Панкратьева Т.В.

Карельский перешеек находится на севере Ленинградской области; с запада территорию омывают воды Финского залива, с востока – Ладожского озера, с севера проходит граница с Финляндией. Эта земля богата своей природой, но не каждый знает, что она имеет прошлое, насыщенное историческими фактами. На территории Карельского Перешейка и Приладожья проводились многочисленные археологические раскопки, в которых принимали участие русские, карельские и финские ученые: Кочкуркина С.И., Сакса А.И., Кирпичников А.Н., Овсянников О.В., Равдоникас В. И. В данной работе использованы данные наблюдений автора, сделанные в период летних экспедиций по системе рек Вуокса в 2006-2008 г.

История данного края берет свое начало с заселения этих мест человеком. Древнейшей свидетельством пребывания людей на Карельском перешейке и в Приладожье является находка, сделанная в Антреа. Здесь при разработке торфа была найдена рыболовная сеть, сделанная из ивового лыка. Возраст сети был определен в 7300 лет до н. э [3: 16].

В северо-западном Приладожье древнейшие находки каменного века случайны и имеют возраст 7000-4000 лет до н. э. Более интенсивное заселение Приладожья происходит в период 4000-3000 лет до н. э. Однако поиск поселений этого периода осложняется тем, что многие из них были уничтожены в результате геологической катастрофы произошедшей около 3000 лет до н. э.

Балтийские воды несколько раз меняли уровень воды Ладоги, что неминуемо вело к затоплению территории всего перешейка. В то время уровень воды превышал современный на 21 метр. Именно при очередном таком наводнении и образовалась р. Нева примерно 3300-3100 лет до н.э., что повлекло за собой изменение основного стока воды из Ладоги в Финский залив. Поэтому, культурный слой, позднее этой даты, находится, или под водами Ладоги, или под песчаными и глиняными наплывами [7: 306]. В период 3300-2800 лет до н.э. число поселений  на берегах Ладоги постоянно растет.

В VI в. н. э.  на Карельском перешейке появляются люди, знакомые с земледелием и умеющие обрабатывать железо. Археологи находят принадлежавшие этим людям железные топоры, наконечники копий и стрел, а также каменные кресала. Древние охотники пришли по реке Вуокса и селились, в основном, по ее берегам. Вуокса в то время впадала в Ладожское озеро и Финский залив и позволяла на судах легко попадать из Балтийского моря в Ладожское озеро. В период с VI по VIII вв. они создали несколько поселений в районе оз. Суванто (Суходольское), полуострова Суотниеми (около города Приозерска) и Ряйсяля (п. Мельниково) [10: 38]. Как отмечает Н.Н Харузин[1], поселенцы застали на берегах Ладоги кочевавших еще тогда саамов (лопарей) [13: 45].

В период X-XII вв. на Карельском перешейке происходит формирование новой народности со своими этническими чертами и своим языком. В нее органически вошли, кроме новых поселенцев, жившие здесь саамы и потомки переселенцев с запада [12: 57]. Результат этого развития — самобытная и яркая карельская культура XII—XIV вв.

Первое упоминание о новом народе (корела) мы встречаем в сагах о походах шведских викингов. Викинги совершали дальние походы, как военные, так и торговые, и в IX-X вв. достигли и берегов Ладоги. Карта распространения по­гребений и отдельных находок вещей этого времени хорошо ложит­ся на Вуоксу, что указывает, по всей видимости, на военно-торговое использование этой водной системы уже в начале эпохи викингов. Наконечники копий и стрел, топоры и блоковидные кресала, найденные в количестве около 20 экземпляров, тяготели к руслу Вуоксы, что указывает на ее важную роль как транспортной магистрали в освоении Ка­рельского перешейка уже на этом раннем этапе [4: 120; 8: 11].

Второе из наиболее древних погребений железного века обнару­жено в поселке Лапинлахти (п. Ольховка) на южном берегу оз. Суходольского. Датируется оно около 800 г.н.э. [10: 26; 11: 31]. Погребение, содержавшее боль­шое количество предметов вооружения, орудий труда и украшений, фиксирует, по словам А.И. Саксы, начало зарождения к концу эпохи Меровингов поселенческих центров, что создает совершенно новую ситуацию, где определяющим фактором становится внутреннее развитие в рамках территорий, на которых складывается постоянное население [9: 93-94]. Помимо Лапинлахти, к таким центрам концентрации населения следует отнести Ряйсяля (Мельникове), полуостров Ховинсаари (п-ов Большой на оз. Вуокса) и Кякисалми (г. Приозерск), в которых были сделаны находки вещей этой эпохи [9: 94].

В определенный момент развития элементами этой системы рас­селения и организации населения становятся укрепленные поселения, часть из которых выросла в города. В основном строительство крепостей спонсировалось местными властями, а именно новгородскими посадскими людьми, которые хотели с помощью карел укрепить пограничные земли от нападок шведов. Например, с XIV века Тиверская крепость стала использоваться для обороны восточной части Карельского перешейка наряду с другой новгородской крепостью – Корелой (г. Приозерск) [3: 16-17]. Тиверск, расположенный выше Корелы по течению Вуоксы, должен был первым принимать на себя удар шведских войск в случае их наступления по водному пути к главной новгородской крепости Карельского перешейка – Кореле. Вуокса тогда была судоходной, и из Финского залива можно было, минуя Тиверск и Корелу, выйти в Ладожское озеро.

В 1323 году у Тиверска проходила граница между Великим Новгородом и Швецией, установленная Ореховским договором. В «Слове о погибели Русской земли» (это произведение создавалось в период 1238-1246 годов) упомянуты границы Русских территорий: «Отсюда до угров, и до ляхов, до чехов, от чехов до ятвягов, от ятвягов до литовцев, до немцев, от немцев до корелов, от корелов до Устюга…» [5: 78]. На основании этого отрывка многие исследователи делают вывод, что территория карел в это время не входила в границы Русской земли.

Данные археологии и собственных полевых наблюдений позволяют судить о развитой культуре этого края и торговых отношениях со многими дальними странами. Отсюда следует, что «путь из варяг в греки» пролегал именно здесь, а не по р. Неве, как высказал предположение Кирпичников А.Н. [1: 45]. Исходя из нижеперечисленных аргументов, следует, что река Нева была неким «брендом» этого пути:

  • Путь до впадения Ладоги в Неву и по Неве занимал больше световых дней, нежели путь через перешеек.
  • Юго-западная часть Ладожского озера славиться своей жестокостью, так как там практически нет островов, между которых можно спрятаться в случае шторма.
  • При входе в устье Невы стояла крепость Старая Ладога, которая собирала значительный налог с мимо проплывающих кораблей.

Также можно привести следующие аргументы в пользу гипотезы о главенстве торгового пути по рекам Карельского перешейка:

Уровень воды в системе рек Вуокса был на 5-7 метров выше сегодняшнего, что способствовало развитому судоходству. Современное движение вод не соответствует течению реки в XII-XVII веках. Не существовало рек Тихой и Бурной (основные стоки Вуоксы в Ладогу). Основное соединение водных систем было через г. Приозерск, Кякисалми, Кексгольм, Корела Kakisalm (столицу Карелии), где культурный слой имеет более древние датировки, чем в Старой Ладоге [8: 9-13]. В естественном подводном ландшафте отчетливо просматриваются подводные каменные насыпи, своеобразные водоразделы близь населенных пунктов или мест стоянок в узких протоках и речках, которые могли использоваться как отстойники для ялов, как ограждение перевалочного пункта и безопасной водной территории во время волнений на воде.

Ландшафт местности также был преобразован человеком для удобства ведения хозяйства и торговли. В частности, в качестве «охранников» посевных полей обнаружены остатки камней – сейдов и мегалитов в форме трехгранной пирамиды (близь п. Быково / Кивипелто Kivipelto означает "Каменное Поле", Яркое / Койвула, Суотниеми Koivula, Suotniemi / "береза", Мельниково / Ряйсяля, г. Приозерск / Кякисалми, Ольховка / Саккола-Лапинлахти) [6: 30-50]. Камни сейды использовались местным населением в культово-обрядовой практике на священных территориях: в чащобах, на каменных плитах, поверх бараньих лбов, на маленьких труднодоступных островах (выдолбленная лестница в каменной горе в угловом заливе близь п. Яркое, жертвенные камни с чашечками и выемками на Мраморных озерах, а так же близь Тиверского городка). Территорию Швеции и России в районе озера Балахановское, возвышенности Веселой канавки разделяет сеть пограничных камней с характерным клеймом (полукруглый шлем на трех ножках).

Остров Олений – самый большой остров на Вуоксе, имеющий древнюю историю. Во времена, когда эта территория была финской (XVIII-XIX), на нем было несколько хуторов и школа, что позволяет судить о значимости хозяйственной этого острова в жизни корел на более раннем этапе развития культуры. Интересным наблюдением может быть, что ранее этот остров был связан с материком дорогой (искусственно насыпью со стороны п. Марьино). Сегодня от дороги ничего не осталось, однако среди старожилов данной местности ходят легенды, что здесь была паромная переправа, так как непрерывную насыпь было нецелесообразно строить, она бы закрывала путь судам. А куда же шли суда? Ответ очевиден – к Финскому заливу через протоку Беличью, и далее, по системе рек.

Инструкторами водного туризма исчислено время ходового дня между торговыми точками и перевалочными пунктами. Время «ходового промежутка» между крепостями по воде ровняется одному световому дню. Существует два пути из верхней части Вуоксы в нижнюю. Первый – через поселок Горы, второй, более короткий и спокойный – через протоку Беличье. Путь через п. Горы, пестрит множеством остатков былых финских мельниц, тем более он опаснее и труднее для прохождения, так как там приходиться идти против сильного течения с многочисленными волоками по суше (мельничные хозяйства преграждали путь по воде), в то время как по протоке Беличье идешь по тихому течению в узком русле реки. Это скрытый путь, его не видно с большой воды, он имеет множество ответвлений и ловушек для неопытных, однако, тем не менее, он привлекает минимизацией затрат усилий и времени людей.

Если посмотреть на карту, можно разглядеть извилистый путь ручейка со множеством маленьких островов, именно на одном из островов и была обнаружена кладка крепостного строения (без скрепляющего материала между камнями, что говорит о ее раннем происхождении – XII-XIII вв.). На пути по протоке Беличье близь п. Быково при низкой воде под водой можно распознать ровные каменные гряды, которые делят водную акваторию на сектора. Интересно, что течением эти гряды никак не могли быть созданы, так как, они как раз его замедляют. Немного далее, близь разрушенного финского моста, был обнаружен финских хутор, более того, примечательно, что поблизости был расположен возвышенный курган (такой, же как в п. Ярком), напоминающий городище. В 150 метрах от него найден каменный вал, протянувшийся на несколько десятков метров (заросший травой). На прилегающей к этой возвышенности территории еще остались следы сельскохозяйственных полей (древнее происхождение которых обуславливается огромным камнем хранителем – сейдом).

Вышеописанные обнаруженные материальные артефакты позволяют строить гипотезы, которые, в свою очередь, требуют более обоснованной историко-археологической аргументации. Проведение археологической экспедиции в этом районе может подкрепить данные наблюдения фундаментальной материальной базой.

Следует отметить назревшую необходимость проведения археологических раскопок на территории реки Вуоксы и Северного Приладожья с участием местного населения и работников рекреационного отдыха, так как использование знаний этих людей может способствовать открытию новых археологических памятников, что, в свою очередь, приведет к обогащению истории Карельского края.

Список использованной литературы:

  1. Кирпичников А. Н. 1988. Ладога в международной торговле VIII-XI вв.: (По находкам куфических монет) // Историко-археол. семинар "Чернигов и его округа в IX-XIII вв.": Тез. докл. Чернигов.
  2. Кочкуркина С.И. Археологические памятники корелы (V-XV вв.). – Л., 1981.
  3. Кочкуркина С.И. Древние карелы. – Петрозаводск: Карелия, 1987. – 16-17.
  4. Кочкуркина С.И.Народы Карелии: история и культура. Петрозаводск: Карелия, 2004.
  5. Кочкуркина С.И. Разграничительная грамота.//Письменные известия о карелах X-XVI в. / С.И. Кочкуркина, А. М. Спиридонов, Т. Н. Джаксон. – Петрозаводск, 1996.
  6. Мизин В. Культовые камни Ленинградской области: краткий обзор и выявление связей с подобными памятниками соседних регионов. // Доклад, прочитанный в РГО 9.03.04
  7. Полевые археологические исследования по программе «Этнокультурное взаимодействие в Евразии: Археология, этногенез и этнокультурная история народов Евразии в древности и Средневековье» 2003-2005 // Проблемы этнокультурной истории населения Карелии (Мезолит – Средневековье) // Сборник статей. – Петрозаводск: Карельский РАН, 2006.
  8. Сакса А.И. Древняя Карелия во второй половине I – первой половине II тыс. н.э. Происхождение, история и культура населения летописной карельской земли. – СПб.: Копи-Р, 2007.
  9. Сакса А.И. Итоги изучения карельских крепостей эпохи средневековья // Раннесредневековые древности Северной Руси и её соседей. – Л., 1990.
  10. Сакса А.И. Карельская земля в XII-XIV вв. – Л., 1984.
  11. Сакса А.И. Комплекс археологических памятников деревни Ольховки. – Л., 1984.
  12. Сакса А.И. Поселенческие центры как фактор расцвета Карелии в XII-XIV вв. // Поселения: Среда. Культура. Социум / А.И. Сакса. – С-Пб., 1998.
  13. Харузин Н.Н. Русские лопари. // Очерки прошлого и современного быта. – М.: Изд-во скоропечатания А.А. Левенсон, 1890.

[1] Как отмечает Харузин Н.Н., этнограф девятнадцатого века, исследователь традиционных народов России, народ саамь в I тыс. д.н.э. проживал на обширной территории от Прибалтики вплоть до границ современного Санкт-Петербурга. Позже, более цивилизованные и консолидированные народы, финно-угры, шведы, восточные славяне и карелы, постепенно вытеснили саамов на безлюдные просторы Кольского полуострова, на территорию лютой Лапландии. Харузин Н.Н., 1890: 45

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top