторических источников, Общества повлияли на изменение уровня исторических исследований с фактографического на уровень создания исторических очерков и хронологических цепочек.

На этом этапе сформировалась система научных обществ с определенной иерархией. Место общества в иерархии зависело, прежде всего, от наличия в нем членов императорской фамилии. Как правило, председательство в Обществе одного из членов императорской фамилии ставило организацию в ранг ведущих, например, Русское и Московское археологические, Русское географическое, Русское генеалогическое общество, и ряд других.[12] Кроме того, место Общества в иерархии зависело от его финансового положения, что в свою очередь определялось присутствием среди членов организации состоятельных лиц. Богатые Общества имели возможность финансировать исследования на местах, что позволяло руководить мелкими обществами, преимущественно провинциальными, контролируя направление научных исследований. Место в иерархии зависело также от научного потенциала его членов. Председательство в Московском археологическом обществе таких выдающихся археологов, как А.С. Уваров и П.С. Уварова, а также членство в нем И.Е. Забелина и др., определили его центральную роль среди самых крупных общественных организаций России.

Положение в системе зависело также от распределения Обществ между министерствами. При этом приоритет имело Министерство императорского Двора, затем – Министерство внутренних дел. Как правило, делами обществ ведало Министерство внутренних дел, но научные общества при университетах, как и сами университеты, находились в ведении Министерства народного просвещения, тогда как епархиальные – в ведении Священного Синода и т. п. В большой степени влияли также и такие факторы, как личные знакомства.

Именно в первой половине XIXв. наметилось территориальное и дисциплинарное распределение сфер влияния Обществ. Схематично это можно представить следующим образом: влиятельные столичные общества распространяли свое влияние практически на всю империю, за исключением Прибалтийских обществ, которые изначально были ориентированы на региональную проблематику, киевские организации занимались исключительно Киевом, а Черноморское побережье исследовалось Одесским обществом истории и древностей.

Таким образом, к началу 60-х гг. XIX в. в Российской империи уже сложилась определенная система научных общественных организаций, однако их количество было еще чрезвычайно мало, по сословному составу научные организации того времени были преимущественно дворянскими. Массовых организаций не было, самые крупные объединения насчитывали по нескольку сот членов, но таких организаций было мало, в провинции фактически не велось никакой работы, а в самом обществе еще не было того толчка к развитию общественных инициатив, который появился с воцарением Александра II.

Глава II. Научные общественные организации в пореформенный период и в начале XX в.

II.I. Гуманитарные общественные организации

2.1.1. Археологические и исторические общественные организации

В середине XIX в. крайне динамично развивается археология как научная дисциплина и различные археологические общества – научные общественные организации, ставящие своей целью изучение и охрану памятников материальной культуры. Они начали создаваться еще в XVI–XVII вв. (в Англии, в Италии), но особенно большое распространение археологические общества получили именно в XIX в. В Российской империи еще до пореформенной эпохи существовали такие общественные организации, но были они малоизвестны, малочисленны и располагались в основном на западных окраинах. С 60-х гг. XIXв. археологические общества стали появляться и в центральной России. Крупнейшим было Археолого-нумизматическое Общество в Санкт-Петербурге, основанное 1846 г. и в 1866 г., преобразованное в Русское археологическое Общество. Организация состояла из 3 разделов, в 1870-е гг. оформившихся как отделения: 1) славяно-русской археологии, 2) классическо-византийской и западноевропейской и 3) восточной. Позднее (официально с 1905 г.) образовалось и нумизматическое отделение. Изданиями Общества первоначально являлись «Мемуары» и «Записки», а затем «Известия». Основное внимание в работе Русского археологического общества уделялось нумизматике и изучению письменных источников. Из археологических исследований, проведённых Обществом, наибольшее значение имели раскопки курганов в Новгородской земле и в Приладожье (под руководством Н. Е. Бранденбурга).

Москва, не желая отставать от столицы в 1864 г. тоже создало свое археологическое общество. На первом же его заседании 17 февраля 1864 г. основатель организации А.С. Уваров провозгласил тезис о принципиально новом качестве созданной научной общественной организации – открытости благодаря которому, на заседаниях мог присутствовать каждый желающий. Периодическими изданиями Общества являлись «Древности» и «Археологические известия и заметки». В 1859 г. Обществом была учреждена Императорская Археологическая комиссия. В ее обязанности входило, по уставу, разыскание предметов древности, собирание сведений о находящихся в государстве как народных, так и других памятников прошлого времени. С 1889 г. Высочайшим повелением Комиссия получила право решать вопросы любой реставрации, ремонта памятников архитектуры, что придавало Комиссии характер центрального учреждения, стоящего во главе всех работ по охране памятников в России. Комиссией были проведены все основные реставрационные работы начала XX в., в частности, в Москве дважды ремонтировались Печатная и Книгохранительная палата, была сохранена Покровская церковь, Китайгородская стена, восстановлен Потешный дворец.

В отличие от многих других общественных организаций Московское археологическое общество пользовалось особым вниманием со стороны русских монархов и их администрации в период конца XIX– начала XX в. В этом контексте знаменательным событием выглядит посещение императором Николаем II с супругой Археологической комиссии Общества. Научная печать в восторженном тоне отозвалась об этом событии: «9 апреля 1904 года в 2 часа 50 минут дня Их Величество государь Всероссийский и государыня Александра Федоровна прибыли в помещение Императорской Археологической комиссии и были встреченными председателем Комиссии профессором И.А.Бобринским, членами комиссии Спицыным, Фармаковским, Покрышкиным».[13] Императору показали помещение Общества и познакомили с экспонатами музея организации, Николай II и его супруга остались довольны увиденным и обещали Обществу всевозможную поддержку.

Помимо археологических обществ, действовавших в столицах, существовала сеть провинциальных. Их задача, по уставу, состояла в описании, изучении и охране памятников старины, находящихся в пределах региона: Туркестанский кружок любителей археологии (1895 г.) – среднеазиатских памятников, Псковское археологическое общество (1880 г.) – псковско-новгородских, Казанское общество археологии, истории и этнографии – булгарских и др. Кроме светских в России так же работали и 50 церковно-археологических Обществ и Комитетов. Они начали повсеместно учреждаться с 1870-х годов, и специализировались на сборе историко-археологических материалов о епархии, в том числе и документов о церковной архитектуре.

В 60 – 80-е гг. XIXв. в разных городах Российской империи появляются сразу несколько крупных исторических обществ: в 1872 г. – Историческое общество Нестора-летописца при Киевском университете, в 1876 г. – Историко-филологическое общество при Харьковском университете, в 1888 г. – Историко-филологическое общество при Новороссийском университете. Общества создавались при университетах, их целью были не только научные исторические исследования, но и активная общественная деятельность во благо просвещения и развития патриотизма, на примере русской истории.

В 1866 г. учреждается Русское историческое общество, ставшее одним из важнейших научных исторических обществ России и внесшее большой вклад в издание источников по отечественной истории. Первым Председателем Общества был избран ближайший друг А.С. Пушкина князь П.А. Вяземский. Примечательно, что идея создания Общества сразу же получила Высочайшее одобрение, – Император Александр II назначил на должность Почётного Председателя Общества своего сына – Великого Князя Александра Александровича, будущего Императора Александра III. А 24 ноября 1874 г. Обществу было присвоено звание Императорского, что придало ему большего общественного веса. Основная уставная цель Общества – «…собирать, обрабатывать и распространять в России, материалы и документы, до российской истории относящиеся» [14] – позволила Обществу ввести в научный оборот многочисленные материалы по русской истории. С 1866 по 1916 гг. вышло сто сорок восемь томов Сборника Русского исторического общества, где было огромное количество редких и неизвестных ранее документальных свидетельств русской истории.

По своему устройству Общество представляло собой клуб, с одной стороны, достаточно закрытый и престижный (попасть в Общество можно было лишь по приглашению нескольких его членов, а само Общество никогда не было массовым), а, с другой стороны, и в той же мере – совершенно публичный и демократичный (все материалы о работе Общества непременно опубликовывались, а все члены Общества были абсолютно равноправны по статусу). По своему составу Общество являлось объединением историков по профессии (С.М. Соловьёва, В.О. Ключевского и др.) и историков по призванию (в основном государственных служащих, в значительной части – дипломатических работников). В члены Общества подбирались представители, в основном, консервативных взглядов, неразрывно связывающих возможность проведения реформ исключительно с задачей развития просвещения в России.

В конце XIX в. было образовано несколько крупных исторических обществ. Одним из них было Историческое общество при Петербургском университете, основано в октябре 1889 г. и действовавшее вплоть до 1917 г. В Обществе сотрудничали историки Петербурга, Москвы, Киева, Одессы, Харькова, Казани и других городов, известные деятели науки А. С. Лаппо-Данилевский, В. И. Семевский, Е. В. Тарле, Б. Д. Греков и др. В отличие от других исторических обществ, петербургское обращало значительное внимание на вопросы теории, обсуждение которых вызывало дискуссии и активную реакцию студентов. Студенческие волнения конца 1890-х гг., а затем события революции 1905 – 1907 гг. были использованы властями для введения ограничительных мер против Общества. Деятельность его замерла и несколько активизировалась она лишь после 1907 г. Общество занималось и издательской деятельностью, издавая в 1890 – 1916 гг. непериодический сборник «Историческое обозрение».

На рубеже веков исторические общества стали появляться повсеместно и к началу XX в. действовало уже более 120 таких организаций. Деятельность их строго регламентировалась государственной властью, существовали они в основном на средства, складывавшиеся из членских взносов и пожертвований. Характерной тенденцией было то, что теоретическими вопросами Общества почти не занимались. Однако публикаторская работа, созданием музеев, охрана исторических памятников объективно содействовали расширению источниковедческой базы и вовлечению в научную работуместной интеллигенции, общественное значение имели публичные лекции, открытые заседания и конгрессы.

2.1.2. Психологические и юридические общественные организации

В середине – конце XIX века в Российской империи популярным становится увлечение психологией, а среди профессуры Московского университета растет желание поставить изучение этой науки в русло специальной общественной организации. 24 января 1884 г. при университете было создано первое в России Психологическое научное общество. Инициатива его создания принадлежала профессору Московского университета Матвею Михайловичу Троицкому (1835 – 1899 гг.). Согласно уставу, Психологическое общество имело целью всестороннее изучение психологии, ее истории и распространение психологических знаний в России. Общество состояло из членов: почетных (лица, отличившиеся в науке или принесшие пользу Обществу), действительных (составляли большую часть Общества), соревнователей (ими могли быть лица, «желающие споспешествовать цели Общества своими материальными средствами»), корреспондентов (всех, кто заявил «желание сообщать различные сведения психологического интереса»[15]). В разные годы почетными членами были: Вл. Соловьев, И.М. Сеченов, Б.Н. Чичерин, Л.Н. Толстой, а также иностранные ученые: А. Бэн, В. Вундт, Г. Гельмгольц.

Уставом определялся характер заседаний. Различались годичные обыкновенные и чрезвычайные, закрытые и публичные заседания. Определялась их периодичность – по мере надобности, но не реже одного в месяц, исключая время с 1 мая по 1 сентября. Общество было единым, не имело отделений, хотя неоднократно поднимался вопрос об их создании. Заседания проходили обычно в вечернее время, были продолжительными, нередко заканчивались около полуночи, а некоторые – даже еще позже. Как правило, в месяц было два заседания, нередко один вопрос обсуждался на нескольких заседаниях (например, вопросы о свободе воли, о гипнотизме). Обсуждения происходили при высокой активности членов Общества, из присутствующих (в среднем это было 16 – 20 человек) 5 – 6 человек выступали в прениях. Обычные заседания имели характер рабочих обсуждений, близких по своему характеру к заседаниям университетской кафедры. Именно они привлекали широкую публику и получали большой общественный резонанс. По содержанию обсуждаемых сообщений все заседания (они были главной формой работы) можно разделить на два вида: заседания с научными докладами – это основная часть всех заседаний Общества, и заседания, которые имели общекультурную направленность

Психологическое общество действовало с 1885 до 1922 г. Временем расцвета его был период с 1887 по 1899 г., когда председателем стал известный психолог и общественный деятель Н.Я. Грот. В данный период кроме проведения заседаний развернулась и широкая издательская деятельность. Она заключалась в публикации «Трудов» (выходили в 1888 – 1914 гг., издано 8 выпусков) и некоторых других изданий: переводов философских и психологических трудов (В. Вундта, И. Канта, Б. Спинозы и др.), сообщений, сделанных членами Общества на его заседаниях, с 1889 г. Общество издавало журнал «Вопросы философии и психологии».

Московское психологическое общество играло важную роль в культурной и духовной жизни Москвы конца ХIХ – начала ХХ в. Благодаря участию в его работе писателей Л.Н. Толстого, А.А. Фета, литературного критика Ю.И. Айхенвальда, профессора Московской консерватории композитора А.Н. Скрябина его деятельность выходила за рамки философии и психологи, имело огромную общественную значимость.

Одним из наиболее важных преобразований Александра II была судебная реформа 1864 г., сразу после ее проведения в Российской империи стали создаваться юридические общества. Первой по времени организацией такого плана было Московское общество, устав которого был утвержден в 1865 г. Оно оказало заметное влияние на развитие юриспруденции и юридического общественного мнения в России. Внимание Общества главным образом сосредоточилось на разработке теоретических вопросов, но оно также занималось и текущими вопросами законодательства и давало заключения по некоторым законопроектам. Открытое в 1882 г. при Обществе статистическое отделение способствовало усовершенствованию приемов земской статистики. По инициативе организации в 1875 г. состоялся первый съезд русских юристов. Издававшийся с 1867 г. при обществе «Юридический Вестник» занимал видное место среди лучших органов русской публицистики. Пост председателя Общества занимали последовательно С. И. Баршев, В. Н. Лешков и С. А. Муромцев. Примечательно, что в 1899 г. Общество, по представлению министра народного просвещения Н. П. Боголепова, было закрыто. Ближайшим поводом к этой мере, в сущности, вызванной свободным и просветительским характером деятельности организации, послужила речь, произнесенная от его имени С. А. Муромцевым на Пушкинском празднестве в Москве. Сергей Андреевич Муромцев за свои оригинальные и аппозиционные суждения, за активное участие в земском движении, адвокатской и общественной деятельности давно был среди людей неблагонадежных для министерства народного просвещения. Юридическое общество, лидером которого он был, имело репутацию вольнодумного и аппозиционного, что и послужило мотивом к его закрытию.

Следующим по времени университетским юридические обществом являлось Киевское, учрежденное в 1876 г. Уже в следующем году такое Общество открылось и при Санкт-Петербургском университете. Его официальному возникновению предшествовал ряд частных кружков судебных деятелей, из которых старейший был основан еще в 1859г. Первоначально Общество функционировало в составе отделений гражданского, уголовного и административного права, а в 1897 г., по инициативе Э. Я. Фукса, было образовано еще отделение обычного права. В Санкт-Петербургском юридическом обществе, в отличие от Московского, преобладала практическая разработкаправа. Обществом неоднократно был возбуждаем вопрос о созыве 2-го съезда юристов, но каждый раз ходатайство отклонялось министерством народного просвещения.

В конце XIXвека юридические общества открывались уже повсеместно: в 1878 г. было учреждено Юридическое общество при Казанском университете, в 1879 г. – при Новороссийском, в 1897 г. – Ярославское юридическое общество при Демидовском лицее, в 1900 г. – Юридическое общество при Харьковском университете. Наряду с университетскими, юридические общества функционировали и в неуниверситетских городах, при непосредственном участии министра юстиции. Деятельность этих обществ в большинстве случаев носила практический характер, труды печатались в виде отчетов, протоколов и отдельных сборников

II.II. Естественнонаучные общественные организации

Наряду cнауками гуманитарного цикла также активно развивались в данный период различные естественнонаучные общества, для которых был характерен достаточно большой спектр деятельности.

В 1864 г. в Москве было образовано Общество любителей естествознания, преобразованное в 1867 г. в Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии. Общество имело четкую структуру: во главе его стоял Президент, руководивший всей деятельностью организации, в Обществе было 15 отделов, во главе которых стояли Председатели. Первым возник отдел антропологии в 1864 г., далее в 1867 г. появились отделы этнографии, комиссии по народной словесности, и этнографии, отдел физических наук, воздухоплавательная комиссия, отделы зоологии, химии, ботаники. Общество ежегодно издавала отчеты о проделанной своими членами работе. Публикации и научные материалы печатались в «Известиях Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии». По 1892 г. включительно вышло 76 томов, главным редактором «Известий» был А. П. Богданов.

Общество получило широкую известность благодаря проведению ряда выставок (этнографической, политехнической, антропологической, географической), имевших большое значение для мобилизации научных сил российской провинции и положивших начало соответствующим музеям. В 1867 г. по инициативе Общества в Манеже разместилась уникальная экспозиция Всероссийской этнографической выставки. На выставке впервые были представлены на публичное обозрение материалы, воссоздающие условия жизни, труда и быта русского и других, в первую очередь славянских народов. Материалы выставки помогали осознанию своеобразия русского этноса как славянского, его сходство и отличие от славянских и неславянских народов. Выставка проходила одновременно со Съездом славянских представителей, который должен был «открыть новую эпоху в истории славянского мира». Это обстоятельство вызвало бурю негодования в австрийской печати, называвшей выставку «политической демонстрацией», а Москву – «Меккой панславизма».[16] Экспонаты выставки легли в основу коллекции Этнографического отдела при Румянцевском музее. Несколько позже эти же коллекции явились основой создания Этнографического музея в Москве

В декабре 1867 г. в Санкт-Петербурге состоялся Первый всероссийский съезд естествоиспытателей и медиков, на нем было принято решение о создании обществ естествоиспытателей. Значение этих организаций должно было состоять в распространении естественнонаучных знаний в России, а также в геологических, зоологических и ботанических исследованиях российских территорий. После официального разрешения общества естествоиспытателей стали открываться в январе – мае при Петербургском университете, университете Святого Владимира в Киеве, а также в Харьковском и Новороссийском университетах. В конце 1880-х гг. подобные Общества были созданы в Варшаве и Дерпте, все они были объединены однотипными уставами и общими научными задачами. Благодаря деятельности этих Обществ и при финансовой поддержке государства организовывались экспедиции, пополнившие коллекции университетских музеев и кабинетов, были изучены Крым, Урал, берега Волги и Камы, Туркестан, Хива, Алтай и др. Общества также стали играть ведущую роль в связях российских ученых с иностранными коллегами. Поскольку университеты имели право на беспошлинный ввоз научной литературы без внешней цензуры, они могли обмениваться трудами и поддерживать связь с другими обществами. Так, Общество естествоиспытателей при Московском университете в 1887 г. обменивалось трудами и поддерживало связь с 97 обществами в России и 512 научными учреждениями 17 европейских стран

2.2.1. Биологические общества

В середине XIX в. активно развивались и биологические общества. В 1859 году было образовано Русское энтомологическое общество. Первые энтомологические общества появились в Англии (1745 г.), Франции (1832 г.), Германии (1837 г.), Голландии (1854 г.). Мысль об основании в России энтомологического общества зародилась в среде петербургских энтомологов. В 1846–1847 гг. полковник лейб-гвардии Гатчинского полка А.К. Мандерштерн организовал кружок энтомологов. В 1848 г. был составлен проект устава Общества, но от дальнейших шагов по его созданию пришлось отказаться, так как 1848 г. был годом бурного революционного движения в Европе, и создание обществ не приветствовалось в России, поэтому создание организации затянулось и свою работу она начала только 16 декабря 1859 г.

Устав Общества четко определил его задачи: «а) Способствовать распространению знания энтомологии в России; б) исследовать суставных животных, в особенности отечественных; в) акклиматизировать полезных насекомых; д) сблизить русских энтомологов между собою и способствовать сношениям их с обществами естествоиспытателей и с учеными за границею».[17] Таким образом, уже в первом уставе Общества были отражены его просветительские цели и понимание важности связи научных исследований с практическими задачами. Наряду с этим устав ограничивал действия Общества: в параграфе 23 указано, что «никакие чтения, рассуждения и предложения, до естественных наук не относящиеся, терпимы быть не должны».[18] С первого года своей жизни Общество состояло под покровительством Великой Княгини Елены Павловны. После ее кончины в 1873 г. под свое покровительство Общество принял Великий Князь Константин Николаевич.

Во время основания Общества в Петербурге не было ни одного биологического общества. Поэтому к нему примкнули вскоре зоологи других специальностей и даже ботаники, было создано даже специальное ботаническое отделение. Общество в конце XIX– начале XX в. стало приютом для всех, кто занимался биологической наукой и пытался проводить прогрессивные исследования в области энтомологии и других дисциплин.

Большим научным прорывов в области естествознания было создание в 1864 г. Русского общества акклиматизации животных и растений. Это Общество появилось на основе Особого комитета при Императорском Московском обществе испытателей природы. Главной задачей этого комитета была организация первого в России Зоологического сада. 17 ноября 1863 г. последовал Высочайший указ о предоставлении комитету местности Пресненских прудов. 1 декабря 1863 г. из Санкт-Петербурга в Москву были отправлены разные звери из частного зверинца господина Зама. Эти звери были куплены на 6 тысяч рублей из 10 тысяч, пожертвованных на создание Зоологического сада купцом Е.М. Скворцовым. Зоологический сад был открыт для посещений 31 января 1864 г. в присутствии его главного попечителя Великого князя Николая Николаевича Романова (старшего) и принца Петра Георгиевича Ольденбургского. В своей речи Великий князь поздравил присутствовавших также и с преобразованием комитета (3 января) в самостоятельную организацию – Императорское Русское общество акклиматизации животных и растений. Зоологический сад стал центром отдыха горожан, он привлекал их сюда на прогулки, сочетающие прекрасный комфортный отдых с познавательными беседами о природе и науке.

Таким образом, Русское общество акклиматизации животных и растений сыграло не только важную роль в создании зоологического сада и исследовании различных видов животных, но оживила и разнообразила жизнь простых граждан, дав им возможность посмотреть на невиданных ранее животных, проводя праздники, увеселительные мероприятия, при этом, не забывая и о научно – исследовательской деятельности.

2.2.2. Географические общества

Вторая половина XIX в. в России – это время масштабных географических открытий, исследований, многочисленных экспедиций. Российская империя постепенно расширялась, прирастая все новыми территориями, и это ставило перед отечественными географами все новые задачи и цели. В это время перед научной общественностью было широкое поле для деятельности, огромное количество задач, которое можно было решить лишь в русле четко организованных и структурированных Обществ.

6 августа 1845 г. было учреждено первое в России Географическое Императорское русское общество. Основание его находится в ближайшей связи с путешествием А. Ф. Миддендорфа на Таймырский полуостров и в Приамурский край (в начале 1840-х гг.), но потребность в нем чувствовалась еще с 1820-х гг., когда началось деятельное изучение России и ее отдаленных окраин. Главным деятелем по устройству общества был адмирал Ф. П. Литке; в научной постановке дела особенно живое участие принимали академики К. М. Бэр, В. Я. Струве, П. Гельмерсен, а великий князь Константин Николаевич состоял в звании председателя. 28 декабря 1849 г. Русскому Географическому обществу был дарован титул Императорского. Общество управлялось советом, члены которого избирались на четыре года; оно имело председателя (великий князь), вице-председателя и помощника председателя. Оно распадалось на четыре отделения: физической географии, математической географии, статистическое и этнографическое, начиная с 1850-х гг. в разных частях России появляются многочисленные отделы Общества (Кавказский, Восточносибирский, Юго-западный и др.).

Главным, почти единственным поприщем деятельности Русского Географического Императорского общества было исследование территорий Российской Империи и сопредельных с ней областей азиатского материка. Одним из первых предприятий общества была экспедиция на северный Урал (1847 – 50 гг.), обследовавшая огромное протяжение Урала от северной части Пермской губернии до Ледовитого океана. Сибирская экспедиция (1854 – 63 гг.) охватила Восточную Сибирь и Амурский край и принесла первые достоверные сведения о последнем, только что тогда присоединенном к России. Уже начиная с 1850 г. внимание Общества было обращено на Среднюю Азию. Из ряда экспедиций, снаряженных для ее изучения, особенно выделялась экспедиция Пржевальского, открывшая всему миру огромные пространства никем еще не изведанных областей центральной части Азии. Общество не оставляло без внимания и центральную часть Империи, но здесь труды его главным образом имели этнографический и статистический характер. Стараниями Общества были собраны материалы, которые послужили для составления этнографической карты России.

Общество регулярно выпускало повременные издания: «Известия Императорского Русского Географического общества» 6 раз в год; «Записки по общей географии, статистике и этнографии»; «Ежегодник», в котором давался обзор по возможности всего, сделанного в России по географии. Обществом был издан целый ряд карт, как всей Европейской России, так и отдельных частей империи. В списках Общества к 1 января 1892 г. состояло 902 лица, из них 615 действительных членов. Ежегодные средства Общества складывались из пособия от государственного казначейства, членских взносов, процентов с неприкосновенного и запасного капиталов и дохода от продажи изданий, что в общей сложности это давало около 20000 руб. в год. Сюда так же можно присоединить еще средства, жертвуемые частными лицами на разные предприятия Общества или в его непосредственное распоряжение.

Предметами для своей деятельности Общество постоянно избирало такие, важность изучения которых в данный момент уже сознавалась, но для занятия которыми ввиду новизны дела или других причин еще не успело появиться учреждение в государственном организме. Работы Общества служили основанием к всестороннему освоению вопросов, имеющих большое общегосударственное значение.

2.2.3. Математические общественные организации

Огромное влияние на становление математики как науки в Российской империи сыграла деятельность математических обществ и связанных с ними ученых. На фоне общего оживления общественной жизни в пореформенную эпоху оживилась деятельность и математического сообщества. В Москве вновь возродилась идея создания Математического
Общества. Первое такое Общество было основано еще в 1810 г. М. Н. и Н. Н. Муравьевыми. Однако просуществовало оно недолго – в Москве тогда еще не было достаточного количества активно работавших профессиональных математиков, способных поддерживать работу организации продолжительное время. Совершенно иная ситуация сложилась к 60-м гг., когда в Москве уже существовала такая группа математиков, большинство из которых были связаны с университетом. В 1864 г. такое общество было организовано, инициаторами его создания выступили Н. Д. Брашман и А. Ю. Давидов, которые стали его первыми соответственно президентом и вице-президентом. Членами Общества, согласно его уставу, могли быть магистры и доктора математических наук, а также лица, заявившие о себе трудами по этим наукам. Первоначально Общество состояло из 14 человек. Организаторы Общества по первоначалу ставили перед собой достаточно скромные цели. «Цель Общества, – записано в протоколе его первого заседания, – есть взаимное содействие в занятиях математическими науками».[19] Вся тогдашняя математическая тематика была распределена между членами Общества, которые должны были, время от времени, делать сообщения о последних результатах в соответствующих областях. Кроме этого, они должны были докладывать на заседаниях Общества, которые они положили вначале проводить ежемесячно, результаты собственных исследований. Однако достаточно быстро руководители Общества поставили перед ним более амбициозные цели. В январе 1866 г. они подали на утверждение новый устав, в нем декларировалось, что математическое Общество учреждается именно с целью содействовать развитию математических наук в России.

Появившись в виде узкого кружка профессионалов-математиков, к началу ХХ в. Общество выросло в многочисленное по составу и активно работающее научное общество. Если по данным 1867 г. в Общество входило 14 человек, из которых 13 были москвичами и лишь один (П. Л. Чебышев) проживал в другом городе (Санкт-Петербурге), то в 1913 – накануне Первой мировой войны – Общество насчитывало уже 112 членов, при этом его география чрезвычайно расширилась: 34 члена Общества представляли Москву, 57 – жили в других городах России, а 21 – являлись его иностранными членами. Деятельность Общества приняла общенациональный характер. По своему значению для жизни российского математического сообщества оно, как писал А. П. Юшкевич, уступало только Академии наук.

Деятельность Московского математического общества вызывала большое уважение у современников, на столетнем юбилее Общества один из его членов Павел Сергеевич Александров произнес следующие слова: «...Московское математическое общество всегда культивировало многогранное развитие математики, не стараясь втиснуть его ни в какие заранее данные рамки и системы оценок. В течение десятилетий Московское математическое общество было тем местом, на котором произрастали и жили математические открытия, искания, волнения, все творческие эмоции московских математиков нескольких поколений. Московское математическое общество было школой математической эстетики, математического вкуса».[20]

Заключение

Таким образом, в пореформенную эпоху и до начала XXв. в Российской империи наблюдался бурный рост и активная деятельность научных общественных организаций. Их цели и задачи совпадали с тем курсом, который проводило правительство – повсеместное развитие науки, просвещения, образования, патриотическое и нравственное воспитание. Во главе многих Обществ стояли представители царской семьи, что говорило о поддержке правящей династии общественного движения в научной сфере. Данный процесс не был случайным и стихийным, он был основан либеральными начинаниями царя-освободителя Александра II и той атмосферой всеобщей деятельности и активности на общественном поприще, которая сложилась именно в данную эпоху. Научные общественные организации существовали в Российской империи и до рассматриваемого периода, но, как правило, они находились либо при университетах и в зачаточной стадии, либо на национальных окраинах, и были более ориентированы на запад с его системой ценностей, чем на российскую реальность. Начиная с 1860-х гг. различные научные общественные организации начинают зарождаться повсеместно, массово. Общества основывались не только на уставных началах, но и на принципах братства, уважения друг к другу, во многих научных организациях стала практиковаться политика «открытых дверей», когда вступить в общество или просто поучаствовать в его заседании мог любой человек.

Немаловажно, что не только Санкт-Петербург и Москва являлись колыбелью общественной жизни, но и в провинциальных городах шли те же процессы. К концу XIX в. можно выделить еще несколько центров, где было много разных научных общественных организаций. В частности, большое число научных обществ работало в трех Остзейских губерниях, многие из них зародись даже еще раньше, чем в центральной России, а в Казани при непосредственном участии местного университета в этот период было более 15 различных научных обществ. Часто встречалась и практика оказания помощи большими научными обществами из Москвы и Петербурга коллегам из провинции.

Научные общества привлекали в свои круги наиболее прогрессивных людей своего времени, к ним тянулись ученые, философы, литераторы, люди с мировым именем, с оригинальными взглядами. Многие из них вступали в Общества, другие же – просто принимали участие в их заседаниях или вели какую-либо деятельность под их эгидой. К примеру, Л.Н. Толстой и А.А. Фет были членами Московского психологического общества. В Петербургском Неофилологическом обществе читал свои лекции Н.Я. Мережковский, в Московском математическом обществе – П.Л. Чебышев. Большинство деятелей науки занимали и активную общественную позицию, огромный вклад они внесли в формирование русской культуры в рассматриваемый период, в середине 60-х – начале 70-х гг. XIXв. большинство Обществ формулируют задачу развития национальной науки и культуры и публикуют свои отчеты и «Труды», исключительно на русском языке.

В настоящее время автор данного реферата занимается исследованиями темы общественных организаций во второй половине XIX–начале XXвв. в рамках Вятско-Камского региона.

Таким образом, за короткий промежуток времени российская научная общественная мысль оформилась в русле четких структур – организаций, построенных на идеях следования общей цели. Все научные общественные организации были движимы одной общей задачей – прогрессивным развитием науки, просвещения, культуры в России, улучшения образа нашей страны за рубежом. Ведь именно в данный период Россия интегрируется в мировое научное пространство при помощи большой сети общественных организаций и встает в один ряд с мировыми державами, становясь просвещенным и цивилизованным государством, где основу движения общества вперед составляет не только инициатива сверху, но и активная инициатива простых граждан.

Библиографический список

I. Архивные источники:

1. Государственный архив Кировской области, ГАКО. Ф. 170.Оп. 1. Д. 215.

2 Там же. Ф. 170.Оп. 1. Д. 227.

3 Там же. Ф. 170.Оп. 2. Д. 8.

II. Литература:

1.Богданов, В.В. Пятидесятилетие императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. (1863 – 1913).[Текст] / В.В Богданов. – М.,1915.

2. Веселовский, Н.И. История Русского археологического общества за первое пятидесятилетие его существования 1846-1896.[Текст] / Н.И Веселовский. – СПб., 1900 – 515 с.

3. Демидов, С.С. Московское математическое общество и эволюция

отечественного математического сообщества [Текст] / С.С. Демидов – М.: Диполь Т, 2002 -180 с.

4. Ждан, Л.Н. Московское психологическое общество (1885 – 1922 гг.) [Текст] / Л.Н. Ждан. – М.,1998 – 175 с.

5. Медведев, Г.С.140 лет Русскому энтомологическому обществу. [Текст] / Г.С. Медведев. – М.,1999 – 130 с.

6.Степанский, А.Д. Самодержавие и общественные организации России. [Текст] / А.Д Степанский. – М., 1985.

8. Россия. Энциклопедический словарь. – Л.: Лениздат,1991 – 922 с.

9. Покровский, Н.В. Губернские ученые архивные комиссии (Речь директора Института в торжественном собрании Института 9 мая 1908) [Текст] / Н.В. Покровский. – СПб., 1908.

10 Извеков, Н.Д. Исторический очерк полувековой жизни и деятельности Московского Общества любителей духовного просвещения (1863 – 1913) [Текст] / Н.Д. Извеков – М., 1913.

11 Марков, Л.К. Одесское общество истории и древностей. Обзор его деятельности за 1839 – 1888. [Текст] / Л.К. Марков. – СПб., 1889. 11 с.

12 Алпатов, М.А. Очерки по истории исторической науки в СССР [Текст] / М.А. Алпатов. – М., 1955 – 1985. Т. I – V.

13 Берг, Л.С. Всесоюзное Географическое общество за сто лет [Текст] / Л.С. Берг. – М. – Л., 1946. 263 с.

14 Бельчиков, Ю.А. Общество любителей Российской словесности при Московском Университете [Текст] / Ю.А. Бельчиков. – М.,1968. 113 с.

15. Пирогова, Е.П. Просветительская деятельность научных обществ Перми в 90-х гг. XIX – XX в [Текст] / Е. П. Пирогова. – Свердловск, 1990. 132 с.

16 Степанский, А.Д. История научных учреждений и организаций дореволюционной России. [Текст] / А.Д Степанский. – М., 1987. 169 с.

[1] Извеков, Н.Д. Исторический очерк полувековой жизни и деятельности Московского Общества любителей духовного просвещения (1863-1913 гг.) [Текст] / Н.Д. Извеков –М., 1913.

[2] Покровский, Н.В. Губернские ученые архивные комиссии (Речь директора Института в торжественном собрании Института 9 мая 1908 г.) [Текст] / Н.В. Покровский. –СПб., 1908.

[3] Марков, Л.К. Одесское общество истории и древностей. Обзор его деятельности за 1839–1888.   [Текст] / Л.К. Марков. –СПб., 1889. 11 с.

[4] Россия. Энциклопедический словарь. – Л.:Лениздат,1991 – 922 с.

[5] Берг, Л.С. Всесоюзное Географическое общество за сто лет [Текст] / Л.С. Берг. – М. – Л., 1946. 263 с.

[6] Бельчиков, Ю.А. Общество любителей Российской словесности при Московском Университете [Текст] / Ю.А. Бельчиков. – М.,1968 – 113 с.

[7] Алпатов, М.А. Очерки по истории исторической науки в СССР [Текст] / М.А. Алпатов. –М., 1955 - 1985. Т. I– IV.

[8] Степанский, А.Д. Самодержавие и общественные организации России. [Текст] / А.Д. Степанский–     М., 1985.

[9] Пирогова, Е.П. Просветительская деятельность научных обществ Перми в 90-х гг. XIX–XX в [Текст] / Е. П. Пирогова. –Свердловск, 1990. –132 с.

[10] Орешкин, В.В. Вольное Экономическое общество в России. [Текст] / В.В.Орешкин. – М.,1963. – С. 7.

[11] Степанский, А.Д. История научных учреждений и организаций дореволюционной России. [Текст] / А.Д Степанский. – М., 1987. С 9

[12] Степанский, А.Д. История научных учреждений и организаций дореволюционной России. [Текст] / А.Д Степанский. – М., 1987. С.47.

[13] Государственный архив Кировской области, ГАКО. Ф. 170. Оп. 1. Д. 215.

[14] Степанский, А.Д. К истории научно-исторических обществ в дореволюционной России [Текст] / А.Д Степанский. – М., 1975 – С. 45.

[15] Ждан, Л.Н. Московское психологическое общество (1885 – 1922 гг.) [Текст] / Л.Н. Ждан. – М.,1998. С. 74.

[16] Медведев, Г.С.140 лет Русскому энтомологическому обществу. [Текст] / Г.С. Медведев. М.,1999. – С. 18.

[17] Медведев, Г.С.140 лет Русскому энтомологическому обществу. [Текст] / Г.С. Медведев.- М.,1999 - С. 43

[18] Там же. С. 44.

[19] Юшкевич, А.П.История математики в России. [Текст] / А.П. Юшкевич. М.,1968. – 29 с.

[20] Демидов, С.С. Московское математическое общество и эволюция отечественного математического сообщества [Текст] / С.С. Демидов - М.: Диполь – Т, 2002 – С. 60.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top