Смирнова М.А.

История петербургской книжной торговли XIX века еще не написана. Одна из причин этого – слабое обращение исследователей к источникам, содержащим сведения о разнообразных аспектах истории книготоргового мира Петербурга. Тем не менее, существует множество источников, в которых в той или иной степени отражен данный вопрос. Одним из них являются мемуары. Воспоминания писателей, журналистов, студентов дают картину книжной торговли такой, какой видели ее покупатели и читатели. Эти источники отражают внешнюю, общеизвестную сторону книготоргового дела. Посмотреть на столичную книжную торговлю с иного угла зрения позволяют мемуары, созданные «книжниками»: владельцами книжных магазинов и ларей, букинистами, «ходебщиками» и «офенями».

К таким авторам относится и Николай Иванович Свешников (1839-1899). Он был букинистом и «ходебщиком» (торговал книгами вразнос). Его дело не было поставлено на широкую ногу (виною всему было пьянство и воровство), к тому же имели место значительные перерывы в его торговле, связанные с высылками «по этапу» в родной мемуаристу г. Углич. Но данные обстоятельства не помешали Н.И. Свешникову хорошо изучить изнутри столичную книготорговлю и быть близко знакомым с владельцами книжных лавок и букинистами. Поэтому, будучи образованным и литературно одаренным, Н.И. Свешников занялся написанием мемуаров.

Букинист был известен современникам как автор бытописаний петербургского «дна», очерков по истории книжной торговли, а также как мемуарист, поскольку все его произведения публиковались в исторических журналах при его жизни. Строго говоря, Н.И. Свешников только одно свое произведение назвал воспоминаниями – это «Воспоминания пропащего человека»[1]. Однако анализ других работ книгопродавца говорит о том, что все они основывались если не на переработке фрагментов его «Воспоминаний», то, по крайней мере, на данных памяти и личных впечатлениях мемуариста. Первым в 1889 г. в журнале «Русская мысль» появился обработанный Н.С. Лесковым (и подписанный им) фрагмент мемуаров книготорговца[2], затем в 1896 г. в «Историческом вестнике» был опубликован очерк Н.И. Свешникова «Петербургские книгопродавцы-апраксинцы и букинисты»[3]. Помимо данных произведений, современники были знакомы с фельетонами Н.И. Свешникова (их исследование не входит в рамки данной статьи). Как исторический источник мемуары Н.И. Свешникова были оценены рано: в 1930 г. Л.Б. Модзалевским и С.П. Шестериковым была осуществлена первая научная публикация произведений книготорговца[4]. В издание вошли «Воспоминания пропащего человека», «Петербургские книгопродавцы-апраксинцы и букинисты», а также рассказ Н.С. Лескова. В 1996 г. А.И. Рейтблат в третий раз опубликовал мемуары Н.И. Свешникова[5]. В книге были воспроизведены те же произведения, что и в издании 1930 г., по нему же были перепечатаны тексты мемуаров.

В рамках данной статьи наибольший интерес как источник по истории петербургской книжной торговли представляет очерк Н.И. Свешникова, поскольку он создавался автором специально для освещения истории столичного книжного дела. Интересные сведения содержатся и в «Воспоминаниях пропащего человека», в которых Н.И. Свешников обратился к разнообразным аспектам своей биографии. Поскольку мемуарист был книготорговцем в течение долгого времени, то сведения о книжной торговле занимают в воспоминаниях далеко не последнее место.

Мемуары Н.И. Свешникова содержат в себе разнообразные данные, касающиеся книжной торговли и книготорговцев. На мой взгляд, следует рассмотреть их по группам.

Во-первых, это информация общего характера об истории и современном мемуаристу положении столичной и провинциальной книготорговли. В основном, Н.И. Свешников уделил внимание петербургскому книжному делу, хотя он имел немалый опыт продажи книг в Ярославской губернии[6]. Тем не менее, в данной статье я ограничусь обзором сведений, касающихся только Санкт-Петербурга. О книжной торговле в общем мемуарист написал немного. Вернее, он не писал об этом специально, однако иногда затрагивал эти вопросы, делая пояснения к конкретным сюжетам. Вероятно, предполагая, что его воспоминания будут читаться за пределами книготорговых кругов, он счел нужным оговорить очевидные ему, но не знакомые многим вещи. Так в «Воспоминаниях пропащего человека» Н.И. Свешников писал о том, что существовало несколько видов книжной торговли, среди которых была букинистическая (напомню, что мемуарист был именно букинистом); рассказывал он об особенностях продажи газет и об ограничениях властями уличной торговли книгами[7].

В очерке данный вопрос получил дальнейшее развитие, поскольку это произведение задумывалось мемуаристом как детальный обзор петербургской книжной торговли. Здесь Н.И. Свешников выступил как историк-очеркист: произведение разделено на главы и начинается с введения, в котором автор как раз и привел общие сведения о петербургской книжной торговле, о ее центрах и направлениях[8]. В начале каждой из четырех глав очерка тоже есть небольшие вступления, в которых можно найти информацию об истории, особенностях и основных принципах определенного направления столичной книжной торговли. Н.И. Свешников не только констатировал отдельные факты и тенденции, но и пытался дать им объяснение: например, рассуждая о расцвете книжной торговли 1860-х годов, автор обозначил несколько факторов, способствовавших этому (отсутствие жесткого надзора со стороны властей, развитие спроса на книги, меньшее распространение периодических изданий)[9].

Итак, мемуары Н.И. Свешникова ценны тем, что содержат сведения об истории и общем состоянии петербургской книжной торговли. В очерке мемуариста подобная информация представлена систематически, в воспоминаниях – фрагментарно. Поэтому для изучения подобных сведений, прежде всего, имеет смысл обращаться к статье «Петербургские книгопродавцы-апраксинцы и букинисты».

Следующая группа сведений касается персоналий книготорговцев. Информация о владельцах книжных лавок и ларей, букинистах и «ходебщиках» в мемуарах Н.И. Свешникова многочисленна и разнообразна. Пожалуй, именно о книготорговцах мемуарист рассказал наиболее полно. Это понятно: в таком деле первостепенное значение имеет человек, особенности его характера и способности. К тому же Н.И. Свешников был знаком с большинством персонажей своих мемуаров, а со многими из них вместе торговал. На страницах его воспоминаний и очерка встречаются данные о тех книготорговцах, которых автор не застал живыми, но коих он считал нужным отметить, говоря об истории этой профессии. О современниках Н.И. Свешников писал в нескольких аспектах: с точки зрения книготоргового дела (здесь речь скорее идет о фирме, предприятии в целом, нежели о возглавляющем его лице), обращая внимание на профессиональные качества торговцев и рассказывая об их личных характеристиках (чаще всего за подобными сюжетами следовало описание анекдотичных случаев из жизни персонажа).

Информация о книготорговцах содержится и в воспоминаниях, и в очерке Н.И. Свешникова. Однако характер сведений не всегда одинаков. В «Воспоминаниях пропащего человека» мемуарист приводил характеристики «книжников» по мере хронологического описания событий своей жизни, то есть эти сюжеты чаще всего сопряжены с рассказами о встречах и занятии торговлей автора. В основном, это либо личностные характеристики, либо отрывочные свидетельства о книготорговом деле персонажа. Чаще всего мемуарист не разграничивал разные по характеру сведения (например, так он писал о В.Г. Шатаеве[10]).

В очерке Н.И. Свешников привел такие же по характеру сведения о петербургских книготорговцах. Однако расположение информации здесь подчинено определенному принципу (характеристика книготорговли определенного типа основана на обзоре наиболее видных ее представителей) и упомянутых персоналий гораздо больше. Казалось бы, форма очерка предполагает более строгое и объективное изложение, но у Н.И. Свешникова в «Петербургских книгопродавцах-апраксинцах и букинистах» личные оценки и анекдотичные сюжеты встречаются чаще, чем в воспоминаниях (например, так автор представил читателям известного книготорговца и мемуариста И.Т. Лисенкова[11]). Это объясняется целью автора: как можно более полно передать свои впечатления о книготорговцах. Понятно, что большинство таких впечатлений касалось личности персонажа и некоторых ярких сюжетов, связанных с ним.

Мемуары Н.И. Свешникова содержат в себе сведения об огромном числе петербургских книготорговцев. Порой его данные являются единственными свидетельствами о малоизвестных «книжниках». Этим мемуары Н.И. Свешникова особенно ценны. Интересно, что такая особенность данного источника была оценена современниками довольно рано: последователь мемуариста в деле описания персоналий книготорговцев букинист Г.Ф. Курочкин создал свои воспоминания в качестве дополнения к биографическим сведениям, приведенным в произведениях Н.И. Свешникова[12].

Сведения третьей группы характеризуют особые порядки, внутренние механизмы, язык и менталитет в среде книготорговцев, словом, свидетельства, раскрывающие черты «книжного» мира как замкнутого специфического сообщества, не всегда понятного окружающим. Это уникальная информация, поскольку в других источниках она не отражена. Например, в «Воспоминаниях пропащего человека» Н.И. Свешников привел сюжет о «вязке» (механизм покупки товара по принципу аукциона). Это сообщение дает свидетельства об определенном языке, характерном для книготорговцев (например, слова «вязка», «племянник», «офеня»), о механизме торговых операций, а также о конкретных сделках между «книжниками» (в этом фрагменте – о первой «вязке», в которой принимал участие мемуарист)[13]. Информацию о нравах и традициях в среде книготорговцев вычленить сложнее, поскольку автор не имел намерения уделять этому вопросу отдельное внимание. Подобные сведения обнаруживаются в эпизодах, в которых Н.И. Свешников писал о поступках и воззрениях своих персонажей.

В очерке Н.И. Свешникова сложнее выделить фрагменты, целиком посвященные особенностям столичного книготоргового мира: как правило, автор приводил подобные сведения, повествуя о биографии отдельных книготорговцев. Однако в очерке содержится довольно пространное описание собирательного образа букиниста, в котором указан внешний вид торговца (вплоть до размеров специального мешка для книг), хитрости и уловки, к которым он прибегал в своем деле, и то, как он проводил свой досуг[14].

Таким образом, на лицо наличие широкого спектра сведений, касающихся книжной торговли и книготорговцев в мемуарах Н.И. Свешникова. Это информация об истории столичного книготоргового дела, данные о биографии многих владельцев книжных магазинов, букинистов и «ходебщиков», а также сведения, характеризующие специфические особенности и механизмы книжной торговли. Тем не менее, не следует принимать на веру все свидетельства Н.И. Свешникова, полагаясь на осведомленность автора относительно описанных им событий. Подобно всем историческим источникам, мемуары букиниста следует проанализировать с позиции достоверности свидетельств, а уже потом привлекать как источник по истории столичной книжной торговли XIX века.

[1] Свешников Н.И. Воспоминания пропащего человека // Исторический вестник. 1896. № 1. С. 142-171, № 2. С. 440-470, № 3. С. 844-863, № 4. С. 137-152, № 5. С. 521-543, № 6. С. 882-895, № 7. С. 84-102, № 8. С. 354-382.

[2] Лесков Н.С. Спиридоны-повороты // Русская мысль. 1889. № 8. С. 1-38.

[3] Свешников Н.И. Петербургские книгопродавцы-апраксинцы и букинисты // Исторический вестник. 1897. № 7. С. 81-98, № 8. С. 399-426.

[4] Свешников Н.И. Воспоминания пропащего человека: С приложением очерка Н.С. Лескова «Спиридоны-повороты» / Ред., предисловие и примеч. Л.Б. Модзалевского и С.П. Шестерикова. М.; Л., 1930.

[5] Свешников Н.И. Петербургские книгопродавцы-апраксинцы и букинисты // Свешников Н.И. Воспоминания пропащего человека / Подгот. текста, сост., вступит. статья, коммент. А.И. Рейтблата. М., 1996. Далее ссылки на это издание.

[6] Свешников Н.И. Воспоминания пропащего человека. С. 100.

[7] Там же. С. 74-77.

[8] Свешников Н.И. Петербургские книгопродавцы-апраксинцы и букинисты. С. 177.

[9] Там же. С. 191.

[10] Свешников Н.И. Воспоминания пропащего человека. С. 69.

[11] Свешников Н.И. Петербургские книгопродавцы-апраксинцы и букинисты. С. 196-199.

[12] Курочкин Г. Воспоминания старого букиниста / Вступит. статья, подгот. текста и примеч. М. Батасовой // Альманах библиофила. М., 1980. Вып. IX. С. 249-260.

[13] Свешников Н.И. Воспоминания пропащего человека. С. 75.

[14] Свешников Н.И. Петербургские книгопродавцы-апраксинцы и букинисты. С. 193-195.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации № 11-рп от 17.01.2014 г. и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи»

Go to top